Четверг , 15 Октябрь 2020

Маргинес – маргінес — это… Что такое маргінес?

margines — с польского на русский

  • margines — {{/stl 13}}{{stl 8}}rz. mnż I, D. u, Mc. marginessie {{/stl 8}}{{stl 20}} {{/stl 20}}{{stl 12}}1. {{/stl 12}}{{stl 7}} niezapisany lub niezadrukowany brzeg kartki papieru : {{/stl 7}}{{stl 10}}Duży, mały, szeroki, wąski margines. Robić uwagi,… …   Langenscheidt Polski wyjaśnień

  • margines — m IV, D. u, Ms. marginessie; lm M. y «nie zadrukowane miejsce dookoła kolumny tekstu; nie zapisany brzeg kartki papieru, zwykle oddzielony linią brzeg stronicy zeszytu» Szeroki, wąski margines. Marginesy książki, w książce, w zeszycie. Uwagi,… …   Słownik języka polskiego

  • margines — 1. Być, znaleźć się na marginesie (czegoś) «przestać się liczyć, stracić na znaczeniu, na wartości, być odsuniętym od czegoś»: Z czasem podzielone wewnętrznie partie komunistyczne znalazły się właściwie na marginesie życia politycznego (...). A.… …   Słownik frazeologiczny

  • Margines — Les margines ou eaux de végétation sont des effluents issus de l extraction de l huile d olive. Elles sont constituées par l eau contenue dans les cellules de la drupe, les eaux de lavage et celles liée au processus de traitement (qui dans les… …   Wikipédia en Français

  • margines — Plural of margo. [L.] * * * mar·gi·nes (mahrґjĭ nēs) [L.] plural of margo …   Medical dictionary

  • margines — Ludzie stojący najniżej w hierarchii społecznej, zwłaszcza przestępcy Eng. The people of the lowest standing in a society, especially criminals …   Słownik Polskiego slangu

  • Margines laterales — išoriniai kraštai statusas T sritis gyvūnų anatomija, gyvūnų morfologija atitikmenys: lot. Margines laterales ryšiai: platesnis terminas – antgerklis …   Veterinarinės anatomijos, histologijos ir embriologijos terminai

  • Facies et margines — paviršiai ir kraštai statusas T sritis topografinė išorės anatomija atitikmenys: lot. Facies et margines ryšiai: platesnis terminas – topografinė išorės anatomija siauresnis terminas – apatinis paviršius arba kraštas siauresnis terminas –… …   Paukščių anatomijos terminai

  • Eau de végétation — Margines Les margines ou eaux de végétation sont des effluents issus de l extraction de l huile d olive. Elles sont constituées par l eau contenue dans les cellules de la drupe, les eaux de lavage et celles liée au processus de traitement (qui… …   Wikipédia en Français

  • margine — {{hw}}{{margine}}{{/hw}}s. m. 1 La parte estrema di qlco. | Margine della ferita, labbro, orlo | Margine del fiume, sponda | (fig.) Vivere ai margini della società, della legalità, servirsi di espedienti o di mezzi poco leciti; SIN. Contorno,… …   Enciclopedia di italiano

  • Extraction De L'huile D'olive — Traduction à relire Estrazione dell olio d oliva → …   Wikipédia en Français

  • translate.academic.ru

    margines strony - Польский-Русский Словарь

    pl Tworzy pusty dokument formatu A# z małym marginesem strony. Name

    KDE40.1ru И сказал:" Позор! "

    pl Pokaż marginesy strony

    KDE40.1ru Какой туман

    pl Ustawienie dolnego marginesu strony raportu

    KDE40.1ru Развлекайся

    pl Ustawienie lewego marginesu strony raportu

    KDE40.1ru
    Я люблю тебя, Паоло!

    pl Podrozdział oznaczony Marginesy odnosi się tylko do ramek tekstowych. Używając pól Lewy, Prawy, Górny oraz Dolny, możesz określić marginesy wewnątrz ramki. Nie powinieneś mylić tego z marginesami strony, które są do ustawienia tu okno dialogowe właściwości strony

    KDE40.1ru Так глупо.Томас Мёрфи, выходи!

    pl Ustawienie prawego marginesu strony raportu

    KDE40.1ru Келли, твой папа сказал, что ты потеряла маму и я хочу сказать, мне очень жаль

    pl Zmienia rozmiar i marginesy strony

    KDE40.1ru Ты эту кашу заварил, тебе её и расхлёбывать

    pl Ustawienie górnego marginesu strony raportu

    KDE40.1ru Бруклин) Вот, попробуй.Почувствуй свою еду

    pl Notatki na marginesach, pozaginane strony.

    OpenSubtitles2018.v3ru Я возьму пиджак

    pl Na marginesie jednej ze stron w swoim dzienniku napisał tylko jedną wzmiankę na ten temat: „Dostarczyłem dwa egzemplarze Księgi Mormona królowej Wiktorii i księciu Albertowi na prośbę Prezydenta B.

    LDSru Ей нужен родственный дух, что поможет ей удержатся в этом мире

    pl W tym celu wykorzystali na wszystkich stronach marginesy boczne do notatek informujących o ewentualnych zmianach tekstu wprowadzonych nieumyślnie bądź świadomie przez wcześniejszych kopistów.

    jw2019ru Что ты с ним сделала?

    pl można ustawić Brzegi strony (także nazywane marginesami). Decydują o tym ile pustej przestrzenibędzie pomiędzy brzegiem strony a tekstem. Można wpisać w te pola dowolną liczbę od # do maksymalnego rozmiaru strony. Jednostki są takie same dla wszystkich czterech pól i są w jednostach przedstawionych na górze powyżej sekcji Format strony

    KDE40.1ru И теперь я не могу туда вернуться

    pl Na marginesach u góry i u dołu strony masoreci zapisywali nieco obszerniejsze komentarze dotyczące skróconych notatek z marginesów bocznych.

    jw2019ru Ну- ка, быстро спать!

    pl Rozmiar strony i marginesy

    KDE40.1ru Хейли тебе сказала, да?

    pl Rozmiar strony i marginesy

    KDE40.1ru Я, э...- И ты заставляешь их ждать?

    pl A tak na marginesie, nawet gdybym zmieniła stronę, nie byłoby cię na mojej liście.

    OpenSubtitles2018.v3ru С ней все в порядке? я хочу увидеть ее!

    pl Element KugarSzablon definiuje atrybuty raportu związane z rozmiarem, orientacją strony oraz z marginesami

    KDE40.1ru Как тебе ощущение того, что кто- то преследует тебя?

    pl O tej porze margines stanowią rzekomi " niezdecydowani " pomiędzy stronami.

    OpenSubtitles2018.v3ru Нам необходимо отправить посланника к Королю Луи, пока события развиваются в позитивном направлении

    pl Jak to widać na zrzucie ekranu, rozmiar strony raportu, orientacja i marginesy muszą być ustawione przed stworzeniem raportu

    KDE40.1ru Зачем он тебе нужен?

    pl Zapewne zauważycie też, że marginesy są trochę szersze, a numeracja stron i akapitów jest bardziej widoczna.

    jw2019ru Сколько осталось жить моей дочери?

    pl Podczas pracy w trybie orientacji tekstowej, ustawiając rozmiar papieru i marginesy następuje ustalenie rozmiaru i kształtu strony

    KDE40.1ru Но оно не будет работать

    pl Trelew jest na kursie 187,7 stopnia od bieguna geograficznego, ale ponieważ to stare sanie, pozwolimy sobie na margines błędu rzędu 1000 mil po obu stronach Greenwich.

    OpenSubtitles2018.v3
    ru
    С удовольствием!

    pl Szablon tekstowo zorientowany został zaprojektowany, aby zachowywać się jak stronowo zorientowany edytor tekstu. Kiedy wybierzesz taki szblon, zostanie stworzony szablon z jedną lub z kilkoma ramkami. Pierwsza ramka jest wyraźnie związana z rozmiarem papieru twojego dokumentu. Kiedy zmienisz wielkość papieru lub marginesu, rozmiar ramki zostanie automatycznie dostosowany. Nie możesz przesuwać tej ramki po stronie oraz nie możesz usunąć tej ramki. Jeśli chcesz dostosować jej wielkość lub pozycję musisz dostosować marginesy. Na górze pierwszej ramki możesz oczywiście dodać dodatkowe ramki. Te ramki mogą zawierać obrazki, tekst lub cokolwiek innego. Te nowe ramki mogą być przesuwane, usuwane, można zmieniać ich rozmiar. Jeśli sobie zażyczysz & kword; może nawet zawinąć tekst z pierwszej ramki wokoło dowolnej informacji z dowolnychj innych ramek

    KDE40.1ru Это праздничная витрина без праздника

    pl W gruncie rzeczy znajdowali się na marginesie dwóch społeczeństw — żydowskiego i rzymskiego — z obu stron napotykając mur uprzedzeń i braku zrozumienia.

    jw2019ru Все законно Сезон # Эпизод # " Группа UltraVinyl "

    pl Niejeden wnikliwy czytelnik Słowa Bożego dostrzegł, że wiele korzyści daje przeznaczenie na studium osobiste oddzielnego egzemplarza Biblii i zapisywanie w nim na marginesie ciekawych uwag, interesujących przykładów lub też numerów stron różnych publikacji, do których można sięgnąć później.

    jw2019ru Готов, Майлз?

    ru.glosbe.com

    Стабильный маргинес | Петр и Мазепа

    Что не так с украинскими националистическими движениями

    Андрей Зинченко

    Национализм является самым давним политическим направлением в истории Украины. Зачатый ещё Кирилло-Мефодиевским братством, данный комплекс идей, в разных его вариациях, дожил до наших времён и стал предпосылкой рождения новой нации. Ведь ещё 150 лет назад человек, назвавший себя украинцем, имел бы славу большого оригинала. Однако появление таких персон, как Шевченко, Костомаров, Липинский, Михновский, Донцов, таких «буржуазных националистов», как Грушевский, Петлюра, и последующих деятелей ОУН сыграло свою роль в том, что мы сейчас воспринимаем себя отдельным народом со своей личной историей, языком, творчеством и героями. Казалось бы, с обретением независимости представители этой доктрины, имея опыт за плечами, сразу получат надлежащую долю власти в молодом государстве. Но начиная с 90-х их «потолок» – это 10% голосов, взятых на парламентских выборах 2012 года Всеукраинским объединением «Свобода», которое к следующему волеизъявлению потеряло весь свой политический капитал. Даже начало войны не увеличило рейтингов подобных партий, хотя поддержка сил, чья идеология основывается на бескомпромиссной защите суверенитета и единства нации, была бы логичным шагом в условиях вооружённого конфликта.

    Как впоследствии оказалось, националисты в нашей стране вошли в лигу политических аутсайдеров по целому ряду причин. Например, перед избирателем всегда стоит дилемма, за какую из националистических партий отдать голос. От их количества разбегаются глаза; они то объединяются, то распадаются, внося общую путаницу среди электората. Эту тенденцию заложила ОУН, которая после смерти её лидера Коновальца распалась на ОУН (Мельника) и ОУН (Бандеры), а в 1946 году уже от Заграничной части ОУН (Б) откалываются ветвь под названием «Организация украинских националистов за границей». В начале 90-х годов ситуация стала ещё хуже. Наравне с тремя движениями под брендом ОУН действовала целая масса новообразованных националистических партий, наиболее видными из которых были: УНА-УНСО, «Конгресс украинских националистов», Украинская консервативная республиканская партия и Социал-национальная партия Украины. Но опять-таки, их количество, а также регулярные расколы привели к тому, что на выборах 1994 и 1998 годов вышеупомянутые силы получили лишь по несколько мандатов в Верховной Раде.

    Сегодня национализм главным образом представляют три партии – это «Свобода», «Правый сектор» и «Национальный корпус». 16 марта 2017 года они объединились, подписав соответствующий манифест. Этот шаг с их стороны очень правильный, но стоит ли надеется на долгое сотрудничество? Глава «Нацкорпуса» Андрей Билецкий, будучи лидером «Патриота Украины», в 2006 году уже рвал контакты с Олегом Тягнибоком, обвиняя того в чрезмерной либерализации «Свободы». Ныне очередная ссора возможна по причине запрета идти на выборы целым блоком партий, участвовать придётся только на основе одной.

    Помимо этого, триумвират имеет ещё один недостаток – текст самого манифеста, в который входят такие пункты, как возвращение ядерного статуса, разрешение на ношение оружия, Балто-Черноморский союз, борьба с нелегальной иммиграцией, единая церковь. Дабы проиграть предвыборную гонку, лучшей программы не придумаешь. Кроме явного популизма, в списке «дел на завтра» плохо то, что в нём отсутствует даже обещание роботы в сфере экономического развития (молчу уже о разработке конкретного плана такого развития). Простые люди всегда будут думать о состоянии своих кошельков, а не об атомной бомбе. Игнорирование таких запросов общества также является лейтмотивом деятельности украинских националистов. Что ОУН (М) рассказывало сельским жителям о необходимости роботы в плане создания нации, когда тех больше заботила нехватка продовольствия, что новоявленные партии не предлагали никакого конструктива по поводу улучшения доходов сограждан в суровые 90-е. Конечно, экономические вопросы у национализма, как у идеологии, всегда были на втором плане. Однако в моменты, когда проблемы материального характера нуждаются в немедленном решении, было бы умно поменять приоритеты. Тем более, даже в Балто-Черноморский союз страну, где соотношение зарплат к ценам оставляет желать лучшего, никто брать не будет, и на программу восстановления ядерного потенциала тоже где-то надо брать деньги.

    Но, как говорил Дмитрий Корчинский, думать о таких вещах – это дело бухгалтеров. Жаль только, что в рядах националистов их не наблюдается. Зато полно молодых ребят, использующих в своей общественной работе так называемые акции прямого действия. У всех на слуху были уничтожения памятников, нападения на банки российского капитала, борьба с некоторыми звёздами украинской эстрады, принятие участия в торговой блокаде ОРДЛО. Будет ложью сказать, что эти эпизоды не имели поддержки довольно большой части населения Украины, но даже эта часть понимала, что в цивилизованных государствах, к числу которых мы планируем присоединиться, так не делают. Среднестатистический украинец даже побаивается активных патриотов, ибо понимает, если они без всякой власти позволяют себе такое, то что будет, когда они получат доступ в высокие кабинеты, и не затронет ли их буйный нрав лично его? Поэтому выборщик всегда оставляет националистам всего-навсего роль сторожевых псов, которые в случае чего будут «терроризировать» обнаглевшую власть, олигархов или пособников РФ.

    Все вышеперечисленные недостатки плавно приводят к ключевой причине неудачи националистических движений – это отсутствие надлежащего финансирования. В нашей стране были случаи, когда партии набрали внушительный процент не благодаря лидеру, идеологии или программе, а благодаря дорогому и качественному пиару. Но националисты в Украине не могут привлечь даже деньги среднего класса, который всегда во всём мире является опорой подобных групп. Олигархат вовсе их игнорирует, и только в некоторых случаях использует как силовой блок, но ни в коем случае как платформу для обретения ещё большего влияния на процессы в государстве. С таким общим положением дел у националистов есть только два варианта развития:

    • либо они так и остаются политическим меньшинством, время от времени заявляющим о себе экстравагантными выходками. Что в перспективе не принесёт никаких дивидендов, так как их акции и риторику вскоре начинают заимствовать официальные власти. Банковая переименовывает населённые пункты, ликвидирует «Сбербанк», скрепя сердце возглавляет блокаду, то есть поступает как настоящая правая сила. Только происходит это с легальной позиции, а не с позиции улицы, что делает такую политику приемлемой для общества, оставляя националистов не у дел;
    • либо они надолго объединяются и встают на путь обретения более респектабельного имиджа. Значит, заканчивают с акциями прямого действия, начиная использовать традиционные методы повышения рейтингов. И одновременно с этим адаптируют свои программы полувековой давности к условиям XXI века.

    По реализации второго варианта виден определённый прогресс, учитывая, что ВО «Свобода» больше не называется Социал-национальной партией Украины (считавшей себя единственной надеждой белой расы), а Андрей Билецкий уже не ломает гаражи армянам. Но подобные изменения происходят очень медленно. Поэтому, если националистические силы в Украине не включат режим быстрой модернизации, то, по всей видимости, состояние стабильного маргинеса закончится состоянием политической комы. Когда по количеству завоёванных голосов даже «5.10» или «зелёные» дадут фору этим ветеранам борьбы за власть.

    Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

    petrimazepa.com

    МАРГИНЕС ДРЕВНЕЙШИХ ПРОФЕССИЙ - Социум

    Все эти трагико-пафосные разговоры о том, что профессия журналиста в ближайшее время может исчезнуть (из-за цензуры, притеснений и т. п.),— лишь пустая болтовня. Не может исчезнуть то, чего вообще не существует и никогда не существовало.

    Часто журналистику называют древнейшей профессией, с чем не берутся спорить даже проститутки, претендующие на пальму первенства. Вполне справедливо: удовлетворение информационных нужд — дело не менее важное, нужное и, подчеркнем, приятное (поэтому и имеет большой спрос в обществе), нежели удовлетворение нужд сексуальных, и любительство здесь не проходит. Но кроме исторических, нравственных и меркантильных точек пересечения, журналистику и проституцию объединяет еще один аспект — юридический, о котором мало кто догадывается, прежде всего сами журналисты. Эти уважаемые и популярные в народе виды деятельности находятся вне закона. Как не существует у нас официально профессии «проститутка», так и не существует профессии «журналист». («Абзац», — написала бы здесь Оксана Забужко.)

    В старом советском классификаторе, разработанном еще в 1956 году, список профессий на букву «ж» заканчивается жировальщиком (сдирающим шкуру с убитого животного) и жокеем. В 1995-м Министерство труда и социальной политики наконец-то выпустило украинский государственный классификатор, где (тоже наконец-то) появляется слово «журналист». Казалось бы, теперь можно радостно воскликнуть: есть такая профессия!

    — А вот и нет, — пригасил всю радость ответственный сотрудник Министерства труда Владимир Сова. — Журналистика — не профессия, а профессиональная группировка, поскольку к ней до сих пор не разработаны квалификационные характеристики, как к другим профессиям, то есть не определено, кто имеет право называться журналистом, его профессиональные обязанности, образовательные требования, объемы работ, должности и тому подобное.

    — Почему не разработаны?

    — Полюбопытствуйте в отраслевом Комитете информационной политики у господина Чижа, они этим должны заниматься.

    Подчиненные Ивана Сергеевича искренне заверили, что ничего подобного никогда не слышали, и вообще квалификационные характеристики разрабатываются по инициативе Минтруда, а оттуда никакого официального представления по поводу этого не было. «Хотя проблема в самом деле давно назрела», — подчеркнул начальник управления печатных СМИ Госкоминформа Владимир Авраменко. А пока что журналистами нужно считать всех, кто зарабатывает себе на хлеб трудом в средствах массовой информации. Образование, профессиональный уровень значения не имеют. Напечатал две строчки в газете, сказал три слова в эфире — и ты уже журналист!

    Что ж, все логично: нет профессии — не может быть и профессиональных требований к тем, кто ею занимается. Действительно, в журналистике (в этой группировке!) базовое образование вроде и не обязательно. Как сказала одна черновицкая редактрисса, главное, чтобы человек творчески и умело подал материал. А для этого якобы вовсе не нужно пять лет учиться на журфаке. По крайней мере правильность этих слов убедительно доказывают отдельные представители журналистской черновицкой братии, у которых за душой только аттестат средней школы, но фору они дают многим дипломированным и тщеславным журналистам, чье перо давно и бесповоротно затупилось, а чернила высохли. Каждая профессия (пусть даже и группировка или так до сих пор и не признанные нашим несовершенным законодательством популярные ныне профессии маркетолога и менеджера) защищает себя прежде всего не бумажками с печатями учебных заведений, а качественным уровнем конечного продукта своей деятельности, каким бы он ни был — интеллектуальным или материальным. Диплом — всего лишь свидетельство того, что его владелец знает, как делать свое дело (что уже важно), а насколько умело это ему удается — покажут результаты труда.

    Дабы было с чем сравнивать эти результаты, чтобы дать им объективную оценку, каждая отрасль имеет свои стандарты качества, которые вынуждена соблюдать если не добровольно, руководствуясь законами рынка, где некачественный продукт не будет иметь спроса, то принудительно. Качество товаров, работ, услуг контролирует великое множество государственных и общественных организаций, а также профессиональные гильдии высококвалифицированных специалистов; общество же с этим полностью соглашается, ведь никто не желает покупать и потреблять заплесневевший хлеб, суррогатную водку или минеральную воду с токсичными примесями, лечиться у ветеринаров или слушать в концертном зале за свои же деньги «собачий вальс», пусть даже в исполнении дочери министра с красотой Венеры Милосской. Проблема качества становится особенно актуальной и приобретает значение национальной безопасности, когда речь идет о продуктах и товарах массового потребления.

    Журналисты, с дипломом или без него, производят и продают информационный продукт — словесное сообщение, имеющее все признаки товара, предназначенного для удовлетворения нужд пользователей, а ими сегодня являемся практически все мы. И, как у каждого товара, хотим мы того или нет, у него всегда имеется своя качественная и ценовая характеристика. Кто и как определяет сегодня это качество и цену?

    В Черновицком областном центре стандартизации, метрологии и сертификации, ведающем такими проблемами, долго не могли понять сути вопроса. «Вы о компьютерах, об информационных носителях или передающих системах?» — «Нет, об информационном продукте в виде газетной статьи, радио- или телепередачи». «Так разве ж можно определить их качество? — невероятно удивлялись специалисты центра. — Это же творчество!» Такого же мнения были и в областном управлении по делам защиты прав потребителей: дескать, информация — слишком эфемерная субстанция, чтобы измерять ее рамками стандарта. Хотя начальник управления Андрей Головань все-таки согласился с тем, что поскольку журналистская информация действительно является товаром и довольно существенно влияет на качество нашей жизни, то она должна иметь свои качественные показатели. Но таких сегодня нет.

    Считается, что информационное пространство — это что-то мистически-недосягаемое, едва ли не первозданный вселенский хаос, где правит бал высокое вдохновение и интуиция, а работающие в нем являются великими творцами едва ли не художественных шедевров. Хотя это пространство — обычный рынок, где все можно купить и продать, а журналисты — обычные ремесленники немного специфического товара. А еще едва ли не все убеждены, что качество информационного продукта — газеты, телепередачи — определяет сам потребитель, что является, по сути, подменой понятий, ведь потребитель определяет только рыночную цену издания, его рейтинг популярности. Потребительская оценка вообще мало когда совпадает с оценкой профессиональной. Последнюю может дать только профессионал. Только врач может профессионально оценить качество работы другого врача (больной, в конце концов, тоже может, но, к сожалению, слишком поздно), инженер — инженера, только профессиональный музыкант с признанным авторитетом способен определить уровень исполнения другого музыканта, пусть и гениального любителя-самоучки, но не наоборот. Чтобы стать профессионалом и досконально овладеть профессией, человечество не придумало ничего лучшего системы базового образования. И когда профессия защищает себя определенными качественными стандартами, то эти стандарты прямо зависят от уровня полученного образования. Любой, будь у него хоть сотня педагогических талантов, не имеет права зайти в класс и преподавать, пока не прослушает полный курс педагогических дисциплин и не получит соответствующий диплом. Только учеба на юридическом факультете дает право заниматься профессиональной правовой деятельностью. О врачах и говорить нечего — там, кроме диплома, должен быть еще и специальный сертификат на разрешение практической работы. И только журналистом может быть кто угодно. (Между прочим, что довольно обидно, дипломированный журналист не найдет себе работу вне информационного пространства. Например, он не может легко и спокойно стать учителем даже украинского языка и литературы — для этого нужно еще получить педагогическое образование, а это минимум три года учебы в профильном высшем учебном заведении.)

    В черновицких средствах массовой информации дипломированных журналистов можно пересчитать на пальцах. Ими сегодня заправляют учителя-филологи, зачастую не только не имеющие и малейшего представления о специфике работы в информационном пространстве, но и элементарной грамотности. Имеются еще историки, религиоведы, строители — и все журналисты! Среди руководителей СМИ — только один с журналистским дипломом. И что бы там ни говорили о ненужности журналистского образования, именно его газета является сейчас самой массовой, популярной и интересной. Между прочим, в ней и заместитель редактора, и заведующие отделов тоже с дипломами журфаков — профессионал всегда ищет профессионалов, и наоборот. Остальные редакции — пестрые сборища любителей, возглавляемые выпускниками филфака Черновицкого университета, что соответствующим образом сказывается на газетных страницах и тиражах. Естественно, имеется в этом филологическом засилье и счастливые исключения, но, как известно, исключение лишь подтверждает правило, не опровергая его. А оно остается единым во все времена — профессией должен заниматься профессионал с базовым образованием.

    В украинской журналистике профессионалов маловато. По официальным данным, 70—80% журналистских должностей в редакциях отечественных СМИ занимают люди без высшего образования — о базовом вообще речи не идет. Таких «самодеятельных» журналистов в Украине более 20 тысяч. Тем временем дипломированные специалисты оказались на маргинесе украинского информационного пространства. Сегодня найти работу, по крайней мере в редакциях газет, очень трудно — вакансий нет. Кадровая политика в этой непрофессиональной группировке, чем является наша журналистика, базируется только на субъективизме редактора или владельца информационного издания и далека от каких бы то ни было профессиональных критериев. В конце концов эти критерии определять и применять некому, ведь не может учитель-филолог давать профессиональную оценку журналисту. И тогда в игру вступают невидимые, непонятные и, если называть вещи своими именами, безнравственные правила, когда во главе уважаемых газет оказываются вчерашние посредственные корреспонденты многотиражек, конечно, без базового образования, только благодаря своим кумовским связям с губернаторской семьей, или при устройстве на работу открытым текстом называется сумма взятки (либо иные услуги) за возможность работать на той или иной редакционной должности. Непрофессионализм руководства СМИ приводит к искажению не только кадровой, но и в целом редакционной политики, зачастую подчиненной не интересам печатного издания, его читателей и коллектива, а удовлетворению амбиций и материальных нужд редактора или владельца газеты.

    Непрофессионал всегда будет недолюбливать и отталкивать профессионала — срабатывает так называемый комплекс неполноценности и дарвинистский закон самосохранения. Государству в лице ее властных органов, в частности соответствующих министерств, на которых возложено нормирование труда, профессиональные журналисты все-таки не нужны — ими трудно манипулировать. С принятием же квалификационных характеристик и официальным признанием профессии журналиста сразу исчезнет возможность насаждать в информационном пространстве «своих» марионеток. Ведь профессионал действует по собственному усмотрению и не позволит, чтобы им кто-то помыкал. Он не будет работать лишь за кусок хлеба (средняя зарплата творческих работников СМИ в Черновицкой области сегодня не дотягивает до прожиточного минимума на одно лицо), а будет требовать достойной оплаты своей работы. Он не будет держаться за должность и склонять покорно голову перед руководителем-самодуром (а таких сейчас в наших редакциях великое множество), поскольку будет ведать, что его знание и профессиональное мастерство всегда будут востребованы на рынке труда. В конце концов профессионал не пойдет против профессионала (это как у Киплинга: мы с тобой одной крови — ты и я) и всегда станет в его защиту. Проблемы свободы слова, цензуры (политической, властной, собственной), всяческих притеснений — физических и моральных — решатся тогда сами собой, без лишнего шума. А пока что эти проблемы процветают и еще долго будут процветать в профессии, которой, как оказывается, никогда не было.

    zn.ua

    Преодолеть маргинес украинского политического процесса: 9news — LiveJournal

    9news (9news) wrote,
    9news
    9news

    Ускорение течения социального времени уже является аксиомой. Нынешнее продуктивное поколение является первым в новейшей истории человечества, чей социальный опыт составит наименьшую ценность для наших детей. Этот опыт им даже будет мешать. Очень быстро трансформируются миссии и роли всех общественных институтов – от семьи до государства. Нет ни одного аспекта общественного бытия во все большем количестве стран, который бы не был затронут процессом этих трансформаций. Государственные механизмы «со скрипом» пытаются реагировать на новые социальные обстоятельства. Нередко такая «государственная реакция» происходит с существенным опозданием, когда явления о которых она осуществляется, успевают измениться настолько, что отпадает собственно потребность в расходе ресурсов на эту реакцию. Тем временем нарастают новые вызовы, а за ними еще новітніші. Другое дело корпорации или организованные сообщества – профессиональные и ценностные. Они не только реагируют на новейшие вызовы, но и сами генерируют их, в то же время нередко представляют собой производные от вызовов и существуют в их среде. Традиционные государства все безнадежнее отстают по самым инструментарием взаимодействия со средой вызовов. Однако, государства продолжают довлеть над социумами, занимая все больше паразитарную позицию относительно них, сами превращаясь на вызовы для общества. Видимо именно в этих обстоятельствах кроется ответ и на вопрос: «Почему каждая следующая генерация украинской власти (состав парламента, правительства, судов и тому подобное) хуже в профессиональном и этическом плане предыдущей?» Современные мыслители не перестают удивляться тому, что «Украины как страны через ее порядки не должно быть, а она есть; украинского государства через ее призрачность не должно быть, а она есть; украинского народа за его расплывчатость не должно быть, а он есть» (Анатолий Стрєляний). При этом удивления достойно то, что Украина сохраняется и местами даже развивается, с одной стороны в условиях нарастающей мировой турбулентности, а с другой – несмотря на попытки нашей власти полностью скопировать российскую модель самодержавного уголовно-коррупционного правления. Впрочем, запас гибкой прочности Украины очевидно исчерпывается. Вместе с тем вызовы, которые встают перед государствами и обществами, могут оказаться уже непреодолимыми для текущей модели украинской государственности. Лишние люди и цифровая революция Коснемся лишь двух типов этих вызовов. Прежде всего – это группа вызовов «лишних людей», или «свободного времени». Для функционирования народного хозяйства требуется все меньше человеческих индивидов – ВВП производится все меньшим количеством людей, но в его распределении заинтересованы все члены общества. Система конфликтов, которую порождает это обстоятельство, требует регулировки – иначе она приведет к цепной реакции социальных взрывов. Прямыми последствиями «вызова лишних людей» является пенсионная кризис, нарастание безработицы, со всеми уголовно-террористическими и миграционными последствиями. Это не чисто украинские, а мировые проблемы. Их пытаются решать путем уменьшения продолжительности рабочего дня, введение безусловного дохода, когда все граждане получают из бюджета выплаты близки к реальному прожиточному минимуму. В отдельных странах такие меры являются эффективными, однако глобальной проблемы они, конечно, не решают. Первыми страдают от того такие «слабые звенья», как Украина. Следующей группой вызовов является информационно-образовательная. Скорость прироста объемов человеческих знаний увеличивается экспоненциально. Новые производственные технологии, с одной стороны, требуют все более сложных навыков и большего времени для овладения ими, а с другой – создают тех самых «лишних людей». Зависимость каждого индивида от скорости получения и применения информации уже сопоставима с его зависимостью от ресурсов, удовлетворяющих насущные физиологические потребности. Пожизненная узкая профессиональная специализация уходит в прошлое, а искусственный интеллект принимает все большее количество решений вместо человека. Вероятно, что еще наше поколение будет свидетелем сочетание искусственного интеллекта с биологическими носителями. Субъекты государственной политики почти не пытаются рассматривать вероятность такой перспективы и планировать свои действия в условиях ее наступления. Еще одним из множества аспектов цифровой революции является то, что государства теряют свое монопольное право на эмиссию денег – возникают альтернативные валюты (криптовалюти) и альтернативные государственным эмиссионные центры. От этого лишь один шаг до прямой оплаты необходимых гражданам услуг непосредственно тем, кто их предоставляет, а не государствам, которые эти услуги в конечном счете закупают у корпораций. То зачем нужен посредник в лице государства? Собственная живучесть еще дает нам шанс Украинское государство практически перестала оказывать минимально качественные услуги безопасности, гарантий права собственности, качества питьевой воды и продуктов питания, охраны окружающей среды, образования, медицины. Под угрозой пенсионные гарантии. Осознание носителями власти в Украине «естественности» собственного паразитарного характера побуждает их прочь пуститься берега в переваривании страны. Поэтому проблемы оккупации части территории со стороны России, продолжающейся войны, терроризма и преступности остаются для них актуальными только на словах. На деле, как уже отмечалось, они пытаются воссоздать в Украине российскую модель правления, которая является удобным инструментом утилизации страны. Живучесть украинского социума еще дает нам время для трансформации государственной модели в соответствии с текущих и будущих общественных потребностей. На очереди разработка проекта новой политической системы, новых моделей ��ооперації с миром и развитие сотрудничества с союзниками, среди которых должны быть не только государства, но и зачастую мощнее них инновационные транснациональные корпорации. Константин Матвиенко – эксперт Корпорации стратегического консалтинга «Гардарика» Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода ©www.radiosvoboda.org Tags: ВЛАСТЬ, ВРЕМЯ, ГОСУДАРСТВО, КОЛИЧЕСТВО, МОДЕЛЬ, ОБЩЕСТВО, ПРОБЛЕМА, РЕАКЦИЯ, СРЕДА, СТОРОНА, СТРАНА, УКРАИНА, УСЛУГА, ЧЕЛОВЕК

    Photo

    Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

    9news.livejournal.com

    Стабильный маргинес | Петр и Мазепа

    Что не так с украинскими националистическими движениями

    Андрей Зинченко

    Национализм является самым давним политическим направлением в истории Украины. Зачатый ещё Кирилло-Мефодиевским братством, данный комплекс идей, в разных его вариациях, дожил до наших времён и стал предпосылкой рождения новой нации. Ведь ещё 150 лет назад человек, назвавший себя украинцем, имел бы славу большого оригинала. Однако появление таких персон, как Шевченко, Костомаров, Липинский, Михновский, Донцов, таких «буржуазных националистов», как Грушевский, Петлюра, и последующих деятелей ОУН сыграло свою роль в том, что мы сейчас воспринимаем себя отдельным народом со своей личной историей, языком, творчеством и героями. Казалось бы, с обретением независимости представители этой доктрины, имея опыт за плечами, сразу получат надлежащую долю власти в молодом государстве. Но начиная с 90-х их «потолок» – это 10% голосов, взятых на парламентских выборах 2012 года Всеукраинским объединением «Свобода», которое к следующему волеизъявлению потеряло весь свой политический капитал. Даже начало войны не увеличило рейтингов подобных партий, хотя поддержка сил, чья идеология основывается на бескомпромиссной защите суверенитета и единства нации, была бы логичным шагом в условиях вооружённого конфликта.

    Как впоследствии оказалось, националисты в нашей стране вошли в лигу политических аутсайдеров по целому ряду причин. Например, перед избирателем всегда стоит дилемма, за какую из националистических партий отдать голос. От их количества разбегаются глаза; они то объединяются, то распадаются, внося общую путаницу среди электората. Эту тенденцию заложила ОУН, которая после смерти её лидера Коновальца распалась на ОУН (Мельника) и ОУН (Бандеры), а в 1946 году уже от Заграничной части ОУН (Б) откалываются ветвь под названием «Организация украинских националистов за границей». В начале 90-х годов ситуация стала ещё хуже. Наравне с тремя движениями под брендом ОУН действовала целая масса новообразованных националистических партий, наиболее видными из которых были: УНА-УНСО, «Конгресс украинских националистов», Украинская консервативная республиканская партия и Социал-национальная партия Украины. Но опять-таки, их количество, а также регулярные расколы привели к тому, что на выборах 1994 и 1998 годов вышеупомянутые силы получили лишь по несколько мандатов в Верховной Раде.

    Сегодня национализм главным образом представляют три партии – это «Свобода», «Правый сектор» и «Национальный корпус». 16 марта 2017 года они объединились, подписав соответствующий манифест. Этот шаг с их стороны очень правильный, но стоит ли надеется на долгое сотрудничество? Глава «Нацкорпуса» Андрей Билецкий, будучи лидером «Патриота Украины», в 2006 году уже рвал контакты с Олегом Тягнибоком, обвиняя того в чрезмерной либерализации «Свободы». Ныне очередная ссора возможна по причине запрета идти на выборы целым блоком партий, участвовать придётся только на основе одной.

    Помимо этого, триумвират имеет ещё один недостаток – текст самого манифеста, в который входят такие пункты, как возвращение ядерного статуса, разрешение на ношение оружия, Балто-Черноморский союз, борьба с нелегальной иммиграцией, единая церковь. Дабы проиграть предвыборную гонку, лучшей программы не придумаешь. Кроме явного популизма, в списке «дел на завтра» плохо то, что в нём отсутствует даже обещание роботы в сфере экономического развития (молчу уже о разработке конкретного плана такого развития). Простые люди всегда будут думать о состоянии своих кошельков, а не об атомной бомбе. Игнорирование таких запросов общества также является лейтмотивом деятельности украинских националистов. Что ОУН (М) рассказывало сельским жителям о необходимости роботы в плане создания нации, когда тех больше заботила нехватка продовольствия, что новоявленные партии не предлагали никакого конструктива по поводу улучшения доходов сограждан в суровые 90-е. Конечно, экономические вопросы у национализма, как у идеологии, всегда были на втором плане. Однако в моменты, когда проблемы материального характера нуждаются в немедленном решении, было бы умно поменять приоритеты. Тем более, даже в Балто-Черноморский союз страну, где соотношение зарплат к ценам оставляет желать лучшего, никто брать не будет, и на программу восстановления ядерного потенциала тоже где-то надо брать деньги.

    Но, как говорил Дмитрий Корчинский, думать о таких вещах – это дело бухгалтеров. Жаль только, что в рядах националистов их не наблюдается. Зато полно молодых ребят, использующих в своей общественной работе так называемые акции прямого действия. У всех на слуху были уничтожения памятников, нападения на банки российского капитала, борьба с некоторыми звёздами украинской эстрады, принятие участия в торговой блокаде ОРДЛО. Будет ложью сказать, что эти эпизоды не имели поддержки довольно большой части населения Украины, но даже эта часть понимала, что в цивилизованных государствах, к числу которых мы планируем присоединиться, так не делают. Среднестатистический украинец даже побаивается активных патриотов, ибо понимает, если они без всякой власти позволяют себе такое, то что будет, когда они получат доступ в высокие кабинеты, и не затронет ли их буйный нрав лично его? Поэтому выборщик всегда оставляет националистам всего-навсего роль сторожевых псов, которые в случае чего будут «терроризировать» обнаглевшую власть, олигархов или пособников РФ.

    Все вышеперечисленные недостатки плавно приводят к ключевой причине неудачи националистических движений – это отсутствие надлежащего финансирования. В нашей стране были случаи, когда партии набрали внушительный процент не благодаря лидеру, идеологии или программе, а благодаря дорогому и качественному пиару. Но националисты в Украине не могут привлечь даже деньги среднего класса, который всегда во всём мире является опорой подобных групп. Олигархат вовсе их игнорирует, и только в некоторых случаях использует как силовой блок, но ни в коем случае как платформу для обретения ещё большего влияния на процессы в государстве. С таким общим положением дел у националистов есть только два варианта развития:

    • либо они так и остаются политическим меньшинством, время от времени заявляющим о себе экстравагантными выходками. Что в перспективе не принесёт никаких дивидендов, так как их акции и риторику вскоре начинают заимствовать официальные власти. Банковая переименовывает населённые пункты, ликвидирует «Сбербанк», скрепя сердце возглавляет блокаду, то есть поступает как настоящая правая сила. Только происходит это с легальной позиции, а не с позиции улицы, что делает такую политику приемлемой для общества, оставляя националистов не у дел;
    • либо они надолго объединяются и встают на путь обретения более респектабельного имиджа. Значит, заканчивают с акциями прямого действия, начиная использовать традиционные методы повышения рейтингов. И одновременно с этим адаптируют свои программы полувековой давности к условиям XXI века.

    По реализации второго варианта виден определённый прогресс, учитывая, что ВО «Свобода» больше не называется Социал-национальной партией Украины (считавшей себя единственной надеждой белой расы), а Андрей Билецкий уже не ломает гаражи армянам. Но подобные изменения происходят очень медленно. Поэтому, если националистические силы в Украине не включат режим быстрой модернизации, то, по всей видимости, состояние стабильного маргинеса закончится состоянием политической комы. Когда по количеству завоёванных голосов даже «5.10» или «зелёные» дадут фору этим ветеранам борьбы за власть.

    Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

    up.petrimazepa.com

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о