Вторник , 26 Октябрь 2021

Сроки нетрудоспособности в травматологии и ортопедии: Продление больничных листов по поводу травм и заболеваний опорно-двигательной системы

Содержание

Средние сроки временной нетрудоспособности у больных с переломами длинных костей

Ежегодно в России от травм и несчастных случаев страдает более 12 млн. человек (850 на 10 000 жителей). Травма не только ухудшает качество жизни пострадавших, но и наносит серьезный социально-экономический ущерб государству [2].

Анализ заболеваемости с временной утратой трудоспособности — один из эффективных и наиболее достоверных инструментов контроля качества и показатель организации лечебно-профилактической помощи [1,3].

Длительность периода временной нетрудоспособности зависит от многих факторов: тяжести травмы, качества лечения, организации экспертизы стойкой и временной утраты нетрудоспособности. Определенное значение имеют также индивидуальные особенности, пол и возраст пострадавших, образование и профессия. В последние годы появились указания на то, что сроки временной утраты трудоспособности находятся в прямой зависимости от экологической обстановки окружающей среды.

Установлено, что изменения окружающей среды под действием техногенных факторов или их сочетаний с природно-климатическими факторами вызывают у человека напряжение адаптационных процессов и детерминируют первичные формы патологии [4].

Знание средних сроков нетрудоспособности необходимо в качестве ориентиров в повседневной работе травматологов и хирургов, врачей клинико-экспертной комиссии (КЭК) и медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК). Результаты научных исследований, проведенных М.З. Тейтельбаумом в 1981 году, к настоящему времени устарели в связи с утяжелением травм, внедрением новых методов лечения, с ухудшением экологической обстановки.

Развитие страховой медицины и формирование рыночных отношений в здравоохранении приводит к необходимости разработки единых программ анализа качества работы, дающих возможность сравнивать и обобщать эти показатели. Существующие в настоящий момент средние сроки временной нетрудоспособности больных травматолого-ортопедического профиля нередко заведомо занижены и не отражают многофакторные особенности современной травмы, уровня оснащенности лечебных учреждений, устойчивости традиций различных направлений школ травматологов-ортопедов.

Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности проведенного нами исследования.

Целью нашей работы явилось изучение средних сроков нетрудоспособности у больных с переломами длинных костей.

Нами изучено 2890 историй болезни и амбулаторных карт травматологических больных с переломами длинных костей.

При анализе были использованы основные клинические и рентгенологические критерии восстановления трудоспособности:

  1. Сращение костных отломков при удовлетворительной оси.
  2. Восстановление пассивных и активных движений в суставах в объеме, достаточном для выполнения конкретных трудовых процессов.
  3. Удовлетворительное восстановление мышечной силы, исчезновение стойких отеков и выраженных болей.
  4. Отсутствие осложнений.

Изучение медицинских документов 142 больных с переломами плечевой кости показало, что средняя длительность нетрудоспособности составляет 77,3±3,1 дня. Установлена зависимость сроков временной нетрудоспособности (ВН) от уровня перелома, применявшихся методов лечения и других клинических факторов. Так, при лечении больных гипсовой повязкой ВН составляет 54±2,4 дня, скелетным вытяжением — 116±1,6 дней, а у оперированных больных сроки ВН возрастают до 148±2,7 дней. В целом сроки короче при спиральных переломах (102±2,1 дня), чем при оскольчатых (118±1,8 дней) и поперечных переломах со смещением отломков (124±3,1 дня). При переломах, осложненных повреждением сосудисто-нервного пучка, срок возрастает до 135 дней, при контрактурах после внутрисуставных переломов – до 146 дней.          

При переломах локтевой кости (148 больных) средний срок нетрудоспособности равен 46±1,5 дням, в том числе у больных без смещения отломков — 40±1,6 дней, а при смещении — 63±1,4 дня. При оскольчатых переломах срок нетрудоспособности составляет 69±1,7 дней, в том числе при переломах со смещением – 78±1,5 дней. При переломах, осложненных контрактурой локтевого сустава, срок достигает 95±2,7 дней.

 Анализ документов 840 больных с переломами лучевой кости (91% из них – переломы луча в типичном месте) показал, что средний срок временной нетрудоспособности составляет 44,9±0,6 дня. Основная масса больных лечилась амбулаторно, средний срок составил 43±0,7 дня, у больных, лечившихся стационарно — 76±1,5 дней. При вторичном смещении отломков срок удлиняется до 66±1,6 дней, при вывихах головки луча – до 87±1,5 дней, при повреждениях нервных стволов – до 92±1,7 дней. У больных молодого возраста (21-30 лет) срок нетрудоспособности минимальный – 39±0,5 дней. В последующих возрастных группах показатель возрастает до 43 – 47 – 48 дней соответственно. Эта закономерность связана с особенностями репаративных процессов при переломах луча в типичном месте у лиц старших возрастных групп.

При переломах обеих костей предплечья (301 случай), средний срок нетрудоспособности – 105,1±8,5 дней, в том числе 142±6,3 дня при открытых и 103±5,2 дня при закрытых диафизарных переломах. При поперечных и косых переломах срок ВН составляет 90-110 дней, при оскольчатых – 129, в том числе при открытых – 150 дней. У оперированных методом внеочагового остеосинтеза срок нетрудоспособности — 118±3,6 дней, после интрамедулярного остеосинтеза – 172±4,4 дня.

Средний срок нетрудоспособности у 48 пострадавших с переломами диафиза бедра составил 159,0±6,5дня. При поперечных и оскольчатых переломах срок нетрудоспособности составил 180±2,7 дней, при косых – 130±1,9 дня. Осложненные переломы ведут к увеличению средних сроков до 194±2,7 дней. У больных, лечившихся скелетным вытяжением, срок нетрудоспособности составляет 177±5,8 дней, после остеосинтеза несколько короче – 168±3,7 дней. ВН заметно возрастает в старших возрастных группах. Сроки нетрудоспособности у больных, лечившихся в разных стационарах, колебались от 133 до 194 дней (имеются различия в контингенте и методике лечения). Тяжесть производственного травматизма обусловила и более длительный период нетрудоспособности (164,5±1,4 дня), при непроизводственных травмах данный показатель составил 153,3±1,8 дней.

Сроки нетрудоспособности у больных с изолированными переломами большеберцовой кости (219 случаев) тесно связаны с уровнем перелома и колебались в широких пределах.

Изучены переломы диафиза обеих костей голени (1142 случая). Средний срок нетрудоспособности составил 175,6±3,1 дня. При косых переломах со смещением отломков срок нетрудоспособности составил 173±3,4 дня, при спиральных – 181±7,1, оскольчатых – 183±6,4 и поперечных – 188±7,7 дней.

Мы сравнили полученные нами результаты с ориентировочными сроками временной нетрудоспособности, рекомендованными фондом обязательного медицинского страхования. Полученные данные разнятся несущественно и сравнимы с данными изученной литературы.

Сокращение сроков временной нетрудоспособности может быть достигнуто путем четкой организации лечебного процесса и предупреждения осложнений в процессе лечения, максимально полного и комплексного использования всех средств физио-функционального лечения в периоде реабилитации, научно обоснованной экспертизы временной и стойкой утраты трудоспособности.

Решение МСЭК о признании больного временно нетрудоспособным регламентировано Инструкцией о порядке выдачи застрахованным больничных листков.

Оно может быть принято только в тех случаях, когда ожидается полное или частичное восстановление трудоспособности. Варианты решения МСЭК не всегда адекватны, нередко бывают случаи запоздалого или преждевременного и необоснованного перевода больных на инвалидность.

Нами предложена схема экспертизы трудоспособности больных, свидетельствуемых по поводу переломов длинных костей. Она включает наиболее часто встречающиеся клинические варианты и соответствующие им варианты экспертного решения и необходимых рекомендаций.

Использование предлагаемой схемы (табл.) в практике работы общих и специализированных МСЭК позволит значительно сократить число ошибок в работе и добиться снижения инвалидности у больных с переломами длинных костей.

Артроскопия коленного сустава: цена — «МедикаМенте»

Артроскопия сустава колена, операция в «МедикаМенте»

В центре хирургии «МедикаМенте» артроскопия колена применяется как в лечебных целях (хирургическая или лечебная артроскопия), так и в диагностических (диагностическая артроскопия).  

Диагностическая артроскопия

Диагностическая артроскопия коленного сустава назначается при острых или хронических патологиях, травмах колена, при невозможности постановки точного диагноза, для контроля эффективности медикаментозного лечения или восстановления сочленения после операции.

Артроскопия в диагностических целях — самая достоверная манипуляция. В ходе артроскопии травматолог может тщательно осмотреть внутрисуставные структуры колена (хрящ, связки, мениски, сухожилия и др.). Линзы артроскопа обладают 30-ти кратным увеличением, позволяя рассмотреть на экране монитора самые мельчайшие детали, а значит, вероятность упустить критически важную информацию предельно мала. Сразу же после постановки диагноза обнаруженные патологические изменения могут быть удалены.

Лечебная артроскопия коленного сустава

Лечебная артроскопия предусматривает осуществление хирургического лечения. С ее помощью можно восстановить целостность связки, удалить костные или хрящевые отломки, устранить обычные вывихи.

Показания к хирургической артроскопии коленного сустава:

  • Повреждения передней и задней крестообразных связок, вызывающих нестабильность коленного сустава.
  • Повреждения менисков – разрывы и дегенеративные разволокнения.
  • Кисты менисков.
  • Вывихи надколенника.
  • Остеохондропатии коленного сустава (болезнь Кенига, Ларсена, Левена).
  • Синдром медиопателлярной складки.
  • Гипертрофия жирового тела Гоффа.

 

Что мы готовы предложить:

Современные методы лечения

Клиника «МедикаМенте» располагает двумя операционными залами, оснащенными по последнему слову техники, что дает возможность врачам Центра проводить операции любой сложности с высокой гарантией успеха. Проводимые операции на колене максимально атравматичны и эффективны, поскольку хирургическое вмешательство проводится при помощи современных малоинвазивных технологий.

Опыт хирургов Москвы

Наши хирурги имеют высокую квалификацию и огромный опыт оперативного лечения заболеваний большинства профилей. Компетентность врачей подтверждена научными степенями, богатой практикой, сертификатами и дипломами о стажировках в ведущих клиниках Москвы, Европы и США. Врачи и средний медперсонал клиники регулярно проходят курсы повышения квалификации    … врачи Центра

Эффективность и безопасность операции

Операции проводятся под полным мониторингом жизненно важных показателей. Все используемые приборы сертифицированы и подключены к автономной станции, что гарантирует их бесперебойную работу. Оборудование операционной регулярно проходит техническое обслуживание, а также проверку по системе АНТИ-ВИЧ и АНТИ-ГЕПАТИТ. На случай проведения экстренных реанимационных мероприятий клиника оснащена необходимой аппаратурой. Имеется специальная палата интенсивной терапии. Работа среднего медперсонала организована так, что пациент всегда находится под контролем.     … фото из операционной

Профессиональный уход и комфорт

Комфорт пациентов в «МедикаМенте» обеспечивается на самом высоком уровне. Деликатный и внимательный персонал, квалифицированный уход, комфортабельные одно- и двухместные палаты, оснащенные удобными функциональными кроватями, системой вызова персонала, телевизорами, беспроводным интернетом wi-fi, кондиционерами, отдельными санузлами. Приятный интерьер и уютная атмосфера клиники создают оптимальные условия для скорейшего выздоровления  … фото палат стационара

 

 

  Анализы на артроскопическую операцию коленного сустава

Сдать анализы для операции можно в нашей клинике, поликлинике по месту жительства или любом диагностическом центре.

1. Анализы
  • Анализ мочи общий
  • Анализ крови клинический
  • Анализ крови биохимический (белок, мочевина, креатинин, билирубин)
  • ВИЧ, исследование на гепатиты В и С, RW
  • Группа крови и резус-фактор
  • Коагулограмма (тромбоциты, время свертывания, кровотечения)

2. Рентгенограмма коленного сустава в прямой и боковой проекции, МРТ коленного сустава

3. КТ или Rg- органов грудной клетки

4. ЭКГ с расшифровкой, заключение кардиолога

5. Заключение терапевта о возможности оперативного лечения

Дополнительно могут быть назначены: УЗИ коленного сустава, дополнительные проекции рентгенограмм, КТ коленного сустава.

 

  Как делают артроскопию?

Артроскопия — малоинвазивный оперативный метод, не требующий вскрытия сустава. Обследование полости сустава проводят специальным эндоскопом (артроскопом). Доступ в сустав осуществляется через 2-3 прокола (не более 1 см). В разрез вводится артроскоп. Артроскоп соединен с небольшой камерой, которая передает крупным планом изображение сустава на видеомониторе, позволяя рассмотреть на экране монитора самые мельчайшие детали. При необходимости хирург может сразу же восстанавить поврежденные участки коленного сустава с помощью специальных инструментов, которые вводятся через дополнительные разрезы.

В нашем медцентре обычно артроскопию коленного сустава проводят в условиях общей анестезии (общего наркоза). И лишь в определенных случаях операция может быть выполнена под местной анестезией.  В зависимости от степени заболевания и выбранной тактики артроскопическая операция на колене может длиться от 1 до 3 часов.

 

  Реабилитация после артроскопии коленного сустава

1-2 день. Пациент находится в стационаре. Постельный режим, обезболивающая и антибактериальная терапия. Обработка раны. Хождение с поддержкой (при помощи костылей).

2-5 день. Уже на 2 сутки пациент может вставать на оперированную ногу, швы снимают на 10 сутки. Раннее восстановление после артроскопических операций позволяет сократить пребывание пациента в клинике. При выписке из клиники выдается больничный. Возможна ходьба без костылей. В ряде случаев требуется ношение ортеза.

После артроскопии нужно выполнять специальные физические упражнения, можно заниматься плаванием. Это позволит создать необходимую дозированную нагрузку на сустав. Помимо этого по рекомендации врача можно провести физиотерапевтическое восстановление. Срок восстановления после артроскопии коленного сустава зависит от многих факторов — возраста, состояния здоровья пациента, пунктуальности соблюдения врачебных предписаний, насколько обширными были изменения в суставе. Средний период реабилитации составляет 2-3 месяца (работа в офисе возможна через 2-3 недели, физический труд — через 4-6 недель) .

Платная травматология, платные услуги травматолога, знаписаться на прием к ортопеду в СПб в клинике ‘Скандинавия’

Выражаю огромную благодарность Агрелкину Михаилу Александровичу за блестяще проведенную операцию по протезированию тазобедренного сустава. Операция была проведена 10.02.2021 года. Уже на следующий день тихонько вставала на ногу. Прошло уже 3 месяца, чувствую себя отлично. Вернулась к обычной жизни (спорт, путешествия, работа и т.д.). Послеоперационный и реабилитационный период был краток и без каких-либо жалоб. Спасибо врачу – эксперту Запольской Елене Михайловне за подготовительный процесс с документами перед операцией. Никаких проволочек по сроку операции (вещь немаловажная — промедление в этом вопросе удлиняет срок нетрудоспособности пациента). В продолжение всего лечения Михаил Александрович был вежлив, учтив, тактичен и компетентен, не вдаваясь в ненужные подробности (меньше слов, больше дела!), и тем не менее, отвечая на любые вопросы! Все мои волнения оказались напрасными. И операция, и последующее наблюдение и лечение прошли прекрасно (на 5+). Приятно оказаться под опекой профессионалов!!! Проведение операции. Больше всего вызывал беспокойство предстоящий наркоз, прибавляли нервозности рассказы знакомых о последствиях спинальной анестезии (боли в пояснице). Врач-анестезиолог на операции был Болелый Владимир Викторович, которому я и рассказала о своих страхах. Немаловажная часть работы с больными — это уверенность и эмоциональная уравновешенность врача. Владимир Викторович смог убедить в правильности и безопасности этого вида наркоза, и всё прошло для меня самым наилучшим образом. Саму операцию я не видела и не слышала, за что я от души благодарю Владимира Викторовича! По окончании операции Владимир Викторович всё подробно объяснил, успокоил, и благодаря его наблюдению удалось избежать тех последствий, о которых меня предупреждали знакомые. Огромное спасибо операционной бригаде, благодаря Вам мне не было страшно и главное больно. Я знала, что я в надежных руках. Спасибо всем сотрудникам блока интенсивной терапии. И конечно огромное спасибо моему лечащему врачу, Агрелкину Михаилу Александровичу. Низкий поклон руководителю Центра протезирования клиники Скандинавия (отделение «Северное») Печкурову Александру Леонидовичу, благодаря Вам есть такой коллектив врачей, медицинских сестёр, младшего медицинского персонала, который день и ночь ведут борьбу с нашими болезнями и возвращают нам радость жизни. Чистота и порядок в отделении, дружеская обстановка и, в то же время, четко выстроенная работа всех служб — от питания до реабилитации! Хочу выразить огромную благодарность инструкторам ЛФК за доброту, понимание и профессионализм в работе. Время, проведённое в клинике, вспоминаю с большим теплом и благодарностью!! Травматология – это не только переломы и раны, но и травмированная психика человека, внезапно попавшего в беду. В отделении создана атмосфера, благоприятно влияющая на послеоперационный период. Пациента настраивают на реабилитацию, вселяют в него оптимизм. Неподдельное сострадание, искреннее желание облегчить состояние и помочь – отличительные черты коллектива отделения, настоящий гуманизм коллектива, выпестованного уважаемым Печкуровым А. Л. Позже предстоит замена другого сустава, буду обращаться опять к Агрелкину Михаилу Александровичу, Большое СПАСИБО от меня и моей семьи, за то, что я могу ходить, не чувствуя боли. У кого есть проблемы с суставами рекомендую обращаться к Агрелкину Михаилу Александровичу. При такой технической оснащенности и медикаментах врачи и средний персонал творят чудеса медицины. Уважаемый Михаил Александрович!!! Пусть приходят к Вам новые успехи, внедряются самые современные методики, и пусть неизменной остается человеческая благодарность Вам! Искренне верю, что добрые пожелания имеют силу. СПАСИБО!!!!! Спасибо Вам огромное за Ваши золотые руки, высокий профессионализм, очень внимательное и (очень важное для нас, пациентов) душевное отношение. Благодаря Вам я забыла, что такое боль, я снова могу ходить и радоваться жизни. С уважением Ольга! г. Великий Новгород.

Ортопедия

Врач травматолог-ортопед занимается лечением заболеваний и  травм опорно-двигательной системы.

В нашем Центре существуют следующие направления:

Консервативная (амбулаторная) ортопедия – консультации, обследования и  неоперативное лечение хронических болезней суставов и костей (остеоартроз, бурситы, синовиты, тенопатии и пр). На первичном осмотре врач-ортопед оценивает жалобы пациента, представленные результаты исследований, проводит ряд функциональных тестов;  для уточнения диагноза  может быть назначена рентгенография, лабораторные исследования, УЗИ, в сложных случаях  -магнитно-резонансная  или компьютерная томографии. Результаты обследования позволяют установить правильный диагноз и определить тактику лечения. Главная цель лечения – избавление от боли, улучшение функции сустава и качества жизни.

Наиболее частая причина обращения  на прием к ортопеду это остеоартроз крупных суставов –  например  — коленного (гонартроз), тазобедренного (коксартроз) и пр.

На начальной стадии остеоартроза требуется комбинация медикаментозных и немедикаментозных методов лечения  — рекомендуется  снижение веса, ежедневные занятия лечебной гимнастикой, ношение ортопедической обуви и лечебных, индивидуально подобранных стелек. При отсутствии эффекта назначаются нестероидные противовоспалительные препараты, физиотерапия

Альтернативой может служить введение в полость сустава препаратов гиалуроновой кислоты, которые нормализуют состав и свойства суставной жидкости и имеют ряд клинических эффектов

  • Препараты восстанавливают вязко-эластичные и защитные свойства суставной жидкости;
  • Устраняют болевой синдром;
  • Увеличивают подвижность сустава;
  • Показаны при любой стадии остеоартроза и после артрокопических вмешательств;
  • Имеют длительный эффект и отсутствие побочных явлений;

Внутрисуставные введения препаратов проводятся в манипуляционном кабинете амбулаторно. Кратно введения препаратов определяется доктором.

При неэффективности консервативных методов, может быть использовано малоинвазивное хирургическое лечение.

Оперативная ортопедия.

Артроскопия — один из способов  диагностики и лечения суставов, которая позволяет получить точные данные о состоянии сустава и провести необходимые лечебные манипуляции через минимальные разрезы всего несколько миллиметров длиной. Артроскопия дает возможность провести полный осмотр полости сустава, что часто недостижимо при традиционной открытой операции, а так же удалить поврежденные части мениска или  изношенные ткани сустава. Выбор течения операции зависит от рода повреждения и индивидуальной ситуации пациента.  Артроскопия имеет ряд других преимуществ:

  • Минимальные  сроки пребывания в стационаре после операции;
  • Сокращение  сроков нетрудоспособности до 1-2 недель; после операции пациент может ходить уже через несколько часов
  • Отличный косметический эффект, т. к. после артроскопии практически не остается рубцов.

Показания к артроскопии коленного сустава:

  • повреждение менисков;
  • повреждение и/или заболевание суставного хряща;
  • повреждение и/или заболевание жирового тела;
  • повреждение крестообразных связок
  • воспалительные заболевания синовиальной оболочки;
  • привычный вывих надколенника;
  • остеоартроз (гонартроз)
  • ревматоидный артрит
  • предшествующие операции;
  • наличие неопределенных свободных тел в полости сустава;
  • диагностика и лечение синовитов;
  • неясные жалобы после ранее выполненных хирургических вмешательств на коленном суставе

В ОКДЦ врач травматолог-ортопед ведет консультативный прием пациентов 18 лет и старше. Наша задача обеспечить индивидуальный и комплексный подход к Вашим проблемам. По результатам проведенного обследования  Вы получаете заключение (в печатном виде) с рекомендациями по лечению, применению ортопедических средств и модификации образа жизни.

Отделение травматологии и ортопедии

Специалисты отделения выполняют все виды оперативного лечения травм и заболеваний опорно-двигательного аппарата любой категории сложности:

Отделение развернуто на 45 коек.

Каждая палата оснащена специализированными ортопедическими кроватями с электроуправлением, консолью жизнеобеспечения, отдельным санузлом, спроектированным специально для пациентов с патологией опорно-двигательного аппарата.

В отделении реализованы современные концепции безбарьерной среды и максимальной реализации полезного пространства палат и функциональных подразделений. 

Сотрудники отделения:

  • владеют современными технологиями лечения патологии опорно-двигательного аппарата;
  • постоянно совершенствуются в ведущих мировых клиниках;
  • являются членами международных общественных медицинских организаций;
  • активно занимаются научной деятельностью, участвуют и организуют российские и международные конференции.  

Нейрохирургическая служба

В СПб ГБУЗ «Городская больница №40» вы можете получить все виды консультативной, диагностической и хирургической помощи при травмах, заболеваниях центральной и периферической нервной системы, их последствиях.

Диагностические возможности стационара позволяют проводить весь комплекс обследований в плановом и экстренном порядке с использованием дорогостоящих методов нейровизуализации (магнитно-резонансная томография, компьютерная томография), нейрофизиологических исследований (электронейромиография, ЭЭГ, соматосенсорные и моторные вызванные потенциалы), что позволяет оказывать нейрохирургическую помощь на самом современном уровне.

Нейрохирургическая помощь в стационаре оказывается в экстренном порядке круглосуточно.

Городская больница №40 принимает участие в реализации программ лечения тяжелых сочетанных травм, травм в результате дорожно-транспортных происшествий, нейротравмы. Выполняет функции «регионального сосудистого центра» оказывая круглосуточную нейрохирургическую помощь пациентам с острыми нарушениями мозгового кровообращения.

Плановое нейрохирургическое лечение осуществляется в рамках высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП).

Стационар располагает федеральными и городскими квотами для выполнения операций при нейроонкологических заболеваниях головного и спинного мозга, последствиях черепно-мозговых травм и травм позвоночника, дегенеративно-дистрофических заболеваниях позвоночника (грыжи межпозвоночных дисков, стенозы позвоночного канала) с применением минимально-инвазивных методик (чрезкожная холодноплазменная нуклеопластика, радиочастотная денервация) и использованием дорогостоящих фиксаторов и эндопротезов позвоночника.

В нашем стационаре вы можете получить современное нейрохирургическое лечение по поводу:

  • всех видов черепно-мозговых травм в острый период и их последствий;

  • травм позвоночника, спинного мозга, их последствий;

  • опухолей головного мозга;

  • опухолей спинного мозга;

  • грыжи межпозвоночных дисков, стенозов позвоночного канала:

  • гидроцефалии;

  • острых нарушений мозгового кровообращения, артериальных аневризм сосудов головного мозга;

  • дефектов костей черепа;

  • поражений периферических нервов (тоннельных синдромов, опухолей периферических нервов).

 

ФГУП «Нижегородское протезно-ортопедическое предприятие»

ФГУП «Нижегородское протезно-ортопедическое предприятие»

с 22 декабря 2016 года переименовано в

«НИЖЕГОРОДСКИЙ» ФИЛИАЛ

ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие»

Предприятие оказывает протезно-ортопедическую помощь населению, страдающему заболеваниями и нарушениями опорно-двигательного аппарата.

«Нижегородский» филиал ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» – одно из ведущих государственных предприятий в России по производству протезов, протезно-ортопедических изделий и ортопедической обуви.

«Нижегородский» филиал ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» является крупнейшим в Нижегородской области, производителем протезов: кисти, предплечья, плеча, после вычленения плеча, голени, бедра, при врожденном недоразвитии конечностей; ортопедических аппаратов; туторов; корсетов; бандажей и пр. технических средств реабилитации; сложной ортопедической обуви, в том числе при синдроме диабетической стопы. Номенклатура выпускаемых предприятием изделий крайне разнообразна: более 500 различных основных типовых моделей, конструкций, приспособлений. На предприятии можно приобрести и заказать современные технические средства реабилитации.

В «Нижегородском» филиале ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» работает Центр медицинской реабилитации.

Это один из лучших реабилитационных центров в регионе для комплексного, индивидуального, интенсивного восстановления после:

  • травм опорно-двигательного аппарата и нервной системы,
  • оперативных вмешательств (в т.ч. по поводу онко-патологии),
  • острых и хронических заболеваний суставов и позвоночника.

Возглавляет Центр  доктор медицинских наук, профессор НижГМА Буйлова Татьяна Валентиновна —

врач травматолог-ортопед высшей категории, главный специалист по реабилитации ПФО.

В состав предприятия входят:

   Реорганизация ФГУП «Нижегородское ПрОП» Минтруда России

 

Пациентам — ГБУЗ ДГП №8

Виды медицинской помощи, оказываемой в  рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования 

При осуществлении доврачебной медицинской помощи по:

Акушерскому делу, анестезиологии и реаниматологии, медицинской статистике, медицинскому массажу, операционному делу, рентгенологии, организации сестринского дела, сестринскому делу, сестринское дело в педиатрии, физиотерапии, функциональной диагностике, лечебному делу, лабораторной диагностике, дезинфекционное дело, лечебная физкультура, гистологии, диетологии

1. При осуществлении амбулаторно-поликлинической медицинской помощи, в том числе:


а) при осуществлении первичной медико-санитарной помощи по: общественному здоровью и организации здравоохранения,  контролю качества медицинской помощи, экспертизе временной нетрудоспособности, анестезиологии и реаниматологии, инфекционным болезням, кардиологии, неврологии, оториноларингологии, офтальмологии, рентгенологии, терапии, травматологии и ортопедии, урологии, физиотерапии, функциональной диагностике, хирургии, ультразвуковой диагностике, эндокринологии, общей врачебной практике (семейной медицине), клинической лабораторной диагностике, лечебной физкультуре и спортивной медицине, 

б) при осуществлении медицинской помощи женщинам в период беременности, во время и после родов по: экспертизе временной нетрудоспособности, акушерству и гинекологии


в) при осуществлении специализированной медицинской помощи по: контролю качества медицинской помощи, общественному здоровью и организации здравоохранения, экспертизе временной нетрудоспособности, онкологии, эндоскопии

2.  При осуществлении стационарной медицинской помощи, в том числе:


а) при осуществлении первичной медико-санитарной помощи по: общественному здоровью и организации здравоохранения, контролю качества медицинской помощи, экспертизе временной нетрудоспособности, клинической лабораторной диагностике, оториноларингологии, офтальмологии, ультразвуковой диагностике, рентгенологии, терапии, кардиологии, неврологии, анестезиологии и реаниматологии, инфекционные болезни, физиотерапия, педиатрия, патологическая анатомия,


б) при осуществлении медицинской помощи женщинам в период беременности, во время и после родов по: экспертизе временной нетрудоспособности, акушерству и гинекологии


в) при осуществлении специализированной медицинской помощи по: детской хирургии, неонатологии, эпидемиологии

Ортопедическая травматология: фундаментальные принципы и текущие противоречия для хирурга неотложной помощи

Введение

Хирургия неотложной помощи — это специальность, рожденная спросом на хирургов с широким опытом лечения травм, неотложной общей хирургии и хирургической реанимации1. подготовка и опыт хирурга неотложной помощи считаются основополагающими для первичного ведения травмированных пациентов. Хотя во многих европейских странах хирурги-травматологи имеют большой опыт как в общей, так и в ортопедической травматологии, в США хирурги неотложной помощи и хирурги-ортопеды сопоставляют пациентов с травмами с переломами.2 3 Схемы и возможности местной практики могут позволить хирургам скорой помощи выполнить предварительное лечение переломов, включая промывание, наложение шин, репозиции и внешнюю фиксацию, но не ожидается, что это будет нормой. Американские хирурги-ортопеды обладают научными и практическими знаниями в области лечения переломов, которые можно освоить только после многих лет напряженной подготовки и опыта. Тем не менее, чтобы облегчить ведение пациентов с множественными травмами, хирурги неотложной помощи должны быть знакомы с принципами, которые определяют оптимальное лечение переломов и приводят к заживлению переломов с минимальными осложнениями. Кроме того, хирурги неотложной помощи чаще проводят лечение сложных переломов ребер и грудины с помощью открытой репозиции и внутренней фиксации (ORIF). Принципы оптимального лечения переломов применимы и к травмам грудной стенки.

Кость

Кость — это живой орган, в котором остеобласты и остеокласты ремоделируют внеклеточный матрикс в ответ на стресс и травму.4 5 Ракообразная (губчатая) кость пористая и располагается в основном в метафизе и эпифизе. Кортикальная кость плотная, в основном расположена в диафизе.Кортикальная кость обеспечивает лучшее приобретение имплантата и придает большую прочность фиксирующим конструкциям. Однако толщина коры также является фактором винтовой фиксации, поскольку кости с тонкой корой, например ребра, пястные кости, плюсневые кости и фаланги, могут ненадежно удерживать винт и, следовательно, требуют особого внимания при проектировании имплантата и стратегиях фиксации6. Кости также классифицируются по форме, например, длинные кости (плечевая, бедренная, лучевая, локтевая, большеберцовая, малоберцовая), короткие кости (запястные и предплюсневые кости), плоские кости (лопатка, ребра, грудина), кости неправильной формы (позвонки). , таз, череп), пневматические кости (клиновидная, решетчатая, верхнечелюстная) и сесамовидные кости (надколенник, гороховидная форма).

Надкостница

Надкостница состоит из двух слоев, внешнего фиброзного слоя и внутреннего, более сосудистого слоя, который непосредственно примыкает к кортикальной кости.7 Внутренний слой очень прочный у детей и подростков, поэтому эти пациенты обычно лечат переломы в ускоренном порядке. мода. Надкостница обеспечивает кровоснабжение подлежащей кости и содержит ноцицептивные нервные окончания, очень чувствительные к травмам и воспалениям. Надкостница также содержит клетки-предшественники, которые продуцируют новые остеобласты и остеокласты в ответ на травму и механический стресс.

Надкостница — важный элемент при заживлении переломов. Когда надкостница разрушена или деваскуляризована в результате травмы или инфекции, способность кости к регенерации может быть значительно ограничена. Когда хирург намеренно отделяет надкостницу от кости или прижигает ее, нижележащая кость может не выжить, что влияет на заживление кости.

Хрящ

Хрящ состоит из редкой популяции клеток (хондроцитов), встроенных в обильный матрикс.9 Существует три типа хряща взрослого человека: волокнистый, эластичный и гиалиновый. Волокнистый хрящ входит в состав межпозвонковых дисков и лобкового симфиза. Эластичный хрящ образует ушную раковину наружного уха. Гиалиновый хрящ наиболее распространен и имеет две формы: суставную и ростковую. Суставной хрящ находится в синовиальных суставах и обладает замечательными механическими свойствами: гладкостью скольжения, распределением нагрузки, сводящим к минимуму нагрузку на нижележащую кость, и прочностью. Тем не менее, хрящ васкуляризован и иннервируется менее плотно, чем кость, а хондроциты медленно реагируют на травмы.9 Следовательно, травмы и переломы хрящей имеют меньшую способность заживать.

Переломы

При описании переломов хирург неотложной помощи должен использовать точный язык и избегать расплывчатой ​​терминологии. Основная описательная терминология включает анатомическое расположение травмы, характер перелома, величину смещения и то, является ли перелом открытым или закрытым.

Анатомические места включают суставные, метафизарные или диафизарные травмы. Внутрисуставной перелом распространяется на суставную щель.Типы переломов включают поперечные, спиральные, косые, оскольчатые и сегментарные. Поперечный перелом перпендикулярен оси кости. Часто путают спираль и наклон. Оба могут быть результатом вращательной силы, приложенной к кости. Истинный спиральный перелом представляет собой линию трещины, которая проходит в двух направлениях, в то время как наклонная трещина проходит в одной плоскости. Оскольчатая трещина имеет несколько фрагментов, а сегментарная трещина — это тип оскольчатой ​​трещины, в которой есть четко очерченные фрагменты.Некоторые переломы могут быть осложнены связанной с ними потерей костной массы, которая часто возникает при открытом переломе.

Смещение трещины происходит, когда один фрагмент смещается относительно другого из-за смещения, изгиба, укорачивания или вращения (рис. 1). Обычно описания смещения переломов кисти и запястья включают термины ладонный и дорсальный вместо переднего и заднего, локтевой и лучевой вместо медиального и латерального. Также следует указать величину сдвига, так как это может быть суррогатом количества энергии, необходимой для создания трещины.Два миллиметра или меньше смещения считаются «минимально смещенными». При описании изгиба следует указать направление, на которое указывает вершина угла, то есть медиальный изгиб или ладонный изгиб, а также степень изгиба, которую можно измерить с помощью гониометра (устройства, похожего на транспортир). . Укорочение или вращение кости должно быть замечено при клиническом обследовании и также зарегистрировано.

Рисунок 1

(A) Боковая рентгенограмма ладонного изгиба верхушки запястья (дорсальное смещение) оскольчатого перелома дистального отдела лучевой кости.(B) Переднезадняя рентгенограмма большеберцовой / малоберцовой костей — медиальный изгиб вершины (вальгус) простого диафизарного перелома большеберцовой кости. (C) Боковая рентгенограмма большеберцовой / малоберцовой кости — передний изгиб вершины спирального, диафизарного перелома большеберцовой кости. (D) Переднезадняя рентгенограмма бедренной кости — медиальное смещение простого диафизарного перелома бедренной кости без значительного угла наклона.

Сообщение открытого перелома имеет решающее значение. Открытые переломы относятся к травмам, при которых место перелома напрямую связано с внешней средой.Наличие открытого перелома имеет большое значение для лечения травм и прогноза.

Фазы заживления

Кость заживает за счет регенерации с теми же тремя стадиями воспаления, восстановления и ремоделирования, что и мягкие ткани.4 5 Идеальная среда для заживления требует здоровых костей, адекватного кровоснабжения и механической стабильности. Воспалительная стадия относительно коротка и составляет всего около 10% от общего времени. Воспалительные клетки мигрируют к месту повреждения, в результате чего происходит расширение сосудов, и пациент испытывает отек, эритему, синяки, боль и нарушение функции.Между сломанными концами образуется гематома. При закрытом переломе повышенное давление внутри гематомы сжимает кровеносные сосуды, ограничивая размер гематомы. Тем не менее кровотечение, связанное с закрытым переломом, может быть значительным. Например, закрытый перелом бедренной кости может привести к потере нескольких литров крови. Открытые переломы могут существенно кровоточить, так как тампонадный эффект окружающих тканей отсутствует.

Этап ремонта начинается на первой или второй неделе.Появляются фибробласты и начинают собирать новую матрицу. На этой стадии происходит ангиогенез, и сосуды начинают проникать в недавно развившуюся ткань. Гематома перелома обеспечивает фибриновый каркас для образования «мягкой» костной мозоли. Эта мозоль в основном представляет собой хрящ II типа и по своей структуре напоминает тканую кость. Кость начинает замещать хрящ примерно через 3 недели после травмы, образуя «твердую» мозоль.

На этапе восстановления коллагеновые волокна укладываются под произвольным углом друг к другу, как будто они «сотканы».При повторяющейся механической нагрузке в течение нескольких месяцев тканая кость трансформируется в пластинчатую кость. Однако сломанная кость, которая «защищена от напряжений» металлическими пластинами или неподвижна, может оставаться в плетеном (незрелом) состоянии на неопределенный срок6.

Ремоделирующая фаза заживления перелома начинается примерно через 6 недель после травмы. Постепенно тканая кость заменяется пластинчатой, и костная мозоль рассасывается. Этот этап может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет.

Первичное заживление в сравнении с вторичным

Первичное (прямое) заживление перелома происходит при жесткой иммобилизации и компрессии в месте перелома.6 В месте перелома практически отсутствует движение, и заживление происходит за счет внутримембранозной оссификации. Костная мозоль не образуется. Поэтому при просмотре изображений жестко зафиксированного перелома не ожидайте увидеть рентгенологические свидетельства костной мозоли, указывающие на прогрессирующее заживление. Жесткая иммобилизация часто достигается с помощью обычных пластин и компрессионных винтов.

Вторичное (непрямое) заживление происходит при движении в месте перелома.6 Если перелом заживает, на рентгенограмме должна быть видна мозоль.Косвенное заживление происходит при использовании гипсовой повязки, внешней фиксации, интрамедуллярного крепления и новых типов систем фиксации гальванических покрытий.

Разница между первичным и вторичным исцелением подчеркивает важную концепцию. Уход за переломом требует баланса между движением и стабильностью. Неадекватная стабилизация может привести к чрезмерному движению в месте перелома. Слишком большое движение может препятствовать дифференцировке ткани к кости, что приводит к недостаточному формированию матрикса. Если есть чрезмерная стабилизация и, следовательно, отсутствие движения в месте перелома, стрессового стимула не будет, чтобы способствовать формированию кости.Понимание ортопедом-травматологом картины перелома и механики конструкции подсказывает им выбор стратегии фиксации.

Факторы, отрицательно влияющие на заживление

Серьезность травмы, сопутствующие заболевания пациента и проведенная операция могут существенно повлиять на заживление перелома. 10–12 Открытые переломы, потеря костной массы, девитализация костей, контаминация и инфекция могут быть особенно разрушительными. характеристики включают пожилой возраст, недоедание, курение, серьезные сопутствующие заболевания и прием нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП).10 11 Коморбидные состояния, такие как сахарный диабет, заболевание периферических сосудов, ревматоидный артрит и дефицит витамина D, ухудшают заживление. 10 11 Курение увеличивает риск несращения переломов. острые и хронические травмы опорно-двигательного аппарата, но НПВП могут оказывать негативное влияние на заживление переломов14. Следует проконсультироваться с отдельными хирургами-ортопедами относительно того, разрешат ли они назначать НПВП своим пациентам во время заживления переломов.Периоперационная гипергликемия является независимым фактором риска инфицирования области хирургического вмешательства даже у пациентов без диабета в анамнезе.15 Хирургические факторы, приводящие к осложнениям перелома, включают плохую репозицию, нестабильную фиксацию, девитализацию кости и инфекцию области хирургического вмешательства.11

Первичное лечение

Первичное лечение перелома — это выравнивание и наложение шины. Повторное выравнивание и наложение шин улучшают контроль боли, артериальный кровоток, венозный дренаж и снижают натяжение мягких тканей, вызванное смещенными переломами.Кроме того, перестановка и шинирование могут уменьшить потенциальный объем вокруг перелома, уменьшая количество кровотечения. Смещенные переломы также могут привести к поражению нерва, которое можно устранить с помощью перестройки. Вывихнутый сустав следует срочно вправить, чтобы предотвратить дальнейшее повреждение связок, сухожилий, сосудисто-нервных структур и внутренних хондральных поверхностей. Шины не являются кольцевыми и сформованы или закреплены иным образом вокруг конечности для компенсации отека.

Отливки по окружности из гипса или синтетического материала.Очаговое давление на костный выступ может вызвать некроз кожи и мягких тканей под давлением, отсюда необходимость осторожного нанесения и дополнительных накладок на кожу, находящуюся под угрозой.

Traction улучшает выравнивание, уменьшает движение перелома и может использоваться как временная мера до окончательной фиксации. Примером этого может быть пациент с множественными травмами с тяжелой травмой головы с повышенным внутричерепным давлением и переломом бедренной кости. Длина и выравнивание перелома бедренной кости можно поддерживать при тракции до тех пор, пока травма головного мозга не улучшится настолько, чтобы пациент мог переносить нечерепные инвазивные процедуры.Как скелетное, так и кожное вытяжение можно безопасно использовать, однако скелетное вытяжение обычно предпочтительнее кожного, особенно при длительных задержках.

Открытые переломы

Открытые переломы должны быть точно так же выровнены, перевязаны марлей и наложены шины, но перед перевязкой раны необходимо очистить сильное загрязнение, а также потребуется формальная ирригация и обработка раны в операционной или отделении интенсивной терапии (ОИТ). .17 Перекись водорода и повидон не рекомендуются для орошения из-за токсичности для клеток.18 19 Пульсирующий лаваж под высоким давлением эквивалентен промыванию под действием силы тяжести для первоначального орошения открытых переломов, 20 но может вызвать повышенное повреждение костей и мягких тканей. Промывание под низким давлением остается рентабельной альтернативой для очистки открытых трещин. Внутривенные антибиотики следует вводить при поступлении и продолжать до тех пор, пока не будет проведена тщательная обработка раны в операционной.21 22 Для большинства переломов можно использовать цефалоспорины первого поколения. При высокоэнергетических механизмах, сегментарных переломах или переломах с большим дефектом мягких тканей рекомендуются дополнительные антибиотики для покрытия грамотрицательной флоры.Из-за нефротоксичности аминогликозидов произошел переход к использованию фторхинолонов или цефтриаксона у пациентов с политравмой, чтобы избежать дальнейшего повреждения почек во время реанимации. Если есть травма, связанная с хозяйством, рекомендуется добавить пенициллин для покрытия Clostridium ,21 22 Рекомендуется профилактика столбняка. Может потребоваться покрытие мягкими тканями (например, пересадка кожи, ротационный перенос тканей или закрытие лоскута).

Противоречие: ортопедия с контролем повреждений и своевременное надлежащее лечение

Ортопедия с контролем повреждений (DCO) — это стратегия лечения переломов, предназначенная для меньшинства пациентов с переломами, получивших тяжелые или множественные травмы.23–26 Принципы DCO побуждают ортопеда-травматолога откладывать окончательную фиксацию до тех пор, пока пациент не будет «реанимирован» 27. Вместо ранней окончательной фиксации (<24-36 часов после травмы) хирург-ортопед временно восстанавливает выравнивание и длину конечности с помощью вытяжения или внешней фиксации. у «пограничных» пациентов и пациентов «высокого риска». 28–30 Пациенты с более высокой степенью травмы, шока, коагулопатии и гипотермии могут получить пользу от DCO.30 Пациенты со значительными травмами головного мозга, грудной клетки или брюшной полости, независимо от вышеуказанных аномалий, также являются кандидатами. .28 31–33 DCO также может использоваться, если имеется серьезное повреждение кожи или мышц, приводящее к синдрому компартмента или сосудистому повреждению, а также если у хирурга или системы есть ограничения. Однако отсрочка окончательной фиксации у подавляющего большинства пациентов, которые могут переносить раннюю надлежащую помощь (EAC), также связана с ненужным вредом и расходами26.

Теория «второго удара» часто используется для объяснения физиологии преимущества отсрочки окончательной фиксации до реанимации нестабильного пациента.30 У пациентов с множественной травмой раннее хирургическое вмешательство может вызвать второй воспалительный инсульт, приводящий к пагубной иммуноопосредованной гипервоспалительной реакции. 35 «Жировая эмболия», возникающая во время манипуляции с переломом или расширения интрамедуллярных каналов, может быть дополнительным поражением, приводящим к синдрому острого респираторного дистресс-синдрома. (ARDS) .36

В настоящее время ведутся споры о том, насколько агрессивно применять DCO. Используя критерии клинической классификации, основанные на ретроспективном анализе базы данных, Pape и др. предложили четырехуровневую категоризацию стабильного, нестабильного, пограничного состояния и экстремального состояния на основе оценки степени шока, коагулопатии, гипотермии и повреждения мягких тканей пациента37 (вставка 1 ).Однако эти критерии являются сложными и, вероятно, привели к тому, что стратегия DCO применялась чаще, чем это необходимо.26 Nahm и др. утверждали, также на основе ретроспективного анализа базы данных, что решение о применении DCO проще и может быть обоснованным. только на уровне pH, избытке основания и уровне лактата26 (вставка 2). Используя критерии EAC, Валлиер и др. утверждают, что DCO нужно применять только к 4% пациентов с переломами, поступающих в травматологический центр уровня 1.26 Валлиер и др. согласны с тем, что серьезная травма головы, сердечная нестабильность и тяжелая легочная дисфункция могут быть серьезными. Это были исключения из их результатов, но они обнаружили, что легочное повреждение не было таким пагубным для пациентов с EAC, как это сделали Pape et al .26 37

Вставка 1

Клинические критерии Pape

et al для пациентов «пограничного» и высокого риска 30 37
  • ISS ≥40

  • ISS> 20 с травмой грудной клетки (AIS ≥3)

  • Множественные длинные кости Переломы плюс повреждения туловища (AIS≥2)

  • Травма брюшной полости / таза (AIS ≥4) плюс гипотензия (САД <90 мм рт. ст.)

  • Двусторонний ушиб легкого на первой простой пленке

  • Предполагаемое время операции> 6 часов

  • Среднее давление в ПА> 24 мм рт. Ст.

  • Повышение давления в ПА при интрамедуллярном креплении> 6 мм рт. 3)

  • Соотношение P / F 300–350

  • Количество тромбоцитов 90K – 110K

  • Фибриноген ≤1 г / л

  • Переливание 2–8 единиц крови первоначально

    900 94
  • Лактат ≥2.5

  • AIS, Сокращенная шкала травм; ISS — Оценка тяжести травм; К, 1000; ПА, легочная артерия; САД, систолическое артериальное давление.

Вставка 2

Критерии Нахма

и др. для ортопедических средств контроля повреждений (DCO) * 26

Мы поддерживаем протокол DCO, который откладывает окончательную фиксацию у пациентов со следующими признаками: дефицит оснований ≥5,5 или лактата ≥4, коагулопатия (INR> 1,6) и внутренняя температура ≤33 ° C. Однако эти отклонения часто можно быстро исправить (в течение нескольких часов) и не обязательно исключают EAC.Дополнительные соображения, которые могут повлиять на время операции, но не обязательно исключают EAC, включают степень повреждения мягких тканей, связанного с любым переломом, количество тромбоцитов и использование любой вазопрессорной терапии. Для пациентов со значительным повреждением головного мозга наши нейрохирурги обычно требуют наличия монитора внутримозгового давления (ВЧД) и не отпускают пациента для неэкстренной операции, пока ВЧД не станет <20 мм рт.ст. без значительных скачков или скачков. Мы поощряем установку внешних фиксаторов, промывание и соответствующее лечение антибиотиками открытых переломов в отделении интенсивной терапии (а не в операционной) пациентам, отобранным для DCO.

Кроме того, для большинства реанимационных пациентов с множественными травмами безопасны комбинированные операции, то есть объединение двух или трех оперативных процедур в одном и том же месте в один и тот же день у реанимированных пациентов.

Во вставке 3 обобщены общепринятые практические принципы DCO и EAC.

Вставка 3

Общепринятые практические принципы ортопедии с контролем повреждений (DCO) по сравнению с ранним подходящим лечением (EAC)

  • DCO применяются к меньшинству (всего 4%) всех пациентов с переломами.26

  • Отсрочка окончательной фиксации у пациентов, которые соответствуют критериям EAC, может причинить вред 26 34

  • Отдельным пациентам с переломами и тяжелыми травмами головного мозга, легких и брюшной полости может помочь DCO.24–33

  • Пациенты с недостаточной реанимацией, коагулопатией и гипотермией могут получить пользу от DCO, но эти аномалии обычно можно быстро исправить.

  • У реанимационных пациентов нет необходимости проводить несколько операций через день.38

Минимально инвазивный остеосинтез

Хирургические подходы с фиксацией переломов претерпели значительные изменения за последние два десятилетия.39 Когда выполняется непрямой редукционный маневр с наложением чрескожно установленных пластин, эта техника в совокупности называется «минимально» или «менее» инвазивным остеосинтезом. .40–42 Этот подход направлен на поддержание здоровой оболочки ткани, окружающей кость. Считается, что меньшее разрушение гематомы на месте перелома является более оптимальным для заживления перелома.

Эти методы могут быть очень сложными с технической точки зрения. Отсутствие открытой визуализации места перелома увеличивает сложность репозиции и возможность повреждения нерва или сосудов. 43 44 Кроме того, требуется соответствующее применение этих методов для обеспечения соответствующих результатов механической среды, позволяющих заживление кости.

Несращение перелома

При недостаточном заживлении может произойти несращение перелома.45 Строгое определение несращения — это перелом старше 9 месяцев без прогрессирующего заживления в течение трех месяцев подряд.Однако хирурги-ортопеды могут диагностировать несращение всего за 6 месяцев, если они убеждены, что без вмешательства нет дальнейшего потенциала для исцеления. Риск несращения составляет примерно 5% и зависит от степени смещения, повреждения окружающих тканей, анатомического расположения и характеристик пациента. Диагноз несращения следует рассматривать, если есть стойкая боль, прогрессирующая деформация, отказ имплантатов или отсутствие рентгенологических свидетельств заживления при использовании непрямых методов.Если перелом не заживает, любой установленный имплант в конечном итоге выйдет из строя.

Неспособность далее описывается как инфицированная или асептическая.46 Обследование в случае несоюзной инфекции включает инфекционные (количество лейкоцитов, скорость оседания эритроцитов, C-реактивный белок) и эндокринологические лаборатории (гемоглобин A1c, тиреотропный гормон, 25-гидроксивитамин D, альбумин). Если есть инфицированное несращение, идеальным сценарием было бы удаление имплантатов, потому что есть биопленка, созданная бактериями, и без удаления микроорганизмы, за некоторыми исключениями, никогда не будут полностью уничтожены.47 48 После выявления инфекции можно начать эмпирическую терапию антибиотиками, если у пациента имеются признаки сепсиса. Если у пациента нет признаков или симптомов системного заболевания, следует использовать антибиотики для хирургической обработки раны и интраоперационных посевов с целью адаптации к чувствительности, специфичной для посева. Во время операции местные антибиотики также могут быть доставлены в виде пропитанных антибиотиками устройств (цементные шарики, интрамедуллярные гвозди или сульфат кальция) .49

К асептическим несращениям относятся иначе.Различают три типа асептических несращений: гипертрофические, атрофические и олиготрофные. Дифференциация важна для выбора правильного протокола лечения. Гипертрофические несращения имеют слишком много движения в месте перелома. При гипертрофическом несращении отсутствует достаточная стабильность для ускорения заживления, несмотря на биологическую способность50. Повышенное движение вызывает избыточное развитие костей, напоминающее «слоновью ногу» или «конское копыто» на рентгенограмме (рис. 2). Гипертрофические несращения лечатся повторным хирургическим вмешательством для увеличения жесткости конструкции.С другой стороны, атрофические несращения не имеют достаточной биологической среды для заживления. Это может усугубляться недостаточной стабилизацией. Постоянный разрыв в месте перелома на рентгеновском снимке без образования костной мозоли будет виден на рентгенограмме. Эффективное лечение атрофических несращений добавляет биологический стимул к заживлению, например, костную пластику. Олиготрофные несоединения обладают сочетанием стабильности и биологической недостаточности. Это происходит, когда перелом имеет неадекватную фиксацию и возможное нарушение биологической способности заживления.Вторичное заживление не может произойти из-за этих недостатков. На рентгенограмме будет минимальное образование костной мозоли и разрыв перелома.

Рисунок 2

Гипертрофический перелом большеберцовой кости без сращения.

Рассасывающиеся протезы

Биоразлагаемые ортопедические имплантаты использовались для фиксации переломов на протяжении десятилетий.51 Доступны различные биоматериалы, но наиболее изученными и клинически применимыми рассасывающимися протезами являются протезы, изготовленные из различных полимеров полимолочной кислоты. Полимеры полимолочной кислоты, в зависимости от их состава, достаточно прочны для выдерживания умеренной нагрузки и разлагаются in vivo путем гидролиза в течение от нескольких недель до месяцев.52 53 Биоразлагаемые имплантаты обладают теоретическим преимуществом, поскольку они поглощают, постепенно сдвигая стабилизацию перелома с пластины на мозолистую, тем самым предотвращая « защиту от напряжения » и способствуя более прочному сращению кости. 54 Хотя рассасывающиеся пластины в настоящее время обычно не используются в обычные переломы конечностей, они могут играть роль в качестве основы для регенерации костной ткани при сложных переломах с потерей костной массы.

Ортобиология

Появляется новая технология, которая дополняет биологию лечения переломов и называется ортобиологической.55 56 Существует множество различных заменителей костей, у которых описаны три свойства. Остеоиндуктивные стратегии обеспечивают факторы роста, которые стимулируют мезенхимальные клетки-остеопрогениторы дифференцироваться в остеобластные клоны, которые направляют рост и восстановление костей. Остеокондуктивные трансплантаты обеспечивают структурную поддержку и служат каркасом для роста костей. Остеогенез — это прямая трансплантация остеобластов и периостальных клеток в место перелома для образования кости. Золотым стандартом для костного трансплантата до недавнего времени была аутогенная кость гребня подвздошной кости, которая включает все три биологических свойства.57 Тем не менее, забор трансплантата из гребня подвздошной кости может привести к хронической боли в месте сбора, и его количество ограничено. 57 Альтернативами аутотрансплантату являются трупная кость, деминерализованный костный матрикс и продукты морфогенного белка кости. Однако трупная кость обладает только остеокондуктивными свойствами. Деминерализованная костная матрица коммерчески доступна в виде замазки, пасты, листов и кусков.58 Этот материал обеспечивает разлагаемую матрицу из костных белков, кальция, фосфатов и следов клеточного мусора, которая обладает как остеокондуктивными, так и остеоиндуктивными свойствами.Он часто используется в качестве добавки в стратегиях восстановления и регенерации костей, но консистенция продукта была поставлена ​​под сомнение. Рекомбинантный морфогенный белок кости (rBMP) является остеоиндуктивным и, как было показано, вызывает образование кости в различных клинических сценариях.59 Добавление rBMP-2 к месту перелома открытых переломов большеберцовой кости связано со значительно меньшим количеством отказов оборудования, более быстрым заживлением и меньше инфекций по сравнению с контрольной группой60.

Синдром конечностей

Синдром конечностей возникает, когда повышенное давление внутри мышечного отсека вызывает снижение капиллярной перфузии и сжатие венул.61 62 Это в конечном итоге приводит к снижению артериального кровотока и, если его не лечить, приведет к некрозу мышц и дегенерации нервов с возможностью рабдомиолиза. Синдром отдела конечностей часто связан с травмой. Компартмент-синдром может возникать с сопутствующим переломом или без него в самых разных клинических сценариях любой конечности. Продолжительность и величина давления напрямую коррелируют со степенью необратимой потери ткани, поэтому низкий порог подозрения и раннего оперативного вмешательства имеет первостепенное значение.

У бдительного и отзывчивого пациента диагноз обычно может быть поставлен только при физическом осмотре, однако у пациента с пониженным уровнем сознания синдром может проявляться незаметно.63 Боль при пассивном растяжении, боль несоразмерна осмотру и сенсорному восприятию. Изменения ненадежны у пациентов с обструкцией. Агрессивный скрининг синдрома отделов конечностей у пациентов с тяжелой травмой в отделении интенсивной терапии показал частоту 20% .63 Прямое измерение внутрикамерного давления с помощью портативного устройства, такого как система мониторинга внутрикамерного давления Stryker (Страйкер, Каламазу, Мичиган, США), просто и может быть надежным при правильном использовании.64 65 В идеале давление измеряют близко к месту перелома. 66 Дифференциальное давление (диастолическое минус давление в компартменте) <30 указывает на серьезное рассмотрение хирургической фасциотомии. 67 68 Однако использование внутрикамерного измерительного устройства вызывает споры среди хирургов-ортопедов. Также было обнаружено, что у этого инструмента частота катастрофических отказов 30% независимо от опыта пользователя.69 Многие хирурги-ортопеды выступают за то, чтобы при высоком клиническом подозрении на синдром компартмента хирурга не успокаивали низкие внутрикамерные давления и Следует провести профилактическую фасциотомию.

Фиксация перелома ребра: сочетание хирургии неотложной помощи и ортопедической травматологии

Внутренняя фиксация перелома ребра стала стандартом лечения для отдельных пациентов с синдромами травмы грудной стенки, в том числе с травмами, эквивалентными цепу грудной клетки и грудной клетке 70 Хирурги-ортопеды. , хирурги-травматологи и торакальные хирурги все выразили заинтересованность в предоставлении этой сложной процедуры своим пациентам.71 72 Поскольку хирурги-ортопеды лучше всего подготовлены к решению разнообразных проблем с фиксацией, которые возникают при переломах ребер, хирурги неотложной помощи и торакальные хирурги будут Целесообразно пригласить хирургов-ортопедов для участия в проведении операции, если они не знакомы с фиксацией ребер.Пациенты с цепной грудью не распространены во многих центрах; Таким образом, не все хирурги отделения неотложной помощи смогут овладеть этой процедурой. Таким образом, количество разных хирургов, выполняющих эту операцию в каждом центре, должно быть ограничено.73 Принципы, которые определяют успешную фиксацию перелома при травмах конечностей, также определяют успешную фиксацию перелома ребра. Фактически, фиксация перелома ребра представляет особые проблемы, поскольку ребра имеют заведомо тонкую кору, бывают различной толщины и формы и подвержены постоянному движению во время дыхания.Риск несращения после переломов ребер аналогичен таковому при переломах конечностей (5%) и может вызвать хроническую боль (рис. 3). Резекция несращения фиброзного перелома ребра с внутренней фиксацией или без нее у некоторых пациентов уменьшит хроническую боль и уменьшит инвалидность.74 75

Рисунок 3

Множественные переломы ребер без сращения через несколько месяцев после тупой травмы грудной стенки.

Систематический обзор и метаанализ

Abstract

Общая цель этого исследования заключалась в определении социально-экономического воздействия ортопедической травмы на уровне пациента в доступной литературе.Поиск в базах данных MEDLINE, Embase и Scopus был проведен в декабре 2019 года. Исследования соответствовали критериям включения, если более 75% исследуемой популяции имели перелом аппендикулярного сустава из-за острой травмы, средний возраст составлял от 18 до 65 лет, и исследование включал социально-экономический результат, определяемый как показатель дохода, статуса занятости или образования. Два независимых эксперта выполнили извлечение данных и оценку качества. Объединенные оценки социально-экономических показателей результатов были рассчитаны с использованием моделей случайных эффектов с обратным взвешиванием дисперсии.Двести пять исследований соответствовали критериям отбора. В этих исследованиях использовалось пять различных социально-экономических результатов, в том числе возвращений к работе, (n = 119), дней отсутствия на работе, (n = 104), потеря производительности (n = 11), потеря дохода (n = 11). ) и новых безработных (n = 10). Объединенные оценки возврата к работе оставались относительно согласованными в течение 6-, 12- и 24-месячных оценок времени: 58,7%, 67,7% и 60,9% соответственно.Общая оценка среднего количества дней отсутствия на работе составляла 102,3 дня (95% ДИ: 94,8–109,8). Тринадцать процентов потеряли работу через год после травмы (95% ДИ: 4,8–30,7). Огромная неоднородность (I 2 > 89%) наблюдалась для всех объединенных социально-экономических результатов. Эти результаты свидетельствуют о том, что ортопедическая травма может оказать существенное влияние на социально-экономическое благополучие пациента, что может негативно повлиять на психологическое благополучие и счастье человека. Однако социально-экономическое восстановление после травмы может иметь множество нюансов, и использование только одного социально-экономического результата дает врожденную систематическую ошибку.Информативная и точная оценка социально-экономических результатов требует многогранного подхода и дальнейшей стандартизации.

Образец цитирования: О’Хара Н.Н., Исаак М., Слободжан Г.П., Клазинга Н.С. (2020) Социально-экономические последствия ортопедической травмы: систематический обзор и метаанализ. PLoS ONE 15 (1): e0227907. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227907

Редактор: Усама Фарук, Медицинский факультет Университета Асьют, ЕГИПЕТ

Поступила: 1 ноября 2019 г .; Одобрена: 2 января 2020 г .; Опубликовано: 15 января 2020 г.

Авторские права: © 2020 O’Hara et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

Введение

Ортопедическая травма — частая причина постоянной боли и значительной инвалидности [1,2]. Было продемонстрировано, что возобновление трудовой деятельности после травмы является надежным маркером выздоровления и значительно увеличивает удовлетворенность пациентов [3,4]. По этим причинам такие результаты, как возвращение к работе и дни прогулов с работы, являются важными параметрами при определении ценностно-ориентированного здравоохранения [5].

Социально-экономические результаты можно в широком смысле определить как события, связанные с доходом, занятостью и образованием [6].Было высказано предположение, что усилия по уменьшению потери дохода могут снизить тяжесть серьезных заболеваний и снизить их стоимость в большей степени, чем традиционные достижения медицины [7]. Социально-экономические меры особенно актуальны для пациентов с переломами конечностей, поскольку травмы обычно поражают население трудоспособного возраста, а сами травмы часто связаны с работой [8]. Лучшее понимание социально-экономических последствий переломов поможет в отстаивании необходимых ресурсов и компенсаций для надлежащего лечения этих травм и смягчения негативных социально-экономических последствий.

Общая цель этого исследования состояла в том, чтобы определить социально-экономические последствия ортопедической травмы в доступной литературе. Мы стремились достичь этой цели путем определения различных социально-экономических показателей результатов и расчета объединенных социально-экономических результатов для пациентов с переломами конечностей в обычно сообщаемые моменты времени. Наконец, исследование было направлено на выявление общих ограничений в использовании социально-экономических показателей результатов исследования переломов конечностей.

Материалы и методы

Протокол систематического обзора был разработан на основе Руководства по предпочтительным элементам отчетности для систематического обзора и метаанализа (PRISMA) и зарегистрирован в PROSPERO (CRD42018093622) [9].

Критерии отбора

Исследования соответствовали критериям включения, если более 75% исследуемой популяции имели перелом аппендикулярного аппарата из-за острой травмы, средний возраст исследуемой популяции составлял от 18 до 65 лет, и исследование включало социально-экономический результат, определенный как показатель дохода, статуса занятости или образования. Исследования были исключены, если более половины исследуемой популяции были старше 65 лет, имели патологические переломы (остеопоротический, остеомиелит), травму позвоночника или черепно-мозговую травму или травматическую ампутацию.Кроме того, мы исключили серии случаев менее десяти участников исследования, а также мнения экспертов и описательные статьи.

Идентификация исследований

Опытный библиотекарь-исследователь провел поиск в MEDLINE (Ovid), Embase (Elsevier) и Scopus 3 декабря 2019 г. без ограничений по дате публикации или языку (полную стратегию см. В файле S1). Поиски состояли из двух понятий: социально-экономические последствия и ортопедическая травма. Ключевые слова использовались в сочетании с терминологией, специфичной для базы данных.Списки литературы включенных исследований были изучены на предмет дополнительных работ.

Проверка и оценка правомочности и извлечение данных

DistillerSR (Evidence Partners, Оттава, Онтарио), онлайновая система управления ссылками для систематических обзоров, использовалась для скрининга и отбора исследований. Все скрининговые формы были предварительно разработаны и апробированы. Два рецензента независимо друг от друга рассмотрели названия и аннотации статей, выявленных в ходе литературного поиска. Все конфликты были включены в полнотекстовый просмотр.Остальные полнотекстовые статьи были рассмотрены таким же независимым и дублирующим образом с двумя рецензентами для определения окончательного включения. Любые разногласия разрешались путем консенсуса. Когда английские версии статей были недоступны, для перевода текста статьи на английский язык использовался Google Translate (Маунтин-Вью, Калифорния). Для извлечения данных использовались статьи, соответствующие всем критериям включения. Характеристики исследования и демографические данные, характеристики травм и социально-экономические результаты участников исследования были записаны для каждого включенного исследования.Поскольку продолжительность от травмы для социально-экономической оценки часто предоставлялась для нескольких временных точек, результат и временная точка извлекались вместе.

Оценка качества

Качество включенных исследований оценивалось по четырем критериям: от Руководств по медицинской литературе до для оценки риска систематической ошибки [10]. Критерии включали: 1) продолжительность последующего наблюдения, 2) долю включенных в исследование пациентов, которые прошли полное наблюдение, 3) хорошо описанную и последовательно применяемую оценку социально-экономического результата и 4) выборку исследования с широким соответствием критериям отбора. критерии, которые следует считать репрезентативными для исследуемой популяции переломов.Два рецензента независимо оценили риск систематической ошибки. Считалось, что статьи имеют низкий риск систематической ошибки, если исследование включало репрезентативную популяцию, четко определенный социально-экономический результат и более 80% последующего наблюдения не менее чем через 12 месяцев после травмы. Исследования были отнесены к категории исследований с высоким риском систематической ошибки с нерепрезентативными выборками, плохо определенными социально-экономическими результатами и коэффициентами последующего наблюдения менее 70%.

Синтез и анализ данных

Характеристики включенных исследований, участников исследования и социально-экономические результаты были описаны с использованием подсчетов и пропорций.Типы переломов определялись с использованием Сборника классификации переломов и вывихов, 2018 г., Arbeitsgemeinschaft für Osteosynthesefragen (AO) / Orthopaedic Trauma Association (OTA) [11]. По возможности, социально-экономические результаты объединялись с использованием метода обратной дисперсии и суммировались точечными оценками с 95% доверительным интервалом. Учитывая огромную неоднородность объединенных данных (I 2 > 80%), был проведен метаанализ случайных эффектов. Множественные вменения использовались для расчета дисперсии дней отсутствия на работе в исследованиях, при этом не сообщалось об измерении дисперсии.Данные о затратах были конвертированы из валюты отчетности в доллары США (USD) на основе рыночного обменного курса на 1 января года публикации.

Результаты

Характеристики исследования

Всего было просмотрено 3 404 заголовка и аннотации, а затем 972 полнотекстовые статьи; 205 человек соответствовали нашим критериям отбора и были включены в обзор (рис. 1). Включенные исследования преимущественно состояли из ретроспективных когортных исследований (35,6%) и серий случаев (31,7%) (таблица 1).Большинство исследований было выполнено в одном центре (78,0%) со средним размером выборки 62 пациента (IQR: 34–145), и более половины были проведены либо в Европе (37,6%), либо в Северной Америке (27,3%). . В включенных проспективных исследованиях средний период наблюдения составил 12 месяцев (IQR: 6–24 месяца). В ретроспективных исследованиях средний период наблюдения составлял 18 месяцев (IQR: 12–25). Наиболее часто изучались переломы большеберцовой кости (31,2%) и кисти (31,2%). В то время как пяточная кость (n = 30), ладьевидная кость (n = 24) и лодыжка (n = 18) были наиболее часто включенными местами перелома во включенные исследования.Более 80% включенных исследований были опубликованы с 2000 по 2019 год.

Характеристики участников

205 исследований включали 273 618 пациентов. Средний возраст участников исследования составлял 39,8 года (95% ДИ: 38,1–41,5), и 73,3% составляли мужчины (95% ДИ: 71,0–75,4) (Таблица 2). В исследованиях, в которых сообщалось о механизме травмы (n = 115), 75,0% (95% ДИ: 71,3–78,3) участников исследования имели высокоэнергетические травмы. Большинство пациентов во включенных исследованиях были трудоустроены на момент травмы (95.0%, 95% ДИ: 93,9–95,9).

Показатель социально-экономического результата

Во включенных исследованиях были определены пять общих социально-экономических результатов (таблица 3). Наиболее частым показателем результата было возвращение к работе (n = 119), за которым следовали дни невыхода на работу (n = 104). Реже появлялись потеря производительности (n = 11), потеря дохода (n = 11) и безработица из-за травм (n = 10).

Таблица 3. Краткое изложение социально-экономических показателей результатов включенных исследований.

Результаты описываются временными рамками последующего наблюдения, обычно связанными с различными социально-экономическими показателями, и методами, используемыми для сбора социально-экономических показателей.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227907.t003

Вернуться к работе

На основании включенной литературы показатель «возврат к работе» измеряет долю участников исследования, которые возвращаются к работе через определенный интервал времени или в течение всего периода исследования. Некоторые исследования расширили определение, включив в него возвращение к работе или участие в образовательной программе. Исследования военного населения обычно относятся к возвращению в строй. Вернуться к работе в течение шести месяцев после травмы (24.5%) или 12 месяцев травмы (26,1%) были наиболее частыми временными интервалами, используемыми во включенных исследованиях. Однако почти в половине исследований не определялся конкретный временной интервал для измерения отдачи от работы. В нескольких исследованиях уточнялось, были ли какие-либо изменения в работодателе или рабочих обязанностях участника исследования по возвращении на работу. Эти данные были получены в основном на основе первичного сбора данных (79,8%). Объединенные оценки возврата к работе оставались относительно согласованными по оценкам отчетных точек за 6, 12 и 24 месяца (58).7%, 67,7% и 60,9% соответственно. В 32 исследованиях в качестве основного результата использовалось возвращение к работе.

Прогулы дней на работе

прогулов на работе были вторым наиболее частым социально-экономическим результатом в рассмотренных исследованиях (n = 104). Об этом исходе сообщали как о потерянных днях, времени на возвращение к работе, днях временной нетрудоспособности и отпуске по болезни. В одиннадцати исследованиях в качестве основного результата использовались дни невыхода на работу, и данные в основном были получены путем сбора первичных данных (86.5%). Объединенная оценка среднего количества дней отсутствия составила 102,3 дня (95% ДИ: 94,8–109,8). В шести местах перелома (дистальный отдел лучевой кости, ладьевидной кости, пястной кости, фаланги, лодыжки и пяточной кости) было проведено более пяти исследований, в которых в качестве результата использовались дни невыхода на работу, что позволило сравнить неоднородность дней отсутствия на работе в этих местах перелома. Как показано на рис. 2, мы наблюдали значительно больше дней прогулов у участников исследования с переломами пяточной кости, чем у участников исследования с переломами в других местах.

Потеря производительности

Из пяти основных социально-экономических показателей расчет и отчетность по снижению производительности имели наибольшие вариации. В нескольких исследованиях использовались методы оценки денежной стоимости потерянной производительности. MacKenzie et al. использовали анкету по ограничению работы [73], а в другом исследовании применялась актуарная оценка нарушений, вызванных травмой, среди исследуемой популяции [79]. Другие исследования качественно оценили потерю производительности. Из 11 исследований, в которых оценивалась потеря производительности, в трех использовалась метрика в качестве основного результата.Только одно исследование определило временной интервал для их оценки, и более трети исследований собирали эти данные из существующей базы данных.

Убыток дохода

Потеря дохода использовалась как социально-экономический результат в 11 включенных исследованиях. Результат обычно рассчитывался как количество дней отсутствия, умноженное на среднюю ставку заработной платы в юрисдикции или размер заработной платы с использованием баз данных государственного страхования [47, 135]. Большинство (72,7%) не указали временной интервал для этого результата. Средняя потеря дохода в течение 6, 12 и 24 месяцев после травмы составила 96, 1823 и 14 621 доллар соответственно.Для исследований с неопределенными временными интервалами объединенная средняя потеря дохода составила 3 ​​611 долларов (95% ДИ: 1 617–5 606). В одном из включенных исследований в качестве основного результата использовалась потеря дохода.

Безработица, связанная с травмами

В десяти из включенных исследований в качестве результатов использовалась безработица, связанная с травмами, или потерянная работа. Безработица, связанная с травмами, часто описывалась как уровень инвалидности, приводящий к уходу из рабочей силы. Этот показатель преимущественно определялся путем сбора первичных данных, а в половине исследований не указывался временной интервал для результата.Суммарная доля пациентов, которые работали до травмы, но больше не работали через 12 месяцев после травмы, составила 40,5% (95% ДИ: 8,4–83,4). Для включенных исследований с неопределенным временным интервалом объединенная доля потерянной работы после травмы составила 13,1% (95% ДИ: 4,8–30,7).

Другие социально-экономические результаты

Несколько других показателей социально-экономического исхода были описаны во включенной литературе, например, Профиль воздействия болезни или Шкала Олеруда и Моландера [78, 116].О накоплении долга и обращении за социальной помощью также сообщалось в литературе [118, 211]. Иоанну и др. измерили финансовое беспокойство относительно физического и психического восстановления после травмы [129]. Наконец, Hou et al. интегрированное качество жизни, связанное со здоровьем, с указанием дней отпуска по болезни, чтобы создать новый метод измерения отпускных дней с поправкой на состояние здоровья [160].

Риск предвзятости

На основании определенных нами критериев методологические гарантии против риска смещения среди включенных исследований были ограничены.Восемнадцать из включенных исследований (8,9%) были отнесены к категории с высоким риском систематической ошибки, а 171 исследование — с умеренным риском систематической ошибки (83,4%) (Таблица 4). Основные факторы, приводящие к повышенному риску предвзятости, были связаны с непоследовательными или отсутствующими определениями социально-экономического результата (71,2%), узкими критериями отбора (41,0%) и шестимесячным или меньшим сроком наблюдения (12,2%). Шестнадцать из включенных исследований (7,8%) имели низкий риск систематической ошибки.

Обсуждение

Ортопедическая травма может иметь глубокие социально-экономические последствия для пациентов, особенно в течение года после травмы.На основании включенных исследований, одна треть пациентов не вернулась к работе через год после травмы, и, в среднем, пациенты пропустили более 100 дней работы после перелома. Данные о долгосрочном социально-экономическом воздействии ортопедической травмы ограничены, но предполагают, что 13% пациентов с переломами могут потерять работу из-за травмы.

Для количественной оценки экономического воздействия ортопедической травмы использовались различные меры. Возвращение к работе и дни невыхода на работу были наиболее часто используемыми социально-экономическими результатами.Потеря производительности, потеря дохода и потеря работы использовались гораздо реже. Сбор первичных данных использовался для определения социально-экономических результатов более чем в трех четвертях включенных исследований. Большинство включенных проспективных исследований рассчитывали свои социально-экономические показатели через год или меньше после травмы. Однако даже в ретроспективных исследованиях более одной трети оценили свои социально-экономические результаты в течение одного года после травмы. Оценка систематической ошибки пришла к выводу, что методы измерения социально-экономических результатов были расплывчаты или отсутствовали полностью в трех четвертях включенных исследований.Наблюдалась огромная неоднородность объединенных социально-экономических результатов.

Повышение доступности больших регистрационных данных дает возможность для долгосрочных оценок на популяционном уровне социально-экономических последствий переломов. Однако, чтобы реализовать эту возможность, социально-экономические данные должны регулярно и надежно собираться в реестрах данных о здоровье, или данные реестров здравоохранения должны включать идентификаторы, которые могут быть связаны с доступными социально-экономическими данными.

Результаты этого обзора выявили возможности повышения социальной значимости исследований ортопедических травм путем демонстрации ограничений в текущих подходах к широко используемым социально-экономическим результатам.Социально-экономическое восстановление после травмы может быть очень тонким, и применение только одного показателя социально-экономического восстановления дает врожденную предвзятость. Дни отсутствия на работе не позволяют описать участников исследования, которые не возвращаются на работу или возвращаются с нарушениями. Возвращение к работе редко объясняет изменения в ситуации с занятостью или производительности участников исследования [36]. Снижение продуктивности трудно сравнивать между участниками исследования и может быть связано с исходной продуктивностью. Потеря дохода во многом зависит от распределения доходов исследуемой популяции до травмы.По мере увеличения продолжительности обучения новая безработица, как правило, является редким исходом для большинства типов переломов, и ее легко спутать с типом работы до травмы.

Многие из включенных исследований подчеркивают практические подходы к измерению социально-экономического воздействия. Некоторые из включенных исследований, например, MacKenzie et al. и Gardner et al. [73, 155] использовали многогранный подход к оценке социально-экономических результатов для исследуемой популяции. Mortelmans et al. объедините дни невыхода на работу и оценку нарушений для детального понимания социально-экономических результатов после внутрисуставного перелома пяточной кости [79].Однако конкретный метод количественной оценки обесценения не описан. Nusser et al. добавили минимальную продолжительность отсутствия на работе в свои отчеты о социально-экономических результатах [86]. Несколько других исследований специально охарактеризовали длительное отсутствие на работе по таким категориям, как пенсионер, безработный, проходящий курс реабилитации, получатель пособия по инвалидности, учеба в школе, никогда не работающий или переквалифицированный для другой работы [85, 115]. Прогностическое моделирование и стратифицированный анализ, включенные в пять исследований, выявляют несколько общих факторов, вызывающих затруднения, таких как физические требования к работе до травмы [77, 79, 139, 148, 18, 95].Кроме того, была выявлена ​​связь между возрастом участников исследования и возвращением к работе, а также связь между наличием иждивенцев и возвращением к работе, которые должны быть исследованы в качестве искажающих факторов в будущих исследованиях социально-экономических последствий переломов конечностей [66, 93].

Систематический обзор и метаанализ включал широкий спектр исследований переломов конечностей из 40 стран и строго соответствовал руководству PRISMA по поведению и отчетности. Однако, несмотря на эти сильные стороны, имелось несколько ограничений.Социально-экономические результаты сообщались через непостоянные промежутки времени во включенных исследованиях, что ограничивало наши возможности как для объединенного анализа, так и для анализа подгрупп. Анализ других подгрупп был невозможен из-за непоследовательной отчетности о потенциальных искажающих фактах, таких как тяжесть травмы, сопутствующие заболевания пациента, тип работы до травмы и судебное решение о компенсации. Все эти факторы могут повлиять на экономическое благополучие пациента после травмы. Оценка обобщаемости исследования и последовательное определение социально-экономического результата, используемое в нашей оценке риска систематической ошибки, несет в себе уровень субъективности.Однако оценка проводилась в двух экземплярах. Наконец, описанный социально-экономический показатель не является исчерпывающим списком; скорее, он включает те социально-экономические результаты, которые в настоящее время используются в исследованиях ортопедических травм. Вероятно, существуют и другие социально-экономические результаты, такие как анкета «Производительность труда и нарушение активности» [213], которые доступны, но не использовались во включенных исследованиях.

Определение влияния ортопедической травмы на экономическое благополучие пациента имеет важное значение для разработки программ ухода, основанных на ценностях.Кроме того, эти данные информируют хирурга и пациента об ожиданиях выздоровления, способствуют установлению приоритетов в политике здравоохранения и определяют план будущих терапевтических исследований, направленных на смягчение социально-экономических последствий травм. Результаты этого метаанализа показывают, что ортопедическая травма может иметь существенное социально-экономическое воздействие на пациентов и, следовательно, также влиять на психологическое благополучие и счастье человека. Однако современные методы измерения социально-экономических результатов после ортопедической травмы широко различаются как по дизайну, так и по применению.Информативная и точная оценка социально-экономических результатов требует многогранного подхода и дальнейшей стандартизации.

Благодарности

Мы благодарим г-жу Эмили Людеман, MSLIS, Медицинский факультет Университета Мэриленда, за ее помощь в разработке стратегии поиска и выполнении поиска.

Ссылки

  1. 1. Клей Ф.Дж., Ньюстед С.В., МакКлюр Р.Дж. Систематический обзор ранних прогностических факторов для возвращения к работе после острой ортопедической травмы.Травма, повреждение. 2010; 41 (8): 787. pmid: 20435304
  2. 2. Williamson OD, Epi GD, Gabbe BJ, Physio B, Cameron PA, Edwards ER, Richardson MD, Викторианская группа проекта регистрации исходов ортопедических травм. Предикторы умеренной или сильной боли через 6 месяцев после ортопедической травмы: проспективное когортное исследование. Журнал ортопедической травмы. 1 февраля 2009 г.; 23 (2): 139–44. pmid: 19169107
  3. 3. Дейкман Б.Г., Буссе Дж.В., Вальтер С.Д., Бхандари М. Влияние клинических данных на оценку заживления перелома большеберцовой кости.Испытания. 2011 декабрь; 12 (1): 237.
  4. 4. О’Тул Р. В., Кастильо Р. К., Поллак А. Н., Маккензи Э. Дж., Боссе М. Дж., Группа LS. Детерминанты удовлетворенности пациентов после тяжелых травм нижних конечностей. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2008; 90 (6): 1206.
  5. 5. Портер ME. В чем ценность здравоохранения ?. Медицинский журнал Новой Англии. 23 декабря 2010 г.; 363 (26): 2477–81. pmid: 21142528
  6. 6. Сеид А.К., Блумфилд К., Гессе М. Взаимосвязь между социально-экономическим статусом и рискованным употреблением алкоголя в Дании: поперечное исследование населения в целом.BMC общественное здравоохранение. 2018 декабрь; 18 (1): 743. pmid: 29
  7. 5
  8. 7. Уилкинсон Р.Г. Собираем картину: процветание, перераспределение, здоровье и благополучие. В: Marmot M, Wilkinson RG, ред. Социальные детерминанты здоровья. Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета; 1999: 256–274.
  9. 8. Смит Г.С., Веллман Х.М., Сорок Г.С., Уорнер М., Кортни Т.К., Прански Г.С., Фингерхат, Лос-Анджелес. Травмы на работе у взрослого населения США: вклад в общее бремя травм. Американский журнал общественного здравоохранения.Июль 2005 г.; 95 (7): 1213–9. pmid: 15983273
  10. 9. Мохер Д., Либерати А., Тецлафф Дж., Альтман Д. Г.. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. Анналы внутренней медицины. 2009 18 августа; 151 (4): 264–9. pmid: 19622511
  11. 10. Randolph A C D .; Guyatt G .: Глава 20. Прогноз., В Guyatt G R D .; Мид М .; Кук Д. (ред.): Руководства по медицинской литературе: Руководство по доказательной клинической практике (3-е издание), свидетельства JAMA, 2015 г., стр. 421–29.
  12. 11. Комитет по международной комплексной классификации переломов и вывихов. Справочник по переломам и вывихам — 2018. J Orthop Trauma. Январь 2018. 32 (1) .S1–170.
  13. 12. Абид Х., Шими М., Ибрахими А Эль, Мрини А Эль. Суставной перелом основания пястной кости большого пальца: сравнительное исследование прямой открытой фиксации и экстраочаговой фиксации. Chir Main. 2015; 34 (3): 122. pmid: 258
  14. 13. Acar MA, Guzel Y, Gulec A, Uzer G, Elmadag M.Клиническое сравнение фиксации крючковой пластины и фиксации удлинительного блока для костного пальца молоточка: ретроспективное сравнительное исследование. J Hand Surg Eur Vol. 2015; 40 (8): 832. pmid: 25881978
  15. 14. Али М. Новый миниинвазивный задний доступ для покрытия плечевой кости. Eur Orthop Traumatol. 2015; 6 (3): 189.
  16. 15. Али М., Фадель М., Аль-Гамди К.М., Яхья М., Али Х., Камаль М. Чрескожный подход по сравнению с традиционным подходом для антеградной фиксации бедренной кости, какой метод должен быть стандартным? Eur Orthop Traumatol.2015; 6 (3): 219.
  17. 16. Али М., Осман AMA, Яхья М., Аль-Захрани А.В. Пластина или гвоздь при переломах дистального отдела большеберцовой кости: есть ли четкий ответ? Eur Orthop Traumatol. 2015; 6 (2): 91.
  18. 17. Али М., Салех А., Омар А. и др. Простое разгибание сустава не повлияло на отличные результаты MIPO при лечении переломов дистального отдела большеберцовой кости через 5 лет. Eur Orthop Traumatol. 2015; 6 (4): 381.
  19. 18. Anavian J, Gauger EM, Schroder LK, Wijdicks CA, Cole PA. Хирургические и функциональные результаты после оперативного лечения сложных и смещенных внутрисуставных переломов гленоида.J Bone Jt Surg — Am Vol. 2012; 94 (7): 645.
  20. 19. Арора Р., Гшвентнер М., Краппингер Д., Лутц М., Блаут М., Габл М. Фиксация переломов ладьевидной кости без смещения: повышение экономической эффективности лечения. Проспективное контролируемое исследование. Arch Orthop Trauma Surg. 2007; 127 (1): 39. pmid: 17004075
  21. 20. Багатур А.Е., Зорер Г. Первичная фиксация переломов ладьевидной кости со смещением винта Герберта-Уиппла. Acta Orthop Traumatol Turc. 2002; 36 (4): 341. pmid: 12510070
  22. 21.Башар Х., Башар Б., Кирбиз А. Функциональные результаты остеосинтеза мини-пластиной и винтами при переломах пястных костей. J Acute Dis. 2014; 3 (3): 221.
  23. 22. Benirschke SK, Melder I, Henley MB, et al. Закрытые блокирующие гвозди при переломах диафиза бедренной кости: оценка технических осложнений и функциональных результатов путем сравнения проспективной базы данных с ретроспективным обзором. J Orthop Trauma. 1993; 7 (2): 118. pmid: 8459295
  24. 23. Богдан Ю., Торнетта П. 3-й, Джонс С. и др.Неврологическая травма при оперативно леченных переломах вертлужной впадины. J Orthop Trauma. 2015; 29 (10): 475. pmid: 25967856
  25. 24. Бонато Л.Дж., Эдвардс Э.Р., Гослинг С.М. и др. Пациент сообщил о ранних результатах, связанных с качеством жизни, связанных со здоровьем, через 12 месяцев после хирургического лечения перелома большеберцового плафона. Травма, повреждение. 2017; 48 (4): 946. pmid: 28233519
  26. 25. Боссе М.Дж., Маккензи Э.Дж., Келлам Дж.Ф. и др. Анализ результатов реконструкции или ампутации после угрожающих травм ног.N Engl J Med. 2002; 347 (24).
  27. 26. Бреннеман Ф.Д., Катяль Д., Буланже Б.Р., Тайл М, Редельмайер Д.А. Отдаленные исходы при открытых переломах костей таза. J Травма-травма Infect Crit Care. 1997; 42 (5): 773.
  28. 27. Брук К.Дж., Фокс С.Г., Уилсон С.Ф., Лиау В., Боумен М., Кляйн Л. Результаты дорожно-транспортных происшествий с переломами: пилотное исследование ранних реабилитационных вмешательств. J Rehabil Med. 2014; 46 (4): 335. pmid: 24531238
  29. 28. Бакли Р. Э., Мик Р. Н..Сравнение открытого и закрытого репозиции внутрисуставных переломов пяточной кости: подобранная когорта рабочих. J Orthop Trauma. 1992; 6 (2): 216. pmid: 1534837
  30. 29. Бургер В., Дитше С., Морфельд М., Кох Ю. [Многоперспективные оценки вероятности возвращения пациента к работе после ортопедической реабилитации: результаты и прогностическая значимость]. Реабилитация. 2001; 40 (4): 217. pmid: 11505299
  31. 30. Буссе Дж., Бхандари М., Гуйатт Дж. И др. Разработка и валидация инструмента для прогнозирования функционального восстановления у пациентов с переломом большеберцовой кости: анкета соматического вмешательства и совладания (SPOC).Occup Environ Med. 2011; 68: A29.
  32. 31. Колдер Дж.Д.Ф., Уайтхаус С.Л., Саксби Т.С. Результаты отдельных травм Лисфранка и влияние требований о компенсации. J Bone Jt Surg — Br Vol. 2004; 86 (4): 527.
  33. 32. Кастильо Р.С., Маккензи Э.Дж., Боссе М.Дж., Группа LS. Клинические исследования ортопедической травмы: необходимо ли наблюдение через 2 года? Результаты лонгитюдного исследования тяжелой травмы нижних конечностей. J Травма-травма Infect Crit Care. 2011; 71 (6): 1726.
  34. 33. Чепни С.К., Айкут С., Бекмежи Т., Килич А.Минимально инвазивная техника фиксации для отдельных пациентов с переломом шейки пятой пястной кости. Травма, повреждение. 2016; 47 (6): 1270. pmid: 26971086
  35. 34. Чен Эйси, Чао Е.К., Хунг СС, Ли МСС, Уэн ССН. Чрескожная винтовая фиксация при нестабильных переломах ладьевидной кости. J Травма-травма Infect Crit Care. 2005; 59 (1): 184.
  36. 35. Chen CH, Chen WJ, Shih CH. Хирургическое лечение перелома дистального отдела ключицы с разрывом клювовидно-ключичной связки. J Травма-травма Infect Crit Care.2002; 52 (1): 72.
  37. 36. Клэй Ф.Дж., Ньюстед С.В., Д’Элия А., МакКлюр Р.Дж. Первое возвращение к работе после травмы: отражает ли она комбинированный или однородный результат? Occup Environ Med. 2010; 67 (11): 730. pmid: 20817941
  38. 37. Кафлин MJ. Переломы пяточной кости у промышленного пациента. Foot Ankle Int. 2000; 21 (11): 896. pmid: 11103760
  39. 38. Дагум А.Б., Бест АК, Шемич Э.Х., Махони Дж.Л., Магомед Миннесота, Блайт КР. Спасение после тяжелой травмы нижних конечностей: стоит ли потраченных средств? Plast Reconstr Surg.1999; 103 (4).
  40. 39. Дэвис Д., Лонгворт А., Амирфейз Р., Фокс Р., Баннистер Г. Функциональный исход перелома ключицы. Arch Orthop Trauma Surg. 2009; 129 (11): 1557. pmid: 19340436
  41. 40. Дельгадо П.Дж., Фуэнтес А., де Альборнос П.М., Абад Дж. М.. Непрямая репозиция и чрескожная фиксация как лечение переломов дистального отдела лучевой кости. Patol del Apar Locomot. 2007; 5 (ПРИЛОЖЕНИЕ 2): 56.
  42. 41. Du C-L, Lai C-F, Wang J-D. Отсроченное возвращение к работе у рабочих после нетяжелого профессионального перелома верхней конечности на Тайване.J Formos Med Assoc. 2007; 106 (11): 887. pmid: 18063509
  43. 42. Дюбуа-Феррьер В., Люббек А., Чоудхари А., Стерн Р., Домингес Д., Ассаль М. Клинические результаты и развитие симптоматического остеоартрита через 2–24 года после хирургического лечения комплексных травм тарзометатарзального сустава. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2016; 98 (9): 713.
  44. 43. Экегрен С.Л., Эдвардс Э.Р., Оппи А. и др. Результаты, связанные с работой в течение 12 месяцев после перелома шейки бедра у пациентов в возрасте до 65 лет.Травма, повреждение. 2017; 48 (3): 701. pmid: 28118983
  45. 44. Fairhurst MJ. Функция инвалида ниже колена по сравнению с пациентом с восстановленным переломом большеберцовой кости III степени. Clin Orthop Relat Res. 1994; (301).
  46. 45. Flinterman HJA, Doornberg JN, Guitton TG, Ring D, Goslings JC, Kloen P. Отдаленный исход смещенных, поперечных, неискаженных переломов локтевого сустава. Clin Orthop Relat Res. 2014; 472 (6): 1955. pmid: 24522384
  47. 46. Франсел Т.Дж., Вандер Колк CA, Хупес Дж.Э., Мэнсон П.Н., Яремчук MJ.Микрососудистая трансплантация мягких тканей для реконструкции острых открытых переломов большеберцовой кости: сроки охвата и отдаленные функциональные результаты. Plast Reconstr Surg. 1992; 89 (3): 478. pmid: 1741471
  48. 47. Fusetti C, Garavaglia G, Papaloizos MY, Wasserfallen JB, Büchler U, Nagy L. Прямые и косвенные затраты при консервативном лечении переломов ладьевидной кости без смещения. Eur J Orthop Surg Traumatol. 2003; 13 (4): 241.
  49. 48. Габби Б.Дж., Камерон П.А., Уильямсон О.Д., Эдвардс Э.Р., Грейвс С.Е., Ричардсон.Взаимосвязь между компенсируемым статусом и отдаленными результатами лечения пациентов после ортопедической травмы. Med J Aust. 2007; 187 (1): 14. pmid: 17605697
  50. 49. Габби Б.Дж., Хофсте Д.-Дж., Эссер М. и др. Функциональные результаты и возвращение к работе после серьезной травмы с тяжелым переломом тазового кольца. ANZ J Surg. 2015; 85 (10): 749. pmid: 24889491
  51. 50. Гао Кью, Леунг А., Лян Кью и др. Функциональное состояние пострадавших от переломов через четыре года после землетрясения в Вэньчуань 2008 года.J Rehabil Med. 2014; 46 (4): 289. pmid: 24626258
  52. 51. Гарднер округ Колумбия, Гудвилл С.Дж., Бриджес ПК. Стоимость потери трудоспособности из-за перелома запястья и кисти. J Occup Med. 1968; 10 (3): 118. pmid: 4230705
  53. 52. Гильде А.К., Хоффманн М.Ф., Сиетсема Д.Л., Джонс CB. Функциональные исходы оперативной фиксации переломов ключицы у пациентов с плавающими травмами плечевого пояса. J Orthop Traumatol. 2015; 16 (3): 221. pmid: 25940307
  54. 53. Хардинг И.Дж., Парри Д., Баррингтон Р.Л.Использование формованного бандажа для пястной кости по сравнению с бинтом по соседству при переломах шейки пястной кости мизинца. J Hand Surg — Br Vol. 2001; 26 (3): 261.
  55. 54. Эррера Д.А., Анавиан Дж., Таркин И.С., Армитаж Б.А., Шредер Л.К., Коул П.А. Отсроченное оперативное лечение переломов лопатки. J Bone Jt Surg — Br Vol. 2009; 91 (5): 619.
  56. 55. Хонигманн П., Гольдхан С., Розенкранц Дж., Одиге Л., Гайссманн Д., Бабст Р. Последующее лечение переломов лодыжек после ORIF — функциональное по сравнению с защищенным функциональным в вакуум-стабилизированном ортезе: рандомизированное контролируемое исследование.Arch Orthop Trauma Surg. 2007; 127 (3): 195. pmid: 17195934
  57. 56. Хоу В-Х, Чуанг Х-И, Ли М-ЛТ. Модель пороговой регрессии для прогнозирования возвращения к работе после травмы конечности. Травма, повреждение. 2016; 47 (2): 483. pmid: 26746983
  58. 57. Hou W-H, Liang H-W, Sheu C-F, Hsieh C-L, Chuang H-Y. Возвращение к работе и качество жизни рабочих с травмами конечностей: двухлетнее исследование с повторными измерениями. Arch Phys Med Rehabil. 2013; 94 (4): 703. pmid: 23206657
  59. 58.Hou W-H, Tsauo J-Y, Lin C-H, Liang H-W, Du C-L. Компенсация работнику и возвращение к работе после ортопедической травмы конечностей. J Rehabil Med. 2008; 40 (6): 440. pmid: 18509558
  60. 59. Хуанг З., Ван Б., Чен Ф и др. Быстрая внешняя фиксация без спиц при открытых переломах большеберцовой кости: предварительный отчет о проспективном исследовании. Int J Clin Exp Med. 2015; 8 (11): 20805. pmid: 26885004
  61. 60. Хатчинс PM. Исход тяжелой травмы большеберцовой кости. Травма, повреждение. 1981; 13 (3).
  62. 61. Джонс CB, Sietsema DL. Анализ оперативного и консервативного лечения переломов лопатки со смещением. Clin Orthop Relat Res. 2011; 469 (12): 3379. pmid: 21830167
  63. 62. Канкаре Дж. Оперативное лечение смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости с использованием рассасывающейся внутренней фиксации: проспективное исследование двадцати пяти переломов. J Orthop Trauma. 1998; 12 (6): 413. pmid: 9715449
  64. 63. Ким С.Дж., Ли С.Х., Сон Х., Ли Би-Джи.Хирургический результат остеосинтеза пластин с использованием системы фиксирующих пластин через передний плечевой доступ при переломе дистального диафиза плечевой кости, произошедшем во время метательного движения. Int Orthop. 2016; 40 (7): 1489. pmid: 26202018
  65. 64. Кинзель В., Скирвинг А.П., Рен М.Н., Зеллвегер Р. Сайдсвайп, травмы локтя в Западной Австралии. Med J Aust. 2006; 184 (9): 447. pmid: 16646744
  66. 65. Knoll VD, Allan C, Trumble TE. Транскафоидные перилунатные переломные вывихи: результаты винтовой фиксации ладьевидной кости и лунотрикетральной пластики из дорсального доступа.J Hand Surg — Am Vol. 2005; 30 (6): 1145.
  67. 66. Ли Р.Х. Продолжительность отсутствия на работе по болезни после незначительных переломов. Int J Rehabil Res. 1982; 5 (4): 499. pmid: 6131034
  68. 67. Леунг К.С., Чиен П., Шен В.Й., Со WS. Оперативное лечение нестабильных переломов костей таза. Травма, повреждение. 1992; 23 (1): 31. pmid: 1541496
  69. 68. Ли Б, Ву Г-Б, Ян И-Ф. Консервативное и хирургическое лечение перелома со смещением медиального отростка пяточной бугристости.J Orthop Surg. 2016; 24 (2): 163.
  70. 69. Лин C-WC, Moseley AM, Haas M, Refshauge KM, Herbert RD. Мануальная терапия в дополнение к физиотерапии не улучшает клинических или экономических результатов после перелома лодыжки. J Rehabil Med. 2008; 40 (6): 433. https://dx.doi.org/10.2340/16501977-0187 pmid: 18509557
  71. 70. Люти Ф., Дериаз О, Вюстинер П., Буррус С., Хилфикер Р. Прогнозирование невозвращения к работе после ортопедической травмы: модель Уоллисского риска профессиональной реабилитации (WORRK).PLoS ONE [Электронный ресурс. 2014; 9 (4): e94268.
  72. 71. Маккензи Э.Дж., Кушинг Б.М., Юркович Г.Дж. и др. Физические нарушения и функциональные исходы через шесть месяцев после тяжелых переломов нижних конечностей. J Травма-травма Infect Crit Care. 1993; 34 (4): 528.
  73. 72. Маккензи EJ, Моррис JAJ, Jurkovich GJ, et al. Возвращение к работе после травмы: роль экономических, социальных и производственных факторов. Am J Public Health. 1998; 88 (11): 1630. pmid: 9807528
  74. 73.Маккензи Э.Дж., Боссе М.Дж., Келлам Дж.Ф. и др. Ранние предикторы длительной нетрудоспособности после тяжелой травмы конечности. J Травма-травма Infect Crit Care. 2006; 61 (3): 688.
  75. 74. Martinache X, Mathoulin C. [Чрескожная фиксация переломов ладьевидной кости с артроскопической помощью]. Chir Main. 2006; 25 (Приложение 1): S171.
  76. 75. Mauffrey C, Klutts P, Seligson D. Использование круглых тонких проволочных каркасов для лечения смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости.J Orthop Traumatol. 2009; 10 (1): 9. pmid: 19384629
  77. 76. Мелеан П.А., Зунига А., Марсалли М. и др. Хирургическое лечение переломов со смещением средней трети ключицы: проспективное рандомизированное исследование в популяции с рабочей компенсацией. J Shoulder Elb Surg. 2015; 24 (4): 587.
  78. 77. ван дер Молен AB, Groothoff JW, Visser GJ, Robinson PH, Eisma WH. Отсутствие работы из-за перелома ладьевидной кости и других травм запястья в Нидерландах в период с 1990 по 1993 год.J Hand Surg — Br Vol. 1999; 24 (2): 193.
  79. 78. Моррис С., Ленихан Б., Дадди Л., О’Салливан М. Результат лечения травмы опорно-двигательного аппарата в региональной больнице. J Травма-травма Infect Crit Care. 2000; 49 (3): 461.
  80. 79. Мортельманс LJM, Du Bois M, Donceel P, Broos PLO. Нарушение и возвращение к работе после внутрисуставных переломов пяточной кости. Acta Chir Belg. 2002; 102 (5): 329. pmid: 12471765
  81. 80. Мюллер MGS, Poolman RW, ван Хугстратен MJ, Стеллер EP.Немедленная мобилизация дает хорошие результаты при переломах боксеров с ладонным углом до 70 градусов: проспективное рандомизированное исследование, сравнивающее немедленную мобилизацию с иммобилизацией гипсовой повязкой. Arch Orthop Trauma Surg. 2003; 123 (10): 534. pmid: 14639483
  82. 81. Murgatroyd DF, Harris IA, Tran Y, Cameron ID, Murgatroyd D. Предсказатели возвращения к работе после ортопедической травмы, связанной с автомобилем. BMC Musculoskelet Disord. 2016; 17: 171. pmid: 27094228
  83. 82. Найке С.Б., Пирс М., Нанчахал Дж.Ведение тяжелых открытых переломов большеберцовой кости: необходимость комбинированного ортопедического и пластического хирургического лечения в специализированных центрах. J Bone Jt Surg — Br Vol. 2006; 88 (3): 351.
  84. 83. Naovaratanophas P, Thepchatri A. Отдаленные результаты внутренней фиксации смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости. J Med Assoc Thail. 2001; 84 (1): 36.
  85. 84. Науфар С.А., Чан К.Л., Идхам Х.М., Изани И.М., Нахулан Т. Факторы, определяющие исход при оперативном лечении смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости.Malaysian Orthop J. 2015; 9 (3): 8.
  86. 85. Нинкович М., Дитжен Х., Олер К., Андерл Х. Безотлагательный перенос тканей при тяжелых травмах верхних конечностей. J Hand Surg — Br Vol. 1995; 20 (1): 53.
  87. 86. Nusser M, Holstiege J, Kaluscha R и др. [Вернуться к работе после переломов таза и вертлужной впадины]. Zeitschrift fur Orthopadie Unfallchirurgie. 2015; 153 (3): 282.
  88. 87. Обремски В.Т., Кутрера Н., Кидд К.М., Консорциум TSF. Проспективное многоцентровое исследование интрамедуллярного гвоздя по сравнению с литьем стабильных переломов диафиза большеберцовой кости.J Orthop Traumatol. 2017; 18 (1): 69. pmid: 27770336
  89. 88. Pan M, Chai L, Xue F, Ding L, Tang G, Lv B. Сравнение внешнего фиксатора в сочетании с ограниченной внутренней фиксацией и открытой репозицией и внутренней фиксацией при переломах пяточной кости по Сандерсу 2 типа. Bone Jt Res. 2017; 6 (7): 433.
  90. 89. Папасотириу А.Н., Превезас Н., Криконис К., Алексопулос Э.С. Восстановление и возвращение к работе после перелома таза. Saf Health Work. 2017; 8 (2): 162. pmid: 28593072
  91. 90.Pastides PS, Milnes L, Rosenfeld PF. Чрескожный артроскопический остеосинтез пяточной кости: минимально инвазивный метод лечения смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости. J Foot Ankle Surg. 2015; 54 (5): 798. pmid: 25960056
  92. 91. Патил М.Ю., Гупта С.М., Курупати С.К., Агарвал С., Чандарана В. Окончательное лечение открытых переломов большеберцовой кости с использованием системы реконструкции конечностей. J Clin Diagnostic Res. 2016; 10 (7): RC01.
  93. 92. Пол М., Питер Р., Хоффмайер П.Переломы пяточной кости. Обзор 70 пациентов. J Bone Jt Surg — Br Vol. 2004; 86 (8): 1142.
  94. 93. Педерсен П., Дамхольт В. Реабилитация после ампутации после перелома нижней конечности. J Травма-травма Infect Crit Care. 1994; 36 (2): 195.
  95. 94. Помарес Г., Стругарек-Лекоанет С., Дап Ф., Даутель Г. Перелом Беннета: чрескожная винтовая фиксация с артроскопической поддержкой по сравнению с открытой операцией: функциональные и радиологические результаты. Orthop Traumatol Surg Res. 2016; 102 (3): 357.pmid: 26993854
  96. 95. Раджагопалакришнан Р., Сораганви П., Дораисвами Б., Велмуругесан П., Мутукумар С. «Возможна ли реконструкция суставного хряща при оскольчатых переломах надколенника OTA-C2, C3?» Перспективное исследование методической редукции и фиксации. J Arthrosc Jt Surg. 2016; 3 (2): 66.
  97. 96. Раналлетта М., Росси Л.А., Бонджованни С.Л., Танойра И., Пьюцци Н.С., Майньон Г. Хирургическое лечение переломов ключицы со смещением середины диафиза с использованием предварительно контурированных пластин.J Shoulder Elb Surg. 2015; 24 (7): 1036.
  98. 97. Прочтите KM, Kufera JA, Dischinger PC, et al. Изменяющие жизнь последствия травмы нижней конечности, полученной в результате дорожно-транспортных происшествий. J Травма-травма Infect Crit Care. 2004; 57 (4): 815.
  99. 98. Риска Э.Б., фон Бонсдорф Х., Хаккинен С., Ярома Х., Кивилуото О., Паавилайнен Т. Первичная оперативная фиксация переломов длинных костей у пациентов с множественными травмами. J Травма-травма Infect Crit Care. 1977; 17 (2): 111.
  100. 99.Робинсон С.М., Теох К.Х., Бейкер А., Белл Л. Переломы малой бугристости плечевой кости. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2009; 91 (3): 512.
  101. 100. Салар Н., Билген М.С., Билген ОФ, Эрмутлу С., Экен Дж., Дурак К. Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава при переломах вертлужной впадины: «раннее применение». Ulus Travma ve Acil Cerrahi Derg. 2017; 23 (4): 337.
  102. 101. Schepers T, Schipper IB, Vogels LM, et al. Чрескожное лечение смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости. J Orthop Sci.2007; 12 (1).
  103. 102. Зейтц И.А., Ли Дж. К., Суло С. и др. Общая характеристика функциональных и неблагоприятных исходов при реконструкции острой травмы нижних конечностей. Eur J Plast Surg. 2017; 40 (3): 235.
  104. 103. Селанд К., Черри Н., Бич Дж. Исследование факторов, влияющих на возвращение к работе после переломов запястья или лодыжки. Am J Ind Med. 2006; 49 (3): 197. pmid: 16421918
  105. 104. Шилдс Э., Тирукумаран С., Торснесс Р., Нойес К., Волошин И. Факторы пациента, влияющие на возвращение к работе и совокупные финансовые требования после переломов ключицы в случаях компенсации работникам.J Shoulder Elb Surg. 2016; 25 (7): 1115.
  106. 105. Сидху В.С., Германс Д., Дакворт Д.Г. Результаты оперативных вмешательств при переломах ключицы со смещением медиального конца. J Shoulder Elb Surg. 2015; 24 (11): 1728.
  107. 106. van der Sluis CK, Eisma WH, Groothoff JW, ten Duis HJ. Отдаленные физические, психологические и социальные последствия перелома голеностопного сустава. Травма, повреждение. 1998; 29 (4): 277. pmid: 9743747
  108. 107. Слуйс К.П., Шульц Дж., Ричмонд Т.С. Качество жизни, связанное со здоровьем, и возвращение к работе после незначительных травм конечностей: продольное исследование, сравнивающее травмы верхних и нижних конечностей.Травма, повреждение. 2016; 47 (4): 824. pmid: 26965363
  109. 108. Sobhan MR, Abrisham SMJ, Vakili M, Shirdel S. Позвоночно-тазовая фиксация переломов крестцово-подвздошных суставов и переломов-вывихов: клиническое наблюдение в течение 8 лет. Arch Bone Jt Surg. 2016; 4 (4): 381. pmid: 27847854
  110. 109. Старр AJ, Hay MT, Reinert CM, Borer DS, Christensen KC. Цефаломедуллярные стержни в лечении высокоэнергетических переломов проксимального отдела бедренной кости у молодых пациентов: проспективное рандомизированное сравнение портала входа в вертельную ямку и грушевидной ямки.J Orthop Trauma. 2006; 20 (4): 240. pmid: 16721238
  111. 110. Стулик Дж., Стехлик Дж., Рысавый М., Возняк А. Малоинвазивное лечение внутрисуставных переломов пяточной кости. J Bone Joint Surg Br. 2006; 88 (12).
  112. 111. Тай В. Х., де Штайгер Р., Ричардсон М., Груэн Р., Балог З. Дж. Последствия для здоровья отсроченного сращения и несращения переломов диафиза бедренной кости и большеберцовой кости. Травма, повреждение. 2014; 45 (10): 1653. pmid: 25062602
  113. 112. Теннент Т.Д., Колдер ПР, Солсбери Р.Д., Аллен П.В., Иствуд Д.М.Оперативное лечение смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости: двухцентровое исследование с использованием определенного протокола. Травма, повреждение. 2001; 32 (6): 491. pmid: 11476816
  114. 113. Такор Р. В., Хоо Б. С., Консидайн П. и др. Переломы голеностопного сустава и трудоустройство: событие, которое изменило жизнь пациентов. Disabil Rehabil. 2015; 37 (5): 417. pmid: 24856790
  115. 114. Трабелси А., Дюссер Ф., Асенсио Г., Бертин Р. Ортопедическое лечение переломов шейки пятой пястной кости: проспективное исследование.Chir Main. 2001; 20 (3): 226. pmid: 11496609
  116. 115. Удесен А., Овесен О.К., Нильсен И.М., Йенсен П.Е. Свободные микрососудистые лоскуты в лечении дефектов голени. Scand J Plast Reconstr Surg Hand Surg. 1996; 30 (3): 183. pmid: 8885012
  117. 116. Уркхарт Д.М., Уильямсон О.Д., Габби Б.Дж. и др. Исходы пациентов с ортопедической травмой, поступивших в травматологические центры 1 уровня. ANZ J Surg. 2006; 76 (7): 600. pmid: 16813626
  118. 117. Валлье HA, Норк SE, Benirschke SK, Sangeorzan BJ.Хирургическое лечение переломов тела таранной кости. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2004; 86-А (Дополнение 1 (Часть 2): 180.
  119. 118. Volgas D, DeVries JG, Stannard JP. Краткосрочные финансовые результаты переломов пилона. J Foot Ankle Surg. 2010; 49 (1): 47. pmid: 20123287
  120. 119. Уилсон DW. Функциональная способность после перелома костного мозга. Кан Мед Асс Дж. 1966; 95 (18): 908. pmid: 5921750
  121. 120. Йип Э.Дж., Рао Дж., Пан СН, Соелар С.А., Младший ASE. Является ли чрескожная фиксация с помощью артроскопических винтов так же хороша, как открытая репозиция и внутренняя фиксация для лечения смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости? Foot Ankle Surg.2016; 22 (3): 164. pmid: 27502224
  122. 121. Янг А., Мюлнер С., Куровски А., Сифуэнтес М. Связь между физической медициной и использованием услуг реабилитации и продолжительностью нетрудоспособности после перелома, связанного с работой. Работа. 2015; 51 (2): 327. pmid: 25248529
  123. 122. Zhang C, Huang J, Luo Y, Sun H. Сравнение эффективности дистальной ключичной фиксирующей пластины и ключичной крючковой пластины при лечении нестабильных дистальных переломов ключицы и систематический обзор литературы.Int Orthop. 2014; 38 (7): 1461. pmid: 24728348
  124. 123. Экегрен С.Л., Эдвардс Э.Р., Оппи А. и др. Двенадцатимесячные производственные результаты после перелома шейки бедра у пациентов в возрасте до 65 лет. Травма . 2017; 48 (3): 701–707. pmid: 28118983
  125. 124. Бонато Л.Дж., Эдвардс Э.Р., Гослинг С.М. и др. Пациент сообщил о ранних результатах, связанных с качеством жизни, связанных со здоровьем, через 12 месяцев после хирургического лечения перелома большеберцового плафона. Травма . 2017; 48 (4): 946–953.pmid: 28233519
  126. 125. Кузнезов Н., Эйзенштейн Э., Данн Дж. К. и др. Оперативное лечение нестабильных переломов головки лучевой кости у молодой активной популяции. Рука (N Y) . 2018; 13 (4): 473–480.
  127. 126. Член парламента Хокинсона, Теннент Д.Д., Белисл Дж., Осборн П. Результаты травм Лисфранка среди военнослужащих, находящихся на активной военной службе. Лодыжка стопы Int . 2017; 38 (10): 1115–1119. pmid: 28745075
  128. 127. Фиораванти М., Маман П., Кервейл Г., Рохвергер А., Маттей Дж.Ампутация по сравнению с консервативным лечением при тяжелом открытом переломе нижних конечностей: функциональное исследование и исследование качества жизни. Orthop Traumatol Surg Res . 2018; 104 (2): 277–281. pmid: 29407071
  129. 128. Виннарс Б., Пьетреану М., Бодестедт А., Экенстам Фа, Гердин Б. Безоперационное лечение по сравнению с оперативным лечением острых переломов ладьевидной кости. Рандомизированное клиническое испытание. Хирургия костного сустава J Am . 2008. 90 (6): 1176–1185. pmid: 18519309
  130. 129. Иоанну Л., Камерон П.А., Гибсон С.Дж. и др.Беспокойство о финансах и восстановлении через год после травмы: прогностическое когортное исследование на основе реестра. Травма . 2018; 49 (5): 990–1000. pmid: 29653676
  131. 130. Киркеби Л., Фрост П., Хансен ТБ, Свендсен СВ. Нетрудоспособность и возвращение к работе после МРТ при подозрении на перелом ладьевидной кости: Влияние патологии МРТ и профессиональных механических воздействий. PLoS Один . 2018; 13 (6): e0197978. pmid: 29864121
  132. 131. Аль-Каттан ММ. Внесуставные переломы средней фаланги без сопутствующего повреждения сухожилия или обширной потери кожи: «раздавливание мягких тканей» как прогностический фактор.Ann Plast Surg. 2013; 70 (3): 280. https://dx.doi.org/10.1097/SAP.0b013e318234e934 pmid: 22214789
  133. 132. Аль-Каттан ММ. Пилы, вызывающие переломы шейки фаланг у взрослых. Ann Plast Surg. 2012; 69 (1): 38. https://dx.doi.org/10.1097/SAP.0b013e31821ee453 pmid: 21629050
  134. 133. Allmacher DH, Галлес KS, Марш JL. Внутрисуставные переломы пяточной кости лечили без операции и последовательно наблюдали в течение 2 десятилетий. J Orthop Trauma. 2006; 20 (7): 464. pmid: 16891937
  135. 134.Alt V, Donell ST, Chhabra A, Bentley A, Eicher A, Schnettler R. Экономический анализ использования rhBMP-2 при открытых переломах большеберцовой кости III степени по Gustilo-Anderson в Великобритании, Германии и Франции. Травма, повреждение. 2009; 40 (12): 1269. pmid: 19539926
  136. 135. Альтхаузен П.Л., Шеннон С., Лу М., О’Мара Т.Дж., Брей Т.Дж. Клинико-финансовое сравнение оперативного и консервативного лечения переломов ключицы со смещением. J Shoulder Elb Surg. 2013; 22 (5): 608.
  137. 136. Поправьте П., Жирот Дж., Марин-Браун Ф. и др.[Миниатюрный остеосинтез суставных переломов пальцев рук. Результаты серии из 60 случаев. Энн Чир ла Майн. 1988; 7 (3): 222.
  138. 137. Апрато А., Джоэрис А., Тосто Ф. и др. Предсказуемы ли возвращение к работе и отпуска после нестабильной травмы тазового кольца ?. J Orthop Traumatol. 2016; 17 (2): 169. pmid: 26416030
  139. 138. Апрато А., Джерис А., Тосто Ф., Калампоки В., Стукки А., Массе А. Прямые и косвенные затраты на хирургическое лечение переломов костей таза.Arch Orthop Trauma Surg. 2016; 136 (3): 325. pmid: 26660303
  140. 139. Бансал Р., Крейген МАК. Переломы пятой пястной кости: требуется ли наблюдение? J Hand Surg Eur Vol. 2007; 32 (1): 69. https://dx.doi.org/10.1016/j.jhsb.2006.09.021 pmid: 17125893
  141. 140. Basar H, Basar B, Basci O, Topkar OM, Erol B, Tetik C. Сравнение лечения косых и спиральных переломов пястных и фаланговых костей только с использованием мини-пластинки с винтом или винтом. Arch Orthop Trauma Surg. 2015; 135 (4): 499.https://dx.doi.org/10.1007/s00402-015-2164-3 pmid: 25682110
  142. 141. Bonafede M, Espindle D, Bower AG. Прямые и косвенные затраты на переломы длинных костей у населения США трудоспособного возраста. J Med Econ. 2013; 16 (1): 169. https://dx.doi.org/10.3111/13696998.2012.737391 pmid: 23035626
  143. 142. Bond CD, Shin AY, McBride MT, Dao KD. Чрескожная фиксация винтами или иммобилизация гипсом при переломах ладьевидной кости без смещения. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2001; 83-А (4): 483.
  144. 143.Брауэр К.А., Маннс Б.Дж., Ко М., Дональдсон С., Бакли Р. Экономическая оценка оперативного лечения по сравнению с неоперативным лечением смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2005; 87 (12): 2741.
  145. 144. Бринк О, Стаунструп Х., Соммер Дж. Стабильные переломы боковых лодыжек, леченные с помощью ортезы для голеностопного сустава с воздушным потоком и ортезы DonJoy R.O.M.-Walker: проспективное рандомизированное исследование. Foot Ankle Int. 1996; 17 (11): 679. pmid: 8946182
  146. 145. Брукс С., Чикуттини FM, Лим С., Тейлор Д., Стаки С.Л., Влука А.Е.Экономическая эффективность добавления магнитно-резонансной томографии к обычному ведению пациентов с подозрением на переломы ладьевидной кости. Br J Sports Med. 2005; 39 (2): 75. pmid: 15665201
  147. 146. Burdeaux BDJ. Переломы пяточной кости: открытая репозиция и внутренняя фиксация с медиальной стороны, проспективное исследование, срок 21 год. Foot Ankle Int. 1997; 18 (11): 685. pmid: 9391812
  148. 147. d’Heurle A, Le T, Grawe B и др. Периоперационные риски, связанные с оперативным лечением переломов ключицы.Травма, повреждение. 2013; 44 (11): 1579. pmid: 23809607
  149. 148. Де Вос Дж., Ванденберге Д. Острая чрескожная фиксация ладьевидной кости с использованием неканюлированного винта Герберта. Chir Main. 2003; 22 (2): 78. pmid: 12822241
  150. 149. Диас Дж. Дж., Уайлдин Си Джей, Бховал Б., Томпсон Дж. Р. Следует ли фиксировать острые переломы ладьевидной кости? Рандомизированное контролируемое исследование. J Bone Joint Surg Am. 2005; 87 (10).
  151. 150. Эгол К.А., Долан Р., Коваль К.Дж. Функциональный исход операции по поводу перелома голеностопного сустава.Проспективное рандомизированное сравнение тактики ведения гипсовой повязки или функционального корсета. J Bone Joint Surg Br. 2000; 82 (2).
  152. 151. Эрдманн М.В., Ричардсон Дж., Темплтон Дж. Переломы кальциса: рандомизированное исследование, сравнивающее консервативное лечение с импульсной компрессией стопы. Травма, повреждение. 1992; 23 (5): 305. pmid: 1644458
  153. 152. Филан С.Л. Влияние компенсации работникам или третьей стороне на возвращение к работе после операции на руке. Med J Aust. 1996; 165 (2): 80. pmid: 8692067
  154. 153.Fusetti C, Della Santa DR. Влияние характера перелома на консолидацию после фиксации пястной пластинки. Chir Main. 2004; 23 (1): 32. pmid: 15071965
  155. 154. Форд Диджей, Али М.С., Сталь ВМ. Переломы шейки пятой пястной кости: нужна ли репозиция или иммобилизация? J Hand Surg — Br Vol. 1989; 14 (2): 165.
  156. 155. Гарднер округ Колумбия, Гудвилл С.Дж., Бриджес ПК. Отсутствие на работе после перелома запястья и кисти. J Occup Med. 1968; 10 (3): 114. pmid: 4230704
  157. 156.Gorczyca JT. Ранние, а не поздние упражнения с опорой на вес и диапазон движений улучшили раннюю функцию, но не время вернуться к работе после хирургической фиксации нестабильных переломов лодыжки. J Bone Jt Surg — Am Vol. 2017; 99 (4): 350.
  158. 157. Gropper PT, Bowen V. Cerclage проводка переломов пястных костей. Clin Orthop Relat Res. 1984.
  159. ,
  160. , 158. Гул А., Батра С., Мехмуд С., Гиллхэм Н. Немедленная незащищенная нагрузка при оперативно вылеченных переломах лодыжки.Acta Orthop Belg. 2007; 73 (3): 360. pmid: 17715727
  161. 159. Герберт Т.Дж., Фишер В.Е. Лечение перелома ладьевидной кости новым костным винтом. J Bone Jt Surg — Br Vol. 1984; 66 (1): 114.
  162. 160. Hou WH, Liang HW, Hsieh CL, Sheu CF, Hwang JS, Chuang HY. Интеграция качества жизни, связанного со здоровьем, с отпусками по болезни для оценки возвращения к работе при травмах конечностей. Qual Life Res. 2013; 22 (9): 2307. pmid: 23392909
  163. 161. Иноуэ Г., Тамура Ю.Закрытая техника установки винта Герберта при переломе ладьевидной кости без смещения. J Orthop Surg Tech. 1991; 6 (1): 1.
  164. 162. Jeon I-H, Oh C-W, Пак Би Си, Ин Дж. Си, Ким Пи Т. Малоинвазивная чрескожная фиксация винтом Герберта при остром нестабильном переломе ладьевидной кости. Hand Surg. 2003; 8 (2): 213. pmid: 15002100
  165. 163. Юутилайнен Т., Патиала Х., Руусканен М., Рокканен П. Сравнение затрат на лечение переломов голеностопного сустава с помощью рассасывающихся или металлических фиксирующих устройств.Arch Orthop Trauma Surg. 1997; 116 (4): 204. pmid: 9128772
  166. 164. Касдан М.Л., июнь, Лос-Анджелес. Возвращение к работе после одностороннего перелома кисти. J Occup Med. 1993; 35 (2): 132. pmid: 8433184
  167. 165. Khamaisy S, Weil YA, Safran O, Liebergall M, Mosheiff R, Khoury A. Результат дорсально оскольчатого по сравнению с интактным дистальным радиальным переломом, зафиксированным с помощью ладонных фиксирующих пластин. Травма, повреждение. 2011; 42 (4): 393. pmid: 21129740
  168. 166. Kundel K, Funk E, Brutscher M, Bickel R.Переломы пяточной кости: оперативное или консервативное лечение. J Травма-травма Infect Crit Care. 1996; 41 (5): 839.
  169. 167. Курцен П., Фузетти С., Боначчо М., Надь Л. Осложнения после фиксации пластиной переломов фаланг. J Травма-травма Infect Crit Care. 2006; 60 (4): 841.
  170. 168. van Laarhoven CJ, Meeuwis JD, van der Werken C. Послеоперационное лечение внутренне фиксированных переломов голеностопного сустава: проспективное рандомизированное исследование. J Bone Joint Surg Br. 1996; 78 (3).
  171. 169.Ли TJ, Kwon DG, Na SI, Cha SDo. Модифицированный комбинированный доступ при переломе диафиза дистального отдела плечевой кости: переднелатеральный и латеральный бимодальный доступ. Clin Orthop Surg. 2013; 5 (3): 209. pmid: 24009907
  172. 170. Ленехан Б., Флеминг П., Лейнг А., О’Салливан М. Лечение переломов фаланг руки с помощью внешнего фиксатора mini-Hoffman. Eur J Orthop Surg Traumatol. 2003; 13 (3): 142.
  173. 171. Лехтонен Х., Ярвинен Т.Л., Хонконен С., Нюман М., Вихтонен К., Ярвинен М.Использование гипсовой повязки по сравнению с функциональным ортезом голеностопного сустава после оперативного лечения перелома голеностопного сустава. Проспективное рандомизированное исследование. J Bone Joint Surg Am. 2003; 85-А (2).
  174. 172. Леунг К.С., Юэнь К.М., Чан В.С. Оперативное лечение смещенных внутрисуставных переломов пяточной кости. Среднесрочные результаты. J Bone Jt Surg — Br Vol. 1993; 75 (2): 196.
  175. 173. Леви О. Простая малоинвазивная хирургическая техника лечения переломов дистального отдела ключицы 2 типа.J Shoulder Elb Surg. 2003; 12 (1): 24.
  176. 174. Lin X, Zeng J, Guo Y, Tan L. Компьютерный дизайн реконструкции ладьевидной кости: индивидуальная чрескожная канюлированная винтовая фиксация. Китайский J Tissue Eng Res. 2014; 18 (44): 7178.
  177. 175. Лю HH, Chang CH, Chia WT, Chen CH, Tarng YW, Wong CY. Сравнение пластин и интрамедуллярных стержней для фиксации переломов ключицы со смещением середины диафиза. J Травма-травма Infect Crit Care. 2010; 69 (6): E82.
  178. 176.Lohsträter A, Bak P. Эффективность и рентабельность реабилитационного лечения VBG у пациентов после перелома дистального отдела лучевой кости. Phys Medizin Rehabil Kurortmedizin. 2006; 16 (3): 155.
  179. 177. Lubbert PH, van der Rijt RH, Hoorntje LE, van der Werken C. Низкоинтенсивный импульсный ультразвук (LIPUS) при свежих переломах ключицы: многоцентровое двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Травма, повреждение. 2008; 39 (12).
  180. 178. Лучкина С., Бадиа А., Дорнеан В., Фузетти К.Нестабильные переломы киянки: сравнение трех различных методик в многоцентровом исследовании. Китайский J Traumatol. 2010; 13 (4): 195.
  181. 179. MacDermid JC, Roth JH, McMurtry R. Предикторы времени, потерянного при работе после перелома дистального отдела лучевой кости. J Occup Rehabil. 2007; 17 (1).
  182. 180. Маке С., Винкельманн М., Моммсен П. и др. Повреждения верхних конечностей при политравме: ограниченное влияние на исход более чем через десять лет после травмы — когортное исследование с участием 629 пациентов.Костный сустав J. 2017; 99-B (2): 255. pmid: 28148670
  183. 181. Матчке С., Марент-Хубер М., Аудиже Л., Венценсен А., Группа LCPS. Хирургическое лечение нестабильных переломов дистального отдела лучевой кости с помощью имплантатов со стабильным углом: многоцентровое проспективное исследование. J Orthop Trauma. 2011; 25 (5): 312. pmid: 21464738
  184. 182. McQueen MM, Gelbke MK, Wakefield A, Will EM, Gaebler C. Чрескожная фиксация винтами по сравнению с консервативным лечением переломов талии ладьевидной кости: проспективное рандомизированное исследование.J Bone Jt Surg — Br Vol. 2008; 90 (1): 66.
  185. 183. Мун SJ, Ян JW, Roh SY, Lee DC, Kim JS. Сравнение интрамедуллярной фиксации и чрескожной фиксации К-спицами при переломах дистальной трети пястной кости. Arch Plast Surg. 2014; 41 (6): 768. pmid: 25396193
  186. 184. Ng LWN, Lim ZJL, Xu RW, Привет, HWD. Хирургическая фиксация диафизарных переломов предплечья с уменьшенным разрезом у взрослых с помощью минимально инвазивного локального доступа: J. Orthop Trauma Rehabil.2017; 23: 34.
  187. 185. О’Брайен Л., Герберт Т. Внутренняя фиксация острых переломов ладьевидной кости: новый подход к лечению. Aust New Zeal J Surg. 1985; 55 (4): 387. pmid: 3870170
  188. 186. Olesen UK, Pedersen NJ, Eckardt H, et al. Стоимость инфекции при тяжелых открытых переломах большеберцовой кости, леченных бесплатным лоскутом. Int Orthop. 2017; 41 (5).
  189. 187. Отмар Р., Котович М.А., Бреннан С.Л., Баки-Смит Г., Корн С., Паско Дж. Личные и психосоциальные последствия клинических переломов у мужчин.J Мужское здоровье. 2013; 10 (1): 22.
  190. 188. Пэйли Д., Холл Х. Внутрисуставные переломы пяточной кости. Критический анализ результатов и прогностических факторов. J Bone Jt Surg — Am Vol. 1993; 75 (3): 342.
  191. 189. Rennekampff H-O, Rabbels J, Pfau M, Haerle M, Schaller H-E. Результат реабилитации BGSW после переломов дистального отдела лучевой кости. Aktuelle Traumatol. 2003; 33 (3): 109.
  192. 190. Саеден Б., Торнквист Х., Понцер С., Хёглунд М. Перелом ладьевидной кости запястья.Проспективное рандомизированное 12-летнее наблюдение, сравнивающее оперативное и консервативное лечение. J Bone Joint Surg Br. 2001; 83 (2).
  193. 191. Сенгодан В.Ц., Сенгодан М.М. Ранняя нагрузка с использованием чрескожного внешнего фиксатора при переломе пяточной кости. Журнал J Surg Tech Case Rep.2012; 4 (2): 98. pmid: 23741585
  194. 192. Shahid MK, Punwar S, Boulind C, Bannister G. Ботинки для ходьбы и гипсовая повязка ниже колена для отрывных переломов основания пятой плюсневой кости: сравнительное когортное исследование.Foot Ankle Int. 2013; 34 (1): 75. pmid: 23386764
  195. 193. Симански С.Дж., Маегеле М.Г., Леферинг Р. и др. Функциональное лечение и ранняя потеря веса после перелома лодыжки: проспективное исследование. J Orthop Trauma. 2006; 20 (2): 108. pmid: 16462563
  196. 194. Торнс Б.С., Коллинз А.Л., Тимлин М., Корриган Дж. Исход переломов пяточной кости, леченных оперативно и без операции. влияние судебного процесса на результаты. Ir J Med Sci. 2002; 171 (3): 155. pmid: 15736356
  197. 195.Туфеску Т.В., Бакли Р. Возраст, пол, трудоспособность и компенсация работникам у пациентов со смещенными внутрисуставными переломами пяточной кости. J Orthop Trauma. 2001; 15 (4): 275. pmid: 11371793
  198. 196. Виореану М., Дудени С., Хурсон Б., Келли Е., О’Рурк К., Куинлан В. Ранняя мобилизация в съемной гипсе по сравнению с иммобилизацией в гипсе после оперативного лечения переломов голеностопного сустава: проспективное рандомизированное исследование. Ступня голеностопного сустава Int. 2007; 28 (1).
  199. 197.Wagner E, Ortiz C, Villalon IE, Keller A, Wagner P. Ранняя нагрузка после чрескожной репозиции и винтовой фиксации при низкоэнергетической травме. Foot Ankle Int. 2013; 34 (7): 978. pmid: 23386753
  200. 198. Уильямс RMM, Kiefhaber TR, Sommerkamp TG, Stern PJ. Лечение нестабильных дорсальных проксимальных межфаланговых переломов / вывихов с использованием гемихаматного аутотрансплантата. J Hand Surg — Am Vol. 2003; 28 (5): 856.
  201. 199. Чжань Ю., Ян Х, Ся Р, Ченг Т., Ло К.Анатомическое восстановление и увеличение передней-нижней большеберцовой связки по сравнению с фиксацией винтами транссиндесмоза для синдесмотической нестабильности при переломе голеностопного сустава с внешней ротацией с поражением задней лодыжки: проспективное и сравнительное исследование. Травма, повреждение. 2016; 47 (7): 1574. pmid: 27129908
  202. 200. Тутухатунева Э.Д., Стивенс М., Диркс Р.Л. Клинические результаты и предикторы удовлетворенности пациентов переломами ключицы со смещением середины диафиза у взрослых: результаты ретроспективного многоцентрового исследования. Травма . 2017; 48 (12): 2788–2792. pmid: 2
  203. 32
  204. 201. Баумбах С.Ф., Пралл В.К., Крамер М., Браунштейн М., Бёкер В., Полцер Х. Функциональное лечение переломов основания 5-й плюсневой кости — влияние местоположения перелома и характеристик перелома. BMC Разрушение опорно-двигательного аппарата . 2017; 18 (1): 534. pmid: 29246170
  205. 202. Маккензи С.П., Картер Т.Х., Джеффрис Дж. Г. и др. Выписаны, но не недовольны: результаты и удовлетворенность пациентов, выписанных из Эдинбургской клиники травматологии. Костный сустав J . 2018; 100-В (7): 959–965. pmid: 29954208
  206. 203. Reformat DD, Nores GG, Lam G, et al. Анализ результатов методов фиксации пястных и фаланговых суставов в больнице Бельвью. Энн Пласт Сург . 2018; 81 (4): 407–410. pmid: 30067527
  207. 204. Kraus TM, Abele C, Freude T, et al. На длительность нетрудоспособности после перелома плато большеберцовой кости влияет интенсивность труда. BMC Разрушение опорно-двигательного аппарата . 2018; 19 (1): 281.pmid: 30086739
  208. 205. Poggetti A, Nucci AM, Giesen T., Calcagni M, Marchetti S., Lisanti M. Чрескожная интрамедуллярная фиксация винтом без головки и анестезия широкого бодрствования для лечения переломов пястных костей: первые результаты у 25 пациентов. J Ручной Микрохирургический аппарат . 2018; 10 (1): 16–21. pmid: 29706731
  209. 206. Хёртерер Х., Баумбах С.Ф., Лемперле С. и др. Клинические исходы и сочетанные травмы при оперативно леченных переломах бокового отростка таранной кости. BMC Разрушение опорно-двигательного аппарата . 2019; 20 (1): 219. pmid: 31092241
  210. 207. Белатти Д.А., Физиткул П. Экономическое бремя операций на стопе и голеностопном суставе среди населения США по программе Medicare. Foot Ankle Int. 2014; 35 (4): 334. pmid: 24449755
  211. 208. Сварт Э., Тюльпан Дж., Розенвассер депутат. Как следует измерять стоимость лечения переломов дистального отдела лучевой кости ?. Am J Orthop (Чатем, Нью-Джерси). 2017; 46 (1): E54.
  212. 209. Веллер С, Кунер Э, Швейкерт Ч. Медуллярный штифт в соответствии с принципами швейцарской исследовательской группы.Clin Orthop Relat Res. 1979.
  213. 210. О’Хара Н.Н., Мугарура Р., Поттер Дж. И др. Экономический ущерб из-за травмы в Уганде: взгляд пациента. Травма, повреждение. 2016; 47 (5): 1098. pmid: 26724174
  214. 211. Пфейфер Р., Лихте П., Зелле Б.А. и др. Социально-экономические последствия тупой ортопедической травмы: значение для профилактики травм. Пациент Саф Сург. 2011; 5 (1).
  215. 212. Finger A, Teunis T, Hageman MG, Thornton ER, Neuhaus V, Ring D. Предпочитают ли пациенты дополнительное наблюдение при простых переломах верхних конечностей: пилотное исследование.Травма, повреждение. 2016; 47 (10): 2276. pmid: 27418457
  216. 213. Reilly MC, Zbrozek AS, Dukes EM. Достоверность и воспроизводимость инструмента оценки производительности труда и снижения активности. Фармакоэкономика. 1993, 1 ноября; 4 (5): 353–65. pmid: 10146874

Инвалидность и депрессия после ортопедической травмы

Вступление: Скелетно-мышечное повреждение является частой причиной нарушения (патофизиология), но корреляция нарушения с интенсивностью боли и степенью инвалидности ограничена.Психосоциальные факторы объясняют значительную долю различий в инвалидности при различных ортопедических патологиях. Целью данного исследования является проспективная оценка взаимосвязи между психологическими факторами и степенью инвалидности в выборке пациентов с ортопедической травмой в Нидерландах.

Материал и методы: В исследование были включены сто один взрослый пациент в возрасте от 1 до 2 месяцев после одного или нескольких переломов, травм сухожилий или связок.Четыре подходящих пациента отказались от участия. Тридцать пять женщин и 30 мужчин со средним возрастом 50 лет (диапазон от 22 до 92 лет) завершили последующую оценку через 5-8 месяцев после травмы, и их данные были проанализированы. Пациенты прошли оценку инвалидности (Краткая оценка опорно-двигательного аппарата — Нидерланды, SMFA-NL), Голландский центр эпидемиологического исследования депрессии по шкале (CES-D), Голландская шкала воздействия событий (SVL) и Голландская Шкала катастрофизации боли (PCS) на момент включения в исследование и снова через 5-8 месяцев после травмы.

Полученные результаты: Были выявлены умеренные корреляции между симптомами депрессии (CES-D, r = 0,48, p <0,001) и симптомами посттравматического стрессового расстройства (SVL, r = 0,35, p = 0,004) при включении в исследование и степенью инвалидности через 5-8 месяцев после травмы. Катастрофическое мышление (PCS) при поступлении и степень инвалидности через 5-8 месяцев после травмы показали небольшую корреляцию (PCS, r = 0,26, p = 0,034). Шкала катастрофической боли (бета = 0.29; р = 0,049), хирургическое вмешательство (бета = 0,26; р = 0,034), дополнительное хирургическое вмешательство (бета = 0,26; р = 0,019) и другие болевые состояния (бета = 0,31; р = 0,009) были значимыми предикторами в окончательной модели (скорректированной R-квадрат = 0,35; p <0,001) для большей инвалидности через 5-8 месяцев после травмы.

Обсуждение и выводы: В Нидерландах симптомы депрессии, измеренные через 1-2 месяца после травмы опорно-двигательного аппарата, коррелируют с инвалидностью через 5-8 месяцев после этой травмы.Психологические аспекты восстановления после травм опорно-двигательного аппарата заслуживают большего внимания.

Уровень доказательности: Уровень II, Прогностическое исследование.

Ключевые слова: Депрессия; Травма, повреждение; Ортопедическая травма; Посттравматическое стрессовое расстройство; Психосоциальный.

Взаимосвязь между компенсируемым статусом и долгосрочными результатами лечения пациентов после ортопедической травмы

Задача: Определить взаимосвязь между компенсируемым статусом в схеме компенсации «без вины» и долгосрочными результатами после ортопедической травмы.

Дизайн и настройка: Проспективное когортное исследование в двух травматологических центрах уровня 1 для взрослых в Виктории, Австралия.

Участники: Пациенты с тупыми травмами в возрасте 18–64 лет, госпитализированные в период с сентября 2003 г. по август 2004 г. с ортопедическими травмами и получившие компенсацию в рамках схемы компенсации без вины за травмы, связанные с транспортом, или считающиеся не подлежащими компенсации.

Основные показатели результатов: Краткое обследование состояния здоровья из 12 пунктов (SF-12) и возвращение к работе или учебе через 12 месяцев после травмы.

Полученные результаты: Из 1033 подходящих пациентов 707 (68,8%) предоставили данные последующего наблюдения; 450 пациентов, подлежащих компенсации, и 247 пациентов, не подлежащих компенсации, завершили исследование.После корректировки различий между группами (возраст, тяжесть травмы, статус травмы головы, группа травмы и место выписки) с использованием многомерного анализа, пациенты, подлежащие компенсации, с большей вероятностью, чем пациенты, не подлежащие компенсации, сообщали о средней или тяжелой инвалидности при последующем наблюдении. физические (скорректированное отношение шансов [AOR], 2,0; 95% ДИ, 1,3–2,9) и умственные (AOR, 1,6; 95% ДИ, 1,1–2,5) сводные баллы SF-12. Пациенты, подлежащие компенсации, с меньшей вероятностью, чем пациенты без компенсации, вернулись к работе или учебе, даже после поправки на тяжесть травмы, возраст, статус травмы головы и место выписки (AOR, 0.6; 95% ДИ, 0,3-0,9).

Выводы: Пациенты, охваченные системой компенсации без вины за транспортные травмы в Виктории, имели худшие результаты, чем пациенты, не подлежащие компенсации.

Ортопедические состояния, заболевания и травмы

Ортопедические состояния — это травмы и заболевания, поражающие опорно-двигательный аппарат.Эта система тела включает мышцы, кости, нервы, суставы, связки, сухожилия и другие соединительные ткани. Повреждение любой из этих тканей или структур может быть вызвано хроническими ортопедическими заболеваниями или травмой.

К общим ортопедическим проблемам относятся:

  • Острые травмы , такие как травматические переломы костей и вывих суставов

  • Артрит , воспаление суставов, вызывающее боль, повреждение суставов и потерю функции суставов.Существует более 100 различных типов артрита, таких как остеоартрит, ревматоидный артрит, псориатический артрит и подагра.

  • Бурсит , воспаление и раздражение бурсы. Бурсы — это наполненные жидкостью мешочки внутри суставов, которые смягчают связки, сухожилия и мышцы при их движении по костям.

  • Атрофия мышц , то есть потеря мышечной ткани, вызывающая слабость и затруднения при движении. Это может произойти при недостаточном использовании, например при приковании к постели, или при повреждении нервов, контролирующих движение мышц.

  • Рак опорно-двигательного аппарата — злокачественное новообразование любой ткани или структуры опорно-двигательного аппарата. Примеры включают остеосаркому (рак кости) и хондросаркому (рак хряща).

  • Ортопедические аутоиммунные заболевания , которые возникают, когда иммунная система организма по ошибке начинает атаковать собственные здоровые клетки и ткани. Аутоиммунные заболевания, которые могут повлиять на опорно-двигательный аппарат, включают ревматоидный артрит, псориатический артрит, волчанку и склеродермию.

  • Остеомаляция , при которой кости взрослого человека размягчаются. Это приводит к мышечной слабости, искривлению ног, боли в костях и переломам. Дефицит витамина D — наиболее частая причина этого состояния.

  • Остеомиелит , инфекция в кости

  • Остеопороз — потеря плотности костей, в результате чего кости становятся слабыми и ломкими. Это увеличивает риск переломов.

  • Защемление нерва , когда корешок спинномозгового нерва сдавливается или раздражается.Нервный корешок — это место, где спинной нерв ответвляется от спинного мозга и выходит из позвоночника между двумя позвонками. Проблемы с межпозвоночным диском — основная причина защемления нерва.

  • Тендинит , воспаление и раздражение сухожилия. Это форма травмы от перенапряжения от повторяющихся движений или сил.

  • Теносиновит , воспаление влагалища сухожилия. Сухожилия — это прочные связки из соединительной ткани, которые прикрепляют мышцы к костям.Сухожилия, проходящие через костные туннели, такие как запястье, окружены оболочкой. Эти оболочки позволяют сухожилию плавно перемещаться по туннелю.

Лучше обратиться к врачу при первых признаках проблем с костями, суставами или мышцами. Во многих случаях проблема возникает из-за чрезмерного использования или перенапряжения, но лучше как можно скорее исключить более серьезную травму, чем ждать и рисковать усугублением проблемы. Немедленно обратитесь за медицинской помощью (, звоните 911 ) в случае серьезной травмы, затрагивающей любую часть опорно-двигательного аппарата, например переломов костей и вывихов суставов.

Экономические и трудовые воздействия из-за временного Нетрудоспособность, связанная с ортопедическими травмами в Торреоне Мексика

J Fam Med. 2017; 4 (2): 1109.

Esquivel-Cerda E, Medina-Verastegui LA¹, Quintanar-Llanas AB¹, Tapia-Barrera JM², Очоа MC³ и Рамирес-Лейва DH 4 *

¹ Кафедра семейной медицины, Подразделение семейной медицины № 66 (IMSS), Делегация Коауилы, Мексика

² Департамент общей медицины, Автономный Университет Нуэво-Леон (UANL), Нуэво-Леон, Мексика

3 Отделение педиатрии, Региональная больница общего профиля № 1 (IMSS), Делегация Соноры, Сонора, Мексика

4 Департамент семейной медицины, Подразделение семейной медицины # 1 (IMSS), Делегация Соноры, Сонора, Мексика

* Автор для переписки: Рамирес Лейва Диего Азаэль, Кафедра семейной медицины, областное общее Больница № 1 (IMSS), Делегация Соноры, Сонора, Мексика, Colonia Centro, Cd.Обрегон, Сонора, Мексика

Поступила: 26 января 2017 г .; Одобрена: 17 февраля 2017 г .; Опубликован: 20 февраля 2017 г.

Аннотация

Справочная информация: Ортопедические патологии — это все изменения костно-мышечной системы на уровне костей или мягких тканей, которые вызывают функциональные инвалидность из-за боли или деформации. Ортопедическая патология влияет на физическую, экономическая и социальная деятельность; в некоторых случаях рабочие не могут вести самостоятельную жизнь и получать оплачиваемую работу.Мексиканский институт социального обеспечения (IMSS) предоставляет медицинские услуги и экономические выгоды за счет временного нетрудоспособность, что обеспечивает социальное обеспечение; однако экономика — это критическая точка в этом заведении.

Цель: Таким образом, целью данного исследования является определение экономического воздействия вторичный к временной нетрудоспособности, вызванной ортопедическими травмами у рабочих присоединен к IMSS в Торреоне, Коауила.

Дизайн и установка: Сравнительное поперечное исследование.

Методы: У 139 пациентов с длительной нетрудоспособностью, вызванной ортопедические травмы в 2012-2013 гг. в отделении семейной медицины в Торреоне, Коауила, была получена медицинская и рабочая информация, которая включала: возраст, пол, время присоединения к IMSS, вид работы, время нетрудоспособности, индекс массы тела, тело пораженная область и история болезни сопутствующих заболеваний. Использовано 80% статистических данных. мощность и доверительный интервал 95%; ассоциация была создана путем расчета отношения шансов, критерий хи-квадрат для статистической значимости (p

Результаты: 66% — мужчины; основными ортопедическими причинами были хронические заболевания поясницы боль (61.2%), синдром болезненного плеча (20,1%) и синдром запястного канала (6,5%). Связь дней нетрудоспособности с типом работы и область показала: тип работы (тип III-IV) [OR = 2,7, 95% CI (1,2-5,8), p 0,009]; пораженный участок (позвоночник) [OR = 1,1, 95% ДИ (0,5–2,1), p 0,77]. Общая средняя стоимость была 15 429,94 долларов США на одного работника.

Заключение: Имеются экономические и трудовые последствия из-за временной нетрудоспособности. относят к ортопедическим травмам.

Ключевые слова: Инвалидность; Ортопедическая травма; Боль в пояснице

Введение

Ортопедические заболевания — это все изменения опорно-двигательного аппарата на уровне костей или мягких тканей, которые вызывают функциональная инвалидность из-за боли или деформации.Ортопедическая патология включает другие виды заболеваний, которые влияют на работу, экономику и социальная активность личности. Частота возникновения этих состояний несет функциональные последствия, приводящие к инвалидам а в некоторых случаях неспособны вести самостоятельную жизнь и оплачивали работа [1]. Патология поясничного отдела позвоночника — центральная точка множества эпидемиологические исследования среди молодежи и взрослых, а также в бизнес-сектор из-за трудовых последствий, которые представляют. Низкая спина боль — одно из самых частых состояний, которое семейный врач и специалист-ортопед должен столкнуться с ежедневной консультацией.это считается, что ежегодно около 50% трудящихся страдают от эпизод этой болезни и 80% населения в целом пострадает по крайней мере, одна острая боль в пояснице [2-3].

Факторы производственной среды, связанные с ортопедическими травмами включают: физически тяжелую работу, статические рабочие позы, частые сгибания туловища, мощные и подъемные движения, повторяющаяся работа и вибрации. Все эти факторы увеличивают механическую нагрузку и часто ортопедические травмы вторичны по отношению к сочетанию этих движений [4].Травмы поясничного отдела позвоночника на рабочем месте бывают редко вызвано прямой травмой, обычно вызвано перенапряжением с компенсациями мышц в туловище, которые способствуют поясничному отделу боль [3]. Боли в пояснице могут возникать у 84% людей в течение жизни (диапазон 11- 84%). Это говорит о том, что у 9 из 10 пациентов будет боль в пояснице. при жизни; однако это событие может быть разрешено и не отправлено повторно. В случае хронической боли в пояснице несколько исследований предлагают распространенность от 15 до 36% [5-6]. По времени эволюции Боль в пояснице была разделена на три категории: острая, если симптоматика длится менее шести недель; подострый, если длится с шести до 12 недель и хронический, когда сохраняется более 12 недель [7].

Нет определения длительной нетрудоспособности, поскольку рассматривается продолжительность от двух недель до 180 дней. В административный критерий IMSS — более 30 дней на рассмотрение длительная временная нетрудоспособность, известная в Федеральном труде Закон [8-9]. Предоставление нетрудоспособности является обязанностью общественных организаций. учреждение безопасности (в Мексике наиболее важным является IMSS), где лечащий врач обязан определить диагноз, прогноз и лечение пациента в установленные сроки.Это важно упомянуть, что минимальная дневная заработная плата в Торреоне составляет 63,77 доллара США. [10].

Сегодня в Торреоне есть столичная область под названием Комарка. Лагунера, состоящий из муниципалитетов в штатах Коауила и Дуранго. В этом городе расположены крупные производства, такие как основные завод по выплавке свинца, аффинаж серебра и наиболее важный электролитический цинк установка в Мексике и Латинской Америке, принадлежащая Met-Mex Peoles. Другой важной отраслью является молочная компания, которая благодаря Группа LALA концентрирует большой объем деятельности, связанной с этим промышленность.Остальная промышленная деятельность в Торреоне ограничена текстиль (Wrangler, Hanes), электронные детали (Delphi) и автомобилестроение (John Deere, Metzeler, Jhonson Controls, Caterpillar) [11].

Использование лекарств оборачивается высокими расходами для учреждения, которое обеспечивает их, поэтому широко рекомендуется профилактика с помощью внедрение эргономики в компаниях, что является технологическая дисциплина, отвечающая за оформление рабочих мест, инструменты и задачи с анатомическими, психологическими и возможностями работник.Он направлен на оптимизацию трех элементов системы. (человек-машина-среда) [12]. Исходя из вышеизложенного, основные Целью этого исследования было определение экономического воздействия вторичный к временной нетрудоспособности, вызванной ортопедическими травмами в рабочие, связанные с IMSS в Торреоне, Коауила.

Материалы и методы

Проведено сравнительное поперечное исследование в семье медицинское отделение № 66 Мексиканского института социального обеспечения (IMSS), расположен в Торреоне, Коауила, Мексика; у пациентов с временным нетрудоспособность вследствие ортопедических травм, которые были выбран с кафедры медицины труда в годы 2012-2013; которые соответствуют следующим критериям включения: принадлежность к IMSS, временная нетрудоспособность в 2012-2013 гг .; пациенты с инвалидностью неортопедического происхождения не включались. и отсеял тех, кто не располагал полной информацией.В следующие данные были получены непосредственно из медицинских карт: возраст, пол, время присоединения к IMSS, вид работы по Официальному Рекомендации по инвалидности, время потери трудоспособности, средняя стоимость инвалидности в мексиканских песо, диагностика, вес, рост, индекс массы тела (ИМТ = вес / рост 2 ), пораженная область тела и история болезни сопутствующие заболевания или хронические дегенеративные заболевания, такие как сахарный диабет (DM) и артериальная гипертензия (HA).

Полученные данные были включены в таблицы сбора данных и проанализированы с помощью программы SPSS версии 20 на испанском языке, где мы прикладная описательная статистика; для качественных переменных частот и использовались проценты.Считалось статистически значимым a p <0,05, с 95% доверительным интервалом, все переменные были дихотомированы применить отношение шансов и хи-квадрат. Протокол был утвержден местный комитет по исследованиям и этике медицинских исследований из отделения семейной медицины № 66, где проводилось исследование.

Результаты

В исследовании приняли участие 139 пациентов. недееспособен. Из них 33,1% (46) составляли женщины и 66,9% (93) были мужчина, годы работы в IMSS показали, что 13.7% имеют менее один год работы, 33,1% (46) 1-5 лет, 15,1% (21) 5-10 лет, 30,9% (43) 10-20 лет и 7,2% (10) более 20 лет аффилированности (Таблица 1). Основные ортопедические причины длительной нетрудоспособности хроническая боль в пояснице (61,2%), синдром болезненного плеча (20,1%) и синдром запястного канала (6,5%), все эти патологии вызвал нетрудоспособность более 30 дней (таблица 2). Возраст экономически активные пациенты показали: 40,3% (56) имеют возраст 21-30 лет, 38,1% (53) 31-40 лет и 15.1% (21) 41-50 лет (Таблица 3).

Травма и ортопедическая хирургия | Карьера

Прочтите о роли консультантов и неконсультантов в T&O хирургии, гибкой работе и о более широких возможностях.

T&O хирургия — это высококонкурентная специальность с разнообразными и интересными карьерными возможностями.

Роли консультантов

Вы можете подать заявку на роль консультанта за шесть месяцев до получения сертификата о завершении обучения (CCT).Вы получите CCT в конце обучения T&O.

Управленческие возможности для консультантов включают:

  • клинический руководитель — ведущий консультант группы NHS
  • клинический директор — ведущий консультант NHS отдела
  • медицинский директор — ведущий консультант NHS для Trust

Большинство консультантов NHS будут участвовать в клиническом и образовательном наблюдении за младшими врачами.

Вот несколько примеров возможностей получения образования и повышения квалификации:

  • Директор по медицинскому образованию — консультант NHS, назначенный в совет больницы, который отвечает за последипломную медицинскую подготовку в больнице.Они работают с деканом аспирантуры, чтобы убедиться, что обучение соответствует стандартам GMC.
  • директор программы обучения — консультант NHS, курирующий обучение местной когорты врачей-стажеров, например, директор программы подготовки фонда. Эта роль будет работать в LETB / деканате
  • .
  • заместитель декана — консультант NHS, ответственный за управление всей программой обучения. Эта роль также будет работать в LETB / деканате
  • .

Роли врача SAS

Есть также возможность работать на неконсультантном уровне, например, в качестве врача SAS (специалист и младший специалист).

хирургов SAS (штатные, младшие специалисты и врачи-специалисты) работают в качестве профессиональных врачей, которые не проходят обучение или не занимают должности консультантов. Вам потребуется как минимум четыре года обучения в аспирантуре (два из которых по соответствующей специальности), прежде чем вы сможете подать заявку на должность врача по специальности.

Роль хирурга SAS может сильно различаться. В зависимости от вашего опыта вы можете работать со сложной хирургической операцией или относительно небольшой диагностической и амбулаторной работой. Врачи SAS часто будут участвовать в плановых и плановых хирургических вмешательствах, а не в неотложной помощи.Они также обучают других сотрудников.

Некоторых хирургов привлекает роль SAS, поскольку часы работы более регулярны, чем у консультантов, а любая работа по вызову и сверхурочная работа после 7:00 — 19:00 оплачивается.

Узнайте больше о ролях врача в SAS.

Прочие должности, не связанные с обучением

Эти роли включают:

  • уровень доверия
  • клинический сотрудник

Другие возможности

Хирурги T&O часто проводят исследования, которые включают сотрудничество с коллегами в Великобритании и за рубежом, написание статей и представление работ на конференциях.Есть хорошие возможности для исследований, например, в области исследования стволовых клеток и наномедицины (манипулирование атомами или молекулами, например, в тканевой инженерии).

Также проводятся исследования лучших и наиболее эффективных материалов для использования при замене суставов (включая металлы, пластмассы и керамику). Также можно работать в качестве клинического академика, где большой процент рабочей недели отводится на исследования.

Исследования по этой специальности, как это часто бывает, имеют финансовые ограничения.Денег не всегда хватает на выполнение всех необходимых работ.

Также могут быть возможности работать в частном секторе и за границей.

Академические пути

Если вы прошли обучение по академической программе T&O или заинтересованы в исследованиях, есть возможности в академической медицине.

Тем, кто проявляет особый интерес к исследованиям, вы можете выбрать академическую карьеру в области хирургии и хирургии. Хотя это и не обязательно, некоторые врачи начинают свою карьеру с должности в Академическом фонде.Запись высококонкурентна. Это позволяет им развивать навыки исследования и преподавания наряду с базовыми компетенциями в базовой учебной программе.

Вступление в академическую карьеру обычно начинается с академической клинической стипендии (ACF) в ST1-2 и может перейти на клиническую лекцию (CL) в ST3 и выше. В качестве альтернативы некоторые стажеры, которые начинают с должности ACF, затем продолжают стажировку ST по клинической программе после ST4.

После завершения академической базовой подготовки стажеры могут подавать заявки на должности академической основной подготовки (вместо обычной основной подготовки).Кандидатскую диссертацию часто получают во время профильного или специализированного обучения.

Заявки на поступление в академические клинические стипендиаты координируются Координационным центром стажеров Национального института исследований в области здравоохранения (NIHRTCC).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *