Суббота , 4 Декабрь 2021

Три главных предмета в истории философии: Философия — Гуманитарный портал

Содержание

Основные вопросы философии истории. Критика историософических идей и опыт научной теории исторического процесса (Том 1-й. Москва, 1883)

КНИГА 1

Глава I. Понятие философии истории (фрагменты)

1. Уже более ста лет употребляется термин философия историк, и не раз уже выходили в свет книги под этим названием, но до сих пор понятие «философия истории» остается крайне неопределенным: выражение это употребляется в самых разнообразных смыслах, и до сих пор не придано ему совершенно точного Значения. Что такое в самом деле философия истории, о которой столько писали? Каждый почти автор, рассматривавший развитие философии истории, понимает по-своему задачу и сущность этого направления мысли. Впрочем, иначе, пожалуй, и не должно было быть, так как под общее название философии истории можно подвести самые различные направления, а когда хотят точнее определить термин, то не всегда сходятся в выборе того направления, к которому удобнее всего его приурочить. Можно однако сказать, что в общем существуют три главные способа понимания термина, не считая взгляда, по которому «история есть наставница жизни»: одни видят в философии истории философское обозрение прошлых судеб человечества; для других это — исследование общих законов исторического процесса; у третьих, наконец, философия истории принимает вид философских трактатов по так называемой историке, как теория исторического знания. Нельзя сказать, чтобы эти три направления всегда строго различались: напротив, мы видим беспрестанные смешения задач одного направления с задачами другого; нельзя также сказать, чтобы вне их не было еще чего-либо, чему тот или другой писатель не давал бы названия философии истории: но во всяком случае, это — три главные течения в развитии нашей отрасли знания. После того, как Конт положил начало социологии, спорный термин может быть приурочен либо к первому, либо к третьему направлению: задачу открывать законы, управляющие общественными явлениями, берет на себя именно социология, а исторический процесс подходит как раз под категорию этих явлений. Остаются таким образом неразграниченными два направления — философское обозрение истории человечества и философская теория исторического знания. Если мы обратим внимание на то, в каком смысле вообще чаще всего решается наш вопрос прикосновенными к делу писателями, то увидим, что первое значение более всего должно удержаться за философией истории, а что касается до второго направления, то его необходимо обозначить каким-либо другим термином. Чтобы не разрывать с традицией, лучше всего будет уже воспользоваться готовым словом, которое употреблялось в том же неопределенном смысле, как и философия истории, хотя гораздо реже и не так повсеместно, именно термином историософия, который только для нас представляет новость. Это различение философии истории, социологии и историософии мы считаем нужным сделать в начале нашего труда, чтобы держаться однообразной терминологии.

2. Это употребление одного и того же слова для обозначения философии истории в разных смыслах объясняет нам отчасти несогласие историков относительно того, кого следует считать ее родоначальником: мы могли бы привести до полутора десятка имен первых «основателей» этой науки, авторов «первых» философий истории. Спора нет только о самом слове: честь его изображения все оставляют за Вольтером, хотя в XVIII в. вообще существовало выражение histoire philosophique с оттенком некоторой тенденциозности. Так именно (philosophie de l’histoire) назвал Вольтер свое введение к «Essai sur les moeurs de l’esprit des nations», но значение у него этого слова крайне неопределенно. Несомненно, что на Вольтера нельзя смотреть, как на основателя философии истории: даже философствование над историей (histoire philosophique) должно было существовать и раньше середины XVIII в. Мы, говорит г. Стасюлевич, пользуемся ежеминутно и осуществленными основами, и результатами философии истории всякий раз, когда хотим произнести свой суд о значении того или другого совершившегося факта, о влиянии на судьбу народов, или когда думаем направлять общественные силы к той или другой цели. О какой-либо дате начала философии истории в этом смысле, а не в смысле самостоятельного направления науки, конечно, не приходится говорить, и Вольтер ни в каком случае не был тут первым. По Ренану, эта честь принадлежит пророку Даниилу, которого он называет le vraifondateur de la philosophie de l’histoire. Ренан прав, по крайней мере, в том отношении, что верно понимает задачу философии истории, как изображения всемирной жизни человечества: грандиозная картина пророка Даниила — смена четырех монархий — долгое время вдохновляла христианских писателей и во все средние века была философией истории европейских народов. Никак также нельзя согласиться с мнением, по которому в отцы философии истории дается Аристотель: то, что он ввел в политику метод исторического исследования, не дает ему еще права на такой титул, и если великого стагирита за его «Политику» можно назвать родоначальником какой-либо науки, то разве что социологии. Несколько более основания видеть вместе с Лораном в бл. Августине первого, написавшего философию истории с христианской точки зрения, так как его книга De Civitote Dei заключает в себе, по крайней мере, программу католической философии истории. Известно, что бл. Августин внушил испанскому священнику Павлу Орозию (V век) первую мысль о его сочинении […], за которое Дергенс делает родоначальником философии истории именно Орозия: книга Орозия действительно первая история человечества, проникнутая одной идеей.

Немногие уходят так далеко в даль веков, ища начала философии истории: большей частью его возводят к временам более близким, к Макиавелли, Бодену, Боссюэту, Монтескье, Вольтеру, Тюрго, Гердеру, Изелину, Вико. Шестеро из этих писателей принадлежат к XVIII в., когда действительно зародилась мысль о научной философии истории, но совершенно напрасно даже к философам истории вообще причисляют Монтескье и Вико. Место Монтескье там же, где и Аристотеля, т.е. в истории развития социологии, только употребляя термин в самом широком смысле, можно говорить о Монтескье как о философе истории, хотя и не первом. Труднее сказать что-либо определенное о Вико и его «Новой науке», но, нам кажется, из последующего будет ясно, что в строгом смысле он не может быть назван философом истории.

В истории гуманных наук Вико представляет явление редкое. Сочинение, которое доставило ему европейскую известность, вышло в свет в 1726 г., но только в 20-х годах нынешнего столетия европейская публика с ним впервые познакомилась; когда же его узнали, то он тотчас же нашел горячих последователей, которые увидели в «Новой науке» целое откровение: стали говорить, что Вико предвосхитил идеи XIX в., что потому только в свое время он оставался одиноким, неоцененным мыслителем. С Вико начинали новую эпоху в науке, его провозглашали истинным основателем философии истории. Действительно, Вико — далеко недюжинный ум, оригинальный, способный на гениальные догадки, однако в первоначальных суждениях о Вико было слишком много увлечения, слишком много преувеличений, а потом все эти суждения повторялись по традиции, тем более, что читать самое «Новую науку» — занятие весьма и весьма непривлекательное. Во-первых, кто знаком с этим сочинением, теперь должен согласиться с тем, что Вико не был человеком XIX в. по своим научным методам: все, говорит Феррари, напоминает в Вико человека XVI в.; Вико был ученый XVI столетия, попавший в XVIII, говорит Бодрильяр. В самом деле, «Новая наука» многими своими сторонами принадлежит скорее XVI или XVII, чем XIX и даже веку: «ни одна новая книга, — читаем у Феррари, — не содержит большого количества удивительных идей и жалких заблуждений; самые высокие истины «Новой науки» окружены величайшими абсурдами. Внимательный читатель заметит сам, что жалких ошибок и нелепостей в труде Вико гораздо более, чем таких истин, которыми может гордиться в. Во-вторых, «Новая наука» вовсе не философия истории, и напрасно так назвал ее Мишле в своем сокращенном переводе этой книги. Кузен видит в ней прототип (le modele) «Духа законов», следовательно, социологический трактат; другие указывают на значение Вико как предшественника новейшей исторической критики: философии истории в собственном смысле слова. Он занят не изображением хода всемирной истории, а исследованием законов исторической жизни вообще: таков смысл его идеальной и вечной истории, и это-то он и назвал новой наукой. Вико именно обратил внимание на некоторое единообразие, замечаемое в истории различных народов как результат их общей природы и единства в способах их развития, и поставил себе задачей найти эту общую для всех народов историю. Новая наука, говорит Вико, должна быть «идеальной и вечной историей, в которой все нации будут шествовать совершенно одинаково со своего возникновения в продолжении своих успехов, своего падения и своего конца». Он исходит из той мысли, что дела человеческие повторяются, когда нации возобновляются, а потому и считает возможным установить «единообразный ход наций», но самая эта задача входит уже в область социологии, и не первый Вико, как увидим, думал об этом.

Итак, два писателя XVIII в., из которых в каждом видят некоторые родоначальника философии истории, в сущности не были даже вообще философами истории: оба они важны, как социологи, причем Монтескье обратил свое внимание на законы сосуществования социальных явлений, а Вико — на законы их последовательности. Но вообще нельзя не отметить того, что в большинстве случаев начало философии истории приурочивают к XVIII в.: действительно, тогда в исторических занятиях совершался переворот: происходило сближение философии и истории; начинали вырабатываться новые идеи, которые оказали громадное влияние на развитие философии истории, стала особенно разрабатываться идея, которая составила, так сказать, душу философии истории, — идея прогресса; явилось название философии истерии, и вышел первый труд уже прямо под этим названием — «Идеи о философии истории человечества» Гердера, труд, вполне оправдывающий свое заглавие. Несмотря однако на все это, трудно сказать, что вот такой-то положил начало философии истории: можно только принять, что развитие ее, как отдельной отрасли знания, начинается именно в XVIII в.

Между тем нам указывают на Макиавелли, на Бодена, на Боссюэта, называя то одного, то другого, то третьего родоначальником философии истории. Права первого на этот титул предъявляются так решительно, что их можно и не рассматривать.

Особенно защитником права Бодена на звание первого писателя по философии истории является его биограф Бодрильяр. Боден написал небольшое сочинение «Методы для легкого изучения истории» и его-то Бодрильяр называет «первым уже значительным опытом философии истории», ставя Бодену вообще в заслугу «соединение истории и права и философскую интерпретацию обеих этих наук»: он признал бы автора «Методы» за «истинного отца философии истории, если бы мыслитель соединился в нем и с артистом». Между тем заглавие хорошо показывает, что это — труд по историке. Писателя, думавшего только произвести реформу в изучении истории, нельзя назвать философом истории, как бы ни были даже важны его идеи. Странно, что обозреватели историко-философской литературы обращают особое внимание на «Методы» Бодена и не упоминают о других трактатах подобного рода. Особенно замечательна «История историй» Делапопелиньера из самого конца XVI в. Первая часть этой книги представляет из себя обзор и критику историков всех времен и народов, вызванные недовольством автора всеми историками вообще; во второй речь идет о сущности и задачах истории: автор недоволен теми ее определениями, которые делались до него, не исключая и «созерцательных» историков в роде Бодена. Дав свое определение, Делапопелинь- ер выводит из него разные требования, которые следует предъявлять историкам. Видно везде, что он замышлял в истории реформу, что его не удовлетворяло современное состояние науки, беспрестанно он к нему возвращается и пытается разрешить вопрос: pourquoi nous n’avons histoire accomplice soit desanciens, soit de notre temps (почему мы не имеем завершенную историю либо прошлой, либо современной эпохи). История всегда будет составлять необходимую специальную дисциплину, как всегда будут появляться труды о сущности, методе или задаче той или другой науки. Развитие того, что мы назвали историософией, предполагает развитие и историки, но философия истории не может считать своими родоначальниками таких писателей, как Боден или Делапопелиньер.

С большим основанием начало философии истории соединяют с выходом в свет известного «Рассуждения о всемирной истории» Боссюэта. Хотя, по словам Бокля, это есть только «смелая попытка низвести историю на степень прислужницы теологии», тем не менее прав и Конт, видящий в «Рассуждении» попытку окинуть взором прошлое человечества а certains lois invariable (с помощью некоторых неизменных законов). Сам Боссюэт говорит, что его всеобщая история должна быть для частных историй отдельных стран и народов тем же, что представляет из себя общая карта по отношению к частным. В сочинении есть основная идея — указать в судьбах человечества действие Провидения, целью которого было установление и распространение христианства.

Из этого обзора «родоначальников» философии истории читатель может видеть, какой различный смысл придают нашему термину, и что сообразно с нашим определением философии истории зародыши ее мы должны искать у Орозия и у Боссюэта, но никак не у предшественников социологии в роде Аристотеля и Монтескье, не в трактате по историке Бодена, не в «Новой науке» Вико, имеющей характер отчасти исследования по социологии, отчасти общей исторической дисциплины. Но у Орозия и Боссюэта именно только зародыши философии истории: ни «Истории» первого, ни «Рассуждение» второго не основаны на каких-либо социологических теориях, на каких-либо общих взглядах на историческую науку. Притом оба отделены друг от друга несколькими столетиями, принадлежат к разным народам, к эпохам с совершенно различным характером. Наконец, в обоих решительно преобладает религиозная точка зрения. Настоящее происхождение философии истории нужно поэтому, повторяю, отнести к XVIII в., когда европейская мысль сознательно поставила задачу философского обозрения прошлых судеб человечества, когда занялись особенно вопросом о средствах и целях исторической науки, когда впервые, хотя и смутно, представилась умам положительная наука об обществе. С XVIII в. традиция философии истории тянется у длинного ряда писателей, бравшихся за философское обозрение всемирной истории, за теоретическое ее объяснение, за решение различных вопросов, касающихся исторической науки. До XVIII в. мы видим отрывочные и разрозненные направления: в XVIII в. они начинают соединяться, и результатом этого соединения является совершенно новая идея. Исторической науке ставятся новые задачи, и высшей из них делается обозрение хода всемирной истории; само это обозрение считается возможным только при исследовании научного метода, долженствующего применяться к истории, при исследовании человеческой природы и законов, ею управляющих; занятия, которые можно назвать социологическими, получают новую цель — объяснить историю. Изобретается новый термин с характером, правда, неопределенным, но постепенно начинают обозначаться отдельные направления философии истории и науки об обществе, которой позднее дается название «социология», а историка получает новый характер, когда начинает чувствоваться необходимость в общих принципах философии истории, в том, что мы назвали историософией.

Вот почему мы считаем себя вправе сказать, что развитие научной философии истории, как особой отрасли знания, началось только около ста лет назад.

3. За эти сто лет по философии истории и по историософии было написано очень много, и двумя главными литературами, в которых развивались оба названные направления, были французская и немецкая.

4. Мы так долго рассматривали понятие философии истории, что пора подвести итоги. По мере развития историко-философской мысли все яснее и яснее из аморфной массы философствований над историей выделяются два направления — философское изучение фактов, явлений самих в себе и в их взаимной связи в целом, жизни человечества и изучение законов, управляющих этими явлениями, синтетическое воссоздание хода всемирной истории и аналитическое исследование, так сказать, элементов исторической жизни. Рядом с ними мы видим еще одно направление — науку о принципах историко-философских исследований, историософию. Остановимся на первых двух направлениях.

Все, доступное нашему познанию, есть совокупность явлений, управляемых законами. Наше изучение может быть направлено на самые явления или на их законы, смотря по тому, какие цели мы себе ставим. Одна задача описать явления и показать их взаимную связь, другая — найти общие законы их сосуществования в пространстве и последовательности во времени. Отсюда два рода наук — феноменологические, имеющие дело с данными феноменами, и номологические, имеющие дело с известными категориями законов. Говоря вообще, история есть совокупность целой массы явлений в постоянно изменяющейся жизни народов: мы можем, с одной стороны, изобразить существенное в этой совокупности, представив ее в одном целом, с другой стороны, добраться до постоянных отношений сосуществования и последовательности между этими явлениями: в первом случае мы получим науку феноменологическую — историю, от которой ее философия отличается лишь большей абстрактностью, более тесным отношением к субъективным вопросам человеческого духа и необходимым распространением на целое исторического процесса, во втором у нас будет наука номологическая — социология: все мыслители, которые мечтали об идеальной и вечной истории, в сущности стремились не к чему иному, как именно к социологии, даже в том случае, когда этой идеальной и вечной истории придавали метафизический характер. Вот простое и понятное различие между философией истории и социологией. Философское, проникнутое объединяющей и руководящей идеей рассмотрения сложного феномена всемирной истории, die denkende Betrachung der Welgeschichte, – как сказал бы Гегель, – задача первой науки, задача второй – исследование общих законов социальной жизни, изменяемость которой и составляет содержание исторического процесса. Взятая с феноменологической точки зрения, история есть в высшей степени сложная смена пестрых явлений в жизни человечества; взятая с точки зрения номонологической, она представляет из себя сложное соединение простых процессов, из коих каждый подчинен специальному закону. Процессы механические, физические, химические участвовали в образовании последовательных состояний неорганической природы, как в образовании последовательных состояний человеческих обществ – процессы социологические и психологические. Научное объяснение геологии (которая по нашей терминологии есть наука феноменологическая) выпадает на долю механики, физики, химии, научное объяснение истории есть дело психологии и социологии. В геологии и истории мы исследуем результаты известной комбинации разнородных процессов, в механике, физике, химии, психологии, социологии мы изолируем каждый элементарный процесс и изучаем его в простейшей форме.

Таковы общие отношения феноменологии и номологии. Собственно говоря, указанное нами различие составляет краеугольный камень контовской классификации наук; только термины позитивисты употребляют другие, но их терминология приводит ко многим недоразумениям. Нашим номологическим наукам у Конта соответствуют абстрактные, феноменологическим – конкретные, причем забывается, что не всякая абстракция ведет к открытию законов, и не всякое изображение предметов отличается конкретностью. Вот собственные слова Конта, в которых устанавливается это различие. «Одни науки, – говорит он, – абстрактные, общие, имеющие предметом открытие законов, которые управляют разными родами явлений; другие, конкретные, особенные, описательные, состоят в применении этих законов к действительной истории различных существующих предметов». Приняв такую абстракцию за выведение законов, Конт свою философию истории, т.е. науку феноменологическую, целиком включил под названием «Социальной динамики» в свою социологию, не поняв, что абстрактной и конкретной может быть и действительная история различных существующих предметов: все дело только в степени. Художественный образ и схематическое изображение, подробная биография и краткая характеристика, протокол и теките, одинаково имеют предметом феномен, будет ли то какая-либо вещь, или личность, или действие. И в истории возможна целая градация от художественных картин, мелочных подробностей, длинных перечислений частностей до отвлеченных схем, до общих характеристик, до кратких формул, между конкретностью исторической материи и абстрактностью ее квинтэссенции. В этом смысле философия истории будет в конце концов та же всемирная история, только доведенная до известной степени абстрактности в изображении ее хода.

Неудобство контовских терминов почувствовалось самими позитивистами, а между тем надобность в каких-нибудь терминах для обозначения двух родов наук ясна из того, что многие писатели самостоятельно приходили к тому же различию. Мы привели, например, взгляд Курно. Бюшэ также различает постоянный порядок последовательности явлений и изменчивость их генерации и говорит, что при абстрактном знании мы не видим вариации, которые выступают при фактическом. Рибо не находит слов, чтобы точно выразить разницу между обоими способами изучения. Недавно г. Де Роберти в своей «Социологии» подверг вопрос пересмотру, находя контовское объяснение неудовлетворительным. Он восстает против заключения, что «все научные законы абстрактны, а все науки конкретны», защищает ту мысль, что «нет ни конкретной физики или конкретной химии, или биологии, или социологии», доказывает, что конкретные науки изучают явления, подчиняющиеся одновременно законам разных категорий, т.е. изучают, соединяя результаты, добытые несколькими абстрактными науками, так что «конкретные науки суть всегда исключительно науки продуктов, а не факторов или элементов». С этим мы можем согласиться, хотя у нас с г. Де Роберти разные исходные пункты и его терминологию (науки основные и производные) мы считаем выражающей нечто иное, нежели мы хотим установить.

Давая эту классификацию, мы достигаем важных результатов. Философия истории и социология, получая каждая свою область, не могут более смешиваться, и одна не устраняет другой: историки освобождаются от упрека, что не занимаются открытием законов, потому что освобождаются от этой задачи, социология перестает быть предметом экспериментов, стремящихся превратить ее в описательную науку. Это раз. Во-вторых, возлагая задачу открытия законов исторического процесса на психологию и социологию, мы не нуждаемся в каких-то еще особых исторических законах, помимо общих психологических и социологических, что устраняет из философии истории массу недоразумений. В-третьих, мы получили некоторые данные для определения понятия философии истории, как абстрактно феноменологического изображения перемен в жизни человечества: своим абстрактным характером она отличается от истории, которая должна дать ей хорошо разработанный и достаточно обобщенный материал; своим феноменологическим характером она отличается от социологии, которая должна ей дать научные основы для объяснения изучаемого ею процесса; своей связью с рассмотрением всемирной истории — от частных историй, идеалом которых может быть философия истории. Под именем же историософии мы разумеем не что иное, как общую теорию философии истории, как существует общая теория исторической науки — историка. Это чисто практическая дисциплина, которая должна, так сказать, дать свод принципов, коими обязан руководствоваться философ истории. Понятно, что историософия должна отличаться иным характером, чем историка, поскольку философия истории имеет задачи, отличные от задач истории.

Попытаемся точнее определить основной характер историософии. Задача представить в одном целом прошлые судьбы человечества, указать на последовательность и взаимную связь главных перемен в его жизни, имея дело преимущественно с обобщениями, добытыми исторической наукой, без всякого сомнения, есть задача в высшей степени сложная и трудная, выполнение которой требует особой подготовки. Здесь возникает целая масса вопросов, без предварительного решения которых совершенно невозможно приступить к делу. Первый вопрос, конечно, что такое философия истории, в каких отношениях должны находиться в ней объединяющая идея исследователя и вся совокупность явлений всемирной жизни человечества. Целая философская доктрина так или иначе должна сказаться в абстрактном изучении прошлых судеб человеческого рода. С другой стороны, так как философия истории имеет дело с общими историческими течениями, в которых особенно ясно может проявляться действие законов духовного и общественного развития человечества, то для нее особенно важно исследование этих законов, которые, объясняя прошедшее, в то же время давали бы некоторое указание относительно будущего и таким образом сообщали бы нам известного рода знание общего направления истории и зависимости ее хода от разных данных в действительности условий существования человеческих обществ. Таким образом, для философии истории необходима особая доктрина, в которой положения историки были бы дополнены принципами философии, психологии и социологии, могущими сколько-нибудь послужить историко-философским занятиям. Этого требуют как сама сущность дела, так и современное состояние философии истории.

Из нашего обзора литературы предмета читатель мог видеть, что установление принципов философии истории не только часто входит в состав сочинений, так или иначе изображающих общий ход истории человечества, но даже делалось самостоятельным предметом исследования, задачей особой теории. Вообще говоря, вопросы этой теории можно разделить на три категории. Во-первых, мы имеем тут дело с тем отношением, в котором должны находиться философское умозрение и фактические данные науки: роль философии в истории разными писателями понималась различным образом, и эта роль должна быть точно определена; это один из вопросов историки, в широком смысле слова. Во-вторых, на любом сочинении по философии истории отражается общее миросозерцание его автора, и целая масса чисто философских вопросов должна быть решена, прежде, нежели мы приступаем к исследованию судеб человечества: необходимость и свобода человеческой воли, абсолютная и относительная случайность исторических фактов, слепая фатальность или целесообразность общего хода истории, субъективная или объективная цель истории и т.п. — вот эти вопросы. В-третьих, философия истории тем скорее может достигнуть своей цели, чем лучше разработаны разные теории отдельных наук, имеющих то или иное отношение к историческому знанию: такие вопросы, как влияние природы страны и прирожденных свойств расы на историю народа, общие причины возможности и общие условия прочности исторического движения, сходства и различия в развитии отдельных обществ, роль личностей и масс в крупных переменах, которым общества подвергаются и пр., и пр. тому подобные вопросы, входящие главным образом в область социологии, имеют также в высшей степени важное значение при историко-философских занятиях. Другими словами, историософия есть разрешение таких вопросов историки, философии и гомологических наук, без которых немыслимо самое занятие философией истории. Особенно в наше время чувствуется необходимость в подобной дисциплине, когда история колеблется между самым грубым эмпиризмом и самыми произвольными и субъективными толкованиями, когда в философских воззрениях господствует полнейшая анархия, а в истории — несистематическое философствование, когда с разных сторон предлагается столько всевозможных теорий для объяснения истории, теорий, одна другой противоречащих и одна другую исключающих, когда, наконец, существует столько недоразумений, столько взаимного непонимания или игнорирования между историками, психологами, социологами, философами, что самое существование философии истории подвергается некоторыми сильному сомнению. Появление многих сочинений по философии истории объясняется главным образом желанием установить принципы науки; почти все труды по литературе философии истории имеют предметом преимущественно изложение и критику историософических теорий, и от этой критики авторы таких трудов ожидают положительных результатов. И везде мы читаем жалобы на неудовлетворительное состояние общих исторических теорий. По мнению, например Грановского, мы доселе не имеем идеальной всеобщей истории вследствие «отсутствия строгого метода и не довольно ясного сознания настоящих целей нашей науки». Другой русский писатель указывает еще с большей силой на современную анархию в решении вопросов исторических и социологических… Неустойчивостью историософических принципов объясняется и то, что философия истории развивалась до сих пор так неправильно.

Глава IV. Философское построение хода истории (фрагменты)

Напрасно думают, что философия и история две непримиримые вещи. Все будет зависеть от того, что мы будем разуметь под философией. История состоит вся из смены известного рода явлений, она сама есть очень крупное и очень сложное явление в ряду других феноменов. Все они, как таковые, однородны, существуют в общих условиях времени и пространства, подчиняются общим законам причинной связи, составляют одно целое мира: философия, ограничивающаяся изучением мира явлений, не имеет в себе ничего такого, что не могло бы быть применено к объяснению истории. Наука, занимающаяся явлениями вообще, дает общие принципы, которые с одинаковым успехом приложат в своих областях и астроном, и зоолог, и историк. Но если под философией разуметь науку, выходящую за пределы мира явлений, ищущую сущности самой вещи в себе (Ding an und fur sich), то такая философия и история несоизмеримы: одна занимается единым и неизменным бытием, другая многими изменчивыми явлениями, и между ними возникает пропасть, на которую указывали и Фихте, и Шеллинг, и Шопенгауэр, – пропасть, которую Гегель старался замаскировать, заключив бесконечное в конечное, и конечному приписав значение бесконечного. Сущность всех мировых процессов, быть может, одна, но эмпирически мы имеем несколько общих их категорий, одна от другой отличных: каждая категория есть особый мир в малом виде, имеющий свои особые принципы бытия, — мир материи, мир жизни, мир духа, — и для каждого такого мира есть своя философия, которая дополняет общую, ни в чем ей не противореча. Понятно, что философия мира материи или мира органической жизни и история – вещи несоизмеримые, поскольку первые две занимаются процессами механическими, физическими, химическими, физиологическими, а история разрешается на изображение процессов, совсем иного порядка: нет нужды, что последние имеют свою основу в первых, ибо и весь мир явлений имеет основу в мире сущего, считаем ли мы его или нет доступным нашему познанию, главное то, что это — процессы иные, а потому должна быть у них своя философия, философия духа и философия общества, которые вполне соизмеримы с историей, разрешающейся на процессы психические и социальные. Как для совокупности явлений, для истории непригодна метафизика, для которой все феноменальное не должно иметь никакой цены и значения; как для совокупности явлений, в основе которых лежат процессы психические и социальные, для истории не пригодна философия мира материи и органической жизни, поскольку обе они интересуются только тем, что дают науки о неорганической природе и об органической жизни, и насколько результаты физических в широком смысле и биологических процессов не имеют специального значения условий, под которыми совершается история. Как явление, со всеми другими явлениями имеет отношение к общей философии мира; как явление sui generis, не похожее на природу, она имеет отношение к особой философии, к теории духовной и общественной жизни.

Глава V. Идея прогресса (фрагменты)

1. В предыдущих главах мы установили четыре положения относительно философии истории, и все четыре – отрицательного свойства. Во-первых, философия истории не есть философская теория истории как науки; во-вторых, она не есть исследование законов, управляющих ее явлениями; в-третьих, ей следует отказаться от поисков плана, по которому совершается история; в-четвертых, она не должна быть конструирована а priori; из каких бы то ни было философских принципов. Предмет ее не принципы знания, но действительность, – не законы явлений, но сами явления, – не гипотетический план, а эмпирический данный ход, – не априорное выведение, а апостериорное построение событий. Но такова задача вообще истории, как науки, и применение к явлениям общих принципов еще не сообщает ей специального философского характера. Что же придает философии истории этот характер окончательно? В чем заключается та точка зрения, которая вносит внутреннее единство в эту науку? Где тот общий, философский вопрос, который должна решить история?

Этот вопрос существует. Он поставлен давно и ставится ныне и впредь будет ставиться, пока человечество будет жить и мыслить. Это – вопрос о смысле истории.

Философия истории есть познание смысла истории, как она совершалась доселе, куда и как вела и ведет она земное человечество в пределах земного; философия истории есть суд над историей: мало сказать, что ход ее был такой-то, что составляющие его процессы управляются такими-то и такими-то законами, нужно найти еще смысл всех этих перемен, сделать им оценку, разобрать результаты истории и их также оценить. Здесь исследователь возвышается над миром истории и стремится найти ее сущность в ее результатах. В этой главе мы увидим, что почти все философии истории видели смысл истории в самом общем ее течении, которое называется прогрессом: к этому, по-видимому, приводит исторический опыт. Правда, многие являются ярыми противниками или явными и тайными скептиками относительно идеи прогресса, и на чисто эмпирической почве вопрос решаться не может, как это стараются сделать некоторые писатели: тут именно нужно подняться выше, постигнуть возможность прогресса в нем самом, как общей тенденции духовной природы человека, ибо из того, что прогресс еще не осуществил или осуществил только часть своей возможности, нельзя приходить к его отрицанию. Из того, что в действительности нет совершенно правильных кругов, нельзя выводить, что в идеальном круге радиусы не будут абсолютно равны. Если эмпирическое изучение истории наводит нас на мысль о прогрессе, то это значит, что общее ее течение может быть рассматриваемо как прогрессивное. Но что такое общее течение истории, как не результат суммы великого множества элементарных процессов психической и социальной жизни? Раз это так, мы должны допустить, что в общем тенденции этих процессов действуют именно в смысле прогресса явлений. Показывает ли это философия, стоит ли она теперь на точке зрения неизменных и самим себе всегда равных Идей Платона, или же понимает мир, как развитие? Кто знаком с историей новой философии, тот, конечно, знает, что идея развития составляет ее душу при самых различных точках зрения. Мир, как целое, есть развитие, эволюция, творчество высших форм бытия. Не как о внутренней сущности мира говорим мы это, а как о всей совокупности его явлений. В недрах мира неорганического возникает органический, в нем мир явлений психических и, как последний их продукт, мир истории. Если эволюция есть общий смысл мира явлений, как целого, то не может быть иной смысл у мира истории, как его части. В этом результате последние продукты умозрения до известной степени совпадают с самыми широкими историческими обобщениями. Если при теперешнем состоянии философии мы не можем иначе понять всю совокупность феноменов, изменяющихся во времени как эволюцию, то принцип этот должны применить и к истории, эмпирическое же занятие последней наводит на мысль о прогрессе: время платоновских Идей, неизменных и всегда себе равных, копиями которых являются все вещи, и время античной веры в исторический круговорот отходит в прошедшее. Вещи — не повторяющиеся копии идеальных образцов, а продукты сил, постоянно идущих вперед; история — не однообразная смена дня и ночи, но процесс, создающий новые формы. Эта общая точка зрения и придает философии истории философский характер. Но она слишком обща для того, чтобы в этом отвлеченном виде быть примененной к истории; она нуждается в более точном определении, в развитии и приспособлении к специальным целям философии истории, как познания смысла истории. До сих пор мы расчищали только почву для специального изучения главнейшей историософической идеи, идеи прогресса […]

Итак, вот основная задача философии истории: представив ход изменений в жизни и судьбах человечества, как он нам известен из опыта, поняв его по категориям законов психологии и социологии, мы должны найти смысл этих изменений для человечества, которое им подвергалось. Следовательно, тут речь может идти не об абсолютном смысле, а об относительном: какое значение имеет история для человека? И именно, наперед прибавляем, для человека, т.е. не самого исследователя, не для того или другого поколения, уже сошедшего со сцены или ныне живущего или имеющего когда-либо жить, а для всех людей вообще, где бы то ни было и когда бы то ни было. И именно, прибавляем еще, сама история, т.е. ряд известных событий и перемен в обстановке, а не что другое, не измененная, например, сущность земного существования единиц, вопрос о смысле, которой не нуждается в разрешении путем историческим. Вот в каком значении мы просим понимать выражение смысла истории: смысл для людей тех изменений в их жизни, которые произведены историей.

Тут возможны три основных воззрения: либо человечество всегда жило так, как живет теперь, не двигаясь ни назад, ни вперед, либо оно постепенно подымается к более совершенному состоянию, либо постепенно падает с высоты в бездонную пропасть. Господствующим воззрением древности было первое, хотя в ее религиозных, поэтических и философских концепциях мы можем найти и мрачную идею падения, и светлые чаяния лучшего будущего. Третье воззрение представляет, вообще говоря, исключение, душу новой историософии и философии истории составляет идея именно прогресса.

КНИГА II

Глава V. Историософический критерий (фрагменты)

1. Определив философию истории как искание смысла исторического процесса в его целом, мы далеки от того, чтобы понимать это искание в значении, какое ему придают метафизические мыслители: мы говорим только о субъективной оценке истории с относительной, человеческой точки зрения, вне всяких поисков в области метафизического мышления, в которой последней целью истории ставится, по выражению Меринга, irgend ein urperso nliches Resultat. Оценка исторического процесса может происходить только по отношению к человеческим личностям, как испытывавшим или имеющим испытывать то или другое от того оборота, который принимают дела на земле. Мы видели, что историк не может игнорировать той оценки, которые производят отдельные поколения целых обществ, так или иначе понимая современное им положение дел. С другой стороны, историк сам невольно делает оценку хода истории, как прогрессивного или регрессивного, всегда предъявляя истории известные субъективные требования: он считает нормальным то течение исторической жизни, которое наиболее соответствует его идеальным требованиям. Некоторые мыслители пытались уже не раз определить условия идеальной истории, понимая последнюю не в том смысле, в каком говорит о ней Вико, а в смысле чисто субъективном. К числу этих мыслителей относится, например, Иениш, который предъявляет идеальной истории четыре требования: первое – гармоническое развитие способностей человека, второе – направление всего к одной цели, третье – возможно большая скорость движения, четвертое – наибольшая географическая распространенность прогрессивного процесса. По нашему мнению, эти четыре условия определены довольно удачно и с легкими изменениями могут служить меркой для оценки истории: формуле прогресса нужно только показать, какие существуют препятствия для осуществления этих требований, и различить между ними необходимые, т.е. вытекающие из самой сущности исторического процесса, от случайных, т.е. таких, которые являются результатом посторонних условий.

Чтобы обе оценки, т.е., так сказать, коллективный суд человечества и личный суд историка свести к одному принципу, необходимо поставить истории такую цель, которая объединяла бы обе эти оценки. Такою целью может быть лишь осуществление наибольшего количества блага в жизни человечества: отдельные индивидуумы, каждый для себя лично, оценивают историю в ее для них результатах с точки зрения личного блага; историк видит в процессе не что иное, как процесс, ведущий именно к увеличению блага для кого бы то ни было, где бы то ни было, когда бы то ни было, — а в регрессе процесс с диаметрально противоположными результатами. С этой точки зрения искание смысла истории сводится к ее оценке ввиду субъективной цели жизни, которой может быть для разумного существа только увеличение блага для других подобных мыслящих и чувствующих существ, где бы то ни было и когда бы то ни было, и в соответственном уменьшении суммы страданий. Понятно, что арифметические выкладки здесь невозможны: историк необходимо будет останавливаться, как на отрадных явлениях истории, на таких процессах и фактах, которые если и не имели непосредственно благотворных результатов в данную эпоху, то по существу своему могут дать их в будущем, когда бы то ни было и где бы то ни было.

Вот в каком значении позволительно искать смысл истории, не сходя с твердой почвы реального мира на зыбкие хляби метафизики, которая ищет безусловного смысла истории, производя ей quasi объективную оценку и ставя ей цель вне личного блага кого бы то ни было, где бы то ни было и когда бы то ни было. Каждый хорошо поймет, к каким односторонностям приходят историки, когда оценку истории берут исключительно на себя и закрывают глаза на личность, испытывающую на себе перемены в исторической жизни и от себя делающую им оценку. В таком представлении элементы культуры являются разрозненными, и историк следит за их развитием и их сменой, как будто бы они существовали сами по себе и их развитие, определяя дальнейший ход истории, так или иначе не сказывалось бы на целых массах людей. С другой стороны, игнорируя личность, философствующие историки часто следили за историей таких явлений, которые менее всего обусловливали то или другое состояние человечества, — и совершенно упускали из виду более важные, от которых зависела судьба целых поколений и весь дальнейший прогресс. Нам кажется, что, например, развитием искусства в философии истории занимались слишком много и слишком мало экономической жизнью. Это произошло вследствие того, что у писателей по философии истории не было такой мерки, посредством которой можно было бы определить относительное значение разных элементов культуры и их истории. Такая мерка заключается только в человеческой личности: значение для нее экономических отношений, государственного строя, произведений искусства есть критерий, на основании которого мы можем отделять в истории менее важное от более важного и наоборот: вся греческая пластика неизмеримо менее определяла судьбу отдельных греков и влияла на общий ход прогресса, чем аграрные отношения в Риме влияли на судьбу его граждан и на всю европейскую историю. Вообще философия (особенно у немцев) более занималась историей человеческого сознания (философией, религией, например, и т.п.) и менее всего — условиями существования человека (экономические и социальные отношения, положение личности в государстве и т.п.), потому что имела почти всегда в виду окончательное состояние человечества, для которого важно приобретение новых истин и их постепенная реализация, — и всегда упускала из виду условия существования личности в разные эпохи, как нечто временное и преходящее. От разных преувеличений нас спасет только сведение всех элементов культуры к личности как к общему их знаменателю, чем гораздо вернее, нежели каким-либо другим путем, определится и существенное содержание истории. С другой стороны, только по отношению к личности можно вполне хорошо определить данные в действительности стадии прогресса. Дело в том, что сравнивая между собой две эпохи, мы всегда найдем, что если в одном отношении сделан прогресс, то в другом замечается регресс, но общей меркой для суждения о том, подвинулось ли вперед или отошло назад общество при переходе из одной эпохи в другую, будет ухудшение или улучшение человеческого существования: здесь опять критерием является личность, поскольку для нее выгоднее прогресс более важных сторон жизни при регрессе менее важных, чем обратное отношение. Каждая эпоха представляет из себя целую совокупность явлений, и вполне значение ее в истории прогресса мы поймем лишь тогда, когда дадим ей всестороннюю характеристику, что возможно, только принимая в расчет, как жилось отдельным личностям в эту эпоху. Нельзя изучать развитие одного элемента культуры вне его отношения к другим и все их вместе вне отношения к человеку. Оценка того или другого факта в истории прогресса будет всегда неверна, если исследователь будет принимать в расчет только одну какую-либо сторону истории. Мы согласны, например с тем, что прогресс заключается, между прочим, в подчинении природы власти человека посредством разных изобретений в технических искусствах. С этой точки зрения мы отметим, как факты несомненно прогрессивные, изобретения различных машин: каждая дает человеку новую власть над природой. С точки зрения общего прогресса появление всякой новой машины мы должны приветствовать как благодеяние, как новую ступень той лестницы, которая ведет человечество к большей власти над природой. Уже Аристотель предвидел такое значение искусственных орудий, а Антипарос в I в. до Р.Х. приветствовал водяную мельницу, изобретенную около этого времени как важную помощницу человека. Подобные идеи может проводить и философствующий историк, но если он примет в расчет влияние введения машин на современников, отношение последних к ним, их оценку совершившегося, благодаря машинам, экономического переворота, то во взгляде его явится очень важная поправка. Он оценит то?да изобретение машин не только по отношению к прогрессу человечества вообще, принимая в расчет и отдаленное будущее, но и по отношению к известным людям, на которых непосредственно сказалось их влияние: он увидит, что введение машин, благодаря известному социальному строю, вызвало множество явлений несомненно регрессивного свойства: оно привлекло к фабричному труду женщин и детей, что вызвало ужасные физические и моральные последствия, оно удлинило рабочий день, оно сделало труд более тяжелым и однообразным, оно превратило работника в автомат и т.д.

Историк поймет тогда народную ненависть против машин в начале широкого их применения к фабричному производству, которая была бы непонятна, если бы он продолжал стоять на точке зрения интересов отвлеченного человечества. Нет ничего абсолютно прогрессивного, ибо каждое явление, принося с собой что-либо хорошее, что-либо хорошее и уносит: узнать это можно лишь из оценки явления не только по отношению ко всему историческому процессу, который каждый склонен понимать по-своему, но и по отношению к той эпохе, когда явление имело место, причем человеческая личность одна есть та мерка, которая определяет в конце концов прогрессивный или регрессивный характер той или другой перемены: получить большее благо, пожертвовав для него меньшим, — несомненный прогресс, быть в обладании меньшим благом в замене большего — несомненный регресс.

Однако окончательно на этой точке зрения остановиться нельзя. Оценка истории будет неполна, если мы ограничимся рассмотрением результатов каждой перемены в состоянии общества только по отношению к современникам этой перемены, непосредственно испытавшим на себе ее влияние: необходимо иметь в виду и ее значение в целом истории, как причины, ускорившей или замедлившей и все последующие прогрессивные перемены в человечестве, или как перемены, сделавшей возможным другие прогрессивные перемены теперь ли или в отдаленном будущем. Оценка истории по отношению к отдельным поколениям есть, так сказать, вычисление того, какой ценой прогресс покупался; оценка истории в ее целом есть, напротив, нахождение общего смысла всех тех перемен, которые составляют из себя историю человечества. Идея прогресса есть мерка для оценки хода истории по категориям лучшего и худшего, истинного и ложного, вследствие чего философия истории необходимо превращается в критику всемирной истории с точки зрения наших идеалов. Основной вопрос ее: куда идет человечество с самого начала исторической жизни, – переводится при этом на другой: осуществляет ли история наш идеал? Так как последний сам есть продукт истории, то мы занимаемся поэтому в философии истории и его генеалогией. В исследование о возникновении и развитии нашего идеала и влияния на него всех перипетий исторических судеб мы поэтому невольно и превращаем философию истории, для суждения о важности исторических фактов обращая внимание на наши требования от будущего: важны именно явления, которые способствуют осуществлению того, что составляет наш идеал. Без этого немыслима философия истории: именно так и поступала большая часть философов истории. Не станем ли мы, однако, вследствие этого в противоречие с самими собой? Нисколько. Мы против принципа не потому, что он ложен, а потому, что он односторонен и требует дополнения: мы указываем на другой принцип, противоположный, которым следует дополнить первый, но вовсе ему не противоречащий, ибо возможно слить воедино и рассмотрение того, как прогрессировало человечество в целом, и того, как жили отдельные его поколения. Дело в том, что прогресс человечества определяет условия жизни отдельных личностей в каждую данную минуту, и в нашем идеальном представлении жизни мы имеем мерку для оценки действительно существовавших в истории форм индивидуальной жизни. С одной стороны, мы не поймем хода истории, если будем игнорировать судьбу личностей, совокупная деятельность которых создает историю; с другой, мы не в состоянии окажемся определить судьбу единиц, если не станем изучать того, как изменялись условия их существования. Каждое историческое явление имеет две стороны: с одной, это — известный момент целого, которое мы называем всемирной историей, одна из причин всех последующих явлений; с другой стороны, это — известное условие, которым определяется судьба личности в тот или другой период истории. Одна точка зрения другой не исключает: они взаимно дополняются.

Мы сейчас сказали, что философия истории есть критика прошлого с точки зрения наших идеалов. Но эта критика может быть двоякая. Первый вопрос заключается в том, чтобы показать, каким образом то или другое явление способствовало осуществлению нашего идеала, и с этой стороны мы определяем прогрессивный или регрессивный характер явления. Второй вопрос сводится к тому, насколько соответствовало явление субъективным требованиям личностей, на которые оно имело непосредственное влияние. В первом случае судьей является сам историк, который видит целое, во втором случае судьи — те единицы, на судьбу которых явление имело то или другое влияние. Этот судья и эти судьи должны идти рука об руку, имея общий критерий, но применяя его различным образом: историк должен поправлять суждения единиц, судьбой которых он занимается, и в то же время должен руководиться этими суждениями. Историку известно лучше одно, личностям, испытавшим перевороты истории, известно лучше нечто иное: первый яснее видит значение факта в целом истории, последним понятнее влияние его на них самих. Но критерий у них общий, ибо и оценку историка, и оценку личностей, с которыми мы имеем дело в истории, можно свести к одному принципу, принцип этот — развитая личность, находящая удовлетворение своим потребностям. Мыслитель следит за прогрессом, как постепенным возникновением, умножением, усилением условий, делающих возможным такое положение человечества, при котором личность в состоянии достигнуть высшей степени развития и самым полным образом удовлетворять своим потребностям: с этой точки зрения он оценивает отдельные явления как средства для достижения этой цели или, наоборот, как препятствия, мешающие ее осуществлению. Человек вообще, испытывающий на себе влияние исторической жизни, видит в окружающей среде условия своего личного существования, способствующие или мешающие ему лично развиваться и удовлетворять своим потребностям. Историк вносит поправку в суждение личности, поскольку, стоя на более высокой ступени развития, имеет возможность оценивать самое развитие личности и определять степень его условиями ее существования, но в то же время ему нельзя обойтись и без этого суждения, когда он хочет понять, насколько данное состояние общества удовлетворяло притязаниям личности. Таким образом, характеризуя какую-либо эпоху как ступень в общем развитии нашей расы или известной ее части, он оценит эту эпоху и с другой точки зрения, разрешая вопрос, насколько тогда жизнь личности удовлетворяла идеалу, т.е. насколько личность была развита и потребности ее удовлетворялись. Кладя в основу философии истории идею прогресса, он будет одновременно знать, и как человечество в целом постепенно приближалось к своему идеалу, и насколько он осуществлялся уже по отношению к людям, с которыми имеет дело история. Например, изобретение машин несомненно приблизило нас к более совершенному состоянию человечества, так как при известных условиях жизни употребление их бесспорно дает личности более досуга для развития и способствует более полному удовлетворению ее потребностей, но на деле введение машин, благодаря разным временным условиям социального строя, производило часто нечто противоположное идеалу, поглощая все время работника, превращая его самого в автомат, уменьшая его заработную плату и подвергая его существование зависимости от различных случайностей торгового рынка. Или мы говорим, например, об успехах науки, которые дадут человеку возможность сделать то-то и то-то, но нужно еще показать, насколько человек уже воспользовался для себя этими успехами. История пред разумом совершается не для одних «имеющих прийти последними», она оказывала и оказывает влияние на отживших уже и ныне живущих людей.

Мало знать историю успехов человечества в философии, науке, искусствах и т.п., нужно знать еще, какой ценой они покупались и что уже принесли для человека из своих плодов. Историк, желающий стоять на высоте своей философской задачи, не ограничится изучением одной судьбы прогресса: он покажет нам, какой ценой он покупался и какие плоды успел уже дать для труждающихся и обремененных исторической жизнью. Без этого условия мы непременно встретим нападение со стороны скептиков, которые будут нас обвинять в пошлом оптимизме: историк, игнорирующий судьбу личности, непременно оптимист, как непременно пессимист тот, кто слышит одни жалобы единицы и не хочет обнять взором целого истории в ее прошедшем, настоящем и будущем, целого, в котором можно обнаружить действие прогресса. Историк не должен быть ни оптимистом, ни пессимистом, а тем и другим понемножку: если факт прогресса радует его сердце, то исследование того, какой ценой покупался прогресс и как мало до сих пор человек воспользовался его плодами, — значительно должно понизить его тон. История не яркий летний день, но и не пасмурные осенние сумерки, не торжественный марш победителей, но и не надгробное рыдание заупокойной панихиды: историк должен по возможности с объективной точностью воспроизвести ее светлые и мрачные стороны, мужественную энергию и бесконечную тоску ее звуков, ибо такова вся жизнь человеческая. Своего субъективного настроения он не имеет права навязывать самому созерцанию жизни: оптимизм Гегеля, который объектом своей философии истории делает нечто целое и единое, вечно шествующее вперед, и который уничтожает самостоятельное значение личности в истории и пессимизм Шопенгауэра, для которого реален только индивидуум, и который отрицает поэтому историю человечества, — дают нам крайне односторонние представления о всемирной истории. Во всяком, однако, случае мыслящему историку свойственнее быть пессимистом: действительность не соответствует никогда его идеалу, и личности, изучаемые им в истории, страдают от этого же разлада, если только не переступают за тот порог в историческом бытии народов, за которым остается бессознательная, инстинктивная, безыдейная, традиционная жизнь первобытного человека, еще не умеющего критически относиться к жизни. Раз появляются в обществе идеалы, и жизнь подвергается критике личностей, — возникает недовольство настоящим, стремление к улучшению. Может ли философия истории быть критикой всемирно-исторического процесса, если мы возьмем эту критику лично на себя и не станем прислушиваться к критике всего человечества? С самого начала истории человечество ее критикует: вправе ли суждение одного человека стать выше того итога, который можно подвести под суждениями миллионов? Оно будет непременно условным, односторонним, неполным, случайно-субъективным и вполне произвольным, — вот новое доказательство необходимости не забывать личность в истории. Философский исследователь прошлых судеб человечества будет помнить, что интересно не одно то, как сам он судит историю, а как судит ее все человечество: он не только светоч, бросающий свой свет на картину жизни человечества, но и фокус, собирающий разрозненные лучи света, посылаемые ему суждениями человеческих личностей, с которыми он имеет дело в истории. Только при этом условии его трудно будет упрекнуть в пошлом оптимизме, который является у историков, берущих всю критическую работу на себя, и его философия истории не будет его личным взглядом: в ней человечество узнает свой суд, узнает свой суд и отдельная личность, как член целого и как самостоятельная единица.

(PDF) Преподавание философии в вузе: проблемы, прогнозы, перспективы

менному образованию, ориентированный на подготовку специалиста в конкретной

области знания, направлен на «усиление» блока профильных дисциплин за счет гума%

нитарных. Попробуем разобраться в проблеме, рассмотрев ее с различных ракурсов.

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

Система преподавания философии на непрофильных факультетах традиционно

носит пропедевтический характер. Здесь перед преподавателем возникает первая слож%

ность. Например, как донести до студентов весь объем многовекового философского

знания, кому из философов отдать предпочтение в анализе конкретного историче%

ского периода, каким образом сделать философский язык понятным для студентов?

Этот ряд вопросов может быть продолжен, но именно он определяет сегодня пробле%

мы и перспективы обращения к философскому наследию и его трансляцию в студен%

ческую аудиторию. Начиная курс, часто приходится сталкиваться с отношением

к предмету как к ненужному и отнимающему часть времени для подготовки по про%

фильным дисциплинам. Время прагматизма не обошло и студенческую аудиторию,

а потому и подходы к преподаванию философии требуют смены концептуальных ос%

нований (Южанинова, 2014: 109).

Проблема сложности адаптации к образовательному процессу между школой, в ко%

торой знакомство с философией в редких случаях происходит в рамках внеклассных

занятий, колледжем и вузом, на мой взгляд, требует отдельного осмысления. Филосо%

фия выступает одной из базовых дисциплин системы образования, и ее преподавание

является обязательным для высшей школы и учреждений среднего профессионально%

го образования. Здесь уместно провести линию демаркации между преподаванием

философии в вузах и в колледжах. Курс «Основы философии» в колледжах часто

сводится к обзорному изложению истории философии и написанию материалов ре%

феративного характера, да и читают ее обычно преподаватели истории. Вопрос о том,

нужна ли философия будущему автомеханику, часто становится предметом дискус%

сий среди обучающихся, а потому приоритет в обучении отдается профессионально

ориентированным дисциплинам. Отсюда и знания философии у студента, пришедше%

го в вуз после колледжа, не соответствуют требованиям вуза. Проблема сложности

адаптации к образовательному процессу между школой (колледжем) и вузом, на мой

взгляд, требует отдельного осмысления.

Преподавание философии в вузе можно условно разделить на два вектора, каж%

дый из которых имеет своих сторонников и противников. Первый представляет собой

курс преподавания истории философии, в рамках которого рассматриваются все

направления дисциплины (онтология, гносеология, этика и т. д.), сопровождаемые

детальным анализом философских текстов, концепций, дефиницией понятий. Сто%

ронники такого подхода считают, что историко%философский курс преподавания вы%

зывает живой интерес у слушателей, поскольку охватывает широкий спектр вопросов

междисциплинарного характера, касающихся истории культуры, политики, экономи%

ки. Это способствует адаптации философского знания в предметную сферу подготовки

будущего профессионала (Вахитов, 2010). Еще одно мнение: в области преподавания

истории философии много хороших специалистов, тогда как уход от исторической

канвы философского контекста приводит к «отсебятине», ничего общего не имеющей

с философией (Свасьян: Электронный ресурс). Минусом такой стратегии преподава%

ния, на мой взгляд, является замена историей философии самой философии, направ%

ленной на формирование критического мышления у студентов.

Проблемы педагогики и психологии

123

2018 — №4

История образования: от первых школ Руси до советских

В разное время в отечественных школах преподавали уроки грамоты и черчения, физики и логики, астрономии и греческого. Занятия вели сначала духовные лица, а позже — учителя-предметники. Портал «Культура.РФ» рассказывает, как менялась система образования в России на протяжении десяти веков.

Первые школы

Николай Богданов-Бельский. Вдохновение (фрагмент). 1910. Частное собрание

Иван Владимиров. На уроке грамоты у дьячка (фрагмент). 1913. Частное собрание

Николай Богданов-Бельский. Сочинение (фрагмент). 1903. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«Прежде славяне, когда были язычниками, не имели письмен, но [считали] и гадали с помощью черт и резов», — сообщалось в болгарском трактате начала X века «О письменах».

После крещения Руси в 988 году перед государством встала задача «привить» новую религию, а для этого было необходимо научить население грамоте. Появилась славянская азбука — ее создали специально для перевода церковных текстов греки Кирилл и Мефодий. В Киеве, Новгороде, Смоленске, Суздале, Курске открылись первые школы. Ученые установили, что понадобилось от 50 до 100 лет, чтобы письменность широко распространилась среди знати, духовенства, отдельных купцов и ремесленников.

В XX веке в Новгороде во время раскопок нашли более тысячи берестяных грамот. Среди них — грамоты и рисунки Онфима, мальчика шести-семи лет, жившего в XIII веке. Свои упражнения, как полагают исследователи, ребенок потерял. Скорее всего Онфим переходил с письма на восковой дощечке к письму на бересте. Сначала ученики выписывали полную азбуку, после — слоги, а затем копировали фрагменты из Псалтири и деловые формулы вроде «Взыскать с Дмитра должки», «Поклон от Онфима к Даниле».

По сообщению историка Василия Татищева, князь Роман Смоленский открыл в Смоленске несколько школ. В них изучали греческий и латинский языки. В Суздальском княжестве образованием занимался князь Константин.

В Суздальском княжестве князь Константин (сын Всеволода III) собрал библиотеку из греческих и славянских книг, заказал переводы с греческого на русский и завещал — в 1218 году — свой дом во Владимире и часть доходов от имения школе, в которой должны были обучать греческому языку.

Учение в допетровской Руси

Николай Богданов-Бельский. Будущий инок (фрагмент). 1889. Латвийский Национальный художественный музей, Рига

Николай Богданов-Бельский. Воскресное чтение в сельской школе (фрагмент). 1895. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Николай Богданов-Бельский. У дверей школы (фрагмент). 1897. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

О системе образования в Московском государстве можно узнать из «Азбуковников» — сборников с учебными пособиями и школьными правилами. В XVII веке училища для мальчиков 8–12 лет держали духовные лица. Обучение шло неспешно: зубрили азбуку, потом начинали читать Часослов, Псалтирь, Деяния апостолов и Евангелие, затем переходили к письму.

В старших классах осваивали «семь свободных художеств»: грамматику, диалектику, риторику, церковное пение, арифметику, землемерие, включавшее сведения по геометрии и географии, и звездознание, то есть астрономию. Из иностранных языков в почете были лишь латынь и греческий — их преподавали будущим церковным служителям, чиновникам и дипломатам.

Старшие дети царя Алексея Михайловича под руководством поэта и богослова Симеона Полоцкого изучали латинский, греческий и польский языки, музыку. Но образованию младшего сына — будущего Петра I — не уделялось должного внимания. К этому времени Алексей Михайлович скончался, и ребенок от второго брака вместе с матерью оказался в опале.

Петр начал учиться письму, кажется, в начале 1680 года и никогда не умел писать порядочным почерком. Зотов (бывший канцелярский служащий Иван Зотов, приставленный к царевичу. — Прим. ред.) как пособие при обучении употреблял иллюстрации, привозимые в Москву из-за границы, ознакомил Петра с событиями русской истории.

Пользоваться привезенной из-за границы астролябией (старейший астрономический инструмент. — Прим. ред.) Петра научил голландец Тиммерман. Другой голландец из Немецкой слободы по фамилии Карштен-Брант учил любознательного юношу лавировать на боте и управлять парусами.

Школы при Петре I

Николай Богданов-Бельский. Ученицы (фрагмент). 1901. Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева, Саратов

Алексей Стрелковский. Сельская школа (фрагмент).1872. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Алексей Венецианов. Портрет Кирилла Ивановича Головачевского, инспектора Академии художеств, с тремя воспитанниками (фрагмент). 1911. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Петр I понимал необходимость профессионального образования. Поэтому в 1701 году в Москве по его указу открыли Школу математических и навигацких наук. Учились в ней юноши разных сословий в возрасте от 12 до 20 лет. После освоения грамоты, арифметики, геометрии и тригонометрии ученики низкого происхождения, как правило, поступали на службу, а отпрыски знатных фамилий переходили в «верхнюю школу», где изучали немецкий язык, астрономию, географию, навигацию, фортификацию.

В это же время появились учебные заведения, выпускавшие рабочих-металлургов, медиков, канцелярских служащих, инженеров, химиков, артиллеристов, переводчиков. В 1714 году появились начальные цифирные школы — упор в них делали на арифметику и геометрию.

Для «губернских дворянских и приказного чина, дьячих и подьячих детей от 10 до 15 лет» была введена учебная повинность. Она вызвала недовольство родителей, поскольку купцы и ремесленники традиционно учили наследников грамоте сами, одновременно с этим обучали и торговле. Из-за этого купцы не могли своевременно передать семейное дело детям. Церковнослужители же отдавали своих отпрысков в религиозные архиерейские школы — они открылись во всех епархиях в 1721 году.

Одним из последних детищ Петра стала Академия наук. Ее император учредил в 1724 году. Однако работу она начала уже после смерти императора — в конце 1725 года. В состав академии входили гимназия и университет.

Универзитет есть собрание ученых людей, которые наукам высоким, яко феологии и юрис пруденции (прав искусству), медицины, филозофии, сиречь до какого состояния оные ныне дошли, младых людей обучают.

Читайте также:

Реформа образования Екатерины II

Василий Перов. Приезд институтки к слепому отцу (фрагмент). 1870. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Екатерина Хилкова. Внутренний вид женского отделения Петербургской рисовальной школы для вольноприходящих (фрагмент). 1855. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Карл Лемох. Гимназистка (фрагмент). 1885. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Первое учебное заведение для девушек было открыто во время царствования Екатерины II. В 1764 году императрица учредила Воспитательное общество благородных девиц. В историю оно вошло как Смольный институт. Институт просуществовал до 1917 года.

Предметами обучения в первом возрасте (6–9 лет) были: Закон Божий, русский и иностранные языки (чтение и письмо), арифметика, рисование, рукоделье и танцы. Ко второму возрасту (9–12 лет) прибавлялись история и география… В третьем возрасте (12–15 лет) вводились словесные науки, состоявшие в чтении исторических и нравоучительных книг. Затем следовала еще: опытная физика, архитектура, скульптура, токарное искусство и геральдика. Домашнему хозяйству обучали уже на практике… Курс последнего возраста (15–18 лет) состоял в повторении всего пройденного, причем особое внимание обращалось на Закон Божий.

Женское образование значительно отличалось от мужского. Основанный еще в 1732 году Шляхетский сухопутный кадетский корпус при Екатерине II получил новый устав. В корпусе учились с пятилетнего возраста до 21 года. Юноши осваивали «полезные» науки (физику, воинское искусство, тактику, химию, артиллерийское дело), «нужные гражданскому званию» (всенародное, государственное и естественное право, нравоучение, государственную экономию), прочие науки (логику, математику, механику, красноречие, географию, историю) и «художества» (рисование, танцы, фехтование, архитектуру и другие). Эта программа была разработана под влиянием идей французского Просвещения.

В 1786 году приняли Устав народным училищам в Российской империи. Появились малые училища с двумя классами начального образования, а в крупных городах — средние училища с тремя классами, а также главные с пятилетним обучением (последний, четвертый класс длился два года). В главных народных училищах изучали арифметику и геометрию, физику и механику, естественную историю и архитектуру с черчением планов, географию и историю, а также факультативно латинский и действующие европейские языки. Выпускники главных училищ могли сдать экзамен на звание учителя.

Образование в XIX веке

Алексей Корин. Опять провалился (фрагмент). 1891. Калужский областной художественный музей, Калуга

Эмилия Шанкс. Новенькая в школе (фрагмент). 1892. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Николай Богданов-Бельский. Приготовление уроков (фрагмент). 1900-е. Новокузнецкий художественный музей, Новокузнецк

В 1802 году император Александр I учредил Министерство народного просвещения. Его основными принципами были бессословность (за исключением крепостных) и бесплатность начального образования, а также преемственность учебных программ. В 1804 году при церковных приходах стали открывать начальные школы, куда ходили в основном крестьянские дети. С 1803 года главные народные училища стали преобразовывать в гимназии (первая женская гимназия открылась через 55 лет, в 1858 году, в Петербурге). Постепенно в программу вводили новые предметы: мифологию, статистику, философию, психологию, коммерческие науки, естественную историю, иностранные языки. В гимназиях делали упор на классическое образование — в приоритете были гуманитарные науки.

В 1811 году состоялся первый набор в Императорский Царскосельский лицей. За шесть лет мальчикам из знатных семей давались энциклопедические знания. Особое внимание уделялось отечественной истории и «российскому языку», который в гимназиях того времени практически не изучали. Однокурсник Пушкина государственный деятель, историк Модест Корф писал:

…До самого конца для всех продолжался какой-то общий курс, полугимназический и полууниверситетский, обо всем на свете: математика с дифференциалами и интегралами, астрономия в широком размере, церковная история, даже высшее богословие — все это занимало у нас столько же, иногда и более времени, нежели правоведение и другие науки политические.

Все население империи получило доступ к образованию лишь после отмены крепостного права и учреждения в 1864 году земств — выборных органов местного самоуправления. В земских школах учились три года, а с начала XX века — четыре. Там изучали чистописание, арифметику, Закон Божий, церковное пение. В школы принимались мальчики и девочки с восьми лет. В XIX веке продолжали работать и церковно-приходские школы.

Советская школа

Федор Решетников. Прибыл на каникулы (фрагмент). 1948. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Виктор Цветков. Нерешенная задача (фрагмент). 1969. Частное собрание

Иван Козлов. Вход для первоклассников (фрагмент). 1950. Частное собрание

После Октябрьской революции 1917 года нужны были квалифицированные рабочие, поэтому в стране стали открываться трудовые школы.

1920-е годы прошли под знаком экспериментов. Отменили домашние задания, уроки истории заменили политграмотой и обществоведением. На местах пытались ввести американскую модель: дети могли сами выбирать предметы и сдавать по ним проекты. Такое обучение приближало учеников к практике.

Однако в 1927 году правительство обозначило уже не примерные, а обязательные программы и учебные планы. Больше всего учебных часов отводилось на уроки математики, русского и родного языка, обязательными стали Конституция СССР, чистописание, черчение, химия, труд.

О школе 1930-х годов вспоминал философ Александр Зиновьев:

Школа, в которой я проучился с 1933 по 1939 год, была построена в 1930 году и считалась новой. Она не была исключением в то время. Но таких школ было еще немного. Она не была привилегированной. Но вместе с тем она была одной из лучших школ в стране.
Приобщение к культуре на первых порах происходило для меня также через школу. Это упоминавшиеся выше экскурсии, различного рода кружки, коллективные походы в музеи, в кино и в театры. В нашей школе был драматический кружок. У нас были даже уроки музыки. Учитель, заметив, что у меня не было ни голоса, ни слуха, но что я что-то постоянно рисовал, предложил мне «рисовать музыку», то есть изображать в рисунках то, как я воспринимал музыку.

В это время ввели обязательное сначала четырехлетнее, а затем семилетнее обучение для детей 8–10 лет. В 1943 году в школу начали брать с семи лет. В послевоенное время появилась школьная форма, в программу добавили уроки логики, психологии, латыни, вернулись к раздельному обучению мальчиков и девочек. Но после смерти Сталина «гимназические» веяния убрали. В эпоху холодной войны появился новый предмет — начальная военная подготовка, которая оставалась в программе до конца 1980-х.

Автор: Екатерина Гудкова

тем по истории философии

PREREQ: ДВА КУРСА ФИЛОСОФИИ, КАК МИНИМУМ ОДИН В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ.

ОСЕНЬ 2021 ОПИСАНИЕ: Конфуцианство Сун-Мин. Как и многие другие философские школы, конфуцианство претерпело несколько трансформаций в истории Китая. Среди них интеллектуальное движение, охватившее три династии (Сун, Юань, Мин) с 960 г. по 1644 г., было, возможно, одной из наиболее согласованных и застенчивых попыток конфуцианских ученых создать прочную основу для метафизики традиции, этики. , гносеология и моральная психология.Это углубленный вводный курс к этой богатой философской традиции (которая стала известна среди западных ученых как «неоконфуцианство»). Мы прочитаем труды некоторых из самых влиятельных фигур этого движения, включая Ченг Хао (1032-1085), Чэн И (1033-1107), Чжу Си (1130-1200), Лу Сяншань (1139-1192) и Ван Янмина. (1472-1529). Как мы увидим, эти мыслители боролись со многими вопросами, которые продолжают ставить в тупик философов сегодня: хорошая или плохая человеческая природа? Как возможно моральное обучение / моральное знание? Можем ли мы действовать вопреки нашему здравому смыслу? Какая связь между знанием и действием? Понимание их попыток ответить на эти вопросы поможет нам лучше понять границы нашего собственного философского мышления.Этот курс предназначен для студентов, не знакомых с китайской философией или китайским языком. Обязательное условие, ОБНОВЛЕНО — PHIL-UA 101 имеет предварительное требование к ОДНОМУ из следующих курсов: Древнегреческая и римская философия (PHIL-UA 20). Европейская философия раннего Нового времени (PHIL-UA 21), PHIL-UA 22 (Платон), PHIL-UA 24 (Аристотель), PHIL-UA 25 (Средневековая философия), PHIL-UA 30 (Кант), PHIL-UA 32 (девятнадцатый -Century European Philosophy), PHIL-UA 39 (Континентальная философия двадцатого века)

Тщательное изучение нескольких тем в истории философии — любой из них. философское рассмотрение нескольких философских проблем или нескольких философские трактовки одной или двух тесно связанных проблем.Примеры: Конфуцианство; древний скептицизм; теории причинно-следственной связи в раннем современном философия; Индийская и буддийская философия разума; экзистенциализм.

Курсы истории философии — Философия

PHI 2100: Древнегреческий философ hy. Cr. 3 .

Этот курс соответствует общеобразовательным требованиям по философии и литературе (PL). Введение в западную философскую традицию, зародившуюся в Древней Греции.Будут подчеркнуты объединяющие темы и важные контрасты между двумя эпохами. Чтения досократиков, Платона и Аристотеля.

PHI 2110: Философия семнадцатого и восемнадцатого веков . Cr. 3.

Обзор взглядов на знания и реальность основных европейских философов семнадцатого и восемнадцатого веков. Декарт, Спиноза, Лейбниц, Локк, Беркли, Юм, Кант.


PHI 2140: Ранняя греческая медицина и психология.Cr. 3

Изучение ранней греческой психологии, медицинской практики и теории. Охваченные деятели и школы мысли включают Гомера, Эмпедокла, Гиппократа и школу Гиппократа, Платона, Аристотеля и Эпикура.

PHI 2150: Китайская философия . Cr. 3. (Перекрестный список с ASN 2150)

Обзор основных философских традиций от древнего до докоммунистического Китая. Литература выбрана из конфуцианства, даосизма, мохизма, легализма, буддизма, неоконфуцианства и китайского просвещения.Мы рассмотрим взгляды Китая на следующие вопросы: Кто такой добродетельный человек? Мотивированы ли моральные поступки разумом или эмоциями? Как мы узнаем, что внешний мир существует? Какие характеристики определяют законную политическую власть? Есть ли объективная мера исторического прогресса?


PHI 2170: Исламская и ближневосточная философия. Cr. 3. (Перекрестный список с NE 2170)

Исследование основных фигур и движений в исламской и ближневосточной философии.


PHI 3450: Экзистенциализм. Cr. 3.

Исследует основные философские взгляды и фигуры экзистенциалистской традиции, такие как Сартр, Камю, Хайдеггер, де Бовуар, Бубер, Ортега-и-Гассет, Кьеркегор и Ницше.


ФИ 5400: досократики и софисты . Cr. 3.

Необходимые условия: любой курс философии на уровне 2000 и выше, или классическая специальность, или согласие преподавателя.

Избранные чтения по темам досократических философов, философов, которые предшествовали или были современниками древнегреческого философа Сократа (с седьмого по пятый века до н.э.C.E.), такие как Гераклит, Парменид, Зенон и Демокрит.

PHI 5410: Платон . Cr. 4.

Необходимые условия: любой курс философии на уровне 2000 и выше, или классическая специальность, или согласие преподавателя.

Избранные чтения по темам Платона.

PHI 5420: Aris totle. Cr. 4.

Необходимые условия: любой курс философии на уровне 2000 и выше, или классическая специальность, или согласие преподавателя.

Избранные чтения по темам Аристотеля.

PHI 5440: Continental Rationa lism. Cr. 4.

Необходимые условия: любой курс философии на уровне 2000 и выше или согласие преподавателя.

Темы, касающиеся Декарта, Спинозы или Лейбница.

PHI 5450: Британский эмпиризм . Cr. 4.

Необходимые условия: любой курс философии на уровне 2000 и выше или согласие преподавателя.

Темы, касающиеся Локка, Беркли или Юма.

PHI 5460: Kant. Кр. 4.

Необходимые условия: любой курс философии на уровне 2000 и выше или согласие преподавателя.

Избранные темы или чтения по философии Канта.

PHI 5510: Специальные разделы истории философии . Cr. 4 (макс.8).

Требуется: Любой курс философии из группы истории философии или согласие преподавателя.

Темы будут объявлены в расписании занятий.

PHI 7810: Семинар по истории философии г.Cr. 4 (макс.8).

Этюд философа того времени.


Философия и история искусства BA | UCL Философия

В каждый год обучения вы будете проходить несколько отдельных модулей, обычно оцениваемых в 15 или 30 кредитов, что в сумме составляет 120 кредитов в год. Модули оцениваются в том учебном году, в котором они были взяты. Баланс обязательных и дополнительных модулей варьируется от программы к программе и из года в год. Модуль из 30 кредитов считается эквивалентом 15 кредитов в Европейской системе перевода кредитов (ECTS).

Первый год включает несколько вводных лекционных курсов, которые служат основой для дальнейшего обучения. Программа охватывает политическую философию, исследуя вопросы о государстве, свободе и законах; моральная философия, ставящая под сомнение различия между добром и злом и нашу мотивацию выбирать между ними; эпистемология, исследующая природу знания и веры; метафизика, которая пытается понять природу вещей; и логика, которая передает принципы здравого рассуждения.

Вы будете изучать философию и историю искусства примерно на равной основе.

После успешного завершения 360 кредитов вы получите степень бакалавра (с отличием) в области философии и истории искусства.

Модули

Обратите внимание, что приведенный здесь список модулей является ориентировочным. Эта информация публикуется задолго до регистрации, а содержание модуля и доступность могут быть изменены.

Обязательный модуль (и)
  • История искусства и его предметов
  • История европейского искусства (1): от классики до раннего Возрождения
  • История европейского искусства (2): от Высокого Возрождения до наших дней
Дополнительные модули

Вы выберете 2.0 баллов из следующих:

  • Введение в историю философии I
  • Введение в историю философии II
  • Введение в логику I
  • Введение в Logic II
  • Введение в моральную философию
  • Введение в политическую философию
  • Знание и реальность
  • Навыки изучения философии: чтение, понимание и написание эссе
Обязательный модуль (и)
  • Gateway I (История искусства)
  • Gateway II (История искусства)
Дополнительные модули

Вы выберете 1.0 баллов за выбор дополнительных модулей истории искусства и четыре дополнительных модуля из философии, включая модули как минимум из двух групп A, B и C:

Группа A
Теоретическая философия (например, Знание; Метафизика; Разум и тело ; Язык; промежуточная логика)

Группа B
Нормативная философия (например, эстетика; прикладная этика; глобальная справедливость и здоровье; мораль и литература; нормативная этика; продвинутая политическая философия)

Группа C
История философии (e.грамм. Аристотель; Платон; Марксизм; Ницше; Витгенштейн; Сартр)

Обязательный модуль (и)

Все модули третьего года обучения не являются обязательными.

Дополнительные модули

Вы выберете четыре дополнительных модуля по истории искусства (до 2.0 кредитов) из широкого диапазона доступных. Вы также выберете четыре философских модуля (на сумму 2,0 кредита) на второй год. В других отделениях UCL во второй и третий год можно получить максимум 1,0 кредита.


Ваше обучение

Наше обучение основано на лекциях и семинарах, которые дополняют друг друга. В первый год обучения вы познакомитесь с основными элементами философского мышления посредством лекций, семинаров и учебных занятий в небольших группах.Через два и три года выбранные вами модули будут преподаваться экспертами факультета в виде комбинации лекций, связанных семинаров и занятий.

Оценка

Оценка представляет собой сочетание курсовой работы (эссе и / или короткие письменные работы) и письменного экзамена. Вы также можете подать диссертацию в качестве одного из дополнительных модулей по философии.

Доступность

Подробную информацию о доступности зданий UCL можно получить в AccessAble. Дополнительную информацию также можно получить в группе поддержки и благополучия студентов UCL.

Эта программа научит вас понимать и оценивать философские идеи и аргументы, а также писать ясные, аргументированные и хорошо структурированные эссе.Такие навыки можно перенести на нефилософский контекст.

Дисциплина философской подготовки и, в частности, ее упор на строгую аргументацию, логику и ясность мысли и выражения, делает выпускников философии очень подходящими для самых разных профессий.

Многие недавние выпускники UCL преуспели в юридической профессии, получив образование как в качестве поверенных, так и в качестве адвокатов, в то время как другие поступили в издательское дело, журналистику, финансы, государственную службу, парламент или местное самоуправление.Выпускников философии также ищут как программистов и системных аналитиков. Большая часть студентов продолжает изучать философию.

UCL стремится помочь вам получить лучший старт после окончания учебы. Узнайте больше о том, как UCL Careers и UCL Innovation and Enterprise могут помочь вам найти работу или узнать о предпринимательстве.

Стоимость обучения

Указанная плата за поступление в бакалавриат в 2022/23 учебном году.Указанные сборы в Великобритании относятся только к первому году программы в UCL. Плата за будущие годы может быть увеличена в результате инфляции. Указанные зарубежные сборы — это сборы, которые будут взиматься с абитуриентов 2022/23 года за каждый год обучения по программе, если иное не указано ниже.

студентов из Великобритании
9250 фунтов стерлингов (2022/23)
иностранных студентов
24000 фунтов стерлингов (2022/23)

Полную информацию о плате за обучение UCL, политике платы за обучение и возможном увеличении платы можно найти на UCL Сайт студентов: ucl.ac.uk/students/fees.

Дополнительные расходы

Если вас беспокоят возможные дополнительные расходы на книги, оборудование и т. Д. По этой программе, пожалуйста, свяжитесь с контактным лицом в соответствующем отделе (подробности приведены на этой странице).

Руководство, включающее приблизительные оценки этих и других расходов на проживание, включено на страницы «Сборы и финансирование UCL».Если вас беспокоят возможные дополнительные расходы на книги, оборудование и т. Д., Свяжитесь с контактным лицом в соответствующем отделе (подробности приведены на этой странице).

Финансирование

Доступны различные варианты финансирования, включая студенческие ссуды, стипендии и стипендии. Студенты из Великобритании, семейный доход которых ниже определенного уровня, также могут иметь право на безвозвратную стипендию или на определенные стипендии.Более подробную информацию см. На страницах «Сборы и финансирование».

Ведомственные стипендии

Возможности финансирования, относящиеся к отделу, могут появиться в этом разделе, когда они будут доступны. Пожалуйста, внимательно проверьте или подтвердите контактное лицо программы, чтобы убедиться, что они подаются на эту программу обучения.

На веб-сайте стипендий и финансирования перечислены стипендии и схемы финансирования, доступные для студентов UCL. Они могут быть открыты для всех студентов или ограничены определенными национальностями, регионами или академическим отделом.

Ваше заявление

Помимо поиска выдающихся оценок в вашей успеваемости, мы также оцениваем вашу заявку на предмет доказательства вашей способности использовать философские аргументы, ваших навыков рассуждений и вашего интереса к истории искусства.

Как применять

Заявление о приеме необходимо подавать через UCAS (Служба приема в университеты и колледжи). Кандидатам, которые в настоящее время учатся в школе или колледже, будут предоставлены рекомендации по процессу; однако абитуриенты, окончившие школу или проживающие за пределами Соединенного Королевства, могут получить информацию непосредственно от UCAS.

Срок подачи заявок: 26 января 2022 г.

Выбор

Выбор будет производиться на основе информации, содержащейся в заявке UCAS: достигнутые и прогнозируемые академические оценки, уровень интереса, мотивации и опыта по предмету, как указано в личном заявлении, предоставленной ссылке и любых соответствующих контекстные факторы.

Кроме того, время от времени кандидатов могут попросить предоставить дополнительную информацию, например, результаты модуля AS или ответ на анкету.

Для получения дополнительной информации о процессе отбора в UCL см .: Отбор студентов.


UCL регулируется Управлением по делам студентов.


Последнее изменение страницы: 12 ноября 2021 г.

Эта степень направлена ​​на то, чтобы дать вам понимание ряда центральных философских дебатов вместе с подробным образованием по истории искусства. Для изучения доступны все основные направления философии.В части курса «История искусства» …

Предлагается

курсов бакалавриата | Кафедра философии

Бакалавриат

PHI 2010. Введение в философию (3). Введение в некоторые из центральных проблем философии. Студенты также узнают, как строить и критиковать аргументы и развивать свои собственные философские позиции.

PHI 2016. Философия через фильм (3). Этот курс представляет собой введение в широкий круг философских тем с использованием фильма в качестве средства обсуждения.Философские темы могут включать вопросы этики, философии разума, метафизики, эпистемологии, философии религии и / или политической философии. Различные фильмы используются для того, чтобы поднять важные философские вопросы и помочь в понимании основных философских текстов, которые пытаются ответить на эти вопросы.

PHI 2100. Рассуждение и критическое мышление (3). Вводный курс логики, предназначенный для того, чтобы дать студентам понимание и практику использования аргументов для обоснования выводов и решений.Курс подчеркивает приобретение навыков, необходимых для составления четких, убедительных аргументов, и особенно полезен для тех, кто планирует продолжить обучение в таких областях, как право или бизнес.

PHI 2620. Экологическая этика (3). Исследование прошлых и настоящих экологических проблем и их влияния на современное общество. Также анализируется историческое развитие экологических перспектив и этических теорий, которые были созданы этими подходами.

PHI 2630. Этические вопросы и выбор жизни (3). Курс, основанный на этических теориях для изучения основных этических проблем, с которыми человек сталкивается при принятии решений о видах деятельности, которыми он должен заниматься, и о том, какой образ жизни вести. Будут изучены такие вопросы, как вопросы жизни и смерти (например, аборты, эвтаназия, права животных) и социальной справедливости (например, дискриминация, ответственность перед будущими поколениями).

PHI 2635. Биоэтика (3). Этот курс представляет собой изучение философских основ теории биоэтики и исследование острых вопросов современной биоэтики с упором на обсуждение расы, пола и уязвимых групп населения (например,грамм. бедняки, иммигранты). Мы будем использовать инструменты этической теории, философского анализа и аналитического письма для изучения ряда моральных проблем, возникающих в сфере здравоохранения, включая справедливость в здравоохранении, эксперименты и исследования на людях, репродуктивные технологии, старение, донорство органов и эвтаназию. На протяжении всего курса мы будем изучать предположения о правах, людях и этических принципах, которые используются при принятии медицинских решений.

IDS 3358 Создание аргумента: символическая логика и формы правильного рассуждения (3). Изучение основ современной символической логики (исчисления высказываний и предикатов) с особым вниманием к оценке символизированных аргументов с использованием методов естественной дедукции. Темы включают валидность, надежность, доказательство, символизацию, таблицы истинности, деревья истинности, а также функциональный и количественный вывод истинности.

PHI 3162. Логика и закон (3). Этот курс представляет собой углубленное изучение применения логики в правовом контексте, с особым упором на методы индуктивного мышления, такие как рассуждения по аналогии и причинно-следственные связи.Курс фокусируется на построении и представлении письменных аргументов, а также на оценке аргументов как исторических, так и современных юридических решений.

PHI 3220. Введение в философию языка (3). Исследование основных философских вкладов в понимание языка и его функций в общении. Обсуждение концепций значения, истины, ссылки, понимания и интерпретации. Чтения включают классику философии ХХ века.

PHI 3300. Знания и вера (3). Критический анализ современных теорий об основах человеческого знания: что следует считать знанием; как мы это получаем; роли уверенности, сомнения и скептицизма; и средства, с помощью которых мы могли бы максимизировать его.

PHI 3320. Философия разума (3). Анализ центральных вопросов философии разума. Темы могут включать: проблема разума и тела, единство разума, природа сознания, искусственный интеллект и свобода воли.

PHI 3330. Свобода воли (3). Свобода воли важна для нас по разным причинам. Например, нас может волновать свобода воли, потому что мы хотим контролировать свои действия. Мы также можем заботиться о свободе воли, потому что мы считаем, что люди не несут моральной ответственности за свои действия, если у них нет свободы воли. Мы можем подумать, что без свободы воли никто не заслуживает похвалы, порицания, награды или наказания за все, что он сделал. Этот курс будет охватывать ряд различных философских позиций о свободе воли и моральной ответственности, а также некоторые аргументы за и против этих позиций.

PHI 3400. История и философия науки (3). Пристальный взгляд на некоторые из важнейших философских проблем наук по мере их развития на протяжении истории, от Аристотеля до Галилея, Пастера и Эйнштейна, включая то, какие методы считаются научными, а также рассмотрение того, как наука изменила мир и роль ценностей.

PHI 3452. Философия биологии (3) . Этот курс знакомит с основными дискуссиями в философии биологии, включая те, которые касаются расширенного эволюционного синтеза, законов эволюции, единиц отбора, адаптационизма, спецификации и т. Д.Этот курс объединяет биологические науки и инструменты аналитической философии, чтобы лучше понять некоторые теоретические проблемы биологии.

PHI 3641. Деловая этика (3). Определение и обсуждение оправданных решений моральных и этических проблем, возникающих при ведении деловых и экономических операций. Рассмотрены международные деловые условия и этические проблемы, возникающие из-за необходимости разрабатывать продукты и услуги, которые нравятся различным национальным и мировым группам населения.

PHI 3670. Этическая теория (3). Исследование природы морали и морального рассуждения посредством критического анализа работ классических и современных теоретиков этики, направленных на ответы на вопросы: «Что такое хорошо?» и «Что мне делать?»

PHI 3700. Философия религии (3). Анализ основных вопросов философии религии. Темы могут включать рациональность религиозных убеждений, веры, религиозного опыта, религиозного языка, зла и отношения между религией и моралью.Также предлагается Департаментом религии.

PHI 3800. Философия искусств (3). Введение в основные вопросы философии искусства и эстетики. Темы могут включать природу красоты, природу искусства, реализм в живописи, интерпретацию в литературе, природу танца и выразительность в музыке. Литература включает как исторические, так и современные источники.

PHI 3881. Философия музыки (3). Введение в современную литературу по философии музыки.Задаваемые вопросы включают в себя: Что такое музыка? Выражает ли музыка эмоции? Как оценивать музыку? Как «понять» музыку? Почему кросс-культурное понимание музыки может быть трудным? Что представляет собой аутентичный спектакль?

PHI 3882. Философия в литературе (3). Исследование того, как метафизические и моральные идеи функционируют в структуре избранных романов в пьесах.

ФИ 3930р. Избранные темы (1-3). (Только для класса S / U). Можно повторять не более трех часов в семестр.

PHI 4134. Современная логика I (3). Предварительное условие: IDS 3358 или эквивалент или разрешение преподавателя. Промежуточный курс современной символической логики с особым вниманием к семантической оценке символизируемых аргументов. Темы включают схемы и интерпретацию, модели, выполнимость, нормальные формы, выразительную полноту, процедуры доказательства, металогические законы, а также теоремы о разумности и полноте.

PHI 4137. Современная логика II (3). Необходимое условие: PHI 4134.Продвинутый курс современной символической логики. Обсуждаемые темы включают теорему компактности, логику тождества, имен и описаний, логику второго порядка, теорию типов, наследственность, определение натурального числа Фреге-Рассела и результаты Геделя о неполноте.

PHI 4500. Метафизика (3). Критическое рассмотрение недавних философских работ с различных точек зрения на вопрос о том, что существует; например, материя, разум, время, пространство, универсальные свойства, причины и сущности.

PHI 4905r. Направленное индивидуальное исследование (1-3). Можно повторять максимум шесть часов в семестр.

ФИ 4912р. Работа с отличием (3). Можно повторять максимум до двенадцати часов семестра.

ФИ 4930р. Философские проблемы (3). Изучение избранных философских проблем с продвинутой точки зрения. Может повторяться максимум девять часов в семестр.

PHI 4938r. Семинар для майоров (3). Семинар с переменным содержанием для профильных специалистов для углубленной работы по выбранным философским темам / областям и практики написания содержательной философской работы.Может быть повторен один раз с разрешения преподавателя максимум до шести часов в семестр.

PHI 4999р. Учебник по философии (1-3). Критическое прочтение и обсуждение важных классических и современных философских текстов. Переменный контент. Переменный кредит: от одного до двух семестровых часов на курс чтения; два-три семестровых часа для курса чтения с основательным письмом. Повторяется с разрешения преподавателя максимум до двенадцати семестровых часов.

История философии

ПНХ 3061.Философия Средневековья и Возрождения (3). Обзор западной философии с третьего по 16 век, начиная с работ христианских, еврейских и арабских философов, а затем переходя к расцвету гуманизма, индивидуализма и науки.

PHH 3130. Платон и его предшественники (3). Древнегреческая философия от ее истоков до работ одного из величайших практиков. Задаваемые вопросы включают: Что там? Что я могу об этом знать? Что я должен делать?

ПНХ 3140.Аристотель Августину (3). Философия от «Учителя тех, кто знал» (Аристотель) до конца античного мира и господства христианства. Темы включают: устройство мирового порядка, Бог, место человека.

PHH 3400. Современная философия (3). Критическое исследование теорий западных философов 17-го и 18-го веков путем тщательного изучения репрезентативных текстов как эмпирических, так и рационалистических традиций.

ПНХ 3500.Философия XIX века (3). Исследование разнообразных стилей, идей и систем таких философов, как Гегель, Кьеркегор, Шопенгауэр, Маркс, Милль, Брэдли и Ницше.

PHH 3700р. Американская философия (3). Исследование основных тенденций в американской философии от Джонатана Эдвардса до американского идеализма 19 и 20 веков и прагматического движения с упором на Пирса, Джеймса и Дьюи. Может быть повторен один раз с разрешения преподавателя максимум шесть семестровых часов.

PHH 4600р. Современная философия (3). Основные современные философские движения исследуются через избранных центральных представителей. Среди рассмотренных могут быть Фреге и его предшественники, Рассел и Мур, ранний Витгенштейн, логические позитивисты и их преемники, Гуссерль и его феноменология, Хайдеггер, Сартр, позднее Витгенштейн и его преемники. Может повторяться с разрешения преподавателя максимум девять часов в семестр.

Социальная и политическая философия

ПНМ 2121.Философия расы, класса и пола (3). Концентрация на современных философских обсуждениях расы, класса и пола. Темы включают анализ ключевых институтов (например, работа, экономика, семья, образование) и социальных вопросов (например, идентичность, сексуальность, насилие и социальные изменения).

PHM 2300. Введение в политическую философию (3). Введение в основные вопросы политической философии: обоснование политической власти, роль закона, политическое обязательство, неоколониализм, неповиновение, революция, права, соответствующие цели правительства, модели распределения и справедливость.

PHM 3020. Философия секса (3). Этот курс представляет собой изучение современных философских дебатов о сексе и сексуальных отношениях. Темы включают, помимо прочего, определение пола, различие между «нормальным» и «ненормальным» сексом, сексуальную эксплуатацию и объективацию, сексуальное согласие, связь между сексом и смыслом жизни и природу романтической любви.

PHM 3123. Философия феминизма (3). Исчерпывающий обзор наиболее важных школ мысли и проблем феминистской философии с акцентом на феминистскую политику и этику.Обсуждаются либеральный, социалистический, марксистский и радикальный феминизм и их различные взгляды на равенство и подчинение. Проанализирована критика ставших традиционными теорий со стороны цветных женщин и теоретиков «различия». Также рассматриваются проблемы, представляющие особый интерес для феминисток: семья, сексуальность, профессиональная свобода, домогательства, изнасилования, порнография и домашнее насилие.

ПНМ 3331р. Современная политическая мысль (3). Основные политические идеи современного мира, подчеркнутые в исследованиях избранных политических теоретиков, таких как Макиавелли, Гоббс, Локк, Руссо, Юм, Берк, Гегель, Маркс, Энгельс, Бентам, Милль, Джефферсон, Мэдисон, Ленин и Муссолини.Может повторяться максимум девять часов в семестр. Также предлагается кафедрой политологии.

PHM 3351. Философия прав человека (3). Этот курс представляет собой обзор философского обсуждения прав человека и моральных и политических вопросов, возникающих в результате их нарушений. Мы исследуем философские основы требований прав человека, а также прав женщин, политического зла и массовых злодеяний. Мы анализируем вопросы справедливости и прощения в контексте социального исцеления и демократизации.

PHM 3400. Философия права (3). Исчерпывающий обзор наиболее важных школ мысли, традиционных проблем и текущих вопросов англо-американской философии права. Основными обсуждаемыми теориями являются естественное право, позитивизм, реализм (включая движение за право и экономику) и критические юридические исследования (включая теорию расы и гендера). Также исследуются различные взгляды на толкование закона и роль судебной власти в американской политике. Включает анализ юридических дел и рассмотрение таких вопросов, как справедливость, равенство, свобода, неприкосновенность частной жизни и наказание.

PHM 4340р. Современная политическая мысль (3). Исследование ряда вопросов, направления или школы мысли в современной политической философии. Может повторяться максимум девять часов в семестр. Также предлагается кафедрой политологии.

Философы и школы

PHP 3510. Введение в марксистскую философию (3). Критический обзор предпосылок и тезисов марксизма относительно понимания истории, экономических реалий, политической борьбы и идеологий, содержащихся в основных работах его основателей.

ФИ 3786р. Экзистенциализм (3). Введение в экзистенциальную философию посредством подробного и критического анализа избранных основных работ в этой области с особым вниманием к Хайдеггеру и / или Сартру. Может повторяться максимум девять часов в семестр.

PHP 4930р. Исследования основных философов (3). Подробное исследование крупного философа (например, Платона, Аристотеля, Канта и т. Д.) Или философской школы (например, стоиков, марксистов). Может повторяться максимум девять часов в семестр.

Курсы серии E

IFS 2031. Кто такой человек? Культура, гендер и права человека (3). Язык прав человека сформировал международный политический дискурс после окончания Второй мировой войны. Но кто считается человеком? В 1979 году международное сообщество впервые приняло Конвенцию против всех форм дискриминации в отношении женщин, которая неофициально считается международным биллем о правах женщин. В 1995 году Пекинская декларация особо признала права женщин как права человека и гендерное равенство как предмет серьезной международной озабоченности, который должен рассматриваться как отвечающий всеобщим интересам.Целью многих международных документов тогда и с тех пор, а также анализа глобального гендерного неравенства были в первую очередь аргументы, исходящие из обычаев и традиций, как ключевых источников, формирующих теорию и практику гендерной жизни женщин повсюду. Не все обращения к обычаям и традициям сами по себе проблематичны. Тем не менее, некоторые из них одновременно проблематичны и являются предметом оспаривания универсалистскими и культурными релятивистами в отношении прав человека. В этом курсе мы исследуем допущения, лежащие в основе этих аргументов, и оценим призывы к «культуре» по существу.В частности, мы обсудим апелляции к обычаям и традициям, включая религиозные традиции, которые часто используются для изоляции групп женщин и девочек от внутренней и международной защиты прав человека. Мы рассмотрим глобальное систематическое явление насилия в отношении женщин в мирное и военное время, глобальную систему торговли женщинами и девочками и такие «культурные» обычаи, как калечащие операции на половых органах и детские браки. Наконец, мы обсудим вопросы, которые по-разному влияют на жизнь женщин в худшую сторону, как в случае с женщинами-беженцами, или в лучшую сторону, как на пути к свободе через личное и экономическое развитие.

IFS 2047. Философия и кино (3). Этот семинар основан на примерно пятнадцати великих фильмах 20-го века, используя их как средство для исследования важных философских вопросов о природе реальности, смысле жизни, правильном моральном образе действий, корнях великого искусства и намного больше. Каждую неделю мы будем смотреть один фильм с последующим обсуждением, а затем каждый студент напишет короткое (500 слов) эссе о фильме, его философском значении и важности.Эссе будут оцениваться незамедлительно, и студентам будет предоставлена ​​обратная связь. Предварительный список включает «Шейн», «Некоторым нравится погорячее», «Триумф воли», «Искатели», «Район 9», «Баллада о солдате», «Седьмая печать», «Страсть Жанны». д’Арк »,« Bell de Jour »,« Четыреста ударов »,« Великая иллюзия »и другие. Нет текста и нет выпускного экзамена. Оценки будут основываться на успеваемости в классе и письменной работе.

IFS 2048. Мир без Бога? (3). В этом курсе рассматриваются три основных вопроса: (1) Можем ли мы объяснить существование нашей Земли и Вселенной в целом, не обращаясь к Богу? (2) Может ли существовать объективный моральный кодекс, которому все мы должны следовать, даже если Бога нет? (3) Можем ли мы иметь духовное или религиозное отношение к миру без веры в Бога? До недавнего времени большинство людей считало, что ответ на каждый из этих вопросов был отрицательным.Но эти ответы открыты для сомнений. Ученые заявили, что мы можем получить полное и удовлетворительное объяснение существования и природы всего, не обращаясь к разумному замыслу. Философы морали утверждали, что добро и зло полностью независимы от воли Бога. Действительно, некоторые думали, что религия задерживает этическое развитие и понимание. Наконец, что, пожалуй, наиболее интригующе, многие мыслители теперь предполагают, что агностики и атеисты могут иметь религиозное отношение трепета и благоговения ко Вселенной и находить жизнь полностью осмысленной без какой-либо веры в сверхъестественных существ.

IFS 2065. Природа человека: современные и современные перспективы (3). Какую форму принимает правильно прожитая жизнь? Это основной вопрос, с которым мы все сталкиваемся. Сократ придерживался особого подхода к этому вопросу, и с тех пор философы занимаются им: чтобы знать, как нам жить, нам нужно знать, кто мы есть. Знание того, кем мы являемся, говорит нам, какой образ жизни подходит для нас. Этот курс исследует и оценивает описания человеческой природы, которые ключевые, исторически влиятельные философы дали на этот вопрос, а также способы, которыми их ответы отражаются в современных дебатах о том, кто мы есть.

IFS 2079. Девочки-фантазии: философские исследования женщин и девочек в научной фантастике и фэнтези (3). «Человек не рождается, но становится женщиной». Симона де Бовуар. Представления женщин и девочек в популярной культуре формируют общее представление о женственности, девичестве, красоте и сексуальности. В течение семестра мы будем использовать традиционные философские тексты, а также нетрадиционные материалы, такие как фильмы, литература, телевидение и комиксы, чтобы исследовать вопросы о женской природе, девичестве, красоте, насилии, угнетении и сексуальной активности.

IFS 2106. Познай себя: философское исследование самопознания (3). Это курс о самопознании, а именно о том, что значит «познать себя» и что отличает знание о себе от знаний других видов. Мы прочитаем ряд философских и литературных работ, в которых исследуются эти вопросы, а студенты напишут работы и подготовят творческие работы, чтобы продемонстрировать свое собственное мнение о них.

IFS 3130. Создание аргумента: символическая логика и формы правильного рассуждения (3). Почему одни аргументы хороши, а другие — плохи? Как отличить? В этом курсе вы ответите на эти вопросы и тем самым улучшите свою способность различать хорошие и плохие рассуждения, критически относиться к любому предмету и приводить убедительные аргументы по этому поводу.

Философия

: изучение идей, идеи исследования и все остальное

Сара Ковальски, выпускник 2017 г., научный сотрудник по гуманитарным наукам

Колледж — это учеба или открытие смысла жизни? Почему не оба? Здесь, в Рочестере, вы действительно можете изучить смысл жизни! Я, конечно, говорю о PHL 227: Смысл жизни! Пока вы занимаетесь этим, почему бы не пройти PHL 127: Познай себя: Мудрость / Когнитивная наука? В конце концов, разве колледж — это не самопознание? Разве колледж не обретает мудрость?

Короче говоря, почему не основной, второстепенный или, по крайней мере, кластер в философии?

Философский факультет

У нас очень сильный отдел, охватывающий пять основных областей философии:

  • Эпистемология: теории познания
  • Этика: теории морали и моральные принципы
  • Метафизика: теории существования, идентичности, причинно-следственной связи, времени и пространства и т. Д.
  • Политическая философия: теории власти, справедливости, свободы и т. Д.
  • Философия науки: теории основ и следствий «науки»

Другими словами, философия касается каждого важного вопроса, связанного с большой идеей, над которым когда-либо задумывалось человечество, вопросов, на которые нет простых ответов, если они вообще есть! (Головоломки и парадоксы занимают особое место в сердце философа.)

Здесь, в Рочестере, вы можете разработать свою собственную специальность (конечно, отвечающую требованиям структуры) или следовать трем целевым направлениям: (1) Закон и этика, (2) История философии и (3) Логика и философия науки.

Когда вы начнете посещать курсы, вы заметите, что философия во многом пересекается с другими областями, особенно такими, как когнитивная наука и право. Философия является прочной основой для карьеры во многих областях, и студенты могут работать и / или участвовать в стажировках во время учебы в любом месте, от юридических бюро до организаций социальных услуг.

Есть много способов принять участие в работе факультета, будь то работа над исследованиями, посещение (или даже организация!) Ежегодных коллоквиумов приглашенных профессоров или вступление в Совет бакалавриата по философии!

Для получения дополнительной информации вы можете обратиться к консультанту по бакалавриату, профессору Уильяму Фицпатрику ([email protected]).

Философский совет бакалавриата

Совет бакалавриата по философии (UPC) собирается каждую неделю по пятницам в Philosophy Lounge. Встречи обычно проходят с 15:30 до 17:00 и полны здоровых и страстных дискуссий. Всегда под руководством студентов, один из участников выбирает тему, о которой он хочет поговорить, представляет ее, а затем все обсуждают ее. Подумайте об этом — где еще вы собираетесь вести серьезный беспрепятственный разговор об этике капитализма или об определении болезни?

Группа — это то, что делают ее участники, и в ней есть все, что они приносят с собой — это означает разнообразие жизненного опыта.Некоторые студенты изучают политологию, другие — психологию, третьи — технологии и многое другое! Некоторые студенты чувствуют себя комфортно в рамках определенной школы мысли, будь то нигилизм, анархо-коммунизм и т. Д., В то время как другие исследуют без границ.

Когда вы начнете принимать участие в этих обсуждениях, вам будет предложено по-другому думать о мире. Вы можете стать более комфортно признавать свою ошибку и более гибко менять свои взгляды после того, как услышите здравые и веские доводы.А еще лучше, вы разовьете собственную способность изменять взгляды других людей!

Здесь определенно есть совпадение с Debate Union, и каждый год UPC и Debate Union проводят публичные дебаты на философскую тему. В этом году тема была «Секс-роботы: приносят ли они больше вреда, чем пользы?»

Если что-то из этого звучит для вас интересно или у вас есть собственные философские вопросы, которые вы хотели бы серьезно обсудить с группой сверстников, определенно подумайте о том, чтобы присоединиться к UPC, когда приедете в Рочестер!

Программы бакалавриата> Школа философии> USC Dana and David Dornsife College of Letters, Arts and Sciences

Школа философии предлагает курсы по большинству областей философии, включая эпистемологию, метафизику, этику, логику, философию языка, философию разума, философию науки, философию искусства, социальную, правовую и политическую философию, а также историю. философии, как древней, так и современной.Школа философии предлагает три вида программ.

Поощряются двойные специальности, но для этого студент должен работать в тесной консультации с консультантом бакалавриата. Сильных специалистов по философии также поощряют заниматься философией с отличием. Доступны также несовершеннолетние по философии. Описание и требования для каждой из этих программ приведены ниже.

Не менее важным для каждой из программ является развитие навыков, необходимых для строгого, критического и независимого мышления.Специалисты по философии должны получить высшее образование со способностью (i) самостоятельно читать и понимать философские тексты, чтобы определять и формулировать центральные тезисы этих текстов и восстанавливать ключевые аргументы в пользу этих тезисов, (ii) критически оценивать аргументы. , раскрывая их скрытые предположения и оценивая обоснованность предпосылок и логические отношения между предпосылками и заключением, (iii) защищать свою точку зрения, формулируя обоснованные аргументы и предвосхищая возражения и отвечая на них, и (iv) сообщая эффективно в устной и письменной речи, демонстрируя ясность, точность и строгость.

Основные программы
  • Философия (BA)

    Специальность по философии предназначена для ознакомления студентов с фундаментальными проблемами, обсуждаемыми в рамках западной философской мысли, и для ознакомления их с концепциями и методами, необходимыми для независимого философского мышления. Он в равной степени призван обеспечить более широкую перспективу для различных областей специализации в естественных и социальных науках, а также в литературе и искусстве.

  • Философия, политика и экономика (BA)

    Специальность «Философия, политика и экономика» знакомит студентов с историческими, концептуальными, моральными и политическими основами основных институтов и практик нашей совместной политической и экономической жизни.К ним относятся частный бизнес, свободные рынки, верховенство закона, конституции, институты демократического правительства, административные агентства, образовательные учреждения и многое другое. Основное способствует развитию логических, количественных и аналитических навыков, необходимых для ясного мышления и эффективного общения. Используя основы экономического, политического и философского анализа, студенты обращаются к политическим, экономическим, правовым и моральным аспектам социальных проблем в широком контексте гуманистических проблем.В результате успешные выпускники должны покинуть программу с широким спектром возможностей, включая либо более специализированное изучение философии, политики или экономики, либо карьеру в бизнесе, экономике, юриспруденции или государственной службе. Для основного требуется 11 курсов, включая вводный курс для низшего звена, заключительный итоговый семинар и ряд дополнительных курсов по трем дисциплинам.

  • Философия, политика и право (BA)

    Это специальная междисциплинарная специальность, предлагаемая Школой философии.Хотя эта специальность несколько отличается по своим требованиям от обычной специальности, она предназначена (i) для содействия пониманию и оценке некоторых основных вех в истории западной мысли, (ii) для ознакомления студентов с ведущими подходами к этическому, правовые и политические проблемы, и (iii) познакомить их с одной или несколькими обширными областями философской мысли, имеющими отношение к этим вопросам, включая эпистемологию, метафизику, философию языка, философию действия и философию разума.

    Эта междисциплинарная специальность является уникальной в своем роде в стране и должна представлять особый интерес для студентов, планирующих работать в аспирантуре по праву; те, кто заинтересован в карьере на государственной службе или в политике; и тех, кого привлекает строгость философии и ее внимание к фундаментальным вопросам, кого также интересуют политика и право.

  • Философия и физика (BA)

    Философия и физика — это требовательная и полезная специальность, которая сочетает в себе два самых строгих и фундаментальных предмета в области искусства и науки.Между физикой и философией существует тесная связь, и стимулы для каждой дисциплины частично лежат в другой. Программа обучения предназначена для поиска понимания природы реальности и наших знаний о ней. Выпускники философии и физики предлагают работодателям необычную и ценную комбинацию навыков в коммерции и промышленности, а также хорошо подготовлены к обучению в аспирантуре в любом количестве смежных областей.

  • Лингвистика и философия (BA)

    Школа философии также принимает участие в комбинированном курсе лингвистики и философии, который позволяет студентам использовать сильные стороны мирового класса в лингвистике, а также в философии языка в USC.Эта специальность в основном находится в ведении Департамента лингвистики.

Дополнительные программы
  • Философия Minor

    Студенты должны пройти пять курсов философии , по крайней мере четыре из которых должны быть высшего класса. Все несовершеннолетние студенты по философии должны пройти базовый курс — PHIL 315, PHIL 320, PHIL 340 или PHIL 360 — перед тем, как записаться на какой-либо курс с 400 уровнями.

  • Философия права, политики и экономики Минор
    Философия права, политики и экономики младший требует минимум пяти курсов, по крайней мере три из которых должны быть курсами философии, и по крайней мере четыре из которых должны быть высшего уровня .Студенты должны пройти один курс логики и по крайней мере один курс каждой из следующих трех категорий: философия и экономика, философия и политика, философия и право.
Прогрессивные градусы
  • Прогрессивная степень в области философии и права (MA)

    Эта требовательная, междисциплинарная степень предлагает отличным студентам возможность продолжить работу на высшем уровне в области философии и права в дополнение к их требованиям к получению степени бакалавра.Эта прогрессивная степень хорошо подходит для студентов, которые сильно заинтересованы в получении докторской степени по философии или совместной докторской / докторской степени, или студентов, сильно интересующихся философскими аспектами права. Для получения степени необходимо, чтобы студенты набрали 36 кредитов, 24 из которых должны относиться к философии, а также два курса в юридической школе Гулда.

    Просмотрите заявку и поработайте с консультантом PPL, заведующим кафедрой и вашим консультантом по программе бакалавриата, чтобы составить план курса.

    Посмотреть приложение.

Полный список курсов || Философия LSU

Общеобразовательные курсы отмечены звездочкой (*).

* 1000 Введение в философию (3) Кредит не будет выдаваться ни за этот курс, ни за PHIL 1001 . Основные работы по таким темам, как внешний вид и реальность, природа человека, природа познания, отношение разума и тела, права и добра, существование Бога, свободы и детерминизма.

* 1001 HONORS: Введение в философию (3) То же, что и PHIL 1000, с особым акцентом на дипломированных студентов. Кредит будет не может быть дан как для этого курса, так и для PHIL 1000 .

* 1021 Введение в логику (3) Никаких специальных предпосылок не предполагается . Формальные и неформальные рассуждения; введение в логику высказываний; формальный и неформальный заблуждения; научное рассуждение.

2000 Contemporary Moral Problems (3) Философское исследование современных моральных проблем, таких как смертная казнь, льготная лечение, половое равенство, сексуальное освобождение, терроризм, война и ядерное оружие, животные права, голод в мире, экологическая этика и мораль самоубийства.

* 2010 Символьная логика I (3) Классическая пропозициональная логика и логика предикатов первого порядка; синтаксис и семантика формальные языки; перевод между официальными языками и английским языком; формальные методы доказательства.

* 2018 Профессиональная этика (3) Особые проблемы обязательства и оценки, связанные с правом, медициной, политикой, образование, бизнес, инженерия и архитектура; альтруизм, доверие, призвание, кодексы чести, профессиональные привилегии и ответственность за других возникающие из-за различных способностей.

* 2020 Этика (3) Также доступен курс с отличием PHIL 2050. Классические и новейшие теории долга и ценности, включая работы философов такие как Платон, Аристотель, Кант, Юм и Ницше; темы, включая свободу, права, оправдание моральных суждений.

2021 Экологическая этика (3) Этические отношения с другими людьми через окружающую среду и с нечеловеческими внутри окружение. Темы могут включать: права животных, внутренняя ценность природы, глубокая экология, изменение климата и загрязнение.

2022 Философия и народная культура (3) Можно взять за макс. 6 сем. часов кредита, когда темы меняются . Философские темы в произведениях популярной культуры из телевидения, кино, науки художественная литература, фэнтези, комиксы и / или музыка.

2023 Философия искусства (3) Философские теории красоты, искусство и художественная критика.

* 2024 Философия в литературе (3) Философские темы в мировой литературе: художественная литература, поэзия, драма и автобиография.

2025 Биоэтика (3) Определение здоровья и болезней; принятие решения о правах, обязанностях и обязанностях пациента-врача отношение; аборт и представление о человеке; определение и определение смерти; эвтаназия и достоинство смерти; выделение медицинских ресурсов, как масштабных и мелкие; эксперименты с зародышами, детьми, заключенными и животными; генетический тестирование, проверка и вмешательство.

* 2028 Философия религии (3) То же, что и REL 2028 . Сущность и значение религии как широко распространенного явления в человеческих обществах; Вера и разум, природа божественности, аргументы за и против существования Бога, религиозные знания и опыт, мораль и культ, проблема зла.

2029 Этика и новые оружейные технологии (3) Этические вопросы, возникшие в связи с последними достижениями в военной сфере и технологиях оружия.

* 2033 История античной и средневековой философии (3) Также доступен курс с отличием PHIL 2053. Кредит не будет предоставлен за это конечно и PHIL 2053 . Введение в философию через изучение некоторых основных сочинений классических и средневековая философия.

2034 HONORS: Учебное пособие по античной и средневековой философии (1) Для изучения одновременно с PHIL 2033.1 час. учебных инструкций в неделю для отличники.

* 2035 История современной философии (3) Также доступен курс с отличием PHIL 2036 . Введение в философию через изучение некоторых основных произведений современного искусства. философия.

2036 HONORS: Учебник по современной философии (1) Для изучения одновременно с PHIL 2035.1 час. учебных инструкций в неделю для отличники .

* 2050 HONORS: Этика (3) То же, что и PHIL 2020, с особым упором на квалифицированных студентов. Кредит не будет для этого курса и PHIL 2020. Чтение, обсуждение, исследование и письмо под руководством.

* 2053 HONORS: История античной и средневековой философии (3) Prereq.: один курс философии или разрешение преподавателя. То же, что и PHIL 2033 с особым акцентом на отличия для квалифицированных студентов. Кредит не будет предоставлен за этот курс и PHIL 2033 . Чтение, обсуждение, исследование и письмо с учителем.

2745 Знание и реальность (3) Введение в центральные эпистемологические и метафизические вопросы: разум и материя; причинность и свобода воли; пространство и время; смысл и правда; природа знания и обоснованное убеждение; восприятие, память, рассуждения и свидетельства как источники знаний и оправданное убеждение.

2786 История и философия STEM (3) Треб .: заполненная область аналитических рассуждений общего образования или согласие преподавателя . Логика, свидетельство, вероятность и индукция; объективность и релятивизм; технология и утопия.

3001 Экзистенциализм (3) Основные темы экзистенциалистской философии; работы Кьеркегора, Ницше, Ясперса, Хайдеггер, Камю, Марсель и Сартр.

3002 Философия и кино (3) Фильмы как философские тексты.

3003 Французский экзистенциализм (3) Основные темы, проблемы и теории французского экзистенциализма; существование, сущность, и вопрос бытия; смерть, ничто и тревога; свобода, ответственность, и ценности; этическое и другое; среди авторов Жан-Поль Сартр, Симона Де Бовуар, Морис Мерло-Понти; Альбер Камю, Эммануэль Левинас, Жан Бофре, Габриэль Марсель, Эммануэль Мунье.

3020 Специальные темы по философии (1-3) Может быть сдан дважды для получения кредита, когда темы различаются .

3052 Моральная философия (3) Можно сдавать дважды, если темы различаются . Темы этики и метаэтики: эгоизм, консеквенциализм, деонтология, моральный релятивизм, этика, ценности, этика и религия добродетели; натуралистическое заблуждение, истина и оправдание, реализм и объективность, мотивация и практическое мышление, автономия и теория игр.

3062 Введение в политическую философию (3) Фундаментальные концепции и теории, касающиеся справедливости и свобод личности, права и справедливость распределения, роль и пределы государственной власти.

3072 Философия Ролза (3) Тщательное изучение некоторых ключевых текстов политической философии Джона. Ролз.

3090 Фридрих Ницше (3) Также предлагается как GERM 3090. Знание немецкого языка не требуется. Основные работы Ницше, изученные в контексте трех периодов продуктивности и эволюция его мысли.

3950 Введение в эпистемологию (3) Обзор центральных вопросов теории познания; знание как оправданное истина вера; проблема Геттье; индукция как источник оправдания; априорное знание; фаллибилист vs.инфаллибилистские и интерналистские против экстерналистских концепций оправдания; структура обоснования.

4002 Философия кино (3) Теории кино.

4003 Современная французская философия (3) Крупнейшие современные французские философы, включая Бергсона, Сартра, Мерло-Понти, Де Бовуар, Левинас, Деррида, Фуко, Нэнси Рикер, Марион, Жанико; такие темы как переосмысление этики, вопрос гуманизма и политической мысли; интеллектуальный такие движения, как структурализм и постструктурализм, феноменология, гермеевтика и деконструкция, феминизм и психоанализ.

4010 Symbolic Logic II (3) Требуется: PHIL 2010 или согласие инструктора . Синтаксис и базовая модельная теория классической логики первого порядка; обоснованность и полнота.

4011 Темы в Advanced Logic (3) Требуется: PHIL 4010 или согласие преподавателя. Также предлагается как LING 4011. Темы могут включать расширенную метатеорию символических языков, интенсиональную логику и Грамматика Монтегю.

4098 Политика и этика (3) Также предлагается как POLI 4098 . Этическая теория и ее применение в политике, внутренней и международной; этический будут изучены вопросы государственной политики и поведения.

4786 Избранные темы (3) Можно брать за макс. 6 сем. часов когда темы меняются .

4914 Философия языка (3) Треб.: один логический курс или согласие преподавателя. Также предлагается как LING 4914 . Различные теории значения, их значения и предпосылки, а также их актуальность к вопросам в таких областях, как теория восприятия, теория истины, метафизика, этика, философия разума и действия.

4920 Досократическая философия (3) Треб .: PHIL 2033 или эквивалент . Изучение основных досократических философов от Фалеса до Софисты.

4922 Plato (3) Предварительно: PHIL 2033 или эквивалент. Темы из эпистемологии и метафизики Платона.

4924 Аристотель (3) Предварительно: PHIL 2033 или эквивалент. Темы из «Метафизики», «Физика» Аристотеля, «Де Анима» и логических трактатов.

4926 Эллинистическая философия (3) Треб.: PHIL 2033 или аналог . Изучение основных школ эллинистической философии: эпикурейцев, стоиков, и скептики.

4928 Средневековая философия (3) Также предлагается как REL 4928 . Анализ ключевых тем, традиций и фигур средневековой философии.

4931 Декарт, Спиноза и Лейбниц (3) Предварительно: 6 часов.философии или согласие преподавателя . Рационализм 17 века с упором на эпистемологию и метафизику.

4933 Локк, Беркли, Хьюм (3) Язык, эпистемология, онтология, Я, Бог, причинность, реализм и идеализм в труды этих британских эмпириков.

4935 Кант (3) Треб .: PHIL 2035 или эквивалент t.Основные темы и аргументы Кантовской критики чистого разума.

4936 Философия XIX века (3) Треб .: PHIL 2033 и 2035; или эквивалент . Философия 19 века с упором на немецкую мысль; чтения у Фихте, Гегеля, Маркс, Ницше, Бергсон и другие.

4939 Kierkegaard (3) Также предлагается как REL 4939 .Изучение его работ, таких как «Либо / Или», «Болезнь до смерти, страх и трепет», Заключительный ненаучный постскриптум, этапы жизненного пути и современность.

4940 Эстетика (3) Смысл и истина в искусстве; художественный замысел; критические каноны.

4941 Философия разума (3) Треб .: PHIL 2033 и 2035; или эквивалент .Современные философские трактовки человеческой природы; проблема разума и тела, личность человека во времени, человека как рационального и волевого, и отношения человек в мир.

4942 Темы метаэтики (3) Требуется: два курса философии или согласие преподавателя. Можно взять на макс. 6 сем. часов кредита, когда темы меняются . Натуралистическая ошибка, истина и смысл, реализм объективность, мотивация и практическое мышление, автономия и обоснование этической теории.

4943 Проблемы этической теории (3) Требуется: два курса философии или согласие преподавателя. Можно взять на макс. 6 сем. часов кредита, когда темы меняются . Эгоизм, утилитаризм, деонтологические системы, интуиционизм, моральный партикуляризм, этика добродетели, релятивизм, слабость воли и теория ценностей.

4945 Проблемы политической философии (3) Треб.: PHIL 1000 или 2020, или 3052, или эквивалент . Свобода, обязанность, власть, справедливость, закон, государство и революция.

4946 Философия права (3) Основные философские вопросы теории права и юриспруденции. Прикладные вопросы философии права, включая философский анализ постановлений Верховного Суда.

4947 Темы философии права (3) Прикладные вопросы философии права, включая философский анализ Высшего Постановления суда.

4948 Феноменология (3) Треб .: PHIL 2035 или 4936 или эквивалент t. Современная феноменология; чтения в Гуссерле.

4949 Темы гендерной философии (3) Предварительно: согласие преподавателя. Можно принять за макс. 6 ч. кредита, когда темы меняются. Философский анализ вопросов пола, гендера, сексуальности или феминизма.

4950 Продвинутая эпистемология (3) Требуется: PHIL 3950 или согласие преподавателя. Темы могут включать натурализованную эпистемологию, интернализм и экстернализм об оправдании; априорное знание; оправдание и правда; скептицизм, байесовские подходы к обоснованию, контекстуалистические теории познания и возможность безвыводного обоснования.

4951 Философия науки (3) Треб.: согласие инструктора . Философские вопросы, связанные с формированием понятий и построением теории в естественные, поведенческие и социальные науки.

4952 Метафизические темы (3) Можно брать макс. 6 сем. часов кредита, когда темы меняются . Темы включают онтологию, модальности, универсалии, истину, причинность, редукционизм, идентичность (физическая и личная), реализм и смысл жизни.

4953 Современная аналитическая философия (3) Требуется: один курс логики и либо PHIL 2035, либо 4933 . Темы ведущих философов в таких современных движениях, как логический эмпиризм, формализм и анализ обычного языка, включая чтения Мура, Рассела, Витгенштейн, Карнап, Гудман, Райл, Стросон и Куайн.

4954 Современная спекулятивная философия (3) Предварительные требования.: два других курса философии или согласие преподавателя . Теории бытия и познания в современном абсолютном идеализме, философии процесса и феноменологический экзистенциализм.

4955 Философия биологии (3) Философские вопросы теории эволюции и наук о жизни.

4972 Моральная философия Канта (3) Изучение избранных работ Канта по моральной философии, таких как Основы метафизики морали, Метафизика морали, Критика практического Разум и антропология с прагматической точки зрения.

4991 Независимое чтение и исследование (1-3) Требуется: письменное согласие преподавателя и кафедры. Можно взять на макс. из 6 часов. кредита, когда темы меняются. Общая сумма кредитов, полученных в качестве аспиранта в PHIL 4991 и PHIL 7991 вместе не могут превышать 9 часов.

7901 Семинар по современной аналитической философии (3) Философия языка, метафизика, реализм, антиреализм и философия логики и математика.

7903 Семинар по континентальной философии (3) Основные деятели и / или направления в континентальной философии.

7905 Семинар по истории философии (3) Можно брать на макс. от 9 часов. кредита, когда темы меняются . Изучение крупного философа или философской школы.

7910 Семинар (3) Допускается макс.6 ч. кредита, когда темы меняются. Может предлагаться как LING 7910, если тема уместна.

7991 Независимое чтение и исследование (1-6) Требуется: письменное согласие преподавателя и директора отдела аспирантуры. Общая сумма кредитов, полученных в качестве аспиранта по PHIL 4991 и PHIL 7991 вместе, может не более 9 сем. часов

8000 Диссертационное исследование (1-12 на сем.) Классификация «S» / «U».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *