Суббота , 18 Сентябрь 2021

Возникновение общества потребления: План-конспект урока «Возникновение общества потребления»

Содержание

Возникновение «общества потребления» - презентация онлайн

Урок №18
9 класс

2. План урока.

1.«Общество потребления».
2.Возникновение ЕЭС.
3.«Экономическое чудо» в
ФРГ.
4.Пятая республика во
Франции.
5.Великобритания в к.40к.60-х гг.

3. Задание на урок.

Что такое
«общество
потребления»?
Что привело к его
появлению?

4. 1.«Общество потребления».

«Общество
потребления»
В н 50-х гг на Западе начался экономический
подъем.К сер 60-х реальные доходы населения выросли в 2 раза.Но за чертой бедно
сти в США находилось 15 % населения.
Государство помогало
старикам и части безработных. Все боль шее число людей приобщалось к благам
цивилизации.Беднота
пополнялась за счет
эмигрантов.

5. 1.«Общество потребления».

«Американская
мечта»
Производители используя рекламу стали бороться за потребителя , а сами товары производились в расчете на частую смену. потребление благ стало целью многих людей и
они попадали в зависимость от потребления.Общество теряло нравственные устои,
становилось бездуховным.Человек стал не
только потребителем, но и рабом техники.

6. 1.«Общество потребления».

Джон
Кеннеди
Символом новой эпохи
стал президент США
Дж.Кеннеди.Роман с
М.Монро,красавица
жена,сделали из Кеннеди символ «настоящего мужчины».Он
поддержал негров в
борьбе за их права.
22 ноября 1963 г. Кеннеди был убит в Далласе Ли Освальдом,который после ареста
был убит.Эти события показали,что «общество потребления»
разъедают противоречия.

7. 2.Возникновение ЕЭС.

«Треугольник»
ЕОУС
В З.Европе начался процесс интеграции. В
1949 г. Был создан Совет Европы-объединение стран соблюдающих демократические принципы.В 1951 г. Создается Европейское объединение угля и стали, положившее начало сближению ФРГ и Франции.В
ЕОУС вступили Италия, и Бенилюкс.Кооперация помогла эффективно использовать
ресурсы.

8. 2.Возникновение ЕЭС.

Европарламент
В странах ЭОУС начался экономический подъем и они стали ядром образования Общеевропейского рынка.В 1957 г. На основе Римского договора было создано Европейское
Экономическое сообщество(ЕЭС).Таможенный союз распространился на все страныучастники.К 1980-м гг в ЕЭС пошли почти все
страны Западной Европы.

9. 3.«Экономическое чудо» в ФРГ.

Ш.Де Голль и
К.Аденауэр
После войны Германия лежала в руинах.Миллионы людей оказались на грани голода.В
1947 г. На Германю распространился план
Маршала.В 1949 г. Была принята Конституция ФРГ.Президент избирался, а канцлер
утверждался парламентом.крупнейшими
партиями были ХДС и СДПГ.1-м канцлером
ФРГ стал Конрад Аденауэр.Он отказался от
предложения СССР создать единую Германию, полагаясь только на союз с Западом.

10. 3.«Экономическое чудо» в ФРГ.

Сборка
«жука»
В 1955 г. ФРГ вступила в НАТО.Военные расходы были незначительны,переселенцы с Востока, и возвратившиеся военнопленные стали дешевой рабочей силой,что стало основой «Экономического чуда». Л.Эрхард министр экономики проводил политику социального рыночного хозяйства-рабочие участвовали в управлении предприятиями,налоги
с корпораций шли на социальные нужды.

11. 4.Пятая республика во Франции.

Договор о
независимости
Алжира.
Европейское процветание во многом основывалось на эксплуатации ресурсов колоний.В 1954г. началось
восстание в Алжире.
В 1958 г. французские
военные заявили о го
товности высадиться
в Алжире.В этих усло
виях к власти во Франции пришел Ш.де
Голль.Он потребовал
особых полномочий
для президента, но не
получив их, ушел в
отставку.

12. 4.Пятая республика во Франции.

Генерал
де Голль
Но основные силы страны видели в нем сильную личность.В 1958 г.де Голль стал премьером,и провел через референдум Конституцию превращавшую Францию в президентскую республику.В 1960г. Он предоставил
независимость всем колониям кроме Алжира,который стал независимым в 1962 г. Правые дважды пытались организовать на него
покушения, но потерпели неудачу.В 1966 г.
Франция вышла из военной организации
НАТО.

13. 5.Великобритания в к.40-к.60-х гг.

У.Черчилль
Великобритания после
войны развивалась
медленнее,чем др. европейские страны.Соперничество консерваторов и лейбористов привело к созданию социального государства.В период
правления К.Эттли
была создана система бесплатного медицинского обслуживания. И проведена национализация промышленности.В 1951 г. К
власти вернулся У.Черчилль.

14. 5.Великобритания в к.40-к.60-х гг.

Англия вступает
в ЕЭС
Он денационализировал неэффективные отрасли промышленности,но сохранил систему соцобеспечения.В 1960 г.английская коло
ниальная система рухнула,что привело к эко
номическим трудностям.Англия отгораживалась от ЕЭС таможенными тарифами.Поэтому когда она решила вступить в ЕЭС, де
Голль выступил против и Англия стала членом ЕЭС только в 1973 г.

Феноменология общества потребления Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 101.1:316 ББК 87.6

А.В. Овруцкий

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ

Автором систематизированы предпосылки возникновения общества потребления: массовое производство предметов потребления и торговая революция; изменение структуры ресурсов потребления; урбанизация; секуляризация потребления; появление эффективных технологий воздействия на массовое сознание. Феноменология общества потребления раскрывается явлениями перепотребления, коммодификации, брендизма, появлением нового типа потребителя, феноменом кооптации и шопинга, приматом ценности комфорта, возникновением новой потребительской социальности.

Ключевые слова:

брендизм, коммодификация, кооптация, общество потребления, перепотребление, потребительская социальность, секуляризация потребления, структура потребления, торговая революция, урбанизация, шопинг.

Рассмотрим принцип организации и механизм функционирования общества потребления. Российское общество до последнего времени было принято маркировать терминами «транзитивное», в целом индустриальное, но с элементами постиндустриального развития в мегаполисах. Другими словами, сегодняшнее состояние российского социума, экономики, культуры включает в себя как элементы старого состояния, так и новые, свойственные современным западным обществам.

Однако исследователи отмечают, что темп социально-экономических преобразований в нашей стране чрезвычайно высок. Поэтому, применение к российской действительности тех или иных, разрабатываемых для анализа западного общества, моделей не является большой натяжкой. Более того, Россия имеет все шансы оптимизировать свое общество потребления, учитывая и предвосхищая ментальные, социальные, культурные и, в конечном итоге, экономические негативные последствия развития социоэкономической системы, используя гуманитарные технологии для их соответствующей коррекции.

Как указывает О.О. Гопкало, библиография по проблемам общества потребления содержит несколько сотен наименований и свидетельствует о «нечеткости категориального аппарата и концептуальной неопределенности» [6, с. 6]. По мнению П. Димаджио, концепция общества потребления, берущая начало в идеях К. Маркса о товарном фетишизме, подверглась мощному влиянию концепции Т. Веблена и «впитала» идеи франкфуртской школы [9, с. 56].

Предлагается концептуализировать категорию «общество потребления» посредством выделения предпосылок его возникновения, а также фиксации его

симптомокомплекса. Используя симптоматический подход к определению общественного развития, мы не переносим на искомый предмет негативные коннотации.

Выделяем восемь таких предпосылок, которые можно назвать экономическими, социальными, социально-философскими.

1. Наличие достаточного (избыточного) количества предметов потребления по доступным ценам, способного обеспечить массовое потребления. Это условие было обеспечено возникновением и развитием массового производства, которое позволило существенно удешевить товары по сравнению с индустриальным периодом, а также предложить широчайший ассортимент и быструю его сменяемость.

Экономика середины XX века развивалась в логике кейнсианской экономической парадигмы, в частности положений о детерминирующей роли спроса относительно инвестиций и производства, эффективности проведения экспансионистской кредитно-денежной политики, способствующей увеличению расходов и стимулированию экономического роста в целом [20, с. 71-72].

К механизмам массового производства относится широкое использование машинных технологий, развитие транспорта, а также возникновение специальных экспортно-производственных экономических зон, позволивших максимально удешевить продукцию. Одной из первых таких зон стала экспортно-производственная зона Шэннон в Ирландии, образованная в 1959 г. в районе одноименного аэропорта. В начале 80-х гг. таких зон насчитывалось уже 70, и они были образованы в 40 развивающихся странах, а к началу 90-х гг. их число возросло до 300 уже в 120 странах мира[15].

2. Торговая революция. Вслед за качественным изменением производства долж-

Общество

Terra Humana

на была произойти серьезная трансформация торговли. Сфера торговли прошла этап своей индустриализации: специализация, укрупнение, повышение уровня разнообразия, видов и форм.

Крупные торговые центры (моллы) начали активно появляться в США и Европе в середине прошлого века. В 1957 г. в США их насчитывалось 940, в 1960 г. уже 2 тысячи, в 1977 г. - почти 20 тысяч, а в 2004 - более 46 тысяч [14, с. 133].

3. Появление потребительских ресурсов для массового и безграничного потребления у большинства населения (потребительские свободы, время, деньги). Условием становления общества потребления является распространение личных свобод, частного предпринимательства и свободной конкуренции. В обществе социальной солидарности и справедливости потребление ограничено и подчинено производству и распределению.

Кроме потребительских свобод у массового потребителя должен также появиться временной ресурс. Уменьшение рабочей недели приводит к повышению социальной мобильности. Рабочее время в Европе и Америке неуклонно снижается с конца XIX столетия: в 1871 г. рабочая неделя составила 72 часа, в 1900 г. - 61 час, а в 1913 г. уже 55,5 часов [22, s. 84.].

Как указывает Дж. Гэлбрейт, индустриализация устранила многие виды женского труда в традиционных домашних работах (прядение, ткачество, изготовление одежды), снизила значение женского труда в сельском хозяйстве, и в ситуации исчезновения семейной позиции слуги-лакея, хозяйка стала вынужденно заниматься семейным потреблением [8, с. 58-59]. С тех пор домашнее потребление потеряло профессиональную рациональность, а социальная жизнь стала «демонстрацией виртуозности в выполнении этих функций, своего рода ярмаркой для демонстрации женских добродетелей» [8, с. 59].

Следующий ресурс - материальный. Включаются в него как рост уровня доходов, так и широкое распространение кредитов. Ж. Бодрийяр рассматривает кредит как одно из главных условий возникновения общества потребления, интерпретируя кредит как «дисциплинированный процесс вымогательства сбережений и регулирования спроса» [2, с. 111].

4. Важной предпосылкой общества потребления является урбанизация. Под урбанизацией понимается социально-экономический процесс, отражающий глубокие структурные сдвиги в экономике и соци-

альной жизни и выражающийся в росте городских поселений, концентрации населения в них и особенно в больших городах, а также в распространении городского образа жизни на всю сеть поселений [7, с. 100]. Общество потребления основано на городских потребительских практиках, которые должны были создать необходимую критическую массу, вытеснив сельский традиционный потребительский тип.

Город, по мнению Ж. Бодрийяра, является геометрическим местом эскалации потребления - «цепной реакции» дифференциации, санкционирующейся «тотальной диктатурой моды» [2, с. 78]. Городская культура определяет высокую социальную мобильность, чьей функцией является спрос [там же, с. 145].

5. Изменение структуры потребления. Со второй половины XIX века происходит увеличение расходов на предметы длительного пользования и организацию досуга в сравнении с расходами на товары первой необходимости. К середине XX века такие расходы начинают доминировать в общем потребительском балансе.

Досуг все больше превращается в потребительское благо и рассматривается, в том числе, как время, необходимое для потребления товаров и услуг, становясь наравне с работой неотъемлемой частью экономической системы [17, с. 470]. Изменяется структура потребления и на макроуровне. Например, в США в период 5090-х гг. в среднем около 2/3 ВВП шло на личное потребление населения, в странах Западной Европы эти показатели составили 60%, в Японии - 55-57% [7; с. 148-149].

6. Секуляризация потребления. В XX веке происходят интенсивные процессы секуляризации потребления, выведение потребительского процесса из сферы религиозной нормы, основное воздействие которой можно обозначить как репрессивное, или, по крайней мере, сдерживающее. Церковь на протяжении столетий закрепляла аскетические потребительские практики, существенно ограничивала потребительские свободы и в определенных ситуациях становилась барьером в развитии институтов рыночной экономики.

7. Аксиологические изменения. Парал-

лельно с процессами секуляризации происходят процессы формирования новых потребительских общественных регуляторов: культура потребления, потреби-

тельская этика, потребительская мораль, в которых потребление все больше легитимируется и начинает выступать как терминальная ценность.

Ранний капитализм создал культуру производства, а его зрелый этап был связан с созданием культуры потребления. Легитимизация потребления, включение потребления в ценностные структуры индивидуального и массового сознания подготовило социум к принятию потребительской формы организации общества. Например, в классическом исследовании Л. Ловенталя показано, как в XX веке в популярных американских журналах биографии промышленников и прочих «героев производства» вдруг сменились биографиями знаменитостей - «героев потребления» [9, с. 57].

8. Появление эффективных технологий воздействия на массовое сознание, формирование потребительского сознания, интенсификация и управление потреблением. Появление маркетинга стало необходимым условием создание эффективной социоэкономической системы безграничного потребления.

Обозначенные предпосылки обусловили, на наш взгляд, появление новой формы общественного устройства - общества потребления. Эти предпосылки были в основном сформированы к середине прошлого века в США и странах Западной Европы.

Полагаем, что в таких обществах формируется специфический симптомокомплекс различных социальных факторов. Можно выделить также восемь факторов проявления потребления как принципа организации общества. Это: феномены перепот-ребления, коммодификации, брендизма, появление нового типа потребителя, феномены кооптации и шопинга, формирование сверхценности комфорта, возникновение новой потребительской социальности.

1. Перепотребление. Современное потребление, характерное для большинства населения западных стран и некоторой части населения России, некоторые исследователи обозначают как сверхпотребление или перепотребление [1, с. 20-23]. Перепот-ребление рассматривается как чрезмерное, превышающее нормальные потребности

и, тем самым, вредное для человека и приводящее к резкому уменьшению ценности потребляемого [1, с. 20]. Столетие тому назад в доме одной семьи можно было обнаружить не более нескольких сотен материальных объектов, сегодня же такое имущество измеряется тысячами [21, с. 74].

Перепотребление возможно только в ситуации перепроизводства, которое заложено в самом экономическом базисе системы. Как указывает Дж. Гэлбрейт, рост современной корпорации понимается, главным образом, как расширение производства

и объема продаж при существующих возможностях корпорации, т. е. рост как таковой [8, с. 139-140]. Другими словами, пе-репотребление становится необходимым условием роста современных корпораций.

2. Коммодификация. Феномен перепот-ребления связан не только с избыточным спросом, но также и с экспансией потребления на доселе непотребительские сферы. Объектами современного потребления стали спорт, политика, искусство, армия, образование, медицина, сексуальные отношения и даже человеческого тело (например, формирование рынка человеческих органов).

Коммодификация предстает системным процессом овеществления, экстраполяции потребительского механизма на ранее не рыночные социальные области, или, перевод благ, которые ранее не воспринимались как товары, в коммерческие блага, способные свободно обмениваться на рынке и приобретающих, таким образом, стоимостное выражение [6, с. 30]. Коммодификация приводит к тому, что социальные институты начинают функционировать как экономические агенты, их эффективность оценивается в терминах прибыли и экономической эффективности, а продукты их функционирования превращаются в свободно обмениваемые на рынке товары. Коммодификация приводит к инфляцированию сферы сакрального, того, что раньше не могло быть продано и куплено, и является, по мнению М. Годелье основой общества. Автор считает, что ситуация, в которой человек может продать свою кровь, органы, компетентность или рабочую силу требует «юридических и конституционных» ограничений, правда не указывает детали таких действий [4, с. 250].

3. Брендизм. Под брендизмом понимаем устойчивую тенденцию потребительского общества в индустриальном создании образов для товаров, производителей, людей, событий и т.д. и т.п. Такой процесс предполагает ноуменализацию материи плюс создание упаковки, реальной или виртуальной, призванной ограничить степень свободы объекта, а также добавить ему коммерческую ценность.

В рамках брендизма можно понимать тенденцию к синтетизации товаров, созданию различных продуктов с уникальными (реальными или виртуальными) торговыми ценностями. Например, здоровая пища сочетает в себе функции питания и лекарства, а экологический туризм - отдых и знакомство с национальными и этническими укладами жизни.

4. Новое общество создало новый тип потребителя. С середины XIX в. в европей-

Общество

Terra Humana

скои литературе описывается новый тип парижанина - «фланер», городской денди, располагающий достаточным свободным временем для блуждания и наблюдения за городом, легкого и транспарантного движения через социальное пространство современности [16. с. 36]. Уже в XX веке образ фланера приобрел отрицательные черты, которые можно было бы назвать дизайнерской организацией сознания, в современной психиатрии - multiple personality disorder (MPD) - «болезнью множественной личности», которая с конца 1960-х гг. приобретает черты эпидемии. Болезнь проявляется в том, что человек перестает существовать как целостный субъект и в определенной последовательности демонстрирует присутствие в себе различных и самостоятельных личностей [18, с.

3, 17]. У эпидемии выражены признаки общественного движения, она связана с масс-медиа и шоу-бизнесом [там же, с. 3].

5. Одной из характерных особенностей современной социоэкономической системы и общества потребления является кооптация - установка системы на внешнее и символическое ассимилирование любых протестных, потенциально угрожаемых, или просто инаковых проявлений.

Примерами кооптации может служить брендирование первоначально антиконсю-меристских товаров. Так, порванные джинсы, которые первоначально были символом протеста против консюмеризма (нарушали социальные нормы опрятной одежды), вскоре стали объектом моды и сегодня производятся под известными брендами.

6. Современное общество некоторые исследователи называют обществом комфорта: комфорт труда, комфорт быта, комфорт природного, искусственного и социального окружения, гарантии здоровья, образования и человеческих прав [5, с. 62]. Комфорт становится сверхценностью, которая ориентирует производителя и продавца, маркетолога и рекламиста. К этой тенденции относятся такие потребительские феномены как технизация быта (практически не осталось свободного пространства, где бы производители не предложили бытовую технику, заменяющую человеческие действия), миниатюризация товаров, широкое распространение одноразовых товаров, активно развивающаяся индустрия упаковки и фасовки, а также лавинообразный рост потребления услуг, ставших обязательными знаками комфортной жизни.

7. Шопинг - специфический социальный феномен, отличный от практики совершения покупки предыдущих эпох.

Ж. Бодрийяр называет шопинг «игровым блужданием» и «тотальной организацией повседневности» [2, с. 8, 11]. К. Рапай подчеркивает, что современный шопинг - это светское мероприятии, здесь магазин воплощает целый мир, поэтому шопинг становится способом выйти в мир с друзьями и любимыми, встретится со множеством людей, увидеть новинки [13, с. 130].

Отметим, что шопинг является в полной мере массовым процессом, сопоставимым с другими массовыми жанрами, например, футбольным матчем. О распространенности шопинга может свидетельствовать информация, которую приводит телевизионный канал «National geographic» в своей рекламной заставке - тележка супермаркета на сегодняшний день является самым распространенным механизмом в мире.

8. Общество потребления формирует новую социальность. Ее основные характеристики следующие. Во-первых, уплощение и гомогенизация социального ландшафта. Любое общество, желающее ускорить и максимизировать обмен товарами и услугами просто обречено гомогенизировать свою социальную жизнь [12, с. 262]. Например, это обусловлено широкой практикой использования экономической системы франчайзинга, гомогенизирующей потребление за счет утверждение единообразных потребительских стандартов, «макдональдиза-ции» мира, что безусловно гомогенезирует и социальную среду в целом [19, с. 280].

Во-вторых, происходит деколлективизация потребления - перевод потребительских практик, которые ранее имели общественно организованный характер, в сферу индивидуально-организованного потребления. Например, частные домовладения вместо многоквартирных домов, частное образование вместо коллективного, частные транспорт вместо общественного и т.д. и т.п.

Отметим, что деколлективизация потребления есть процесс разрушения социального капитала, т.к. в процессе таких индивидуальный потребительских практик социальные связи не только не возникают и не утверждаются, а происходит инфляция социальности, ее отмирание за ненужностью.

В-третьих, формирование потребительского образа жизни, устойчивого образца потребительских действий, артефактов и интеракций [23, s. 122].

В четвертых, организация самого общества как аналога системы вещей. Предметы организуются в наборы или в коллекции, а само потребления разворачивается

в контексте «неисчерпаемого и красочного изобилия праздника» [2, с. 7]. Общество организуется вокруг супертотема - бесконечного потребления, а потребители вокруг отдельных брендов. Например, фанаты Nike носят татуировки с логотипом компании, тысячи людей ежегодно собираются на фестиваль Saturn в Спрингфельде, а мировые сборы владельцев Harley стали обычной новостью мировых СМИ [3, с. 204-205].

В-пятых, само потребление становится заменой любой социальной активности. Например, в обществе потребления появляется специфическая практика - «этическое потребление» представляющая по-

купку или отказ от покупки товара по этическим, политическим или экологическим соображениям [11, с. 76]. Здесь этическое потребление предстает не только как особый способ приобретения и расходования ресурсов, но как, главным образом, современный способ реализации своих политических прав, отстаивания своих интересов и т.д.

Таким образом, общество потребления есть сложный социоэкономический феномен, появление которого обусловлено социо-экономическими предпосылками, а его содержание эксплицируется в специфическом симптомокомплексе.

Список литературы:

[1] Афанасьева В.В., Туркина В.Г. Общество перепотребления // Потребление как коммуникация - 2009; материалы 5 международной конференции, 26-27 июня 2009 / Под ред. В.И. Ильина, В.В. Козловского. - СПб.: Интерсоцис, 2009. - С. 20-23.

[2] Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. - М.: Культурная революция, Республика, 2006. - 269 с.

[3] Випперфюрт А. Вовлечение в бренд. Как заставить покупателя работать на компанию / Пер. с англ. А. Кириченко. - М.: ИД «Коммерсант». - СПб.: ИД «Питер», 2007. - 384 с.

[4] Годелье М. Загадка дара. - М.: «Восточная литература» РАН, 2007. - 295 с.

[5] Голофаст В.Б. Люди и вещи // Социологический журнал. - 2000, № 5. - С. 58-65.

[6] Гопкало О.О. Теория общества потребления в современной социологии: Дис. на соискание ученой

степени канд. социол. наук: 22.00.01 - Теория, методология и история социологии. - СПб. 2006. -155 с.

[7] Гужева Е.Г. Теория потребления: концептуальные подходы к развитию национальной экономики:

Дис. на соискание ученой степени докт. эконом. наук. - СПб., 2000. - 447 с.

[8] Гэлбрейт Д. Экономические теории и цели общества / Пер. с англ., под ред. Н.Н. Иноземцева и А.Г. Милейковского. - М.: Прогресс, 1979. - 406 с.

[9] Димаджио П. Культура и хозяйство // Экономическая социология. Том 5. - 2004, № 3, май, - С. 4566. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.ecsoc.msses.ru (дата обращения: 22.05.09)

[10] Кляйн Н. NO LOGO. Люди против брендов. - М.: Добрая книга, 2005. - 624 с.

[11] Коос С. Объясняя этическое потребительское поведение в Европе (эмпирические данные по 19 странам) // Экономическая социология. Т. 10. - 2009, № 2, март. - С. 76-98. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.ecsoc.msses.ru (дата обращения: 22.05.09)

[12] Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека / Пер. с англ. - М.: Канон-Пресс-Ц, 2003. - 464 с.

[13] Рапай К. Культурный код: Как мы живем, что покупаем и почему / Пер. с англ. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2008. - 167 с.

[14] Спектор Р. Убийцы категорий. Революция в розничной торговле и ее влияние на культуру потребления / Пер. с англ. - М.: Добрая книга, 2005. - 272 с.

[15] Специальные экономические зоны в мировой экономике Русское экономическое обозрение. Электронное периодическое издание. 5 марта 2010. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www. economic-review.ru/publications/67/ (02.03.2010).

[16] Тэйлор П. Распознавание образов и быстроизменяющийся капитализм: что говорит литература теоретикам потока // ХОРА. - 2008, № 1. - С. 28-49.

[17] Уинстон Г. Досуг // Экономическая теория / Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгрейта, П. Ньюмена. Пер. с англ. / Научн. ред. чл.-корр. РАН В.С. Автономова. - М.: иНфРА-М, 2004. - С. 470-475.

[18] Федорова Е.Л. Множественная личность в истории западного психологического знания XVIII-XX вв. Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. псих. наук: 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии. - Ростов-на-Дону, 2001. - 22 с.

[19] Хиз Дж., Поттер Э. Бунт на продажу / Пер с англ. - М.: Добрая книга, 2007. - 456 с.

[20] Чадаева А.Г. Мифогенез и роль мифа в культуре общества потребления. Дисс. на соискание уч. ст. к. культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. - М. 2006. - 162 с.

[21] Шмигин И. Философия потребления / Пер. с англ. - Х.: Гуманитарный Центр, 2009. - 304 с.

[22] Jäckel M., Kochhan C. Notwendigkeit und Luxus. Ein Beitrag zur Geschichte des Konsums. In: Rosenkranz, D./ Schneider, N. (Hg.): Konsum. Soziologische, цkonomische und psychologische Perspektiven. - Opladen: Leske und Budrich, 2000. - S. 73-94.

[23] Lüdtke H. Konsum und Lebensstile. In: Rosenkranz, Doris / Schneider, Norbert F. : Konsum. Soziologische, ökonomische und psychologische Perspektiven. - Opladen: Leske und Budrich, 2000. - S. 117-132.

Общество

ОБЩЕСТВО ПОТРЕБЛЕНИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 23. Москва, 2013, стр. 574

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. А. Погребняк

О́БЩЕСТВО ПОТРЕБЛЕ́НИЯ, по­ня­тие, ис­поль­зуе­мое в со­ци­аль­ных нау­ках и пуб­ли­ци­сти­ке для ха­рак­те­ри­сти­ки по­ряд­ка, в рам­ках ко­то­ро­го по­треб­ле­ние то­ва­ров и ус­луг иг­ра­ет роль ве­ду­щей си­лы об­ще­ст­вен­но­го раз­ви­тия и гос­под­ст­вую­щей жиз­нен­ной мо­ти­ва­ции его чле­нов. Ге­не­зис О. п. обыч­но свя­зы­ва­ет­ся в со­цио­ло­гич. тео­рии с про­цес­сом ста­нов­ле­ния об­ществ мо­дер­на и осо­бен­но с его но­вей­шим (20 в.) эта­пом, ха­рак­те­ри­зую­щим­ся фор­ми­ро­ва­ни­ем струк­тур мас­со­во­го об­ще­ст­ва, а так­же с рас­про­стра­не­ни­ем цен­но­стей мас­со­вой куль­ту­ры, ко­то­рое осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в пер­вую оче­редь бла­го­да­ря воз­дей­ст­вию на че­ло­ве­че­ское соз­на­ние и по­ве­де­ние средств мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Ран­ние кон­цеп­туа­ли­за­ции фе­но­ме­на О. п. пред­став­ле­ны в ра­бо­тах Т. Веб­ле­на, изу­чав­ше­го со­ци­аль­ные функ­ции и ме­ха­низ­мы ста­тус­но-де­мон­ст­ра­тив­но­го, или «пре­стиж­но­го», по­треб­ле­ния, и В. Зом­бар­та, стре­мив­ше­го­ся по­ка­зать (в про­ти­во­вес по­зи­ции М. Ве­бе­ра), что ро­ж­де­ние ка­пи­та­лиз­ма «из ду­ха рос­ко­ши» бы­ло не ме­нее ре­аль­ным и зна­чи­мым фак­том хо­зяйств. ис­то­рии, чем его ро­ж­де­ние из ду­ха «про­тес­тант­ской эти­ки».

Сам тер­мин «О. п.» во­шёл в ши­ро­кий обо­рот в 1950–1960-е гг. Не­смот­ря на то что в пол­ном объ­ё­ме цен­но­сти О. п. во­пло­ща­ют­ся лишь в стра­нах, дос­тиг­ших в сво­ём раз­ви­тии ста­дии «позд­не­го ка­пи­та­лиз­ма», тен­ден­цию к их гло­баль­но­му рас­про­стра­не­нию от­ме­ча­ют прак­ти­че­ски все ана­ли­ти­ки. Про­цес­сы «кон­сь­ю­ме­ри­за­ции» (от англ. consumer – по­тре­би­тель; consumption – по­треб­ле­ние) не ог­ра­ни­чи­ва­ют­ся сфе­рой эко­но­ми­ки, ох­ва­ты­ва­ют и др. сто­ро­ны жиз­ни об­ще­ст­ва, в т.  ч. по­ли­ти­ку, нау­ку, ис­кус­ст­во. По­треб­ле­ние раз­но­об­раз­ных ма­те­ри­аль­но-ве­ществ. и сим­во­лич. благ как спо­соб кон­ст­руи­ро­ва­ния лич­но­ст­ной иден­тич­но­сти вы­сту­па­ет од­ной из от­ли­чит. черт эпо­хи по­стмо­дер­на, или «те­ку­чей со­вре­мен­но­сти» (З. Бау­ман).

По­зи­тив­ная оцен­ка О. п., пред­став­лен­ная в оп­ти­ми­стич. вер­си­ях тео­рий ин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва и по­стин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва, обос­но­вы­ва­ет­ся тем, что бес­пре­це­дент­ное раз­ви­тие про­из­водств. воз­мож­но­стей ста­вит эко­но­ми­ку в пря­мую за­ви­си­мость от го­тов­но­сти лю­дей не­пре­рыв­но на­ра­щи­вать объ­ё­мы сво­его по­треб­ле­ния. Кро­ме то­го, О. п. трак­ту­ет­ся как во­пло­ще­ние де­мо­кра­тич. идеа­ла: ес­ли не толь­ко эко­но­ми­ка, но так­же по­ли­ти­ка, ре­ли­гия, об­ра­зо­ва­ние и т. д. вы­сту­па­ют в ро­ли лишь по­став­щи­ков спе­ци­фич. «ус­луг», то по­тре­би­тель, от­даю­щий пред­поч­те­ние тем или иным из них, ста­но­вит­ся субъ­ек­том под­лин­но су­ве­рен­но­го во­ле­изъ­яв­ле­ния. Но, как по­ка­за­ли оп­по­нен­ты дан­ной точ­ки зре­ния, по­сту­ли­руе­мый су­ве­ре­ни­тет по­тре­би­те­ля фик­ти­вен по при­чи­не под­чи­не­ния его вы­бо­ра це­лям «тех­но­струк­ту­ры» (Дж. К. Гэл­брейт), а «кон­сь­ю­ме­ризм» как ус­та­нов­ка соз­на­ния ве­дёт к па­ра­ли­чу и да­же раз­ру­ше­нию ин­ди­ви­ду­аль­но­го «я», пре­вра­щён­но­го в функ­цию про­ду­ци­руе­мых эко­но­мич. сис­те­мой по­треб­но­стей и спо­со­бов их удов­ле­тво­ре­ния (Э. Фромм).

Наи­бо­лее раз­вёр­ну­тый ана­лиз О. п. дан в од­но­им. кни­ге франц. со­цио­ло­га Ж. Бод­рий­я­ра. Мне­нию, что в О. п. «пу­ри­тан­ские» цен­но­сти тру­до­вой ас­ке­зы сме­ня­ют­ся ду­хом рас­то­чи­тель­ст­ва, он про­ти­во­пос­та­вил те­зис о гос­под­стве стра­те­гии «мас­со­во­го оболь­ще­ния», ко­гда экс­плуа­та­ция при­ни­ма­ет бо­лее мяг­кую и опо­сре­до­ван­ную, но не ме­нее эф­фек­тив­ную фор­му. В от­ли­чие от К. Мар­кса, Бод­рий­яр ука­зы­вал на фе­ти­ши­ст­ский ха­рак­тер не столь­ко ме­но­вой («то­вар­ный фе­ти­шизм»), сколь­ко имен­но по­тре­би­тель­ной цен­но­сти, ко­то­рая в совр. ус­ло­ви­ях при­об­ре­ла ха­рак­тер са­мо­вос­про­из­во­дя­щей­ся зна­ко­вой сис­те­мы. В ре­зуль­та­те на­ли­цо уже не столь­ко со­кры­тие не­до­по­лу­че­ния ра­бо­чим час­ти про­из­ве­дён­но­го про­дук­та, сколь­ко впол­не от­кро­вен­ное «при­гла­ше­ние» субъ­ек­та рас­тво­рить своё су­ще­ст­во­ва­ние в по­то­ке ими­та­ций, реа­ли­зуе­мых в т. ч. в по­треб­ле­нии (т. н. си­му­ляк­ров). «Под­лин­ность» же бы­тия че­ло­ве­ка, к ко­то­рой апел­ли­ро­ва­ли кри­ти­ки О. п., здесь спо­соб­на за­яв­лять о се­бе лишь в ир­ра­цио­наль­ных, пре­им. не­га­тив­ных, фор­мах, напр. в дей­ст­ви­ях де­ст­рук­тив­но­го ха­рак­те­ра.

Хо­тя те­зис о том, что кон­сь­ю­ме­ризм ра­ди­каль­но ис­ка­жа­ет под­лин­ные жиз­нен­ные це­ли, стал об­щим ме­стом це­ло­го ря­да тео­рий 19–20 вв. (Г. В. Ф. Ге­ге­ля, Г. Д. То­ро, не­омар­ксиз­ма, франк­фурт­ской шко­лы, эк­зи­стен­циа­лиз­ма и т. д.), опыт по­след­них де­ся­ти­ле­тий по­ка­зал, что тот или иной ар­гу­мент про­тив О. п. мо­жет стать ос­но­вой но­во­го трен­да его раз­ви­тия (напр. , борь­ба за эко­ло­гию по­ро­ж­да­ет «эко­то­ва­ры», на фо­не не­до­воль­ст­ва «фаст­фу­дом» вы­страи­ва­ет­ся рек­ла­ма рес­то­ра­нов «здо­ро­во­го пи­та­ния» и т. п.). Свой­ст­вом «но­во­го ду­ха ка­пи­та­лиз­ма» (Л. Бол­тан­ски, Э. Кья­пел­ло) ста­но­вит­ся про­из-во то­ва­ров, ко­то­рые от­ве­ча­ют кри­ти­ке О. п. и од­но­вре­мен­но ин­тен­си­фи­ци­ру­ют са­мо по­треб­ле­ние.

Интегрированный урок (новйшая история + информационные и коммуникативные технологии) по теме "Возникновение общества массового потребления"

Школьный курс истории играет большую роль в духовном развитии школьников. В то же время современные образовательные технологии, позволяют повысить удельный вес самостоятельной творческой познавательной деятельности учащихся, что способствует лучшему усвоению материала, создают условия для свободного изучения вопросов истории не только по школьной программе, но и вне ее, а так же усовершенствовать навыки работы с компьютером. Словом, способствует применению компетентностного, а не знаниевого подхода в изучении учебных дисциплин.

Во многом решению дидактических задач способствуют интеграция истории с ИКТ, т. к. позволяет учитывать индивидуальные особенности учеников, дифференцировать обучение, применять коллективные формы работы, совершенствовать формы взаимодействия учеников и учителя.

Использование интегрированных уроков требует от учителя творческого гибкого подхода в организации учебного процесса, владения информационной техникой, однако, требует немалой подготовительной работы. В то же время интеграция позволяет формировать у учеников более целостное мировоззрение на основе использования межпредметных связей, делает процесс обучения более интересным, насыщенным. Этим обусловлен выбор интеграции предметов при изучении данной темы.

Цель: сформировать у учащихся представление об обществе массового потребления; способствовать развитию умения учащихся получать информацию из различных источников, анализировать ее, структурировать и переводить в другие виды представления информации.

Задачи:

  1. Дать знания о причинах возникновения «государства благоденствия», его основных чертах.
  2. Развитие умения работать с различными видами информации.
  3. Развитие навыка коллективной деятельности.

Форма урока: урок-исследование (изучение учебного материала происходит в группах).

Оборудование:

  1. Компьютеры с выходом в Internet.
  2. Интерактивная доска (для работы с таблицами).
  3. Карточки с заданиями и адресами необходимых сайтов в Internet.

Роль учителя заключается в том, чтобы помочь детям организовать работу в команде для получения необходимой информации и грамотно ее представить: учитель истории консультирует и направляет работу учеников по истории, учитель информатики – по использованию ресурсов Интернета и в работе со стандартными программами: Power Point и Word.

Данную форму урока целесообразно применять в сильном классе для работы по изучению новой темы, предварительно ученикам дается домашнее задание ознакомиться с соответствующим параграфом учебника; в менее подготовленном классе этот урок лучше использовать для закрепления знаний.

Ход урока

1. Разделение класса на группы (по принципу «от лидера»), раздача карточек с заданиями и указанием адресов необходимых сайтов в Интернете, постановка задач (5 мин.). Для экономии времени составить группы можно заранее.

a) политологи: определяют главные политические проблемы, их влияние на формирование «общества потребления»;
b) социологи: определяют социальные особенности «общества потребления»;
c) экономисты: определяют экономические особенности «государства благоденствия»;
d) аналитики: на основе приведенных данных составляют диаграммы и делают по ним вывод;
e) эксперты: делают выводы, обобщая результаты, работают над составлением теста и словаря.

2. Итоги исследования группы оформляют в виде таблицы, заполняя соответствующий столбец (20 мин.). Последний столбец заполняется совместно после выступления «экспертов». Если учитель и ученики имеют опыт работы с интерактивной доской, то таблицу можно выполнять в интерактивном варианте, если такой возможности нет, то можно подготовить матрицы таблицы для каждой группы. Если класс владеет технологией создание презентаций (работа с приложением PowerPoint), то на 2 этапе урока можно дать задание о подготовке презентации (1-3 слайда) вместо таблицы. Для экономии времени на данном уроке презентация была выполнена заранее группой учеников по заданию учителя. Прогнозируемый результат работы может выглядеть следующим образом.

Табличный вариант.

Осуществление политики «государства благоденствия» в странах Западной Европы

Новые явления в политической жизни Новые социальные явления Тенденции в развитии экономики Негативные черты
1. Среди населения вырос авторитет Советского Союза.

2. Рост популярности коммунистических и социалистических идей.

3. Лидерами левого движения стали социалисты и социал-демократы (концепция демократического социализма и «государства благоденствия»).

4. Консерваторы поддерживали демократические принципы жизни общества, но подчеркивали важность традиций.

5. Усиление роли государства в жизни общества.

6. Реформы - главный способ деятельности правительства.

1. Укрепление позиций среднего класса как опоры государства.

2. Улучшение бытовых условий.

3. Развитие системы социального страхования.

4. Снизился разрыв в доходах различных социальных слоев.

5. Снижение социальной напряженности.

1. Мощный экономический подъем 50-60-х гг.

2. Государство регулировало экономику через государственные расходы, налоги, установление банковского процента.

3. Развитие массового производства товаров народного потребления.

4. Увеличение заработной платы.

5. Развитие сферы услуг.

6. Развитие рекламы.

1. Рост бюрократического чиновничьего аппарата.

2. Недовольство предпринимателей ростом налогов.

3. Рост инфляции.

4. Появление слоя «новых бедных».

Проект-презентация (приложение 1 - презентация к уроку).

Вывод. В эпоху «холодной войны» страны Запада пытались доказать, что усовершенствовать капиталистическое общество можно в условиях демократии с помощью реформ, а не революций.

3. Доклад о результатах работы. Выступление экспертов. (10 мин).

4. Рефлексия - просмотр презентации (5 мин.).

5. Повторение - решение теста. Тестирование на 5 этапе урока можно провести путем голосования, для этого учитель предварительно подготавливает оборудование. (3 мин.).

6. Подведение итогов урока, оценка работы (2 мин.).

Приложение 2. Карточки с заданиями.

Задания 1 группы

1. Определите, какие политические проблемы стояли перед странами Запада в 60-е годы ХХ века.
2. Выявить, какое влияние эти проблемы оказали на: а) экономическое развитие; б) социальное развитие.
3. Какие пути решения данных проблем были приняты.
4. Результаты внесите в таблицу.

Задания 2 группы

1. Определите, какие социальные проблемы стояли перед странами Запада в 60-е годы ХХ века.
2. Выявить, какое влияние эти проблемы оказали на: а) экономическое развитие; б) политическое развитие.
3. Какие пути решения данных проблем были приняты.
4. Результаты внесите в таблицу.

Задания 3 группы

1. Определите, какие экономические проблемы стояли перед странами Запада в 60-е годы ХХ века.
2. Выявить, какое влияние эти проблемы оказали на: а) социальное развитие; б) политическое развитие.
3. Какие пути решения данных проблем были приняты.
4. Результаты внесите в таблицу.

Задания 4 группы

На основе следующих данных составьте диаграммы, сделайте выводы.

1. Среднегодовые темпы экономического роста стран Запада за 1948-1963гг.:

Франция - 4,6%
ФРГ - 7,6%
Италия - 6%
Голландия - 4,7%
Великобритания - 2,5%

2. Потребительские расходы от личных доходов в 1970г.

  французов англичан
- на питание 25,6% 20,7%
- на услуги 35,5% 39%

3. В 1970г. на каждую тысячу французских рабочих приходилось

636 автомобилей
769 телевизоров
844 холодильника

4. Государственные расходы на социальное страхование в Англии составили в 1962г. 5% валового национального продукта, в 1974г. свыше 16%.

Задания 5 группы

1. Составьте терминологический словарь следующих понятий: "государство благоденствия", государственное регулирование экономики, теория Кейнса (теория эффективного спроса), социальное страхование, «новые бедные», средний класс.

2. Составьте тест из 3-х вопросов, отражающих суть понятия «общество потребления», его хронологические рамки, характерные черты.

3. Сформулируйте выводы по теме урока.

Приложение 3: ресурсы, рекомендуемые учащимся для работы.

www.histori.rin.ru
www.chronologia.org
www.lesson-histori.narod.ru
www.ru.wikipedia.org
www.enc.mail.ru
www.hist.ru
www.ont.by
www.katalog.iot.ru
www.krugosvet.ru

the concept and phenomenological framework

Общество потребления: понятие и феноменологические рамки

Гуманитарный вестник # 4·2020 3

за редким исключением3, воспринимается так, как он определен

Бодрийяром, т. е. как феномен, присущий исключительно современ-

ной эпохе. Об этом свидетельствует и анализ научных публикаций по

соответствующей тематике (мы не будем здесь его приводить, так

как он заслуживает отдельной статьи), и анализ научно-популярного

контента, квинтэссенция которого выражена в тексте, опубликован-

ном в «Википедии», где со ссылкой на статью В.И. Ильина отмечает-

ся, что «Общество потребления возникает в результате развития ка-

питализма» (важно, что подобный акцент присутствует и в англо-

язычной версии этой статьи в Википедии, и в версии на других

европейских языках) [6, 7]. В качестве исключения отметим лишь

появление работ, выявляющих концепты и дискрипции общества по-

требления в художественной литературе ХХ в., написанной до появ-

ления работы Бодрияйра. Анализируются произведения фантастики:

например, роман-антиутопия О. Хаксли «О дивный новый мир»

(1932), описывающий общество, в котором потребление является од-

ной из главных ценностей и культом [8]. Также в Интернете выложен

обзор, посвященный анализу концептов общества потребления во

французских романах середины ХХ в.4: например, в романе Симоны

де Бовуар «Прелестные картинки» (1966) показаны герои из благопо-

лучной среды, их окружают вещи модных дизайнеров, включая Ша-

нель, к приобретению которых они постоянно стремятся, но, несмот-

ря на их наличие, неизменно остаются несчастными.

Саму концепцию потребления как образа жизни (consumerism)

задолго до того, как она стала трендовым описанием современности,

представил Т. Веблен в вышедшей в 1899 г. работе «Теория праздного

класса: экономическое исследование институций» [10]. Под праздным

классом здесь понимаются собственники, характерной чертой которых

является демонстративное потребление, а именно — расточительное

потребление товаров и услуг с целью демонстрации и подтверждения

собственного благополучия. В этом смысле Веблен за 70 лет предвосхи-

тил Бодрийяра, который писал, что «богатство, “изобилие” является в

действительности только накоплением знаков счастья» и что товары —

это «сочетание знаков всех категорий благ» [2].

Бодрийяр зафиксировал массовое потребление материальных

благ, превратившееся в систему ценностей и установок. Веблен видел

__________

3 См., например, диссертационное исследование А.О. Ланцева, который

прослеживает черты общества потребления со времен Античности [9].

4 Работа «Концепты общества потребления во французской литературе 50–60-х

годов ХХ в. на примере романов Э. Триоле “Розы в кредит”, Ж. Перек “Вещи” и

С. де Бовуар “Прелестные картинки”» выложена на нескольких ресурсах под видом

диплома, реферата и обзора анонимно, однако отсутствие авторства не умаляет

достоинства этого исследования.

Планетарные масштабы экспансии техногенной цивилизации и ускорение хода человеческой истории

Если использовать периодизацию истории Э. Тоффлера, которая делит историю на традиционные, индустриальные и постиндустриальные общества, то техногенная цивилизация является продуктом индустриального общества. П.С. Кудрявцев и И.Я. Конфедератов предлагает понимать «технологию» как «набор инструментов, созданный человеком на основе использования когнитивных природных законов для удовлетворения материальных и культурных потребностей общества»[4]. Хотя даже самые простые средства, облегчающие жизнь человека, в принципе можно назвать «технологиями», в нашем понимании техногенная цивилизация является этапом развития индустриального общества, характерным для XVI-XX веков и продолжает свое развитие в рамках постиндустриального общества. Техногенная цивилизация — это эпоха, когда человек начинает зависеть от технологий и начинает определять свои основные потребности, интересы, характер деятельности и семантическое мышление. В то же время, основы техногенной цивилизации уже заложены в истоках человечества — в древнегреческой культуре (культ человека, демократия, развитие научной мысли). Позднее христианство укрепило антропологические тенденции, объявив человека лучшим из всех творений и считая его дух «подобным» божественному. В эпоху Возрождения в Европе наконец-то утвердился антропоцентризм, рассматривающий человека и как существо, и как «коллегу» по Богу в реализации божественного плана, касающегося природы. В XVI-XVII веках возникло механическое мировоззрение, которое в конечном итоге повлияло на формирование представлений о природе как о ресурсе для развития человека и его цивилизации.

Принято различать следующие характеристики техногенной цивилизации: Ускорение темпов развития, замена экстенсивного развития на интенсивное, механизация производства, концепция общества как механического агрегата индивидуумов, рациональность мышления, направленная на использование научных знаний для развития эффективности производства, объяснение природы как объективной и закономерной субстанции, урбанизация, культ науки и идея прогресса.

Человек рассматривается в этой системе отношений как аналог машины, из которой вытекает привычка, знакомая сейчас всем, регулировать свой рабочий день, время отдыха и жизнь в целом.

Техногенная цивилизация открыта, она принципиально ориентирована на завоевание окружающего мира, на экспансию. В рамках такого процесса обычно действует линейная логика «кто не с нами, тот против нас», наиболее ярко реализованная сегодня в проекте «Pax Americana». В такой ситуации человек становится зависимым от технологических ритмов и потребностей промышленности. Динамичное развитие технологий означает, что современный человек не может поспевать за их ускорением, отсюда и разрыв между внешними условиями жизни человека и его внутренними потребностями. Это особенно ярко проявилось в возникновении и формировании постиндустриального (или информационного) общества.

Информационное общество обычно понимается как особый этап социально-экономических отношений, возникший во второй половине XX века, и воспринимается как основная социальная ценность. Из инструмента трудовой деятельности он становится самостоятельным фактором общественных отношений. Способ управления информационными процессами влияет на трудовую и повседневную жизнь, профессиональные знания и структуру общества, открывает новые возможности и ставит новые проблемы. Информационные технологии активно влияют на интеллектуальную культуру — формируется «медийная» культура. Однако ресурсы человеческого сознания не в состоянии полностью покрыть полученную информацию, создавая новые формы зависимости.

Общество потребления

Развитие социально-экономических отношений европейской цивилизации привело к появлению еще одной формы зависимости современного человека, которую в современной философии принято называть «обществом потребления». Этот социальный феномен обсуждается на Западе с 1970-х годов, поскольку, несмотря на рост доходов и услуг в ведущих западных странах, случаи депрессии и самоубийств стали более частыми. Потребительское общество — это общество промышленно развитых стран, характеризующееся массовым потреблением товаров и услуг и формированием соответствующей системы ценностей. Появление глобальной техногенной цивилизации и глобальной экономики обусловило необходимость формирования глобального потребителя, «гражданина мира», который ищет и находит одно и то же, наслаждается одним и тем же во всех странах. Потребительское общество — это система, организующая совместную деятельность людей таким образом, что манипулирование культурными кодами, порождающими психологические установки потребителей, становится его доминирующим содержанием. Эта система характеризуется массовым манипулированием культурными символами и формированием соответствующей иерархии ценностей, на вершине которой находится покупка и регулярное обновление вещей.

В обществе потребления потребление стало основным содержанием социальной жизни. Потребление — это не только основа этого общества, реализованная через его политические, экономические и социальные институты, но и его цель. И сфера производства (промышленность ориентирована на потребление все большего количества ресурсов), и сфера развлечений (жизнь людей вращается вокруг потребления товаров и услуг, которые для них не всегда нужны) подвержены искажениям. Манипулирование товарами как важными признаками культуры предполагает не столько способность товаров удовлетворять человеческие потребности, сколько социальное значение, придаваемое владельцу товаров в этой культуре. Акцент делается уже не на функциональных свойствах товара, а на престиже владения конкретным товаром; товар становится признаком социального статуса. Сознание потребителя постоянно занято выбором товаров, и, купив их, он может очень быстро потерять к ним интерес и почти никогда не пользоваться ими.

Причины возникновения общества потребления

Источник возникновения общества потребления лежит не только в социально-экономических отношениях, но и в сфере социально-психологической мотивации. Человек обладает врожденным набором потенциальных способностей, которые могут быть развиты, и их диапазон необычайно широк. Кроме того, у человека есть различные приводы для реализации присущего ему потенциала. С одной стороны, реализация способностей и качеств ассоциируется с удовольствием и сразу же привлекательностью и самооценкой, с другой стороны, требует постоянных новых усилий, что часто делает ее нереализуемой. Отсутствие реализации врожденных способностей приводит к психическим расстройствам, человек испытывает депрессию и дискомфорт, неудовлетворенность, утрату и отчуждение. Психическое недовольство может быть либо заглушено другим, более сильным стимулом нервных рецепторов, т.е. отвлечь, либо притупить общую чувствительность психической системы, либо попытаться подменить внешние атрибуты успеха, придавая вещам культовый смысл. Средствами этого могут быть: туристические поездки, экстремальные виды отдыха, просмотр телепередач и спектаклей, коллекционирование, обжорство, азартные игры и компьютерные игры (отвлечение от душевного дискомфорта), а также алкоголь, наркотики (притупление чувствительности нервной системы). В результате человек также попадает в определенную зависимость от дальнейшего процесса потребления.

Глобализация

Глобальные потребности, в свою очередь, приводят к появлению глобальных продуктов, что проявляется в стандартизации товаров и стандартизации брендов. Следующий этап — объединение мира на основе общих стандартов, формирование общества людей, «похожих» друг на друга, что называется проблемой «среднего человека». Это понятие впервые было установлено в трудах испанского мыслителя Ж. Ортеги-и-Гассета, а также немецкого философа Х. Маркузе, хотя образ этого типа общества в определенном смысле был представлен и в философии К. Маркса, Ф. Ницше и К. Леонтьева. Термин «среднестатистический человек» часто используется для описания особого типа общества, в котором основную роль играет масса людей, которые не выделяются из окружающего их мира и имеют одинаковые потребности, привычки и ценности. Это господство проявляется в политических и экономических отношениях, в принципах социальных отношений и в характере культуры. Феномен «среднего человека» появляется в европейском обществе в связи с развитием капиталистических отношений, которые породили феномен массового труда на фабриках. Поскольку работа делится в массовом порядке, это неизбежно приводит к отсутствию осознания целостности произведенного предмета (как это было в кустарном производстве), что, в свою очередь, приводит к соответствующим социально-психологическим последствиям: идее «заменяемости» каждого человека на предприятии и человека в обществе. Универсальная «заменяемость» порождает «обезличенную» рабочую массу (тот же образ жизни и мышления), а тяжелый физический труд практически не оставляет времени для умственного развития. Развитие демократических институтов в Западной Европе и США во второй половине 19-го и 20-го веков, несмотря на их положительную основу, выводит на арену истории именно средние массы людей, которые являются источником определенных ценностей и интересов, не всегда связанных с высоким уровнем культуры. Развитие общества потребления трансформирует вкусы и привычки этих людей в стандарт и нормы общего поведения. Среди основных особенностей этого типа традиционно выделяются: ослабление критического суждения, стандартизация всех жизненных процессов, маргинализация[5], одномерное мышление и, как следствие, упрощение языка, потребностей и ценностей.

Таким образом, в развитии европейского общества руководящие принципы европейской культуры — гуманизм[6], рационализм[7], индивидуализм[8] — превратились в крайность превращения человека в машину, в крайнюю стандартизацию и прагматизацию жизни, ориентированную на потребление идентичных товаров одними и теми же людьми, несмотря на их внешние различия. Осознание бессмысленности всего происходящего, угрожающая утрата человеческой духовности, опасность глобальной катастрофы, несомненно, являются спутниками глобального культурного кризиса.

Пути выхода из глобального культурного кризиса

Каковы возможные пути выхода из глобального культурного кризиса? Эксперты предлагают некоторые базовые сценарии развития[9]. При этом установлено, что, поскольку глобальный кризис культуры — это явление, во многом обусловленное развитием научно-технического прогресса (далее ВТП) и техногенной цивилизации, то сценарии преодоления кризиса во многом проистекают из отношения к этим проблемам. Таким образом, выделяются 4 основные позиции: 1) концепции, которые связывают решение глобальных проблем и решение глобального культурного кризиса только с дальнейшими достижениями научно-технической революции, без учета их социальной направленности; 2) концепции, которые полностью отрицают достижения научно-технического прогресса и выступают за сокращение производственной и научно-технической деятельности; 3) концепции, игнорирующие деятельность НТП в контексте решения глобальных проблем, но, не отрицая их в обществе, ориентированные на изменение менталитета В последней концепции речь идет не об обособлении одного явления или аспекта социальной жизни, а о целостном сценарии глобального культурного кризиса. Это означает не отрицание роли науки и техники, а многоаспектное использование их достижений с учетом всех преимуществ и недостатков.

На странице рефераты по философии вы найдете много готовых тем для рефератов по предмету «Философия».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Цивилизационная концепция А. Тойнби
  2. Сергей Викторович Булгаков, православный священник, русский философ
  3. Марк аврелий, представитель позднего стоицизма
  4. Современная индийская философия
  5. Контуры нового этапа цивилизационного развития
  6. Культура и природа
  7. Справедливость: понятие, проявление и сферы
  8. Целостность истории. Субстанциональный и функциональный аспекты
  9. Способы представления человека в индийской философии
  10. Античная философия и ее роль в культуре древней Греции

Лекция “Современное искусство и общество потребления” и кинопросмотр фильма “Выход через сувенирную лавку”

 

2 декабря 2016 года в Центре современного искусства КГФ МПГУ прошёл кинопоказ фильма «Выход через сувенирную лавку» (режиссер Бэнкси)*. Перед просмотром фильма была проведена лекция культуролога Максима Кондратова на тему «Современное искусство и общество потребления», в которой были подняты такие вопросы, как предпосылки возникновения феномена современного искусства, ценностные основания эпохи постмодерна, роль массовой культуры в обществе потребления, роль социальной значимости искусства в современном обществе, проблема цены и ценообразования в экономике культуры. После просмотра состоялось обсуждение картины, сопровождавшееся чаепитием.

«Выход через сувенирную лавку» (англ. Exit Through the Gift Shop) — фильм Бэнкси (псевдоним английского андерграундного художника стрит-арта, политического активиста и режиссера, скрывающего свою личность) рассказывает невероятную, но правдивую историю о том, как эксцентричный буржуа французского происхождения, проживающий в Лос-Анджелесе, превратившись в кинодокументалиста, попытался отыскать Бэнкси и подружиться с ним. Фильм был номинирован Американской киноакадемией на премию «Оскар» 2011 года в категории «Лучший документальный полнометражный фильм».

Особую благодарность выражаем организатору мероприятия и лектору Максиму Кондратову, а также Анастасии Евдокимовой, Дарье Дозоровой, Владимиру Качанжи, Юлию Хисамутдинову, Егору Самойлову, Давиду Керимову –  магистрантам направления “Деловая культура и бизнес-коммуникации”.

Фотограф: Анастасия Евдокимова.

*Мероприятие организовано в рамках курса “Массовая культура: теории и практики” кафедры культурологии Института социально-гуманитарного образования, преподаватель – к.соц.н., доцент Анастасия Константиновна Сельчёнок.

Как мир принял потребительство

Товарищество реальности и производство спроса имели серьезные последствия для построения человека в наши дни, где, по словам философа Герберта Маркузе, «люди узнают себя в своих товарах».

Это отражено в нынешнем отношении. Например, австралийская комедийная актриса Венди Хармер в своем сериале ABC под названием «Вещи» выразила раздражение по поводу предположений, что потребление просто порождается жадностью или недостатком осведомленности: «Я очень горжусь тем, что сняла документальный фильм о потреблении, который не содержит обычные кадры заводских дымовых труб, свалок и выпирающих тележек в супермаркетах.Вместо этого в нем много счастливых человеческих лиц и все их замечательные вещи! Это исследование любви и всего остального ".

Капиталистическая система, зависящая от логики бесконечного роста с самого начала своего зарождения, столкнулась с изобилием, которое она создавала в своих штатах, особенно в США, как угрозу самому своему существованию. Этого бы не было, если бы люди были довольны, потому что чувствовали, что с них достаточно. Однако в течение ХХ века капитализм сохранил свою динамику, превратив обычного человека в потребителя с неутолимой жаждой своих «чудесных вещей».

* Это отредактированная версия статьи, которая изначально была опубликована в MIT Press Reader и переиздается с разрешения.

Керрин Хиггс - австралийский писатель и историк. Она является автором книги "Collision Course: Endless Growth on a Finite Planet", на основе которой эта статья адаптирована.

Присоединяйтесь к миллиону поклонников Future, поставив нам лайк на Facebook , или подписывайтесь на нас в Twitter или Instagram .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com , которая называется «Основной список». Отобранная подборка историй из BBC Future , Культура , Worklife и Travel , доставка на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Общество потребителей - обзор

Скрытые опасности

Типы сильно стилизованных и надутых, часто (непреднамеренно) юмористических профилей, засоряющих персональную рекламу сервисов онлайн-знакомств, вероятно, не только указывают на одномерность общества потребления. но также свидетельства других более зловещих элементов.Эти публикации могут раскрыть (1) Паноптикум коммерческих интересов, (2) потенциальные опасности социального фишинга, (3) оскорбительную и незаконную деятельность, (4) распространение неправды и (5) ослабление эмоционального контакта.

Во-первых, социальные сети предоставляют плодородный сайт для коммерческой рекламы и для специалистов по маркетингу, которые могут углубить знания своей аудитории. Социальные сети выявляют вкусы, симпатии и антипатии отдельных пользователей и помогают выявить индивидуальные потребительские тенденции.Это создает основу для интеллектуального индивидуального маркетинга, ориентированного на прогнозирование и обеспечение конкретных требований и потребностей каждого человека. Таким образом, коммерческие организации могут более стратегически, напрямую и неуклонно нацеливаться на свою потребительскую аудиторию, повышать и поддерживать узнаваемость бренда и лояльность клиентов, а также обеспечивать готовый рынок для новых потребительских товаров. Используя возможности Web 2.0, маркетинг в социальных сетях обходит продавца продукта, вместо этого полагаясь на распространение информации от пользователя к пользователю, что может показаться менее целеустремленным, более честным и надежным.Таким образом, SNSer невольно нанимается в качестве торгового представителя. Обмен информацией между сайтами также обеспечивает очень сложную, но часто ненаблюдаемую согласованность для коммерческого онлайн-маркетинга, не в последнюю очередь там, где коммерческий запрос, сделанный на одном веб-сайте, передается в качестве напоминания в другие домены социальных сетей. Это происходит как форма агрессивного маркетинга или информационного потока групп потребителей.

Во-вторых, социальный фишинг - это форма социальной инженерии и тип мошенничества, характерный для онлайн-доменов.Фишеры выдают себя за законные учреждения, такие как банк или государственная служба, часто подделывая знакомые идентификационные признаки, такие как логотип, создающий видимость подлинности, для извлечения строго контролируемой личной информации, такой как пароли и пин-коды. Социальные сети являются основным местом для фишинговых атак, не в последнюю очередь из-за объема свободно раскрываемой личной информации.

В-третьих, постоянные и в значительной степени нерегулируемые информационные потоки по самой своей природе уязвимы для проникновения, перехвата или незаконного присвоения отдельными лицами или группами с незаконными намерениями.Лион называет онлайн-сферы «дырявыми контейнерами», где данные из дискретных контекстов перетекают, объединяются и, наконец, разрушают предыдущие линии разграничения, которые разделяют информацию как подходящую для частного и публичного распространения соответственно. Социальные сети как открытые пространства могут быть адаптированы в качестве инструментов шпионажа, финансового хищения или кражи секретной информации, имеющей отношение к национальной безопасности. Сложность модерирования или цензуры онлайн-трафика может означать, что социальные сети мобилизованы для подстрекательства, координации и синхронизации подрывного поведения и даже террористических актов способами, которые ранее невозможно было представить, которые трудно предсказать или предотвратить.

Кибертерроризм становится все более заметной угрозой и приоритетом для западных правительств, которые пытаются справиться с невидимостью и изменчивостью потенциальных угроз и ужасным состоянием существующих законодательных полномочий. Действительно, законодательство о киберпреступности крайне неадекватно и не успевает за темпами развития цифровых технологий.

Киберзапугивание - серьезная проблема риска для соцсетей, особенно молодежных групп, которые могут не найти передышки от оффлайн мучителей.Действительно, социальные сети могут усилить формы социального запугивания и личного унижения, будучи коллективно спроектированными и публично выполняемыми. Отсутствие полицейской службы в Интернете может привести к другим оскорбительным или хищническим действиям, формам домогательств, сексуального соблазнения или ухода за детьми, а также способствовать незаконной деятельности, такой как торговля наркотиками, проституция и детская порнография.

Несмотря на очевидные опасения, исследователи утверждают, что средства массовой информации превозносили риски, связанные с использованием социальных сетей.Сообщения средств массовой информации о риске в социальных сетях не коррелируют с некоторыми исследованиями, в которых изучается виктимизация несовершеннолетних и делается вывод о том, что это в меньшей степени следствие обмана и в большей степени неуместное согласие.

Социальные сети могут быть использованы как мощные инструменты для координации преступлений на почве ненависти, расового экстремизма и других форм фундаменталистского поведения. Транснациональный аспект социальных сетей означает, что преступные группы могут смешивать традиционную полицейскую инфраструктуру, которая географически связывает преступные действия с их исполнителями.Вместо этого преступная деятельность может быть организована и направлена ​​удаленно, из любого места и в любое время.

То, что соцсети могут воспринимать как самые невинные формы раскрытия информации в Интернете, например объявление о празднике, поездке вдали от дома или новой дорогой покупке, может иметь серьезные последствия для офлайн-риска. Публичная трансляция такого рода информации может поставить под угрозу безопасность дома, поскольку будет рекламировать дом открытых дверей для потенциальных грабителей.

В-четвертых, аспект участия Web 2.0 проявляется в пользовательском контенте. Соцсети - авторы и архитекторы своих собственных онлайн-реалий. Через неофициальные / неаккредитованные «форумы сообщества» и форумы для комментариев соцсети являются поставщиками непрофессиональных знаний. Большая часть этого опыта основана на личном опыте, в высшей степени субъективна, подвержена ошибкам и в лучшем случае анекдотична. Тем не менее, другие соцсети могут рассматривать его и одобрять как окончательный. В конечном итоге это может привести к повсеместному признанию и включению неточной и потенциально опасной «фактической» информации.

Онлайн-энциклопедии с открытым исходным кодом, такие как Wikipedia , уязвимы (хотя и в меньшей степени) для дезинформированного контента и могут неосмотрительно использоваться в качестве авторитетного хранилища информации, особенно среди формальных групп учащихся. Легкость поиска информации в Интернете объясняется тем, что у него появляется критически инертный, чрезмерно доверчивый и апатичный работник умственного труда.

Интернет-форумы или чаты, хотя внешне они менее авторитетны, являются регулярно посещаемым источником информации и советов, неизбирательное использование которых может иметь пагубные последствия.Одним из таких примеров являются онлайн-форумы о здоровье непрофессионалов. Те, кто ищет быстрое решение или подтверждение собственных предположений, могут довольно легко без консультации специалиста или совета квалифицированного врача поставить неправильный диагноз и еще больше усложнить проблемы со здоровьем. Интернет-форумы могут благодаря своему огромному размеру, количеству участников и множеству цепочек обсуждений увековечивать и углублять общественные мифы. Такие мифы представляют собой гиперреальность, в значительной степени отделенную от каких-либо явлений оффлайн. Таким образом, социальные сети можно определить как горячие точки для распространения теорий заговора и моральной паники.

В-пятых, непрерывный поток постоянно обновляемой и сильно сжатой информации, характерный для взаимодействий в социальных сетях, предполагает, что, несмотря на преимущества своевременных обновлений, к пользователям предъявляются необоснованные требования при обработке информации и реагировании на нее. Потенциальный момент выпуска информации и обмена между группами пользователей требует соблюдения этикета взаимной эффективности. Несмотря на предполагаемую неформальность контекстов социальных сетей, они требуют больших затрат времени или, по крайней мере, ограничивают время.Пользователям не предоставляется разумное время для взвешенных размышлений. Вместо этого ответы пользователей могут быть в значительной степени непоследовательными, капризными и невразумительными. Малое время отклика, хотя и предназначено для имитации реального времени, может привести к снижению чувствительности пользовательского опыта и мораторию на эмоциональность. Следовательно, взаимодействие соцсетей может показаться поверхностным или чисто формальным.

Хотя коммуникативные свойства социальных сетей допускают незаконное использование, они также все чаще используются юридическими лицами, такими как администрации университетов (в основном в США) и правоохранительные органы, для выявления нарушений институциональной политики (употребление алкоголя несовершеннолетними) и для расследования преступления соответственно.Такие социальные сети, как YouTube, используются для геотегирования подозреваемых, определения их местонахождения и подтверждения их местонахождения в момент совершения преступления, и, возможно, это более точно, чем показания подтверждающего свидетеля. Публикации в Facebook, которые активно отслеживаются университетскими властями, использовались в качестве доказательства и оправдания для дисциплинарных взысканий и исключения студентов. Социальные сети также постоянно используются в качестве хранилища улик и зацепок, что приводит к аресту и привлечению к уголовной ответственности.

В связи с растущим распространением киберпреступности и усилением роли интернет-экономики - в 2010 году на долю Интернета приходилось 7 человек.2% валового внутреннего продукта Соединенного Королевства - национальные правительства выделили значительные ресурсы на обеспечение правопорядка и разведку в цифровом формате. В Соединенном Королевстве в столичной полиции есть специализированное подразделение по борьбе с электронными преступлениями, а в 2003 году президент Джордж Буш объявил о реализации программы «Национальная стратегия защиты киберпространства». Законодательство также продвинулось вперед, хотя его достоинства по-прежнему сильно оспариваются. В 2006 году Палата представителей США приняла Закон об удалении сетевых хищников, который запрещает объектам, финансируемым из федерального бюджета, таким как публичные библиотеки, доступ к социальным сетям.Эта стратегия предотвращения половых контактов между взрослыми и несовершеннолетними подвергалась критике не только как упрощенный ответ на очень сложный вопрос, но и как порождающая дальнейшее неравенство между «имущими» и «неимущими».

Вопросы равенства являются центральными к обсуждениям относительных достоинств и недостатков использования мультимодальных социальных сетей. В тех случаях, когда социальные сети пропагандируются как образовательный инструмент для расширения и улучшения диалога между разрозненными сообществами, такими как специализированные и маргинальные / скрытые группы, делаются определенные предположения.Хотя защитники утверждают, что открытое участие, диалогические свойства социальных сетей могут быть адаптированы для целей социальной сплоченности и расширения прав и возможностей сообщества, они ошибаются, предполагая универсальный доступ и компетенцию всех пользователей, потенциальных пользователей и, конечно же, непользователей. В то время как в Северной Америке и Европе уровень проникновения Интернета составляет соответственно 77,4 и 58,4% на процент населения, уровень проникновения в регионах развивающихся стран, таких как Африка (10,9%) и Азия (21,5%), значительно ниже.Хотя уровень проникновения в развивающихся странах улучшается, цифровой разрыв сохраняется, что делает претензии на подлинно глобальную деревню несколько преждевременными.

Фрэнк Трентманн: Как люди стали «потребителями»

«Потребление - единственная цель и цель всего производства», - уверенно заявил Адам Смит в Богатстве народов в 1776 году. Цитата Смита известна, но на самом деле это было так. один из немногих случаев, когда он прямо обращался к этой теме. Потребление заметно по его отсутствию в Богатство Наций , и ни Смит, ни его ближайшие ученики не рассматривали его как отдельную отрасль политической экономии.

В более ранней работе 1759 года Теория моральных чувств Смит указал на социальные и психологические импульсы, которые подталкивают людей к накоплению предметов и устройств. Он заметил, что люди набивают карманы «мелкими удобствами», а затем покупают пальто с большим количеством карманов, чтобы носить с собой еще больше. Сами по себе футляры для пинцетов, тщательно продуманные табакерки и другие «безделушки» могут не иметь особого смысла. Но, как указал Смит, важно то, что люди смотрят на них как на «средства счастья».«В воображении людей эти предметы стали частью гармоничной системы и сделали удовольствия от богатства« грандиозными, красивыми и благородными ».

В немецких землях женщины были оштрафованы или брошены в тюрьму за ношение хлопкового шейного платка.

Эта моральная оценка была гигантским шагом к более глубокому пониманию потребления, поскольку она бросила вызов доминирующему негативному мышлению, восходящему к древним временам. От Платона в Древней Греции до святого Августина и отцов-христиан до писателей итальянского Возрождения мыслители обычно осуждали погоню за вещами как порочные и опасные, потому что они развращали человеческую душу, разрушали республики и ниспровергали общественный порядок.Великолепие luxus , латинского слова «роскошь», отдавало luxuria - излишеством и развратом.

Сам термин «потребление» вошел в оборот с тяжелым бременем. Первоначально оно произошло от латинского слова Consumerre и в XII веке впервые проникло во французский, а затем и в английский, а затем и в другие европейские языки. Это означало израсходование еды, свечей и других ресурсов. (В этом смысле тело тоже можно было съесть - вот почему на английском языке «болезнь истощения», туберкулез, называлось «потребление».Чтобы усложнить ситуацию, было латинское слово consummare , похожее на последние слова Христа на кресте: « Consummatum est », что означает «Совершилось». Слово стало означать истощение, истощение и завершение.

Возможно, эти значения повлияли на то, как многие прежние правительства регулировали потребление граждан. Между XIV и XVIII веками большинство европейских государств (и их американских колоний) выпустили все более длинный список «законов о роскоши», чтобы попытаться остановить волну моды и роскошных украшений.Венецианский сенат в 1512 году постановил, что в качестве свадебных подарков можно давать не более шести вилок и шести ложек; позолоченные сундуки и зеркала были полностью запрещены. Двумя веками позже в немецких землях женщины были оштрафованы или брошены в тюрьмы за ношение хлопкового шейного платка.

Для правителей и моралистов такой карательный, ограничительный взгляд на мир товаров имел огромное значение. Их общества жили с ограниченными деньгами и ресурсами в эпоху до устойчивого роста. Деньги, потраченные на новинки издалека, такие как индийский хлопок, были потеряны для местной казны и местных производителей; эти производители и земля, которой они владели, провозглашались источниками силы и добродетели.Потребители, напротив, рассматривались как непостоянные и истощающие богатство.

Создал бы Бог мир, богатый минералами и экзотическими растениями, если бы Он не хотел, чтобы люди открывали и использовали их?

Переоценка этой группы, проведенная Адамом Смитом в 1776 году, произошла в разгар трансформации, которая была не только культурной, но и материальной. Между 15 и 18 веками мир товаров расширялся драматическим и беспрецедентным образом, и это явление не ограничивалось Европой. В конце эпохи династии Мин в Китае наступил золотой век торговли, принесший изобилие фарфоровых чашек, лакированной посуды и книг.В Италии эпохи Возрождения не только дворцов элиты, но и дома ремесленников наполнялись все большим и большим количеством одежды, мебели и посуды, даже картин и музыкальных инструментов.

Однако именно в Голландии и Великобритании импульс стал самоподдерживающимся. В Китае товары ценились за их древность; в Италии многие из них были распространены в качестве подарков или сбережений. Голландцы и англичане, напротив, придают новое значение новинкам, таким как индийский хлопок, экзотическим товарам, таким как чай и кофе, и новым продуктам, таким как гаджеты, которые привлекли внимание Смита.

В 1630-х годах голландский эрудит Каспар Барлеус хвалил торговлю за то, что она учила людей ценить новое, и такие светские аргументы в пользу введения новых потребительских товаров - будь то нововведения или импорт - подкреплялись религиозными. Создал бы Бог мир, богатый минералами и экзотическими растениями, если бы Он не хотел, чтобы люди открывали и использовали их? Божественное не зря наделило человека «множеством желаний», - писал Роберт Бойль, ученый, известный своими экспериментами с газами.Вместо того чтобы сбивать людей с истинного христианского пути, поиск новых целей и желаний теперь оправдывался как исполнение воли Бога. В середине 18 века близкий друг Смита Дэвид Хьюм завершил защиту умеренной роскоши. Отнюдь не расточительство или разрушение сообщества, оно стало рассматриваться как делающее нации богаче, цивилизованнее и сильнее.

Таким образом, к концу 18 века в обращении было много моральных и аналитических составляющих более позитивной теории потребления.Но Французская революция и последующая реакция помешали им объединиться. Для многих радикалов и консерваторов революция была опасным предупреждением о том, что избыток и высокий уровень жизни разъедают социальные добродетели и стабильность. Аскетизм и новая простая жизнь рассматривались как ответы.

«Мы должны научиться смотреть на все с точки зрения потребителя».

Более того, экономические писатели в то время не мечтали о существовании чего-то вроде устойчивого роста. ресурсы или, в лучшем случае, их перераспределить.Даже когда писатели нащупывали путь к идее более высокого уровня жизни для всех, они еще не называли разные группы людей «потребителями». Одна из причин заключалась в том, что, в отличие от сегодняшнего дня, они еще не выделяли товары и услуги, покупаемые домашними хозяйствами, но часто также включали промышленное использование ресурсов в категорию потребления. Французский экономист Жан-Батист Сэй, которого сегодня помнят по закону Сэя, в котором говорится, что предложение порождает собственный спрос, - был одним из немногих писателей в начале 19 века, которые рассматривали потребление как таковое, согласно этой теме в специальном разделе своего трактата «Трактат о политической экономии ».Интересно, что он включил «воспроизводственное потребление» угля, дерева, металла и других товаров, используемых на фабриках, наряду с частным конечным использованием потребителями.

В других странах другие экономисты не проявили особого интереса к разработке единой теории потребления. Как ведущий общественный моралист викторианской Англии и поборник слабых и уязвимых, Джон Стюарт Милль, естественно, встал на защиту неорганизованных потребителей от интересов организованных монополий. Однако в его профессиональных трудах потреблению не уделялось должного внимания.Милль даже отрицал, что это может быть достойная ветвь экономического анализа: «Мы не знаем никаких законов потребления богатства как предмета отдельной науки», - заявил он в 1844 году. человеческое наслаждение ". Любой, кто проводил четкий анализ потребления, был виновен по ассоциации с верой в возможность «недостаточного потребления», идея, которую Милль считал подозрительной, ошибочной и опасной.

Это выпало на долю популярного французского либерала и писателя Фредерика Бастиа. , чтобы защитить потребителя, - предположительно, его предсмертные слова в 1850 году были такими: «Мы должны научиться смотреть на все с точки зрения потребителя.«Это могло показаться пророческим, но вряд ли можно квалифицировать как теорию, поскольку Бастиа считал, что свободные рынки в конечном итоге позаботятся обо всем. Для кого-то вроде Милля, озабоченного социальной справедливостью и ситуациями, когда рынки не функционируют, такая догма невмешательства была плохая политика и плохая экономика.В экономике же, напротив, потребитель все еще оставался маргинальной фигурой, которая в основном привлекала внимание в ситуациях сбоя рыночного механизма, например, когда городские коммунальные предприятия терпели неудачу или обманывали своих клиентов, но редко привлекали его, когда дело доходило до все более важной роли, которую они будут играть. в расширении современной экономики.

Нации с высоким спросом были также самыми энергичными и могущественными. Теория

окончательно подтвердилась в 1871 году, когда Уильям Стэнли Джевонс опубликовал свою Теорию политической экономии .«Теория экономики, - писал он, - должна начинаться с правильной теории потребления». Он утверждал, что Милль и ему подобные были совершенно неправы. Для них стоимость товаров была функцией их стоимости, такой как ткань и пот, которые пошли на изготовление пальто. Джевонс смотрел на этот вопрос с другой стороны. создается потребителем, а не производителем: ценность пальто зависела от того, насколько человек желал его.

Кроме того, это желание не было фиксированным, а варьировалось и зависело от функции полезности продукта.Товары имели «конечную (или предельную) полезность», при которой каждая дополнительная порция имела меньшую полезность, чем предыдущая, потому что последняя была менее востребована, - основополагающая экономическая концепция, которую можно интуитивно понять через торт: первый кусок может быть вкусным. замечательно, но тошнота, как правило, наступает после третьего или четвертого. Карл Менгер в Австрии и Леон Вальрас в Швейцарии разрабатывали похожие идеи примерно в одно и то же время. Вместе эти двое и Джевонс положили изучение потребления и экономики на совершенно новые основы.Так родился маржинализм, и теперь полезность любого блага можно было измерить математической функцией.

Именно Альфред Маршалл построил этот фундамент и в 1890-х годах превратил экономику в полноценную дисциплину Кембриджского университета. Он отметил, что Джевонс был абсолютно прав: потребитель был «высшим регулятором спроса». Но он считал, что внимание Джевонса на потребностях было слишком статичным. Маршалл писал, что желания являются «правителями жизни среди низших животных», а человеческая жизнь - отличался «изменением форм усилий и действий» - он утверждал, что потребности и желания меняются с течением времени, как и попытки и средства, направленные на их удовлетворение.Он считал, что у людей было естественное стремление к самосовершенствованию, и со временем они перешли от выпивки и праздности к физическим упражнениям, путешествиям и знанию искусства.

Для Маршалла история цивилизации напоминала лестницу, по которой люди поднимались к более высоким вкусам и занятиям. Это был очень викторианский взгляд на человеческую природу. И это отражало глубокую двойственность отношения к миру товаров, которую он разделял с такими критиками массового производства, как дизайнер Уильям Моррис и искусствовед Джон Раскин.Маршалл горячо верил в социальные реформы и более высокий уровень жизни для всех. Но в то же время он также глубоко критиковал стандартизованное массовое потребление. Он надеялся, что люди в будущем вместо этого научатся «покупать несколько вещей, сделанных хорошо за счет высокооплачиваемого труда, а не многих, сделанных плохо за счет низкооплачиваемого труда». Таким образом, утонченность вкуса потребителей принесет пользу высококвалифицированным работникам.

Растущее внимание к потреблению не ограничивалось либеральной Англией.В имперской Германии национальные экономисты обращались к нему как к показателю национальной мощи: утверждали, что страны с высоким спросом также были самыми энергичными и могущественными. Однако неудивительно, что первое общее описание общества с высоким уровнем потребления было сделано в стране с самым высоким уровнем жизни: в Соединенных Штатах. В 1889 году Саймон Паттен, председатель Уортонской школы бизнеса, объявил, что страна вошла в «новый порядок потребления». Впервые появилось общество, которое больше не было зациклено на физическом выживании, но теперь получало удовольствие. избыток богатства и мог подумать, что с ним делать.Центральным вопросом стал вопрос о том, как американцы тратят свои деньги и время, а также сколько они зарабатывают. Паттен писал, что люди имеют право на досуг. Предстоящая задача больше не состояла в том, чтобы призывать людей сдерживать себя - экономить или надевать рубашку для волос, - но развивать привычки для большего удовольствия и благополучия.

Это была больше, чем академическая точка зрения. Это имело радикальные последствия для того, как люди должны потреблять деньги и думать о них и своем будущем. Паттен резюмировал новую мораль потребления для конгрегации в церкви Филадельфии в 1913 году:

Я говорю своим студентам тратить все, что у них есть, брать взаймы и тратить это… Это не свидетельствует о расплывчатой ​​морали, когда стенографистка зарабатывает восемь или десять долларов в неделю, появляется одетая в одежду, на покупку которой уходит почти все ее заработки.

Напротив, сказал он, это «знак ее растущего нравственного развития». Это показало ее работодателю, что она амбициозна. Паттен добавил, что «хорошо одетая работающая девушка ... является основой многих счастливых семей, которые процветают под влиянием, которое она оказывает на семью». Некоторые члены Унитарной церкви были возмущены, настаивая: «Поколение, с которым вы сейчас разговариваете, слишком глубоко погрязло в преступлениях и невежестве ... чтобы прислушиваться к вам». Дисциплина, а не траты на кредит - вот что им было нужно.Нравится им это или нет, но будущее будет за более либеральным и щедрым взглядом Паттена на потребление.

Не только экономисты открыли потребление в конце 19 века. Они были частью более крупного движения, в которое входили государства, социальных реформаторов и самих потребителей. Это были годы, когда пароходы, торговля и имперская экспансия ускорили глобализацию, и многие рабочие в индустриальных обществах начали получать выгоду от более дешевой и разнообразной еды и одежды.Теперь внимание было обращено на «уровень жизни», новую концепцию, которая положила начало тысячам исследований бюджетов домашних хозяйств от Бостона до Берлина и Бомбея.

Центральная идея этих исследований заключалась в том, что благополучие и счастье семьи определялись привычками Расходы, а не только доходы. Лучшее понимание того, как расходуются деньги, помогло социальным реформаторам научить искусству разумного составления бюджета. Во Франции в 1840-х годах Фредерик Ле Плей составил 36 томов о бюджетах европейских рабочих.В следующем поколении его ученик Эрнст Энгель перенес этот метод в Саксонию и Пруссию, где он сделал изучение социальной статистики профессиональным. Он положил начало закону Энгеля, гласящему, что чем больше доход семьи, тем меньшая доля дохода тратится на питание. Для современников Энгеля, которые беспокоились о революциях и социализме, здесь была надежда: меньшие расходы на еду превращались в большие деньги для личного улучшения и социального мира.

Прежде всего, граждане и подданные открыли для себя свой голос как потребителей.Сегодня fin-de-siècle помнят своими соборами потребления, воплощенными в Bon Marché в Париже и Selfridges в Лондоне. Хотя они не изобрели искусство шоппинга, эти коммерческие храмы сыграли важную роль в расширении общественного профиля и пространства для покупателей, особенно для женщин.

«XIX век был веком производителей. Будем надеяться, что ХХ век будет веком потребителей ».

Интересно, однако, что люди впервые объединились как потребители не в блестящих галереях, а буквально под землей, через новые материальные сети газа и воды.Ассоциация потребителей воды была основана в Шеффилде в 1871 году в знак протеста против налогов на воду. Кроме того, менялись сами потребности и желания, и это расширяло представления о правах и правах. В Англии жители среднего класса в то время привыкли принимать ванну и отказывались платить «дополнительную» плату за дополнительную воду. Они утверждали, что ванна была необходимостью, а не роскошью, поэтому организовали потребительский бойкот.

Годы перед Первой мировой войной превратились в золотые годы потребительской политики.К 1910 году большинство семей рабочего класса и каждое четвертое домашнее хозяйство в Англии были членами потребительских кооперативов. В Германии и Франции такие группы насчитывали более миллиона членов. В Великобритании Женская кооперативная гильдия была крупнейшим женским движением того времени. Организация как потребители дала женщинам новый общественный голос и известность; в конце концов, это были «женщины с корзинами», как называли этих домохозяек из рабочего класса, которые делали покупки.

И именно женщины вышли в авангарде этического потребительства.Лиги потребителей возникли в Нью-Йорке, Париже, Антверпене, Риме и Берлине. В Соединенных Штатах лига превратилась в национальную федерацию с 15 000 активистов во главе с Флоренс Келли, чья квакерская тетя вела кампанию против товаров, выращиваемых рабами. Эти потребители из среднего класса использовали силу своих кошельков для нацеливания на потогонные предприятия и поощрения предприятий, которые предлагали достойные условия труда и минимальную заработную плату.

«Потребитель, - пояснил немецкий активист, - это часы, которые регулируют отношения между работодателем и работником.«Если бы часы двигались из-за« эгоизма, своекорыстия, легкомыслия, жадности и алчности, тысячам наших собратьев пришлось бы жить в нищете и депрессии ». С другой стороны, если потребители думали о рабочих, стоящих за продуктом, они способствовали социальному благополучию и гармонии. Другими словами, потребителей просили быть гражданами. Для женщин эта новая роль граждански настроенных потребителей стала мощным оружием в борьбе за право голоса. Этот призыв к «гражданину-потребителю» достиг апофеоза в Великобритании накануне Первой мировой войны в популярных кампаниях за свободную торговлю, когда миллионы людей сплотились, защищая интересы потребителей как интересы общества.

Еще до того, как эти движения оформились, многие защитники предсказывали устойчивый рост потребительской власти на протяжении 1900-х годов. «XIX век был веком производителей», - сказал своим студентам в 1898 году Шарль Жид, французский политический экономист и сторонник потребительских кооперативов. «Будем надеяться, что XX век будет веком потребителей. ! »

Рынки, выбор и конкуренция теперь считаются лучшими друзьями потребителя, а не политическим представительством.

Сбылась ли надежда Жида? Оглядываясь назад на начало 21-го века, было бы глупо не признавать огромных успехов в сфере благосостояния и защиты потребителей, которые произошли в течение прошлого века, о чем свидетельствует Билль о правах потребителей Джона Ф. Кеннеди в 1962 году. Автомобили больше не взрываются при ударе. Продовольственные скандалы и мошенничества продолжаются, но они очень далеки от скандалов, связанных с фальсификацией, которые травмировали викторианцев.

И потребители оставались в центре внимания ученых.Экономисты продолжают спорить о том, корректируют ли люди свое потребление с течением времени, чтобы получить от жизни максимальную пользу, тратят ли они в зависимости от того, что они ожидают заработать в будущем, или их расходы в большей степени определяются тем, как их доходы сравниваются с доходами других. Потребление по-прежнему является неотъемлемым компонентом учебных программ колледжей, и не только в области экономики и бизнеса, но также и в социологии, антропологии и истории, хотя последние несколько, как правило, делают упор на культуру, социальные обычаи и привычки, а не на выбор и полезность. максимизация личности.

Сегодня компании и маркетологи следят за потребителями не меньше, чем направляют их. Грандиозная критика потребительства как ошеломляющего, бесчеловечного или отчуждающего - все еще неотъемлемой части интеллектуальной мебели 1960-х годов - подрезали крылья из-за признания того, как продукты и мода могут обеспечивать самобытность, удовольствие и корм для совершенно новых культурных стилей. . В частности, молодые поколения создали свои собственные субкультуры, от модников и рокеров в Западной Европе в 1960-х годах до готических лолитов в Японии в последнее время.Вместо того, чтобы быть пассивным, потребитель теперь приветствуется за активное добавление ценности и смысла средствам массовой информации и продуктам.

И все же в остальном сегодняшняя экономика далека от царства потребителей Жида. Потребительские ассоциации и активизм продолжаются, но они рассредоточены по такому количеству вопросов, что больше не выдерживают удара кампаний социальных реформ начала 20-го века; сегодня существуют, например, движения за медленную еду, органическую еду, местную еду, еду по справедливой торговле - даже за этичный корм для собак.

В тяжелые времена, такие как Первая и Вторая мировые войны, в некоторых странах были введены советы потребителей и министерства, но это было потому, что государства были временно заинтересованы в организации своей покупательной способности для ведения войны и в привлечении их к борьбе против спекуляции и инфляции. . В мирное время рынки и громкое деловое лобби вернулись, и такие организации потребителей были снова ликвидированы. Государства всеобщего благосостояния и социальные службы взяли на себя многие причины, за которые лиги потребителей боролись столетие назад.В Индии есть небольшое министерство по делам потребителей, но его основная роль заключается в повышении осведомленности и борьбе с недобросовестной практикой. Во многих менее развитых странах потребители продолжают оставаться активной политической силой в битвах за доступ и цены на воду и энергию. Однако в сегодняшних самых богатых обществах потребители практически не имеют организованного политического голоса, а великие кампании по прямому представительству потребителей четыре или пять поколений назад ни к чему не привели. Рынки, выбор и конкуренция теперь считаются лучшими друзьями потребителя, а не политическим представительством.Сегодня потребители одновременно более могущественны и бессильны, чем ожидал Жид.

Было много пророчеств и заголовков, предсказывающих «пиковый вес» и конец потребительства.

Сегодня изменение климата делает будущую роль потребления все более неопределенной. 1990-е годы породили идею устойчивого потребления, приверженность которой отстаивала Организация Объединенных Наций в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Ожидалось, что ценовые стимулы и более эффективные технологии позволят потребителям уменьшить материальный след их образа жизни.С тех пор появилось много пророчеств и заголовков, предсказывающих «пиковый вес» и конец потребительства. Они говорят, что в богатых обществах им надоело владеть большим количеством вещей. Вместо этого они предпочитают опыт или с удовольствием делятся им. Дематериализация последует.

Такие прогнозы звучат неплохо, но не подтверждают доказательства. В конце концов, большая часть потребления в прошлом была также обусловлена ​​впечатлениями, такими как удовольствия от садов для удовольствий, базаров и парков развлечений.В сегодняшней мировой экономике услуги могут расти быстрее, чем товары, но это не означает, что количество контейнеров сокращается - отнюдь нет. И, конечно же, сервисная экономика не виртуальная и требует материальных ресурсов. Во Франции в 2014 году люди проехали 32 миллиарда миль, чтобы сделать покупки - для этого нужно много резины, асфальта и бензина. Цифровые вычисления и Wi-Fi поглощают растущую долю электроэнергии. Совместные платформы, такие как Airbnb, скорее всего, увеличили частоту поездок и рейсов, а не уменьшили их.

Более того, люди могут говорить, что они подавлены или подавлены своим имуществом, но в большинстве случаев это не обращает их к более простой жизни. И это не чисто американская или англосаксонская проблема. В 2011 году жители Стокгольма купили в три раза больше одежды и техники, чем 20 лет назад.

Как и смогут ли потребители адаптироваться к изменению климата, остается большим вопросом 21 века. В 1900 году многие реформаторы искали ответы на вопросы о социальной реформе, социальной ответственности и представительстве потребителей.Изменение климата - это сама по себе монументальная проблема, но из более ранней истории потребителя можно извлечь уроки. Потребители были определены как важные игроки в борьбе с социальным упадком и экономической несправедливостью. Как покупатели, они имели некоторое влияние на то, что производилось, на его качество и количество. Организация их интересов добавила важный голос на арене публичной политики. Это по-прежнему ценные идеи: потребители могут не иметь ответов на все вопросы, но это не означает, что с ними следует обращаться только как с отдельными покупателями на рынке.

Определение консьюмеризма

Что такое консьюмеризм?

Консьюмеризм - это идея о том, что увеличение потребления товаров и услуг, приобретаемых на рынке, всегда является желательной целью и что благополучие и счастье человека в основном зависят от приобретения потребительских товаров и материальных ценностей. В экономическом смысле это связано с преимущественно кейнсианской идеей о том, что потребительские расходы являются ключевой движущей силой экономики и что поощрение потребителей к тратам является основной целью политики.С этой точки зрения консьюмеризм - это положительное явление, которое способствует экономическому росту.

Ключевые выводы

  • Консьюмеризм - это теория, согласно которой люди, потребляющие товары и услуги в больших количествах, будут жить в лучшем положении.
  • Некоторые экономисты считают, что потребительские расходы стимулируют производство и экономический рост.
  • Однако потребительство широко критиковалось за его экономические, социальные, экологические и психологические последствия.
Смотреть сейчас: объяснение потребительства

Понимание консьюмеризма

В общем смысле потребительство относится к тенденции людей, живущих в капиталистической экономике, вести образ жизни чрезмерного материализма, который вращается вокруг рефлексивного, расточительного или явного чрезмерного потребления.В этом смысле общепринято считать, что консьюмеризм способствует разрушению традиционных ценностей и образа жизни, эксплуатации потребителей крупным бизнесом, ухудшению состояния окружающей среды и негативным психологическим последствиям.

Торстейн Веблен, например, был экономистом и социологом 19-го века, наиболее известным тем, что ввел термин «демонстративное потребление» в своей книге The Theory of the Leisure Class (1899). Наглядное потребление - это средство продемонстрировать свой социальный статус, особенно когда публично выставленные товары и услуги слишком дороги для других представителей того же класса.Этот тип потребления обычно ассоциируется с богатыми, но также может относиться к любому экономическому классу.

После Великой депрессии потребительство в значительной степени осмеялось. Однако, когда экономика США дала толчок Второй мировой войне и процветанию, которое последовало за ней в конце войны, использование этого термина в середине 20-го века стало иметь положительный оттенок. В это время консьюмеризм подчеркивал преимущества капитализма с точки зрения повышения уровня жизни и экономической политики, ставящей во главу угла интересы потребителей.Эти в значительной степени ностальгические значения с тех пор вышли из общего употребления.

По мере того, как потребители тратят, экономисты предполагают, что потребители получают выгоду от полезности покупаемых ими потребительских товаров, но предприятия также получают выгоду от увеличения продаж, доходов и прибыли. Например, если продажи автомобилей увеличиваются, производители автомобилей видят рост прибыли. Кроме того, компании, производящие сталь, шины и обивку для автомобилей, также отмечают рост продаж. Другими словами, расходы потребителя могут принести пользу экономике и, в частности, деловому сектору.

Из-за этого предприятия (и некоторые экономисты) стали рассматривать увеличение потребления как важнейшую цель в построении и поддержании сильной экономики, независимо от выгоды для потребителя или общества в целом.

Влияние консьюмеризма

Согласно кейнсианской макроэкономике, увеличение потребительских расходов с помощью налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики является основной целью для разработчиков экономической политики. Потребительские расходы составляют львиную долю совокупного спроса и валового внутреннего продукта (ВВП), поэтому увеличение потребительских расходов рассматривается как наиболее эффективный способ направить экономику в сторону роста.

Консьюмеризм рассматривает потребителя как цель экономической политики и дойную корову для делового сектора с единственной верой в то, что рост потребления приносит пользу экономике. Сбережения могут даже рассматриваться как вредные для экономики, потому что они происходят за счет немедленных потребительских расходов.

Потребительство также помогает формировать некоторые методы ведения бизнеса. Запланированное устаревание потребительских товаров может сместить конкуренцию между производителями за производство более долговечных товаров. Маркетинг и реклама могут быть сосредоточены на создании потребительского спроса на новые продукты, а не на информировании потребителей.

Заметное потребление

Экономист Торстейн Веблен разработал концепцию демонстративного потребления, при которой потребители покупают, владеют и используют продукты не ради их непосредственного потребления, а как способ обозначить социальный и экономический статус.

По мере роста уровня жизни после промышленной революции заметное потребление росло. Высокий уровень демонстративного потребления может быть расточительной деятельностью с нулевой суммой или даже с отрицательной суммой, поскольку реальные ресурсы используются для производства товаров, которые не ценятся за их использование, а, скорее, за имидж, который они создают.

В форме демонстративного потребления потребительство может повлечь за собой огромные реальные издержки для экономики. Потребление реальных ресурсов в условиях конкуренции за социальный статус с нулевой или отрицательной суммой может компенсировать выгоды от торговли в современной индустриальной экономике и привести к разрушительному созданию рынков для потребителей и других товаров.

Преимущества и недостатки консьюмеризма

Преимущества

Сторонники консьюмеризма указывают на то, как потребительские расходы могут стимулировать экономику и вести к увеличению производства товаров и услуг.В результате увеличения потребительских расходов может произойти рост ВВП. В Соединенных Штатах признаки здорового потребительского спроса можно найти в показателях уверенности потребителей, розничных продажах и расходах на личное потребление. Владельцы бизнеса, работники отрасли и владельцы сырьевых ресурсов могут получать прибыль от продажи потребительских товаров напрямую или через последующих покупателей.

Недостатки

Потребительство часто критикуют по культурным мотивам. Некоторые видят, что консьюмеризм может привести к материалистическому обществу, в котором пренебрегают другими ценностями.Традиционные способы производства и образ жизни могут быть заменены сосредоточением внимания на потреблении все более дорогостоящих товаров в больших количествах.

Потребительство часто ассоциируется с глобализацией в продвижении производства и потребления товаров и брендов, торгуемых на глобальном уровне, что может быть несовместимо с местной культурой и моделями экономической деятельности. Потребительство также может побуждать потребителей брать на себя неприемлемые уровни долга, которые способствуют финансовым кризисам и рецессиям.

Экологические проблемы часто связаны с консьюмеризмом в той степени, в которой производство потребительских товаров и прямое воздействие потребления порождают экологические внешние эффекты. К ним могут относиться загрязнение производственными отраслями, истощение ресурсов из-за повсеместного демонстративного потребления и проблемы с удалением отходов излишков потребительских товаров и упаковки.

Наконец, потребительство часто критикуют по психологическим причинам. Его обвиняют в увеличении статусной тревожности, когда люди испытывают стресс, связанный с социальным статусом и осознанной необходимостью «не отставать от Джонсов», увеличивая свое потребление.

Психологические исследования показали, что люди, которые строят свою жизнь вокруг потребительских целей, таких как приобретение продукта, сообщают о более плохом настроении, большем несчастье в отношениях и других психологических проблемах. Психологические эксперименты показали, что люди, придерживающиеся потребительских ценностей, основанных на богатстве, статусе и материальном достатке, проявляют большую тревогу и депрессию.

Экономика США зависит от потребительских расходов - сможет ли она пережить пандемию?

Пандемия COVID-19 радикально повлияла на американскую экономику, сократив расходы американских домохозяйств на материальные товары, авиаперелеты, досуг, а также использование автомобилей.В результате выбросы парниковых газов временно снизились.

Хотя это может быть положительным для окружающей среды, социальная цена высока: поскольку экономика США сильно зависит от потребительских расходов, в стране наблюдается самый высокий уровень безработицы со времен Великой депрессии, угроза бездомности для десятков тысяч людей. и банкротство большого и малого бизнеса. Как США пришли к тому, что массовое потребление - и связанные с ним выбросы парниковых газов - необходимы для экономического и социального благополучия? Несовместимы ли сокращение выбросов парниковых газов и процветающая экономика?

Общество потребления - это конструкция ХХ века.Американская мечта стала синонимом покупки материальных благ, таких как автомобили, дома, мебель или электроника, искажая ее первоначальный смысл. Сегодня потребительские привычки американских домохозяйств составляют 70% валового внутреннего продукта США - показатель, который описывает размер экономики. Американские компании тратят на рекламу около 230 миллиардов долларов в год, половина всех денег, потраченных на рекламу во всем мире.

Купи свою мечту

Сегодняшнее общество потребления возникло после окончания Первой мировой войны, чему способствовало появление современной рекламной индустрии и повсеместное использование потребительских кредитов.Эдварду Бернейсу, племяннику Зигмунда Фрейда, обычно приписывают изобретение области маркетинга в 1920-х годах. Суть его подхода заключалась в том, чтобы использовать желание людей чувствовать себя хорошо, мощно и сексуально, а не подчеркивать полезность продукта. Бернейс создал термин «инженерия согласия» и популяризировал термин «потребитель», когда речь идет об американцах.

Массовое потребление неуклонно росло до начала Великой депрессии. Но сознательное создание нынешнего общества потребления всерьез началось в 1940-х и 1950-х годах.Когда закончилась Вторая мировая война, закончилось и промышленное производство военного времени. Лидеры отрасли переместили свои огромные производственные мощности из военного в гражданский сектор.

Многие рабочие места на производстве, созданные во время Второй мировой войны, были потеряны, когда война закончилась. Фото Science в HD на Unsplash

В то же время президент Гарри Трумэн был обеспокоен надвигающейся безработицей среди вернувшихся ветеранов и видел решение проблемы массового производства потребительских товаров. Закон о военнослужащих 1944 г. помог вернувшимся ветеранам приобретать дома с первоначальными взносами и гарантированными государством ссудами.Вычеты по ипотечным процентам и финансируемая государством инфраструктура - местные коммунальные службы и дороги, национальная система автомагистралей - сделали пригородное домовладение логическим финансовым планом для семей, в то время как социальное обеспечение облегчило необходимость откладывать на старость.

Профсоюзы также были обязаны повышать заработную плату своим членам, чтобы рабочие семьи могли позволить себе дома, автомобили и бытовую технику. В этот конкретный исторический момент бизнес, правительство и труд объединились, объединившись в их общей цели - увеличить потребление домашних хозяйств как основу экономического процветания и социальной гармонии.

Эти события происходили в контексте послевоенной эйфории по поводу неоспоримой мощи США, постдепрессивной жажды лучшей жизни, прогресса в дешевом массовом производстве и демографического бума. Потребительство стало символом превосходства капиталистической системы над коммунизмом советского образца, о чем свидетельствуют знаменитые «Кухонные дебаты» 1959 года на Американской национальной выставке в Москве. Вице-президент Ричард Никсон, стоя среди изящных трудосберегающих приборов современной американской кухни, продемонстрировал советскому премьеру Никите Хрущеву более высокое качество жизни трудящихся в США.С.

Превосходство капитализма над коммунизмом, дебаты между двумя мировыми лидерами, символизировались великолепной современной американской кухней.

Великая трансформация

Результаты этого союза бизнеса, правительства и рабочих были ошеломляющими. Объем производства товаров и услуг в стране удвоился в период с 1946 по 1956 год и снова удвоился к 1970 году. Стало доступным массовое производство дешевых и комфортабельных домов на одну семью, все более удаленных от городских центров.Знаменитый Левиттаун 1949 года на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, был образцом пригорода: униформный, удобный, сегрегированный по признаку расы и зависимый от автомобиля. К 1960 году 62% американцев владели своими домами по сравнению с 44% в 1940 году. Пригородные торговые центры, унифицированные и разделенные по расовому признаку, по умолчанию стали общественными местами собраний, заменив городские улицы, кафе и торговые точки.

[ Получайте удовольствие от разговора каждые выходные. Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку.]

Эта социальная трансформация произошла за одно поколение.Потребительство и пригородный образ жизни стали организационными принципами общества и синонимами фундаментальных ценностей, таких как благополучие семьи, безопасность, демократическая политическая свобода и американская мечта.

Пригородная застройка в Аризоне. Фото Ави Ваксмана для Unsplash

Basics еще больше

С 1950-х годов эта версия хорошей жизни, сформированная за счет рекламы того, что было необходимо для хорошей жизни, была на удивление стабильной.Но есть поворот: представление о том, что представляет собой базовый комфорт, неуклонно движется в сторону большего и большего - внедорожников и бесчисленных удобств и технологий, больших и более разбросанных домов, заполненных мебелью и всем необходимым, дополнительных ванных комнат и спален, больших кухонь, средств массовой информации и т. Д. тренажерные залы и гостиные на открытом воздухе.

Сегодня лучшим показателем углеродного следа домохозяйств является доход. Эта корреляция сохраняется в разных странах, независимо от политических взглядов, образования или отношения к окружающей среде.

Переосмысление потребления

Потребление связано с высокими экологическими издержками. По мере роста валового национального продукта - в основном за счет потребления домашних хозяйств - растут и выбросы парниковых газов. Многие ученые и аналитики считают, что по мере того, как технологии повышают энергоэффективность и заменяют ископаемое топливо возобновляемыми источниками энергии, выбросы парниковых газов будут значительно сокращены. Но, несмотря на быстрое развитие этих технологий, нет никаких доказательств того, что тенденции выбросов парниковых газов отделены от тенденций экономического роста и не зависят от них.Нет также оснований для идеи, что зеленый рост предотвратит ожидаемую климатическую катастрофу, с которой столкнется мир.

В то же время мало свидетельств того, что американцы стали счастливее за последние семь десятилетий растущего потребления.

Покупательная способность - не единственный критерий счастья. Фото Коннера Бейкера для Unsplash

Эта пандемия показывает мне уязвимость экономики, сильно зависящей от одного источника экономической активности - потребления.С моей точки зрения, для США было бы лучше, если бы экономика - наше коллективное богатство - больше ориентировалась на государственные расходы и инвестиции в образование, здравоохранение, общественный транспорт, жилье, парки и лучшую инфраструктуру, а также возобновляемые источники энергии. Такая экономика способствовала бы благосостоянию людей, уменьшала бы выбросы парниковых газов и была бы менее уязвимой к внезапным сбоям в потребительских расходах.

На мой взгляд, настало время для честного публичного разговора о углеродном следе нашего «основного» образа жизни и о том, что нужно американцам, а не о том, что им говорят.

UBC Press | Покупка счастья

Ливерант приводит сложный и проницательный аргумент в пользу глубокого, но в значительной степени незаметного изменения точки зрения. Ее синтез недавних работ по консьюмеризму в Канаде поучителен. Подчеркивая роль интеллектуалов и исторических публикаций в построении и реконструкции социальных нарративов, на которые канадцы полагаются при размышлении и развитии личной и национальной идентичности, она мягко приглашает современных писателей пересмотреть свое влияние, а более широкую аудиторию - задать вопрос, как и почему рассказываются определенные истории.
Покупая счастье должен быть обязательным к прочтению для студентов из Канады двадцатого века.
Ближайший словарь безрезультатно определяет потребителя как «тот или тот, кто потребляет». Беттина Ливерант выводит нас за рамки лингвистических тавтологий, чтобы дать нам первоклассную интеллектуальную историю общества потребления в Канаде с поздней викторианской эпохи до послевоенной эпохи бэби-бума.
Поскольку он рассматривает идею общества потребления, Buying Happiness предлагает долгожданное дополнение к изучению потребления. Таким образом, Buying Happiness помогает ученым осознать свои собственные возможные предрассудки, которые они привносят в изучение потребления.
Литература по потребительской культуре в США богата и обширна, но я не могу придумать ничего, что подходило бы к этой теме с той отчетливой свежестью, которую Беттина Ливрант демонстрирует в Buying Happiness .Это хорошо изученное, плавно написанное и наводящее на размышления исследование того, как ведущие канадские мыслители пришли к пониманию возникновения общества потребления, полно неожиданностей и открытий.

Беттина Ливерант - доцент кафедры истории Университета Калгари. Она много писала по истории канадского потребления, корпоративной благотворительности и архитектуре как для академической, так и для широкой аудитории.

Введение

1 Смысл в расходах

2 Обещание более изобильной жизни

3 Культивирование канадского патриотизма

4 Морализация экономики

5 Обозначение контуров современного общества

6 Регулирование потребителя

7 Покупка счастья

8 Академические встречи

Заключение

Заметки; Индекс

Культурная трансформация в потребительском обществе

Содержание

Введение

1.Понимание нового культурного тренда: рост консьюмеризма

2. Инновации, способствовавшие развитию нового досуга

3. Социальные основы нового досуга: городской спрос

4. Краткая история мюзик-холла как индустрии развлечений

5. Роль залов в отражении и формировании социальной идентичности

Заключение

Цитируемых работ

Введение

Общество девятнадцатого века столкнулось с революционными изменениями в связи с развитием экономики, начавшейся с промышленной революции.За этим последовал быстрый рост благосостояния, населения и свободного времени. Под влиянием инноваций в бизнесе и на транспорте, в R.J. По словам Эванса, «жизнь нации все больше и больше сосредотачивалась в городах». 1 Решающий культурный прорыв произошел уже в восемнадцатом веке при переходе от аграрного общества к индустриальному обществу, которое можно охарактеризовать широко распространенным потребительским отношением. В девятнадцатом веке трансформация была завершена.Более того, исторически сложившаяся иерархическая структура викторианского общества поощряла экстравагантные траты на предметы роскоши, поскольку обладание ими было проявлением статуса.

Со временем потребительство стало культурной чертой, отражающей интересы британского общества и в сфере досуга. В центре внимания этого эссе - появление мюзик-холла, популярной индустрии массовых развлечений, как побочного продукта городского общества потребления. Он был популярен в том смысле, что постепенно охватывал более широкий социальный спектр, и был ориентированной на прибыль отраслью в том смысле, что он напрямую взимал плату за развлечения, которые предлагал в ответ на крупномасштабный спрос.Он развился, получил широкое распространение и использовал рынок досуга, в создании которого он участвовал. Самое главное, что это стало культурным феноменом, предлагая популярные формы развлечений, которые выражали господствующую социальную тенденцию: консьюмеризм

В этой статье я хотел бы продемонстрировать исторические предшественники культурных изменений, которые пережила Британия в девятнадцатом веке, поскольку они находят свое выражение в строительстве нового типа городских институтов: мюзик-холла. Я тщательно исследую стимулы, которые привели к его возникновению как индустрии массовых развлечений, представив экономические и социальные факторы, которые подготовили необходимый фон.Рассказывая об инновациях, изменивших викторианское население, я попытаюсь проиллюстрировать почву, на которой было построено это новое учреждение. Рассказывая об ответах различных слоев общества, я попытаюсь представить мюзик-холл как продукт нового городского населения. Изложив краткую историю его эволюции, я попытаюсь описать тот большой успех, которого он достиг. Наконец, я проанализирую одну из популярных форм развлечения, которую она предлагает, чтобы понять ценности, которые она представляет, и как она отражает и формирует культурные тенденции.

1. Понимание нового культурного тренда: рост консьюмеризма

Восемнадцатый век стал свидетелем подъема общества потребления параллельно с возникновением промышленной революции. Нил МакКендрик рассказывает, что был «потребительский бум», который «достиг революционных размеров» 2 , и разъясняет, что «потребительская революция была необходимым аналогом промышленной революции, необходимой конвульсией на стороне спроса, чтобы соответствовать конвульсии. на стороне предложения. 3 Таким образом, Маккендрик знаменует рождение общества потребления в Англии восемнадцатого века, способного, а следовательно, готового позволить себе предметы роскоши, поскольку обладание ими воспринималось как утверждение статуса в обществе.

Заметное потребление, чрезмерные траты на товары и услуги, приобретаемые в основном с целью демонстрации богатства, становились широко распространенными среди стремящихся к среднему классу. Даже среди верхних слоев рабочего класса были те, кто участвовал в новой тенденции экстравагантных расходов на потребительские товары.Маккендрик замечает, что:

Эти характеристики - сильно стратифицированная природа английского общества, стремление к вертикальной социальной мобильности, конкурирующие траты, порожденные социальным соревнованием, навязчивая сила моды, порожденная социальной конкуренцией, - в сочетании с широко распространенной способностью тратить (предлагаемой новыми уровнями доходов). процветание), чтобы вызвать беспрецедентную склонность к потреблению: беспрецедентную по глубине проникновения в низшие слои общества и беспрецедентное по своему влиянию на экономику. 4

Общество потребления должно было столкнуться с более драматическими изменениями в образе жизни из-за растущего накопления богатства и увеличения в дальнейшем свободного времени. Возникающие социальные изменения постепенно охватили понимание досуга, поскольку потребительское отношение к материальным благам отражалось на средствах развлечения. В девятнадцатом веке общество обладало еще большей покупательной способностью, большая часть населения могла удовлетворить свои насущные потребности и имела средства и время для доступа к развлечениям.Ко второй половине девятнадцатого века мюзик-холл появился, чтобы удовлетворить новые потребности современного общества потребления.

2. Инновации, способствовавшие развитию нового досуга

Промышленная революция была главным нововведением, поскольку она была краеугольным камнем городского развития. Эванс объясняет, что «поскольку фабрики в основном управлялись паром, новые города выросли на угольных месторождениях» и, соответственно, «произошел большой сдвиг в центре тяжести населения.” 5 Эта тенденция продолжала быстрое формирование новых городов, где промышленность была сосредоточена, а экономическая активность была высокой. Самым непосредственным эффектом стал рост производства товаров народного потребления, что привело к вышеупомянутому увеличению потребительского населения.

К 1850-м годам отрасли промышленности были прочно обоснованы, а предприятия стали более эффективными и плодовитыми благодаря значительным достижениям в технике и технологиях почти во всех областях. Эванс называет страну на этом этапе «мастерской мира», учитывая тот факт, что «первый хаотический экспериментальный этап промышленной революции закончился, и общество начало формировать упорядоченный образец.” 6 Это, конечно, означало большую экономическую стабильность для людей, занятых городской экономической деятельностью. Более того, Эванс устанавливает, что:

Улучшение связи, вероятно, самый важный материальный фактор, имело огромное значение. Сначала каналы и значительно улучшенная дорожная система, которая достигла своего апогея в конце 30-х годов, а затем, внезапно, в еще большей степени, железные дороги, сделали фермеров доступными для рынков и материалов, от которых зависел технический прогресс. . 7

Железные дороги, первая из которых была введена в 1825 году, по словам Эванса, «сыграли большую роль, чем любой другой отдельный фактор в построении современного общества». 8 Это способствовало росту городов, давало импульс промышленности, быстрее снабжая их необходимым сырьем. Это также расширило рынки и увеличило возможности для торговли. Это способствовало развитию потребительского отношения, одновременно повышая общий уровень жизни за счет поддержания производства, увеличения разнообразия товаров, доступных в городах, и создания большего количества времени и средств, которые можно было бы тратить на досуг.

Кроме того, по железным дорогам перевозятся не только товары, но и люди, таким образом обеспечивая мобильность толпам людей и играя большую роль в развитии их коммуникации. По словам Питера Бейли, «железнодорожные путешествия одновременно стимулировали любопытство широкой публики и помогли разрушить региональную изоляцию ума и практики». 9 Еще одним важным фактором, способствующим «расширению досуга», по словам Бейли, является «рост дешевой прессы и увеличение газетной рекламы.” 10

[...]


1 Р. Дж. Эванс, Викторианская эпоха: 1815-1914 гг. , 2-е место. изд. (Лондон: Эдвард Арнольд Лтд., 1968), стр. 160.

2 Нил МакКендрик, Джон Брюэр и Дж. Х. Пламб, Рождение потребительского общества: коммерциализация Англии восемнадцатого века (Лондон: Хатчинсон, 1982), стр. 9.

3 Там же, стр. 9.

4 Там же, стр. 11.

5 Эванс, указ.соч., стр. 5.

6 Там же, стр. 151.

7 Там же, стр. 69.

8 Там же, стр. 78.

9 Питер Бейли, Популярная культура и выступления в викторианском городе (Кембридж: Cambridge UP, 1998), стр. 16.

10 Там же, стр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *