Суббота , 24 Июль 2021

Объект философии: 4. Предмет и объект философии

Содержание

4. Предмет и объект философии

В научной и философской литературе термин "объект" всегда соотносится с термином "субъект". Субъект - носитель предметно-практической деятельности и познания, источник активности, направленной на объект. Под исследующим субъектом может пониматься как отдельный индивид, так и целая социальная группа.

Объект - это то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности, на что направлена преобразующая или познавательная активность субъекта. Объектом философского исследования является вся объективная действитель­ность в целом, весь материальный и духовный мир, включая самого человека.

Предмет любой науки - это результат исследовательских действий. Предметом философии являются наиболее общие законы развития природы, общества и человеческого мышления, разработанные на основе и в процессе изучения объекта ее исследования.

Основной вопрос философии в его традиционном истолковании, предложенном Ф. Энгельсом, это вопрос об отношении мышления к бытию. Никакая другая наука не изучает отношения между предметами, между предметом и человеком, между людьми.

Вопрос об отношении мышления к бытию имеет две стороны. Первая сторона выражена в вопросе - что является первичным, а что - вторичным, производным - дух или природа, сознание или материя?

В зависимости от ответа на этот вопрос возникли три философских направления: материализм, идеализм, дуализм. Материализм - это одно из главных философских направлений, которое решает основной вопрос философии в пользу первичности природы, бытия, материи, физического и рассматривает сознание, дух, мышление, психическое, субъективное как свойство материи.

Идеализм - это особое обозначение философских учений, утверждающих, что сознание, мышление, психическое, духовное первично, а материя, природа, физическое -вторично, производно, зависимо.

В зависимости от того, что идеалисты считают основой окружающего мира, они являются либо субъективными, либо объективными. Первые считают такой основой свое собственное сознание, сознание отдельного субъекта, вторые - сознание некоего объекта - Мировой дух, Абсолютную идею, Мировую душу.

И материализм, и идеализм являются разновидностями монизма. Монизм - это способ рассмотрения многообразия явлений мира в свете одного начала единой основы всего существующего и построение теории в форме логически последовательного развития исходного положения.

Существует также дуализм - философское учение, исходящее из признания равноправными, не сводимыми друг к другу двух начал -духа и материи и идеального и материального.

Вторая сторона основного вопроса философии выражена вопросом: "Познаваем ли окружающий мир?" При ответе на этот вопрос возникли три философских направления: агностицизм, скептицизм, оптимизм.

Агностицизм - это философское учение, которое отрицает принципиальную возможность познаваемости объективного мира. Скептицизм - это направление в философии, которое не отрицает напрямую, но ставит под сомнение возможность принципиальной познаваемости мира. Оптимизм как философское учение провозглашает принципиальную возможность познания сущности всех явлений, предметов, процессов объективного мира.

В настоящее время в ряде философских учений основной вопрос философии рассматривается как вопрос о роли и месте человека в окружающем мире.

Объект и предмет философии - ZuboLom.ru

Любая наука имеет свой предмет и объект исследования и определенный категориальный аппарат, но если философия имеет особенность, то взгляд на объект и предмет исследования неоднозначен. Одни ученые отождествляют объект и предмет, ссылаясь на то, что слово объект в латинском означает предмет и поэтому объект философии - природу и предмет философии - феноменальную деятельность человека они отождествляли.

Герцен: Другие науки по сравнению с философией имеют непроницаемый предмет в пространстве и во времени.

Гоббс: Предмет философии - всякое тело, которое есть в реальности, которое можно постичь с помощью научных понятий и которое сравнимо с другими телами.

С зарождения марксизма предметом философии становится понятие "материя". Но если предмет определяется субъективным мышлением философа, то и объект философии определяется сознанием (Фихте).

Бердяев доказал, что философия исследует не объект реальности, а мучается смыслом личной судьбы и жизни людей. Объект - это то, что интригует жизнь людей, то есть судьба субъекта, в которой трепещет вся Вселенная. Т.е., творческое сознание личности, когда все осмысливается на уровне Вселенной.

Герцен подчеркивает, что непроницаемый предмет, т.е. то, что может быть как материальным, так и идеальным.

Понятие объекта всегда связано с объективной реальностью, которая существует независимо от воли и желания человека, т. е. объектом человеческой мысли может быть любой предмет, вещь, процесс объективной реальности, которая включается в человеческую деятельность и начинает осваиваться субъектом, т.е. объект - это форма человеческой деятельности в процессе человеческой деятельности, которая выработана в процессе человеческого бытия (и язык, и знание, наука, предметы научного познания)

Предмет философии - это вещи, явления или отдельная часть чего-то, обладающая определенными свойствами и выступающая в отношениях с другими вещами или явлениями.

Таким образом, объекты и предметы философского знания могут быть:
1) материальными - вещи, явления,
2) идеальными - понятия, мысли, идеи, дух, субстанция.

Объекты философии столь же разнообразны как разнообразна сама человеческая жизнь. Поэтому они могут быть объективными и субъективными, рациональными и иррациональными, отражающими мир в целом или космос, науку или религию, самого человека и отношение его с природной средой.

Предмет философии - это нечто иное, что решает проблемы, конструирует и создается субъектом в зависимости от объекта.

Предмет - это реальность, которая позволяет решить какие-то задачи, но он является следствием объекта.

Если объект идеален, то и предмет идеален. Если объект материален, то и предмет материален.

Предмет философии всегда ставит акценты на те вопросы, которые не только могут вытеснять из познания объект и которые можно свести к определенному классу понятий, отражающих действительность, но и представляют интересы философии человека, общества и мира.

Таким образом, предмет философии тяготеет к познанию:
1) мира - философская антология и космология,
2) человека - философская антропология, персонализм и экзистенциализм,
3) общества - социальная философия.

Выделяют два уровня
- внутренний - микрокосмос,
- внешний - макрокосмос.

Один уровень без второго не дает цельное представление о личности. Но в связи с тем, что философия выступает в роли методологии познания, то она свой предмет представляет в форме: 1) универсальных понятий, где все подчинено единству всего сущего (Гуссерль),

1) познание принципов природы и отношения человека к ней с помощью определенных связей (Шлегель),
2) как спор человека с природой, захватывающий его целиком и где есть ностальгия к тому, чтобы быть повсюду дома (Хайдеггер),
3) Философию можно рассматривать как любовь к мудрости, где главное учение о принципах или наиболее обобщенном знании о мире как целом или как учение о сущности бытия, т.е. понять смысл пребывания человека на земле (Бердяев),
4) В 20 гг. философия все больше выражает личную и политическую свободу личности, где человек рассматривает себя как частица объективной воли, которую он познает как свою собственную, т.е. через объективную волю он идет к самопознанию (Гегель),
5) Философия как теософия, или цельное знание (Соловьев).

Любая философия все равно характеризует духовное основание мировоззрения личности.

Шопенгауэр призывал философов к компромиссу. Предметом философии нужно считать не мир в целом, а проблему сущности мира. Остальные вопросы должны составлять круг интересов других наук и в частности естествознания.

Но если мы будем рассматривать предметом философии сущность мира, а с ней взаимосвязана проблема бытия, то в таком случае мы получим единство, целостность и гармонию мира в качестве исходной предмета философии, где первооснова смыкается в единстве и многообразии целого.

Но самым древним предметом философии является:
1) проблема человека, куда входят вопросы его природы и сущности, души тела, добра и зла, чести и бесчестия, жизни и смерти и предназначения существования,
2) выявление социальной сущности человека, т.е. непосредственная зависимость его общественных структур привела к тому, что предметом философии стали проблемы общества.

Обществен-ые отн-я как исторически сложившиеся формы совмест-ой деятел-ности людей.

Но если мы говорим о социальной сущности человека, значит мы должны выделить и сущность общества, его значение в жизни и деятельности человека. И это обусловило выход на проблему самосознания человека и человечества, а в связи с этим и философия истории.

Но в качестве предмета философии выступает и природа, понимаемая в качестве проявления сущего (вселенная, материя, дух и т.д.) именно это использовали философские школы натуралистического и натурфилософского направления, объединяемые общим направлением философия природы.

Среди всех предметов философии есть определяющие, к которым относятся проблемы человека, смысла и цели истории и человеческого существования, религиозно-нравственные вопросы.

К определяемым относятся проблемы мира, знания, языка.
К сопутствующим - проблемы натурфилософии.

Все они в совокупности и обеспечивают ту философскую матрицу, которая недоступна ни одной из других областей знания. Не правы те, кто считает, что основным вопросом философии является отношение мышления к бытию. Эта проблема значима в аспекте разграничения двух философских направлений: материализма и идеализма.

Различия между этими двумя направлениями стираются при более углубленном понимании того и другого.

Основных вопросов философии столько, сколько в ней проблем.

Камю: Решить стоит ли жить или нет, значит решить основной вопрос философии.

Предмет философии в известной степени это тоже конкретно-историческое явление. Он изменяется с изменением исторических, культурных и социальных условий. Это обеспечивает изменение философской мысли, способов философствования, представлений о мире, человеке и обществе, набор проблем, составляющих предмет философии.

Предмет и объект философии-конспекты-философия - Docsity

Предмет и объект философии ФИЛОСОФИЯ (от фил... и греч. sophia — мудрость), форма общественного сознания, мировоззрение, система идей, взглядов на мир и на место в нем человека; исследует познавательное, социально- политическое, ценностное, этическое и эстетическое отношение человека к миру. Исторически сложившиеся основные разделы философии: онтология (учение о бытии), гносеология (теория познания), логика, этика, эстетика. Предмет и объект философии Философия, как всякая наука, имеет свой объект – тот фрагмент реальности, который изучается данной наукой, и предмет – систематизированный набор знаний об этом объекте. Объект существует вне и независимо от людей, предмет создается людьми в процессе познания объекта. Объект философии – мир в целом (универсум), предмет философии – система универсалий и универсальных законов , изучаемое вами содержание учебника по философии. Существует такой объект, который исследуется исключительно лишь философией и никакой другой наукой. Этот объект – истина. Все науки ищут истину, но все они, исключая философию, ищут истину в чем-то отличным от истины. Философия ищет истину об истине. Она является наукой об истине, теорией истины. Такого мнения придерживались, в частности, Аристотель и Гегель. Философия исследует процесс постижения истины, т.е. является теорией познания истины или просто теорией познания (гносеологией). Исследуя процесс постижения истины, философия указывает путь, ведущий к ней, т.

е. является методом познания истины, методологией. ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ ФИЛОСОФИИ КАК. СИСТЕМЫ ЗНАНИЙ 1. Генезис философии По мере развития знаний, с одной стороны, происходит уточнение содержания понятия "мудрость". Все были едины в том, что мудрость - это знание. Но знание о чем? Пифагор под мудростью подразумевал поиск истины; софисты - умение доказывать то, что нужно в данный момент, безотносительно к истине; Платон - открытие "вечных истин"; Аристотель - постижение всеобщего, знание первоначал, причин и целей. С другой стороны, наращивание знаний человека о мире приводит к "отпочкованию" от философии как всеобщей мудрости различных отраслей знания. Самостоятельной жизнью начинают жить математика, астрономия, медицина и другие системы знаний о мире и человеке. Наконец, и в самом философском знании происходит своя, философская "специализация". Начало ей положил Аристотель, разделивший философские знания на метафизику, логику, этику, физику и другие составляющие. Но дело, конечно, не в названии системы знания - мудрость, философия, метафизика. Более значимыми являются вопросы о том, что это за знания, чем они отличаются от других знаний, откуда они появились? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо обратиться к природе и сущностным характеристикам человека, поскольку философия - человеческое "изобретение", до и вне человека не существует. Как известно, главное отличие последнего от других живых существ - наличие сознания, рациональная и системная рационально-эмициональная, а не инстинктивная деятельность и, следовательно, осмысленное освоение действительности. Но для адекватной деятельности в этой действительности необходима некая система знаний о мире как целостности, о его общем устройстве. Исходной для человеческого общества системой общих знаний о мире была мифология. Мифология - способ понимания и освоения природной и социальной действительности на ранних стадиях общественного развития. Таким образом, самые первые представления о мире существовали как мироощущение, формируемое мифом. Но в то же время эти представления, знания о мире не были однородными. С одной стороны, миф включал фантазии, верования в богов и героев, а с другой - эмпирические знания, обобщения многолетних наблюдений, здравый смысл. Последние и представляли собой то, что А.Н. Чанышев назвал "предфилософией", т.е. предпосылкой, основанием для философии как развитого теоретического знания и мировоззрения, основанного на этом знании. docsity.com

Предмет и объект философии. Структура философского знания

Предмет и объект философии

Определение 1

Философия – это особая форма познания мира, в которой выработана система знаний о наиболее общих характеристиках, предельно-обобщающих понятиях и фундаментальных принципах бытия.

Философия – это любовь к мудрости. Наиболее оформленный вид она приобрела в Древней Греции. Философия стремилась впитать все знания, так как отдельные науки не могли представить целостную картину мира. Вопрос о том, что же такое мир – основной философский вопрос. Его решение предполагает основные подходы к осмыслению и других вопросов философии, в связи с чем философия разделилась на 2 основных направления:

  • философский материализм Демокрита,
  • философский идеализм Платона.

Готовые работы на аналогичную тему

Философия стремилась не только к пониманию мира вне человека, но и самого человека. Философия стремится максимально обобщить результат познания. Она занимается изучением не мира в целом, а мира как целого.

Определение предмета философии в качестве исторически первого типа теоретического и рационального познания мира в его целостности и включенного в его структуры человека – задача сложная и неоднозначная. Это связано с:

  • отсутствием единой трактовки сущности и предназначения философии в истории культуры;
  • в начале своего развития философией были охвачены практически все теоретические знания, касающиеся мира, что значительно расширяло ее предмет;
  • многообразными философскими школами и направлениями, которые по-разному воспринимают предмет философии, в связи с чем ей трудно дать такое определение, которое бы было воспринято всеми мыслителями;
  • эволюцией предмета философии в историко-философском процессе, которая отражает классические и постклассические ориентации самой философии.

При этом, масса разнообразных мнений насчет предмета философии, а часто и принципиальное расхождение этих взглядов, не отменяет взаимодействие между разными подходами, так как любая постановка конкретной философской проблемы касается в определенной степени фундаментальные смыслы человеческого бытия, его присутствия в мире.

Иными словами, философия как наука идет от человека к миру, а не наоборот, и этим ее предметная направленность связана с выяснением целой серии отношений человека и мира – природой, обществом, культурой. Безусловно, из всего спектра отношений философия, в первую очередь, заинтересована наиболее общезначимыми и существенными характеристиками этих отношений и особенно принципов и основ бытия человека в мире. Именно эта специфика философии дает возможность представить ее в историко-философском процессе как целостное теоретическое знание, которое сохраняет на всех этапах своей эволюции общие темы исследования и разнообразные способы их осмысления. В связи с этим предмет философии в наиболее общем смысле можно обозначить в качестве целостного познания предельных оснований бытия природы, человека, общества и культуры.

Особенности предмета философии

Определение 2

Предметом философии выступают наиболее обобщенные законы развития и формы бытия природной, социальной и духовной реальности, а также особенности их воспроизведения в человеческом сознании и их роль в выборе жизненной позиции.

Предмет, в общем смысле, это круг вопросов, изучением которых занимается философия. Общая структура предмета философии и философского знания представлена четырьмя основными разделами:

  • онтологией – учением о бытии, что в мире не возникает, не уничтожается, не существует вечно и неизменно, образуя основу и источник любого конкретного бытия. Также в данном разделе объяснено, что такое бытие вообще, как есть виды и способы, и как они взаимосвязаны;
  • гносеологией – учением о познании, знании, источниках, способах, сущности, границах, видах и методах познания, а также о субъекте и объекте знания, его содержании и развитии, а также учение об истине;
  • антропологией – смысл жизни человека на Земле;
  • социальной философией – опросы социальной жизни людей, логика развития общества, учение о сущности, строении целого общества, о наиболее общих законах его развития и существования, о человеке в качестве социального существа.

Функции и структура философского знания

Функции философии:

  • мировоззренческая – способствует формированию целостной картины мира. Мировоззрение в качестве представления о целом обладает собственной структурой: онтология, гносеология, философское учение о ценностях называют аксиологией;
  • методологическая функция – способствует формулированию правил познания для всех частных наук. Методология представляет систему исходных принципов, обобщенных способов организовать и выстроить теоретическую деятельность, а также учение, касающееся этой системы;
  • эвристическая функция, то есть поисковая, помогает создать новые области теоретического исследования;
  • социальная критика – осуществляет критику существующего в нынешнем обществе порядка вещей;
  • футурологическая функция – дает ответ на вопрос о том, каким должно быть будущее людей;
  • идеология – создает представление о желательном политическом и общественном устройстве;
  • воспитательная и образовательная функция принимает участие в формировании личности.

Дополнительно выделяют критическую функцию, представляющую рефлексию основания культуры и праксеологическую функцию, которая дает глубинное базовое обоснование практики.

Философское знание определенным образом структурировано. Обычно выделяют следующие его разделы:

  • онтологию – философию бытия;
  • гносеология – теорию познания;
  • логику – как познание принципов мышления;
  • аксиологию – учение о ценностях;
  • эстетику – изучение прекрасного;
  • антропологию – исследование проблем природы и человеческой сущности;
  • праксеологию – социальную философию.

Все обозначенные выше разделы философского знания, имея определенную автономность, тесно взаимосвязаны и ими представлена современная философская картина мира, а также философия представлена в качестве сложноорганизованного феномена духовной культуры.

Объект в философии - это... Что такое Объект в философии?

Объект в философии
(предмет) — соотносительно с понятием субъекта (подлежащее) означает вообще то, что дано в познании, или на что направлена познавательная деятельность. Противоположение между О. и субъектом есть чисто относительное и диалектическое, поскольку сам субъект становится О., когда обращает на себя познавательную деятельность (в самосознании), а с другой стороны то, что является для нас как внешний О., может иметь субъективное бытие для себя. Хотя слово О., кроме познания, употребляется также и относительно других душевных деятельностей, но определенный О. дается воле, чувству и т. д. лишь посредством познания. В средневековой схоластической философии термин субъективный означал внутреннюю действительность существа, а объективный — лишь бытие в представлении или идее. В обыкновенном словоупотреблении, напротив, объективный значит имеющий основания в природе вещей, независимо от познающего субъекта. Для наивного реализма все, что дано в чувственном опыте, имеет такую независимую от субъекта реальность и признается в этом смысле объективным. Критический идеализм возвращается отчасти, хотя другим путем, к терминологии схоластической. Так как с точки зрения Канта все, что мы находим в познаваемом, заранее вложено туда познающим субъектом, в виде присущих ему априорных способов или форм познавательной деятельности, то все данные О. суть, по содержанию своему, лишь представления субъекта, хотя и обусловленные чем-то вне его (см. Кант). Особое значение имеет вопрос о независимом от субъекта и в этом смысле объективном характере идей, определяющих достоинство бытия, каковы добро, истина, красота (см. Познание, Эстетика, Этика).

Вл. С.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

  • Объект в грамматике
  • Объектив

Книги

  • Введение в науку философии. Предмет философии, ее основные понятия и место в системе человеческого знания, Семенов Ю.И.. В первой из шести книг цикла `Введение в науку философии` обосновывается взгляд на философию как на науку, исследующую процесс познания истины и вооружающую человека вообще, и прежде всего… Подробнее  Купить за 931 грн (только Украина)
  • Введение в науку философии. Книга 1. Предмет философии, ее основные понятия и место в системе человеческого знания, Ю. И. Семенов. В первой из шести книг цикла `Введение в науку философии` обосновывается взгляд на философию как на науку, исследующую процесс познания истины и вооружающую человека вообще, и прежде всего… Подробнее  Купить за 931 грн (только Украина)
  • Введение в науку философии. Предмет философии, ее основные понятия и место в системе человеческого знания. Книга 1, Семенов Ю.И.. В первой из шести книг цикла "Введение в науку философии" обосновывается взгляд на философию как на науку, исследующую процесс познания истины и вооружающую человека вообще, и прежде всего… Подробнее  Купить за 720 руб
Другие книги по запросу «Объект в философии» >>

ОБЪЕКТ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 23. Москва, 2013, стр. 607

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. А. Лекторский

ОБЪЕ́КТ (позд­не­ла­тин­ское objectum – пред­мет, от лат. objicio – бро­сать впе­рёд, про­ти­во­пос­тав­лять), ка­те­го­рия тео­рии по­зна­ния, обо­зна­чаю­щая пред­мет­ную об­ласть, на ко­то­рую на­прав­ле­на прак­тич. или по­зна­ват. ак­тив­ность субъ­ек­та. По­ня­тия О. и субъ­ек­та со­от­но­си­тель­ны: ак­тив­ность субъ­ек­та не­об­хо­ди­мо пред­по­ла­га­ет вне­по­лож­ный ей О., это два по­лю­са в со­ста­ве не­ко­то­ро­го един­ст­ва. О. не то­ж­де­ст­вен объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти: та часть по­след­ней, ко­то­рая не всту­пи­ла в от­но­ше­ние к субъ­ек­ту, не яв­ля­ет­ся О.; кро­ме то­го, объ­ек­та­ми мо­гут быть и со­стоя­ния соз­на­ния. Су­ще­ст­ву­ют разл. ти­пы объ­ек­тов и со­от­вет­ст­вен­но разл. ти­пы субъ­ект­но-объ­ект­ных от­но­ше­ний: объ­ек­том мо­жет быть су­ще­ст­вую­щая в про­стран­ст­ве и вре­ме­ни фи­зич. вещь, объ­ек­тив­но-ре­аль­ная си­туа­ция; собств. те­ло субъ­ек­та; со­стоя­ния соз­на­ния субъ­ек­та и да­же его «я» в це­лом; др. лю­ди, их со­зна­ние, а так­же пред­ме­ты куль­ту­ры (вклю­чая тек­сты) и при­су­щие им смыс­лы. Про­во­ди­мое ино­гда про­ти­во­пос­тав­ле­ние субъ­ект­но-объ­ект­ных и субъ­ект­но-субъ­ект­ных от­но­ше­ний оши­боч­но, т. к. ос­но­ва­но на не­пра­во­мер­ном ото­жде­ст­в­ле­нии объ­ек­та с фи­зич. ве­щью.

Для по­ни­ма­ния осн. ха­рак­те­ри­стик со­зна­ния, по­зна­ния и дея­тель­но­сти ва­жен тот прин­ци­пи­аль­ный факт, что О. все­гда вне­по­ло­жен субъ­ек­ту, не сли­ва­ет­ся с ним. Эта вне­по­лож­ность име­ет ме­сто и то­гда, ко­гда субъ­ект име­ет де­ло с со­стоя­ния­ми собств. соз­на­ния, сво­им «я», и то­гда, ко­гда он всту­па­ет в от­но­ше­ния с др. субъ­ек­та­ми. Так, напр., по­ни­ма­ние дру­го­го че­ло­ве­ка, пред­по­ла­гаю­щее уме­ние встать на его точ­ку зре­ния, как бы пе­ре­жить его со­стоя­ние из­нут­ри (то, что обыч­но счи­та­ет­ся клас­сич. слу­ча­ем субъ­ект­но-субъ­ект­ных от­но­ше­ний), мо­жет быть ус­пеш­ным толь­ко в том слу­чае, ес­ли субъ­ект не сли­ва­ет­ся с со­стоя­ния­ми чу­жо­го соз­на­ния, как не мо­жет с ни­ми пол­но­стью слить­ся да­же тот субъ­ект, ко­то­ро­му при­над­ле­жат эти со­стоя­ния, и не пе­ре­ста­ёт вос­при­ни­мать дру­го­го из­вне, об­ла­дая «из­быт­ком ви­де­ния» (M. M. Бах­тин). Ино­гда тер­мин «О.» ис­поль­зу­ет­ся в фи­ло­со­фии вне кон­тек­ста его от­но­ше­ния к субъ­ек­ту, а про­сто в смыс­ле пред­ме­та. Так, в фи­ло­со­фии нау­ки вы­де­ля­ют эм­пи­рич. и тео­ре­тич. (в т. ч. иде­аль­ные) объ­ек­ты; в совр. ло­ги­ке рас­смат­ри­ва­ют­ся аб­ст­ракт­ные (в ча­ст­но­сти, чис­ла) и кон­крет­ные объ­ек­ты.

Понятие объекта науки в современной философии науки Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 15 (269).

Философия. Социология. Культурология. Вып. 24. С. 86-91.

К. Н. Суханов

ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТА НАУКИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ НАУКИ

В статье обсуждаются современные тенденции в переосмыслении объекта науки, роли онтологической, гносеологической, культурологической бинарных оппозиций в этом переосмыслении.

Ключевые слова: онтологическая бинарная оппозиция, гносеологическая бинарная оппозиция, культурологическая бинарная оппозиция, артефакт, объект науки.

В последнее время обозначились новые тенденции в трактовке объекта науки вообще. Общее направление этих тенденций определяется с методологической точки зрения реализацией конкретно-исторического подхода к пониманию содержания общего понятия объекта науки. Актуализация этого подхода определяется изменением исторического контекста существования науки в виде нарастающей индустриализации практической и интеллектуальной деятельности человека и глобального «давления» этой индустриализации на окружающий мир.

Определение сущностных характеристик объекта науки наиболее четко проводится использованием метода бинарных оппозиций1. возможности которого по поводу иного содержания изначально испробовали структуралисты. Согласно традиционному философствованию, онтологическая бинарная оппозиция разграничивает объект и субъект научного познания по принципу «объективное - субъективное». Согласно общему смыслу этой оппозиции, объект и субъект науки противопоставляются по природе своего бытия. Внутреннее содержание субъекта реализуется в идеальных элементах духовной жизни, таких как интересы, убеждения, нравственные установки, ценностные ориентации, знания, жизненный опыт, мотивы деятельности и др. Бытие объекта трактуется в смысле материальной реальности. Онтологической бинарной оппозиции традиционно приписывается универсальная значимость.

Гносеологическая бинарная оппозиция включает в себя в качестве момента разведение объекта и субъекта познания как автономно существующих потенциальных участников реального процесса познания. В рамках этой бинарной оппозиции объект предстает как отчужденный от внутреннего содержания сознания субъекта центр познавательного ин-

тереса (интенции) субъекта. В терминологии Гегеля это предшествующее реальному процессу познания автономное существование объекта есть «бытие-для-себя». Если содержание понятия объекта ограничить только тем, что подразумевает гносеологическая бинарная оппозиции, то объект - это центр, к которому направлено внимание субъекта. Вовлечение объекта в реальный процесс научного познания означает «снятие» гносеологической оппозиции объекта и субъекта науки: объект становится «бытием-для-нас». Гносеологической бинарной оппозиции, как и онтологической оппозиции, объекта и субъекта традиционная философия придает универсальную значимость.

Для раскрытия содержания понятия объекта познания классическое философствование использует также культурологическую бинарную оппозицию, разводящую объект и субъект по принципу «естественное - искусственное». При этом естественным считается все то, появление и существование чего не зависит от субъекта, искусственным - все материально или когнитивно созданное субъектом. Эта бинарная оппозиция ориентирует на отнесение объекта познания только к естественному миру, не создаваемым человеком явлениям и процессам. Объект познания в соответствии с этой оппозицией рассматривается как элемент, говоря словами Бердяева, «бесчеловечного» мира. Культурологическая бинарная оппозиция представлялась бесспорной в условиях исторического развития, когда научное познание было представлено исключительно классическим естествознанием, а материальная культура (производительные силы, техника, технология) явно были недостаточны для глобально значимых преобразований природной среды. Таким образом, в рамках культурологической оппозиции объект познания - это естественное явление, по

происхождению и существованию не зависящее даже косвенно от деятельности человека. С учетом рассмотренных оппозиций можно выразить классическое философское понимание объекта научного познания следующим образом: объект науки - это существующий «сам по себе», объективный, естественный мир, являющийся центром познавательного внимания (интенции) ученого. Это определение путем переосмысления имен, участвующих в описании объекта науки, и под давлением реальной науки трансформируется в онтологии объективного и крайнего феноменализма.

Феноменализм как философское направление в целом считает единственным объектом познания вообще и научного познания в частности «феномены» человеческого сознания в виде ощущений. Возникновение ощущений объективный феноменализм объясняет воздействием внешнего мира, независимого от воли человека. Объекты научного познания в этом генетическом смысле относятся к естественным, независимым от воли человека явлениям. При этом объективный феноменализм «ослабляет» онтологическую бинарную оппозицию (противопоставление объекта и субъекта по природе) до онтиче-ской бинарной оппозиции, ориентирующей на противопоставление объекта и субъекта просто по форме существования. Отношение субъекта и внешнего мира в объективном феноменализме лишь формально подчиняется условиям гносеологической бинарной оппозиции: признается направленность интенции человека на внешний мир, однако последний ни актуально, ни потенциально не доступен адекватному познанию.

Вариант объективно-феноменалистской трактовки природы научного познания и его объектов принадлежит, как известно, И. Канту «критического» периода его творчества2. Согласно Канту, существует реальность, «возбуждающая» чувственность человека (появление ощущений) посредством действия на органы чувств, так что отношение субъекта к внешнему миру допускает описание с помощью онтологической (противоположность по природе) и культурологической (противоположность естественного и искусственного) бинарных оппозиций. Внешний мир по Канту не является ни потенциальным, ни реальным участником процесса адекватного познания, поскольку в ощущениях субъекта не дается

«то внутреннее, что присуще объекту самому по себе». Отношение внешнего мира к субъекту вписывается в рамки гносеологической бинарной оппозиции лишь формально: интенция человека со стороны объекта в этом случае пуста и бесплодна. В гносеологическую оппозицию у Канта вписывается лишь отношение субъекта к собственным, порожденным внешним миром ощущениям, с предзаданным содержанием («материей») которых субъект знакомится с помощью внутреннего априорного созерцания3.

Внутренний мир человека, таким образом, раздваивается по Канту на предзаданную субъекту материю ощущений, образующих объект познания, и на субъект, реализующийся в априорной, предшествующей всякому конкретному содержанию ощущений форме эмпирического созерцания. Этому созерцанию обязана по Канту пространственная и временная структура мира различных по своей материи ощущений. Упорядочение феноменов чувственности с помощью априорных пространства и времени дополняется упорядочением феноменов с помощью априорных форм рассудка (понятий, категорий, суждений), которые устремлены на гносеологическую обработку априорных созерцаний и по содержанию замкнуты миром чувственности. Применение форм рассудка образует, согласно Канту, единственно возможное средство теоретического познания, характерной чертой которого является синтез, соединение (свойств в содержании понятий, понятий - в суждениях).

Путем абстракции от материи ощущений Кант вводит «чистые» пространство и время (пространственные и временные структуры как таковые), с которыми субъект знакомится в форме такого вида интроспекции4. как «чистое» (не эмпирическое) созерцание. Пространственные и временные структуры, взятые в «чистом» виде, Кант предпосылает математике как объект познания. Чистая пространственная структура созерцания - это предмет геометрии, чистая временная структура созерцания - предмет арифметики (теории чисел).

Результаты созерцания материи ощущений, согласно Канту, выражаются высказываниями наблюдения (высказывание «Это желтое» может служить здесь примером). Оформление чувственных данных с помощью априорных пространственных и времен-

ных категорий ведет к суждениям восприятия. Примером может служить высказывание «Солнце круглое». Обработка суждений восприятия путем использования априорных категорий рассудка (категорий единого, многого, всеобщего, реальности, отрицания, ограничения, субстанции, акциденции, причинности, взаимодействия, возможности, необходимости, случайности, существования и др.) дает суждения опыта. Суждение «Солнце является причиной нагревания тел на земной поверхности» относится к этому виду суждений. Способность представлять предметы без их актуального присутствия в созерцании образует продуктивную силу воображения, которая отчасти чувственна (сохраняет материю чувственности) и отчасти интеллектуальна (включает априорную форму синтеза). Согласно Канту, продуктивная сила воображения лежит в основе порождения основоположений чистого естествознания. Универсально упорядоченные на уровне форм априорного созерцания и рассудочного синтеза феномены чувственности Кант называет природой, предметы и законы которой определены рассудком. Конституированная таким образом природа является по Канту объектом естественных наук. Согласно Канту, никакого внешнего материального объекта у научного познания нет.

Крайний феноменализм трактует ощущения как данные в интроспекции4 факты сознания, существование которых не возводится к воздействию внешнего мира на органы чувств человека. Примером крайней феноменалистской философской и научной трактовки онтологического статуса объекта науки является концепция известного австрийского физика и философа Э. Маха, которая основывается на своеобразной трансформации тезиса Дж. Беркли «объект и ощущение одно и то же»5. Нелишне напомнить, что возникновение ощущений во внутреннем опыте субъекта Беркли приписывал воздействию Бога6.

Общефилософским мотивом концепции объекта науки Э. Маха является отклонение онтологической бинарной оппозиции применительно к отношению между субъектом познания и внешним материальным миром. Трактовка объекта науки в соответствии с онтологической бинарной оппозицией, по мнению Маха, связывает процесс научного познания внешнего материального мира с недоступной рациональному пониманию

«метафизической» проблемой «перевода» материи внешних вещей в идеальные факты сознания, в ощущения. Концепция научного познания, согласно Маху, не должна опираться на подобную метафизику. Путь для теоретического преодоления философской метафизики Мах видел в своей своеобразной редукционистской онтологии, согласно которой и внешний материальный мир, и идеальный мир человеческой психики (ощущения) сводятся к проявлениям так называемых «нейтральных элементов», в одном отношении «играющих роль» элементов материальных вещей, а в другом отношении - «роль» элементов человеческой психики. В контексте мира вещей проявлениями «нейтральных элементов» Мах считает звуки, цвета, тяжесть, теплоту, запахи, пространство, время и др. В контексте психики человека проявлением тех же самых «нейтральных элементов» являются ощущения звуков, цветов, тяжести, теплоты, запахов и др.

Благодаря тождеству элементного состава на уровне «нейтральных элементов» субъект и внешний материальный мир «выпадают» из схемы онтологической бинарной оппозиции. Объект науки теперь можно ограничить внутренним миром психики, представленным ощущениями. Именно непосредственно наблюдаемое психическое проявление «нейтральных элементов» Мах предпосылает научному познанию в качестве объекта. Базовые категории современной науки (атом, абсолютное пространство, время, причинность, масса, сила и т. п.) Мах при этом интерпретировал как «метки» комплексов ощущений и их функциональных взаимосвязей. Таким образом, Мах вполне в духе феноменализма сводит объект науки к ощущениям и их комплексам, которые наблюдаются непосредственно. Такая трактовка объекта научного познания, вообще говоря, может опираться как на схему гносеологической (разграничение объекта и субъекта как сторон интенциального отношения), так и на схему культурологической бинарной оппозиции (поскольку допускается «естественность» ощущений).

Материалистическая стратегия мышления настаивает на внутренней связи науки с материалистическим воззрением. В различное время на эту связь указывали такие выдающиеся представители естественной науки, как А. Эйнштейна7 и В. Гейзенберг8. Американский философ Х. Лейси пишет о

«безальтернативном выборе современной наукой материалистических стратегий»9. Традиционная материалистическая онтология науки трактует объект науки в соответствии с гносеологической, онтологической и культурологической бинарными оппозициями. Объект науки представлен естественным миром, являющимся центром познавательных интересов субъекта и противоположным идеальным формам человеческого сознания по природе своего бытия. Научное познание характеризуется определенным соответствием, согласованностью своих результатов с объективным и естественным объектом (своей истинностью).

Развитие экономического, социального, культурного контекста в последнее столетие поколебало притязания традиционной материалистической трактовки объекта науки на универсальность. Связано это с появлением в поле зрения философии науки так называемых артефактов10, связанных с несвойственными объекту в его естественном состоянии, созданными человеком характеристиками, процессами. Понятие артефакта было распространено на все созданные человеком явления и охватило всю культуру в виде исторически определенного уровня развития материальных и духовных ценностей, а также типов и форм жизнедеятельности и взаимоотношений людей. В артефактах культура реализует, по нашему мнению, свою миротворческую (термин Бердяева) функцию.

Проблема положения артефактов в онтологии науки остро встала особенно в связи с существованием биологических (в виде дарвиновской теории «фермерской селекции» живых организмов), технических и технологических наук. По сей день в онтологии науки сохраняется тенденция объект науки рассматривать через призму культурологической бинарной оппозиции как существующий сам по себе, независимо от человеческой деятельности. В этой связи в содержание, например, естественнонаучного знания объекта не включаются признаки конструктивной структуры, назначения, сферы применения и др. Эти признаки исследователь может указывать, но для естественнонаучного знания эти позиции не являются обязательными. Так, физическое понятие термоэлектрической эмиссии, фиксируя способность твердых и жидких тел испускать электроны вследствие нагревания этих тел, не включает в свое со-

держание никаких сведений о назначении, цели, сфере применимости и т. п. соответствующего физического явления. Рассматриваемое физическое явление используется в таком техническом объекте, как электронная лампа (устройство, основанное на явлении термоэлектрической эмиссии), и в содержание технического понятия электронной лампы уже включаются признаки, не входящие в естественнонаучное понятие термоэлектрической эмиссии.

Вообще технический объект характеризуется специфическим комплексом свойств и особенностей, отличающим его от объекта естественной науки. В этот комплекс включают единство естественного (в частности, материал, из которого создается объект) и искусственного, способность служить средством целесообразной деятельности человека, конструктивно-функциональное выделение и оформление характеризующих материал и процессы параметров, сопряжение материала и структуры с функцией, согласованность конструктивно-функциональной организации с возможностями человека по управлению и использованию объекта, особые качественные и количественные характеристики, естественнонаучные основы функционирования, порядок и организация работы, назначение, цель, сфера применения и др. В техническом объекте естественный материал фигурирует только в тех «отрезках» качественных и количественных свойств, которые существенны для эффективного выполнения назначения и цели технического объекта11. Не трудно заметить, что характеристики технического объекта в конечном итоге привносятся человеком в естественные объекты, что и делает технический объект артефактом, а техническое знание - в диалектическое единство естественнонаучных и социокультурных компонентов. Наличие артефактов философы науки фиксируют в целом ряде гуманитарных и социально-экономических наук типа искусствоведения, литературоведения, языкознания, экономической науки, политологии и т. п. Но самое знаменательное сегодня состоит в том, что артефакты проникают в объект естествознания - природу, которую человек подвергает интенсивному преобразованию, насыщению артефактами.

Такое насыщение по-новому ставит вопрос об объекте науки, о соотношении объ-

екта и субъекта. Дисциплинарная дифференциация науки ведет к разделению мира как целого на качественно различные области и стороны, предпосылаемые конкретным наукам в качестве их предмета познания. Если естествознанию в целом в качестве объекта сопоставляется природа в целом, так сказать, в космическом объеме, то отдельным естественным наукам сопоставляются части этого целого в качестве предметной области изучения. Некоторые из естественных наук в качестве своего предмета имеют локальные, замкнутые в непосредственно окружающей человека среде предметные области. К их числу можно отнести геологию, биологию, ботанику, зоологию, антропологию, агрономию, зоотехнику, медицину и др. Предметы исследования этих наук в первую очередь интенсивно «нагружаются» артефактами, особенно в связи с широкой механизацией и компьютеризацией различных сфер деятельности человека. Вместе с тем частные предметы этих и других наук и научных дисциплин остаются частями универсального объекта науки - окружающего мира в целом. Появление артефактов в предметных областях науки, естественно, ведет к переосмыслению философской трактовки объекта науки.

Л. Р. Беккер (США) по определенным основаниям разводит естественные объекты и артефакты12. Вместе с тем, введя понятие «первичных видов сущего» (видовой качественной определенности), не распространяющегося на простые совокупности, простые суммы каких-либо элементов, Беккер приравнивает естественные объекты и артефакты по их онтологической значимости. Это приравнивание можно выразить несколько видоизмененным тезисом Беккер: природа без артефактов и природа с артефактами все равно природа. Артефакты преодолевают границы, подразделяющие действительность на природу и культуру. По мнению Беккер, ошибочное разделение природы и культуры основано на более глубоком и столь же ошибочном различении между тем, что зависит от разума человека, и тем, что от него не зависит. Артефакты зависят от разума постольку, поскольку не могут существовать в мире без существ с убеждениями, желаниями и намерениями, для их существования необходимы также социальные институты и обычаи. Этот факт Беккер принимает за основание тезиса о теоретической ошибочности различения зависи-

мого и независимого от разума бытия. Нельзя согласиться с универсалистской трактовкой утверждения об ошибочности подразделения действительности на природу и культуру, на то, что не зависит от разума, и то, что от разума генетически зависит. В мире существует множество явлений и процессов, весьма далеких от природы артефактов, от явлений, зависящих от разума, и никто не может достоверно утверждать, что все эти явления и процессы потенциально обречены выполнять роль «естественной основы» артефактов. Конечно, в предметах некоторых конкретных наук и научных дисциплин природа и культура, независимое и зависимое от разума диалектически взаимодействуют. Объект науки все более становится областью приложения миротворящей функции вооруженного наукой человека. Однако позволит ли независимая от разума часть природы превратить мир в управляемый разумом творческий процесс. или спонтанному ходу умножения «рукотворной объективности» суждено столкнуться с независимой от разума частью природы как непреодолимой границей - это один из самых дискуссионных философских вопросов современности, соприкасающийся с фантастикой. Как справедливо заметил И. Т. Каса-вин, «природа не нуждается в артефактах, в то время как последние не могут существовать вне природных условий, без природного материала и за пределами природных законо-мерностей»13. Вместе с тем вопрос не в том, может или не может наделенный разумом человек, говоря теоретически, неограниченно овладевать условиями, материалом, закономерностями природы, преобразовывать условия и материал. Вопрос стоит в практической плоскости: найдутся ли всякий раз условия, материал, закономерности, гарантирующие даже в доступных субъекту пределах конструктивной рукотворной объективации артефактов сохранение жизни разумного человека и человечества. Не запустит ли человек, не способный предвидеть отдаленные последствия своих действий, искусственноестественный механизм самоуничтожения? Ответ на вопрос нам не ясен. Ясно одно: сегодня объект науки, представленный предметами многих научных дисциплин, интегрирует в себе рукотворную объективность. Культурная бинарная оппозиция перестает быть универсальным инструментом определения объекта современной науки.

Примечания

1 См.: Можейко, М. А. Бинаризм // Новейший философский словарь. 3-е изд., испр. Минск : Кн. Дом, 2003. С. 103-105.

2 См.: Кант, И. Критика чистого разума / пер. с нем. Н. О. Лосского. СПб. : ИКА ТАЙМАУТ, 1993.

3 См.: Kelley, A. Intuinion and Immediacy in Kant’s Critique of pure reason // Journal of philosophical research. Vol. XXII. Iova City : University of Iova, 1997.

4 См. общую характеристику интроспекции: Arnold, D. G. Introspection and Its Objects // Journal of philosophical research. Vol. XXII. Iova City : University of Iova, 1997. Р. 87-94.

5 Беркли, Дж. Соч. М. : Мысль, 1978. С. 173.

6 Там же. С. 306.

7 См.: Эйнштейн, А. Собр. науч. тр. : в 4 т. Т. 4. М., 1967. С. 136.

8 См.: Гейзенберг, В. Избранные философские работы. Шаги за горизонт. Часть и целое

/ пер. А. В. Ахутина, В. В. Бибихина. СПб. : Наука, 2005. С. 222.

9 Лейси, Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / пер. с англ. Л. В. Сурковой, В. А. Яковлева, А. И. Панченко ; под ред. В. А. Яковлева. М. : Логос, 2001. С. 165.

10 См.: Дискуссию по поводу понятия артефакта см. в журнале: Эпистемология & философия науки. 2009. Т. XIX, № 2.

11 См. об этом подробнее: Стуль, Я. Е. Понятия технического знания и их развитие / Я. Е. Стуль, К. Н. Суханов // Философские вопросы технического знания. М. : Наука, 1984. С. 6-9.

12 См.: Беккер, Л. Р. Онтологическая значимость артефактов // Эпистемология & философия науки. 2009. Т. XIX, № 2.

13 Касавин, И. Т. Где кончается онтология и пора обратиться к разуму // Эпистемология & философия науки. 2009. Т. XIX, № 2 С. 68.

Объект философии

Объект исследования - это феномен действительности, интересующий данную науку, через который она определяет ее цели, направления, объекты и т. Д .; или это область приложения для научного поиска.

Основных объектов философии, как и в обширной науке, несколько, и все они столь же обширны. Но последнее не означает, что философия не проводит должного детального анализа, точнее, детального исследования.

Объектами познания философии являются «три кита»: во-первых, человек, а шире - любое разумное существо и его структура, во-вторых, окружающий мир, включая мир идей и иных миров - явный, гипотетически возможный и вероятный. , в-третьих, отношение разумного существа к самому себе, миру и другим живым существам.

Важна не только объективная среда и столько же объективных факторов, как, например, тело, но и субъективизация знаний об этом объективном сознании.Таким образом, в отношении разумного существа, в данном случае человека, полностью объективных обстоятельств нет и всегда есть субъективное отношение к последнему.

Связь между разумом и окружающей средой воплощена в третьем объекте философии - отношении разума к этой среде. Решения человека влияют не только на окружающую действительность и самого человека как внутреннего инспектора, но и косвенно, как изменение условий окружающей среды, даже в долгосрочной перспективе.Последний фактор усугубляется продолжительностью активности человеческого разума. Да, часто этот период намного меньше, чем продолжительность жизни тела, и составляет в большинстве случаев от нескольких лет до пары десятилетий. Из-за столь ограниченного периода деятельности первый объект философии (разум) существенно меняет свое отношение ко второму (окружающей среде). Приведенный выше частный пример иллюстрирует, как объект формирует философию из своего объекта, в данном случае, например, субъектов этики.

Из объектов формируются проблемы и вопросы.Научная проблема уже лежит на поверхности третьего объекта - отношения разума к окружающей среде, но это тема отдельной статьи.

Объект (философия) | Psychology Wiki

{

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


В философии объект - это вещь, сущность или существо.Это можно понимать в нескольких смыслах.

В самом слабом смысле слово объект является наиболее универсальным из существительных и вообще может заменить существительное в любом предложении. (В обычном использовании это слово имеет нечто подобное, но не такое экстремальное.) Таким образом, объекты - это такие же разнообразные вещи, как пирамиды, Альфа Центавра, число семь, моя вера в предопределение и страх вашей матери перед собаками. Чарльз С. Пирс лаконично определяет широкое понятие объекта следующим образом:

"Под объектом я подразумеваю все, что мы можем думать, т.е.е. все, о чем мы можем говорить ». [1]

В более узком смысле, объект - это то, что может иметь свойства и иметь отношения с другими объектами. По этой причине свойства и отношения (а также предложения) не являются включены в число объектов, но явно противопоставляются им, как подпадающие под другую логическую категорию.Множества и универсалии также, возможно, не являются объектами в этом отношении.

В более узком смысле, объекты не включают в себя ничего абстрактного, а только вещи, которые каким-то образом расположены в пространстве и времени - например, разум и тело.Цифры, идеи и тому подобное отсутствуют.

В дальнейших ограниченных смыслах объекты часто являются просто материальными объектами (исключая разум) или даже просто неодушевленными материальными объектами (протоны, нейтроны и электроны, из которых мы сделаны, но не мы сами).

Объекты часто рассматриваются как типы частностей, но иногда философы считают целесообразным говорить о абстрактных объектах. - Примером могут служить платоновские формы. Абстрактный объект обычно относится к чему-то, чего не существует физически.Разумно сказать, что абстрактные объекты существуют психически, а не физически.

В онтологии состояние объекта - это состояние объекта . Метафизические рамки различаются по тому, считают ли они объекты существующими независимо от их свойств, и если да, то по природе этого существования.

В онтологиях, которые включают объекты в качестве фундаментальной категории сущностей, природа объектности определяет типы утверждений, которые могут быть сделаны в отношении объектов в целом.Следующий разговор иллюстрирует две несовместимые метафизические схемы:

Философ А видит белую вспышку.
Философ А : Что это был за объект ?
Философ B : Велосипед.
Философ А : Нет, это явно был мотоцикл.
Философ Б : Ну, вы на самом деле не являетесь объективным .

Объекты как свойства и отношения [править | править код]

Один из подходов к определению объектности - это свойства и отношения объектов.У тел, например, есть свойства и отношения. Кажется, что описания всех тел, умов и людей должны быть в терминах их свойств и отношений. Например, кажется, что единственный способ описать яблоко - это описать его свойства и то, как оно связано с другими вещами. Его свойства могут включать покраснение, размер и состав, в то время как его отношения могут включать «на столе», «в комнате» и «быть больше, чем другие яблоки».

Философский вопрос о природе объектности касается того, как объекты связаны со своими свойствами и отношениями.Например, игнорируя отношения для простоты, природа объектности включает в себя природу отношений между объектами и их свойствами.

Проблемы объектности [править | править код]

Понятие объекта является примитивным понятием в некоторых онтологиях, то есть оно имеет смысл, но не может быть объяснено в терминах чего-либо другого. Включает ли метафизическая схема объектность как примитивное понятие, и если да, то конкретная природа, которую схема придает объектности, - вот что больше всего отличает различные онтологии.Свойства объектности по определению применимы ко всем объектам.

Теории объектности обращаются к двум проблемам: проблема изменения и проблема субстанции .

Свойства объекта - это его атрибуты, которые можно испытать, например его цвет, размер, вес, запах, вкус и расположение. Объекты проявляют себя как группы своих свойств. Эти кластеры, кажется, изменяются регулярным и единообразным образом, предполагая, что что-то лежит в основе свойств. Проблема изменения спрашивает, что это за лежащая в основе вещь. Согласно теории субстанции, ответом является субстанция (то, что стоит под изменением).

Проблема содержания [править | править код]

Поскольку субстанции воспринимаются только через их свойства, сама субстанция никогда не испытывается непосредственно. Проблема субстанции спрашивает, на каком основании можно сделать вывод, что существование субстанции невозможно увидеть или научно подтвердить.Согласно теории связок, ответ - , нет , поэтому объект - это просто его свойства.

Некоторые философии включают теории как тел (физические субстанции), так и разума (ментальные субстанции). Итак, проблема субстанции возникает как в физической, так и в ментальной сферах.

Теория вещества против теории связки [править | править код]

Являются ли объекты просто коллекциями свойств или отделены от этих свойств, - это строгая дихотомия.То есть кажется, что объекты должны быть либо наборами свойств, либо чем-то еще. Ведущими теориями об объектности являются теория субстанции, в которой субстанции (объекты) отличаются от своих свойств, и теория связок, в которой объекты являются не более чем связками своих свойств.

Ограничение обсуждения объектности сферой физических объектов может упростить их. Однако определение физических объектов в терминах фундаментальных частиц (например, кварков) оставляет открытой природу фундаментальной частицы и, таким образом, не решает фундаментальных метафизических вопросов объектности .То есть определение физических объектов с точки зрения физики не определяет, какие категории бытия можно использовать для объяснения физических объектов.

Символы представляют объекты; как они это делают, связь карта-территория - основная проблема семантики.

  • Стэнфордская энциклопедия философии:

этика - Что именно означает «объективное» и «субъективное» в современной философии?

(новый аккаунт, недостаточно репутации, чтобы прокомментировать ответ на последующий вопрос Майкла)

Яблок четыре, поэтому объективно правильный ответ - четыре.Третий наблюдатель ошибается, утверждая, что яблок пять, а их четыре. Конечно, может случиться так, что на самом деле есть 5 яблок и что третье лицо правильное, а первые два - неправильные. Другая возможность состоит в том, что все они ошибаются и есть шесть яблок. Тем не менее, это ситуация, когда есть один правильный ответ.

Субъективный вопрос о личном вкусе. Поскольку речь идет о вкусе, разные ответы на этот вопрос не противоречат друг другу.То, что люди различаются по вкусам, - это известное свойство. Вопрос «Вкусный ли торт» действительно не стоит воспринимать буквально так. На самом деле люди переосмысливают мне вопрос: «А ВЫ НАХОДИТЕ торт вкусным?». Который, когда его задают разным людям, порождает несколько объективных вопросов, по одному для каждого человека.

В этом случае позвольте называть девушку Сью и мальчика Джо. Субъективный вопрос «Это вкусно» превращается в два объективных вопроса: «Вкусное ли это для Сью» и «Вкусное ли это для Джо».Соответствующие ответы - да и нет. Если бы Джо подал в суд и сказал: «Нет, это не вкусно», то он мог бы сделать одну из двух ошибок. Он либо утверждает, что Сью считает, что торт невкусный. В этом случае он ошибается. Или он думает, что Сью утверждала, что торт был вкусным для всех, и оспаривала это, потому что ему это не нравится. В зависимости от того, что имела в виду Сью, он мог быть прав или неправ, но только в том, что касалось его интерпретации того, что говорила Сью. В конце концов, если Сью имела в виду, что это было вкусно для всех, она объективно ошибалась.

Еще одно различие, которое может быть сделано, заключается в том, является ли что-то субъективным или объективным с метафизической или эпистомологической точки зрения. Метафизически объективные вещи - это вещи, которые мы называем видимыми. Например яблоки. Вещи, которые существуют в реальном мире независимо от одного человека. Метафизически субъективные вещи - это то, что только каждый человек испытывает и может сравнить друг с другом. Сью не может ни испытать, ни непосредственно проверить, как именно Джо ощущает вкус торта.Обычно это называется квалиа. Это существует в реальном мире, но только для одного человека.

Галлюцинации метафизически субъективны, а НЕ метафизически объективны. То есть они существуют субъективно, но не в реальном мире. Метафизика - это то, что существует. Конечно, галлюцинации существуют, и объекты галлюцинаций не существуют, иначе они не были бы галлюцинациями.

Эпистомологически мы говорим об истине. Те утверждения истины, которые могут быть решены с помощью метафизически объективных фактов, эпистомологически объективны.Те утверждения, которые могут быть решены на основе метафизически субъективных фактов, эпистомологически субъективны. Утверждение «Есть четыре яблока» - это то, что все стороны могут определить, посчитав. Утверждение «Этот торт вкусный» определяется субъективно, пробуя его.

Я могу сказать, считает ли моя кошка вкусной еду, по тому, ест ли она ее. Это объективный стандарт для измерения субъективного опыта.

Сущность

- Основные объекты - Философский стек обмена

Это подозрительно похоже на анекдот Фейнмана из одного из его популярных сборников рассказывающих сказок, которые рассказывают вокруг барбекю с толпой восхищенных будущих физиков.

Итак, электрон - это существенный объект в современной физике; но ни один физик не будет называть это таким образом - обычная терминология - элементарная частица . Это выглядит похоже, но это не так - поскольку оба этих термина фундаментальный И частица имеют определенные значения в рамках дисциплины физики, которую каждый усваивает при изучении предмета.

Essence - это то, о чем заговорили еще в древности - у него долгая история, с которой я не знаком.Я полагаю, что именно эта традиция коренится в книге Уайтхеда. Чтобы понять, почему он этим интересуется - следует взглянуть на традицию, чтобы термин имел какое-то значение.

РЕДАКТИРОВАТЬ

Согласно Аристотелю, сущность - это то, что определяет нечто, в отличие от простого разговора о его существовании. У лошадей есть сущности, как и у кирпичей и электронов, но их только вторично . Это вещества, которые имеют эссенции в первую очередь . Это правильное чувство сущности.Итак, вопрос следует уточнить - имеют ли электроны и кирпичики в первую очередь сущность? Ответ таков, если они являются веществами.

Итак, субстанция обязательно самодостаточна.

Следовательно, кирпич не является веществом.

Но разве электрон? Если мы считаем, что это фундаментально, как в QFT, то есть атомарно, тогда, возможно, да. Но на самом деле это не может быть правильным, ведь разве нам не нужно пространство-время, чтобы оно было? Итак, нет; это не субстанция.

Но предположим, что QFT - это только приближение к теории струн. Тогда струны фундаментальны, а электроны нет - это колебания струн. Струны не являются атомарными, так как струна всегда может быть разделена при наличии достаточного количества энергии, то есть она делима до бесконечности. Но они необходимы для построения материи. Но являются ли они самодостаточными? Нет, они не. Ибо им также требуется пространство-время. Итак, даже в этой теории они не являются субстанциями.

Теперь предположим, что существовала гипотетическая теория, в которой пространство-время и электроны были колебаниями, предположим, струн.Тогда это вещества? Думаю, на этот раз да. Потому что я всегда могу представить меньшее количество строк или просто строку сама по себе. Итак, здесь струны - это субстанции, и они в первую очередь необходимы. Но, тем не менее, электрон, являющийся колебанием струны, в первую очередь не важен.

Объективность | Интернет-энциклопедия философии

Термины «объективность» и «субъективность» в их современном использовании обычно относятся к воспринимающему субъекту (обычно человеку) и воспринимаемому или не воспринимаемому объекту.Объект - это нечто, что предположительно существует независимо от его восприятия субъектом. Другими словами, объект был бы там таким, какой он есть, даже если бы ни один субъект его не воспринимал. Следовательно, объективность обычно ассоциируется с такими идеями, как реальность, истина и надежность.

Воспринимающий субъект может либо точно воспринимать, либо как будто воспринимать особенности объекта, которых нет в объекте. Например, воспринимающий субъект, страдающий желтухой, может воспринимать объект как желтый, хотя на самом деле он не является желтым.Следовательно, термин «субъективный» обычно указывает на возможность ошибки.

Возможность несоответствия между особенностями перцептивных впечатлений субъекта и реальными качествами воспринимаемого объекта порождает философские вопросы. Есть также философские вопросы относительно природы объективной реальности и природы нашей так называемой субъективной реальности. Следовательно, мы можем по-разному использовать термины «объективный» и «субъективный» и родственных им слов, чтобы выразить возможные различия между объективной реальностью и субъективными впечатлениями.Философы называют сами перцептивные впечатления субъективными или объективными. Последующие суждения в разной степени объективны или субъективны, и мы разделяем реальность на объективную реальность и субъективную реальность. Таким образом, важно различать различные варианты использования терминов «объективный» и «субъективный».

Содержание

  1. Терминология
  2. Эпистемологические проблемы
    1. Можем ли мы знать объективную реальность?
    2. Указывает ли согласие субъектов на объективное знание?
    3. Первичные и вторичные качества: можем ли мы знать первичные качества?
    4. Скептицизм в отношении познания объективной реальности
    5. Защита объективных знаний
    6. Нет ли выхода из субъективного?
  3. Метафизические проблемы
  4. Объективность в этике
    1. Лица в отличие от предметов
    2. Объективизм, субъективизм и некогнитивизм
    3. Теории объективизма
    4. Можем ли мы знать моральные факты?
  5. Основные исторические философские теории объективной реальности
  6. Ссылки и дополнительная литература

1.Терминология

Многие философы использовали бы термин «объективная реальность» для обозначения всего, что существует, поскольку оно не зависит от какого-либо сознательного осознания этого ( через восприятие, мысль и т. Д.). По-видимому, применимы обычные физические объекты среднего размера, а также люди с субъективными состояниями. Тогда субъективная реальность будет включать в себя все, что зависит от некоторого (в широком смысле) сознательного осознания ее существования. Конкретные примеры цветов и звуков (, поскольку они воспринимаются) являются яркими примерами вещей, которые существуют только при наличии соответствующих сознательных состояний.Отдельные примеры эмоций (например, мое настоящее счастье) также кажутся субъективной реальностью, существующей, когда человек их ощущает, и прекращающей свое существование при изменении настроения.

«Объективное знание» может просто относиться к знанию объективной реальности. Субъективное знание тогда было бы знанием любой субъективной реальности.

Однако есть и другие варианты использования терминологии, связанные с объективностью. Многие философы используют термин «субъективное знание» только для обозначения своих собственных субъективных состояний.Такое знание отличается от знания субъективных состояний другого индивида и от знания объективной реальности, которые в соответствии с настоящими определениями являются объективным знанием. Ваше знание субъективных состояний другого человека можно назвать объективным знанием, поскольку предположительно это часть мира, который является для вас «объектом», точно так же, как вы и ваши субъективные состояния являются частью мира, который является «объектом» для другого человека.

Это заметное различие в эпистемологии (философском изучении знания), потому что многие философы утверждали, что субъективное знание в этом смысле имеет особый статус.Они утверждают, грубо говоря, что знание собственных субъективных состояний является прямым или непосредственным, в отличие от знания чего-либо еще. Удобно называть знание собственных субъективных состояний просто субъективным знанием. Следуя этому определению, объективным знанием будет знание чего-либо, кроме собственных субъективных состояний.

Последний известный стиль использования терминов, относящихся к объективности, связан с характером поддержки того или иного утверждения о знаниях.«Объективное знание» может обозначать заявление о знании, имеющее, грубо говоря, статус полностью подтвержденного или подтвержденного. Соответственно, «субъективное знание» может обозначать некое неподдерживаемое или слабо подкрепленное заявление о знании. Правильнее называть их объективными и субъективными суждениями, а не знаниями, но следует быть осторожными при использовании термина «знание» в этом контексте. Это использование соответствует общему значению термина «объективность», т.е. основательности, надежности, точности, беспристрастности и т. Д.Общий смысл для многих случаев использования слова «субъективность» включает ненадежность, предвзятость, неполную (личную) точку зрения и т. Д.

«Объективное суждение или убеждение» относится к суждению или убеждению, основанному на объективно убедительных подтверждающих доказательствах, такого рода доказательства, которые были бы убедительными для любого разумного существа. Субъективное суждение тогда могло бы показаться суждением или убеждением, подкрепленным свидетельствами, которые убедительны для одних разумных существ (субъектов), но не убедительны для других. Это также может относиться к суждению, основанному на доказательствах, которые по необходимости доступны только некоторым субъектам.

Это основные варианты использования терминологии в философских дискуссиях. Давайте рассмотрим некоторые из основных эпистемологических вопросов, касающихся объективности, исходя из вышеупомянутых определений «объективной реальности» и «субъективной реальности».

2. Эпистемологические проблемы

а. Можем ли мы знать объективную реальность?

Субъективное характеризуется прежде всего воспринимающим разумом. Цель характеризуется прежде всего физическим расширением в пространстве и времени.Простейший вид несоответствия между субъективным суждением и объективной реальностью хорошо проиллюстрирован на примере Джона Локка, когда он держал одну руку в ледяной воде, а другую руку в горячей воде на несколько мгновений. Когда человек опускает обе руки в ведро с прохладной водой, он испытывает конкурирующие субъективные переживания одной и той же объективной реальности. Одна рука чувствует это как холодное, а другая как горячее. Таким образом, один воспринимающий ум может удерживать бок о бок явно разные впечатления от одного объекта.Из этого опыта, кажется, следует, что два разных воспринимающих ума могли иметь явно разные впечатления от одного объекта. То есть два человека могли опустить руки в ведро с водой, один описал, что вода холодная, а другой - горячая. Или, что более правдоподобно, двое людей могли бы выйти на улицу, один описал погоду как холодную, а другой - как приятную.

Таким образом, мы сталкиваемся с эпистемологической проблемой: объяснить, могут ли некоторые субъективные впечатления привести к познанию объективной реальности и если да, то каким образом.Скептик может утверждать, что наше знание ограничено сферой наших собственных субъективных впечатлений, что не позволяет нам знать объективную реальность, как она есть сама по себе.

г. Указывает ли согласие между субъектами на объективное знание?

Измерение якобы является средством достижения объективных суждений, суждений, имеющих, по крайней мере, высокую вероятность выражения истины относительно объективной реальности. Объективное суждение о погоде, в отличие от конкурирующих субъективных описаний, могло бы описать ее, скажем, как 20 ° C (68 ° F).Это суждение является результатом использования измерительного устройства. Маловероятно, что два воспринимающих объекта, использующих работающие термометры, имели бы разные суждения о внешнем воздухе.

Пример двух людей, дающих разные отчеты о погоде (например, «холодно» или «приятно»), показывает, что различия в суждениях разных испытуемых являются возможным показателем субъективности их суждений. Согласие в суждениях разных субъектов (20 ° C) часто считается показателем объективности.Философы обычно называют эту форму согласия «межсубъективным соглашением». Доказывает ли межсубъективное согласие наличие объективной истины? Нет, потому что наличие двух, трех или более воспринимающих субъектов, согласных, например, с тем, что это очень холодно, не исключает возможности того, что другой воспринимающий субъект будет утверждать, что он совсем не холодный. Была бы у нас высокая вероятность объективной истины, если бы у нас было межсубъективное согласие между большим количеством испытуемых? Такое рассуждение кажется многообещающим, за исключением другого наблюдения Локка о возможных расхождениях между субъективными впечатлениями и объективной реальностью.

г. Первичные и вторичные качества: можем ли мы знать первичные качества?

Согласно различию Локка между первичными и вторичными качествами, некоторые из наших субъективных впечатлений не соответствуют какой-либо объективной реальности воспринимаемого предмета. Например, наше восприятие звука не похоже на реальные физические вибрации, которые, как мы знаем, являются настоящей причиной нашего субъективного опыта. Наше восприятие цвета не похоже на сложные комбинации различных частот электромагнитного излучения, которые, как мы знаем, вызывают наше восприятие цвета.Локк утверждает, что с помощью науки мы можем узнать, какие первичные характеристики объект имеет сам по себе. Наука учит нас, говорит он, что звук, как мы его воспринимаем, не находится в самом объекте, тогда как пространственные измерения, масса, продолжительность, движение и т. Д. Находятся в самом объекте.

В ответ на этот вопрос можно утверждать, что с помощью науки мы обнаруживаем, что эти субъективные впечатления, не соответствующие ничему в объекте, тем не менее, вызваны действительно объективными характеристиками объекта.Таким образом, подход Локка приводит к оптимизму в отношении объективного знания, то есть знания того, как вещи независимы от нашего восприятия их.

г. Скептицизм в отношении познания объективной реальности

В ответ на образ мышления Локка Иммануил Кант использовал выражение «Ding an sich» («вещь в себе») для обозначения чистой объективности. Ding an sich - это объект сам по себе, не зависящий от особенностей какого-либо субъективного восприятия его. В то время как Локк оптимистично относился к научному знанию истинных объективных (первичных) характеристик вещей, Кант, под влиянием скептических аргументов Дэвида Юма, утверждал, что мы ничего не можем знать об истинной природе Ding an sich, кроме того, что она существует.Согласно Канту, научное знание - это систематическое знание природы вещей в том виде, в каком они кажутся нам субъектами, а не такими, какие они есть сами по себе.

Используя различие Канта, интерсубъективное согласие могло бы показаться не только лучшим свидетельством объективной истины, которое мы можем иметь, но и составляющим самой объективной истины. (Это может потребовать теоретически совершенного межсубъективного согласия в идеальных условиях.) Исходя из предположения, что мы можем иметь знание только о вещах в том виде, в каком они появляются в субъективном опыте, единственным правдоподобным смыслом термина «объективный» были бы суждения, для которых существует универсальное межсубъективное согласие, или просто для которого обязательно существует всеобщее согласие.Если, наоборот, мы решим ограничить термин «объективный» словом Ding an sich, согласно Канту, объективного знания не будет. Таким образом, понятие объективности становится бесполезным, возможно, даже бессмысленным (например, для верификатора).

Столкнувшись с любым скептицизмом в отношении знания об объективной реальности в любом здравом смысле, мы должны отметить, что представление о как о объективной реальности не зависит от какого-либо конкретного утверждения о наших перспективах , зная об этой реальности в любом объективном смысле.Другими словами, следует согласиться с тем, что идея некоторой объективной реальности, существующей, поскольку она не зависит от какого-либо ее субъективного восприятия, очевидно, имеет смысл даже для того, кто мало надеется ни на кого из нас , зная , что существует такая реальность, или зная что-либо объективно о такой реальности. Возможно, наша человеческая ситуация такова, что мы не можем знать ничего, кроме нашего опыта; возможно, мы, каждый из нас индивидуально, ограничены театром наших собственных умов.Тем не менее, мы можем понять, что значит утверждать объективную реальность за пределами потока нашего опыта.

e. Защита объективного знания

Противодействуя скептицизму в отношении объективной реальности, можно предположить, что в нашем субъективном опыте есть своего рода «маркеры», отличающие надежное восприятие объективной истины от иллюзий, созданных чисто субъективно (галлюцинации, неправильное восприятие, восприятие вторичных качеств и т. Декарт, например, писал о «ясных и отчетливых впечатлениях» как о имеющих неотъемлемую черту, свидетельствующую об их надежности как о показателях объективности вещей.Однако сегодня у этой идеи не так много защитников, поскольку Декарт утверждал, что знание основано на ясных и отчетливых идеях. Сегодня более приемлемым среди философов было бы более скромное утверждение о высокой вероятности достоверности субъективных впечатлений, несущих определенные отметки. Признаки надежных впечатлений не являются «ясными и отчетливыми» в смысле Декарта, но имеют некоторую связь с представлениями здравого смысла об оптимальных обстоятельствах восприятия. Таким образом, защитникам объективного знания рекомендуется искать субъективно доступные «отметки» на впечатлениях, которые указывают на высокую вероятность истины.

Защитник перспектив объективного знания, очевидно, хотел бы также придать некоторое значение интерсубъективному соглашению. Утверждения об интерсубъективном согласии основаны, конечно, на субъективных впечатлениях от других воспринимающих субъектов, согласных с собственными суждениями. Таким образом, интерсубъективное согласие - это всего лишь один из типов «отметок», которые можно использовать для определения наиболее вероятных надежных впечатлений. Это простой здравый смысл. Мы гораздо больше доверяем нашим суждениям (или должны, во всяком случае, должны), когда они разделяются практически всеми, с кем мы их обсуждаем, чем когда другие (демонстрирующие все признаки нормальных способностей к восприятию и вменяемого ума) не соглашаются.Однако центральное допущение, лежащее в основе этой общей модели мышления, заключается в том, что действительно существует множество других воспринимающих субъектов, помимо нас самих, и что все мы способны, по крайней мере иногда, знать объективную реальность. Другое предположение состоит в том, что объективная реальность логически непротиворечива. Если предположить, что реальность непротиворечива, отсюда следует, что ваше и мое логически несовместимые суждения о предмете не могут быть одновременно истинными; Интерсубъективное несогласие указывает на ошибку, по крайней мере, для одного из нас. Можно также возразить, что согласие указывает на вероятную истину, потому что маловероятно, что мы с вами оба ошиблись бы в своем суждении относительно объекта, и оба ошиблись бы точно так же.И наоборот, если бы мы оба ошибались в отношении какого-то объекта, вполне вероятно, что у нас были бы разные неправильные суждения об этом, поскольку существует бесчисленное множество способов сделать неправильное суждение об объекте.

ф. Нет ли выхода из субъективного?

Несмотря на правдоподобные способы аргументации того, что межсубъективное несогласие указывает на ошибку, а согласие указывает на некоторую вероятность истины, все защиты объективного знания сталкиваются с философски сложной задачей предоставления убедительного аргумента, показывающего, что любой предполагаемый «знак» надежности (включая очевидное межсубъективное согласие) на самом деле дает высокую вероятность истины.Задача , по-видимому, предполагает некий метод определения объективной истины в самом процессе установления определенных видов субъективных впечатлений как надежных индикаторов истины. То есть нам требуется некий независимых (не субъективных) способов определения, какие субъективные впечатления поддерживают знание объективной реальности, прежде чем мы сможем найти субъективно доступные «маркеры» надежных субъективных впечатлений. Что может быть за такой метод, если каждый метод познания, суждения или даже мысли кажется вполне очевидным, находясь в сфере субъективных впечатлений? Кажется, нельзя выйти из субъективных впечатлений, чтобы проверить их на достоверность.Перспективам познания объективного мира мешает наша существенная ограниченность субъективными впечатлениями.

3. Метафизические вопросы

В метафизике, то есть философском исследовании природы реальности, тема объективности поднимает философские загадки относительно природы личности, поскольку воспринимающий субъект также, согласно большинству метафизических теорий, является потенциальным объектом чужого восприятия. . Кроме того, человек может воспринимать себя как объект в дополнение к достаточно непосредственному знанию своих субъективных состояний.Таким образом, «я» известно и как субъект, и как объект. Знание себя как субъекта, кажется, значительно отличается от познания себя как объекта.

Различия наиболее заметно проявляются в философии разума. Философы разума пытаются в некотором смысле согласовать то, что мы знаем о разуме объективно, и то, что мы знаем субъективно. Наблюдение за мыслящими существами как за объектами занимает центральное место в методах психологии, социологии и наук о мозге. Все мы занимаемся наблюдением за одним мыслящим существом с субъективной точки зрения, и это центральное место в наших обычных представлениях о природе ума.Фундаментальная проблема философии разума состоит в том, чтобы объяснить, как любой объект, каким бы сложным он ни был, может порождать разум в том виде, в каком мы его знаем с субъективной точки зрения. Иными словами, как простой «материал» может дать начало богатой сложности сознания, как мы его переживаем? Кажется вполне возможным, что существуют существа, в точности похожие на нас, если рассматривать их как объекты, но не имеющие ничего подобного нашему сознательному восприятию себя как субъектов. Итак, возникает вопрос, почему у нас действительно есть субъективный сознательный опыт и как он возникает.Философы также изо всех сил пытаются объяснить, какого рода отношения могут иметь место между разумом, как мы видим его объективно воплощенным, и разумом, который мы переживаем субъективно. Например, существуют ли причинно-следственные связи и как они работают?

Тема видения других и даже себя как объекта в объективном мире - это метафизическая проблема, но она поднимает этический вопрос, касающийся обращения с людьми. Кроме того, существуют особые философские вопросы, касающиеся утверждений об объективности в этике.

4. Объективность в этике

а. Лица в отличие от предметов

Во-первых, двойственная природа людей как субъектов (обладающих субъективным опытом) и объектов в объективной реальности относится к одной из важнейших этических теорий в истории философии. Этика Иммануила Канта отводит центральное место уважению к людям. Одна формулировка его очень влиятельного категорического императива касается двойственной природы людей. Эта версия требует, чтобы человек «относился к человечеству ни в себе, ни в лице любого другого, не просто как средство, но всегда одновременно как цель» ( Groundwork , p.96). Можно рассматривать простой объект просто как средство для достижения цели; можно использовать кусок дерева, например, просто как средство для ремонта забора. Человек, напротив, отличается субъективностью, имеет субъективную точку зрения и, по Канту, имеет особый моральный статус. Каждого человека следует рассматривать как цель, то есть как имеющую внутреннюю ценность. Кажется, что внутренняя ценность человека существенно зависит от того факта, что у человека есть субъективная сознательная жизнь в дополнение к объективному существованию.

Это этическое различие раскрывает аспект термина «объект» как «простой объект» в отличие от субъективности человека. Термин «объективность» в этом контексте может обозначать простую «объектность» чего-либо в его моральном статусе.

Несмотря на широко распространенное мнение о том, что человек, придерживающийся субъективной точки зрения, имеет особый моральный статус, трудно объяснить, является ли этот предполагаемый факт, как и все предполагаемые моральные факты, объективным фактом в каком-либо смысле.Также трудно объяснить, как можно узнать моральные истины, если они действительно объективны.

г. Объективизм, субъективизм и некогнитивизм

Философские теории о природе морали обычно делятся на утверждения, что моральные истины выражают субъективные состояния, и утверждения, что моральные истины выражают объективные факты, аналогично тому, например, что Солнце массивнее Земли.

Так называемые субъективистские теории рассматривают моральные утверждения как утверждение, что определенные факты верны, но выраженные факты являются фактами о субъективных состояниях человека.Например, утверждение «неправильно игнорировать человека, терпящего бедствие, если вы можете предложить помощь» просто означает что-то вроде «Я считаю оскорбительным, когда кто-то игнорирует человека, терпящего бедствие…». Это утверждение о восприятии объекта субъектом, а не о самом объекте (то есть игнорировании человека, терпящего бедствие). Объективистские теории, напротив, рассматривают утверждение: «Игнорировать… неправильно». как констатация факта о самом игнорировании.

Субъективистские теории не должны рассматривать моральные утверждения как утверждения о восприятии или чувствах отдельного субъекта.Субъективист может рассматривать утверждение «Пытки аморально», например, просто как выражение чувства отвращения среди представителей определенной культуры или среди людей в целом.

Помимо объективизма и субъективизма, третья основная теория морали, называемая некогнитивизмом, утверждает, что предполагаемые моральные утверждения не претендуют на какую-либо реальность, ни субъективную, ни объективную. Этот подход утверждает, что предполагаемые моральные утверждения - это всего лишь выражения субъективных чувств; они не сообщают о таких чувствах.Таким образом, утверждение «Пытки аморальны» эквивалентно вздрагиванию или произнесению «тьфу» при мысли о пытках, а не описанию ваших чувств по поводу пыток.

г. Объективистские теории

Среди объективистских теорий морали самая прямая версия заявляет, что это объективный факт, например, что неправильно игнорировать человека, терпящего бедствие, если вы можете предложить помощь. Подобная теория утверждает, что неправильность такого поведения является частью объективной реальности точно так же, как то, что Солнце более массивное, чем Земля, является частью объективной реальности.Оба факта будут получены независимо от того, узнает ли какое-либо сознательное существо когда-либо о них.

Другие объективистские теории морали пытаются объяснить широко распространенное мнение о том, что существует важное различие между моральными утверждениями и описательными, фактическими утверждениями, при этом утверждая, что оба типа утверждений относятся к чему-то иному, чем просто субъективные состояния. Такие теории сравнивают моральные утверждения с утверждениями о второстепенных качествах. Заявление о том, что определенный объект является зеленым, - это не просто утверждение о субъективном состоянии человека.Он делает утверждение о том, каков объект, но это утверждение может быть сформулировано только в отношении состояний воспринимающих субъектов при правильных условиях. Таким образом, определение того, является ли объект зеленым, по существу зависит от взвешенных суждений должным образом размещенных воспринимающих. «Зеленый» по определению означает способность влиять на восприятие людей в нужных условиях определенным образом. По аналогии, моральные утверждения могут быть утверждениями о том, как обстоят дела объективно, в то время как они по существу зависят от рассмотрения взвешенных суждений должным образом размещенных воспринимающих.С этой точки зрения, быть морально неправильным подразумевает способность влиять на восприятие людей в правильных условиях определенным образом.

г. Можем ли мы знать моральные факты?

Для любого из объективистских подходов к морали трудно объяснить, как люди приходят к познанию моральных свойств вещей. Мы, кажется, не в состоянии узнать моральные качества вещей на основе обычного чувственного опыта, например, потому что пять чувств, кажется, говорят нам только о том, как обстоят дела в мире, а не о том, какими они должны быть.Мы также не можем рассуждать, исходя из того, что есть, к тому, как они должны быть, поскольку, как заметил Дэвид Юм, «есть» логически не означает «должно». Некоторые философы, в том числе Юм, постулировали, что у нас есть особый способ морального восприятия, аналогичный, но превосходящий пять обычных чувств, который дает нам знание моральных фактов. Это предложение является спорным, поскольку оно создает проблемы для проверки моральных представлений и разрешения моральных споров. Это также проблематично, пока не объясняется, как работает моральное восприятие.Напротив, мы хорошо понимаем механизмы, лежащие в основе нашего восприятия второстепенных качеств, таких как зелень.

Многие люди утверждают, что гораздо реже достичь всеобщего согласия по моральным суждениям, чем по вопросам наблюдаемых, измеримых фактов. Такое утверждение кажется попыткой доказать, что моральные суждения необъективны из-за отсутствия интерсубъективного согласия о них. Однако широко распространенное разногласие не означает, что объективный факт не известен.Есть много примеров широко распространенных разногласий по поводу явно объективных фактов. Например, когда-то существовало широко распространенное разногласие по поводу того, расширяется ли Вселенная или находится в «устойчивом состоянии». Это разногласие не указывает на отсутствие объективного факта относительно состояния Вселенной. Таким образом, широко распространенное разногласие в отношении моральных суждений само по себе не указывает на отсутствие объективных моральных фактов.

Это утверждение, по-видимому, является попыткой изменить вывод от широко распространенного интерсубъективного согласия к объективной истине.Если так, то он ошибается. Если предположить, что вывод из интерсубъективного согласия на вероятную объективную истину является сильным, из этого не следует, что можно сделать вывод из отсутствия интерсубъективного согласия на вероятную субъективность. Как указывалось ранее, межсубъективное несогласие логически поддерживает утверждение о наличии ошибки по крайней мере в одном из конфликтующих суждений, но не поддерживает утверждение о простой субъективности рассматриваемого вопроса. Более того, обширные области почти всеобщего согласия в моральных суждениях обычно получают слишком мало внимания при обсуждении природы морали.По-видимому, существует бесчисленное множество моральных суждений (например, неправильно причинять боль новорожденному ребенку), которые пользуются почти всеобщим согласием в разных культурах и в разные периоды времени. Это соглашение должно, по крайней мере, на первый взгляд, поддерживать утверждение об объективности, как, скажем, в отношении суждений о температуре на улице.

5. Основные историко-философские теории объективной реальности

Любое серьезное исследование природы объективности и объективного знания должно исследовать центральные метафизические и эпистемологические позиции ведущих философов истории, а также вклад современников.Следующий очень краткий обзор должен дать читателям некоторое представление о том, с чего начать.

Платон известен своеобразным взглядом на объективную реальность. Он примерно утверждал, что величайшая реальность заключается не в обычных физических объектах, которые мы ощущаем вокруг себя, а в том, что он называет формами или идеями. (Греческий термин, который использует Платон, напоминает слово «идея», но предпочтительнее называть их формами, поскольку они не являются идеями, существующими только в сознании, как предполагается в нашем современном использовании термина «идея».«Обычные объекты нашего чувственного опыта реальны, но Формы - это« высшая реальность », согласно Платону. Можно сказать, обладая величайшей реальностью, они являются единственной действительно объективной реальностью.

Формы проще всего описать как чистые сущности вещей или определяющие характеристики вещей. Мы видим много разных стульев вокруг нас, но суть того, что значит быть стулом, - это «стул» Формы. Точно так же мы видим много прекрасных вещей вокруг себя, но «красота» Формы - это «то, что значит быть красивым.«Форма - это просто то, что отличает красивые вещи от всего остального.

В эпистемологии Платон соответственно выделяет высшее знание как знание высшей реальности, Форм. Наше современное использование терминов «объективное знание» и «объективная реальность», кажется, вполне подходит для этого.

Аристотель, напротив, определяет обычные объекты чувственного опыта как наиболее объективную реальность. Он называет их «первичной субстанцией». Формы вещей он называет «вторичной субстанцией».Следовательно, метафизика Аристотеля, кажется, лучше, чем метафизика Платона, соответствует нашему нынешнему пониманию объективной реальности, но его взгляд на объективное знание несколько отличается. Для него объективное знание - это знание форм или сущностей вещей. Мы можем знать отдельные вещи объективно, но не до конца. Мы можем знать людей только во время происходящего с ними перцептивного контакта, но мы можем знать формы в совершенстве или вне времени.

Декарт, как известно, подчеркивал, что субъективная реальность более известна, чем объективная реальность, но знание объективной реальности своего собственного существования как нефизической мыслительной вещи почти так же или, возможно, так же основополагает, как и знание субъективной реальности человека. собственное мышление.Для Декарта знание, кажется, начинается с непосредственного, несомненного знания о своих субъективных состояниях и переходит к знанию об объективном существовании человека как мыслящей вещи. Cogito, ergo sum (обычно переводится как «Я думаю, следовательно, я есть») выражает это знание. Все знания о реальностях, отличных от самого себя, в конечном итоге основываются на этом непосредственном знании собственного существования как мыслящего объекта. Существование человека как нефизической мыслящей вещи является объективным существованием, но, похоже, Декарт выводит это существование из субъективной реальности своего собственного мышления.Однако точная интерпретация его знаменитого высказывания все еще вызывает споры, и, возможно, оно вообще не выражает умозаключения.

Мы уже рассмотрели некоторые из наиболее влиятельных утверждений Джона Локка о природе объективной реальности. Епископ Беркли последовал эмпиризму Локка в области эпистемологии, но выдвинул заметно иной взгляд на реальность. Идеализм Беркли утверждает, что единственная реальность - это умы и ментальные содержания. Однако у него есть представление об объективной реальности.Стол, например, объективно существует в сознании Бога. Бог создает объективную реальность, думая о ней, и поддерживает любую объективную реальность, например, стол, только до тех пор, пока он продолжает думать о ней. Таким образом, таблица существует для нас объективно не только как мимолетное восприятие, но как совокупность всех возможных переживаний. Мой конкретный опыт этого в данный момент является субъективной реальностью, но стол как объективная реальность в разуме Бога подразумевает совокупность всех возможных переживаний этого.Беркли утверждает, что нет необходимости постулировать некую физическую субстанцию, лежащую в основе всех этих переживаний, как объективную реальность стола; совокупность возможных переживаний адекватна.

Мы вкратце рассмотрели некоторые утверждения Канта о природе объективной реальности. Более поздняя философия продолжает эти дискуссии во многих направлениях, некоторые вообще отрицают объективность. Подробное обсуждение этих движений выходит за рамки данного эссе, но заинтересованные читатели должны специально исследовать идеализм Гегеля, а также последующие школы мысли, такие как феноменология, экзистенциализм, логический позитивизм, прагматизм, деконструктивизм и постмодернизм.Философия разума, естественно, также постоянно сталкивается с основными вопросами субъективности и объективности.

6. Ссылки и дополнительная литература

  • Олстон, Уильям П. «Да, Вирджиния, существует реальный мир». Слушания и адреса Американской философской ассоциации 52 (1979): 779-808.
  • Декарт, Рене. Размышления (1641). В Философские сочинения Декарта , ред. Дж. Коттингем, Р. Стоутхофф и Д.Мердок (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1975).
  • Кант, Иммануил. Пролегомены к любой будущей метафизике (1783). Пер. Джеймс У. Эллингтон (Индианаполис: Хакетт, 1977).
  • Локк, Джон. Очерк человеческого понимания (1689). Эд. Питер Ниддич (Оксфорд: Clarendon Press, 1975).
  • Мозер, Пол. Философия после объективности . (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1993).
  • Нагель, Томас. Вид из ниоткуда .(Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1986).
  • Куайн, В. В. Слово и объект . (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1960).
  • Рорти, Ричард. Философия и зеркало природы . (Принстон: Издательство Принстонского университета, 1979).
  • Рорти, Ричард. Объективность, релятивизм и истина: философские статьи, Vol. 1 . (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1991).
  • Райт, Криспин. Реализм, смысл и правда . (Оксфорд: Блэквелл, 1987).

Информация об авторе

Дуэйн Х. Малдер
Эл. Почта: [email protected]
Государственный университет Сономы
США

Что такое объект? Философское исследование

Они повсюду вокруг вас… По крайней мере, так кажется. Наша цель - ответить на вопрос: «Когда что-то является объектом?»

Это вопрос, который сбивал с толку философов на протяжении веков. Когда вы начинаете серьезно думать об этом, вы понимаете, что это не так просто, как вы надеялись.

Приступим.

Представьте, что у вас есть ручка. Ручка - отличный кандидат на роль «объекта». На первый взгляд, он цельный и стабильный; можно подержать в руке, бросить; это объект в прямом смысле этого слова!

Имея это в виду, давайте дадим наше первое определение объекта в качестве отправной точки. Он открыт для пересмотра, но вот он:

«Объект - это то, что скрепляет - это связно».

Хорошо! Это начало.

Адвокат дьявола: «А что, если он сломается? Ваша ручка состоит из нескольких частей - корпуса, картриджа с чернилами, наконечника, пружины… »

Это дает нам новую проблему. Когда перо сломается, один объект может превратиться в два, три или четыре. Аналогичная проблема возникнет, если вы разбили кирпич или разобрали машину. Мы должны задаться вопросом - сколько объектов было вначале? Четыре? Сколько частей, сколько молекул? Атомы? Даже больше, чем это?

Адвокат дьявола: «Итак, как вы можете сказать, что ручка - это объект? Ручка, как вы только что видели, на самом деле представляет собой множество предметов - произвольное число! "

Ну да ладно.Так что, возможно, нам нужно внести новую идею: композицию. Сколько бы кусочков и кусочков, по вашему мнению, ни было в ручке, не имеет значения - все эти маленькие кусочки составляют новый объект: ручку.

Теперь мы можем сказать, что есть объект, который мы называем «пером», хотя верно, что перо также состоит из более мелких объектов.

Адвокат дьявола: «Хорошо. Я там у тебя. Но позвольте мне задать вам несколько вопросов: когда объекты складываются? Вы говорите, что пружина, гильза, патрон состоят из… А как насчет молекул воздуха внутри ручки? Они часть пера? Если я наклею на него украшение, станет ли оно частью ручки? Если я положу две ручки рядом и обвяжу их резинкой, создам ли я еще один объект? Если я заменю пружину в ручке, это будет та же ручка? »

Ух ты… Притормози! Одно время!

Когда объекты складываются? Нам явно нужен ответ на этот вопрос, иначе мы могли бы сказать что угодно (это называется мереологический универсализм, и у него действительно есть свои сторонники)! В конечном итоге мы делаем очень странные заявления, например, «есть объект, который представляет собой шесть пенсов и луну».Если все складывается, мы с Луной составляем объект. То же самое с вашей машиной и моим экземпляром "Грозового перевала". Это объект. Так что да, похоже, нам следует ограничить то, что можно сочинять!

Выше задано несколько вопросов. Первый: где именно мы рисуем границу объекта? Второй: какой уровень близости может составлять объектность, если таковая имеется? Третье: какой уровень привязанности может составлять объектность? Четвертое: какую часть объекта мы можем заменить, не становясь новым объектом?

Давайте сначала разберемся с вопросом номер один.Где мы проводим границы объектов?

Что ж, у многих возникнет соблазн нарисовать это на каком-то уровне, имеющем какое-то научное значение. Например, мы могли бы выбрать молекулярный уровень - граница объекта определяется границей молекул, составляющих внешние слои, и ионными связями, связывающими атомы вместе. Но чем больше мы увеличиваем масштаб, тем более размытым становится изображение. Как мы знаем, ошеломляющие 99,9999999999996% атома водорода пусты; и примерно 9,9999999999999999999958% Вселенной пусто! И, конечно же, электронные оболочки (уровень орбиты электронов вокруг атомного ядра) тоже почти полностью пусты.Так где же мы можем провести границу?

Вот еще один вариант: мы могли бы сказать, что определение объектов должно производиться только тогда, когда это полезно для нас, людей, - поэтому граница также должна быть настолько близкой, насколько это необходимо, чтобы она была интуитивно понятной для людей. . Если последнее верно, то мы говорим, что определение зависит от нас, а не от него.

Адвокат дьявола: «Но это не утверждение о природе объекта! И это то, что мы ищем, не так ли? Ответ на вопрос «что такое объект», а не «как люди определяют объекты».”

Она совершенно права. Мы действительно ищем ответ на первый вопрос. Но мы все еще можем кое-что узнать. Может быть, на самом деле нет такой вещи, как сам объект (независимый от человеческого существования), потому что любое очерчивание или «вырезание» границ реальности произвольно. Это может быть просто полезный вымысел, который поможет нам ориентироваться в мире. Давай держимся за эту мысль.

Давайте посмотрим на второй вопрос. Какой уровень близости, если таковой имеется, составляет объектность?

Это проще.Очень немногие философы поддержат точку зрения, согласно которой близость является основанием для объектности. У них может возникнуть соблазн сказать, что это хороший индикатор или, возможно, что это необходимое условие для объектности (но, вероятно, недостаточное для объектности). Под этим я подразумеваю, что все части объектов по определению «близки» к другим частям, но этого недостаточно, чтобы сказать, что что-то является объектом.

Возьмем следующий пример: предположим, что моя ручка - это объект. Если для объектности достаточно контакта, тогда, когда я кладу его в руку, я и перо становимся объектом.Я и ручка - это объект. Но я также сижу на стуле, который стоит на коврике, который стоит на полу в гостиной. По этой логике «Я и стул» - это объект, и «Я и стул, и коврик» также является объектом. По этой части вы, вероятно, видите, что эта логика приводит нас к некоторым странным выводам. Кроме того, здесь применяется то же самое о пустоте атомов и пространства. Действительно, вообще ничего даже не трогает!

А как насчет третьего вопроса? Достаточно ли привязанности для объектности?

Здесь мы тоже сталкиваемся с проблемами.Мы только что сказали, что ничего особо не трогает. В самом деле, это также усложняет прикрепление вещей. Каким должен быть клей между двумя объектами, чтобы он считался «прикрепленным»? Идея привязанности кажется полезным лингвистическим средством, используемым людьми для обозначения вещей, которые, по человеческим стандартам, связаны.

Но это еще не все. Подумайте о ручке: детали вообще не прикреплены! Они просто имеют такую ​​форму, что не могут развалиться или сдвинуться с места.Нет никаких клеев, скрепляющих его.

Наконец, давайте займемся четвертым вопросом. Какую часть объекта мы можем заменить, не превращая его в новый объект?

На этот раз мы говорим не только об идентификации объекта, но и о том, как идентифицировать его во времени. И это само по себе создает проблемы.

Корабль Тесея

Среди философов есть очень известный корабль, называемый Кораблем Тесея. Согласно греческой легенде, документированной Плутархом, у корабля Тесея меняли доски по мере их разложения - настолько, что в конечном итоге корабль был полностью сделан из новых досок.Вот решающий момент: это все тот же корабль? Некоторые так говорят, некоторые - нет. В 17 веке Томас Гоббс расширил загадку. Если бы оригинальные доски были собраны и изготовлены для постройки нового корабля, какой был бы оригинал?

Это действительно сложно, и снова интуиция подсказывает, что корабль никогда не был объектом. Его доски могли быть, но доски также можно разбить и переделать, и проблема исчезнет. Эту проблему, опять же, можно полностью обойти, приняв тот факт, что в действительности нет фактов о том, когда объекты составляют.

Итак, вот мысль.

Как бы мы ни пытались определить границы, мы обнаружили, что способ, которым мы определяем реальность, был произвольным. Кажется, что в реальности нет ничего, что проясняло бы, где заканчивается один объект и начинается другой или когда объекты составляют более крупные объекты.

Но есть много оснований полагать, что нам все еще нужна концепция объектности - человечество полностью зависит от этой идеи! Итак, объектность, как мы ее знаем (стульев, столов и ручек), - это не метафизическая (имеющая отношение к фактам о реальности) проблема, а лингвистическая (имеющая отношение к фактам о языке).

С метафизической точки зрения может быть, что не существует такой вещи, как объект. Это просто полезный лингвистический прием, который помогает нам ориентироваться в мире и в нашей жизни. В метафизике не может быть реальной границы между одним объектом и другим.

Как бы выглядела такая реальность?

Что ж, то, что мы называем «объектами», можно охарактеризовать как области пространства-времени. Этим областям вселенной («загоны», «стулья», «планеты») люди дали имена, чтобы помочь им ориентироваться в жизни.Все, что существует, - это просто область многообразия пространства-времени.

Адвокат дьявола: «Верно. Но если это правда, разве нельзя сказать, что вся Вселенная по-прежнему является объектом? Что-то должно быть! »

Верно!

И это воззрение под названием «Монизм существования». Это точка зрения, согласно которой существует один и только один объект: вселенная. Все так называемые «объекты» внутри него - всего лишь подобласти пространства-времени Вселенной.

Это не единственный кандидат.Если вам интересно, есть точка зрения под названием мереологический нигилизм, которая намного проще, чем кажется: нет никаких составных объектов (объектов, состоящих из других объектов), единственные объекты, которые существуют, - это наименьшие возможные единицы, которые философы называют «мереологические атомы». Не путайте их с атомами в научном смысле. Мереологические атомы были бы намного меньше; наименьшее возможное. И они никогда не составляют другой объект. С этой точки зрения Вселенная была бы просто набором этих атомов.

Итак, поехали. Краткий обзор того, когда что-то является объектом.

Философия - это то, что делается, а не читается. Я уверен, что когда вы читали, у вас возникли некоторые мысли по поводу некоторых из представленных мною дебатов. Возможно, вы не согласны с некоторыми аспектами аргументации. Может быть, вы думаете, что есть причина думать, что идея неправдоподобна. Или, может быть, вы думаете, что условия дискуссии нуждаются в более тщательном определении. Замечательно! Вы уже занимаетесь философией.

Я предоставил подчеркнутые ссылки на некоторые дополнительные материалы выше, если вы хотите узнать больше. Как вы думаете, что такое объекты? Как вы думаете, что представляют собой объекты? Дайте мне знать в Твиттере!

Бакалавр философии? В 2014 году я написал диссертацию о монизме существования, который частично мотивирован трудностями, связанными с определением объектов. В будущем я опубликую это в Интернете, так что следите за обновлениями.

Обычные объекты - Философия - Oxford Bibliographies

Введение

Нет ничего более знакомого нам, чем обычные объекты, такие как собаки, компьютеры, столы и деревья, с которыми мы взаимодействуем ежедневно.И все же созерцание обычных объектов дало много корма для философских разъяснений. Многие из центральных вопросов метафизики либо напрямую касаются обычных объектов, либо лучше всего проиллюстрированы примерами с обычными объектами. Вопросы, которые непосредственно касаются обычных объектов, включают конституцию, совпадение, онтологический статус обычных объектов и постоянство. Центральные конституционные вопросы: (1) Из чего состоят обычные объекты (мереологические простые вещи, мереологические комплексы, материя, свойства, материя и форма)? и (2) Является ли обычный объект идентичным или отличным от того, что составляет его? Главный вопрос о совпадениях: совпадают ли обычные объекты? Этот вопрос можно сделать более конкретным, сосредоточив внимание на конкретном типе совпадения (мереологическом, материальном или пространственно-временном) и задав вопрос, что такое предполагаемое совпадение (другой обычный объект, необычный объект, что-то еще).Существует четыре стандартных способа ответа на вопрос об онтологическом статусе обычных объектов: элиминативистский (их нет), пермиссивистский (есть обычные объекты, но есть и множество других объектов), конвенционалистский (обычные объекты условны), и привилегии (обычные объекты существуют, других объектов нет или их мало). Постоянство касается того, как объект существует во времени. Стандартные ответы - это выносливость (объекты сохраняются благодаря тому, что они целиком расположены в разные моменты времени), постоянство (объекты сохраняются, являясь суммами мгновенных временных частей) и эксгибиционность (объекты сохраняются, находясь в соответствующих отношениях с другими объектами, существующими в другое время).Вопросы, которые лучше всего иллюстрируются примерами, касающимися обычных объектов, включают мереологию, свойства и неопределенность. Мереология касается отношения между частью и целым. Мереологические проблемы можно проиллюстрировать, сосредоточив внимание на том, как именно обычный объект соотносится со своими частями. Что касается свойств, сосредоточение внимания на свойствах обычных объектов проливает свет на природу свойств, а также на свойства объектов. Расплывчатость возникает, когда что-то - обычный объект, событие, некоторые вещи - имеет неточные границы.Существует три основных варианта неясности: семантическая (наши слова нечеткие), онтические (объекты нечеткие) и эпистемологические (слова и объекты точны; мы просто игнорируем факты). Два последних важных вопроса в философском изучении обычных объектов - это загадки, связанные с обычными объектами и метаонтологией, которые обсуждаются в этой статье.

Общие обзоры

Было написано несколько общих обзоров, посвященных обычным объектам. Существует множество книг об обычных объектах, но все эти книги сосредоточены на защите конкретного взгляда автора на обычные объекты, а не на обеспечении общего обзора доступных взглядов.Лучший общий обзор обычных объектов - это Korman 2015. См. Margolis and Laurence 2007 для антологии, посвященной именно обычным объектам, которые являются артефактами.

  • Корман, Дэниел. «Обычные объекты». В Стэнфордская философская энциклопедия . Под редакцией Эдварда Залты, 1–28. Стэнфорд, Калифорния: Стэнфордский университет, 2015.

    Обзор философских вопросов, касающихся обычных объектов, с особым упором на (1) элиминативизм в отношении обычных объектов, (2) пермиссивизм в отношении объектов, (3) парадоксы неопределенности и соритов, (4) проблема множества и (5) защита существования обычных объектов от разоблачения, странных видов и аргументов о причинной сверхдетерминации.

  • Марголис, Эрик и Стивен Лоуренс, ред. Творения разума: теории артефактов и их представление . Oxford: Oxford University Press, 2007.

    Эта антология обеспечивает междисциплинарное обсуждение онтологии артефактов и их роли в нашей жизни. В него входят статьи таких философов, как Кроуфорд Элдер, Эми Томассон и Джон Сирл, а также статьи ученых-когнитивистов и психологов.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *