Пятница , 23 Апрель 2021

Знания к: Школьные Знания.com — Решаем домашнее задание вместе

Содержание

От знания — к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменять мир. — М. — СПб., 2016

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj /CreationDate (D:20160215105407+01'00') /Creator /ModDate (D:20170225115010+01'00') /Producer (http://imwerden.de) /Title >> endobj 2 0 obj > /Font > >> /Fields [] >> endobj 3 0 obj > stream

  • От знания — к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменять мир. — М. — СПб., 2016
  • http://imwerden.de
  • Эпштейн, Михаил Наумович
  • application/pdf endstream endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj 1269 endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > endobj 136 0 obj > endobj 137 0 obj > endobj 138 0 obj > endobj 139 0 obj > endobj 140 0 obj > endobj 141 0 obj > endobj 142 0 obj > endobj 143 0 obj > endobj 144 0 obj > endobj 145 0 obj > endobj 146 0 obj > endobj 147 0 obj > endobj 148 0 obj > endobj 149 0 obj > endobj 150 0 obj > endobj 151 0 obj > endobj 152 0 obj > endobj 153 0 obj > endobj 154 0 obj > endobj 155 0 obj > endobj 156 0 obj > endobj 157 0 obj > endobj 158 0 obj > endobj 159 0 obj > endobj 160 0 obj > endobj 161 0 obj > endobj 162 0 obj > endobj 163 0 obj > endobj 164 0 obj > endobj 165 0 obj > endobj 166 0 obj > endobj 167 0 obj > endobj 168 0 obj > endobj 169 0 obj > endobj 170 0 obj > endobj 171 0 obj > endobj 172 0 obj > endobj 173 0 obj > endobj 174 0 obj > endobj 175 0 obj > endobj 176 0 obj > endobj 177 0 obj > endobj 178 0 obj > endobj 179 0 obj > endobj 180 0 obj > endobj 181 0 obj > endobj 182 0 obj > endobj 183 0 obj > endobj 184 0 obj > endobj 185 0 obj > endobj 186 0 obj > endobj 187 0 obj > endobj 188 0 obj > endobj 189 0 obj > endobj 190 0 obj > endobj 191 0 obj > endobj 192 0 obj > endobj 193 0 obj > endobj 194 0 obj > endobj 195 0 obj > endobj 196 0 obj > endobj 197 0 obj > endobj 198 0 obj > endobj 199 0 obj > endobj 200 0 obj > endobj 201 0 obj > endobj 202 0 obj > endobj 203 0 obj > endobj 204 0 obj > endobj 205 0 obj > endobj 206 0 obj > endobj 207 0 obj > endobj 208 0 obj > endobj 209 0 obj > endobj 210 0 obj > endobj 211 0 obj > endobj 212 0 obj > endobj 213 0 obj > endobj 214 0 obj > endobj 215 0 obj > endobj 216 0 obj > endobj 217 0 obj > endobj 218 0 obj > endobj 219 0 obj > endobj 220 0 obj > endobj 221 0 obj > endobj 222 0 obj > endobj 223 0 obj > endobj 224 0 obj > endobj 225 0 obj > endobj 226 0 obj > endobj 227 0 obj > endobj 228 0 obj > endobj 229 0 obj > endobj 230 0 obj > endobj 231 0 obj > endobj 232 0 obj > endobj 233 0 obj > endobj 234 0 obj > endobj 235 0 obj > endobj 236 0 obj > endobj 237 0 obj > endobj 238 0 obj > endobj 239 0 obj > endobj 240 0 obj > endobj 241 0 obj > endobj 242 0 obj > endobj 243 0 obj > endobj 244 0 obj > endobj 245 0 obj > endobj 246 0 obj > endobj 247 0 obj > endobj 248 0 obj > endobj 249 0 obj > endobj 250 0 obj > endobj 251 0 obj > endobj 252 0 obj > endobj 253 0 obj > endobj 254 0 obj > endobj 255 0 obj > endobj 256 0 obj > endobj 257 0 obj > endobj 258 0 obj > endobj 259 0 obj > endobj 260 0 obj > endobj 261 0 obj > endobj 262 0 obj > endobj 263 0 obj > endobj 264 0 obj > endobj 265 0 obj > endobj 266 0 obj > endobj 267 0 obj > endobj 268 0 obj > endobj 269 0 obj > endobj 270 0 obj > endobj 271 0 obj > endobj 272 0 obj > endobj 273 0 obj > endobj 274 0 obj > endobj 275 0 obj > endobj 276 0 obj > endobj 277 0 obj > endobj 278 0 obj > endobj 279 0 obj > endobj 280 0 obj > endobj 281 0 obj > endobj 282 0 obj > endobj 283 0 obj > endobj 284 0 obj > endobj 285 0 obj > endobj 286 0 obj > endobj 287 0 obj > endobj 288 0 obj > endobj 289 0 obj > endobj 290 0 obj > endobj 291 0 obj > endobj 292 0 obj > endobj 293 0 obj > endobj 294 0 obj > endobj 295 0 obj > endobj 296 0 obj > endobj 297 0 obj > endobj 298 0 obj > endobj 299 0 obj > endobj 300 0 obj > endobj 301 0 obj > endobj 302 0 obj > endobj 303 0 obj > endobj 304 0 obj > endobj 305 0 obj > endobj 306 0 obj > endobj 307 0 obj > endobj 308 0 obj > endobj 309 0 obj > endobj 310 0 obj > endobj 311 0 obj > endobj 312 0 obj > endobj 313 0 obj > endobj 314 0 obj > endobj 315 0 obj > endobj 316 0 obj > endobj 317 0 obj > endobj 318 0 obj > endobj 319 0 obj > endobj 320 0 obj > endobj 321 0 obj > endobj 322 0 obj > endobj 323 0 obj > endobj 324 0 obj > endobj 325 0 obj > endobj 326 0 obj > endobj 327 0 obj > endobj 328 0 obj > endobj 329 0 obj > endobj 330 0 obj > endobj 331 0 obj > endobj 332 0 obj > endobj 333 0 obj > endobj 334 0 obj > endobj 335 0 obj > endobj 336 0 obj > endobj 337 0 obj > endobj 338 0 obj > endobj 339 0 obj > endobj 340 0 obj > endobj 341 0 obj > endobj 342 0 obj > endobj 343 0 obj > endobj 344 0 obj > endobj 345 0 obj > endobj 346 0 obj > endobj 347 0 obj > endobj 348 0 obj > endobj 349 0 obj > endobj 350 0 obj > endobj 351 0 obj > endobj 352 0 obj > endobj 353 0 obj > endobj 354 0 obj > endobj 355 0 obj > endobj 356 0 obj > endobj 357 0 obj > endobj 358 0 obj > endobj 359 0 obj > endobj 360 0 obj > endobj 361 0 obj > endobj 362 0 obj > endobj 363 0 obj > endobj 364 0 obj > endobj 365 0 obj > endobj 366 0 obj > endobj 367 0 obj > endobj 368 0 obj > endobj 369 0 obj > endobj 370 0 obj > endobj 371 0 obj > endobj 372 0 obj > endobj 373 0 obj > endobj 374 0 obj > endobj 375 0 obj > endobj 376 0 obj > endobj 377 0 obj > endobj 378 0 obj > endobj 379 0 obj > endobj 380 0 obj > endobj 381 0 obj > endobj 382 0 obj > endobj 383 0 obj > endobj 384 0 obj > endobj 385 0 obj > endobj 386 0 obj > endobj 387 0 obj > endobj 388 0 obj > endobj 389 0 obj > endobj 390 0 obj > endobj 391 0 obj > endobj 392 0 obj > endobj 393 0 obj > endobj 394 0 obj > endobj 395 0 obj > endobj 396 0 obj > endobj 397 0 obj > endobj 398 0 obj > endobj 399 0 obj > endobj 400 0 obj > endobj 401 0 obj > endobj 402 0 obj > endobj 403 0 obj > endobj 404 0 obj > endobj 405 0 obj > endobj 406 0 obj > endobj 407 0 obj > endobj 408 0 obj > endobj 409 0 obj > endobj 410 0 obj > endobj 411 0 obj > endobj 412 0 obj > endobj 413 0 obj > endobj 414 0 obj > endobj 415 0 obj > endobj 416 0 obj > endobj 417 0 obj > endobj 418 0 obj > endobj 419 0 obj > endobj 420 0 obj > endobj 421 0 obj > endobj 422 0 obj > endobj 423 0 obj > endobj 424 0 obj > endobj 425 0 obj > endobj 426 0 obj > endobj 427 0 obj > endobj 428 0 obj > endobj 429 0 obj > endobj 430 0 obj > endobj 431 0 obj > endobj 432 0 obj > endobj 433 0 obj > endobj 434 0 obj > endobj 435 0 obj > endobj 436 0 obj > endobj 437 0 obj > endobj 438 0 obj > endobj 439 0 obj > endobj 440 0 obj > endobj 441 0 obj > endobj 442 0 obj > endobj 443 0 obj > endobj 444 0 obj > endobj 445 0 obj > endobj 446 0 obj > endobj 447 0 obj > endobj 448 0 obj > endobj 449 0 obj > endobj 450 0 obj > endobj 451 0 obj > endobj 452 0 obj > endobj 453 0 obj > endobj 454 0 obj > endobj 455 0 obj > endobj 456 0 obj > endobj 457 0 obj > endobj 458 0 obj > endobj 459 0 obj > endobj 460 0 obj > endobj 461 0 obj > endobj 462 0 obj > endobj 463 0 obj > endobj 464 0 obj > endobj 465 0 obj > endobj 466 0 obj > endobj 467 0 obj > endobj 468 0 obj > endobj 469 0 obj > endobj 470 0 obj > endobj 471 0 obj > endobj 472 0 obj > endobj 473 0 obj > endobj 474 0 obj > endobj 475 0 obj > endobj 476 0 obj > endobj 477 0 obj > endobj 478 0 obj > endobj 479 0 obj > endobj 480 0 obj > endobj 481 0 obj > endobj 482 0 obj > endobj 483 0 obj > endobj 484 0 obj > endobj 485 0 obj > endobj 486 0 obj > endobj 487 0 obj > endobj 488 0 obj > endobj 489 0 obj > endobj 490 0 obj > endobj 491 0 obj > endobj 492 0 obj > endobj 493 0 obj > endobj 494 0 obj > endobj 495 0 obj > endobj 496 0 obj > endobj 497 0 obj > endobj 498 0 obj > endobj 499 0 obj > endobj 500 0 obj > endobj 501 0 obj > endobj 502 0 obj > endobj 503 0 obj > endobj 504 0 obj > endobj 505 0 obj > endobj 506 0 obj > endobj 507 0 obj > endobj 508 0 obj > endobj 509 0 obj > endobj 510 0 obj > endobj 511 0 obj > endobj 512 0 obj > endobj 513 0 obj > endobj 514 0 obj > endobj 515 0 obj > endobj 516 0 obj > endobj 517 0 obj > endobj 518 0 obj > endobj 519 0 obj > endobj 520 0 obj > endobj 521 0 obj > endobj 522 0 obj > endobj 523 0 obj > endobj 524 0 obj > endobj 525 0 obj > endobj 526 0 obj > endobj 527 0 obj > endobj 528 0 obj > endobj 529 0 obj > endobj 530 0 obj > endobj 531 0 obj > endobj 532 0 obj > endobj 533 0 obj > endobj 534 0 obj > endobj 535 0 obj > stream HlK#7u ]z` d :}`~T{a~*owxWz.
    F .

    ;̗}.(Cntg~X]\K(h-}G[cs6đU%&\aȩ:\)J)EIpCPyGkn?c{kZ*X$VCP6asm,PR4ZW+ZEsKwhѐ K,qzx>dy¸

    Сети, когнитивная наука, управление сложностью

    Despite important recent achievements in various fields of science ranging from genetic engineering to quantum physics and space research, a serious challenge for the present-day world is the necessity to urgently reform the organization of the scientific community in order to drastically increase its efficiency and productivity and to avoid serious problems exemplified by unjustifiable procrastination in the development of a COVID-19 vaccine that has had disastrous global consequences. Such problems are particularly prominent in countries like Russia and China, where the scientific community has been struggling with a systemic crisis. In this work, decentralized networked patterns of teams of researchers, experts, and science entrepreneurs are suggested. One possible scenario is the hirama (High-Intensity Research and Management Association), i.e. a decentralized network structure with several partial creative leaders. In addition, living nature has created at least seven different scenarios (paradigms) of network structures during the course of its evolution. All these paradigms are potentially applicable to teams dealing with creative scientific work and can be efficiently combined to develop novel organizational patterns for scientific research and related business projects. Apart from scientific research activities per se, network structures can be used in environmental, educational, and health care institutions. The establishment of digital platforms in the modern informational age is expected to significantly promote the development of decentralized network structures (DNSs). This process is also facilitated by decentralized blockchain-based transactions, especially if virtual currencies are used. In this work, it is suggested that the development of network structures and the optimization of their operation is to be achieved by setting up guidelines-providing networks denoted herein as chaperones.

    Chaperones are expected to promote the development of large-scale influential meganetworks that should constitute the backbone of the emergent networked (reticular) social and economic system. The development of this promising innovative system should be facilitated by such practical steps as establishing an innovative Research Institute for Network Structures (RINS), a Networks-Promoting Committee (empowered to suggest new laws that grant a legal status to decentralized networks), and a large number of counseling commissions and incubators for new developing DNSs, especially for those dealing with scientific R & D activities.

    Переосмысление роли метафизики в развитии научного знания К. Поппером Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

    B.C. ХОПТЯНАЯ, ассистент кафедры логики, философии и методологии науки Орловского государственного университета Тел. 8 953 816 10 16; [email protected]

    ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ РОЛИ МЕТАФИЗИКИ В РАЗВИТИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ К ПОППЕРОМ

    В статье рассматриваются взгляды британского философа Карла Поппе-ра на роль метафизики в развитии научного знания. Автор рассматривает функции философии по отношению к науке, выделенные К. Поппером. Проводится сравнительный анализ взглядов на роль метафизики в развитии науки представителей неопозитивизма и К. Поппера как представителя постпозитивизма.

    Ключевые слова: метафизика, философия, наука, демаркация, верификация, фальсификация.

    Общей установкой позитивизма и неопозитивизма является положение, отвергающее познавательный статус метафизики. В его рамках не признается синтезирующая и эвристическая функции, выполняемые философией для развития конкретно-научного знания. В работах постпозитивистов произошел пересмотр роли метафизики в развитии науки. Как известно, философия в западной традиции отождествлялась с метафизикой. Представители позитивизма также рассматривали метафизику как учение о первичных основах бытия или о сущности мира.

    Рассмотрение данной проблемы в отечественной и зарубежной литературе встречается у Дж. Агасси, Б.С. Грязнова, А.В. Леснова, Н.Ф. Овчинникова, В.Н. Садовского, Н.С. Юлиной.

    Реабилитация метафизики в ее взаимоотношении с наукой начинается с британского философа Карла Поппера. Его взгляды были сформулированы в работе «Логика научного открытия», вышедшей в 1959 году, где философ большое внимание уделял влиянию метафизики на динамику научного знания. С начала своей творческой деятельности философ полемизировал с неопозитивистами, Л. Витгенштейном, М. Шли-ком, Р. Карнапом, Г. Рейхенбахом.

    Необходимо отметить, что К. Поппер не только отстаивал право метафизики на существование, но и сам создал метафизическую концепцию. Г. Сколимовский в работе «Карл Поппер и объективность научного знания» выделяет в его творчестве два периода: методологический и метафизический. Название первого связано с тем, что философа интересуют проблемы приобретения и накопления знания, логика научного открытия и рост знания. Второй период связан непосредственно с созданием им метафизической концепции трех миров. Н. С. Юлина в статье «Философия Карла Поппера» отмечает, что творческое развитие мыслителя прошло путь: «...от «технических» логико-методологических проблем к метафизически-космологической проблематике анализа научного знания для решения глубинных философских вопросов» [11, с. 16].

    В.Н. Садовский выделяет два периода в творчестве мыслителя: с конца 20-х и до начала 60-х гг. и 60-90-е гг. ХХ в. [9, с. 130] На первом этапе научной деятельности философ обратился к проблеме демаркации: «Проблему нахождения критерия, кото -рый дал бы нам в руки средства для выявления различия между эмпирическими на© В. С. Хоптяная

    уками, с одной стороны, и математикой, логикой и «метафизическими» системами, - с другой, я называю, - проблемой демаркации. Эта проблема была известна уже Юму, который предпринял попытку решить ее. Со времени Канта она стала центральной проблемой теории познания» [7, с. 55]. Необходимо подчеркнуть, что философ часто полемизировал с представителями Венского кружка, называя интересующую их проблему значения научных и философских высказываний псевдопроблемой. Он предлагал обратиться именно к проблеме демаркации.

    Представители неопозитивизма придерживались широко распространенного взгляда на индуктивный метод науки как подлинно научный. В истории философии этот метод был распространенным в эмпиризме Ф. Бэкона, Д. Локка, махизме, неопозитивизме. Например, согласно представителю Венского кружка, Г. Рейхенбаху именно с помощью этого метода в науке достигается истина, научные знания четко отделяются от заблуждений. К. Поппер выступает против того, что наука должна использовать индуктивный метод и восходить от наблюдения, констатации фактов к обобщениям. Участники Венского кружка придерживались индуктивного метода и выдвигали верификацию в качестве критерия демаркации. Согласно философу, основной метод критической проверки теории это фальсификация.

    К. Поппер отмечает, что отказ от метода индукции, устраняет черты науки, которые считаются для нее наиболее характерными. Стирается граница, отделяющая науку от метафизических систем. Главной причиной отказа от индуктивного метода послужило то, что он не устанавливает отличительной особенности эмпирического, неметафизического характера теоретических систем. Иначе говоря, индуктивный метод не дает подходящего критерия демаркации.

    Согласно философу, позитивисты обычно интерпретируют проблему демаркации натуралистически. Вместо того чтобы выдвинуть соглашение относительно этой проблемы, они стремятся открыть различие между наукой с одной стороны, и метафизикой - с другой, исходя из того, что различие между этими областями знания заложено в природе вещей. Философ отмечает: «Они постоянно пытаются доказать, что метафизика по самой своей природе есть не что иное, как бессмысленная болтовня - «софистика и заблуждение», по

    выражению Юма, - которую правильнее всего было бы «бросить в огонь»» [7, с. 67]. По его мнению, все позитивисты ставят перед собой не просто цель - поиск демаркации между метафизикой и наукой, а уничижение метафизических систем вообще, их упразднение. Именно для этого применяется термин «бессмысленный». Достаточно вспомнить Л. Витгенштейна: «Большинство предложений и вопросов, высказанных по поводу философских проблем, не ложны, а бессмысленны. Поэтому мы вообще не можем отвечать на такого рода вопросы, мы можем только установить их бессмысленность. Большинство вопросов и предложений философов вытекает из того, что мы не понимаем логики нашего языка. (Они относятся к такого рода вопросам, как: является ли добро более или менее тождественным, чем красота?) И не удивительно, что самые глубочайшие проблемы на самом деле не есть проблемы» [2, с. 18-19]. Подобные идеи в дальнейшем встречаются у Р. Карнапа: «"...мнимые предложения этой области являются полностью бессмысленными. Тем самым достигается радикальное преодоление метафизики, которое с более ранних антиметафизических позиций было еще невозможным» [1, с. 69].

    Философ отмечает взаимосвязь между ведущим научным методом, применяемым позитивистами и проблемой разделения метафизики и науки. Для демонстрации такой связи он приводит позицию Л. Витгенштейна относительно того, что любое имеющее значение высказывание должно быть сводимо к атомарным высказываниям, представляющим собой описания действительности. Для Л. Витгенштейна критерием демаркации является верифицируемость, выводимость предложений из наблюдения. К. Поппер отмечает, что такой критерий является одновременно и слишком узким и слишком широким. Он исключает из науки почти все, что для нее характерно - законы, не исключая астрологию, наукой не являющуюся. В стремлении уничтожить метафизику, логические позитивисты уничтожают и естественные науки, законы которых также не сводимы к элементарным высказываниям о чувственном опыте. Тем не менее, сами неопозитивисты признавали негативные стороны верификации. Например, Р. Кар-нап, отмечал, что при помощи данной процедуры нельзя верифицировать научные законы, нельзя говорить об их истинности.

    В ходе проводимого анализа, философ приходит к выводу: индуктивистский критерий демаркации не может проводить границу между наукой и метафизикой, и должен приписывать им равный статус. Он отмечает: «Дело в том, что, согласно вердикту, выносимому на основании позитивистской догмы значения, и наука и метафизика представляют собой системы бессмысленных псевдовысказываний. Поэтому вместо того, чтобы изгнать метафизику из эмпирических наук, позитивизм, наоборот, ведет к внедрению метафизики в сферу науки» [7, с. 66]. По его мнению, критерий демаркации следует рассматривать как соглашение, или конвенцию. В качестве такого критерия он предлагает фальсификацию - опровержимость, проверяемость теории.

    Согласно Леснову А.В., фальсификационизм ориентирован не столько на проблему динамики науки, сколько на проблему демаркации знания. По его мнению, в концепции философа можно выделить внешние и внутренние причины развития научного знания, к последним относится фальсификационизм. Первые причины рассматривает И. Лакатос: «.. .Поппер считал, что (с позитивной стороны) (1) главные внешние стимулы создания научных теорий исходят из ненаучной «метафизики» и даже из мифов. и, что (с негативной стороны) (2) факты сами по себе не являются такими внешними стимулами: фактальные открытия целиком принадлежат внутренней истории. » [3, с. 215].

    К. Поппер отвергает индукцию и верифицируе-мость в качестве черты разделяющей метафизику и науку. Сторонники этих критериев характерную черту науки видят в обоснованности и достоверности, а особенность ненауки, метафизических систем - в недостоверности. Но полная обоснованность научных высказываний невозможна, а частичное подтверждение эмпирическими данными не может отделить науку от ненауки. О научности свидетельствует не подтверждаемость научных утверждений опытом, а их опровергаемость.

    Философ уточняет: «.некоторую систему я считаю эмпирической или научной только в том случае, если она может быть проверена опытом. Эти рассуждения приводят к мысли о том, что не верифицируемость, а фальсифицируемость системы должна считаться критерием демаркации. Другими словами. для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом...» [7, с. 63]. Необходимо

    отметить, что фальсифицируемость является только критерием демаркации, но не критерием осмысленности. Метафизика исключается из науки, но не дискредитируется как бессмысленная. В.Н. Садовский подчеркивает: «Попперовский критерий фаль-сифицируемости отличает теоретические системы эмпирических наук от систем метафизики (а также от конвенционалистских и тавтологических систем), не утверждая при этом бессмысленности метафизики, в которой — с исторической точки зрения — можно усмотреть источник, породивший теории эмпирических наук» [9, с. 35].

    Тем не менее, в литературе встречается критическое отношение к позиции философа. Немецкий философ К. Хюбнер пишет: «.попперовский строгий критерий демаркации научного и ненаучного не может быть соблюден, поскольку этот критерий опирается на неоправданную уверенность в том, что всегда можно разделить эмпирически фальсифицируемое и эмпирически нефальсифици-руемое» [10, с. 212]. А.В. Леснов отмечает, что против фальсификационизма выступает фактор времени: для выполнения процедуры фальсификации необходимо проведение ряда экспериментов, которые не могут быть сделаны сразу после выдвижения теории. Таким образом, теории до определенного времени являются не научными, а гипотетически-научными. Также критику фальсификационизма мы встречаем у В.Н. Садовского. Он подчеркивает: «.принцип фальсификации вступает в противоречие с действительностью: научное сообщество часто вынуждено сохранять отвергнутые теории до создания более успешных теорий, что, впрочем, вынужден признать и сам Поппер; принцип фальсификации не поддается фальсификации и т. п.» [7, с. 20].

    Термин «метафизика» К. Поппер понимает неоднозначно. Он использует его и для обозначения не научных систем, и для обозначения догматической части науки, возникающей в результате возведения устаревшей научной теории в неопровержимую истину. Также термин «метафизический» он применяет к определенного вида высказываниям, называя их экзистенциальными. Естественнонаучные теории и законы могут быть выражены в форме отрицаний строго экзистенциальных высказываний, высказываний о несуществовании. Философ, опираясь на предложенный им критерий демаркации, рассматривает экзистенциальные высказывания как неэмпирические, или

    метафизические. Они не могут быть фальсифицированы, так как они не относятся к ограниченной пространственно - временной области.

    Несмотря на то, что экзистенциальные предложения нефальсифицируемы, К. Поппер не считает их бессмысленными в отличие от логических позитивистов. Экзистенциальные предложения входят в язык науки и имеют смысл. Они выполняют полезную роль, увеличивая эмпирическое содержание теории, обогащая теорию и увеличивая степень ее фальсифицируемости. Он уточняет: «...изолированное экзистенциальное утверждение никогда не фальсифицируемое, но, будучи включено в контекст других утверждений, экзистенциальное утверждение в некоторых случаях может увеличивать эмпирическое содержание всего контекста: оно может обогатить теорию и увеличить степень ее фальсифицируемости или проверяемости. В этом случае теоретическая система, включающая данное экзистенциальное утверждение, должна рассматриваться скорее как научная, а не метафизическая» [7, с. 96].

    Философ допускает существование различных уровней проверяемости теории. Имеются теории, проверяемые в высшей степени, проверяемые в меньшей степени и совсем не проверяемые. Последние относятся к разряду метафизических. Следовательно, между научными теориями и метафизическими имеется целая гамма теорий различной степени проверяемости. Даже те теории, ко -торые возникли, как метафизические могут развить проверяемые следствия и перейти в класс научных теорий.

    К. Поппер постоянно подчеркивает то большое значение, которое имеет метафизика для прогресса науки. В работе «Предположения и опровержения» он отмечает, что любой миф может получить дальнейшее развитие и сделаться проверяемым. Почти все научные теории возникли из мифологических или метафизических систем. Более того, научная деятельность должна начинаться с критического обсуждения мифов. Философ сравнивает гелиоцентрическую систему Коперника и неоплатоновский культ Солнца, современный и античный атомизм, взгляды Парменида и Эйнштейна. Он уточняет: «Поэтому я чувствовал, что, если некоторая теория оказывается ненаучной, или «метафизической» (как мы могли бы сказать), из этого вовсе не следует, что она не важна, не имеет

    никакого значения, является «бессмысленной» или «абсурдной» [8].

    По мнению философа, во все периоды развития науки метафизика стимулировала выдвижение научных идей и развитие научных теорий. Он отмечает: «Является фактом, что чисто метафизические и, следовательно, философские идеи имели величайшее значение для космологии. От Фалеса до Эйнштейна, от древнего атомизма до Декартовых рассуждений о материи, от умозрительных спекуляций Гильберта, Ньютона, Лейбница и Бош-ковича по поводу сил до рассуждений Фарадея и Эйнштейна относительно полей и сил метафизические идеи указывали путь вперед» [7, с. 40].

    Философ подчеркивает, что научные исследования и открытия невозможны без веры в некие идеи, которые часто бывают неоправданными с точки зрения науки и в этом смысле метафизическими. Его позиция активно критиковалась логическими позитивистами. Например, Г. Рейхен-бах подчеркивает: «... тезисы, защищаемые в книге Поппера, представляются мне совершенно несостоятельными... Мы не имеем никакого права на метафизическую веру, и если мы удовлетворимся попперовским решением этой проблемы, то это будет означать конец всей научной философии» [7, с. 7].

    В.Н.Садовский в работе «Карл Поппер и Россия» отмечает, что философ выдвигает концепцию метафизических исследовательских программ, которые оказали большое влияние на развитие науки. Они способны подвергаться критике, но не могут быть подтверждены или проверены. К таким программам К. Поппер относит теорию естественного отбора Дарвина. Она не является проверяемой, поэтому не может считаться научной, но она может улучшаться под влиянием критики. Отголоски этой концепции мы можем найти в представлении о парадигме Т. Куна, научно - исследовательских программах И. Лакатоса.

    Вслед за К. Поппером, Т. Кун говорит о интегрирующей, регулятивной, эвристической функции метафизики в развитии науки. В его концепции метафизика начинает играть еще большую роль в развитии научного знания. Если К. Поппер подчеркивал эвристическую функцию метафизики, преемственность идей метафизики наукой, то согласно Т. Куну элементы метафизики включены в парадигму в виде образцов и предписаний, которыми руководствуется ученый. Необходимо отме-

    тить, что Т. Кун не считал необходимым определение критерия демаркации.

    Термин И. Лакатоса научно-исследовательская программа сформировался под влиянием лекций К. Поппера, где упоминался термин метафизическая исследовательская программа [9, с. 141]. Внешнее влияние метафизики на науку, преемственность, у И. Лакатоса превращается во внутреннюю основу научно-исследовательской программы - жесткое ядро. Метафизика превращается в существенную часть рациональной реконструкции науки. Проблема демаркации И. Лакатоса почти не интересует: «.я иду гораздо дальше в стирании различий между «наукой» и «метафизикой», в смысле, который придан этим терминам Поппером; я даже воздерживаюсь от употребления термина «метафизический». Я говорю только о научных исследовательских программах, твердое ядро которых выступает как неопровержимое, но не обязательно по формальным, а, возможно, и по методологическим причинам, не имеющим отношения к логической форме» [4, с. 152].

    В статье «Все люди - философы: как я понимаю философию» К. Поппер подчеркивает, что философия никогда не отделялась и не может отделиться от частных наук. Вся европейская наука выступает наследницей философских размышлений античных мыслителей о космосе, миропорядке. Общими источниками размышлений всех ученых и философов являются Гомер, Гесиод и до-сократики. Решающая проблема всей философии - проблема познания универсума выросла из рассмотрения структуры универсума. Даже после разделения науки и философии они остаются тесно связанными. Для философского исследования характерным остается критическое исследование науки, ее открытий и методов.

    Несмотря на вышесказанное, мы считаем, что понимание метафизики К. Поппером не вышло за рамки позитивистской традиции. Для характеристики научного знания он вводит понятие эмпирической науки, которая наиболее полно воплощена в физике. К ней философ предъявляет следующие требования: «Во-первых, она должна быть синтетической, то есть описывать непротиворечивый, возможный мир. Во-вторых, она должна удовлет-

    ворять критерию демаркации, то есть не быть метафизической системой, и описывать мир возможного опыта. В-третьих, она должна отличаться каким-либо образом от других таких систем, как изображающая именно наш мир опыта» [7, с. 14]. Следовательно, мыслитель поддерживает общую тенденцию позитивизма: знание необходимое ученому дано в опыте. Метафизика, обращенная к сверхчувственным сущностям, не попадает в область научного знания и не является необходимой для его развития.

    Философ подчеркивает, что он терпимо относится к метафизике, тем не менее, подобно всем позитивистам четко противопоставляет ее науке. Критерий демаркации необходим для того, чтобы определить область науки. Знание, принадлежащее области метафизики не интересует философа, а ее познавательный статус затрагивается им лишь в контексте рассмотрения проблем эмпирической науки. Таким образом, реабилитация метафизики философом является поверхностной. Он признает эвристическую функцию философии по отношению к генезису научного знания, но не упоминает роль метафизики по отношению к развитию эмпирической науки. Во взглядах мыслителя прослеживается позитивистская позиция: подлинное знание о мире может быть получено как результат только научного познания. А.В. Леснов подчеркивает: «. в эпистемологии Поппера место метафизики ограничено» [5, с. 136].

    Итак, К. Поппер отвергал принятую неопозитивистами дискредитацию метафизики: он настаивал на осмысленности философских проблем. Философ не разделял одну из центральных установок логического позитивизма, заключающуюся в том, что первостепенной задачей философии является анализ значений слов и терминов языка. Помимо эвристической функции философии, он большое внимание уделяет ее мировоззренческой функции. Необходимо отметить, что фальсификация является только критерием демаркации науки и метафизики, а не осмысленного и бессмысленного знания. Наука и философия в концепции развития научного знания К. Поппера были тесно связаны. Он вернул интерес позитивистов к метафизике и философским проблемам науки. - —

    УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

    2. Витгенштейн, Л. Философские работы [Текст] / Л. Витгенштейн. - М.: «Гнозис», 1994. - 520 с.

    3. Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции. Структура и развитие науки. Из Бостонских исследований по философии науки [Текст] / И. Лакатос. - М.: Прогресс, 1978. - с. 203-269.

    3. Лакатос, И. Методология исследовательских программ [Текст] / И. Лакатос. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. -

    4. Леснов, А.В. Гомологичность философии науки Карла Р. Поппера. [Текст] : дис. ... канд. филос. наук: 09.00.01. / Леснов Александр Владимирович. - М., 1997. - 160 с.

    5. Поппер К.Р. Все люди философы: как я понимаю философию. [Электронный ресурс] /К.Р. Поппер// [сайт] Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/Popp/vse_lydi.php

    6. Поппер, К. Р. Логика и рост научного знания: избранные работы [Текст] / К. Р. Поппер. - М.: Прогресс, 1983. - 606 с.

    7. Поппер К.Р. Предположения и опровержения: рост научного знания. [Электронный ресурс] / К.Р. Поппер// [сайт] Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/popper/01 .php

    8. Садовский В.Н. Карл Поппер и Россия. [Текст] / В. Н. Садовский. - М.: Эдиториал УРСС, 2002. - 280 с.

    9. Хюбнер, К. Критика научного разума: Перевод с немецкого. [Текст] / К. Хюбнер. - М.: ИФРАН, 1994. - 326 с.

    10. Юлина Н.С. Философия Карла Поппера [Текст] / Н.С. Юлина // Философия науки: Проблемы рациональности. - 1995. - Вып. 1. - С. 14-42. - Библиогр. - С. 43.

    In article sights of British philosopher Charles Popper at a metaphysics role in development of scientific knowledge are considered. The author considers philosophy functions in relation to a science, allocated with K.Popper. The comparative analysis of sights at a metaphysics role in development of a science of representatives of neopositivism and K. Poppera as representative of postpositivism is carried out.

    Key words: metaphysics, philosophy, a science, demarcation, verification, falsification.

    384 с.

    V.S. HOPTYANAYA

    RETHINKING THE ROLE OF METAPHYSICS IN THE DEVELOPMENT OF SCIENTIFIC KNOWLEDGE K. POPPER

    Предположения и опровержения. Рост научного знания — Гуманитарный портал

    Рост научного знания. Карл Поппер: учиться на ошибках.


    Предисловие редактора русского издания

    Характерной чертой нашей эпохи выступает углубление специализации. Особенно отчётливо эта тенденция проявляется в науке. И даже в философии, которая всегда стремилась к синтезу, в последнее время начинает становиться все заметнее, что мыслители чаще всего предпочитают отдельные дисциплины, избранные и любимые области — каждый свою. Тем интереснее и ценнее обнаружить редкие исключения из этого правила.

    Карл Раймунд Поппер — один из очень немногих современных интеллектуалов, кто создал себе имя как исследованиями по философии науки, так и работами по социально-политической философии. Причём — что немаловажно — его размышления по поводу устройства и функционирования общества, идеи относительно исторического процесса и политические рекомендации опираются на разработанные им же концепции научного знания и познания.

    Кроме того, Поппер оказывается знаковой фигурой в эволюции современной западной интеллектуальной традиции, знаменуя переход от логического неопозитивизма Венского кружка и Львовско-Варшавской школы к критическому рационализму постпозитивизма. Главным критерием научности в противовес принципу верификации (подтверждения) неопозитивистов Поппер считает принцип фальсификации: принципиальную возможность опровергнуть (фальсифицировать) любое научное утверждение или совокупность научных предложений (теорию) в том случае, если будет выявлено расхождение их предсказаний с эмпирическими данными. Всякое научное знание носит, согласно Попперу, гипотетический характер, подвержено неизбежным ошибкам (фаллибилизм), не может быть полностью и окончательно подтверждено (верифицировано), но зато вполне может быть избавлено от заведомо ложных (фальсифицированных) положений, не согласующихся с опытом. Именно критическая установка позволяет человеку, пробуя разные возможности, учиться на своих ошибках — это касается не только научного познания, но и общественной жизни.

    Биография Поппера не слишком богата внешними событиями. Родился он в Вене 28 июля 1902 года в семье профессора права Венского университета. Богатая библиотека отца помогла ему самостоятельно заинтересоваться и заняться философскими вопросами. С 1918 по 1924 год Поппер учился математике в Венском университете. После защиты диссертации в 1928 году, получив диплом преподавателя математики и физики, он работает в клинике для беспризорных детей, в Венском педагогическом институте и в школе. Начало профессиональных занятий философией Поппер сам датирует 1937 годом, хотя его первая книга по философии — «Логика научного исследования» — была опубликована на немецком языке ещё в 1934 году. С 1937 по 1945 год Поппер живёт в Новой Зеландии и работает в университете города Крайсчерча. В это время он сосредоточивается на социальных проблемах и выпускает две книги — «Нищету историцизма» (1944) и «Открытое общество и его враги» (1945). Получив британское подданство, Поппер в 1946 году приезжает в Англию и начинает преподавать на кафедре философии, логики и научного метода Лондонской школы экономики и политических наук. В 1959 году, после публикации на английском языке «Логики научного исследования», идеи Поппера получили широкую известность. Среди многочисленных учеников Поппера выделяются Томас Кун, Имре Лакатос и Пол Фейерабенд, которые в полемике с учителем и друг с другом разработали собственные оригинальные концепции философии науки. В середине 1970-х годов Поппер выходит на пенсию, продолжая активно писать и печататься. Ушёл из жизни Поппер в Лондоне 17 сентября 1994 года, похоронен в Вене.

    Книга Поппера «Предположения и опровержения», которая впервые целиком (за исключением приложения, носящего узкоспециальный технический характер и представляющего сегодня только исторический интерес) публикуется на русском языке, занимает в его творчестве в некотором смысле одно из ключевых мест. Она вышла в 1963 году — после «Логики научного исследования» и перед «Объективным знанием» (1972) — и обозначила собой смещение интересов Поппера от логических и методологических проблем эпистемологии или теории научного знания к общей теории познания, философии разума и эволюционной гносеологии.

    В ней не только подводятся итоги сделанной работы и намечаются перспективы дальнейших исследований, но осуществляется также и применение полученных результатов к социально-политическим проблемам. Составленная преимущественно из лекций, она сохраняет живой язык, яркую аргументацию, образные примеры и полемический задор автора.

    Василий Кузнецов.

    Предисловие автора

    Очерки и лекции, из которых составлена эта книга, представляют собой вариации на одну простую тему — вариации тезиса, утверждающего, что мы способны учиться на наших ошибках. Они разрабатывают теорию знания и его роста. Это есть теория разума, приписывающая рациональной аргументации скромную, но тем не менее важную роль критики наших часто ошибочных попыток решить наши проблемы.

    Это в то же время теория опыта, приписывающая нашим наблюдениям столь же скромную и почти столь же важную роль — роль проверки, способной помочь нам обнаружить ошибки. Несмотря на то, что она подчёркивает нашу способность ошибаться, здесь нет уступки скептицизму, ибо она также подчёркивает тот факт, что знание способно возрастать и наука может прогрессировать — как раз благодаря тому, что мы способны учиться на своих ошибках.

    Наше знание и, в частности, научное знание прогрессирует благодаря неоправданным (и не могущим быть оправданными) ожиданиям, догадкам, пробным решениям наших проблем, благодаря предположениям. Эти предположения контролируются критикой, то есть попытками опровержения, включающими в себя серьёзные критические проверки. Они способны выдержать эти проверки, однако никогда не могут получить позитивного оправдания: их никогда нельзя признать ни безусловно истинными, ни даже «вероятными» (в смысле исчисления вероятностей).

    Критика наших предположений имеет решающее значение: выявляя ошибки, она позволяет нам понять сложность той проблемы, которую мы пытаемся решить. Именно так мы начинаем более глубоко осознавать нашу проблему и получаем возможность выдвигать более зрелые решения: само опровержение теории, то есть какого-то серьёзного пробного решения нашей проблемы, всегда представляет собой шаг вперёд, приближающий нас к истине. Вот так мы и учимся на наших ошибках.

    Поскольку мы учимся на наших ошибках, наше знание растёт, хотя мы ничего не знаем с полной уверенностью. Но здесь нет оснований сомневаться в возможностях разума, ибо наше знание способно возрастать. А поскольку мы ничего не можем знать с достоверностью, здесь нет непререкаемых авторитетов и нет места самодовольству и тщеславию.

    Те наши теории, которые обнаружили высокую степень устойчивости по отношению к критике и в определённый момент времени представляются нам лучшим приближением к истине, чем какие-то иные теории, вместе с отчётами об их проверках могут считаться «наукой» данного времени. Ни одну из них нельзя оправдать в позитивном смысле, поэтому существенным является их критический и прогрессивный характер — тот факт, что мы можем обосновать их способность решать наши проблемы лучше, чем их соперницы, — который и образует рациональность науки.

    В этом, коротко говоря, заключается фундаментальный тезис, развиваемый в данной книге и применимый ко многим областям — от философии и истории физических и социальных наук до политических и социально-исторических проблем.

    Мой центральный тезис придаёт единство всей книге, а незначительные пересечения отдельных глав оправдываются разнообразием затронутых тем. Большую часть глав я выправил, расширил и переписал, однако сохранил стиль лекций и устных выступлений. Было бы нетрудно избавиться от стиля устной лекции, однако я считал, что читатели простят мне такую манеру изложения. Я не стал устранять некоторые повторы, с тем, чтобы сохранить целостность каждой отдельной главы.

    Предвосхищая будущих рецензентов, я включил в книгу одну критическую рецензию. Она образует последнюю главу книги и содержит существенную часть моей аргументации, не вошедшую в другие главы. Я исключил из текста все страницы, требующие от читателя знакомства с техническим аппаратом логики, теории вероятностей, и так далее. Однако в «Приложениях» я собрал некоторые технические заметки, которые могут оказаться полезными для тех, кто интересуется такими вещами (Поскольку упомянутые «Приложения» действительно носят узкоспециальный характер и требуют от читателя серьёзного владения аппаратом математической логики, в данное издание они не включены. — Прим. ред.). Четыре главы данной книги публикуются здесь впервые.

    Во избежание недоразумений я хочу заявить с полной ясностью, что термины «либерал», «либерализм», и так далее, я всегда употребляю в том смысле, в котором они все ещё используются в Англии (хотя, возможно, не в Америке): под либералом я имею в виду не сторонника какой-то политической партии, а просто человека, ценящего свободу личности и ощущающего опасность всех форм власти и авторитета.

    Карл Поппер. Беркли, Калифорния, весна 1962 года.

    Книги издательства 5 за знания

    Поиск самого себя Попробуйте спросить малыша: «Чем ему нравится заниматься?». Большинство из них скажет: «Всем». Действительно, ребёнку нравится разнообразная деятельность, выбор между тем, что больше или меньше нравится, озадачивает его, он не может, а порой и не желает анализировать сам процесс деятельности, поэтому судьбу малыша чаще всего за него решают его родители, занимая свободное время ребёнка тем, что, как им кажется, непосредственно принесёт пользу в будущем. Вот так и получается, что малыш-гуманитарий попадает в кружок робототехники. Несомненно, по настоянию родителей он будет туда ходить, но вот только правильно ли это? Наверное, лучше было бы развивать его гуманитарные способности, которые у него изначально заложены, тогда всенепременно в будущем он достиг бы наивысшей планки в этом направлении. Как же быть в такой ситуации? Родителям необходимо придерживаться позиции: попробуй и выбери, что нравится. Небольшие практические занятия в разных направлениях помогли бы ребёнку найти самого себя, понять, что, как говорят, его, а от чего следует отказаться. Причём, чем раньше по времени малыш пройдёт эти разноплановые практические уроки, тем дольше он сможет сам отдавать всего себя любимому занятию, всё глубже и глубже уходя в то дело, которое нравится, а значит, качество полученных знаний будет высоким. Осталось только одно: принять родителям нашу позицию первоначальных разноплановых занятий, не заставлять малыша ходить туда, к чему у него не лежит душа, научить ребёнка давать оценку своей деятельности, хотя бы на уровне «нравится – не нравится» и почему.

    Очень уважаем с дочей это издательство. Спасибо! Именно задачники издательства "5 за знания" позволяют детям заниматься с чувством удовлетворения от проделанной работы-маленький формат брошюрки, хорошая бумага, оптимальный размер шрифта. Просто молодцы!

    Дарила увлекательную книгу по русскому языку автора Тарасова Л.Е своей племяннице, она учится в 3 классе. Ребенок у нас очень смышленый, поэтому мы постоянно занимаемся его дальнейшим развитием. Эта книга содержит в себе схемы, по которым гораздо проще усваивать сложный материал. Кроме того написано все доступным языком. Мы довольны приобретенной мной покупкой.

    Цитаты о знаниях

    Из всех сокровищ знание всех драгоценнее, потому что оно не может быть ни похищено, ни потеряно, ни истреблено.
    Индийское изречение

    Знание — это то, что наиболее существенным образом возвышает одного человека над другим.
    Д. Аддисон

    Странно, как много надо узнать, прежде чем узнаешь, как мало знаешь.
    Амер.

    Кто больше знает, тот больше страдает. Не есть ли древо науки — древо жизни?
    Д. Байрон

    Знание фактов только потому и драгоценно, что в фактах скрываются идеи; факты без идей — сор для головы и памяти.
    В. Белинский

    Кто боится знания, тот пропал.
    В. Белинский

    Умные среди дураков всегда странны.
    В. Белинский

    Человек страшится только того, чего не знает, знанием побеждается всякий страх.
    В. Белинский

    Самая большая трагедия для мыслящего человека — остывание страсти к познанию.
    Е. Богат

    Величайший враг знания — не заблуждение, а косность. Одно заблуждение борется с другим, каждое разрушает своего противника, и из борьбы рождается истина.
    Г. Бокль

    Единственное лекарство против суеверия — это знание. Ничто другое не может вывести этого чумного пятна из человеческого ума. Без знания прокаженный остается немытым и раб неосвобожденным.
    Г. Бокль

    Знание — не инертный, пассивный посетитель, приходящий к нам, хотим мы этого или нет; его нужно искать прежде, чем оно будет нашим; оно — результат большой работы и потому — большой жертвы.
    Г. Бокль

    Истинное знание состоит не в знакомстве с фактами — это создает только педанта, а в умении пользоваться фактами — это создает философа.
    Г. Бокль

    Упрощать сложное — во всех отраслях знания самый существенный результат.
    Г. Бокль

    Воля, которая стремится к познанию, никогда не удовлетворяется оконченным делом.
    Д. Бруно

    Источник истинного знания — в фактах.
    П. Буаст

    Мы мало видим, знаем,
    А счастье только знающим дано.
    И. Бунин

    В делах человеческих разбирается не тот, кто больше прожил, а тот, кто больше наблюдал.
    Ф. Бэкон

    В истории черпаем мы мудрость; в поэзии — остроумие; в математике — проницательность; в естественных науках — глубину; в нравственной философии — серьезность; влогике и риторике — умение спорить.
    Ф. Бэкон

    Воображаемое богатство знания — главная причина его бедности.
    Ф. Бэкон

    Должно стремиться к знанию не ради споров, не для презрения других, не ради выгоды, славы, власти или других низменных целей, а ради того, чтобы быть полезным в жизни.
    Ф. Бэкон

    Легче рисоваться многими знаниями, чем хорошо владеть немногими.
    Л. Вовенарг

    Мы знаем бесполезных вещей больше, чем необходимых.
    Л. Вовенарг

    Чем более читаете не размышляя, тем более уверяетесь, что много знаете, а чем более размышляете читая, тем яснее видите, что знаете еще очень мало.
    Вольтер

    Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.
    К. Гельвеций

    Многознайство уму не научит.
    Гераклит

    Мы точно знаем, только когда мы знаем мало; с ростом знания возрастает сомнение.
    И. Гёте

    Недостаточно только получить знания; надо найти им приложение.
    И. Гёте

    Чего вы не понимаете, то не принадлежит вам.
    И. Гёте

    Кто много знает, тот гибок; кто знает что-либо одно, тот горд. Первый видит, чего ему недостает, второй подобен петуху на навозной куче.
    Т. Гиппель

    Тот, кто ничего не слышит и ничего не знает, и ничего не делает, принадлежит к огромному семейству сурков, которые никогда и ни на что не годились.
    Ф. Гойя

    Незнание естественных причин заставило человека создать богов; обман превратил их во что-то грозное.
    П. Гольбах

    Источник знания неистощим: какие успехи ни приобретай человечество на этом пути, все людям будет оставаться искать, открывать и познавать.
    И. Гончаров

    Никто не может знать всего.
    Гораций

    Всегда — учиться, все — знать! Чем больше узнаешь, тем сильнее станешь.
    М. Горький

    Доказывать человеку необходимость знания — это все равно что убеждать его в полезности зрения.
    М. Горький

    Знание — это абсолютная ценность нашего времени…
    М. Горький

    Не знать — это равносильно не развиваться, не двигаться.
    М. Горький

    Нет силы более могучей, чем знание; человек, вооруженный знанием, — непобедим.
    М. Горький

    Осел, знающий дорогу, стоит большего, чем прорицатель, гадающий наугад.
    В. Гюго

    Как из копеек составляются рубли, так и из крупинок прочитанного составляется знание.
    В. Даль

    Многие многознайки не имеют ума.
    Демокрит

    Знание может быть двух видов. Мы знаем сами об объекте, или мы знаем, где можно найти информацию о нем.
    С.Джонсон

    Любой сумеет править кораблем,
    Когда на море штиль.
    Но тот, кто хочет
    Командовать им в плаванье опасном,
    Обязан знать, какие паруса
    В погожий день, какие — в бурю ставить.
    Б. Джонсон

    Знание того, какими вещи должны быть, характеризует человека умного; знание того, каковы веши на самом деле, характеризует человека опытного; знание же того, как их изменить к лучшему, характеризует человека гениального.
    Д. Дидро

    Избыток знаний так же вреден, как и недостаток. Знания — это память. И чем больше она хранит знаний, тем больше проблем решается простым их извлечением из памяти. При этом мышление остается пассивным, а значит, не развивается. А ведь именно в процессе мышления человек получает новые знания,осмысливает существующие, находит способы и средства решения ранее неизвестных проблем.
    В. Зубков

    Поверхностные знания — это знания неосмысленные, принятые на веру и механически отложенные в памяти.
    В. Зубков

    Теория без практики — мертва, практика без теории — слепа.
    В. Зубков

    Знания придают человеку вес, а поступки — блеск. Однако большинство людей умеет только глядеть, а не взвешивать.
    Т. Карлейль

    И живи, и учись до старости.
    Китайская поговорка

    Человек, обладающий великими знаниями, одинаково смотрит на далекое и близкое, малое не считает ничтожным, а большое — огромным, так как знает, что размеры вещей относительны. Он доказывает, что настоящее и прошлое — это одно и то же, и поэтому не тоскует по далекому прошлому и не пытается схватить близкое настоящее, так как знает, что время никогда не останавливается. Он исследует полноту и пустоту и поэтому, обретая, не радуется, теряя, не печалится, так как знает, что судьба непостоянна. Он ясно понимает путь и поэтому не радуется своему рождению и не считает несчастьем свою смерть, так как знает, что конец и начало сменяют друг друга.
    Кит.

    Тот, кто ничего не знает, ни в чем не сомневается.
    Р. Котгрейв

    Знать истину следует всегда, изрекать — иногда.
    Лао-цзы

    Знать много и не выставлять себя знающим есть нравственная высота. Знать мало и выставлять себя знающим есть болезнь. Только понимая эту болезнь, мы можем избавиться от нее.
    Лао-цзы

    То, что мы знаем, — ограничено, а то, чего мы не знаем, бесконечно.
    П. Лаплас

    Нам трудно поверить тому, что лежит за пределами нашего кругозора.
    Ф. Ларошфуко

    Все знания из опыта, из ощущений, из восприятий.
    В. Ленин

    Если я знаю, что знаю мало, я добьюсь того, чтобы знать больше…
    В. Ленин

    Если запастись терпением и проявить старание, то посеянные семена знания непременно дадут добрые всходы. Ученья корень горек, да плод сладок.
    Леонардо да Винчи

    Быстрое накопление знаний, приобретаемых при слишком малом самостоятельном участии, не очень плодотворно. Ученость также может родить л ишь листья, не давая плодов.
    Г.Лихтенберг

    Всякую вещь, безусловно, лучше совершенно не изучать, чем изучить поверхностно, потому что здравый человеческий рассудок, желая высказать свое суждение о вещах, не совершает таких промахов, как полуученость.
    Г. Лихтенберг

    Знание есть переживание, сравненное с другими переживаниями.
    Я. Лосский

    Знания достигаются не быстрым бегом, а медленной ходьбой.
    Т. Маколеи

    Граница нашего познания кажется нам достоверной, но единственно, что в ней достоверно, — это наше неведение.
    М. Метерлиик

    Полнота познания всегда означает некоторое понимание глубины нашего неведения.
    Р. Милликен

    Как приятно знать, что ты что-то узнал!
    Мольер

    Бич человека — это воображаемое знание.
    М. Монтень

    Знания — обоюдоострое оружие, которое только обременяет и может поранить своего хозяина, если рука, которая держит его, слаба и плохо умеет им пользоваться…
    М. Монтень

    Знать что-либо наизусть — все равно, что не знать ничего; это — владеть тем, что дано лишь на хранение памяти.
    М. Монтень

    Нет стремления более естественного, чем стремление к знанию…
    М. Монтень

    Чувство сострадания — начало человеколюбия, чувство стыда и негодования — начало долга, чувство уступчивости — начало правил поведения, чувство правды и неправды — начало знаний.
    Мэн-Цзы

    Открытия может делать всякий, и образованный, и невежда, с тою разницею, что сей последний откроет чаще то, что уже до него было открыто, но ему неизвестно.
    В. Одоевский

    В любой области человеческого знания заключается бездна поэзии.
    К. Паустовский

    Знание органически связано с человеческим воображением. Этот на первый взгляд парадоксальный закон можно выразить так: сила воображения увеличивается по мере роста познаний.
    К. Паустовский

    Что пользы в том, что ты многое знал, раз ты не умел применять твои знания к твоим нуждам.
    Ф. Петрарка

    В человеке или для человека полнота и степень совершенства знания и самосознания есть основа и залог его действительного могущества.
    М. Петрашевский

    Кто больше знает, больше сомневается.
    Э. Пикколомини

    Грамотность драгоценна для нас только как дорога к развитию.
    Д. Писарев

    Знание и только знание делает человека свободным.
    Д. Писарев

    Знания поверхностные, шаткие или ограниченные, не разрушающие в уме человека ни одного старого заблуждения и не обогащающие его новыми идеями, — составляют только лишний балласт для памяти.
    Д. Писарев

    Очень немногие люди, и притом только самые замечательные, способны просто и откровенно сказать: «не знаю».
    Д. Писарев

    Знание не есть нечто законченное, закристаллизовавшееся, омертвевшее, оно вечно движется.
    Д. Прянишников

    Человек совершал бы меньше ошибок, если бы знал, чего именно он не знает.
    Публилий Сир

    Знания — единственная власть, которую можно приобрести, если не обладаешь ею, власть есть сила, а сила — это все.
    И. Рахэль

    Ощущать — это значит познавать.
    Ж. Робине

    Главное не в том, чтобы накопить как можно больше знаний, — главное втом, чтобы это знание, великое или малое, принадлежало тебе одному, было вспоено твоей кровью, явилось бы детищем твоих собственных усилий.
    Р. Роллан

    Человека делает образованным лишь его собственная внутренняя работа, иначе говоря, собственное, самостоятельное обдумывание, переживание, перечувствование того, что он узнает от других людей или из книг.
    Н. Рубакин

    С тех пор как мир возник во мгле,
    Еще никто на всей земле
    Не предавался сожаленью
    О том, что отдал жизнь ученью.
    Рудаки

    Важно знать не то, что есть, а то, что полезно.
    Ж. Ж. Руссо

    Вообще люди, мало знающие, много говорят, а те, которые много знают, говорят мало.
    Ж. Ж. Руссо

    Знать хорошее важнее, чем знать многое.
    Ж. Ж. Руссо

    Человек любознателен лишь в меру своей просвещенности.
    Ж. Ж. Руссо

    Незнание — плохое средство избавиться от беды.
    Сенека

    Знанием можно пользоваться различно, и, смотря по тому, кто им пользуется, оно может быть действительным благодеянием или действительным злом.
    Н. Серно-Соловьеич

    Знание, отделенное от справедливости и другой добродетели, представляется плутовством, а не мудростью.
    Сократ

    Существует только один бог — знания и только один дьявол — невежество.
    Сократ

    Я знаю, что я ничего не знаю.
    Сократ

    Стар становлюсь, но всегда многому всюду учусь…
    Солон

    Каждый день, в который вы не пополнили своего образования хотя бы маленьким, но новым для вас куском знания… считайте бесплодно и невозвратно для себя погибшим.
    К. Станиславский

    Жажда знания, как и жажда богатства, усиливается по мере того, как мы все больше приобретаем.
    Л. Стерн

    Многому я научился у своих наставников, еще более — у своих товарищей, но более всего — у своих учеников.
    Талмуд

    Знание — орудие, а не цель.
    Л. Толстой

    Знание смиряет великого, удивляет обыкновенного и раздувает маленького человека.
    Л. Толстой

    Знание только тогда знание, когда оно приобретено усилиями своей мысли, а не памятью.
    Л. Толстой

    В этой жизни кто больше знает, меньше доверяется словам.
    Т. Уайлдер

    Голова, наполненная отрывочными, бессвязными знаниями, похожа на кладовую, в которой все в беспорядке и где сам хозяин ничего не отыщет; голова, где только система без знания, похожа на лавку, в которой на всех ящиках есть надписи, а в ящиках пусто.
    К. Ушинский

    Расширять свои знания можно только тогда, когда смотришь прямо в глаза своему незнанию.
    К. Ушинский

    Искусство читать — это искусство мыслить с некоторой помощью другого.
    Э. Фаге

    Знание помогает увидеть двусмысленность происходящего и его внутреннюю противоречивость.
    Л. Фейхтвангер

    Мы несем в себе собственную истину, которая является комбинацией множества истин, заимствованных у других. Вот почему других следует хорошо знать.
    Ш. Филипп

    Знание основывается на трех вещах: нужно много видеть, много учиться и много перестрадать.
    Н. Фосколо

    Любое познание выражает не только познанное, но одновременно содержит указание на непознанное.
    С. Франк

    Мы хотим знать, чтобы жить; а жить — значит, с другой стороны, жить не в слепоте и тьме, а в свете знания. Мы ищем живого знания и знающей, озаренной знанием жизни.
    С. Франк

    Чтобы переваривать знания, надо поглощать их с аппетитом.
    А. Франс

    Всякое знание имеет цену только тогда, когда оно делает нас более способными к деятельности. Если бы можно было представить себе всеведение без всемогущества, это было бы самой ужасной мукой ада.
    Цетвес

    Знание, далекое от справедливости, заслуживает скорее названия ловкости, чем мудрости.
    Цицерон

    Знание законов заключается не втом, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постичь их смысл.
    Цицерон

    Знание возбуждает любовь: чем больше знакомишься с наукою, тем больше любишь ее.
    Н. Чернышевский

    Незнание природы является корнем тех неизвестных сил, перед которыми так долго трепетал человеческий род, и тех суеверных вероучений, которые были источниками всех его бедствий.
    Н. Чернышевский

    Незнанием никогда не следует хвалиться: незнание есть бессилие.
    Н. Чернышевский

    Знания — это убежище и приют, удобные и необходимые нам в преклонные годы, и если мы не посадим дерева, пока мы молоды, то когда мы состаримся, у нас не будет тени, чтобы укрыться от солнца.
    Ф. Честерфилд

    Между человеком, чьи знания складываются из опыта и наблюдений над характерами, обычаями и привычками людей, и человеком, почерпнувшим всю свою ученость из книг и возведшим прочитанное в систему, столь же большая разница, как между хорошо объезженной лошадью и ослом.
    Ф. Честерфилд

    Поверхностные знания не доставляют ни удовлетворения, ни чести, но зато часто приносят бесчестье или просто ставят в смешное положение.
    Ф. Честерфияд

    Все знают и все понимают только дураки да шарлатаны.
    А. Чехов

    Неудивительно, что большое количество знаний, не будучи в силах сделать человека умным, часто делает его тщеславным и заносчивым.
    А Чехов

    Меньше всего мы знаем, во-первых, то, что поняли чутьем; во-вторых, что изведали на собственном опыте, сталкиваясь с разными людьми, явлениями; в-третьих, то, что уразумели не из книг, а благодаря книгам, то есть благодаря размышлениям, на которые они нас наталкивали.
    И. Шамфор

    Дилетант принимает темное за глубокое, дикое — за мощное, неопределенное — за бесконечное, бессмысленное — за сверхчувственное.
    Ф. Шиллер

    Вера и знание — это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая.
    А. Шопенгауэр

    Единственный путь, ведущий к знанию, — это деятельность.
    Б. Шоу

    Чем меньше мы знаем, тем больше мы подозреваем.
    Г. Шоу

    Немало нужно знания, чтоб уметь скрыть перед другим свое незнание.
    М. Эбнер-Эшенбах

    Знание существует для того, чтобы его распространять.
    Р. Эмерсон

    Наше знание — накопленная мысль и опыт бесчисленных умов.
    Р. Эмерсон

    Самым главным признаком полного знания человека, достигшего совершенства, является умение быстро пользоваться знаниями.
    Эпикур

    Рубрика

    Близкие темы

    Популярные темы

    Комментарии

    🧠Сложный тест на общие знания: К сожалению я не смог пройти этот сложный тест. Смог ответить только на 3 вопроса из 10. | Quiz Time

    Источник: https://pixabay.com/ru

    Как улучшить себя, если вы не знаете своих преимуществ и недостатков? Тест на общие знания поможет исследовать вашу уникальность, а также поможет определить уровень эрудиции. Люди с высоким уровнем эрудиции уверены в себе и способны общаться на различные темы.

    Преимущества тестов на знания

    Помимо того, что весело и полезно проходить тесты на общие знания, есть и другие, менее очевидные преимущества для этих видов деятельности:

    • Во-первых, мозг-это орган, который лучше работает при регулярных тренировках, как и другие части тела человека. Думайте о тесте, подобному этому, как о ментальной аэробике. Регулярные упражнения для мозга будут поддерживать ваш разум здоровым и активным, обеспечат наличие активных нейронных связей, улучшат ментальные ассоциации и пути поиска информации и могут предотвратить слабоумие в последующие годы.
    • Второе преимущество заключается в том, что тренировки, подобные приведенной ниже, предназначены для разминки различных частей мозга. Они побуждают вас мыслить, поэтому вы учитесь смотреть на проблемы с нескольких разных сторон, а не с очевидного подхода. Это своего рода ментальная тренировка, которая может помочь вам улучшить ваши подходы к решению проблем в повседневной жизни и, возможно, улучшить ваши результаты тестов.

    Тест на эрудицию покажет уровень вашего логического мышления, знания и окажет позитивное воздействие на активность мозга. Сегодня многие современные люди предпочитают проходить различные тесты для разминки мозга и получения новых знаний, которые обязательно пригодятся в жизни. При прохождении теста на общие знания, мозг человека начинает активно работать, что позволяет быстрее и качественнее запомнить информацию. Точно так же, как вы тренируете свои мышцы с помощью спортивных упражнений, вы теперь можете тренировать нейроны, участвующие в различных нейронных цепях головного мозга, с помощью тестов на общие знания или эрудицию. Самое замечательное, что тесты занимают всего несколько минут, но мысленно они эквивалентны пробежке или походу в спортзал.

    Пройдите тест на общие знания

    Проверка знаний при помощи теста — это увлекательное и полезное занятие. Новые знания, которые человек получает при прохождении теста, остаются в памяти на долгое время. Это связано с тем, что при прохождении теста, мозг человека настроен на максимальную рабочую мощность. Пройдите представленный тест, который поможет определить уровень ваших знаний.

    Ответы на тест:

    Определение знаний Merriam-Webster

    знание · край | \ ˈNä-lij \ 1а (1) : факт или условие знания чего-либо знакомого, полученного посредством опыта или ассоциации.

    (2) : знакомство или понимание науки, искусства или техники

    б (1) : факт или условие осознания чего-либо

    (2) : диапазон информации или понимания ответил насколько мне известно

    d : факт или условие получения информации или получения информации человек необычных знаний

    : сумма того, что известно : свод истины, информации и принципов, приобретенных человечеством

    б архаичный : отрасль обучения

    Определение знаний в словаре.

    com

    Происхождение знаний

    Впервые зафиксировано в 1250–1300 годах; Среднеанглийский knouleche, эквивалент know (en) «знать» + -leche, возможно, родственный древнеанглийскому суффиксу -lāc, обозначающему действие или практику, родственный древнеанглийскому (-) leikr; см. ноу 1 ; ср. wedlock

    историческое использование знания

    Знать, первая половина знания, так сказать, не составляет труда. Знать происходит от протоиндоевропейского корня gnō-, gnē-gen-, gṇ- «знать, узнавать». Вариант gnō- появляется в латинском (g) nōscere «знать, приходить к знанию» (-sc- это начальный или начальный инфикс, указывающий на начало действия).Греческий gignṓskein показывает тот же вариант gnō-, что и латинский, которому предшествует дублирование в настоящем времени, которое в греческом языке является первым согласным корня, за которым следует i; За gnō- следует такой же вводный инфикс -sk-. Германские формы корня - knā-, knē-, kun-. Вариант knē- образует глагол knēwan, древнеанглийский cnāwan, английский «знать». Вариант kun- образует древнеанглийский глагол cunnan «быть или познакомиться с, знать» (английский вспомогательный глагол can), а также прилагательное и существительное хитрость.
    Настоящая проблема - это второй элемент, знание. Существует множество вариантов правописания среднеанглийского языка, включая knoulecch (e), knouelech (e), cnoulech, knowlesche, knoleche, а также более поздние варианты написания, включая knoulegge, knoleg (e), knoleige, knowlegege, knaulag (e), cnaulage. Более ранние варианты написания указывают на произношение с тем же звуком ch, что и в leech или letch; более поздние варианты написания, например knaulage, происходящие из северных диалектов и предполагающие произношение с мягким g (как в gem), появляются в 15 веке.
    Среднеанглийский элемент -lech (e) - очень редкий суффикс существительного от незарегистрированного древнеанглийского -lǽce, вариант -lāc, суффикс существительного, указывающий на действие или продолжение. Первоначальный суффикс сохранился только в существительном браке (древнеанглийский wedlāc «залог, обеспечение, супружеские отношения», среднеанглийский wedlōk «институт брака, супружеское состояние»), раз и навсегда доказывая, что брак не имеет отношения к слову замок.

    ДРУГИЕ СЛОВА ИЗ знания

    знать · уступ · меньше, прилагательноепред · знание · край, существительное · за · знание · край, существительное

    «Использование знаний в обществе»

    I

    AER, 1945

    Использование знаний в обществе

    Какую проблему мы хотим решить, пытаясь построить рациональный экономический порядок? С некоторыми известными предположениями ответ достаточно прост.
    Если мы обладаем всей соответствующей информацией,
    , если мы можем начать с данной системы предпочтений, и
    , если мы приказываем полностью знать доступные средства, остающаяся проблема является чисто логической. То есть ответ на вопрос о том, как лучше всего использовать доступные средства, неявно содержится в наших предположениях. Условия, которым должно удовлетворять решение этой оптимальной задачи, были полностью проработаны и могут быть лучше всего сформулированы в математической форме: вкратце они заключаются в том, что предельные нормы замещения между любыми двумя товарами или факторами должны быть одинаковыми во всех отношениях. их различное использование.

    Однако это явно
    , а не экономическая проблема, с которой сталкивается общество. И экономический расчет, который мы разработали для решения этой логической проблемы, хотя и является важным шагом на пути к решению экономической проблемы общества, еще не дает на нее ответа. Причина этого в том, что «данные», с которых начинается экономический расчет, никогда не для всего общества «даны» одному уму, который мог бы проработать последствия, и никогда не могут быть даны таким образом.

    Особый характер проблемы рационального экономического порядка определяется именно тем фактом, что знание обстоятельств, которые мы должны использовать, никогда не существует в концентрированной или интегрированной форме, а существует исключительно как разрозненные фрагменты неполного и часто противоречивого знания, которое все отдельные люди обладают. Таким образом, экономическая проблема общества - это не просто проблема того, как распределять «данные» ресурсы - если «данные» означают данные одному уму, который намеренно решает проблему, поставленную этими «данными».«Это скорее проблема того, как обеспечить наилучшее использование ресурсов, известных любому члену общества, для целей, относительная важность которых известна только этим людям. Короче говоря, это проблема использования знания, которое никому не дано в целом.

    Боюсь, что этот характер фундаментальной проблемы был скорее затемнен, чем освещен многими недавними уточнениями экономической теории, особенно многими применениями математики.Хотя проблема, которой я в первую очередь хочу заняться в этой статье, - это проблема рациональной экономической организации, я буду снова и снова указывать на ее тесную связь с некоторыми методологическими вопросами. Многие из моментов, которые я хотел бы сделать, действительно являются выводами, к которым неожиданно сошлись различные пути рассуждений. Но, поскольку я сейчас вижу эти проблемы, это не случайно. Мне кажется, что многие из текущих споров в отношении как экономической теории, так и экономической политики имеют общие корни в неправильном представлении о природе экономической проблемы общества.Это заблуждение, в свою очередь, связано с ошибочным переносом на социальные явления привычек мышления, которые мы выработали, имея дело с явлениями природы.

    II

    На обычном языке мы описываем словом «планирование» комплекс взаимосвязанных решений о распределении имеющихся у нас ресурсов. В этом смысле вся экономическая деятельность является планированием; и в любом обществе, в котором сотрудничают многие люди, это планирование, кто бы его ни делал, в какой-то мере должно основываться на знаниях, которые, в первую очередь, передаются не планировщику, а кому-то другому, которому так или иначе придется быть передан планировщику.Различные способы, которыми знания, на которых люди основывают свои планы, передаются им, являются ключевой проблемой для любой теории, объясняющей экономический процесс, и проблема того, как лучше всего использовать знания, изначально распределенные среди всех людей, по крайней мере одна из основных проблем экономической политики - или создания эффективной экономической системы.

    Ответ на этот вопрос тесно связан с другим вопросом, который здесь возникает, а именно с вопросом о
    , который должен заниматься планированием .Именно в этом вопросе и центрируется весь спор об «экономическом планировании». Это не спор о том, нужно ли планировать. Это спор о том, должно ли планирование осуществляться централизованно, одним органом власти для всей экономической системы или должно быть разделено между многими людьми. Планирование в том особом смысле, в котором этот термин используется в современных противоречиях, обязательно означает централизованное планирование - управление всей экономической системой согласно единому плану. С другой стороны, конкуренция означает децентрализованное планирование многими отдельными лицами.Промежуточный путь между ними, о котором многие говорят, но мало кому нравится, когда они видят это, - это делегирование планирования организованным отраслям или, другими словами, монополия.

    Какая из этих систем, вероятно, будет более эффективной, зависит главным образом от вопроса, в соответствии с которым из них мы можем ожидать более полного использования существующих знаний. А это, в свою очередь, зависит от того, удастся ли нам с большей вероятностью предоставить в распоряжение единого центрального органа все знания, которые должны использоваться, но которые изначально рассредоточены среди множества разных людей, или в передаче этим людям таких знаний. дополнительные знания по мере необходимости, чтобы они могли согласовать свои планы с планами других.

    III

    Сразу станет очевидно, что здесь позиция будет разной по отношению к разным видам знания; и поэтому ответ на наш вопрос будет в значительной степени зависеть от относительной важности различных видов знания; те, которые с большей вероятностью будут находиться в распоряжении отдельных лиц, и те, которые мы должны с большей уверенностью ожидать найти во владении авторитета, состоящего из надлежащим образом выбранных экспертов. Если сегодня так широко предполагается, что последнее будет в лучшем положении, то это потому, что один вид знания, а именно научное знание, занимает сейчас такое видное место в общественном воображении, что мы склонны забывать, что это не единственное вид, что актуально. Можно признать, что в том, что касается научных знаний, группа должным образом выбранных экспертов может оказаться в лучшем положении, чтобы владеть всеми лучшими доступными знаниями - хотя это, конечно, просто перекладывает сложность на проблему выбора экспертов. .Я хочу отметить, что даже если предположить, что эту проблему можно легко решить, это лишь небольшая часть более широкой проблемы.

    Сегодня почти ересь утверждать, что научное знание не является суммой всех знаний. Но небольшое размышление покажет, что, вне всякого сомнения, существует совокупность очень важных, но неорганизованных знаний, которые нельзя назвать научными в смысле знания общих правил: знание конкретных обстоятельств времени и места.Именно в этом отношении практически каждый человек имеет некоторое преимущество перед всеми другими, потому что он обладает уникальной информацией, которая может быть полезна, но которая может быть использована только в том случае, если решения, зависящие от нее, оставлены на его усмотрение или принимаются. с его активным сотрудничеством. Нам нужно помнить только о том, сколько мы должны научиться в какой-либо профессии после того, как мы завершим нашу теоретическую подготовку, какую большую часть нашей трудовой жизни мы тратим на изучение конкретной работы и насколько ценным активом во всех сферах жизни являются знания людей. , местных условий и особых обстоятельств.Знать и использовать машину, которая не полностью задействована, или чьи-то навыки, которые можно было бы использовать лучше, или знать об избыточных запасах, которые можно использовать во время перебоев в поставках, в социальном плане столь же полезно, как и знание лучшие альтернативные методы. И грузоотправитель, который зарабатывает себе на жизнь, путешествуя пустыми или наполовину заполненными пароходами, или агент по недвижимости, все знания которого почти полностью связаны с временными возможностями, или арбитражер
    , который получает прибыль от местных различий в ценах на товары , все выполняют исключительно полезные функции, основанные на особом знании обстоятельств мимолетного момента, неизвестных другим.

    Это любопытный факт, что такого рода знания должны сегодня быть обычно рассматривается с каким презрением и тот, кто такие выгоды знания преимущество перед кем-то лучше оснащенного теоретической или технических знаний, как полагают, действовали почти disreputably. Получение преимущества от лучшего знания средств связи или транспорта иногда считается почти нечестным, хотя не менее важно, чтобы общество использовало наилучшие возможности в этом отношении, как и при использовании последних научных открытий.Этот предрассудок в значительной мере повлиял на отношение к торговле в целом по сравнению с отношением к производству. Даже экономисты, которые считают себя определенно невосприимчивыми к грубым материалистическим заблуждениям прошлого, постоянно совершают одну и ту же ошибку, когда речь идет о деятельности, направленной на получение таких практических знаний - очевидно, потому что в их схеме вещей все такие знания должны быть «даны». . » Сейчас общая идея, похоже, состоит в том, что все такие знания должны, как само собой разумеется, легко находиться в распоряжении каждого, и упрек в иррациональности, выдвинутый против существующего экономического порядка, часто основан на том факте, что он недоступен.Эта точка зрения игнорирует тот факт, что метод, с помощью которого можно сделать такие знания как можно более широко доступными, и есть проблема, на которую мы должны найти ответ.

    IV

    Если сегодня модно преуменьшать важность знания конкретных обстоятельств времени и места, это тесно связано с меньшим значением, которое теперь придается изменению как таковому. Действительно, есть несколько моментов, по которым предположения, сделанные (обычно только неявно) «плановиками», отличаются от предположений их оппонентов настолько, насколько это касается значимости и частоты изменений, которые потребуют существенных изменений производственных планов.Конечно, если бы подробные экономические планы могли быть составлены на довольно длительные периоды заранее и затем строго соблюдаться, так что не требовалось бы дальнейших важных экономических решений, задача составления всеобъемлющего плана, регулирующего всю экономическую деятельность, была бы сложной. менее грозный.

    Пожалуй, стоит подчеркнуть, что экономические проблемы возникают всегда и только в результате изменений. Пока дела идут, как прежде или, по крайней мере, так, как они ожидали, не возникает никаких новых проблем, требующих решения, нет необходимости формировать новый план.Вера в то, что изменения или, по крайней мере, повседневные корректировки стали менее важными в наше время, подразумевает утверждение, что экономические проблемы также стали менее важными. По этой причине вера в убывающую важность изменений обычно разделяется теми же людьми, которые утверждают, что важность экономических соображений отошла на второй план из-за растущей важности технологических знаний.

    Верно ли, что при сложном аппарате современного производства экономические решения требуются только через длительные промежутки времени, как, например, при строительстве нового завода или внедрении нового технологического процесса? Верно ли, что после того, как завод построен, все остальное становится более или менее механическим, определяется характером завода и мало что нужно изменить для адаптации к постоянно меняющимся обстоятельствам момента?

    Достаточно распространенная вера в утвердительность, насколько я могу судить, не подтверждается практическим опытом бизнесмена.Во всяком случае, в конкурентной отрасли - а такая отрасль сама по себе может служить испытанием - задача сдерживания роста затрат требует постоянной борьбы, поглощающей значительную часть энергии менеджера. Насколько легко для неэффективного менеджера рассеять различия, на которых основана прибыльность, и что при тех же технических возможностях можно производить продукцию с самыми разными затратами, - вот те общие места в деловом опыте, которые, похоже, не подходят для этого. быть в равной степени знакомым с исследованиями экономиста.Сама сила желания, постоянно высказываемого производителями и инженерами, позволить продолжать работу, не ограничиваясь соображениями денежных затрат, является красноречивым свидетельством того, насколько эти факторы входят в их повседневную работу.

    Одна из причин, по которой экономисты все более склонны забывать о постоянных небольших изменениях, составляющих всю экономическую картину, вероятно, заключается в их растущей озабоченности статистическими агрегатами, которые демонстрируют гораздо большую стабильность, чем движение деталей.Однако сравнительная стабильность агрегированных показателей не может быть объяснена - что иногда кажется склонным делать статистики - «законом больших чисел» или взаимной компенсацией случайных изменений. Количество элементов, с которыми нам приходится иметь дело, недостаточно велико, чтобы такие случайные силы обеспечивали стабильность. Непрерывный поток товаров и услуг поддерживается постоянными преднамеренными корректировками, новыми решениями, производимыми каждый день в свете обстоятельств, неизвестных накануне,
    B сразу же вмешивается, когда
    A не может доставить товар.Даже большой и высокомеханизированный завод продолжает работать в основном из-за окружающей среды, в которой он может использовать все виды неожиданных потребностей; черепица для его крыши, канцелярские принадлежности для его форм и все тысячи и один вид оборудования, в котором он не может быть автономным и который в соответствии с планами эксплуатации завода должен быть легко доступен на рынке.

    Это, возможно, также тот момент, где я должен кратко упомянуть тот факт, что вид знания, которым я занимался, является знанием такого рода, которое по своей природе не может быть введено в статистику и, следовательно, не может быть передано какому-либо центральному авторитету в статистическая форма.Статистические данные, которые должен был бы использовать такой центральный орган, должны были бы быть получены именно путем абстрагирования от незначительных различий между вещами, путем объединения в одном виде ресурсов элементов, которые различаются по местоположению, качеству и другим характеристикам. таким образом, который может иметь большое значение для конкретного решения. Из этого следует, что централизованное планирование, основанное на статистической информации по своей природе, не может напрямую учитывать эти обстоятельства времени и места и что центральный планировщик должен будет найти тот или иной способ, при котором решения, зависящие от них, могут быть оставлены на усмотрение «Человек на месте.”

    В

    Если мы можем согласиться с тем, что экономическая проблема общества - это в основном проблема быстрой адаптации к изменениям в конкретных обстоятельствах времени и места, из этого, по-видимому, следует, что окончательные решения должны быть оставлены на усмотрение людей, знакомых с этими обстоятельствами, которые непосредственно знают о соответствующих изменениях и о ресурсах, которые могут быть немедленно доступны для их выполнения. Мы не можем ожидать, что эта проблема будет решена путем передачи всех этих знаний в центральную плату, которая после интеграции
    всех знаний отдает свои приказы.Мы должны решить эту проблему с помощью какой-либо формы децентрализации. Но это решает только часть нашей проблемы. Нам нужна децентрализация, потому что только так мы можем гарантировать, что знание конкретных обстоятельств времени и места будет незамедлительно использовано. Но «человек на месте» не может принимать решения исключительно на основе своего ограниченного, но глубокого знания фактов своего непосредственного окружения. По-прежнему остается проблема передачи ему такой дополнительной информации, которая ему необходима, чтобы вписать свои решения в общую картину изменений более широкой экономической системы.

    Сколько знаний ему нужно, чтобы добиться успеха? Какие из событий, происходящих за пределами его непосредственного знания, имеют отношение к его немедленному решению и сколько из них ему нужно знать?

    Вряд ли что-нибудь в мире происходит так, чтобы
    не повлияли на решение, которое он должен принять. Но ему не нужно знать ни об этих событиях как таковых, ни о
    всех их последствиях. Для него не имеет значения
    , почему в данный момент требуется больше винтов одного размера, чем другого,
    , почему бумажные пакеты более доступны, чем холщовые, или
    , почему квалифицированная рабочая сила или конкретная машина инструменты, на данный момент получить труднее. Все, что для него важно, - это
    , насколько более или менее труднодоступные они стали по сравнению с другими вещами, которые его также волнуют, или насколько более или менее срочно требуются альтернативные товары, которые он производит или использует.Это всегда вопрос относительной важности конкретных вещей, которыми он занимается, и причины, которые изменяют их относительную важность, не представляют для него никакого интереса, кроме воздействия на эти конкретные вещи в его собственном окружении.

    Именно в этой связи то, что я назвал собственно «экономическим расчетом», помогает нам, по крайней мере, по аналогии, увидеть, как эта проблема может быть решена, и фактически решается, с помощью системы цен. Даже единый контролирующий разум, владеющий всеми данными для какой-то небольшой, автономной экономической системы, не будет - каждый раз, когда нужно будет внести небольшую корректировку в распределение ресурсов - явно через все отношения между целями и средствами. что может быть затронуто.Действительно большой вклад чистой логики выбора состоит в том, что она убедительно продемонстрировала, что даже такой единый ум может решить такого рода проблемы только путем построения и постоянного использования коэффициентов эквивалентности (или «ценностей», или «предельных норм замещения»). »),
    , т. Е. путем присвоения каждому виду дефицитного ресурса числового индекса, который не может быть выведен из какого-либо свойства, которым обладает эта конкретная вещь, но который отражает или в котором обобщается его значение с точки зрения всех средств. -концевая структура.При любом небольшом изменении ему придется рассматривать только те количественные показатели (или «значения»), в которых сосредоточена вся соответствующая информация; и, регулируя количества одну за другой, он может соответствующим образом переставить свои диспозиции без необходимости решать всю головоломку
    ab initio или без необходимости на каком-либо этапе рассматривать ее сразу во всех ее ответвлениях.

    По сути, в системе, в которой знание соответствующих фактов рассредоточено среди многих людей, цены могут действовать для координации отдельных действий разных людей так же, как субъективные ценности помогают человеку координировать части своего плана.Стоит на мгновение поразмышлять над очень простым и банальным примером действия ценовой системы, чтобы увидеть, что именно она выполняет. Предположим, что где-то в мире возникла новая возможность использования некоторого сырья, например олова, или что один из источников поставки олова был устранен. Для нашей цели не имеет значения - и очень важно, что это не имеет значения, - какая из этих двух причин сделала олово более редким. Все, что нужно знать пользователям олова, - это то, что часть олова, которое они раньше потребляли, теперь более выгодно использовать в другом месте, и, следовательно, они должны экономить олово.Для подавляющего большинства из них нет необходимости даже знать, где возникла более острая потребность, или в пользу каких других потребностей они должны экономить. Если только некоторые из них непосредственно знают о новом спросе и переключают на него ресурсы, и если люди, которые осознают создаваемый таким образом новый пробел, в свою очередь восполняют его из других источников, эффект будет быстро распространяться на всю экономику. система и влияет не только на все виды использования олова, но также и на использование его заменителей и заменителей этих заменителей, на поставку всех вещей, сделанных из олова, и их заменителей, и так далее; и все это без того, чтобы подавляющее большинство тех, кто сыграл важную роль в этих заменах, вообще ничего не знали об исходной причине этих изменений.Все действует как единый рынок не потому, что какой-либо из его участников изучает всю область, а потому, что их ограниченные индивидуальные поля зрения в достаточной степени перекрываются, так что через многих посредников соответствующая информация передается всем. Сам факт наличия единой цены на любой товар - или, скорее, то, что местные цены связаны определенным образом стоимостью транспортировки и т. Д. - приводит к решению, которое (это просто концептуально возможно) могло быть найдено единый разум, обладающий всей информацией, которая фактически рассредоточена среди всех людей, вовлеченных в процесс.

    VI

    Мы должны рассматривать систему цен как такой механизм для передачи информации, если мы хотим понять ее реальную функцию - функцию, которую, конечно, она выполняет менее точно по мере того, как цены становятся более жесткими. (Однако даже когда котируемые цены стали довольно жесткими, силы, которые будут действовать через изменения цен, все еще действуют в значительной степени за счет изменений в других условиях контракта.) Самым важным фактом в этой системе является экономия знаний. с которыми он работает, или насколько мало нужно знать отдельным участникам, чтобы иметь возможность предпринять правильные действия.В сокращенной форме, с помощью своего рода символа, передается только самая важная информация, которая передается только тем, кого это касается. Это больше, чем метафора, описывающая систему цен как своего рода механизм для регистрации изменений или систему телекоммуникаций, которая позволяет отдельным производителям наблюдать просто за движением нескольких указателей, как инженер может наблюдать за стрелками нескольких циферблатов. , чтобы приспособить свою деятельность к изменениям, о которых они, возможно, никогда не узнают больше, чем отражается в движении цены.

    Конечно, эти корректировки, вероятно, никогда не будут «идеальными» в том смысле, в котором экономист понимает их в своем анализе равновесия. Но я опасаюсь, что наши теоретические привычки подходить к проблеме с предположением о более или менее совершенных знаниях со стороны почти всех сделали нас несколько слепыми к истинной функции ценового механизма и заставили нас применять довольно вводящие в заблуждение стандарты при оценке его эффективности. эффективность. Чудо в том, что в случае, подобном случаю нехватки одного сырья, без выдачи приказа и без того, чтобы более чем, возможно, горстка людей знала причину, десятки тысяч людей, личность которых не могла быть установлена ​​в результате месяцев расследования заставляют использовать материал или изделия из него более экономно;
    i. э., они движутся в правильном направлении. Этого достаточно, даже если в постоянно меняющемся мире не все будут поладить настолько хорошо, что их нормы прибыли всегда будут поддерживаться на одном и том же постоянном или «нормальном» уровне.

    Я намеренно использовал слово «чудо», чтобы шокировать читателя от самоуспокоенности, с которой мы часто принимаем работу этого механизма как должное. Я убежден, что если бы он был результатом преднамеренного человеческого замысла и если бы люди, руководствуясь изменением цен, понимали, что их решения имеют значение, выходящее далеко за рамки их непосредственной цели, этот механизм был бы признан одним из величайших достижений человечества. разум.Его беда вдвойне состоит в том, что он не является продуктом человеческого замысла и что люди, руководимые им, обычно не знают, почему их заставляют делать то, что они делают. Но те, кто настаивает на «сознательном направлении» - и кто не может поверить, что все, что развилось без замысла (и даже без нашего понимания), должно решать проблемы, которые мы не должны быть в состоянии решить сознательно, - должны помнить следующее: как расширить диапазон использования ресурсов за пределы контроля какого-либо одного ума; и, следовательно, как обойтись без необходимости сознательного контроля и как обеспечить стимулы, которые заставят людей делать желаемые вещи, при этом никто не должен им указывать, что делать.

    Проблема, с которой мы сталкиваемся здесь, ни в коем случае не является специфической для экономики, но возникает в связи почти со всеми подлинно социальными явлениями, с языком и большей частью нашего культурного наследия, и действительно составляет центральную теоретическую проблему всей социальной науки. Как сказал Альфред Уайтхед в другой связи: «Это глубоко ошибочный трюизм, повторяемый всеми тетрадями и выдающимися людьми, когда они произносят речи, о том, что мы должны развивать привычку думать о том, что мы делаем.Как раз наоборот. Цивилизация продвигается вперед, увеличивая количество важных операций, которые мы можем выполнять, не задумываясь о них ». Это имеет огромное значение в социальной сфере. Мы постоянно используем формулы, символы и правила, значение которых мы не понимаем, и посредством использования которых мы пользуемся помощью знания, которым индивидуально не обладаем. Мы разработали эти практики и институты, опираясь на привычки и институты, которые оказались успешными в своей сфере и которые, в свою очередь, стали основой цивилизации, которую мы построили.

    Система цен - лишь одна из тех формаций, которые человек научился использовать (хотя он еще очень далек от того, чтобы научиться использовать ее наилучшим образом) после того, как наткнулся на нее, не понимая ее. Благодаря ему стало возможным не только разделение труда, но и согласованное использование ресурсов, основанное на равноудаленном знании. Люди, которые любят высмеивать любое предположение, что это может быть так, обычно искажают аргумент, намекнув, что он утверждает, что каким-то чудом спонтанно возникла именно такая система, которая лучше всего подходит для современной цивилизации.Все наоборот: человек смог развить то разделение труда, на котором основана наша цивилизация, потому что он случайно наткнулся на метод, который сделал это возможным. Если бы он не сделал этого, он мог бы все же развить какой-нибудь другой, совершенно другой тип цивилизации, что-то вроде «государства» термитов-муравьев или какой-нибудь другой совершенно невообразимый тип. Все, что мы можем сказать, это то, что никому еще не удалось разработать альтернативную систему, в которой можно было бы сохранить определенные черты существующей системы, которые дороги даже тем, кто ее наиболее яростно атакует, - например, степень, в которой индивидуум может выбирать. его занятия и, следовательно, свободно использовать свои собственные знания и навыки.

    VII

    Во многих смыслах повезло, что спор о незаменимости системы цен для любого рационального расчета в сложном обществе теперь больше не ведется исключительно между лагерями, придерживающимися разных политических взглядов. Тезис о том, что без системы цен мы не сможем сохранить общество, основанное на таком широком разделении труда, как наше, был встречен криком насмешек, когда его впервые выдвинул фон Мизес двадцать пять лет назад.Сегодня трудности, с которыми некоторые все еще сталкиваются при его принятии, больше не являются в основном политическими, и это создает атмосферу, гораздо более благоприятную для разумного обсуждения. Когда мы находим Льва Троцкого, утверждающего, что «экономический учет немыслим без рыночных отношений»; когда профессор Оскар Ланге обещает профессору фон Мизесу статую в мраморных залах будущего Центрального совета планирования; и когда профессор Абба П. Лернер заново открывает Адама Смита и подчеркивает, что основная полезность системы цен состоит в том, чтобы побуждать человека, в то же время преследуя свои собственные интересы, делать то, что отвечает общим интересам, различия действительно больше нельзя приписывать политические предубеждения.Остающееся несогласие, очевидно, вызвано чисто интеллектуальными, а точнее методологическими различиями.

    Недавнее заявление профессора Йозефа Шумпетера в его книге
    Капитализм, социализм и демократия дает ясную иллюстрацию одного из методологических различий, которые я имею в виду. Его автор занимает видное место среди тех экономистов, которые подходят к экономическим явлениям в свете определенной ветви позитивизма. Соответственно, для него эти явления кажутся объективно заданными количествами товаров, непосредственно сталкивающихся друг с другом, почти, казалось бы, без какого-либо вмешательства человеческого разума.Только на этом фоне я могу объяснить следующее (на мой взгляд, поразительное) заявление. Профессор Шумпетер утверждает, что возможность рационального расчета в отсутствие рынков для факторов производства вытекает для теоретика «из элементарного предположения, что потребители при оценке (« требовании ») потребительских товаров
    ipso facto также оценивают средства. продукции, которая используется для производства этих товаров ».

    Буквально это утверждение не соответствует действительности.Потребители ничего подобного не делают. Что, по-видимому, означает
    «ipso facto» профессора Шумпетера, так это то, что оценка факторов производства подразумевается или обязательно следует из оценки потребительских товаров. Но это тоже неверно. Импликация - это логическая связь, которая может быть осмысленно утверждена только в отношении предложений, одновременно представленных одному и тому же уму. Однако очевидно, что стоимость факторов производства зависит не только от оценки потребительских товаров, но и от условий предложения различных факторов производства.Только разум, которому все эти факты были известны одновременно, мог бы обязательно последовать ответ из предоставленных ему фактов. Однако практическая проблема возникает именно потому, что эти факты никогда не доводятся до единого ума, и потому, что, как следствие, необходимо, чтобы для решения проблемы использовались знания, которые рассредоточены среди многих людей.

    Таким образом, проблема никоим образом не будет решена, если мы сможем показать, что все факты,
    , если они были известны одному уму (как мы гипотетически предполагаем, что они были переданы наблюдающему экономисту), однозначно определят решение; вместо этого мы должны показать, как решение получается в результате взаимодействия людей, каждый из которых обладает лишь частичным знанием.Предполагать, что все знания переданы единому уму таким же образом, каким мы предполагаем, что они переданы нам, как объясняющим экономистам, - значит отказаться от проблемы и игнорировать все, что является важным и значимым в реальном мире.

    То, что экономист уровня профессора Шумпетера должен был попасть в ловушку, которую двусмысленность термина «данные» ставит для неосторожных, вряд ли можно объяснить простой ошибкой. Скорее, он предполагает, что есть что-то в корне неправильное в подходе, который обычно игнорирует существенную часть явлений, с которыми нам приходится иметь дело: неизбежное несовершенство человеческого знания и вытекающая из этого потребность в процессе, посредством которого знания постоянно передаются и приобретаются.Любой подход, такой как большая часть математической экономики с ее одновременными уравнениями, который, по сути, начинается с предположения, что знания людей
    соответствуют объективным
    фактам ситуации, систематически не учитывает то, что является нашей основной задачей. объяснять. Я далек от того, чтобы отрицать, что анализ равновесия в нашей системе выполняет полезную функцию. Но когда дело доходит до того момента, когда это вводит некоторых из наших ведущих мыслителей в заблуждение, заставляя их поверить в то, что описываемая в нем ситуация имеет прямое отношение к решению практических проблем, самое время вспомнить, что она не имеет отношения к социальному процессу в целом. все и что это не более чем полезная предварительная подготовка к изучению основной проблемы.

    Дж. Шумпетер,
    Капитализм, социализм и демократия (Нью-Йорк; Харпер, 1942), стр. 175. Я считаю, что профессор Шумпетер также является первоначальным автором мифа о том, что Парето и Бароне «решили» проблему социалистических расчетов. Они, как и многие другие, просто заявили об условиях, которым должно удовлетворять рациональное распределение ресурсов, и указали на то, что они по сути такие же, как условия равновесия на конкурентном рынке.Это нечто совершенно иное, чем знание того, как распределение ресурсов, удовлетворяющее этим условиям, может быть найдено на практике. Сам Парето (от которого Бароне взял практически все, что он говорит), далек от того, чтобы утверждать, что решил практическую проблему, на самом деле прямо отрицает, что ее можно решить без помощи рынка. См. Его
    Manuel d’économie pure (2-е изд., 1927 г.), стр. 233-34. Соответствующий отрывок цитируется в английском переводе в начале моей статьи «Социалистический расчет: конкурентное« решение »» в
    Economica, New Series, Vol.VIII, № 26 (май 1940 г.), стр. 125.

    Использование концепции «Знания для действий» на практике: анализ цитирования и систематический обзор | Наука о внедрении

    Структура KTA [1] используется на практике с разной степенью полноты и теоретической достоверности, когда концептуальная основа интегрируется в проект внедрения. Это одна из наиболее часто цитируемых концептуальных рамок для перевода знаний. Поиск цитирования в трех базах данных, отслеживающих исходный документ «Трудности перевода знаний: время для карты?», Выявил 1787 записей в период с 2006 по июль 2013 года.Некоторое представление о влиянии этой статьи можно получить, построив «нормализованное количество цитирований» для целей сравнения. Исходная статья цитировалась в четыре раза чаще, чем следующая по величине цитируемость статья из того же журнала, опубликованная в том же году. Он был процитирован 470 уникальных раз во всех базах данных. Однако цифры цитирования не отражают, как эта концептуальная основа фактически применялась на практике. Первоначально мы включили 146 исследований, в которых сообщалось об использовании KTA Framework.При более внимательном рассмотрении выяснилось, что использование значительно различается: от простого атрибуции через ссылку до неотъемлемой части большинства аспектов работы по реализации. Только в десяти исследованиях были представлены подтверждающие примеры интегрированного внедрения концепции KTA. Все они описывают цикл действий, а семь относятся к созданию знаний, формулируя структуру KTA в соответствии с исходным документом [1].

    Существовали существенные различия в настройках и целевой аудитории для каждого задокументированного изменения, в методах, используемых для применения концепции KTA, и в терминологии, используемой для сообщения фаз в рамках создания знаний и цикла действий.Это отражает распространение структуры в различных условиях, на различные службы и системы здравоохранения, а также на более масштабные и мелкие проекты. Структура KTA была адаптирована к различным условиям и ресурсам служб здравоохранения, что свидетельствует о ее хорошей совместимости с разнообразием реальной медицинской помощи. Однако целевой аудиторией были в первую очередь пациенты, население, медсестры и смежные медицинские профессии.

    Большинство исследований (8/10) было проведено в Канаде, где зародилась концепция KTA.Такую частоту использования в Канаде можно объяснить влиянием национальных канадских сетей и деятельности по распространению. Возможно, более важно то, что структура KTA связана с Канадскими институтами исследований в области здравоохранения [27]. Эстабрукс и его коллеги [28] комментируют, что канадская организация, финансирующая исследования, приняла структуру KTA для руководства переводом знаний, развернув специальные механизмы грантов « для обеспечения участия пользователей знаний с исследователями на протяжении всего исследовательского процесса. » (стр.2). Это может объяснить разную степень использования фреймворка.

    Структура KTA была введена в действие различными способами, от информирования до полной интеграции, демонстрации гибкости использования и того, что она может соответствовать местным обстоятельствам и потребностям. Использование на «более легком» уровне посредством адаптации или комбинирования с другими концептуальными структурами может считаться сильной стороной, поскольку структура KTA предлагает гибкость для объединения с другими структурами, реагируя на предпочтения практикующих специалистов и контекстно-зависимые потребности.Важно отметить, что Грэхем и его коллеги продолжали публиковать информацию о приложениях фреймворка и множественных факторах, которые необходимо учитывать [29]. Кроме того, это предполагает, что концептуальные основы не должны быть взаимоисключающими.

    В каждом исследовании структура применялась особым образом. Ни один не сообщил об использовании всех этапов KTA Framework. Только четыре исследования детализировали создание знаний, однако существующие знания использовались в других исследованиях для выявления пробелов в знаниях и практике или как часть цикла действий.Такая гибкость была задумана, как утверждают Грэм и его коллеги [1], структура может «… также включать различные этапы, выполняемые разными заинтересованными сторонами и группами (работающими независимо друг от друга) в разные моменты времени » (стр. 18). Исследователи внедрения и специалисты в области здравоохранения могут извлечь уроки из этой гибкости. Для них может быть полезно рассмотреть степень, в которой они хотят следовать или руководствоваться концептуальной структурой, прежде чем приступить к проекту трансляции знаний, особенно в отношении показателей результатов, поскольку «.... фокус знаний в действиях, в конечном итоге, направлен на улучшение состояния здоровья »[1 с. 18]. Цикл действий был представлен во всех интегрированных примерах, демонстрируя верность теории в этой конкретной подгруппе исследований. Преобладание цикла действий может просто отражать циклический характер процесса изменений, очевидный в других распространенных инструментах повышения качества, таких как цикл «Планируй, делай, изучай, действуй» [30]. Кроме того, эта концептуальная структура может понравиться из-за отсутствия жаргона, а простая диаграмма отображает процесс трансляции знаний.

    Интегрированные исследования описали различные способы интеграции концепции KTA, в частности, цикл действий. Большинство исследований было сосредоточено на улучшении знаний или осведомленности, подтверждая то, что мы знаем о преобладании профессиональных или образовательных стратегий перевода знаний в рамках вмешательств, направленных на содействие использованию фактических данных [31]. В девяти исследованиях сообщалось об оценке препятствий на пути к изменениям [17] - [19], [21] - [26]. Барьеры, связанные со знаниями [32], были наиболее распространенными, что указывало на целесообразность использования образовательных стратегий для устранения таких препятствий.Тем не менее, имеющиеся, хотя и ограниченные, данные указывают на то, что доведение информации до точки принятия решения (например, использование напоминаний или инструментов поддержки принятия решений), вероятно, будет более эффективным, чем использование более традиционных образовательных стратегий (таких как учеба, преподавание или обучение). попытаться устранить препятствия и изменить практику [31], [33]. Только в одном исследовании [26] сообщалось об использовании инструментов поддержки принятия решений в качестве стратегии трансляции знаний, хотя, возможно, другие не сообщили всех деталей стратегий, которые они использовали для содействия принятию своих вмешательств.Стратегии трансляции знаний могут включать такие элементы, как связывание и обмен, аудит и обратная связь, информатика, а также опосредованные пациентом и организационные вмешательства [29]. Однако ни одна из этих стратегий трансляции знаний, направленных на устранение различных препятствий, не вошла в включенные исследования, за одним исключением. Рассел и его коллеги [25] описывают использование брокера знаний, пример стратегии типа «связывание и обмен».

    Важность организационных или внешних факторов и способность влиять на них хорошо известны [1], [3], [33] - [35].Авторы выявили множество препятствий, связанных с «факторами окружающей среды» [32], такими как нехватка времени и / или ресурсов. Как правило, было трудно установить, удалось ли используемым методам устранить весь спектр препятствий, а впоследствии и устранить его. Может случиться так, что при консультациях с людьми они выявляют те препятствия, на которые они чувствуют себя способными повлиять, такие как знания или осведомленность, а не организационные барьеры, которые могут быть восприняты как более проблематичные или более отдаленные. Исключением было исследование Рассела и его коллег [25], которые сообщили об использовании анкеты для оценки ряда потенциальных препятствий и фасилитаторов.Molfenter и его коллеги [23] описывают стратегию помощи клиницистам в отборе пациентов, которую можно интерпретировать как стремление повлиять на организационные барьеры, такие как «конкурирующие приоритеты», а также устранение препятствий, связанных со знаниями. Легаре [32] рекомендует использовать установленные таксономии, разработанные для барьеров и фасилитаторов в проектах по трансляции знаний. Наши результаты подтверждают это предложение. Мы также определили необходимость использования таксономии при анализе или оценке стратегий трансляции знаний [33], [34].Это исследование также подчеркивает важность стандартов отчетности [8], [36], таких как новый контрольный список TIDieR [37], чтобы облегчить более подробное представление отчетов об исследованиях внедрения и их последующее включение в систематические обзоры.

    Мониторинг, результаты или поддерживающие фазы Цикла действий описывались реже, хотя трое из них отметили свои планы сделать это [18], [24], [26]. Это может отражать предвзятость публикации между процессом отчетности и результатами. Клод и его коллеги [17] заявили, что эти фазы выходят за рамки их проекта.Такая работа может потребовать дополнительного финансирования для более долгосрочного мониторинга или стратегий для устойчивого использования знаний с течением времени. Это также может быть отражением проблем, связанных с определением результатов проектов по трансляции знаний и составлением отчетов о них. Тагвелл и его коллеги [26] подчеркивают эту конкретную проблему, комментируя, что большинство результатов исследований артрита связано с болью и функцией. Напротив, они хотели оценить влияние своего вмешательства на способность людей понимать свой выбор и принимать информированные решения о лечении.Следовательно, мы рекомендуем внести поправки в фазу «выбор, адаптация, реализация вмешательства», включив в нее «определение и выбор результатов и мер использования знаний» в качестве подсказки для тех, кто использует структуру KTA, чтобы указать такие результаты при выборе стратегий трансляции знаний для использовать.

    Примечательной особенностью KTA Framework является разработка инструментов или продуктов знаний как части создания знаний. В большинстве исследований был создан ряд продуктов либо в рамках создания знаний [18], [20], [21], [26], либо в рамках цикла действий [21], [23], [24].Интересно отметить, что недавняя оценка Программы финансирования перевода знаний Канадского института исследований в области здравоохранения (CIHR) [38] представила результаты, касающиеся продуктов перевода знаний, академических результатов и наращивания потенциала вместе, создавая видимость, в нашей интерпретации, что эти различные аспекты могут считаться одинаково важными.

    Интерес к использованию систематических обзоров литературы для исследования теорий, моделей и концептуальных основ в последние годы возрос [7], [39].Тем не менее, этот метод может оказаться сложным, часто из-за ограниченной и неточной отчетности. Дэвис и его коллеги [40] отмечают, что менее 6% из 235 исследований, хотя и опубликованных до 1998 г., явно использовали теории поведения или изменения поведения. Мы с ними прибегли к простой таксономии, чтобы описать уровень и тип использования на основе явных отчетов. Была разработана схема кодирования с 19 категориями для теоретического использования вмешательств по изменению поведения, от упомянутых, но не продемонстрированных, до уточнения теории [41].Эта схема может быть полезна для подобных исследований, изучающих использование теории. Однако наш обзор был сосредоточен в первую очередь на изучении того, как концептуальная основа использовалась на практике. Использование самого фреймворка в качестве инструмента для изучения того, как он использовался, казалось подходящим и прагматичным подходом для наших целей.

    Бартоломью и Маллен [42] предполагают, что « преобладающее мнение в области изменения поведения, связанного со здоровьем, состоит в том, что хорошо спланированные и эффективные вмешательства основываются на теории » (стр.S20). Другие утверждают, что эффективности и обобщаемости исследований внедрения препятствует слабая теоретическая база [40], [43], [44]. Наш обзор и аналогичные исследования [39], [40], [43] - [45] последовательно комментируют ограниченное, случайное использование теории, даже несмотря на то, что теории могут применяться многими различными способами [41]. Первичные исследования, изучающие непосредственный опыт и восприятие различных заинтересованных сторон в проектах внедрения, которые основывались на концептуальных рамках или теориях, могли бы улучшить наше понимание полезности и воздействия этих инструментов.Некоторые авторы пытались это сделать, например МакЭвой и его коллеги [43], которые исследовали преимущества, о которых сообщают авторы, используя теорию процесса нормализации. Перспективный дизайн усилит научные исследования.

    В будущих исследованиях можно было бы изучить исследования, которые мы классифицировали как использующие KTA Framework в меньшей степени, возможно, по концептуальным или убедительным причинам, а не инструментально. Было бы интересно рассмотреть концептуальные документы, которые мы исключили, чтобы изучить, как на них повлияла структура и как они повлияли на разработку концептуальных структур в более общем плане.Также было бы целесообразно изучить влияние концепции KTA и других концептуальных структур на пациентов и общество с точки зрения улучшения здоровья и результатов, равно как и изучить их участие в применении концепции не только в качестве получателей услуг, но и в качестве ключевые заинтересованные стороны на каждом этапе.

    Ограничения

    У нашего исследования было несколько ограничений. Во-первых, существует риск систематической ошибки и последующей ошибки, поскольку ведущий автор провел большую часть первоначальной проверки, извлечения и синтеза всех данных.Это было необходимо с учетом ограниченных ресурсов, доступных для поддержки процесса обзора. Возможно, некоторые потенциально релевантные исследования были исключены на начальном этапе отбора. Для противодействия этому риску использовалось несколько стратегий. Например, трудности в применении критериев исключения / включения обсуждались командой, и все последующие решения принимались консенсусом. Окончательный список комплексных исследований был согласован двумя авторами (BF и II), а их синтез подробно обсуждался командой.Первоначальный «отсев» по ​​названию и аннотации на основе частичной информации из Google Scholar также мог исключить соответствующие исследования. Это ограничение использования Академии Google для поиска по цитированию. Мы признаем, что при поиске по цитированию доступно несколько вариантов. Ввиду отсутствия формального сравнения методов поиска по цитатам мы решили ввести в действие поиск по цитатам с помощью Google Scholar. Хотя могут быть некоторые небольшие различия в фактических наборах ссылок, полученных с помощью различных поисков по цитированию, у нас нет оснований полагать, что мы систематически недопредставляли или переполняли определенные типы исследований в нашей выборке.Изучение неанглийского языка было исключено, что ограничило доступ к примерам применения KTA Framework, опубликованным на других языках. Это примечательно, учитывая, что канадские исследования могут быть опубликованы во французских журналах. Кроме того, временные рамки поиска цитирования включают работу только до определенного момента (с даты публикации исходного документа до июля 2013 г.). Мы признаем, что ассимиляция и использование влиятельной структуры - это непрерывный процесс, и что мы, по сути, использовали метод перекрестных исследований для обзора литературы.Однако этот метод можно воспроизвести, и его можно будет повторить для обновления обзора в будущем.

    Предвзятость отбора - еще одно ограничение, учитывая, что мы стремились идентифицировать документы, сообщающие об использовании концепции KTA, а не рассматривать или сравнивать с другими концептуальными структурами. Это отразило наше внимание к тому, используется ли KTA Framework на практике, и если да, то как она применяется.

    Стратегия поиска ограничивалась поиском по ссылкам в трех базах данных. Мы не отслеживали ссылки (включая главы книг) и не связывались с авторами включенных или исключенных исследований.Мы также не занимались поиском серой литературы или поиском в конкретных базах данных диссертаций. Поиск по цитатам направлен на оптимизацию чувствительности и специфичности при поиске отчетов о практическом применении модели или структуры. Наш опыт определенно подтверждает, что этот метод поиска позволяет обойти проблемы вариации терминологии, которые обычно встречаются при тематическом поиске в библиографических базах данных. Однако, как показало наше исследование, поиск цитат в отрыве от анализа цитирования - детального изучения полного текста - неспособен различить, где модель просто упоминается «мимоходом» или даже по «косметическим» причинам, и где она представляет явный интеллектуальный и концептуальный вклад.

    Мы признаем, что, столкнувшись с той же задачей, другая группа проверки может выбрать включение документов, в которых описывается единая стратегия перевода знаний. Мы не включили множество статей, посвященных руководствам по клинической практике, по двум взаимосвязанным причинам. Во-первых, мы были заинтересованы в практическом применении концепции KTA и, таким образом, в выявлении документов, в которых концепция KTA представляла собой фундаментальное руководство для представленной работы. Во-вторых, многогранные стратегии с большей вероятностью будут успешными, чем единая стратегия [27], [46], [47], поскольку они направлены на различные препятствия [40], что отражает нашу заинтересованность в реальном использовании KTA Framework, где, вероятно, невозможно контролировать и изолировать одну стратегию [48].Тем не менее, стоит отметить, что клинические руководства могут быть отнесены к категории инструментов / продуктов знаний и / или стратегий внедрения в зависимости от того, включены ли рекомендации в структуру и каким образом.

    Точно так же мы признаем, что некоторых читателей могут заинтересовать точные причины исключений. Мы решили указать совокупное количество исключенных бумаг на блок-схеме PRISMA (рис. 2). Из-за перекрывающихся категорий (например, обзорные статьи, концептуальные или описательные статьи и статьи, описывающие единую стратегию трансляции знаний или не актуальные по тематике), мы исключили по одному критерию, даже когда применялись несколько критериев, поскольку практические соображения сделали ненужным исчерпывающее документирование всех возможные причины исключения для каждой статьи.

    Неизбежно, что решения о включении или исключении исследований зависели от субъективных суждений о том, была ли информация о структуре KTA представлена ​​комплексно или нет. Континуум использования, от ссылочного до интегрированного, был разработан, чтобы помочь этому процессу. Было сложно провести оценку между информированным и направленным, что предполагает необходимость дальнейшего уточнения категорий.

    Извлечение данных и представление результатов по фазам также были сложными, учитывая, что структура является динамической и может быть непоследовательной с перекрытием фаз [1].Были случаи, когда мы чувствовали, что аспекты цикла создания знаний и действий были выполнены или объединены, но, поскольку это не было явным, мы исключили эти данные. Например, о создании веб-сайтов, интерактивных модулей электронного обучения, учебных пакетов и протокола сообщалось как о части цикла действий [19], [23], [24], но они могли быть инструментами / продуктами знаний. Это усиливает важность верности теории и того, что авторы ссылаются на установленные таксономии или стандарты отчетности [36], [37], [40], [41], чтобы мы могли понять, как концептуальные основы, теории и модели действительно используются для руководства практикой или информировать исследования.

    5 Знания и рассуждения | Как люди учатся II: учащиеся, контексты и культуры

    Разработка пояснений

    Поощрение учащихся к объяснению того, что они изучают, является многообещающим методом поддержки понимания. Были изучены три метода для этого: уточняющий допрос, самообъяснение и обучение.

    Подробный допрос - это стратегия, при которой учащимся задают или побуждают задавать себе вопросы, требующие глубоких рассуждений, например, почему, как, что, если и что, если нет (в отличие от поверхностных вопросов, таких как кто, что, когда и где) (Gholson et al., 2009). Любопытная ученица, применяющая интеллектуальный уточняющий допрос, задает вопросы с глубоким рассуждением, пытаясь понять сложный материал и решить проблемы. Однако детальный допрос не дается естественным путем для большинства детей и взрослых; Было показано, что обучение людей использованию этого навыка - и особенно обучение заданию глубоких вопросов - оказывает положительное влияние на понимание, обучение и память (Gholson et al., 2009; Graesser and Lehman, 2012; Graesser and Olde, 2003; Rosenshine et al., 1996). Например, в раннем исследовании людей просили либо дать объяснения «почему» для нескольких несвязанных предложений, либо прочитать и изучить предложения. Затем обе группы тестировались на запоминание предложений. Те, кто задавал вопросы, работали лучше, чем группа, которая только что изучала предложения (Pressley et al., 1987). Исследования с детьми также показали преимущества уточняющего допроса (Woloshyn et al., 1994), и преимущества уточняющего допроса могут сохраняться с течением времени (например,g., через 1 или 2 недели после обучения), хотя мало исследований изучали влияние подробного допроса на долгосрочное удержание.

    В большинстве исследований, проведенных исследователями экспериментальной психологии, отдельные факты использовались в качестве материалов для изучения эффектов обработки и оценки дословного запоминания, но исследователи в области педагогической психологии также изучали более сложное текстовое содержание и оценивали умение делать выводы (Dornisch and Sperling, 2006). ; Озгунгор, Гатри, 2004).Например, МакДэниел и Доннелли (1996) попросили студентов колледжа изучить краткие описания физических понятий, таких как сохранение углового момента, а затем ответить на вопрос, почему это понятие (например, «Почему объект ускоряется по мере увеличения его радиуса»). стать меньше, как при сохранении момента импульса? »). Окончательная оценка включала как фактические вопросы, так и вопросы вывода, которые затрагивали более глубокие уровни понимания. Авторы обнаружили преимущества уточняющего допроса для сложных материалов и оценок, а также обнаружили, что те, кто участвовал в уточняющем допросе, превосходили учащихся, создававших маркированные диаграммы понятий в каждом кратком тексте.

    Самообъяснение - это стратегия, при которой учащиеся объясняют материал или свои мыслительные процессы во время чтения, ответа на вопросы или решения проблем. В самом общем случае учащихся можно просто попросить объяснить каждый шаг, который они делают при решении проблемы (Chi et al., 1989b; McNamara, 2004), или объяснять текст предложение за предложением, когда они его читают (Chi

    % PDF-1.5 % 1751 0 объект > эндобдж xref 1751 229 0000000016 00000 н. 0000007485 00000 н. 0000007687 00000 н. 0000007724 00000 н. 0000009369 00000 н. 0000009886 00000 н. 0000010275 00000 п. 0000010355 00000 п. 0000010427 00000 п. 0000010540 00000 п. 0000010655 00000 п. 0000011113 00000 п. 0000011633 00000 п. 0000015943 00000 п. 0000016069 00000 п. 0000016264 00000 п. 0000016294 00000 п. 0000016418 00000 п. 0000016605 00000 п. 0000016704 00000 п. 0000016897 00000 п. 0000017021 00000 п. 0000017198 00000 п. 0000017322 00000 п. 0000017509 00000 п. 0000017632 00000 п. 0000017822 00000 п. 0000018014 00000 п. 0000018207 00000 п. 0000018400 00000 п. 0000018586 00000 п. 0000018710 00000 п. 0000018907 00000 п. 0000019056 00000 п. 0000023196 00000 п. 0000026491 00000 п. 0000029998 00000 н. 0000033311 00000 п. 0000037675 00000 п. 0000042001 00000 п. 0000046412 00000 п. 0000049822 00000 н. 0000050079 00000 п. 0000050163 00000 п. 0000050220 00000 п. 0000050464 00000 п. 0000050572 00000 п. 0000050676 00000 п. 0000050760 00000 п. 0000050817 00000 п. 0000050948 00000 п. 0000051066 00000 п. 0000051194 00000 п. 0000051326 00000 п. 0000051456 00000 п. 0000051579 00000 п. 0000051704 00000 п. 0000051834 00000 п. 0000051948 00000 п. 0000052083 00000 п. 0000052217 00000 п. 0000052342 00000 п. 0000052440 00000 п. 0000052544 00000 п. 0000052659 00000 п. 0000052784 00000 п. 0000052903 00000 п. 0000054466 00000 п. 0000054793 00000 п. 0000055163 00000 п. 0000093572 00000 п. 0000138041 00000 н. 0000193754 00000 н. 0000241223 00000 н. 0000294718 00000 н. 0000347296 00000 н. 0000369362 00000 н. 0000369391 00000 п. 0000369483 00000 п. 0000369594 00000 н. 0000369719 00000 п. 0000369919 00000 н. 0000370118 00000 п. 0000370318 00000 н. 0000370518 00000 п. 0000370717 00000 н. 0000370917 00000 н. 0000371116 00000 н. 0000371316 00000 н. 0000371516 00000 н. 0000371716 00000 н. 0000371916 00000 н. 0000372116 00000 п. 0000372316 00000 н. 0000372395 00000 н. 0000372487 00000 н. 0000372586 00000 н. 0000372781 00000 н. 0000373152 00000 н. 0000373231 00000 н. 0000373422 00000 н. 0000373804 00000 н. 0000373883 00000 н. 0000374075 00000 н. 0000374457 00000 н. 0000374536 00000 н. 0000374729 00000 н. 0000375107 00000 н. 0000375186 00000 н. 0000375377 00000 н. 0000375757 00000 н. 0000375836 00000 н. 0000376027 00000 н. 0000376410 00000 н. 0000376489 00000 н. 0000376585 00000 н. 0000376677 00000 н. 0000376801 00000 н. 0000376998 00000 н. 0000377549 00000 н. 0000377628 00000 н. 0000377739 00000 н. 0000377838 00000 п. 0000378035 00000 н. 0000378584 00000 н. 0000378663 00000 н. 0000378860 00000 н. 0000379372 00000 н. 0000379451 00000 п. 0000379648 00000 н. 0000380169 00000 н. 0000380248 00000 н. 0000380445 00000 н. 0000380988 00000 н. 0000381067 00000 н. 0000381264 00000 н. 0000381841 00000 н. 0000381920 00000 н. 0000382113 00000 п. 0000382488 00000 н. 0000382567 00000 н. 0000382764 00000 н. 0000383295 00000 н. 0000383374 00000 н. 0000383571 00000 н. 0000384117 00000 н. 0000384196 00000 н. 0000384393 00000 п. 0000384890 00000 н. 0000384969 00000 н. 0000385165 00000 н. 0000385643 00000 п. 0000385722 00000 н. 0000385919 00000 н. 0000386455 00000 н. 0000386534 00000 н. 0000386730 00000 н. 0000387271 00000 н. 0000387350 00000 н. 0000387546 00000 н. 0000388033 00000 н. 0000388112 00000 н. 0000388309 00000 н. 0000388826 00000 н. 0000388905 00000 н. 0000389102 00000 п. 0000389645 00000 н. 0000389724 00000 н. 0000389921 00000 н. 00003 00000 н. 0000390479 00000 н. 0000390674 00000 н. 0000391054 00000 н. 0000391133 00000 н. 0000391330 00000 н. 0000391892 00000 н. 0000391971 00000 н. 0000392168 00000 н. 0000392677 00000 н. 0000392756 00000 н. 0000392953 00000 н. 0000393528 00000 н. 0000393607 00000 н. 0000393804 00000 н. 0000394318 00000 н. 0000394397 00000 н. 0000394594 00000 н. 0000395074 00000 н. 0000395153 00000 н. 0000395349 00000 н. 0000395861 00000 н. 0000395940 00000 н. 0000396137 00000 н. 0000396671 00000 н. 0000396750 00000 н. 0000396947 00000 н. 0000397442 00000 н. 0000397521 00000 н. 0000397718 00000 н. 0000398211 00000 н. 0000398290 00000 н. 0000398485 00000 н. 0000399013 00000 н. 0000399092 00000 н. 0000399286 00000 н. 0000399665 00000 н. 0000399744 00000 н. 0000399941 00000 н. 0000400416 00000 н. 0000400495 00000 н. 0000400692 00000 п. 0000401161 00000 н. 0000401240 00000 н. 0000401434 00000 н. 0000401809 00000 н. 0000401888 00000 н. 0000402080 00000 н. 0000402456 00000 н. 0000402535 00000 н. 0000402727 00000 н. 0000403112 00000 н. 0000403191 00000 п. 0000403382 00000 н. 0000403761 00000 н. 0000403840 00000 н. 0000404031 00000 н. 0000404409 00000 п. 0000007274 00000 н. 0000004972 00000 н. трейлер ] / Назад 3525513 / XRefStm 7274 >> startxref 0 %% EOF 1979 0 объект > поток h ޴ W TSW%! $! $% EDMM % %, @ YLGUʢ * Tm ݩ nȢBsQe 朹 Z ޗ

    Использование глубины знаний Уэбба для повышения строгости

    Расчет когнитивной глубины

    Для классных учителей более важным вопросом является практика: как создать богатую среду, в которой все учащиеся учатся на высоком уровне? Один полезный инструмент, «Глубина уровней знаний» Нормана Уэбба, может помочь учителям справиться с этой задачей.Глубина знаний (DoK) классифицирует задачи в зависимости от сложности мышления, необходимого для их успешного выполнения.

    Уровень 1. Вызов и воспроизведение: Задачи на этом уровне требуют напоминания фактов или механического применения простых процедур. Задача не требует никаких когнитивных усилий, кроме запоминания правильного ответа или формулы. Копирование, вычисление, определение и распознавание - типичные задачи Уровня 1.

    Уровень 2. Навыки и концепции: На этом уровне ученик должен принять некоторые решения относительно своего подхода.Задачи с более чем одним мысленным шагом, такие как сравнение, систематизация, обобщение, прогнозирование и оценка, обычно относятся к Уровню 2.

    Уровень 3. Стратегическое мышление: На этом уровне сложности учащиеся должны использовать планирование и доказательства, а мышление является более абстрактным. Задача с несколькими действительными ответами, где учащиеся должны обосновать свой выбор, будет Уровнем 3. Примеры включают решение нестандартных задач, планирование эксперимента или анализ характеристик жанра.

    Уровень 4. Расширенное мышление: Задачи уровня 4 требуют самых сложных когнитивных усилий. Студенты синтезируют информацию из нескольких источников, часто в течение длительного периода времени, или переносят знания из одной области для решения проблем в другой. Разработка опроса и интерпретация результатов, анализ нескольких текстов для извлечения тем или написание оригинального мифа в древнем стиле - все это примеры Уровня 4.

    Недавно преподаватели начали применять DoK Уэбба, чтобы помочь им разрабатывать более эффективные инструкции.Попробуйте это упражнение, чтобы лучше понять познавательную глубину задач, которые вы выполняете в классе, и повысить точность вашего обучения:

    1. Ведите список или коллекцию всех заданий, которые вы просите студентов выполнить в течение дня (или по одному предмету в течение недели), включая классные, домашние задания и проекты.

    2. Отсортируйте задачи по категориям в соответствии с четырьмя уровнями DoK. Некоторые ресурсы, которые могут помочь:

    3. Поработайте с группой коллег, чтобы просмотреть группы.Многие задачи легко разделить на категории, но некоторые потребуют более глубокого обсуждения, чтобы прояснить ваше понимание уровней. Стремитесь к консенсусу. Несколько указателей:

    • Глагол не определяет уровень. Вместо этого подумайте о когнитивных усилиях, которые ученик будет использовать для выполнения задания. Глагол «описать», например, может иметь любой уровень в зависимости от типа описания.
    • Часто встречаются задачи, которые, кажется, выпадают между уровнями. В случае сомнений назначьте более высокий уровень.
    • Расширенное время само по себе не делает задачу 4-го уровня. Задачи нижнего уровня, которые просто повторяются в течение определенного периода времени, все еще являются нижним уровнем.

    4. Проанализируйте свои группировки. Какие закономерности вы видите? Есть ли разумное распределение задач по четырем уровням? Вы замечаете что-нибудь неожиданное?

    5. Перепишите задачу Уровня 1 или Уровня 2 так, чтобы она была не ниже Уровня 3.

    Применить при необходимости

    Здесь вы можете спросить: «Что же такое разумное распределение? Как часто мне нужно выполнять задания на каждом уровне? Какая правильная последовательность? "

    уровней DOK не являются последовательными.Студентам не нужно полностью осваивать контент с помощью заданий уровня 1, прежде чем выполнять задания уровня 2. Фактически, предоставление учащимся интригующей задачи Уровня 3 может обеспечить контекст и мотивацию для участия в более рутинном обучении на Уровнях 1 и 2.

    уровней ДОК также не являются развивающими. Все учащиеся, включая самых младших дошкольников, способны решать задачи стратегического и расширенного мышления. То, как они выглядят, будет отличаться, и то, что является Уровнем 3 для ученика детского сада, может быть задачей Уровня 1 для ученика средней школы.Однако все учащиеся должны иметь возможность проводить сложные рассуждения.

    Чтобы найти правильный баланс, задайте себе следующие вопросы:

    • Каким типом мышления я хочу, чтобы учащиеся обычно занимались?
    • Если бы мой собственный ребенок участвовал, что бы я хотел, чтобы он или она делал?
    • Как наиболее эффективно провести ограниченное учебное время, которое у меня есть?

    Решите для себя, как часто вам следует сосредотачиваться на задачах на каждом уровне, чтобы учащиеся максимально использовали возможности обучения, которые вы разрабатываете.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *