Вторник , 15 Июнь 2021

Существует ли бог доказательства: Польский ученый математически доказал существование Бога — Российская газета

Содержание

Польский ученый математически доказал существование Бога — Российская газета

Польский священник и космолог 72-летний профессор Михал Хеллер математическим путем доказал существование следов Высшего разума во Вселенной.

Он стал лауреатом премии фонда Темплтона за 2008 год в размере 1,6 миллиона долларов "За прогресс в исследованиях или открытиях в области духовных реалий". Знаменитый ученый любезно согласился дать эксклюзивное интервью "Российской газете".

Российская газета: Почему вам пришла в голову мысль доказывать математическим путем существование Бога?

Михал Хеллер: Никогда не пробовал математическим способом доказывать существование Бога. Это было бы нонсенсом. Моя мысль похожа на мысль Эйнштейна, который говорил, что наука не делает ничего другого, как читает замысел Бога, существующий в мире. Если Бог сотворил мир, а современная физика так успешно исследует мир при помощи математики, это означает, что Бог мыслит математически. В этом смысле речь идет не о доказательстве существования Бога, а о взгляде на науку с точки зрения религии.

РГ: Почему до вас никто до этого не додумался?

Хеллер: Похоже рассуждали Лейбниц, немецкий философ XVII века, а также Эйнштейн. Хотя Эйнштейн понимал Бога скорее как безличный Разум Вселенной.

РГ: В чем заключается доказательство наличия Высшего разума во Вселенной?

Хеллер: Обычно доказательство мы понимаем либо как доказательство эмпиричное, т.е. нечто доказывается с помощью экспериментов, либо как доказательство формальное, как аксиомы в математике. При таком понимании нет доказательств существования Бога. Вот как раз в этом и есть рука Божья, что мир позволяет себя исследовать рациональными методами науки.

Мои интересы концентрируются на трех основных темах: релятивистской космологии и математических основах физики, философии и истории науки, а также на отношениях между наукой и религией. Я опубликовал ряд статей, научных работ, а также книг, которые переведены на разные языки, в том числе на русский ("Творческий конфликт", Библейско-Богословский институт св. апостола Андрея. Москва, 2005 год). Сотрудничал со многими учеными из разных стран, также и с российскими, в частности, с астрономом Артуром Черниным и физиком Андреем Грибом.

РГ: Вы получили премию "За прогресс в исследованиях или открытиях в области духовных реалий". Проводил ли кто-нибудь проверку ваших математических расчетов? Вообще в состоянии ли кто-нибудь это сделать?

Хеллер: Мои научные труды по космологии и математической физике были объединены с исследованиями отношений между наукой и религией. Поэтому мне была вручена премия Темплтона "За прогресс в исследованиях или открытиях в области духовных реалий". Естественно, мои работы по космологии и математической физике могут быть рецензированы в соответствии с правилами, принятыми в научных журналах.

РГ: Что изменится в мире после ваших исследований, какая от этого практическая, материальная польза?

Хеллер: Я буду счастлив, если кто-нибудь прочитает мою работу и подумает над ней. А то, что мы разговариваем на эту тему, уже является конкретным достижением.

РГ: Рассчитываете ли вы, что ваши труды, а также получение престижной премии помогут продвижению по службе?

Хеллер: Я не работаю за награды и из-за карьерного роста. Научная работа является великим интеллектуальным приключением.

РГ: Когда будет вручена эта высокая награда, что она для вас значит?

Хеллер: Официальная церемония по вручению премии состоится 7 мая в Лондоне в Букингемском дворце. Премия для меня прежде всего является стимулом для дальнейшей работы. Надеюсь, что это событие вызовет у все большего числа людей интерес к тому, что я написал.

Существует ли Бог? | Cru Moldova

Как мы можем узнать о существовании чего-то скрытого или далекого от нас? Скорее всего, мы скажем, что если ничего не можем узнать об этом явлении, то его, вероятно, и не существует. Но так ли обстоит дело с верой в Бога?

Мы можем еще вспомнить пример про «чайник Рассела» и посмеяться вместе с этим математиком и мыслителем над всеми религиозными людьми, что они верят в то, что сами не видят и доказать не могут.

Но так ли все просто и очевидно? Неужели так много верующих людей, которые так глубоко заблуждаются на протяжении всего существования человечества?

На самом деле все не так просто даже с ненаблюдаемыми объектами. Мы можем не регистрировать их самих, но при этом видеть их воздействие на мир вокруг нас. Таким образом была открыта темная материя и темная энергия во вселенной. Тогда, если мы не можем зарегистрировать на приборах Самого Бога, можем ли мы увидеть Его воздействие на мир?

 

Попытки разобраться в природе веры

С одной стороны, если возможно, что вера людей есть следствие какого-то биологического или эволюционного процесса, тогда почему не все люди верят в Бога? С другой стороны, если нет никаких доказательств существования Бога, тогда почему немалое количество как признанных ученых прошлого, так и авторитетных ученых современности верят в существование Бога?

Если нейрология и психология могут определить, где именно в нашем мозгу зарождается вера и как она воздействует на организм, и таких людей большинство в мире, то не является ли тогда отсутствие веры патологией? Если верующие люди утверждают, что Бог дает им силы, ценность их личности и цель жизни, и это позитивно не только для общественного развития, но и для экономического

1, то как тогда неверующие определяют для себя свои ценности?

На деле оказывается, что несложный на первый взгляд вопрос становится весьма трудным при более внимательном его рассмотрении. Давайте задумаемся, почему все-таки люди верят во что-то невидимое, сверхъестественное, сокрытое? Конечно же, в краткой статье всех аргументов не привести, но некоторые наброски сделать можно.

 

1. Человек осознает себя личностью

Первое, как это ни странно, но каждый человек ощущает себя не просто биологической машиной, но Личностью, обладающей душой. Хотя бы потому, что наша душа может страдать, даже когда все тело находится в гармонии, или радоваться, даже когда тело страдает.

Каждый из нас чувствует, что его существование может продлиться дольше его физической жизни — если же он отказывает себе в этом, то перед таким человеком встают неразрешимые проблемы смысла его собственной жизни и ее ценности.

Как отличить истинную христианскую веру и церковь от секты?

 

2. Может ли ценность человека определяться только биологией?

Допустим, что он живет в обществе, которое ценит человека только за его «полезность» для других. Тогда в таком обществе опасно просто заболеть какой-нибудь редкой или тяжелой болезнью. Ведь всегда найдутся оппоненты, которые заявят, что «бюджет на лечение не резиновый, так давайте вылечим 100 других, чем все отдадим одному с его неизлечимым заболеванием». А что тогда говорить об инвалидах, пенсионерах, душевнобольных, даже тех кто временно потерял трудоспособность?

Если все ценности определяют исключительно эволюция и биология, то все такие люди перестают быть «нужными» такому обществу. Мы понимаем, что это абсолютно недопустимо, но почему мы так решили? Наверное потому, что в каждом из нас есть не только душа, но и какой-то Нравственный Закон, который заставляет нас поступать вопреки своей выгоде и желаниям. И это второй важный аргумент.

 

3. Любое общество всегда имело религиозные основы

Третье, история развития религий уже на рубеже XIX в. показала, а к середине XX в. доказала, что в истории человечества никогда не существовало общества без религии. Вопреки Фрезеру, именно монотеизм2 стоял у истоков почти всех верований и обществ. А если это так, то сможем ли мы построить действительно лучшее общество без Бога?

Примеры коммунистических режимов, отвергающих религию, убедительно показывали свою несостоятельность по сравнению с теми, где хотя бы на остатках веры в Бога строится судебная система, гражданское право, представление о ценности человеческой жизни и т. д.

 

4. Удивительное устройство мира указывает на существование высшего Источника

Четвертое, нужно понимать, что люди верят в Бога не вопреки своим знаниям о мире, а именно благодаря им. «Через рассматривание творения» (Послание к Римлянам 1:20) даже ничего не знающий человек может удостовериться в существовании Бога.

Удивительно гармоничный и совершенный мир вокруг нас требует существования Творца. Ничто в современных научных знаниях не говорит нам, что числа или формулы сами способны к зарождению чего-то нового. Даже если мы откроем главную формулу мироздания, все равно останется вопрос, откуда появилась сама эта формула

3.

Тонкая настройка вселенной для существования в ней жизни поражает любого исследователя. Ученые не придумывают законы, описывающие хаос, но, как им кажется, открывают уже существующие. А наличие информации в генетическом коде прямо указывает на то, что должен быть и ее Источник4.

 

5. Философские аргументы о существовании Бога

Пятое, существует целый ряд философских аргументов, которые допускают необходимость существования Бога. Эти аргументы выдержали многолетнюю историю критики и в нынешнем виде предлагают такие формулировки, которые учитывают эту критику, и опираются на открытия современной науки.

Такие аргументы, как: онтологический аргумент в формулировке Алвина Плантинги, космологический аргумент в формулировке Уильяма Крейга, нравственный аргумент в формулировке Клайва Льюиса и т. д.

Целый ряд современных философов предложил свои собрания аргументов в пользу существования Бога. Например, Ричард Суинберн в своей книге «Существование Бога» предлагает целый набор таких аргументов. Другой пример — сборник работ под редакцией У. Крейга и Дж. Морленда «Новое естественное богословие», в котором они рассматривают десять новых форм современных доказательств в пользу существования Бога.

Сегодня с уверенностью можно сказать, что в философских кругах в середине XX в. произошел слом атеистической парадигмы, и уже большое количество ученых защищает именно теистическое представление о мире, тогда как чистый атеизм в философии сдает свои позиции.

 

6. Исследования, подтверждающие точность текстов Евангелий

Христианское вероучение основано на Библии. Стоит ли доверять ей?

Шестое, современные археологические, текстологические и исторические исследования с уверенностью говорят не только о достоверности, но и об удивительной точности Евангелий. А если даже скептики могут доверять авторам Евангелий, то значит и описываемые ими события могли происходить именно так, как они были записаны, тем более, что многие факты имеют прямые доказательства из нехристианских источников.

Нам достаточно остановиться лишь на четырех фактах признаваемых всеми, чтобы задаться вопросом, кем был Христос.

Все соглашаются, что:

  1. Иисус Христос был распят и умер на кресте.

  2. Его гробница через некоторое время оказалось пустой.

  3. Его ученики и другие люди свидетельствовали о том, что видели Его вновь живым человеком.

  4. После этого события стала стремительно зарождаться христианская Церковь вопреки жесточайшим и продолжительным гонениям.

Эти четыре факта можно объяснить по отдельности, без учета трех остальных, но все вместе они могут быть объяснены только воскресением Христа из мертвых.

Мы знаем, что люди могут умирать за ложь, думая, что это правда, но вряд ли найдется хотя бы малое количество людей, желающих умереть за ложь, зная, что это ложь. Так же как сложно предположить какую-либо выгоду у апостолов от проповеди Христа — такого странного учения в иудейской и римской среде.

Первая Церковь была гонима более 200 лет и начиналась с бедных людей, которых нещадно бросали зверям на растерзание5. Трудно даже гипотетически предположить, что апостолы могли иметь какую-то выгоду из своей проповеди. На самом деле, Церковь так стремительно росла вопреки всему, потому что слишком много живых свидетелей воскресения Иисуса Христа было вокруг. Слишком много свидетельств и слов Его проповеди касалось каждого человека.

 

7. Свидетельства людей об их жизни с Богом

Седьмое, есть свидетельства, которые мы понимаем разумом, но есть свидетельства, которые мы чувствуем внутри себя. Например, мы ощущаем любовь не столько нашим разумом, сколько душой, чувствами, внутренним ощущением. Так же и вера в Бога. Она опирается не только на внешние доказательства, но и на личную встречу с Богом.

Свидетельство миллионов людей, жизнь которых была изменена после встречи со Христом, заставляет задуматься и об этом аргументе.

Автор Послания к Евреям говорит следующее: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Послание к Евреям 11:6). В этом стихе мы видим как предупреждение неверующим, так и обетование верующим в Него. Поэтому когда кто-то требует: «А вы докажите мне, что Бог есть, тогда я поверю», не понимает главного — вера рождается не от доказательств, но от Самого Бога и от желания человека найти Его.

Доказательства помогают нам задуматься о своей жизни, не бояться веры в Бога, удивиться совершенному миру вокруг нас и увидеть свое значение в нем.

Возможно, на нашем пути в вере, особенно в начале, будет очень много преград и потрясений. Однако именно с Богом мы начинаем жить новой, полной жизнью, потому что обретаем познание Его воли и сохраняемся Его любовью. И даже в самые тяжелые моменты нашей жизни мы обретаем глубокую надежду, что наша жизнь не бесцельна, ведь именно ради нас Господь пострадал на кресте, чтобы избавить нас от греха и смерти. Поэтому, веря в Него, мы обретаем не только спасение, но и вечную жизнь, наполненную непреходящим смыслом и радостью.

источник: newliferussia.ru

Есть ли Бог? Онтологический аргумент Ансельма | Философия

Ансельм Кентерберийский

Онтологический аргумент – жемчужина средневековой теологии. Это единственное доказательство Бога a priori – то есть доказательства, которое не опирается на опыт, но основано исключительно на способности рассуждать. Его часто упрощают и обезличивают, переиначивают и извращают. Красота и сила его, однако, в том, что сформулирован он прекрасно – любое отклонение приводит к нарушению божественной гармонии рассуждения.

Первую версию онтологического аргумента Ансельм Кентерберийский (1034–1109) сформулировал в своей ранней работе «Монологион», но, по всей видимости, довольно скоро в ней разочаровался, и в «Прослогион» уже вошла другая версия, которая и прославила Ансельма в веках.

Тем не менее часто Ансельма критикуют так, будто он остался приверженцем аргумента из «Монологиона». Давайте посмотрим на первую версию, проанализируем ее, а потом сравним ее с той, которую Ансельм представил в «Прослогионе».

Доказательство из «Монологиона»

Ансельм начинает рассуждение с заявления – он уверен, что даже средний ум способен разобраться в том, существует ли Бог. Способов разобраться есть множество, но он предложит один, который полагает надежным:

Итак, вполне возможно, что кто-то сам с собой молча так говорит: если столь бесчисленны блага, которых столь большое разнообразие мы и телесными чувствами ощущаем (experimur), и различаем разумной частью сознания (ratione mentis), то не следует ли верить, что существует нечто одно, через что все блага являются благими? Или разные вещи благи через разное? В самом деле, достовернейше известно и очевидно для всех, кто желает обратить на это внимание, что все, называемое «нечто», такое, что по отношению друг к другу сказывается как «большее», «меньшее» или «равное», сказывается (так) через нечто, которое мыслится в различном не как в одном одно, в другом другое, но как одно и то же, все равно – считать ли, что оно содержится в этих (различных вещах) в равной или неравной степени.

Далее Ансельм рассматривает в качестве примера представление о том, что значит быть хорошим, с помощью которого демонстрирует, что если о какой-либо вещи говорят, что она хороша, то всегда используют один и тот же смысл, обращаясь к некоторому максимально общему представлению о том, что значит быть хорошим. Тогда, говорит Ансельм, о прочих благах (например, полезном или честном) можно представить рассуждение, аналогичное представленному о хорошем. После чего можно сделать общий вывод:

Кто же усомнится в том, через что все является благом, есть большое благо? Тогда оно является благом через само себя, поскольку всякое благо является (благом) через него. Таким образом, следует, что все остальные блага суть (блага) через иное, чем то, что есть они сами, и только это одно – через себя. Ведь то является высшим, что так возвышается надо всем остальным, что не имеет себе ни равного, ни превосходящего. Но то, что есть в высшей степени благо (summe bonum), есть также и в высшей степени большое (summe magnum). Итак, существует нечто одно, самое благое и самое большое, то есть высшее (в отношении) всего существующего.

Что мы видим в этом доказательстве? Во-первых, конечно, античную идею о том, что все в мире распределено согласно некоторой градации по уровню, степени, накалу или какому-либо иному признаку: вещи встроены в иерархии в соответствии с теми качествами, которыми обладают. Из этого, собственно, с очевидностью вытекает, что должна быть какая-то супервещь, находящаяся на вершине этой иерархии. Причем эта супервещь обязательно обладает искомым свойством во всей полноте, поскольку (вполне в традиции Платона) именно этот верхний элемент иерархии является квинтэссенцией качества, которое во всех прочих предметах не так совершенно именно в силу того, что супервещь лишь как бы изливает свою неизбывную полноту в мир, щедро, но неравномерно раздавая ее среди обыденных явлений и предметов мира. Во-вторых, мы узнаем очертания множества онтологических аргументов, которые позже будут формулировать другие философы (например, Декарт или Лейбниц). Именно этот вариант (почерпнутый, вне всяких сомнений, у Декарта) будет критиковать Иммануил Кант в своей «Критике чистого разума».

Вот как рассуждает Декарт в «Размышлениях о первой философии» (размышление третье):

Я утверждаю, что эта идея всесовершенного и бесконечного существа в высшей степени истинна; ибо хотя можно вообразить себе, будто такого существа нет, однако нельзя вообразить, будто его идея не являет мне ничего реального, как я сказал это ранее об идее холода. Идея Бога в высшей степени ясна и отчетлива: ведь в ней содержится все, что я воспринимаю ясно и отчетливо и считаю реальным и истинным, все, что несет в себе некое совершенство. […] для того чтобы моя идея Бога оказалась наиболее истинной, ясной и отчетливой из всех идей, коими я располагаю, мне достаточно понять и вынести суждение, что все, ясно мной воспринимаемое, и все, о чем я знаю, что оно несет в себе некое совершенство, а также, быть может, множество других качеств, мне неведомых, – все это либо формально, либо по преимуществу присуще Богу.

Давайте и мы пройдем по пути Канта и посмотрим, что не так с доказательством Бога как суммы положительных качеств, которая очевидно существует и своим существованием как раз и обеспечивает существование самих положительных качеств в разных «количествах» в тех или других вещах в мире.

С печалью Кант отмечает, что «во все времена говорили об абсолютно необходимой сущности, но усилия направлялись не столько на то, чтобы понять, можно ли и каким образом хотя бы только мыслить такую вещь, сколько на то, чтобы доказать ее существование». По мнению самого Канта, Бога просто невозможно помыслить, так что нет никаких оснований доверять каким-либо доказательствам a priori. Основная причина некорректности рассуждений подобного вида – одна и та же – признание существования реальным предикатом (то есть свойством):

Логическим предикатом может служить все, что угодно, даже субъект может быть предикатом самого себя, ведь логика отвлекается от всякого содержания. Но определение есть предикат, который прибавляется к понятию субъекта и расширяет его, следовательно, оно уже не должно содержаться в нем.

Ясно, что бытие не есть реальный предикат, иными словами, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к вещи. Оно есть только полагание вещи или некоторых определений само по себе. В логическом применении оно есть лишь связка в суждении. Положение Бог есть всемогущее [существо] содержит в себе два понятия, имеющие свои объекты: Бог и всемогущество; словечко есть не составляет здесь дополнительного предиката, а есть лишь то, что предикат полагает по отношению к суждению. Если я беру субъект (Бог) вместе со всеми его предикатами (к числу которых принадлежит и всемогущество) и говорю Бог есть или есть Бог, то я не прибавляю никакого нового предиката к понятию Бога, а только полагаю субъект сам по себе со всеми его предикатами, и притом как предмет в отношении к моему понятию. Оба они должны иметь совершенно одинаковое содержание, и потому к понятию, выражаемому только возможность, ничего не может быть прибавлено, потому что я мыслю его предмет просто как данный (посредством выражения он есть). Таким образом, в действительном содержится не больше, чем только в возможном.

Что мы видим в этом возражении Канта? Нельзя строить доказательства о существовании чего бы то ни было (речь не только о Боге) на основании наивного представления, что «быть» – такое же свойство (предикат), как и другие (красный, умный, высокий). Существование можно обосновать лишь эмпирически – предоставив объект из мира, который удовлетворяет данному заранее определению. Бога таким образом «найти» не получится никогда, и этот простой факт следует принять как данность.

Доказательство из «Прослогиона»

Возражение Канта выглядит окончательным – кажется, мы потеряли всякую надежду доказать, что Бог существует. Однако аргумент Ансельма из третьей главы «Прослогиона» эту надежду нам возвращает. Что же в нем такого особенного? Давайте посмотрим:

Итак, без сомнения, нечто, больше чего нельзя себе представить [aliquid quo nihil maius cogitari posit], существует и в уме, и в действительности. И оно, конечно, существует столь истинно, что его нельзя представить себе несуществующим. Ибо можно представить себе, что существует нечто такое, чего нельзя представить себе как несуществующее; и оно больше, чем то, что можно представить себе как несуществующее. Поэтому если то, больше чего нельзя себе представить, можно представить себе как несуществующее, тогда то, больше чего нельзя представить себе, не есть то, больше чего нельзя себе представить; противоречие. Значит, нечто, больше чего нельзя себе представить, существует так подлинно, что нельзя и представить себе его несуществующим. И это Ты и есть, Господи Боже наш.

Посмотрите, какой изящный ход! Невозможно перестать любоваться теми коварством и изысканностью, с которыми Ансельм формулирует новое понятие Бога: последний здесь не сумма положительных качеств, вседержитель иерархий разнообразных земных благ и достоинств. Ансельм в своем рассуждении больше не идет от представления о том, чем должен являться Бог, к утверждению, что нечто, соответствующее этому представлению, существует. Напротив, он находит определение того, что не может не существовать, – то, более чего нельзя помыслить. И с легкостью доказав, что объект, скрывающийся за таким понятием, существует, уже после называет его Богом.

Если формулировки Ансельма кажутся вам слишком тяжеловесными, – что ж, это так. Ниже – вариант упрощенного пересказа доказательства Ансельма. Ключевым словом тут, как и у самого Ансельма, выступает очень коварное «больше» (но магия оригинальной версии гораздо сильнее, чем этой выхолощенной версии):

  1. Всякому очевидно, что есть то, больше чего он представить не может (назовем это х).
  2. Представьте себе х.
  3. Рассмотрим два случая:
    1. х существует только в уме
    2. х существует не только в уме, но и в действительности
  4. Вопрос: какой х больше?
  5. Очевидно, тот, что существует не только в уме, но и в действительности.
  6. Итак, настоящий х – обязательно такой, что он существует в действительности.
  7. А теперь заменим безликое название «х» на «Бог»: итак, то, более чего нельзя представить, – это и есть Бог.

Собственно, аргумент начали критиковать сразу, как он появился. Знаменитый Гаунило (который тем только и знаменит, что написал развернутое и довольно язвительное возражение против рассуждения Ансельма) рассуждал, в частности, следующим образом. Допустим, говорит Гаунило, кто-то сообщил бы мне, что где-то в океане есть остров, являющийся «превосходнейшей из всех земель», а потом этот кто-то сказал бы, что теперь, когда я этот остров себе представил, в существовании острова нельзя более сомневаться. Ведь остров, существующий и в уме, и в действительности, – превосходнее острова, существующего только в уме, а наш остров-то – превосходнейший. Гаунило заключает, что если такое рассуждение не шутка, то не ясно, кто в этой истории больший глупец – тот, кто поверит такому рассуждению, или тот, кто предлагает в это рассуждение поверить. Гаунило настаивает, что «вначале следует доказать каким-нибудь доводом, что существует некая природа, превосходнейшая, то есть бóльшая и лучшая из всего сущего (omnium quae sunt), чтобы уже на этом основании мы могли доказать также и все остальное, что с необходимостью не может быть не присуще тому, что больше и лучше всего. Когда же говорится, что высшую эту вещь нельзя представить себе несуществующей, то, может быть, лучше было бы сказать, что нельзя уразуметь, что ее нет или даже может не быть».

Читая возражения Гаунило, создается ощущение, что он читал «Монологион» и критикует доказательство оттуда, ведь именно в том и была проблема первого доказательства, что от превосходнейшей степени практически любой «хорошей» иерархии качеств требовалось перейти к заключению, что существует некто, «возглавляющий» эту иерархию. Именно к такому доказательству служит контпримером история про наипрекраснейший остров. Но нет, Гаунило сам же и требует, чтобы сначала было доказано существование Бога, а потом уж можно было бы перейти к доказательству его атрибутов.

Ансельм, отвечая Гаунило, обращает его внимание на эту неловкость. Проблема может быть в том, что представить себе такую вещь нельзя. Но нет, как же нельзя? В самом ее определении зашита такая возможность – «то, более чего нельзя представить». Тогда, может быть, проблема в том, что помыслить можно, но такая вещь не существует? (Именно здесь кроется непреодолимая трудность для первого доказательства Ансельма.) Так нет, и здесь аргумент из «Прослогиона» изящно обходит проблему:

Если его можно хотя бы только представить себе, то оно с необходимостью существует. Ведь никто, отрицая или ставя под сомнение существование того, больше чего нельзя себе представить, не отрицает и не подвергает сомнению, что если бы оно существовало, оно не могло бы не существовать ни в действительности (actu), ни в уме (intellectu). Ведь в противном случае оно уже не было бы тем, больше чего нельзя себе представить. Но все, что «можно представить себе как существующее в то время как оно не существует», если бы оно существовало, то могло бы не существовать либо в действительности (actu), либо в уме. Поэтому если его можно даже хотя бы только представить себе, то (уже) не может не существовать того, «больше чего нельзя себе представить».

Вся суть доказательства – в том понятии, которое вводится специально для него. Не от определения Бога отталкивается Ансельм, надеясь, что сможет доказать существование объекта с нужными атрибутами, но, напротив, формулирует такое понятие, которое в силу своего внутреннего устройства обеспечивает себе непустоту (то есть с необходимостью должен найтись объект, подпадающий под это понятие). И уже убедившись, что понятие – неизбежно непусто, Ансельм сообщает, что вот именно тот уникальный объект, что является объемом этого понятия, и можем мы смело назвать «Бог». Все остальное, чем Бог обладает, выводится позже. Именно поэтому Ансельм так смело обещает Гаунило:

Говорю уверенно: если кто-то найдет мне, в действительности или только в представлении, кроме «того, больше чего нельзя себе представить», к чему подойдет ход (conexio) этого моего доказательства, то я найду и дам ему потерянный остров, так что больше не потеряется.

Аргумент Ансельма – сложен и прост одновременно: в нем все то вроде бы абсолютно прозрачно и ясно, как работает, то вдруг представляется набором формальных уловок, дурящих читателя. Удивительно, что даже такой прожженный атеист, как Бертран Рассел, испытал на себе влияние аргумента. Он признается, что однажды, идя из магазина и подбрасывая вверх банку табаку, вдруг с совершенной ясностью понял, что аргумент Ансельма работает и Бог существует. Но стоило банке табаку упасть к нему в руки, как морок развеялся и аргумент снова перестал работать.

В чем тут дело? Лично мне очень нравится феноменологическое объяснение доказательства. Трудность всех доказательств бытия Бога в том, что даже идеально выверенное логически безупречное доказательство, с которым слушатель вроде бы соглашается, не приводит к тому, чтобы этот же слушатель, который только что согласно кивал, к концу доказательства вдруг искренне поверил в Бога. И, пожалуй, все прочие доказательства не имеют шанса преодолеть эту странную характеристику. Но не таков онтологический аргумент Ансельма.

В 2007–2009 годах Е.Г. Драгалина-Черная предложила неожиданную трактовку этого доказательства: допустим, оно не логическое, но – перформативное, то есть оно характеризуется «переходом не от одних истинных высказываний к другим, а от одних обоснованных действий к другим, получающим таким образом свою обоснованность». То есть дело не только и не столько в словах, из которых «собрано» доказательство, а в том умственном усилии, которое требуется совершить. Так, в «Картезианских размышлениях» М.К. Мамардашвили говорит: «Если я хоть когда-то что-то помыслил, то я знаю, что такое мышление и что такое истина». Бог – объект из этого же ряда: чтобы знать, что он существует, нужно не искать его в природе, придирчиво разглядывая с лупой каждый лопух и камень, но – совершить акт правильного мышления – мышления на пределе человеческих возможностей. Скорее, даже шагнуть за этот предел. Но кто сможет совершить такое усилие, уже никогда не будет сомневаться, что Бог существует.

Если вас в таком решении смущает налет пренебрежительного цинизма к тем, кто «плохо старался», а потому так и не смог узнать, что Бог существует, то в следующей раз мы поговорим о тех способах возрождения онтологического аргумента, которые предлагали на протяжении ХХ века философы-аналитики.

Михаил Эпштейн

Я предпочитаю слово "аргумент", а не "доказательство", потому что строго доказать бытие Бога нельзя, как нельзя доказать даже самые очевидные утверждения внутри непротиворечивой математической теории (теоремы Геделя о неполноте доказательств верны даже для арифметики). Но можно показать, почему бытие Бога не только не противоречит наблюдаемым фактам и процессам, но может быть логически выведено из них с очень высокой степенью вероятности.

Технология обычно рассматривается как область, питающая самые радикальные атеистические взгляды.   В самом деле, если человек способен своим разумом и энергией перестраивать вселенную  по своему плану, где же находится в этот время Творец, почему он бездействует, в чем проявляется его воля? Активность человека, все более возрастающая в ходе истории, оставляет как будто все меньше места для активности Творца. Строится снова вавилонская башня, человек штурмует небо, и, кажется, нет силы, кроме еще не предусмотренных и не управляемых  естественных процессов, чтобы эту башню научно-технического прогресса опрокинуть.

Но я не понимаю, почему успехи техники должны опровергать бытие Бога, а не, напротив, доказывать возможность такого его всемогущества, которое раньше представлялось совершенно немыслимым людям, владевшим лишь примитивными орудиями труда. Как объяснить, например, пахарю или лесорубу, что Бог может читать все помыслы людей? Или что человек, умирая и оставляя после себя прах, может тем не менее переживать свое тело и сохранять целость своей личности, бессмертие души. Техника древности была материальной: топор, плуг, молот, серп. По-настоящему интеллектуальная техника, интеллектуальные машины стали возникать совсем недавно, примерно полвека назад (ведь нельзя назвать интеллектуальной техникой даже паровую машину, или электрический мотор, или авиационный двигатель). Собственно, настоящее открытие интеллектуальной техники, т.е. компьютеров, электронной сети, виртуальных миров совершилось на глазах моего поколения. И лично мне стало легче верить в Бога, в сверхъестественный разум после того, как я познакомился с возможностями искусственного разума, пусть пока еще и самыми примитивными.

Я понимаю, например, как сведения о множестве людей  могут накапливаться в маленьком электронном устройстве и как  мои мысли и привычки могут быть вычислены и предугаданы мощными серверами, хранящими информацию обо мне. Я печатаю какое-то слово, а компьютер знает наперед и даже лучше меня, какое слово я хотел напечатать, исходя из частоты ранее употреблемых мною слов. Или когда я  выхожу в поисковик, он предлагает мне для покупки какие-то вещи, весьма ассоциативно и даже поэтически связанные с  запросами, которые я делал ему месяцы назад. Он помнит то, что я забыл, он знает, чего я хочу, он подсказывает, что я могу или должен делать, он становится собеседником моего разума, пусть пока еще в вопросах достаточно примитивных. Например, я искал книгу какого-то автора несколько месяцев назад, а сегодня мне Амазон предлагает  книгу другого автора по смежной проблеме. Вся эта мировая сеть, или ноосфера, или инфосфера, или всемирный электронный банк все более полно охватывают моих интеллектуальные запросы и привычки, выдают их мне обратно с какими-то комментариями, предложениями, ассоциациями, становятся действующей частью моего мозга, восполняют недостатки моего знания, памяти, а отчасти и воображения.  Если я ищу духи "Красный цветок", то через неделю мне могут предложить роман Новалиса, в котором речь идет о таинственном голубом цветке. Может быть, это еще слишком простовато, но уже не так глупо и бессмысленно. А со временем,  причем довольно скоро, компьютер узнает и мои чувственные особенности и привычки, манеру касаться, жестикулировать, мои любимые запахи, вкусовые предпочтения, я буду общаться с ним кожей, голосом, жестами, и все это тоже войдет в бесконечно растущую, емкую, изобретательную, по-своему творческую память всемирного интеллекта, синтеллекта, совокупного интеллекта людей и машин.

И теперь, по опыту общения с новейшей техникой,  мне гораздо легче представить, как Творческий Разум может общаться со мной, и читать каждую мою мысль, и отзываться на нее,  и передавать мне свои мысли. Крестьянину с сохой, который видел только прямое воздействие одного материального предмета на другой, неизмеримо труднее было бы представить, что все волосы на его голове сочтены и что все тайное, творящееся в его душе, может быть явным. Как у такого огромного количества людей можно сосчитать все волосы? и проникнуть во все помыслы? Откуда может взяться такой всевидящий и всезнающий дух? как он может быть везде и в каждом? Конечно, крестьянин мог в этот поверить, просто зять на веру без всяких объяснений и доказательств,  но для меня и для моих современников такое представление о всеобъемлющем и всемогущем разуме уже не есть только дело веры, это предмет вполне разумного, вероятного, хорошо обоснованного предположения (буду избегать слова "доказательство").   Теперь мы знаем, сколь компактны средства хранения информации, как в одном зернышке вещества может помещаться не только план будущего дерева, но и, если это электронное вещество, компьютерный чип, система квантов, и т.п., - тысячи и миллионы книг, планы городов, информация о всех людях, государствах, планетах и т.д. Информация о Вселенной и о каждой ее частице потенциально может храниться в электронном горчичном зерне (т.е. наименьшем из всех зерен).

Что же удивительного, что Всевышнее существо, Верховный разум может хранить в себе планы не только нашей, но бесчисленных мириад других вселенных, и проникать в тайное тайных каждой личности, всех разумных существ, в их прошлое и будущее. Раньше, с молотком и мотыгой, в это оставалось только верить, как в сказку, чудо, миф. Техника приближает к нам, это сверхъестественное, делает его естественным для разума, объяснимым вполне рационально. То, во что древние верили, мы теперь может уже почти знать, по слову апостолу Павла о том, как догадка перейдет в знание. "Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан". (1 Кор., 12). Изумительно точные слова: познаю, как  я сам познан. Древнему человеку приходилось лишь догадываться о том, что он познан, потому что он не мог предположить такой силы и всемогущества знания иначе как путем нерассуждающей веры в Бога. Современный же человек познает то, как его могут познать, он уже не догадкой, но собственным знанием приближается к представлению о всезнании Бога.  Наука и техника делают его настолько знающим, что ему легче измерить своим знанием, пусть несовершенным, всезнание Бога. Во всяком случае, между ними уже не пропасть, одолеваемая лишь прыжком веры, а высочайшая гора, по которой возможно постепенное восхождение разума, пусть никогда и не доходящее до вершины.

Точно так же примитивный человек не мог понять, как умирающий и телесно исчезающий человек может продолжать жить в такой невидимой, неощутимой субстанции, которая называется душа. В это можно было только верить, следуя догадкам и обетованиям о том, что душа попадает в иные миры, странствует, обретает свое место в  раю или аду и т.д. Нам же, современникам и пользователям компьютерных дисков и электронных сетей,  гораздо легче разумно понять разницу между информацией и ее материальным носителем. В мгновение ока эта информация переписывается с диска на диск, из старой памяти в новую, или передается по проводам, или волнами без проводов, а прежние диски разрушаются. И вот уже больше столетия мы знаем о невидимых лучах, способных передаваться на безграничные расстояния, о рентгеновских лучах, о световых скоростях, а также –о темной материи и темной энергии, составляющей наибольшую часть Вселенной. А черные дыры! А вакуум, в котором зарождаются виртуальные частицы!  А большой взрыв, приведший к возникновению нашей вселенной! А удивительная пригнанность всех физических параметров этой вселенной, вплоть до миллиардных долей,  к возможности бытия в ней нас, разумных существ (антропный принцип – впрочем, о нем отдельный разговор)!

 Наука последнего столетия приучила нас познавать возможность и даже необходимость таких чудес, за которыми трудно было угнаться даже вере древнего человека. Почему же нужно рассматривать достижения этой науки как аргумент против религии, если, наоборот, она доказывает лишь то, что материальная вселенная, какой ограничивался реальный опыт древнего человека, есть лишь малая часть настоящей, невидимой и неощутимой вселенной. Разве это не делает веру в бессмертие души, - или, выражаясь современным языком, в нерушимость информационной матрицы личности при разрушении ее материального носителя, т.е. тела, - совершенно закономерным выводом разума из данных современной физики? А разве современная генетика, открывшая в основе органического бытия законы наследственности, управляемые языком генов, не подтвержает тот факт, что "в начале было слово",  что слово предшествует телесному бытию и определяет его признаки, физические свойства человека?

В древности, когда физический мир был столь огромен, всесилен, непроницаем, гораздо труднее было поверить во всмогущество слова, каких-то таинственных значков, которые определяют и цвет глаз человека, и цвет волос, и наследственные болезни, и темперамент.   Несмотря на абсолютную неправдоподобность религиозной картины мира, люди верили в нее, а теперь, когда она становится все более правдоподобной, почему же мы должны меньше верить? Разве лишь потому, что мы можем больше знать, - но знать то же самое, что содержалось и в вере. Это знание совершенно не противоречит вере, а вбирает ее, проясняет ее, протирает, как тусклое стекло, и делает гораздо более прозрачным то видение всезнающего Бога, всемогущего Слова, бессмертной души, которые раньше могли быть лишь предметами веры и суеверий.

Религиозное движение человечества идет не от веры к безверию, а от веры к знанию. Нам пора уже говорить о религиозности знания, а не только о религиозности веры. Религия знания – это не религия, которая поклоняется знанию, а религия, которая все более достоверно узнает от науки о том, что религия прошлого могла только пронимать на веру. Я бы сказал, что сейчас пришло время для когнитивной религии, где когнитивизм будет играть такую же роль, как раньше фидеизм. И наука с техникой не будут врагами этой религии и даже не будут равнодушны к ней, как  якобы "другая культура", которая не имеет с религией ничего общего. Наука и техника образуют синтез с религией, поскольку разум все более согласуется с верой;  и если он упраздняет веру, то лишь в той мере, в какой вбирает ее содержание, становясь религиозным разумом. Научный тезис о большом взрыве, который привел к сотворению вселенной из ничего, - это предмет религиозного знания. Антропный принцип, подтверждающий, что вселенная была создана для обитания в ней человека, - это религиозное знание. Отделение информации от материальных носителей и допущение бесконечного многоообразия этих носителей, передающих информацию о человеке внефизическим и внебиологическим путем, - это тезис религозного знания. И так можно перечислять долго все те пути, которыми религиозная вера вступает в область современной науки и сама из веры становится знанием, пусть приблизительным, неокончательным.

По мере технического прогресса человечеству все труднее будет обходиться  без представлений о Боге. Без Верховного Мастера всех компьютерных игр и симуляций, именуемых "галактиками", "планетами", "законами природы" на языке обитателей этих симуляций, персонажей этих игр, где каждому персонажу подарена от Aвтора свобода воли и непредсказуемость случая. По мере того как все более совершенными, жизнеподобными будут становиться создаваемые нами виртуальные миры и наши собственные аватары в них, мы будем опознавать черты виртуальной реальности вокруг нас и в нас самих. И тогда все нагляднее станет во вселенной присутствие ее создателя и управителя. Чем больше человек будет становиться богом виртуальных миров, тем религиознее будет он сам, признавая Бога над собой. У нас появится больше опыта, чтобы судить о могуществе творца и способах его обращения с творениями. Все труднее представить мир без Бога - таков главный вывод всей техноэволюции человечества. То, что мы сами можем становиться творцами жизни и разума, послужит шестым и самым сильным доказательством бытия Бога, хотя вера и не нуждается в таких доказательствах.  

В заключение я хочу присоединиться к мысли Карла Сагана, выдающегося ученого и популяризатора науки. "Как получилось, что ни в одной из популярных религий ее последователи, попристальней присмотревшись к науке, не заметили: "Так все, оказывается, гораздо лучше, чем мы думали! Вселенная намного больше, чем утверждали наши пророки, - величественнее, элегантнее, сложнее? Вместо этого они бубнят: "Нет, нет и нет! Пусть мой бог и невелик – меня он и таким устраивает". Религия – неважно, старая или новая, - прославляющая открытое современной наукой величие Вселенной, вызывала бы восторг и почтение, которое и не снилось традиционным культам". 26-27

Carl Sagan, in Pale Blue Dot: "How is it that hardly any major religion has looked at science and concluded, 'This is better than we thougt! The Universe is much bigger than our prophets said, grander, more subtle, more elegant'? Instead they say, 'No, no, no! My god is a little god, and I want him to stay that way.' A religion, old or new, that stressed the magnificence of the universe as revealed by modern science might be able to draw forth reserves of reverence and awe hardly tapped by the conventional faiths. "  32-33.

Все здесь верно, я готов подписаться под каждым словом. Но почему же "нет, нет и нет!" раздается и с другой стороны? Почему сам Карл Саган считал себя неверующим? Почему биолог-атеист Ричард Докинз, сочувственно цитирующий Сагана, повторяет свое "нет, нет и нет!" (не трижды, а десятки раз)  любой, самой утонченной, величественной, недогматической религии? Почему все эти атеисты от науки твердят: "Пусть мой мир только материален – меня он и таким устраивает"? Почему они не хотят признать, что наряду с наблюдаемой материей существует еще и то, что никогда не может адекватно наблюдаться извне, а только переживаться изнутри: любовь, жалость, совесть, раскаяние, отчаяние, надежда?  Почему они так сужают свой мир? – гораздо уже даже самого примитивного верующего, который все-таки признает, что есть и другие миры, есть чудеса, есть безграничная любовь и милость Бога. Почему они сужают свой горизонт до дарвиновской эволюции и эгоистичного гена как причин и носителей всех тех стремлений, возможностей, подвигов, открытий, которые делают человека столь удивительным, фантастическим, творческим, жертвенным существом? Почему они обращают этот вопрос "почему" только к верующим, но не к себе? Что мешает им, ученым и пропагандистам науки, внимательней приглядеться к религии и заметить: "Так все, оказывается, гораздо лучше, чем мы думали! Вселенная намного больше, разнообразнее, духовнее, чем утверждали наши учителя-позитивисты, признававшие только материю, данную дам в ощущениях. Эта вселенная, сотворенная Верховным Существом,  который может обращаться лично ко мне и вместе с тем создавать мириады миров, который все знает обо мне и любит меня, который может все, но не хочет стеснять моей свободы, который поселил меня в этом мире, но открыл мне пути и в другие миры, - эта вселенная гораздо величественнее, элегантнее, сложнее, чем воображается химику или биологу-атеисту, который допускает существование только скудной, мельчайшей части чудесно разнообразного мироздания".

Зададим эти вопросы ученым оппонентам религии. И будем терпеливо ждать ответа. В надежде, что новое взаимопонимание религии и науки будет строиться одновременно с обеих сторон.

Шах и мат, атеисты. Доказательства Бога

Выпуск о том, как философы доказывают существование Бога и работают ли эти доказательства. И участвуйте в нашем конкурсе (01:22)!


Ведущий:

Антон Кузнецов — к.филос.н. научный сотрудник МЦИС при философском факультете МГУ.

Гость:

Евгений Логинов — к.филос.н., сотрудник МЦИС при философском факультете МГУ, главный редактор журнала «Финиковый компот».

Таймкоды:

00:00 - Введение
01:22 - Конкурс “... мах и мат атеисты”
02:05 - План беседы
02:41 - Идеал рационального знания и доказательства существования Бога
05:42 - Доказательства Бога и языческая философия
07:21 - Что или кто такой Бог?
10:37 - Классификация доказательств Бога
12:52 - Онтологический аргумент: существование как одно из совершенств Бога
15:06 - Монах Гавнило и возражения против онтологического аргумента
18:03 - Бог как необходимая сущность
20:02 - Выдворение понятия существования из набора совершенств
21:00 - О современных версиях онтологического аргументы
22:57 - Требует ли онтологический аргумент, чтобы существование вызывалось силой мысли?
25:02 - Доказательства Бога от мира к бытию. Бог как первопричина
26:02 - Аргумент от необходимости и случайности
27:11 - Критика аргумента от первопричины
30:49 - Проблемы аргумента от необходимости и случайности
32:18 - Индуктивное доказательство Бога
33:50 - Проблемы индуктивного доказательства
35:56 - Гипотеза Бога элегантна, когда есть хаос
39:57 - Моральные доказательства Бога и Его избыточность для морали
42:49 - Доказательства Бога посредством свидетельств опыта и чудес
46:11 - Критика доказательств от личного опыта
46:47 - Явление Бога и его иллюзия в опыте. Проблема знания.
50:34 - Главные противники доказательств Бога - верующие
53:17 - Кто более рационален теисты или атеисты?
55:53 - Бремя доказательства улучшает позиции атеистов
57:18 - Пратитет атеистов и теистов в отношении интеллектуальной привилегированности
01:00:23 - Резюме

Слушайте нас на других площадках:

Soundcloud | Apple Podcasts | Yandex Music

Каким было бы опровержение существования Бога?

Современная эпистемология религии постепенно отходит от абсолютного доказательства или опровержения существования Бога, концентрируясь на аргументах, свидетельствующих о большей или меньшей вероятности Его существования, или на вопросах рациональности веры [Forrest 2014]. Однако поиски абсолютных доказательств и опровержений всё ещё продолжаются. В пример можно привести дискуссии об онтологическом доказательстве существования Бога в современной аналитической философии (см., например, [Kane 1984]) или попытки опровержения Его существования в современной континентальной мысли (см., например, [Watkin 2011]).

В данной работе я постараюсь ответить на вопрос, вынесенный в заглавие статьи. Заранее хотелось бы сделать акцент на том, что в рамках данной работы я буду рассматривать такое доказательство несуществования Бога, которое, как предполагается, невозможно было бы опровергнуть. Я сформулирую три требования, которым должно удовлетворять предполагаемое абсолютно бесспорное опровержение существования Бога. Эти требования многим могут показаться слишком суровыми, однако ожидать другого было бы наивно, ведь речь идёт о таком аргументе, который мог бы опровергнуть существование Бога раз и навсегда.

Выделяемые требования будут сопровождаться примерами опровержений существования Бога. Сначала я рассмотрю пародийное онтологическое опровержение существования Бога, а затем — опровержение, предложенное Квентином Мейясу. После этого я кратко рассмотрю распространённые аргументы против существования Бога, такие как аргумент от зла, аргумент от множественности откровений и т.п. В конце я попытаюсь доказать невозможность существования опровержения, которое удовлетворяло бы сформулированным требованиям.

Онтологическое опровержение существования Бога

Что означает для аргумента опровергнуть что-либо? Начнём с того, что

I. Опровержение должно содержать обоснование своей связи с реальным положением дел.

Такое доказательство, иными словами, должно быть способным прорваться через занавес нашей субъективности к реальности самой по себе (чем бы она ни была). Похоже, что онтологический аргумент против бытия Бога удовлетворяет этому требованию. Рассмотрим пародийное онтологическое опровержение, созданное для того, чтобы сделать проблемы, связанные с онтологическим аргументом, более наглядными (аргумент взят из [Oppy 2016]):

1) Творение мира является самым великим вообразимым достижением.
2) Величие достижения является продуктом либо (а) качества самого мира, либо (б) способностей творца, либо и (а), и (б).
3) Чем бóльшим бессилием или увечьем обладает творец, тем более впечатляют его достижения.
4) Наиболее жутким увечьем для создателя является несуществование.
5) Таким образом, если мы предполагаем, что вселенная создана существующим творцом, то мы можем вообразить и более великое существо — того, кто создал всё, будучи несуществующим.
6) Существующий Бог, таким образом, не является максимально великим существом, потому как максимально великим творцом всего является несуществующий Бог.
7) Таким образом, Бог не существует.

В данной ситуации в понятие величия входит несуществование. Поэтому по определению оказывается, что если Бог велик, а величие предполагает несуществование Бога, то Бог не существует. Есть много возражений в ответ на онтологическое доказательство, они же применимы и к пародийному онтологическому опровержению. Я кратко затрону лишь, с моей точки зрения, два самых существенных.

Первое возражение связано с тем, что данный аргумент не предоставляет убедительных оснований для принятия посылки о том, что несуществование является совершенством. Иными словами, посылки аргумента не являются бесспорными. Например, если у фигуры, образованной прямыми, есть три угла, то мы вынуждены принять и то, что у неё есть только три стороны, в противном случае мы получим противоречие. В ситуации с онтологическим опровержением я могу просто не согласиться с тем понятием совершенства, которое предлагается в аргументе. То же самое справедливо и для онтологического доказательства существования Бога. Таким образом,

II. Посылки аргумента должны быть бесспорными.

Несмотря на то, что данное требование кажется неподъёмным, не все философы считают, что этому требованию невозможно удовлетворить; мы ещё затронем это в дальнейшем.

Но допустим, что мы принимаем посылку, в которой конкретизируется понятие совершенства. В этом случае у нас остаётся ещё одно возражение.

Второе возражение связано с первым требованием. Онтологическое опровержение, как и онтологическое доказательство, не предоставляет обоснования своей способности делать заключения о реальном положении дел. Рассмотрим это возражение подробнее.

Допустим, я решил определять понятие «стол» как нечто, что существует и у чего есть четыре ножки, на которых располагается горизонтальная поверхность. Это определение можно представить в виде бланка под названием «стол», в котором справа от надписи «обладает четырьмя ножками, на которых располагается горизонтальная поверхность» стоит квадратик для галочки, как и напротив надписи «существует». Теперь представим, что я сталкиваюсь с объектом и хочу понять, является ли этот объект столом. Я сравниваю объект с пунктами в бланке и ставлю галочку напротив «обладает четырьмя ножками, на которых располагается горизонтальная поверхность» и напротив надписи «существует». Получается, что передо мной стоит то, что я определил как «стол». Теперь я беру бланк для понятия «Бог». В бланке будет два пункта: «обладает всеми совершенствами» и «существует». Если, столкнувшись с определённым объектом, я поставлю галочки напротив всех пунктов в бланке под названием «Бог», то я признаю, что передо мной — то, что я решил называть Богом. Но возможно ли на основании одного лишь бланка говорить о том, что происходит в реальном мире? Следует ли из одного только наличия бланка то, что я могу столкнуться с объектом, который я называю «Бог»?

Бланк — это метафора нашего языка, мышления и т.д. Если мы хотим лишь из определений получать существование или отсутствие реальных объектов, то нам требуется дополнительное обоснование возможности таких утверждений, описание принципов их работы, а также критерии, с помощью которых мы можем отличить утверждения такого рода от обычных утверждений. Именно этого не предоставляет нам онтологическое доказательство существования Бога или его онтологическое опровержение. Таким образом, пародийное онтологическое опровержение не соответствует требованиям (I) и (II).

Опровержение, предложенное К. Мейясу

Тот факт, что онтологическое опровержение не удовлетворяет требованиям (I) и (II), не означает, что удовлетворение этим требованиям невозможно — по крайней мере, по мнению К. Мейясу. Мейясу считает, что он обосновал способность нашего мышления делать истинные утверждения о реальном положении дел, и посылки его аргумента кажутся бесспорными. Предвосхищая события, сформулируем третье требование:

III. Опровержение должно быть логически когерентным.

Мейясу является одним из самых значимых представителей современной континентальной философии. В своей работе «После конечности. Эссе о необходимости контингентности», он доказывает абсолютную необходимость контингентности, то есть невозможность существования необходимого сущего [Мейясу 2015, 86].

Проект Мейясу заключается не столько в том, чтобы опровергнуть существование Бога, сколько в доказательстве обоснованности некоторых наших утверждений о реальном мире.

Перед тем, как перейти к аргументу Мейясу и критике этого аргумента, необходимо разобраться с его основными идеями, релевантными нашей теме. Заранее стоит предупредить, что я сознательно опущу некоторую терминологию Мейясу, сконцентрировавшись на передаче сути его размышлений (для более глубокого погружения в его терминологию см. недавно выпущенный словарь [Gratton 2014]).

Конечность, с точки зрения Мейсу, — это интуиция всей посткантианской философии, согласно которой невозможно достичь сферы в-себе. Такую позицию он также называет корреляционизмом. Корреляционизм формулируется следующим образом: «Не существует Х без данности Х. <...> Если Вы говорите о чём-то, Вы говорите о том, что дано Вам и утверждается Вами. В результате предложение “Х есть” означает: “Х есть коррелят мышления” в картезианском смысле» ([Meillasoux 2008, 409] цит. по: [Gratton 2014, 47]).

Таким образом, корреляционизм становится универсальной критикой любого утверждения, претендующего на абсолютность. Например, если бы онтологическое доказательство действительно работало и доказывало, что существует Бог, то корреляционист всегда смог бы возразить, что это только мы вынуждены считать, что Бог существует, но мы не знаем, существует ли Он в сфере в-себе [Мейясу 2015, 39]. С другой стороны, корреляционист может сказать, что наше мышление ограничено, а потому в области в-себе может оказаться и Бог. Именно это, с точки зрения Мейясу, легитимирует фидеизм или то, что он называет иррациональным дискурсом. С точки зрения иррационального религиозного дискурса, Богу не обязательно быть логически непротиворечивым, как того требует наше мышление, Его существование не обязательно обосновывать в терминах свидетельств или доказательств. Именно поэтому откровение и вера, в фидеистическом смысле, становятся по-своему обоснованными в современной философии [Watkin 2011, 136].

Однако, с точки зрения Мейясу, корреляционизм внутренне противоречив. Корреляционист считает, что ничего нельзя утверждать наверняка. В области в-себе может оказаться противоречивое, необходимое или контингентное сущее, но невозможно установить, какое именно. Мейясу называет это в том числе возможностью по незнанию. Но когда корреляционист предполагает возможность по незнанию, он на самом деле утверждает, что есть реальная возможность существования необходимого, контингентного или противоречивого сущего в реальности самой по себе. Утверждение реальной возможности существования любого сущего в в-себе — это и есть утверждение необходимости контингентности.

Корреляционист, таким образом, не может помыслить возможность по незнанию без имплицитного предположения необходимости контингентности [Мейясу 2015, 87]. Утверждая возможность по незнанию, корреляционист утверждает как необходимость контингентности, так и возможность существования необходимого сущего, что противоречиво. Корреляционистская позиция в целом отрицает возможность познания абсолютной необходимости, одновременно с этим утверждая абсолютную необходимость контингентности.

Таким образом, тезис о необходимости контингентности невозможно опровергнуть. «“Всё в равной степени возможно” — является таким абсолютом, который нельзя деабсолютизировать, не помыслив его снова как абсолют» [Мейясу 2015, 82]. С помощью корреляционистского аргумента мы можем опровергнуть онтологическое доказательство (даже согласившись, что оно не является софизмом; корреляционист всегда может сказать, что существование Бога доказано для нас, но не для сферы в-себе), но когда мы пытаемся опровергнуть необходимость контингентности, этот аргумент уже не работает. Корреляционист утверждает, что это только мы мыслим необходимость контингентности, но никто не знает реального положения дел. Но утверждая это, он должен допустить реальную возможность существования в в-себе контингентного, необходимого или противоречивого сущего, что уже предполагает необходимость контингентности. Каждый раз, когда корреляционист будет опровергать необходимость контингентности, он будет её предполагать. Мейясу называет это принципом фактуальности.

На основании необходимости контингентности Мейясу доказывает невозможность существования не только необходимого сущего, но и противоречивого сущего. Противоречивое сущее, с точки зрения Мейясу, не может быть уничтожено, так как является одновременно своим собственным отрицанием, существующим и несуществующим. Иными словами, противоречивое сущее не перестанет оставаться тем, что оно есть, даже если его не станет, так как его отсутствие входит в то, чем оно является. Если противоречивое сущее не может не быть, то оно является необходимым сущим, что противоречит тезису о необходимости контингентности. Поэтому противоречивое сущее невозможно. Именно на этом базисе Мейясу в дальнейшем легитимирует математический дискурс о в-себе.

Можно схематично представить аргумент Мейясу в следующем виде:

1) Если опровержение некоторой пропозиции немыслимо, то пропозиция является необходимо истинной.
2) Опровержение пропозиции о том, что контингентность необходима, немыслимо.
Следовательно
3) Контингентность необходима.
Далее:
4) Контингентный Бог не является истинным Богом (так как может исчезнуть в любой момент без всякой причины).
5) Следовательно, Бога нет.

На мой взгляд, есть серьёзные основания согласиться с посылкой (1). В ней имеется в виду то, что для обсуждаемой пропозиции немыслима непротиворечивая альтернатива. Например, можно непротиворечиво помыслить, что Бога нет, но нельзя непротиворечиво помыслить, что контингентность не необходима. Мы также можем согласиться с (2), так как если мы мыслим возможность по незнанию, то мы мыслим реальную возможность, что приводит нас к выводу (3). Мы соглашаемся с тезисом (4), так как едва ли кто согласится с тем, что существо, которое может исчезнуть в любой момент, является Богом (классический Бог теизма является необходимым). Всё это приводит нас к выводу (5).

Проблема аргумента Мейясу заключается в том, что он доказывает необходимость контингентности, но не необходимость логико-математических форм, которые он использует для доказательства [Watkin 2011, 157]. Мейясу говорит о контингентности как о реальной возможности всех инвариантов мира быть иными [Мейясу 2015, 54]. Среди этих инвариантов есть законы природы, но его рассуждение также применимо и к законам логики. Если бы законы логики радикально поменялись, имели бы понятия «необходимость», «контингентность», «противоречивость», «мыслимость» и т.д. тот же смысл, что они имеют сейчас? И как бы мы вообще узнали о том, что произошло изменение[Watkin 2011, 154]?

Именно необходимость логико-математических форм утверждается в посылке (1), которая может быть переформулирована следующим образом: 1.1) наше мышление (логико-математические формы) способно делать истинные утверждения о реальности самой по себе, 1.2) если нечто является необходимо мыслимым, то оно необходимо и для реальности самой по себе. Теперь нам вовсе не обязательно соглашаться с этим, мы можем возразить, что посылка сомнительна и не обосновывает своей связи с реальностью, а лишь утверждает существование этой связи.

Однако проблема аргумента Мейясу заключается не столько в возможности не принять посылку (1), сколько в логической невозможности сохранить её после вывода (3). Ведь после того, как мы доказали необходимость контингентности и, допустим, согласились с посылками аргумента, мы уже не можем принять никакой необходимости, в том числе и необходимости логико-математических форм, которая утверждается в посылке (1). Выходит, что мы просто логически не можем согласиться с выводом, сохранив при этом структуру аргумента. Мы не просто можем как согласиться, так и не согласиться с Мейясу, мы не можем с ним согласиться, не впадая в противоречие [1.].

Опровержение, предложенное Мейясу, не соответствует требованию (III), так как является логически противоречивым. Некоторые из посылок аргумента не вынуждают нас их принимать (посылка (1)), что не соответствует требованию (II). В результате аргумент не обосновывает своей связи с реальностью, что не соответствует требованию (I).

Перед тем как я перейду к финальной части данной работы, следует отметить, что требование (I) является частным случаем требования (II), когда речь идёт о доказательствах, претендующих на неопровержимость. Каждый аргумент, претендующий на абсолютность своих выводов, должен содержать в посылках обоснование своей способности отражать реальное положение дел. Если этого обоснования нет, то эта способность просто вводится как допущение, а следовательно, эта неявная посылка о наличии у доказательства такой способности не является бесспорной. Если посылка не является бесспорной, то это не соответствует критерию (II). В начале я выделил первый критерий в отдельный пункт, так как считаю, что предположение наличия связи между мышлением и реальностью является особой предпосылкой. Хотя первый критерий может быть редуцирован ко второму.

Дополнительные примеры опровержений

Помимо рассмотренных аргументов, многие другие также не удовлетворяют указанным требованиям. В данном разделе я кратко рассмотрю самые популярные из них для демонстрации работы установленных критериев и продемонстрирую причину, по которой, с моей точки зрения, невозможно возникновение аргумента, неоспоримо опровергающего существование Бога.

Аргументы будут взяты в их «сильной» версии, то есть мы представим, что они призваны не просто снижать вероятность существования Бога или свидетельствовать в пользу метафизического натурализма, но опровергать Его существование. Я рассчитываю на то, что читатель уже знаком с этими аргументами, поэтому я сразу же сконцентрируюсь на их опровержении, только при необходимости затрагивая ключевые посылки.

Аргумент бритвы Оккама против существования Бога в его сильной версии имплицитно предполагает способность этого аргумента отражать реальное положение дел, чего не следует из самого аргумента. То есть аргумент не соответствует требованию (I).

Аргумент от зла в некоторых своих версиях предполагает, что в мире существует такое зло, которое не может быть оправдано никаким большим благом. На это можно возразить, что, возможно, существует такое благо, которое превышает любое зло и делает его оправданным. То есть аргумент как минимум не соответствует требованию (II) — не вынуждает нас согласится с некоторыми своими посылками.

Аргумент от неконсистентных откровений предполагает, что если невозможно установить, какое из конфликтующих откровений является истинным (так как все они основываются на авторитете священных писаний, на вере и т.д.), то истинного откровения нет. Аргумент не соответствует требованию (I), так как не обосновывает того, что на основании нашего мышления мы можем делать выводы о реальном положении дел.

Парадокс всемогущества и остальные парадоксы, связанные с противоречивостью определений понятия «Бог», осуществляют (в их сильной версии) переход от противоречивости понятия «Бог» к невозможности реального Бога, что требует отдельной демонстрации их соответствия требованию (I): тот факт, что противоречивое сущее немыслимо, не означает, что такое сущее невозможно. Более того, если мы примем невозможность Бога философов, из этого не следует, что невозможен реальный Бог.

Подобный список можно продолжить. Аргумент от божественной сокрытости, аргумент от существования ада, аргумент от несовместимости всеведения и свободы Бога и т.д. так или иначе могут быть опровергнуты в их сильных версиях ссылкой на их несоответствие выделенным критериям.

В данный момент мне не известно удовлетворяющего всем требованиям аргумента. Более того, у меня есть серьёзные основания считать, что такой аргумент невозможен, в силу следующей трудности: для обоснования того, что аргумент отражает реальное положение дел, требуется ещё один аргумент, который, в свою очередь, даже если и будет убедительным, будет основываться на логике. Тогда возникнет вопрос: почему логика является надёжным эпистемическим инструментом? Обосновать надёжность логики можно либо с помощью этой же логики, либо с помощью металогики. Эта металогика также будет требовать метаметалогического обоснования и т.д. Таким образом, мы впадаем либо в предвосхищение основания (с помощью логики доказываем необходимость логики), либо в бесконечный регресс (каждый раз для обоснования логики мы будем использовать логику более высокого порядка, и так — до бесконечности). Таким образом, невозможно обосновать эпистемическую надёжность логики. Из этого следует, что невозможно абсолютное доказательство или опровержение чего бы то ни было в принципе [2.], в том числе и существования или отсутствия Бога. Скептический вывод о невозможности неопровержимых доказательств может показаться крайне неутешительным, однако он, по крайней мере, полностью легитимирует философский фидеизм и, более того, создает пространство для его рационального обоснования (см., например,[Bishop 2007], [Evans 1998]).

Примечания:

[1.] В процессе работы над аргументом Мейясу я выяснил, что указанное противоречие является более тонким и неоднозначным. В рамках данной статьи у меня нет возможности уделить этому достаточное количество внимания. Стоит отметить, что написанное в данной статье в целом отражает точку зрения исследователей философии Мейясу. В любом случае, этого более чем достаточно для целей данной статьи — демонстрации работы критериев на реальных аргументах. [2.] Я отдаю себе отчёт в том, что есть вещи, которые существуют в качестве фактов, а именно — данности опыта. Я не могу усомниться в том, что вижу дерево, но я не могу доказать, стоит ли за этим опытом реальное дерево или нет. Таким образом, невозможно доказать или опровергнуть метафизические пропозиции, утверждающие о чём-то, что лежит за пределами непосредственных данностей сознания.

Библиография:

1. Bishop 2007 — Bishop J. Believing by Faith: An Essay in the Epistemology and Ethics of Religious Belief. Oxford University Press, 2007.

2. Evans 1998 — Evans C.S. Faith Beyond Reason: A Kierkegaardian Account. Grand Rapids, MI: William B. Eerdmans Publishing Company, 1998.

3. Forrest 2014 — Forrest P. The Epistemology of Religion // The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Spring 2014 Edition). URL: https://plato.stanford.edu/archives/spr2014/entries/religion-epistemology/ [на русском: Форрест П. Эпистемология религии // Стэнфордская философская энциклопедия: переводы избранных статей. URL: http://philosophy.ru/epistemology_of_religion/]

4. Gratton 2014 — Gratton P., Ennis P.J. (eds.). The Meillassoux Dictionary. Edinburgh University Press, 2014.

5. Kane 1984 — Kane R. The modal ontological argument // Mind. New Series. 1984. Vol. 93. No. 371. P. 336–350.

6. Meillasoux 2008 — Meillasoux Q. Speculative Realism // Robin Mackay (ed.). Collapse Volume III: Unknown Deleuze [+Speculative Realism]. Falmouth: Urbanomic, 2008. P. 408–99.

7. Oppy 2016 — Oppy G. Ontological Arguments // The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Winter 2016 Edition). URL: https://plato.stanford.edu/archives/win2016/entries/ontological-arguments/

8. Watkin 2011 — Watkin C. Difficult Atheism: Post-Theological Thinking in Alain Badiou, Jean-Luc Nancy and Quentin Meillassoux. Edinburgh University Press, 2011.

9. Мейясу 2015 — Мейясу К. После конечности. Эссе о необходимости контингентности. Екатеринбург, М.: Кабинетный учёный, 2015.

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

Математик Дэвид Вольперт (David Wolpert) из Института Санта-Фе (США) математически формализовал невозможность существования всеведущего существа. Об этом сообщается в пресс-релизе на Phys.org.

Ученый использует понятие «машина вывода» (англ. Inference Devices) — устройство, которое способно получать информацию о Вселенной с помощью наблюдений за текущими процессами, сохранять их в памяти и правильно предсказывать их итог. Таким устройством может быть сверхъестественное существо или ученый, вооруженный суперкомпьютером с неограниченными возможностями.

Согласно формальной логике, машина способна ответить на вопрос о состоянии Вселенной в данный момент времени, однако и сам вопрос, и способ, с помощью которого был получен ответ, зависят от состояния самой Вселенной. Иными словами, законы Вселенной накладывают ограничения на то, что устройство способно знать. То же самое касается и способности предсказать будущее состояние. По словам Вольперта, это можно рассматривать как расширенный аналог высказывания, что любое предсказание будущего не учитывает влияние самого предсказания на будущее.

Математик продемонстрировал, что в одной и той же Вселенной не могут существовать две «машины вывода» со свободной волей и всезнанием. Например, двое ученых — Боб и Алиса — обладают неограниченными вычислительными способностями. «Свободная воля» в данном случае определяется как способность Боба задать себе вопрос, не ограничивая возможные вопросы, которые способна задать себе Алиса, и наоборот. Тогда возникнет парадоксальная ситуация, когда Боб не может предсказать, что подумает Алиса, если последняя попробует предсказать, о чем не думает Боб. Вольперт в шутку называет свое утверждение «доказательством монотеизма».

Вольперт также показывает, что одну и ту же «машину вывода» в разные моменты времени можно рассматривать как две разные «машины вывода», существующие в одной и той же Вселенной. Согласно «доказательству монотеизма», это невозможно, поэтому всеведущее существо со свободной волей может существовать только в определенный момент времени.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!

Может ли наука исключить Бога?

Я должен сразу дать понять, что у меня нет религиозных убеждений. Я не верующий. Я тоже не убежденный атеист.

В течение 10 лет я был редактором в Scientific American. В то время мы усердно разоблачали ложь сторонников «разумного замысла», которые утверждали, что видели руку Бога в создании сложных биологических структур, таких как человеческий глаз и бактериальный жгутик. Но в 2008 году я оставил журналистику, чтобы писать художественную литературу.Я писал романы об Альберте Эйнштейне, квантовой теории и загадках космоса. И идеи о Боге продолжают появляться в моих книгах.

Должны ли ученые хотя бы попытаться ответить на вопросы о предназначении Вселенной? Большинство исследователей полагают, что наука и религия - это совершенно разные области - или, как сказал биолог-эволюционист Стивен Джей Гулд, «непересекающиеся магистерии». Но по мере того, как физики исследуют самые фундаментальные характеристики природы, они занимаются вопросами, которые долгое время были прерогативой философов и теологов: бесконечна и вечна ли Вселенная? Почему кажется, что он подчиняется математическим законам и неизбежны ли эти законы? И, пожалуй, самое главное, почему существует Вселенная? Почему что-то вместо ничего ?

Средневековый философ Фома Аквинский задал аналогичные вопросы в своей книге 13-го века Summa Theologica , , в которой представлены несколько аргументов в пользу существования Бога.Он заметил, что все мирские объекты могут изменяться от потенциального к реальному - кубик льда может таять, ребенок может расти, - но причиной этого изменения должно быть что-то помимо этого объекта (теплый воздух тает кубик льда, еда питает ребенка). Таким образом, историю вселенной можно рассматривать как бесконечную цепочку изменений, но Фома Аквинский утверждал, что должна существовать некая трансцендентная сущность, которая инициировала эту цепочку, что-то, что само по себе не изменяется и которое уже обладает всеми свойствами, которые могут получить мирские объекты. владеть.Он также утверждал, что это существо должно быть вечным; поскольку это корень всех причин, ничто другое не могло его вызвать. И в отличие от всех мирских объектов, трансцендентная сущность необходима - она ​​ должна существовать .

Фома Аквинский определил эту сущность как Бога. Это рассуждение стало известно как космологический аргумент, и многие философы развили его. В 18 веке немецкий философ Готфрид Лейбниц описал Бога как «необходимое существо, имеющее свою причину существования в самом себе.«Интересно отметить, что Лейбниц был также математиком и физиком; он изобрел дифференциальное и интегральное исчисление примерно в то же время, что и Исаак Ньютон. (Они разработали математику независимо.) И Лейбниц, и Ньютон считали себя натурфилософами и свободно прыгали между наукой и теологией.

К 20-му веку большинство ученых больше не придумывали доказательств существования Бога, но связь между физикой и верой не была полностью разорвана.Эйнштейн, который часто говорил о религии, не верил в личного Бога, влияющего на историю или поведение людей, но он также не был атеистом. Он предпочитал называть себя агностиком, хотя иногда склонялся к пантеизму еврейско-голландского философа Баруха Спинозы, провозгласившего в 17 веке, что Бог тождественен природе.

Точно так же Эйнштейн сравнил человечество с маленьким ребенком в библиотеке, полной книг, написанных на незнакомых языках: «Ребенок отмечает определенный план в расположении книг, таинственный порядок, который он не понимает, но лишь смутно. подозреваемые.Таково, как мне кажется, отношение человеческого разума, даже самого великого и культурного, к Богу. Мы видим чудесно устроенную вселенную, подчиняющуюся определенным законам, но мы понимаем законы лишь смутно ».

Эйнштейн часто взывал к Богу, когда говорил о физике. В 1919 году, после того как британские ученые подтвердили общую теорию относительности Эйнштейна, обнаружив изгиб звездного света вокруг Солнца, его спросили, как бы он отреагировал, если бы исследователи не нашли подтверждающих доказательств.«Тогда мне было бы жалко милого Господа», - сказал Эйнштейн. «Теория верна». В его поведении было странное сочетание смирения и высокомерия. Он явно трепетал перед законами физики и был благодарен за то, что они поддаются математической расшифровке. («Вечная тайна мира - это его постижимость, - сказал он. - То, что он постижим, - это чудо».

Но в течение 1920-х и 1930-х годов он яростно сопротивлялся появлению квантовой механики, потому что она противоречила его твердой убежденности в том, что Вселенная детерминирована, то есть физические действия всегда имеют предсказуемые эффекты.Эйнштейн подверг критике неопределенность квантовой теории, заявив, что Бог «не играет в кости» со Вселенной. (Нильс Бор, отец квантовой механики, как говорят, заметил: «Эйнштейн, перестань указывать Богу, что делать».)

Хотя сейчас квантовая теория является основой физики элементарных частиц, многие ученые до сих пор разделяют дискомфорт Эйнштейна по поводу ее последствий. Теория выявила аспекты природы, которые кажутся сверхъестественными: акт наблюдения за чем-то, очевидно, может изменить его реальность, а квантовая запутанность может сплетать вместе далекие части пространства-времени.(Эйнштейн насмешливо назвал это «жутким действием на расстоянии».) Законы природы также накладывают строгие ограничения на то, что мы можем узнать о Вселенной. Например, мы не можем заглядывать внутрь черных дыр или видеть что-либо, что находится за пределами расстояния, пройденного светом с начала Большого взрыва.

Есть ли в этой вселенной место для причинного Бога Аквинского и Лейбница? Или, может быть, более расплывчатый Бог Спинозы? Покойный физик элементарных частиц Виктор Стенджер рассмотрел этот вопрос в своей книге 2007 года Бог: несостоятельная гипотеза .(Чтобы прояснить свою позицию, он дал книге подзаголовок Как наука показывает, что Бога не существует .) Стенгер быстро отверг теистское представление о Боге, который отвечает на молитвы и лечит больных детей, потому что ученые заметили бы это. своего рода божественное вмешательство к настоящему времени. Затем он стал менее убедительно возражать против существования деистического Бога, который создал вселенную и ее законы, а затем отступил и смотрел, как она бежит.

Стенгер утверждал, что многие законы природы (такие как сохранение энергии) неизбежно следуют из наблюдаемых симметрий Вселенной (например, нет особой точки или направления в пространстве).«Нет никаких причин, по которым законы физики не могли исходить из самой Вселенной», - писал он. Однако объяснить создание Вселенной сложнее. Космологи не знают, было ли у Вселенной вообще начало. Вместо этого у него могло быть вечное прошлое с до - Большого взрыва, уходящего бесконечно назад во времени. Некоторые космологические модели предполагают, что Вселенная прошла через бесконечные циклы расширения и сжатия. А некоторые версии теории инфляции постулируют вечный процесс, в котором новые вселенные навсегда отходят от быстро расширяющегося «инфляционного фона».”

Но другие космологи утверждают, что инфляция должна была где-то начаться, и отправной точкой могло быть по существу ничего . Как мы узнали из квантовой теории, даже пустое пространство имеет энергию, а ничто нестабильно. В пустом пространстве могут происходить всевозможные невероятные вещи, и одним из них могло быть внезапное падение энергии вакуума до более низкого уровня, что могло спровоцировать инфляционное расширение.

Для Стенгера эта теоретическая возможность была доказательством того, что Бог не нужен для Творения.«Естественное положение вещей - это скорее нечто, чем ничто», - писал он. «Пустая вселенная требует сверхъестественного вмешательства, а не полного». Но такой вывод кажется немного поспешным. Ученые еще не до конца понимают квантовый мир, и их гипотезы о первых моментах Творения на данный момент не более чем предположения. Нам нужно открыть и понять фундаментальные законы физики, прежде чем мы сможем сказать, что они неизбежны. И нам нужно изучить Вселенную и ее историю немного более тщательно, прежде чем мы сможем сделать такие окончательные заявления о ее происхождении.

Однако, ради аргументации, давайте предположим, что эта гипотеза квантового творения верна. Предположим, мы действительно живем во вселенной, которая создала свои собственные законы и создала себя. Разве это не похоже на описание Лейбница Бога («необходимое существо, имеющее причину существования в самом себе»)? Это также похоже на пантеизм Спинозы, его утверждение о том, что вселенная в целом есть Бог. Возможно, вместо того, чтобы доказывать, что Бога не существует, наука расширит наше определение божественности.

Но не будем забегать вперед. Чтобы стимулировать человечество к поиску смысла, мы должны уделять первоочередное внимание финансированию передовых телескопов и других научных инструментов, которые могут предоставить необходимые данные исследователям, изучающим фундаментальную физику. И, возможно, эти усилия также приведут к прорывам в богословии. Ключевая роль наблюдателей в квантовой теории очень любопытна. Возможно ли, что человечество все-таки преследует космическую цель? Неужели Вселенная превратилась в бесчисленное количество реальностей, каждая из которых содержала миллиарды галактик и огромные океаны пустоты между ними, просто чтобы создать несколько разрозненных сообществ наблюдателей? Конечная цель Вселенной - наблюдать ее собственное великолепие?

Возможно.Придется подождать и посмотреть.

Это эссе было адаптировано из введения к Святая Жанна Нью-Йоркская: Роман о Боге и теории струн (Springer, 2019).

Аргументы, почему Бог (очень вероятно) существует

Примечание редактора The Conversation US: Это исправленная версия оригинальной статьи. Мы сделали это, чтобы показать опыт автора в отношении предмета этой статьи. Мы также включили важный контекст, который отсутствовал в исходной версии.

Вопрос о существовании бога накаляется в 21 веке. Согласно опросу Pew, процент американцев, не имеющих религиозной принадлежности, достиг 23 процентов в 2014 году. Среди таких «неверующих» 33 процента заявили, что не верят в Бога - на 11 процентов больше, чем только с 2007 года.

По иронии судьбы, такие тенденции имели место даже тогда, когда, я бы сказал, вероятность существования сверхъестественного бога возрастала. В моей книге 2015 года «Бог? Очень вероятно: пять рациональных способов подумать о вопросе о Боге ». Я смотрю на физику, философию человеческого сознания, эволюционную биологию, математику, историю религии и теологию, чтобы выяснить, существует ли такой бог.Я должен сказать, что изначально я получил образование на экономиста, но с 1990-х годов работал на стыке экономики, защиты окружающей среды и теологии.

Законы математики

В 1960 году физик из Принстона - и впоследствии лауреат Нобелевской премии - Юджин Вигнер поднял фундаментальный вопрос: почему мир природы всегда - насколько нам известно - подчиняется законам математики?

Как утверждают такие ученые, как Филип Дэвис и Рубен Херш, математика существует независимо от физической реальности.Задача математиков - раскрыть реальности этого отдельного мира математических законов и понятий. Затем физики применили математику в соответствии с правилами предсказания и подтвердили наблюдение научного метода.

Но современная математика обычно формулируется до того, как будут сделаны какие-либо естественные наблюдения, и многие математические законы сегодня не имеют известных существующих физических аналогов.

Мемориал Эйнштейна, Национальная академия наук, Вашингтон, Д.С. Уолли Гобец, CC BY-ND

Общая теория относительности Эйнштейна 1915 года, например, была основана на теоретической математике, разработанной 50 годами ранее великим немецким математиком Бернхардом Риманом, которая не имела каких-либо известных практических приложений на момент ее интеллектуального создания.

В некоторых случаях физик также открывает математику. Исаак Ньютон считался одним из величайших математиков и физиков 17 века.Другие физики искали его помощи в поисках математики, которая предсказывала бы работу Солнечной системы. Он нашел это в математическом законе всемирного тяготения, частично основанном на его открытии исчисления.

Однако в то время многие люди поначалу сопротивлялись выводам Ньютона, потому что они казались «оккультными». Как два далеких объекта в солнечной системе могли притягиваться друг к другу, действуя в соответствии с точным математическим законом? Действительно, Ньютон на протяжении всей своей жизни прилагал огромные усилия, чтобы найти естественное объяснение, но в конце концов он мог сказать только, что это воля Бога.

Несмотря на многие другие огромные достижения современной физики, в этом отношении мало что изменилось. Как писал Вигнер, «огромная полезность математики в естественных науках - это нечто, граничащее с загадочным, и этому нет рационального объяснения».

Другими словами, как я утверждаю в своей книге, требуется существование какого-то бога, чтобы сделать математические основы Вселенной понятными.

Математика и другие миры

В 2004 году великий британский физик Роджер Пенроуз выдвинул видение вселенной, состоящей из трех независимо существующих миров - математики, материального мира и человеческого сознания.Как признал Пенроуз, для него было полной загадкой, как эти трое взаимодействуют друг с другом за пределами возможностей любой научной или другой условно рациональной модели.

Как могут, например, физические атомы и молекулы создать что-то, что существует в отдельной области, не имеющей физического существования: человеческое сознание?

Это загадка, лежащая за пределами науки.

Платон. Елизавета, CC BY-NC-ND

Эта тайна та же самая, что существовала в греческом мировоззрении Платона, который считал, что абстрактные идеи (прежде всего математические) сначала существовали вне какой-либо физической реальности.Материальный мир, который мы переживаем как часть нашего человеческого существования, является несовершенным отражением этих предшествующих формальных идеалов. Как пишет в своей книге «Математика и божественное» знаток древнегреческой философии Ян Мюллер, царство таких идеалов - это царство Бога.

Действительно, в 2014 году физик Массачусетского технологического института Макс Тегмарк утверждает в «Нашей математической вселенной», что математика является фундаментальной мировой реальностью, которая движет Вселенной. Я бы сказал, что математика действует богоподобно.

Тайна человеческого сознания

Работа человеческого сознания столь же чудесна. Подобно законам математики, сознание не имеет физического присутствия в мире; образы и мысли в нашем сознании не имеют измеримых размеров.

Тем не менее, наши нефизические мысли каким-то таинственным образом управляют действиями наших физических человеческих тел. Это не более научно объяснимо, чем таинственная способность нефизических математических построений определять работу отдельного физического мира.

До недавнего времени непостижимые с научной точки зрения качества человеческого сознания препятствовали самому научному обсуждению этого предмета. Однако с 1970-х годов он стал ведущей областью исследований среди философов.

Признавая, что он не может примирить свой собственный научный материализм с существованием нефизического мира человеческого сознания, ведущий атеист Дэниел Деннет в 1991 году сделал радикальный шаг, отрицая, что сознание вообще существует.

Считая это совершенно неправдоподобным, как это делает большинство людей, другой ведущий философ, Томас Нагель, написал в 2012 году, что, учитывая необъяснимый с научной точки зрения - «неразрешимый» - характер человеческого сознания, «нам придется оставить [научный] материализм позади». как целостную основу для понимания мира человеческого существования.

Как атеист, Нагель не предлагает религиозной веры в качестве альтернативы, но я бы сказал, что сверхъестественный характер работы человеческого сознания добавляет основания для повышения вероятности существования сверхъестественного бога.

Эволюция и вера

Эволюция - предмет споров в американской общественной жизни. По словам Пью, 98 процентов ученых, связанных с Американской ассоциацией развития науки, «верят, что люди эволюционировали с течением времени», в то время как лишь меньшинство американцев «полностью принимают эволюцию через естественный отбор».”

Как я говорю в своей книге, я должен подчеркнуть, что не ставлю под сомнение реальность естественной биологической эволюции. Однако меня интересуют ожесточенные споры между профессиональными биологами-эволюционистами. Ряд достижений в теории эволюции бросил вызов традиционным дарвинистским - а позже и неодарвинистским - взглядам, которые подчеркивают случайные генетические мутации и постепенный эволюционный отбор путем выживания наиболее приспособленных.

Начиная с 1970-х годов Гарвардский биолог-эволюционист Стивен Джей Гулд вызвал споры, постулируя иную точку зрения, «прерывистое равновесие», на медленную и постепенную эволюцию видов, как теоретизировал Дарвин.

В 2011 году биолог-эволюционист из Чикагского университета Джеймс Шапиро утверждал, что, что примечательно, многие микроэволюционные процессы работали так, как если бы они управлялись целенаправленным «разумом» самих развивающихся организмов растений и животных. «Способность живых организмов изменять свою наследственность неоспорима», - писал он. «Наши нынешние представления об эволюции должны учитывать этот основной факт жизни».

Ряд ученых, в том числе Фрэнсис Коллинз, директор U.С. Национальные институты здоровья, «не видят конфликта между верой в Бога и принятием современной теории эволюции», как отмечает Американская ассоциация развития науки.

С моей стороны, самые последние достижения в эволюционной биологии увеличили вероятность появления бога.

Чудесные идеи одновременно?

Как минимум, за последние 10 000 лет наиболее важные изменения в человеческом существовании были вызваны культурным развитием, происходящим в сфере человеческих идей.

В Осевую эпоху (обычно датируемую 800-200 гг. До н.э.) мировоззренческие идеи, такие как буддизм, конфуцианство, философии Платона и Аристотеля и Ветхий Завет на иврите, почти чудесным образом появились примерно в то же время в Индии, Китае. Древняя Греция и среди евреев на Ближнем Востоке группы, мало взаимодействующие друг с другом.

Примерно в то же время в мире появилось множество трансформирующих мир идей, таких как буддизм. Карин Кристнер, CC BY

Развитие научного метода в Европе в 17 веке и его современные достижения имели, по крайней мере, не меньший набор последствий, преобразующих мир.Было много исторических теорий, но я бы сказал, что ни одна из них не способна объяснить столь фундаментально трансформирующую совокупность событий, как возникновение современного мира. Это была революция в человеческом мышлении, действующая вне каких-либо объяснений, основанных на научном материализме, которая двигала процесс.

То, что все эти удивительные вещи происходили в рамках сознательной работы человеческого разума, функционирующего вне физической реальности, на мой взгляд, является дополнительным рациональным доказательством того, что люди вполне могут быть сотворены «по образу Бога».”

Различные формы поклонения

В своей вступительной речи в колледже Кеньон в 2005 году американский писатель и эссеист Дэвид Фостер Уоллес сказал: «Все поклоняются. Единственный выбор, который у нас есть, - это чему поклоняться ».

Хотя Карл Маркс, например, осуждал иллюзию религии, его последователи, по иронии судьбы, поклонялись марксизму. Американский философ Аласдер Макинтайр, таким образом, писал, что на протяжении большей части 20-го века марксизм был «историческим преемником христианства», утверждая, что он указывал верующим единственный правильный путь к новому раю на Земле.

В нескольких своих книгах я исследовал, как марксизм и другие подобные «экономические религии» были характерны для большей части современной эпохи. Итак, я бы сказал, что христианство не исчезло так сильно, как вновь появилось во многих таких замаскированных формах «светской религии».

То, что христианская сущность, возникшая из иудаизма, проявила такую ​​огромную стойкость среди чрезвычайных политических, экономических, интеллектуальных и других радикальных изменений современной эпохи, является еще одной причиной, по которой я полагаю, что существование бога весьма вероятно.

Может ли наука доказать существование Бога?

Известное изображение сотворения человека. Изображение предоставлено: Микеланджело, потолок Сикстинской капеллы, через ... [+] Wikimedia Commons.

Многие люди выдвигают аргумент: мир природы и существование человечества во Вселенной указывают на божественного создателя, породившего все это к существованию. Насколько нам известно, Земля существует с множеством условий, которые позволяли нам существовать, и делает это таким образом, с которым не может сравниться ни один другой мир.

Мы живем в особо привилегированном месте. Мы живем на планете, на которой есть все необходимые ингредиенты для жизни, в том числе:

  • Мы находимся на правильном расстоянии от нашего Солнца, поэтому температура благоприятна для жизни.
  • У нас есть подходящее атмосферное давление для жидкой воды на нашей поверхности.
  • У нас есть правильные ингредиенты - правильный баланс тяжелых элементов и органических молекул - для возникновения жизни.
  • У нас есть необходимое количество воды, чтобы в нашем мире были и океаны, и континенты.
  • И жизнь зародилась в нашем мире очень рано, поддерживала себя на протяжении всей истории нашей планеты и породила нас: разумных, самосознательных существ.

Если вы посмотрите на другие известные нам миры, разница будет разительной.

Местность, например, Марс, ужасно негостеприимна для жизни, как мы ее понимаем. Изображение ... [+] кредит: Mars Spirit Rover, НАСА / Лаборатория реактивного движения / Корнелл.

Часто делаются заявления не только о том, что Земля маловероятна; Дело в том, что наша планета при стечении обстоятельств, породивших нас, статистически невозможна, даже с учетом всех звезд и галактик во Вселенной. Возникновение разумной жизни настолько необычайно неожиданно, учитывая все факторы, которые должны были происходить в правильном определенном порядке, что наша Вселенная должна была быть специально разработана, чтобы дать нам начало. В противном случае, как утверждается, шансы на то, что мы станем такими, будут настолько ничтожно малы, что неразумно полагать, что это могло произойти случайно.

Это очень веский аргумент для многих людей, но важно задать себе три вопроса, чтобы убедиться, что мы подходим к этому честно. Мы рассмотрим их по очереди, но вот три, чтобы мы знали, во что ввязываемся.

  1. Какие с научной точки зрения условия необходимы для возникновения жизни?
  2. Насколько редки или распространены эти состояния в других частях Вселенной?
  3. И, наконец, если мы не найдем жизни в тех местах и ​​в тех условиях, где мы ее ожидаем, может ли это доказать существование Бога?

Это все важные вопросы, поэтому давайте уделим им должное внимание.

Глубоко под водой, вокруг гидротермальных источников, куда не проникает солнечный свет, на ... [+] Земле все еще процветает жизнь. Изображение предоставлено: NOAA / PMEL Vents Program, через http://www.pmel.noaa.gov/eoi/.

1.) Какие с научной точки зрения условия необходимы для возникновения жизни?

Другими словами, здесь, на Земле, вещи действительно происходили очень специфическим образом, но сколько из них требует жизни, как мы-знаем, по сравнению с тем, сколько из них произошло определенным образом здесь, но могло бы легко произойти. произошло в других условиях в другом месте?

То, что я перечислил ранее, основано на предположении, что любая существующая там жизнь будет похожа на нас в том смысле, что она будет основана на химии атомов и молекул, происходить с жидкой водой в качестве основного требования для ее функционирования. , и не будет в среде, которая, как мы знаем, токсична для всей земной жизни.Только по этим критериям мы уже знаем, что только в нашей галактике есть миллиарды планет, которые соответствуют всем требованиям.

Kepler 186f - один из многих кандидатов на очень похожую на Землю планету. Изображение предоставлено: ... [+] NASA / Ames / JPL-Caltech.

Наши исследования экзопланет - миров вокруг звезд за пределами нашей - показали нам, что существует огромное множество каменистых планет, вращающихся на нужном расстоянии от своих центральных звезд, чтобы на их поверхности была жидкая вода, если у них есть что-то вроде атмосферы, подобной нашей. собственный.Мы начинаем приближаться к технологическим возможностям обнаружения экзо-атмосфер и их составов в таких маленьких мирах, как наш собственный; в настоящее время мы можем перейти к мирам размером с Нептун, хотя космический телескоп Джеймса Уэбба продвинется вперед в этом направлении менее чем за десять лет.

Но разве нам не о чем беспокоиться? Что, если бы мы были слишком близко к галактическому центру; Разве большое количество сверхновых не поджарит нас и не стерилизует жизнь? Что, если бы у нас не было такой планеты, как Юпитер, чтобы очистить пояс астероидов; Разве огромное количество астероидов, летящих к нам, не уничтожит любую жизнь, которая успевает сформироваться? А как насчет того факта, что мы здесь сейчас, когда Вселенная относительно молода? Многие звезды проживут триллионы лет, но нам осталось всего около двух миллиардов, прежде чем наше Солнце станет достаточно горячим, чтобы вскипятить наши океаны.Когда Вселенная была слишком молода, тяжелых элементов не хватало. Пришли ли мы как раз вовремя, чтобы не только попасть в нашу Вселенную, но и засвидетельствовать все галактики до того, как темная энергия оттолкнет их?

Изображение центра Галактики в основном в ультрафиолетовом диапазоне показывает сложный, замысловатый вид на звезды, которые ... [+] видимый свет не позволяет нам видеть. Изображение предоставлено: композитный материал Midcourse Space Experiment (MSX) через http://coolcosmos.ipac.caltech.edu/image_galleries/MSX/galactic_center.html.

Наверное, нет, на все эти вопросы! Если бы мы были ближе к центру Галактики, да: скорость звездообразования выше, а скорость сверхновых выше. Но главное, это означает, что там быстрее создается большое количество тяжелых элементов, давая возможность сложной жизни, начиная с прежних времен. Здесь, на окраине, нам придется ждать дольше! А что касается стерилизации планеты, вы должны быть очень близки к сверхновой, чтобы это произошло - гораздо ближе, чем звезды обычно находятся друг к другу около галактического центра, - или же на прямом пути луча гиперновой.Но даже в этом последнем случае, который все еще будет невероятно редким, вы, скорее всего, стерилизуете сразу только половину своего мира, потому что эти лучи недолговечны!

Даже фокусирующейся сверхэнергетической сверхновой рядом может быть недостаточно, чтобы погасить жизнь на ... [+] полностью заселенной планете. Изображение предоставлено НАСА / Лаборатория реактивного движения.

Их атмосферы не исчезнут полностью, глубоководная жизнь должна выжить, и есть все основания полагать, что, какими бы плохими она ни была, условия созрели для возвращения сложной жизни.Как только жизнь захватывает мир или, как говорят некоторые биологи, «проникает под его кожу», его очень трудно полностью уничтожить. А этого просто не пойдет.

Каждый из нескольких сценариев для пояса астероидов может иметь преимущества для жизни, развивающейся во внутренних ... [+] мирах. Возможно, ни один из них не препятствует развитию разумной жизни. Изображение предоставлено NASA / ESA / A. Фейлд, ГННИ.

То же самое и с астероидами. Да, в солнечной системе без планеты, подобной Юпитеру, было бы намного больше астероидов, но без планеты, подобной Юпитеру, не изменились бы их орбиты, чтобы выбросить их во внутреннюю часть Солнечной системы? Сделает ли это вымирание более частым или более редким? Более того, даже если бы было усиление воздействия, сделало бы это даже сложную / разумную жизнь менее вероятной, или большее количество событий вымирания ускорило бы дифференциацию жизни, делая более вероятным интеллект? Свидетельства того, что нам нужен Юпитер для жизни, в лучшем случае надуманы, как и доказательства того, что нам нужно находиться в этом месте нашей галактики, также немногочисленны.Но даже если бы это было правдой, у нас все еще было бы огромное количество миров - буквально от десятков до сотен миллионов - которые удовлетворяли бы этим критериям только в нашей галактике.

И, наконец, мы появились относительно рано, но ингредиенты для звезд и солнечных систем, подобных нашей, в большом количестве присутствовали в галактиках за много миллиардов лет до образования нашей собственной звездной системы. Мы даже находим потенциально пригодные для жизни миры, где жизни может быть от 7 до 9 миллиардов лет! Так что нет, наверное, мы не первые.Условия, необходимые для возникновения жизни, насколько мы можем измерить, по-видимому, существуют по всей галактике, а значит, и, вероятно, по всей Вселенной.

Потенциально обитаемые миры могут быть возможны вокруг большого количества звезд. Изображение предоставлено: © Лиза ... [+] Калтенеггер (MPIA).

2.) Насколько редки или распространены эти состояния в других частях Вселенной?

Ученые не помогли себе чрезмерно оптимистичными оценками уравнения Дрейка: уравнения, которое чаще всего используется для оценки количества разумных цивилизаций в нашей галактике.Из всей науки, представленной в оригинальной серии Cosmos Карла Сагана, его оценки уравнения Дрейка представляли, возможно, худшую науку в этой серии. Итак, давайте пробежимся по фактическим цифрам, насколько это известно науке, - с учетом реалистичных неопределенностей - и посмотрим, что мы получим.

Насколько мы можем судить - экстраполируя то, что мы обнаружили, на то, что мы еще не видели или не могли видеть - в нашей галактике должно быть от 1 до 10 триллионов планет, вращающихся вокруг звезд, и где-то около 40-80 миллиардов из них являются кандидатами на владение всеми тремя из следующих объектов:

  • скалистые планеты,
  • находится там, где у них постоянно будет температура, равная земной,
  • , и это должно поддерживать и удерживать жидкую воду на своих поверхностях!

Итак, миры есть, вокруг звезд, в нужных местах! Вдобавок к этому нам нужны правильные ингредиенты для создания сложной жизни.А как насчет тех строительных блоков? насколько вероятно, что они там будут?

Органические молекулы находятся в областях звездообразования, остатках звезд и межзвездном газе, во всем ... [+] по всему Млечному Пути. Изображение предоставлено НАСА / ЕКА и Р. Хамфрисом (Университет Миннесоты).

Вы не поверите, но эти тяжелые элементы, собранные в сложные молекулы, неизбежны к этому моменту во Вселенной. Достаточное количество звезд прожило и умерло, так что все элементы периодической таблицы существуют в довольно большом количестве по всей галактике.Но правильно ли они собраны? В центре нашей галактики находится молекулярное облако Стрельца B, показанное в верхней части этой страницы. Помимо воды, сахаров, бензольных колец и других органических молекул, которые просто «существуют» в межзвездном пространстве, мы находим удивительно сложные молекулы.

Органические молекулы, обнаруженные по всей Вселенной, особенно в направлении центра Галактики. Изображение ... [+] кредит: Оливер Баум, Кельнский университет.

Как этилформиат (слева) и н-пропилцианид (справа), первый из которых отвечает за запах малины! Столь же сложные молекулы присутствуют буквально в каждом молекулярном облаке, протопланетном диске и звездном истечении, которые мы измерили.Таким образом, имея десятки миллиардов шансов только в нашей галактике и строительные блоки уже на месте, вы можете подумать - как это делал Ферми - что шансы на то, что разумная жизнь возникнет много раз в нашей собственной галактике, неизбежна.

Но сначала нам нужно сделать жизнь из неживого. Это немалый подвиг, и это одна из величайших загадок для естествоиспытателей во всех дисциплинах: проблема абиогенеза. В какой-то момент это произошло с нами, произошло ли это в космосе, в океанах или в атмосфере, это произошло, о чем свидетельствует сама наша планета и ее характерное разнообразие жизни.Но до сих пор нам не удалось создать жизнь из неживого в лаборатории. Поэтому пока невозможно сказать, насколько это вероятно, хотя за последние десятилетия мы предприняли несколько удивительных шагов. Это может быть что-то, что происходит в 10–25% возможных миров, что означает, что до 20 миллиардов планет в нашей галактике могут иметь жизнь. (Включая - прошлые или настоящие - другие в нашей Солнечной системе, такие как Марс, Европа, Титан или Энцелад.) Это наша оптимистическая оценка.

Молодая планета с потенциальными условиями для жизни могла бы вырасти в мир, подобный Земле, или могла бы... [+] навсегда останутся лишенными жизни. Изображение предоставлено NASA / JPL-Caltech.

Но может быть и меньше. Вероятна ли жизнь на Земле? Другими словами, если бы мы снова и снова проводили химический эксперимент по формированию нашей Солнечной системы, потребовались бы сотни, тысячи или даже миллионы шансов, чтобы хоть раз получить жизнь? С консервативной точки зрения, скажем, это всего лишь один на миллион, что по-прежнему означает, что, учитывая пессимистический конец 40 миллиардов планет с правильной температурой, в нашей галактике все еще есть по крайней мере 40 000 планет, на которых есть жизнь.

Но мы хотим чего-то большего; мы ищем крупных, специализированных, многоклеточных существ, использующих инструменты. Итак, хотя по многим параметрам существует множество разумных животных, нас интересует совершенно особый тип интеллекта. В частности, тип интеллекта, который может общаться с нами , несмотря на огромные расстояния между звездами! Так насколько это распространено? От первой самовоспроизводящейся органической молекулы до чего-то столь же специализированного и дифференцированного, как человек, мы знаем, что нам нужны миллиарды лет (примерно) постоянных температур, правильные этапы эволюции и много удачи.Каковы шансы, что такое могло бы случиться? Один из ста? Ну, может быть, оптимистично. Возможно, именно поэтому многие из этих планет остаются при постоянной температуре, избегают катастрофы 100% вымирания, развивают многоклеточность, пол, становятся достаточно дифференцированными и энцефализованными, чтобы со временем научиться пользоваться инструментами.

Как только интеллект, использование инструментов и любопытство объединятся в одном виде, возможно, межзвездном ... [+] амбиции станут неизбежными. Изображение предоставлено: Первоисточник Деннис Дэвидсон для http: // www.nss.org/, полученный от Брайана Широ из Astronaut For Hire.

Но могло быть и меньше; мы не столько неизбежное следствие эволюции, сколько ее счастливая случайность. Даже «один на миллион» кажется слишком оптимистичным для шансов появления человекоподобных животных в подобном Земле мире с правильными ингредиентами для жизни; Я легко мог себе представить, что потребуется миллиард Земель (или больше), чтобы хоть раз выпустить что-то вроде людей.

Если мы возьмем оптимистическую оценку вышеупомянутой оптимистической оценки, возможно, только в нашей галактике существует 200 миллионов миров, способных общаться с нами.Но если мы возьмем пессимистическую оценку как возникновения жизни, так и вероятности того, что она достигнет разума, то вероятность того, что в нашей галактике будет хотя бы одна такая цивилизация, составляет лишь один из 25000. Другими словами, жизнь - фантастическая ставка, а разумная жизнь - нет. И это согласно разумным научным оценкам, но при этом предполагается, что мы тоже честно говорим о нашей неопределенности. Таким образом, условия для жизни определенно есть повсюду, но сама жизнь может быть обычной или редкой, а то, что мы считаем разумной жизнью, может быть обычным, редким или практически отсутствующим в нашей галактике.По мере того, как наука узнает больше, мы узнаем об этом больше.

И напоследок ...

Достижение, трансляция и прослушивание свидетельств других до сих пор возвращало пустой, одинокий ... [+] результат. Изображение предоставлено Виктором Боббеттом.

3.) Если мы не находим жизнь в тех местах и ​​в тех условиях, где мы ее ожидаем, может ли это доказать существование Бога? Конечно, найдутся люди, которые будут утверждать, что это так. Но для меня это ужасный способ выразить свою веру.Рассмотрим это:

Вы хотите или хотите, чтобы ваша вера в божественное или сверхъестественное происхождение Вселенной основывалась на чем-то, что можно опровергнуть с научной точки зрения?

Я очень открыто говорю о , но не о том, что я сам верующий, а о том, что испытываю огромное уважение к верующим. В науке замечательно то, что она предназначена для всех, кто хочет взглянуть на саму Вселенную, чтобы узнать о ней больше. Почему ваша вера в Бога требует, чтобы наука дала конкретный ответ на этот вопрос, на который мы еще не знаем ответа? Будет ли ваша вера поколеблена, если мы обнаружим, что, эй, угадайте что, химия работает, чтобы сформировать жизнь в других мирах так же, как она работала в прошлом в этом? Чувствуете ли вы, что достигли какой-то духовной победы, если мы прочесываем галактику и обнаруживаем, что люди - самый разумный вид во всех мирах Млечного Пути?

Или могут ли ваши убеждения - какими бы они ни были - противостоять тем научным истинам, которые Вселенная открывает о себе, независимо от того, какими они являются? По профессиональному мнению практически всех ученых, изучающих Вселенную, весьма вероятно, что жизнь есть в других мирах, и есть очень хороший шанс - если мы вложим в ее поиски - что мы сможем найти первые биологические сигнатуры в других мирах в пределах одного поколения.Есть ли разумная жизнь за пределами Земли или, более конкретно, разумная жизнь за пределами Земли в нашей галактике, которая все еще жива прямо сейчас, - это более сомнительное предположение, но исход этого научного вопроса никоим образом не способствует или не способствует существованию Бога. чем порядок того, развились ли рыбы или птицы первыми на Земле, благоприятствует или не благоприятствует существованию божества.

Там могут быть или не быть другие миры, очень, очень похожие на наш, но ни то, ни другое не является результатом... [+] обязательно индикатор божественного присутствия. Изображение предоставлено: Wikimedia Commons / Lucianomendez.

Истины Вселенной написаны там, на самой Вселенной, и доступны всем нам в процессе исследования. Если позволить неуверенной вере стать ответом там, где требуются научные знания, это окажет всем нам медвежью услугу; иллюзия знания - или достижение вывода до получения доказательств - плохая замена тому, что мы действительно могли бы узнать, если бы только задали правильные вопросы.Наука никогда не сможет доказать или опровергнуть существование Бога, но если мы используем наши убеждения в качестве предлога, чтобы делать выводы, к которым с научной точки зрения мы не готовы, мы рискуем лишиться того, что мы могли бы по-настоящему узнать. .

Итак, когда президентство Обамы подходит к концу и начинается президентство Трампа, я умоляю вас: не позволяйте вашей вере, какой бы она ни была, закрывать вас от радостей и чудес естественного мира. Радость познания - выяснение ответов на вопросы для себя - это то, от чего никого из нас не следует обмануть.Пусть ваша вера, если она у вас есть, только укрепит и обогатит вас, а не отнимет у вас чудо науки!

Может ли физика доказать, что Бог существует?

Я все еще верил в Бога (теперь я атеист), когда на семинаре я услышал следующий вопрос, впервые заданный Эйнштейном, и был поражен его элегантностью и глубиной: «Если есть Бог, который создал всю вселенную и ВСЕ свои законы физики, следует ли Бог собственным законам Бога? Или Бог может заменить свои собственные законы, такие как движение со скоростью, превышающей скорость света, и, таким образом, возможность находиться в двух разных местах одновременно? " Может ли ответ помочь нам доказать, существует ли Бог или здесь пересекаются научный эмпиризм и религиозная вера, но НЕТ истинного ответа? Дэвид Фрост, 67, Лос-Анджелес.

Я был заблокирован, когда получил этот вопрос и был сразу заинтригован. Неудивительно, что это время - трагические события, такие как пандемии, часто заставляют нас сомневаться в существовании Бога: если есть милосердный Бог, почему происходит такая катастрофа? Идея о том, что Бог может быть «связан» законами физики, которые также управляют химией и биологией и, следовательно, ограничениями медицинской науки, была интересной для исследования.

Если бы Бог не смог нарушить законы физики, она, возможно, не была бы такой могущественной, как вы ожидали бы от высшего существа.Но если бы она могла, почему мы не видели никаких доказательств того, что законы физики когда-либо нарушались во Вселенной?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте немного разберемся с ним. Во-первых, может ли Бог путешествовать быстрее света? Давайте просто примем вопрос за чистую монету. Свет распространяется с приблизительной скоростью 3 x 10 до 5 километров каждую секунду, или 186 000 миль в секунду (299 500 км / с). В школе мы узнаем, что ничто не может двигаться быстрее скорости света - даже USS Enterprise в «Звездном пути», когда его кристаллы дилития установлены на максимум.

Вам также может понравиться:

Но так ли это? Несколько лет назад группа физиков предположила, что частицы, называемые тахионами, движутся со скоростью выше света. К счастью, их существование в виде реальных частиц маловероятно. Если бы они действительно существовали, у них была бы воображаемая масса, а ткань пространства и времени стала бы искаженной, что привело бы к нарушениям причинности (и, возможно, к головной боли для Бога).

Похоже, что до сих пор не наблюдалось ни одного объекта, который мог бы двигаться быстрее скорости света.Само по себе это ничего не говорит о Боге. Это просто укрепляет понимание того, что свет действительно распространяется очень быстро.

Существование Бога: какие есть доказательства?

Аргументы в пользу существования Бога : Аргументы есть ли основания верить?

Возникает вопрос, как люди могут быть уверены, что духовное существо, Высшее Существо действительно существует. На протяжении всей записанной истории люди думали о это.Есть достаточно доказательств веры и множество свидетельств того, что люди пытались предоставить поддержка этой веры. В будут рассмотрены предложенные аргументы или доказательства. У каждого аргумента есть свои критики. Похоже, что ни один из них не лишен слабости. Вот список предоставлен в качестве обзора предстоящего экзамена.

Аргументы имеют разные формы и основаны на разные основы.

А. Откровение - писание - прямое наставление от божества

Б. Причина

Онтологический аргумент

Космологический аргумент

Телеологический аргумент

С. Опыт Religious переживание божественного (абсолютное)

прямой

мистическое- невыразимое и знаменательное, нуминозное переживание- мистическое сознание "СВЯТОГО", бесконечная зависимость, тайна, ужас, блаженство

косвенный - опыт Чудес

Д. Психические явления - смерть и бессмертие -

Подтверждение гипотезы посмертного выживания

призраки-духи / призраки / полтергейсты

sances - общение с мертвыми

реинкарнация воспоминания

околосмертный опыт -

ОСО

наблюдения на смертном одре

Священное Писание

Аргументы против поста гипотеза выживаемости при забое

иррациональный характер объяснения сознания

отсутствие четких, недвусмысленных вещественных доказательств

E. Прагматизм - вера

Предлагаются аргументы в поддержку веры в существование божества не на основании каких-либо доказательств, а на рассмотрении последствия такой веры. Это характерно для подход прагматиков, таких как Уильям Джеймс, а до него французский мыслитель Блез Паскаль.

Аргументы, опровергающие существование Всевышнего и Всевышнего идеальное существо

Есть аргументы, которые пытаются опровергнуть, что Бог иудео-христианско-исламских традиций существует. Один из самых известных и мощных основан на существовании зло.

существование Бога | Определение, аргументы и факты

Существование Бога , в религии, утверждение, что существует высшее сверхъестественное или сверхъестественное существо, которое является создателем, поддерживающим или правителем вселенной и всего в ней, включая людей. Во многих религиях Бог также воспринимается людьми как совершенный и непостижимый, как всемогущий и всезнающий (всемогущий и всеведущий), а также как источник и окончательное основание нравственности.

Подробнее по этой теме

теизм: интеллектуальное образование

... множество попыток установить существование одного высшего и окончательного Существа, о котором в религии говорят как о Боге, и некоторые из них ...

Вера в существование Бога (или богов) является определением теизма и характерной чертой многих (хотя и не всех) религиозных традиций.На протяжении большей части своей истории христианство, в частности, было озабочено вопросом о том, может ли существование Бога быть обосновано рационально (т. Е. Одним разумом или разумом, основанным на чувственном опыте) или через религиозный опыт или откровение, или вместо этого должно быть принято как вопрос веры. В оставшейся части этой статьи будут рассмотрены некоторые исторически влиятельные аргументы, выдвинутые для демонстрации существования Бога.

Аргументы в пользу существования Бога обычно классифицируются как априорные или апостериорные, то есть основанные на идее самого Бога или на опыте.Примером последнего является космологический аргумент, который обращается к понятию причинности, чтобы сделать вывод о том, что существует первопричина или что существует необходимое существо, от которого все контингентные существа берут свое начало. Другие версии этого подхода включают апелляцию к случайности - к тому факту, что все, что существует, могло не существовать и, следовательно, требует объяснения - и апелляцию к принципу достаточной причины, который утверждает, что для всего, что существует, должна быть достаточная причина почему он существует.Аргументы св. Фомы Аквинского, известные как «Пять путей» - аргумент от движения, от действующей причинности, от случайности, от степеней совершенства и от конечных причин или целей в природе - обычно считаются космологическими. Что-то должно быть первым или первичным двигателем, первой действенной причиной, необходимой основой для случайных существ, высшим совершенством, к которому приближаются несовершенные существа, и разумным проводником естественных вещей к их целям. Это, сказал Аквинский, Бог. Самая распространенная критика космологического аргумента заключалась в том, что феномен, который якобы объясняет существование Бога, на самом деле не нуждается в объяснении.

Аргумент замысла также исходит из человеческого опыта: в данном случае - восприятия порядка и цели в мире природы. Аргумент утверждает, что Вселенная по своему порядку и регулярности очень похожа на такой артефакт, как часы; поскольку существование часов оправдывает презумпцию часовщика, существование вселенной оправдывает презумпцию божественного создателя вселенной или Бога. Несмотря на резкую критику шотландского философа Дэвида Юма (1711–1776 гг.) —E.g., что доказательства совместимы с большим количеством гипотез, таких как политеизм или бог ограниченной силы, которые столь же правдоподобны или более правдоподобны, чем монотеизм - аргумент, основанный на замысле, продолжал быть очень популярным в 19 веке. Согласно более поздней версии аргумента, известной как разумный замысел, биологические организмы демонстрируют своего рода сложность («неснижаемую сложность»), которая не могла возникнуть в результате постепенной адаптации их частей посредством естественного отбора; следовательно, заключает аргумент, такие организмы в их нынешней форме должны были быть созданы разумным создателем.Другие современные варианты аргументации пытаются обосновать теистическую веру в образцах рассуждения, характерных для естественных наук, апеллируя к простоте и экономичности объяснения порядка и регулярности Вселенной.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Возможно, наиболее сложным и вызывающим аргументом в пользу существования Бога является онтологический аргумент, выдвинутый святым Ансельмом Кентерберийским. Согласно Ансельму, представление о Боге как о наиболее совершенном существе - о существе, превосходящем которого невозможно вообразить, - влечет за собой существование Бога, потому что существо, которое в остальном было совершенно совершенным и которое не могло существовать, было бы менее великим, чем существо, которое все было идеально и кто существовал.Этот аргумент вызывает неизгладимое очарование философов; некоторые утверждают, что он пытается «определить» Бога в существование, в то время как другие продолжают защищать его и разрабатывать новые версии.

Лука делла Роббиа: Санкт-Ансельм

Санкт-Ансельм (в центре), терракотовый алтарь Луки делла Роббиа, 15 век; в Епархиальном музее, Эмполи, Италия.

Alinari / Art Resource, New York

Доказать существование Бога возможно (или невозможно), но это может быть ненужным для того, чтобы вера в Бога была разумной.Возможно, требование доказательства слишком строгое, и, возможно, есть другие способы установить существование Бога. Главный из них - обращение к религиозному опыту - личному, непосредственному знакомству с Богом или переживанию Бога через религиозную традицию. Некоторые формы мистицизма обращаются к религиозной традиции, чтобы установить значение и уместность религиозного опыта. Однако интерпретации такого опыта, как правило, невозможно проверить независимо.

Авраамические религии (иудаизм, христианство и ислам) также апеллируют к откровению или к заявлениям о том, что Бог говорил через назначенных посланников, чтобы раскрыть вопросы, которые в противном случае были бы недоступны.В христианстве эти вопросы включали учение о творении, Троице и Воплощении Иисуса Христа. Были предприняты различные попытки установить разумность обращения к откровению через свидетельство церкви, а также через знамения и чудеса, которые, как считается, возвещают подлинный голос Бога. (Это контекст, в котором следует понимать классическую критику Юмом достоверности сообщаемых чудес - что никакое количество или вид свидетельств не может установить, что чудо произошло.Тем не менее, призывы к откровению со стороны различных религий противоречат друг другу, и само обращение к откровению открыто для обвинения в круговороте.

Джотто: Рождество

Рождество , фреска Джотто, ок. 1305–06, изображающие рождение Иисуса; в Часовне Арены в Падуе, Италия.

ART Collection / Alamy

Бог в доказательстве: история поиска от древних до Интернета

июнь 2013 г., Калифорнийский университет Press

Купите : UC Press (код скидки: 13M4225), книжный магазин, Amazon, Google Books, Barnes & Noble

Что значило бы доказать существование Бога? Что бы это значило для вас, если бы вы могли?

Бог в доказательстве рассказывает историю тех, кто пытался.Некоторые считали, что им удалось найти Бога, которого они искали, в то время как другие в этой попытке совершили новую революцию в мышлении. От древних греков до средневековых арабов и до самых выдающихся философов современности и новых атеистов, существование Бога оспаривалось и оспаривалось некоторыми из величайших умов истории. Эта книга берет их доказательства из учебников и обратно в плоть, из которой они произошли.

Столкнувшись с этими идеями в разгар обращения подростка в католицизм, я обнаружил и восхищение, и ужас.Древние доказательства стали приглашением в тысячелетнее братство мыслителей, в компанию которых я никогда не входил. Поиск доказательств привел меня к пригородным магазинам, философским конференциям и креационистам в Турции, как к любителям, так и к профессионалам, а также к многочасовым дискуссиям в Интернете. После того, как я перешел через разделительную полосу Бога, я начал видеть, что партизаны с обеих сторон в своем стремлении к определенности часто оказываются ближе друг к другу, чем им хотелось бы думать.

Выдержки: The Huffington Post , Убийство Будды

Интервью: Институт Chatauqua, Greed for Ilm , HuffPost Live, Interfaith Voices , Religion Dispatches , You Make Art Dumb

Подтверждения

Одна из «лучших книг десятилетия о новой религиозной журналистике» в рейтинге Religion Dispatches

Один из Список книг 10 лучших книг по религии и духовности 2013 года

Одно из Еврейского книжного совета «самых ожидаемых изданий весны 2013 года»

Одна из заметных книг журнала America о «духовном питании»

Одна из «10 лучших книг о религии и духовности» публичной библиотеки Мэдисона за 2013 год.

«Как назвать эту странную, увлекательную и совершенно неотразимую книгу? История? Трактат? Манифест? Путешествие? Признание? Это все вышеперечисленное, плюс рисунки, полные остроумия, как и восхитительная проза.Комбинация обманчиво случайна, поскольку, поскольку экскурсии Шнайдера в философию и теологию сливаются в историю, мы видим форму неуловимо мощного аргумента в пользу доказательств как жанра, больше похожего на видения, чем на логику. Это делает их не менее истинными или ложными; только (как эта замечательная книга) откровение ». - Джефф Шарлет , Дартмутский колледж, автор книги Семья

«Сердечное исследование вопроса, обычно предполагаемого исключительно для головы, полное веры, но верное разуму и великолепно свободное от штампов как« истинно верующих », так и« новых атеистов ».”- Стивен Протеро , Бостонский университет, автор книги Religious Literacy

«Если бы Вальтер Кауфманн и Энни Диллард родили ребенка любви, то это был бы Натан Шнайдер. Отчасти фанат философии, отчасти духовный искатель, все журналист, Шнайдер берет нас в путешествие по доказательствам существования Бога. Вместо того, чтобы пытаться продвигать какую-то одну теистическую идею, он показывает, что вопрос о существовании Бога остается столь же актуальным, как и всегда - не в качестве окончательного доказательства, а как неудержимая конфронтация между собой и миром.Это особенная книга, написанная одаренным наблюдателем за состоянием человека »- Кэтрин Лофтон , Йельский университет, автор книги Опра

« Бог в доказательстве - это tour de force . Я имею в виду, прежде всего, в словарном смысле: книга - исключительное достижение, не имеющее себе равных; это выдающийся подвиг письма и изобретательности. Но я также имею в виду это метафорически - Натан Шнайдер отправляет читателя в увлекательный исторический тур, посвященный попыткам укрепить религиозную веру посредством доказательства.Хотя я по профессии философ, а Шнайдер - нет, я не мог отложить книгу - философские идеи действительно соскальзывали со страниц. Я с энтузиазмом рекомендую книгу всем, профессиональным философам или нет, интересующимся философскими аргументами в целом и доказательствами существования Бога в частности »- Келли Джеймс Кларк , Межконфессиональный институт Кауфмана, автор книги Return to Reason

Обзоры

«оживляет доказательства… занимательные, хорошо написанные и исторически всеобъемлющие… Schenider дал нам средство ясно увидеть тесную взаимосвязь между религиозным образом жизни в мире и выражением этой жизни на рациональном языке доказательств. .»- Роберт Болджер , Лос-Анджелес Обзор книг

«Шнайдер является увлекательным объяснителем некоторых невероятно сложных идей, легко переходя от споров Элвина Плантинги о теодицеи и модальной логике к собственной борьбе автора с верой, которая мотивировала его путешествие» - Эд Саймон, Religion Dispatches

«Шнайдер исследует [доказательства] как культурные артефакты, имеющие ценность независимо от того, как оценивать их истинную ценность. Следовательно, при просмотре обеих работ можно получить более глубокое понимание этой нескончаемой дискуссии.»- Бекки Гаррисон , The Washington Post

«Философия - это центральная часть книги « Бог в доказательстве », но по сути книга - это отчаянная / радостная / тревожная / внушающая трепет / повсеместно понятная история человека, борющегося с идеей Бога» - Крис Фрэнсис , ДА! Журнал

«странно, навязчиво читаемым и меняющим жанры… Шнайдер подробно показывает, что доказательства Бога предлагают много откровения, даже если они говорят больше о людях, которые формируют, спорят и находят в них утешение, чем о Боге, который это их мнимая тема.”- Фил Клей , Full Stop

«Переданный на нетехническом языке, Бог в доказательстве бросает вызов как обычному, так и опытному философу, чтобы они использовали исторические аргументы, поскольку они сами ищут истину». - Тимоти Джейкобс , F irst Вещи

«Если вы ищете классическую апологетику, вернитесь к К.С. Льюису; но если вы ищете кого-то, кто открыто борется и ведет нас через свой внутренний диалог глава за главой, то Бог в доказательстве - это книга для вас.»- Дженни А. Харроп , Портлендское книжное обозрение

«увлекательная книга, написанная в неформальном стиле, без технического жаргона. … Я настоятельно рекомендую Бог в доказательстве »- Уильям Конверс , Монреальский англиканский (не в формате pdf)

«Эта книга - произведение эмоциональной тонкости и чувствительности, и она полна интересных доказательств того, что деятельность по доказыванию довольно трудно отделить от бизнеса жизни. Это сделает мой философский бизнес намного более интересным для многих.”- Дж. Л. Шелленберг , Университет Маунт-Сент-Винсент, автор книги Divine Hiddenness and Human Reason

«в высшей степени читабельно… Шнайдер намекает, что практика доказательства, всегда безрезультатного, сама по себе является открытием для божественного». - Уильям Рег, С.Дж. , Америка

«Шнайдер связывает интеллектуальную историю со своей жизнью таким образом, что кажется почти незаметным». - Том Гилсон , Thinking Christian

«В возрасте 28 лет Шнайдер определяет следующее поколение общественных интеллектуалов - ярко выраженных, неутомимо любопытных и хорошо разбирающихся в Интернете.… Бог в доказательстве - это увлекательная интеллектуальная история, но это также и духовные мемуары - «история моих религиозных взглядов», - пишет Шнайдер, цитируя кардинала Ньюмана. … Перечисляя доказательства существования Бога, Шнайдер сравнивает с ними свою собственную, менее определенную веру, результатом чего является увлекательная книга, никогда не прибегающая к тенденциозности или нарциссизму ». - Гордон Хабер , Religion Dispatches

«Философски интересная и интересная работа, достаточно доступная как для неакадемического читателя, так и для специалистов.”- Библиотечный журнал

«Хотя подход Шнайдера серьезен, Proof - это работа молодого журналиста, чьи отрывочные карикатуры иллюстрируют некоторые из исследуемых им школ мысли. Его подход широк, включая евреев и мусульман, а также средневековых схоластов, ученых и математиков, а также постоянных посетителей сегодняшних дискуссий и онлайн-блогеров. Есть как профессиональные философы, так и бросившие религию люди, религиозно посвятившие себя доказательству несуществования Бога, и самозваный апостол, который преследует его по коридору, чтобы привести к его самоопределенной версии веры.Для неспециалиста Шнайдер в компактной книге дает предысторию, краткие изложения и наблюдения по широкому спектру попыток доказать и опровергнуть существование Бога. … Я рекомендую Proof тем, кто любит читать философское богословие, и всем тем, кого интересует интеллектуальная сторона религиозных поисков »- Fr. Дрю Кристиансен , Америка

«Философия не всем по душе, но, добавляя кучу воспоминаний и репортажей от первого лица к истории попыток доказать, что Бог существует, Шнайдер делает часто сухую тему весьма привлекательной.… Книга, которая начинается красиво и приносит больше удовольствия от страницы »- Рэй Олсен , Список книг (помеченный обзор)

«трогательный, приятный и чрезвычайно интересный тур по истории аргументов за и против существования Бога… Мне понравилась замечательная книга Натана Шнайдера« Бог в доказательстве », как и любая другая работа по апологетике, которую я когда-либо читал. »- Джон Х. Армстронг , части 1, 2, 3, 4, 5

«Не пугайтесь дизайна обложки.Это содержательная и интересная книга! »- Сэм Стормс, Наслаждаясь Богом

«В качестве популяризации скрытых аргументов Бог в доказательстве сочетает доступные объяснения со свежим взглядом репортера».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *