Вторник , 25 Январь 2022

Маргинал что это: Кто такой маргинал? Значение простыми словами

Содержание

Маргинал это…

Маргинал — это человек, утративший социальные связи со старым социальным окружением, утратил свой прежний социальный статус, лишенный возможности заниматься своим прежним делом и не сумевший адаптироваться к новой социокультурной среде.

Само слово «маргинал» произошло от латинского margo, что означает край.

Между тем если набрать в поиске запрос по термину «маргинал», то, например, в Википедии получишь ответ, что маргинал — это по существу изгой, человек, который оказался вне социальной системы. И именно этот смысл дублируется в школьных учебниках и пособиях.

Эта картинка не имеет негативной окраски и никак не ущемляет мигрантов. Она подчеркивает, что знание языка и владения им является ключом к преодолению маргинального состояния мигранта

И поэтому неудивительно, почему обществознание при подготовке к ЕГЭ кажется ученику чем-то непонятным и диким. Ведь по сути понятие маргинал равнозначно понятию девиант (подробнее о девиации здесь)! А в чем разница? Разница непонятна. В тестах ЕГЭ эти, и другие понятия различаются, и в результате вы получаете совсем не те баллы, на которые рассчитывали.

Поэтому в этой статье разберем, кто же такой маргинал, простыми словами? 

Самая суть

Маргинал — это человек, находящийся на краю социального бытия, общества. Чужой ли этот человек для данного общества? Как сказать. 

Например, вот есть город Нью-Йорк, по сути, город мигрантов, в котором у мигрантов — особые права. По закону в городе, и штате, нельзя даже, например, работодателю, спрашивать какой статус у человека при приеме на работу. За это может быть административная ответственность! Выдворить нелегального мигранта из страны официально практически невозможно, если только он не нарушал закон. Если, закон нарушал, то ок, тебя конечно депортируют.

То есть мы имеем штат, в котором нелегальный мигрант имеет неформальное право работать (за кэш, нал), и жить себе. Маргинал ли он для Нью-Йорка? Безусловно да — он находится на краю общества, он практически не имеет прав, потому что не имеет своего social security number (номера социального страхования) и work authorization (разрешения на работу) — словом, официального статуса. Он нелегал. Но он не является чужаком для штата: он может работать за кэш и как-то существовать, местами даже очень неплохо существовать, если не нарушает закон.

Однако для всей остальной «Америки» (США) он безусловно является чужаком. Где-нибудь в штате Мэн его наверняка депортируют. 

Раз маргинал находится на краю, для него характерно: постоянное беспокойство, повышенная чувствительность, эгоцентричность. Почему беспокойство? Ну так представьте себе — вы только мигрировали в США, в Нью-Йорк и оказались в афроамериканском квартале (вряд ли вы будете называть афроамериканцев «неграми», находясь в их же квартале), при этом вы — белый («снежок» :)). Как Вы себя будете чувствовать? Именно как маргинал, потому Вы пока никакой официальной ниши в американском обществе не занимаете!

Нелегальные мигранты штурмуют границу Мексики и США

Итак, маргинальность — это такой тип сознания и поведения, который не является культурно чуждым, но по отношению к которому в форме отрицания выстраивается представление о социальной норме конкретного сообщества.

То есть по наличию маргиналов можно понять, что является нормой для данного общества. В этом смысле они выполняют весьма конструктивную роль для социума. Но есть один момент: чаще всего маргиналы ассоциируются с негативными социальными явлениями, чем с позитивными. Причина тому в том, что именно в этой среде наиболее вероятен риск асоциального поведения, а также, возможно, девиации.

Причины маргинализации

Маргинализация — это процесс «выталкивания» общества людей на край социальной жизни. Почему это происходит? Вот ключевые причины: 

  • Миграция. Миграция бывает внутренняя (внутри страны), внешняя (эмиграция, иммиграция). Например, молодой человек (или девушка) мигрировала из деревни в город. Для такого человека все чуждо: большой город, общественный транспорт и пр. Он «привыкнет» и станет «своим» — только спустя какое-то время, может, пока не найдет работу. Тоже самое миграция в другую страну. Пример выше.
  • Безработица. Вследствие массовой безработицы люди находятся на краю общественной жизни, так как у них нет средств к существования, или эти средства весьма ограничены. Рекомендую в этом плане к просмотру фильм «Нокдаун» с Расселом Кроу в главной роли.
  • Аномия, беспорядки, бунты. Если общество находится в глубочайшем кризисе, маргинальность возрастает как на дрожжах!

Разумеется, такие макроэкономические  процессы могут быть обусловлены вооруженными конфликтами (войной), или социально-экономической, а значит и нестабильностью политической системы. 

Думаю, теперь Вам понятно, что не стоит путать маргинала с девиантом или люмпеном, бомжом, бичом и пр. Маргинал вполне себе может работать, снимать или купить жилье — словом, обеспечивать себя или свою семью. Но при этом не нарушать закон и не быть бездомным, просящим милостыню.

При написании статьи использовался источник: Оболкина С.В. Философский анализ проблемы маргинальности // Науч. ежегодник Ин-та философии и права Урал. отд-ния Рос. акад. наук, 2018. Т. 18, вып. 2, с. 7–20.

Поделиться в соц. сетях

Маргиналы, ставшие основой общества — Ведомости

Слово «волонтер» в российском случае пока не стало общеупотребимым. Напротив, на Украине волонтерство за последние два года превратилось в институт, о котором знают и которому доверяют большинство граждан. Пожалуй, именно в различной роли волонтеров двух стран можно увидеть проявление их все более расходящихся траекторий развития. С одной стороны, это приобретающий абсолютный характер акцент на команды и контроль сверху в российском случае, а с другой – развитие низовых инициатив, идущих от самих граждан.

Волонтерство остается чуждым и непонятным россиянину. Среди наиболее часто встречающихся поисковых запросов с этим словом в рунете ссылки на иные, нероссийские реалии: АТО (официально принятое на Украине название войны в отдельных районах Донецкой и Луганской областей этой страны), «за границей», «в Европу», «Украина», «Беларусь» и «волонтер – это».

Когда в российских осинах заходит речь о волонтерах, возникает ощущение инородности данного социального тела.

Волонтеры помогали спортивным чиновникам на Олимпиаде в Сочи и, вероятно, вновь понадобятся во время ожидаемого чемпионата мира по футболу. Но это международные мероприятия и заимствованная опять-таки из-за рубежа модель оптимизации расходов на их проведение.

Волонтерами становятся в некоторых случаях студенты – если того требует специфика программы (например, права человека, сестринское дело или социальная работа). Однако при этом волонтерство обусловлено требованиями образовательного процесса и потому редко происходит по инициативе самих студентов.

Случаи настоящего волонтерства – неоплачиваемой и добровольной помощи тем, кто в ней больше всего нуждается (онкологическим больным, детям-сиротам, людям с ограниченной мобильностью и им подобным), в России присутствуют, но находятся на периферии общественной жизни. Не случайно ни одного упоминания о волонтерах в ежегодных отчетах о жизни российского социума «Левада-центра» не найти. Волонтерство представляет собой в России бесконечно малую величину, невидимую в массовых опросах и игнорируемую общественным сознанием.

Ситуация с волонтерством на Украине до недавнего времени была весьма сходной. О нем слышали немногие, а те волонтерские инициативы, что существовали, зачастую имели зарубежные корни и поддержку от иностранных фондов.

Все радикально изменилось в конце 2013 – начале 2014 г. Волонтерство из экзотики превратилось в массовое движение, один из немногих институтов, которым граждане Украины действительно доверяют. По данным опроса Киевского международного института социологии (июнь 2016 г.), волонтерские организации находятся в тройке социально-политических институтов, пользующихся наибольшим доверием населения, наряду с церковью и вооруженными силами (ЗСУ). Волонтерским организациям, помогающим ЗСУ, полностью доверяет 14,7% респондентов, скорее доверяет 40,6%. Для волонтерских организаций, работающих с вынужденными переселенцами из Крыма и Донбасса, аналогичные цифры составляют 12,9 и 42,8%.

В России, по данным «Левада-центра» за 2015 г., сопоставимым уровнем доверия могут похвастаться только президент, правительство и Государственная дума. На Украине аналогичным социально-политическим институтам доверяют существенно меньше, чем волонтерам.

Получается в некотором смысле зеркальная картина. В одном случае, российском, основой всего и вся являются государственные институты. Доброе дело если когда и делается, то по команде сверху. В случае украинском волонтерство как особое проявление гражданского общества стало самостоятельной и самодостаточной силой, где-то подменяющей государство, где-то его контролирующей и ограничивающей. Гражданское общество, остающееся абстрактным термином из переведенных учебников в России, приобрело вполне реальные формы на Украине. Формы волонтерских инициатив, появляющихся в результате самостоятельного выбора самих граждан.

Поначалу, в 2014 г., волонтеры попросту подменяли несостоятельное на тот момент украинское государство и его институты: армию (отсюда добровольческие батальоны на первом этапе вооруженного конфликта) и систему ее материально-технического снабжения (от обмундирования и питания бойцов до ремонта военной техники и даже разработки новых видов вооружений, например, дронов и компьютерной системы корректировки артиллерийского огня), службу по вопросам чрезвычайных ситуаций (эвакуация людей из зоны боевых действий, подчас под обстрелами) и министерство социальной политики (помощь переселенцам, раненым и другим социально незащищенным группам).

Позднее, когда государственные структуры начали предоставлять хотя бы минимальный объем услуг по своему профилю, волонтеры постепенно перешли к выполнению функций контроля и надзора.

В среде волонтеров, которые во многом и обеспечили выживание Украины в 2014–2015 гг., все чаще можно услышать мнение об определенном кризисе движения. Люди стали меньше перечислять деньги на волонтерские инициативы (через руки наиболее известных волонтеров прошли добровольные пожертвования, эквивалентные миллионам долларов), сами волонтеры начали уходить в другие сферы деятельности – бизнес (в том числе по производству тех товаров и услуг, на предоставлении которых они ранее специализировались бескорыстно), политику (в качестве депутатов или их помощников), на государственную службу (как чиновники или их советники) и общественную работу на профессиональной основе (становясь руководителями крупных неправительственных организаций, получающих зарплату и имеющих офис).

Видимо, этот процесс будет продолжаться и дальше.

Физически невозможно отдавать всего себя 20 часов в сутки, как это делают наиболее активные волонтеры (автор в этом убедился сам, проведя вечер в компании одного из них), не получая за это ни копейки. Люди элементарно перегорают (а ведь речь идет зачастую о тех, у кого есть семья и дети).

Однако при всех сожалениях относительно неповторимой атмосферы волонтерства на такую эволюцию можно смотреть и с оптимизмом. Всплеск низовой социальной энергии, произошедший на Украине в 2014–2015 гг. и материализовавшийся в волонтерстве, сейчас постепенно находит выход в других формах. Энергия наиболее активной части волонтерства теперь имеет шансы пойти на реформирование изнутри институтов бизнеса (социально ориентированного в результате не принуждения чиновников, а осознанного выбора), государства и неправительственного сектора (который учится жить не только на зарубежные гранты, но прежде всего за счет поддержки населения и национального бизнеса).

В некотором смысле можно провести параллель с возникновением корпораций и местного самоуправления на базе ассоциативных структур переселенцев на первых этапах американской истории. Этот процесс превращения гражданских инициатив в коммерческие и протогосударственные находился в центре внимания экономического историка, нобелевского лауреата Дагласа Норта, например.

Да, этот этап развитые страны Запада прошли пару веков назад. Но для молодой нации, которая до 1991 г. не имела государственности, подобный этап представляется неизбежным. Ожидание того, что его можно перепрыгнуть, в некотором смысле и привело к протестам конца 2013 – начала 2014 г. Большие скачки и в коммунизм, и в капитализм одинаково губительны.

Что же касается России, то, не пройдя аналогичного этапа низовой социальной мобилизации, представляется невозможным переориентировать существующие институты власти и бизнеса с обслуживания интересов элиты на защиту интересов граждан. Гражданское общество не возникает по желанию спонсоров или либерально настроенной интеллигенции. Оно рождается снизу, в том числе через волонтерские инициативы самих граждан.

Автор – ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН, профессор университета «Мемориал», Канада

нобелевское Дело н. А. Бердяева В архиве шведской академии

1Наш герой принадлежит к плеяде русских гениев XX столетия. Его философское наследие до сих пор вызывает горячие споры и является предметом неослабевающего изучения. Без отсылки к его трудам не обходится, наверное, ни одно исследование, посвященное историческим судьбам России. Нобелевский комитет по литературе, однако, отверг кандидатуру блестящего представителя эпохи расцвета русской философской мысли. Архивные документы, которые проливают свет на это решение шведских академиков, позволяют не только узнать, как развивалась история с номинацией и обсуждением кандидатуры русского философа в нобелевском закулисье, но и добавить новые черты к осмыслению восприятия и интерпретации его нетривиальных идей европейскими интеллектуалами.

2Николай Александрович Бердяев (1874‑1948) уже в начале века проявил себя как яркий мыслитель, прошедший путь от марксизма к идеализму, и как противник революционных потрясений. Один из авторов сборников Вехи (1909) и Из глубины (1918), участник Союза освобождения и Религиозно-философского общества в Москве, основатель Вольной академии духовной культуры (1919-1922), после революции он был дважды арестован, а в 1922 г. выслан из страны. Сначала Бердяев остановился в Берлине, где познакомился с немецкими философами и с трудами представителей немецкой философской мысли ; в 1924 г. переехал в Париж ; последние годы жил в пригороде Парижа Кламаре, где и похоронен.

3В эмиграции Н. А. Бердяев вел интенсивную интеллектуальную и общественную жизнь : сотрудничал с Русским студенческим христианским движением (РСХД), став одним из его главных идеологов, был создателем и редактором (1925-1940) журнала « русской религиозной мысли »

Путь, много публиковался (его перу принадлежат 43 книги и около пятисот статей), поддерживал контакты с крупными европейскими философами (Эмманюэлем Мунье, Габриэлем Марселем, Карлом Бартом и др.), организовывал межконфессиональные встречи представителей католической, протестантской и православной религиозно‑философской мысли. Эмиграцию философ воспринял как экзистенциальный опыт, когда опорой бытия становится личность человека, и свобода – основополагающим принципом философии Бердяева. В годы Второй мировой войны у знаменитого мыслителя обостряется чувство родины, заставившее его заявить : « Я не националист, я русский патриот » [Бердяев 1949 : 292]. Не случайно сразу после войны Н. А. Бердяев выпустил книгу Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX в. и начала XX в.
(Париж, 1946), в которой попытался осмыслить главные русские духовные ценности, раскрыть идею Богочеловечества. Литература о Бердяеве почти необозрима, его философское наследие продолжает быть востребованным, дискуссионным и широко цитируемым.

  • 1 Материалы Нобелевского архива Шведской академии (Стокгольм) предоставлены нам с любезного разрешени (…)

4В 1942-1948 гг. Николай Бердяев был номинирован на Нобелевскую премию1. Все номинации принадлежат Альфу Нюману (Alf Nyman ; 1884-1968), профессору теоретической философии Лундского университета, члену Королевского гуманитарного научного общества Швеции.

5В Европе полыхает война. 1 января 1942 г. 26 государств подписали Декларацию Объединенных наций. Из заметных военных операций января, когда шведский философ и психолог впервые берется за перо, чтобы составить обращение в Нобелевский комитет, в историографии Великой Отечественной войны отмечено только одно – освобождение Малоярославца (2 января). Немецкие войска отжаты от Москвы. Это была громадная победа, первый перелом в ходе мировой войны : в зимних операциях 1942 г. рухнул миф о непобедимости немецкой армии и был сорван план « молниеносной войны ». В Cеверной Африке британская армия нанесла поражение немецко-итальянским войскам, и, хотя в целом по всей линии фронта в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке инициативой владели вооруженные силы фашистского блока, стала укрепляться антигитлеровская коалиция. Из Швеции в Германию между тем продолжался экспорт необходимой для производства оружия железной руды, что избавляло нейтральную скандинавскую страну от оккупации.

  • 2 Л. Ю. Бердяева приводит слова Г. П. Федотова : « “Всякий раз, как наступают важные события, – все с (…)

6Начало войны, антигитлеровское движение в среде русской эмиграции (у Бердяевых часто собираются Г. Федотов, мать Мария (Скобцова), И. Фондаминский, думают, что « предпринять » в новых условиях2) и непрестанная работа мысли Ни (Николая Александровича Бердяева) отчасти отражены в дневнике жены философа, Л. Ю. Бердяевой (1871-1945). Вот запись от 18 ноября 1939 г. :

Меня поражает работоспособность Ни. Теперь у него задумано одновременно 3 книги помимо статей и семинара. Недавно я, сидя у него в кабинете, наблюдала, как он в одно и то же время может и писать письмо, и делать заметки в тетрадь к той или иной задуманной книге.
[Бердяева 2002 : 190]

7Другая запись, от 15 апреля 1940 г., – собственное признание Н. А. Бердяева :

Я под впечатлением мысли, как-то пронзившей меня. Я вдруг ясно почувствовал себя продолжателем основной русской идеи, выразителями которой являются Толстой, Достоевский, Вл. Соловьев, Чаадаев, Хомяков, Федоров. Основа этой идеи – человечность, вселенскость… И мысль, что я являюсь продолжателем этой русской идеи, меня глубоко радует… Вот сегодня я с какой-то особенной остротой осознал эту свою связь с основной традицией русской литературы. [Бердяева 2002 : 199].

8Дневниковых записей в 1941-1942 гг. жена философа не вела или они не сохранились. В 1943 г. примечательна следующая запись от 8 октября : « За завтраком Ни сказал нам : “Сегодня я окончил мою новую книгу Русская идея” » [Бердяева 2002 : 204]. Через неделю, 16 октября, Бердяев прочел домашним оглавление будущей книги – первая глава о « кризисе христианства », « главы о страдании, о страхе, о Боге, о бессмертии » [Бердяева 2002 : 204]. Затем начата и завершена в январе 1945 г. новая книга. К этому же времени относится еще одно знаменательное признание философа :

Какая у меня сильная, неугасимая жажда познания ! Многие устают от познания, а я нет. Мне хочется знать все больше и больше.
[Бердяева 2002 : 204]

9В годы войны философом было написано пять книг : Самопознание (Опыт философской автобиографии) (1940, изд. 1949) ; Творчество и объективация (Опыт эсхатологической метафизики) (1941, изд. 1947) ; Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого (1944-1945 ; изд. на фр. яз. 1947, на рус. яз. 1952) ; Русская идея (Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века) (1946) ; Истина и откровение. Пролегомены к критике Откровения (1946‑1947 ; на рус. яз. впервые 1996).

Сороковые годы были чрезвычайно тяжелыми для Бердяевых : война, немецкая оккупация Франции, нехватка топлива и продовольствия, преклонный возраст, болезни, серьезная операция, перенесенная Николаем Александровичем в 1942 году, гибель одних друзей, разлука с другими,

– пишет Е. В. Бронникова, публикатор дневников Л. Ю. Бердяевой [Бердяева 2002 : 20-21]. В 1945 г. она сама серьезно заболела и в том же году скончалась. В одной из записей военных лет верная подруга русского мыслителя размышляет :

Странно думать, что мы переживаем время, о кот<ором> позже (если это время не последнее !) будут писать, как о чем-то небывалом, грандиозном, впервые в истории происходившем, а вот мы сидим за столом, обедаем, светит солнце, жизнь идет себе, будто так все и должно быть…
[Бердяева 2002 : 201]

10Но именно так проходили военные годы в нейтральной Швеции : светило солнце, шел дождь, шла жизнь.

  • 3 A. Nyman, Metafor och fiktion : ett bidrag till poetikens teori, Lund, Gleerup, 1922.
  • 4 Id., Från Platon till Einstein : studier och utkast, Stockholm, Natur och kultur, 1933.
  • 5 Id., Nya vägar inom psykologien, Stockholm, Norstedt, 1934.
  • 6 Электронный ресурс Шведский национальный биографический словарь (Svenskt biograskt lexikon) sok.ri (…)
  • 7 A. Nyman, Filososkt och olososkt : dagsverken i pressen, Lund, Gleerup, 1935.

11Альф Нюман с самого начала своей научной карьеры колебался между философией и психологией. В то время как Николай Бердяев пробует себя на ниве марксизма, обращается к идеализму, обнародует pro et contra русской революции, оказываясь в конце концов выдворенным из родной страны, Альф Нюман разрабатывает различные стороны физики и метафизики, проводит параллели между Аристотелем и Кантом (и издает ряд работ последнего со своими комментариями), а также вносит свой вклад в изучение поэтики литературного произведения3. Исследовательская мысль Альфа Нюмана все время движется в нескольких направлениях, от обзорных историко-философских очерков (От Платона до Эйнштейна4) – к разысканиям в различных областях психологии. В 1929 г. Нюман стал профессором Лундского университета в области теоретической философии и одновременно продолжал заниматься изучением современной психологии ; его книга Новые пути в психологии5 выдержала несколько переизданий, выходила также после войны. Один из шведских академиков, член Нобелевского комитета в 1921-1937 гг. Хенрик Шюк считал основной заслугой А. Нюмана « изгнание снобов-эстетов » из Лундского и Упсальского университетов6. А. Нюман публикуется и в шведской прессе, в том числе как музыкальный критик, а в 1935 г. объединяет свои газетные заметки в книгу под красноречивым названием Философски и нефилософски7.

  • 8 Т.е. итальянский фашизм.
  • 9 Id., Bildning, elit, massa. Sju kulturpolitiska kapitel, Stockholm, 1946.

12К 1941 г. относится его исследование Нацизм, цезаризм8, большевизм, в которой шведский философ подвергает беспощадному анализу тоталитарную идеологию, сравнивая ее с паутиной, в иллюзиях или даже во лжи которой может запутаться целая нация. Будучи человеком либеральных убеждений и приветствуя победу демократии над тоталитаризмом, то есть поражение нацистской Германии во Второй мировой войне, он видит не меньшую опасность в распространении массовой культуры. В работе Образование, элита, масса (1946)9 А. Нюман постулировал необходимость предоставить свободу самобытному гению развиваться по его усмотрению и доказывал потребность современного обезличенного общества в гениальности. Но в этом отношении Нюман оставался пессимистом, не полагаясь на снисходительность массы к подлинному творцу.

  • 10 Id., Begåvningarna och samhället : några synpunkter på våra andliga naturtillgångar och deras tillv (…)

13В 1942 г., когда почтенный профессор впервые адресовался в Нобелевский комитет, у него вышла работа с любопытным названием : Таланты и общество : некоторые размышления о наших врожденных духовных способностях и их использовании10. Свое обращение в Шведскую академию на имя « Господина Директора » лундский профессор датирует 30 января : если за один день письмо не достигнет по какой-либо причине Стокгольма (хотя что может этому помешать ?), то штемпель удостоверит, что оно написано точно в срок, т.е. до 1 февраля. А. Нюман хорошо знаком с правилами выдвижения на Нобелевскую премию и цитирует соответствующие параграфы Устава (Статута) Нобелевского фонда. Хотя на литературную премию право выдвигать имеет профессор-филолог, но Альф Нюман является членом Королевского гуманитарного научного общества, что, возможно, приравнивается к членству в академии ; во всяком случае эта номинация по формальным признакам отвергнута не была. Первое обращение « относительно премии по литературе за этот год » написано Альфом Нюманом от руки яркими синими чернилами ; последующие отпечатаны на машинке.

Если предположить, – пишет шведский историк философии и специалист по психологии, – что Академия ожидает от меня выдвижения кандидата, чьи достижения в философских исследованиях и чье литературно-философское мастерство заслуживают величайшего признания, то я назову имя Николая Бердяева (и имя это дважды подчеркнуто. – T. M.)

  • 11 О формулировке завещания Альфреда Нобеля и о многолетней дискуссии вокруг нее см. [Марченко 2007 : (…)

14А. Нюман считает, что, наряду с Бенедетто Кроче, « выдающимся итальянским философом и литературоведом, сенатором », русский философ принадлежит к тем, кто прямо соответствует § 1 Устава Нобелевского фонда. В этом параграфе процитированы слова завещания А. Нобеля о достойных премии авторах : « создавшие нечто выдающееся в идеалистическом <идеальном> направлении »11. Перечислив те разнообразные области гуманитарного познания, которых Н. А. Бердяев касается в своих многочисленных работах, и причислив русского философа к тому направлению, которое развивалось « от Соловьева через Достоевского к Мережковскому » (несмотря на многолетние номинации оставшемуся без Нобелевской премии и умершему за год до этого) [Марченко 2007 : 110-195], Альф Нюман подчеркивает, что ему особенно импонирует попытка Бердяева соединить идеи христианского гуманизма с романтическим идеализмом. Восхищает шведского профессора и бердяевский стиль, остро полемичный, пламенный и метафоричный : « [Н]асколько я мог судить по английским, немецким и даже датским переводам, – замечает Нюман, – это стиль подлинного мастера » (последние слова подчеркнуты). Тем не менее, Альф Нюман склонен отделять яркую пассионарность от идей « чистого разума », и если он утверждает : « В современной культурной борьбе Николай Бердяев – одна из самых влиятельных, самых страстных личностей » (в оригинале подчеркнуто), – то в продолжении фразы оговаривается, что среди русских мыслителей современности пальму первенства стоит отдать Николаю Лосскому. К числу лучших работ Н. А. Бердяева шведский профессор относит его « анализ собственно славянской жизни и славянской религиозности ».

  • 12 Шор Евсей Давидович (J. Schor, 1891-1974) – историк русской мысли, искусствовед, журналист ; эмигри (…)

15Сама номинация на этом заканчивается, но Альф Нюман сопровождает ее тремя приложениями. В первом на двух машинописных страницах изложены на английском языке « жизнь и занятия » Николая Бердяева – этим очерком русский философ сам снабдил своего шведского коллегу « за несколько лет перед тем ». Приложения 2 и 3 – это список « лучших », как они аттестованы в номинации, трудов Бердяева, на английском (List of the chief works of N.A. Berdyaev) и немецком (Die letzten Werke Nikolai Berdiajews) языках. Не названо ни одного издания в переводе на шведский (указаны датские издания – Лунд находится на самом юге Швеции, гораздо ближе к Копенгагену, чем к Стокгольму). Английский список содержит лишь названия книг и указания, на какие из основных европейских языков они переведены. Так, книга Новое Средневековье (1924) переведена « на 12 языков ». О прочих сочинениях русского философа сказано просто : « Numerous brochures, and articles in Russian and foreign periodicals ». После этого еще три работы философа названы по-шведски, с указанием, на какие европейские языки они переведены. Немецкий список (Приложение 3 в первой номинации) включает в себя подробные библиографические данные приведенных изданий, это перепечатанный на машинке проспект швейцарского издательства « Vita Nova », в котором труды Н. А. Бердяева выходили в немецком переводе Е. Шора12. В описании аккуратно приведены описание обложки (твердый картонный переплет или тонкий бумажный) и указана цена. К последующим номинациям будут прилагаться печатные рекламные буклеты издательства « Vita Nova » с выдержками из газетных откликов. Это эксцерпты из рецензий, традиционно размещаемые вслед за выходными данными и нередко на последней стороне обложки следующего издания книги или новой книги того же автора ; большинство рецензий почерпнуто из швейцарских газет. Речь идет по крайней мере о шести работах Н. А. Бердяева : Христианство и классовая борьба ; О достоинстве христианства и недостоинстве христиан ; Правда и ложь коммунизма ; Смысл и судьба русского коммунизма ; О назначении человека ; Судьба человека в современном мире.

16В тексте номинации есть и еще одна отсылка, связанная с Бердяевым. А. Нюман пишет :

В моей книге Нацизм, цезаризм, большевизм (Лунд, 1941) некоторые страницы посвящены рассмотрению его философских пророчеств, особенно страницы 190-263, к которым я беру на себя смелость вас отослать. Тем не менее было бы справедливо добавить, что указанное исследование не отдает всей справедливости религиозно-эсхатологическим и эстетическим идеям этого мыслителя, в высшей степени самобытным, но, в соответствии с планом книги, намеренно ограничено лишь рассмотрением ряда актуальных политических и общекультурно-философских мотивов.

17И, наконец, показавшееся важным заключение : « через Швейцарию » Нюману удалось узнать, что « профессор Николай Бердяев находится в настоящий момент во Франции, и вот его адрес : 83, ул. Молeн де Пьер, Кламар, <департамент> Сены ».

  • 13 Бердяев предпочитал за бóльшую точность французское название этого труда : Esprit et Liberté.

18Краткое биографическое резюме на английском языке « Николай А. Бердяев » составлено самим русским философом. Излагая факты своей биографии, теперь уже слишком хорошо известные, Бердяев предельно кратко аттестует свою продукцию эмигрантских лет (a number of books of philosophical and sociological problems), сообщив о переводе « некоторых из них » на « целых десять языков » и о присуждении ему за книгу Философия свободного духа (1927)13 премии Французской академии моральных и политических наук (Académie des sciences morales et politiques).

19Обращение 1943 г. датировано 28 января и полностью повторяет текст первого письма Нюмана в Шведскую академию ; обращение от 29 января 1944 г. идентично по тексту (только отпечатанo на пишущей машинке) и приложениям (на сей раз отпечатанным на бумаге с водяными знаками). 29 января 1945 г. Альф Нюман пишет крупным почерком небольшой текст, занимающий почти целую страницу. Это неизменное обращение к « господину Директору », повторение первой фразы – собственно номинации на премию – и добавление :

В качестве копии прилагается мое кратко мотивированное предложение от января 1943 г., а также два соответствующих приложения.

20На отпечатанном на машинке листе (неожиданно выбрана превосходная бумага с водяными знаками) от руки написано : « Копия », и даже дата (28 января 1943 г.) сохранена. Следующее обращение датировано 30 января 1946 г. ; из остающегося неизменным текста убраны строки об адресе философа. Приложения становятся более « убористыми » : они больше не пронумерованы, на полутора страницах перепечатана автобиография Н. А. Бердяева, нижняя часть второй страницы занята списком его трудов – это все те же неизменные десять названий, ссылка на « многочисленные » прочие публикации и еще три работы, названные по-шведски и с указанием, на какие языки они переведены. Немецкий список из обращения в Шведскую академию исчезает, хотя ничего крамольного в нем не было, – ведь книги были изданы в Швейцарии, а не в гитлеровской Германии.

21Следующее обращение Нюмана в Стокгольм датировано 30 января 1947 г. ; в левом верхнем углу карандашом помечено : « поступило 31.I.47 ». Слово в слово повторяется обращение, написанное за пять лет до того, в последней строке опять появляется адрес философа в Кламаре. Однако перед этим заключительным абзацем такими же яркими синими чернилами, которыми некогда была написана и первая номинация, сделана приписка. Полностью повторив отсылку к своей книге, где, поневоле ограниченные ее тематикой, рассматриваются некоторые идеи Бердяева, А. Нюман на сей раз замечает :

  • 14 S. Stolpe, Nikolaj Berdjajef, Stockholm, Bonniers, 1946. Свен Столпе (1905-1996) – шведский писател (…)

Однако эти идеи довольно подробно разобраны в работе Свена Столпе Николай Бердяев (Стокгольм, 1946)14.

22Книга известного шведского литературоведа и критика, вероятно, стала заметной новинкой минувшего года, если А. Нюман, уже подготовив номинацию (вероятнее всего заранее отпечатанную на машинке секретарем), решился вписать на полях ( !) указание на работу о русском философе. Не удовольствовавшись этим, он продолжает, пользуясь свободным местом внизу страницы, слева от расположенной по центру подписи :

  • 15 G. Fessard, France, prends garde de perdre ta liberté, Paris, Témoignage chrétien, 1946. Гастон Фес (…)

Следует также добавить, что духовное влияние Бердяева на французскую культурную жизнь непрестанно возрастает. Я могу назвать среди прочих книгу Гастона Фессара Франция, бойся потерять свою Свободу ! (Париж, Издательство “Темуаньяж кретьен”, 1946)15.

23Последняя книга, кстати, тоже относится к числу только что изданных.

24Последнее обращение в Стокгольм с номинацией Николая Бердяева было подписано Альфом Нюманом 28 января 1948 г. Текст полностью повторяет самое первое обращение ; никаких библиографических добавлений, вписанных в номинацию годом раньше, в этом послании нет. Заметим также, что в приложенном к двум последним номинациям списке избранных трудов Н. А. Бердяева, названных по-английски, три последние позиции, обычно приводимые по-шведски, даны на французском языке. 23 марта 1948 г. русского философа не стало, и, кажется, только это обстоятельство смогло прервать регулярные обращения в Шведскую академию его поклонника из Лунда.

  • 16 О роли Антона Карлгрена в истории присуждения Нобелевской премии по литературе русским писателям см (…)

25В 1942 г., получив от Альфа Нюмана первое послание с выдвижением Николая Бердяева на Нобелевскую премию по литературе, Нобелевский комитет, следуя сложившейся практике, поручил написать отзыв о творчестве предложенного кандидата своему присяжному эксперту по славянским литературам, профессору Копенгагенского университета и редактору газеты Dagens Nyheter Антону Карлгрену (1882-1973)16.

  • 17 Rysslands inre historia 1863-1914 (Norstedts Världshistoria, del 13 : Den väpnade freden. Imperiali (…)

26Выпускник Упсальского университета, публицист, журналист, филолог А. Карлгрен был профессором Копенгагенского университета с 1922 по 1953 г. и писал обзоры по творчеству славянских писателей, представленных на Нобелевскую премию, с 1921 по 1948 г. В молодости, начиная со студенческих лет, Карлгрен неоднократно и подолгу бывал в России ; он посылал корреспонденции для Дагенс нюхетер и в период между двумя русскими революциями выпустил несколько книг : Vinterdagar bland ryska bönder (Зимние дни среди русских крестьян ; Stockholm, 1907) о русскошведской деревне на Днепре ; Ryssland utan vodka. Studier av det ryska spritförbudet (Россия без водки. Исследование русского сухого закона ; Stockholm, 1916) ; Ryska intervjuer. Studier från världskrigets Ryssland (Stockholm, 1916). Через несколько лет после Октябрьской революции была издана книга Bolsjevikernas Ryssland (Большевистская Россия ; Stockholm, 1925 ; вышла в 1926 г. в переводе на датский и на финский языки, в 1927 г. поанглийски). В то же время им написаны разделы о России для шведского энциклопедического издания Всемирная история17 ; он пишет о русской, польской, чешской литературе и выступает присяжным экспертом Нобелевского комитета, что предполагает ежегодное чтение продукции славянских писателей, номинированных на премию, и составление обзоров об их творчестве. В середине 1920-х–1930-е гг. печатная продукция самого А. Карлгрена – слависта резко снижается, все его время отнимает редакторская работа в Дагенс нюхетер и составление экспертных заключений для Шведской академии. В год первого выдвижения на Нобелевскую премию Н. А. Бердяева выходит монография Stalin. Bolsjevismens väg från leninism till stalinism (Сталин. Путь большевизма от ленинизма к сталинизму ; Stockholm, 1942) ; том в шестьсот страниц в тот же год увидел свет на финском языке.

27Написанный А. Карлгреном обзор о русском философе выглядит как настоящий трактат – это машинописный текст, насчитывающий 87 страниц, или, в современном пересчете на печатные знаки, два авторских листа. Вступление к этому трактату начинается с констатации ряда неутешительных моментов.

Что касается адекватной интерпретации сочинений Николая Бердяева, – заявляет эксперт, – следует с самого начала оговориться, что для нижеподписавшегося это было почти неразрешимой задачей. Во-первых, эта задача предполагает философское и прежде всего богословское образование, и особенно понимание связанных с православной церковью знаний и представлений, которого у нижеподписавшегося совершенно нет ; большая часть сочинений Бердяева не может быть понята и ни в коем случае не может быть оценена никем, кроме эксперта по богословию. Из другой части лишь небольшая часть его сочинений оказалась мне доступна. Из его дореволюционной продукции мне не удалось добыть ни единой строчки ; из его продукции 20‑х и 30‑х годов мне удалось заполучить несколько работ, а из редактируемого им журнала Путь, в котором он с 1920‑х гг. понаписал массу статей, я видел лишь отдельные номера. Но, помимо прочего, мне удалось познакомиться только c несколькими его работами на языке оригинала. И Нобелевской библиотеке, с величайшими усилиями заказавшей книги в прочих библиотеках и предоставившей их в мое распоряжение, и мне самому удалось раздобыть в основном немецкие, английские и французские переводы. А их изучение порой просто сводит с ума. Переводчики очевидно немногое понимают из весьма туманных рассуждений автора, и заканчивается это тем, что переводы, особенно в сложных вопросах, попросту обессмысливаются. Порой с помощью сопоставительного анализа, например, английского и немецкого переводов одного сочинения вы можете преуспеть в поисках смысла, но часто это совершенно безнадежно.

28Жанр обзора А. Карлгрена о глубоко чуждом ему, малопонятном философском творчестве Н. Бердяева можно определить как « реферат с претензиями ». Претензии, впрочем, предваряют реферат трудов философа.

29В качестве первой претензии эксперт называет стиль философа. Читателю следует набраться терпения, полагает Карлгрен, поскольку его « ожидают тяжелые испытания ». При этом эксперта возмущает, что в номинации – « на основании иностранных переводов » – Бердяев назван « мастером стиля » :

Это утверждение совершенно ошарашивает ; Бердяев в своих работах как стилист так плох, что никто из самых благожелательных эмигрантских критиков не осмеливается этого отрицать.

30Приведем en pendant выдержку лишь из одной рецензии (и оговоримся, что большинство рецензентов-философов обращают внимание не на слог, а исключительно на содержание) :

  • 18 Нелишне заметить, что в том же разделе Критика и библиография того же тома журнала Н. Лосским отрец (…)

Новая книга Н.А. Бердяева представляет собой выдающееся событие в русской философской литературе. Она в чрезвычайно яркой и глубоко продуманной форме подводит итог многолетним философским исканиям автора и синтезирует их плоды. Несмотря на громадную систематическую и историческую насыщенность книги, вибрирующей вместе с тем в унисон со всеми новейшими тенденциями современной мысли, она изложена общедоступно и читается легко и с напряженным интересом18.
[Гурвич 1931 : 512]

31А. Карлгрену, впрочем, понравилось сравнение одного из переводчиков, который назвал стиль Бердяева « тавтологическим », уподобив его « молотку скульптора » ; неустанно повторяя слова и фразы, он словно вбивает их в головы читателей – или, иначе, работает над отделкой своей мысли. Шведский славист полагает, что лучшим инструментом при работе над бердяевским стилем стала бы красная ручка – чтобы безжалостно вычеркнуть все бесчисленные повторения, которыми наводнены его сочинения.

Писатель способен жевать и пережевывать одно и то же без конца, пока читателя не начинает тошнить, – интимно делится Карлгрен со шведскими академиками, присуждающими Нобелевскую премию, – часто он даже и не заботится о разнообразии выражений, и, раз обретя кем-нибудь или им самим счастливо сформулированную фразу, он так и повторяет ее затем по нескольку раз.

32Из этой претензии вытекает следующая – « острая нехватка » строгой логики в развитии мысли и построении текста.

Как только мысль приходит ему в голову, он отдается ей ; от главного аргумента он уходит все дальше и дальше ради причудливых отступлений и ненужных эскапад ; он непоследовательно переходит от одного аргумента к другому. И все это фонтанирует без передышки, без паузы, – сокрушается нобелевский эксперт, – он пишет порой несколько страниц, а то и главы целиком без того, чтобы оторвать перо от бумаги ; зачастую вязкое и мутное повествование не позволяет разделить его на логически более мелкие куски.

33В скобках А. Карлгрен замечает, что переводчики Бердяева на иностранные языки делят текст при переводе по своему произволу, обычно чисто механически, так что фрагменты текста на разных языках не соответствуют друг другу (например, немецкий – английскому). Кроме того, « сделать паузу там, где ее нет », – отнюдь не означает облегчить текст для понимания.

34Наконец, еще одна претензия, неотделимая от предыдущих, – это неспособность к « стилистическому оформлению », к строгой композиции текста. Замечательно, что, указав на это, безусловно, слабое с точки зрения нормативных риторик место Бердяева, Карлгрен невольно обнаруживает тем самым сильную сторону философа : его « бесспорный пафос », собственная увлеченность так захватывает читателя, что последний попросту забывает обо всех несовершенствах стиля. На помощь вновь приходит сравнение с молотком скульптора, на глазах испуганных зрителей высекающего из камня искры ; вот и Бердяев в слове « дерзок, часто противоречив, вечно провокативен в отражении мыслей, для которых он счастливо находит возвышенные и порой парадоксальные формы выражения (эффект теряется, если вы встречаете их снова и снова) ». Общее впечатление у шведского слависта от сочинений Н. Бердяева складывается неблагоприятное : « сильно запутано, тягуче и монотонно ; при чтении сочинений Бердяева прежде всего возникает впечатление о невероятно болтливом языке, который, как только начал молоть, так и работает полумеханически на лету без остановки ». Довольно скандальное определение, хотя, между прочим, и не рассчитанное на публикацию. Это определение приобретает почти издевательский характер, если предположить, что Карлгрен знал о мимическом тике Бердяева – неожиданно высовывать при разговоре язык… однако в этом случае шведский профессор едва ли решился бы на подобное сравнение.

  • 19 Заметим, что и за прошедшие десятилетия появилось всего несколько шведских переводов трудов Н. А. Б (…)

35Первой подвергается рассмотрению Философия свободного духа (Проблематика и апология христианства),1927. Эта проблематика, как и эта апология, в наименьшей степени соответствуют умонастроениям и интересам нобелевского эксперта : область его подлинных интересов – современная история и политика, его взгляды на литературу предполагают, что она должна прежде всего быть, что называется, belles lettres – то есть художественной литературой в собственном смысле слова, обладающей всеми признаками fiction. Но философия, к тому же с религиозным уклоном, решительно не привлекала Антона Карлгрена ; однако другого экспертаслависта в Шведской академии не было. Больше полувека спустя кажется странным, что члены Шведской академии не были знакомы с трудами Н. А. Бердяева, что его работы до Второй мировой войны не были переведены и опубликованы в Швеции, что имя русского философа-эмигранта, который « целиком и полностью стоит на почве православия », настолько мало известно, что требуется специальный реферативный очерк его творчества19. Антон Карлгрен настроен полемично, и не столько в отношении идей Бердяева : человек западной протестантской культуры, он не приемлет горячего воодушевления русского философа, который готов « несколько однообразно – и столь же избыточно – ураганным огнем разнести на мелкие части » противоречащую его мыслям концепцию.

Речь не идет о том, чтобы углубиться в религиозно-философские и морально-богословские труды Бердяева, типичные образчики мыслей которого мы привели, – констатирует эксперт, завершая свою попытку изложить некоторые тезисы Философии свободного духа. – Непосвященный, привыкнув после немалых усилий к особенностям слога, прочтет ее <эту работу> с интересом, увлеченный благородным идеализмом, который пленяет оригинальными комментариями, порой прямо дух захватывающими своим вольным полетом, за которым не всегда легко уследить. Однако высказать мнение об этой работе в целом здесь невозможно, поскольку многое пришлось опустить, и только следует признать, что не это сочинение Бердяева послужило поводом для его выдвижения на Нобелевскую премию.

36Следующий раздел экспертного заключения А. Карлгрен посвящает Смыслу истории (1927), « самому главному », если верить философу, из его трудов. Подобно исследованию « глубин христианства », замечает шведский славист, Бердяев стремится погрузить свой ланцет в « глубины истории ». Однако Карлгрен должен пояснить, что для русского мыслителя главной становится историософская проблема : тесно связанная с христианской традицией, русская философия на протяжении последнего века, в борьбе славянофилов и западников, билась над эсхатологическим вопросом миссии России в мировой истории. Мировая война и революция подвигли Бердяева принять « вызов » русской историософской традиции. Карлгрен указывает также, что это сочинение родилось из лекций, прочитанных Бердяевым в Москве зимой 1919-1920 гг. в « Вольной академии духовной культуры » и переработанных в книгу в Берлине после высылки в 1922 г. Однако произнесенные устно, когда бесконечные повторы оправданы стремлением донести до слушателей свою мысль, эти лекции не подвергались необходимым сокращениям, так что добраться до сути « труда кажется сверхсложным ».

37По слегка травестированному и вовсе не сочувственному реферату Смысла истории заметить испытанные экспертом трудности невозможно : без видимых усилий он излагает основные мысли Бердяева, – о слабости традиционного « историзма », о необходимости ощутить « тайну » исторических процессов, не объяснять, а « воспринимать » их, для чего следует не изучать « объект » истории, а прикоснуться к сокровенным глубинам ее « субъекта ». « Глубины истории – это не что-то внешнее, постороннее для человека, – поясняет Карлгрен бердяевскую идею, – без сокровенных пластов в его собственном сознании ». « Концентрированно » изложив свое понимание бердяевской критики традиционной истории, Карлгрен вопрошает : « Чем же обладает анамнезис Бердяева для раскрытия смысла исторических процессов ? » Очевидно, что протестантское сознание Карлгрена категорически возражает против идей о « вечном времени », о « другом мире », о « небесной » – в противопоставлении земной – « судьбе человека », о предопределенности исторических процессов, о предсущей истории истине. Если Альфа Нюмана поразила необычная новизна и перспективность идей Бердяева, то Карлгрен не собирается выходить из твердых рамок научного позитивизма и рекомендовать на Нобелевскую премию автора следующих воззрений : « Историософия должна стать метафизикой истории, с прологом на небесах ».

38Дальнейшее реферирование карлгреновского реферата « в высшей степени хаотичной работы » Бердяева Смысл истории выходит за пределы нашей статьи, хотя, разумеется, искреннее, не рассчитанное на публикацию восприятие послереволюционного труда русского религиозного философа европейским протестантским сознанием замечательно во многих отношениях и требует особого рассмотрения. Приведем лишь заключение эксперта о Смысле истории Н. А. Бердяева.

Нельзя не признать смелой оригинальности, с которой он творит, равно как и определенного величия разворачиваемой им истории ; также интересны и наводят на размышления его взгляды на некоторые исторические события, – соглашается Антон Карлгрен. – Но когда он (Бердяев. – Т. М.), по его собственному рецепту, спускается в бездонную внутреннюю шахту, чтобы постигнуть тайну исторических процессов, то в полнейшее заблуждение придет и откажется что-либо понимать не только историк с лотком (инструмент археолога при раскопках. – Т. М.). То, что большевики, перед которыми он с завидным мужеством развивал свои мысли о смысле истории на лекциях в Москве, сочли его присутствие в большевистском государстве бессмысленным, можно понять ; будет, однако, совершенно безопасным для философа признать, что не только большевики находят его взгляды целиком и полностью неприемлемыми.

39Так заканчивается очередной, отделенный звездочками раздел « реферата с претензиями », который представил шведским академикам экспертславист. Но он продолжает свой очерк о Бердяеве – бóльшая его часть еще впереди. Следующий раздел посвящен работам Н. А. Бердяева 1920-1930-х гг., звучащим « обвинительным актом современности » и объединенным темой « нового средневековья ». Речь и идет о книге 1924 г. Новое Средневековье (Размышление о судьбе России).

Поскольку марксизм относится к тем явлениям, которые Бердяев считает особенно показательными для нового средневековья, то он и рассматривает особенно подробно большевизм, его особые условия, его отличительные особенности, его перспективы. Эта работа Бердяева, прочая продукция которого оказалась интересной лишь весьма узкой части западноевропейской публики, привлекла едва ли не всеобщее внимание – замечает Карлгрен. – К пророческим воплям о последних днях нашей европейской культуры, переживающей закат, мир еще недавно прислушивался неохотно, и тот поворот, который придал теме Бердяев, обеспечил ей, безусловно, немалый интерес. Его исследование большевизма очевидно заинтересует осмыслением проблем, принесенных большевистской революцией и большевистским режимом, в более глубокой перспективе, чем их принято рассматривать, к тому же исследование это проведено человеком, у которого, как считается, были особые условия, чтобы проникнуть в истину и засвидетельствовать ее.

40Выгодно отличаясь, как непосредственный очевидец событий, от « политических туристов » (явная аллюзия на европейских литераторов, посещавших Советский Союз), Бердяев вдохновил « среди прочих », считает Карлгрен, и профессора Альфа Нюмана в его книге Нацизм, цезаризм, большевизм.

41Сам Антон Карлгрен только что подготовил к изданию внушительную монографию Сталин с подзаголовком От ленинизма к сталинизму, то есть обратился к тем же вопросам « большевистской революции » и ее исторической перспективы ; и русский эмигрант Бердяев, и соотечественник Нюман выступают, тем самым, как его конкуренты. Лундский профессор, впрочем, не оппонирует Бердяеву, а является его сторонником :

Нюман указывает на то, что ввиду сильно расходящихся представлений о большевизме, разнонаправленных и заведомо односторонних, стоит “прислушаться к русскому мыслителю, рядом с которым в его стране произошел политический обвал и который свободен от подозрений, что он лазутчик рухнувшей царской системы”.

  • 20 Название этой книги в списке А. Нюмана приведено по-шведски, причем оговорено : « нет порусски, но (…)

42Приведя это, в сущности, не вызывающее возражений мнение А. Нюмана, выдвинувшего русского мыслителя на Нобелевскую премию, А. Карлгрен обращается к разбору еще нескольких трудов Н. А. Бердяева – при этом не приводит ни одного названия, это просто « другие работы ». Судя по содержанию дальнейшего реферата, к рассмотрению была привлечена книга Истоки и смысл русского коммунизма (1938)20. Замечательно, однако, что Карлгрен словно заражается дискурсивными пороками Бердяева – невозможно определить то место в его тексте, где он от рассмотрения одной работы русского философа обращается к другой ; сам он начало обзора нового труда никак не помечает, а потом столь же неожиданно опять возвращается к Новому Средневековью.

43Поскольку реферат представляет особый интерес с точки зрения восприятия философских идей Н. А. Бердяева в европейской интеллектуальной среде и еще более важен в ракурсе влияния их на шведскую гуманитарную интеллигенцию, то его следовало бы рассматривать специально в этом контексте. Мы же ограничимся только теми высказываниями А. Карлгрена из оставшейся, бóльшей части его очерка, которые непосредственно относятся к выдвижению русского философа на Нобелевскую премию. В обстоятельном обзоре Нового Средневековья Карлгрен позволяет себе полемику с А. Нюманом, номинировавшим Бердяева на премию. Замечательно при этом, что Нюман – профессиональный философ, историк философии, углубленно занимавшийся также проблемами психологии и эстетики, а Карлгрен – филолог по образованию (его диссертационная работа носила чисто лингвистический характер, а затем его увлекла журналистика и политология). Но Карлгрен – славист, претендующий на знание и понимание русской истории ; именно исторические аспекты и их истолкование прежде всего занимают его в работах Бердяева – эксперт реферирует их, чтобы оспорить.

44Нарочито или невольно, Карлгрен демонстрирует свое владение историческим материалом и русским языком. Так, заметив, что Бердяев пишет о большевизме не без уважения, а о демократии – с известной долей « отвращения », Карлгрен поясняет, что такое отношение может корениться в « настроении, господствующем в среде русской эмиграции, которая меньше сосредоточена на большевизме, чем на предшествовавшем ему демократическом режиме, обвиняя его неудачную политику, и, бесспорно, с полным правом, в подготовке почвы для большевистской революции ». И добавляет в скобках :

  • 21 К сожалению, шведскую идиому « hackkyckling » – букв. « разделанный цыпленок » (возникшую из-за мно (…)

Витающие в воздухе всей эмиграции чувства к Керенскому, ее козленку отпущения21, слетают время от времени и с уст Бердяева.

  • 22 Помимо прочих возможностей выучить и усовершенствовать язык, укажем также, что первым и достаточно (…)

45Будучи знатоком русского языка22, Карлгрен вводит русские слова в свой реферативный дискурс. Так, хотя он и изобретает сложное шведское слово, но разве может оно равноценно отразить русское понятие, тот « стихийный », нерегулируемый процесс, который имеет в виду Бердяев, цитируя в свою очередь Плеханова, полагавшего, что именно так из сознания просвещенных революционных масс « уйдет » религия ? И, раз объяснив значение введенного им русского слова, Карлгрен активно оперирует им – слово « самотек » в его тексте встречается чаще, чем у Бердяева.

46Карлгрен словно составляет более, на его взгляд, стройную систему из идей Бердяева, почерпнутых в ряде трудов философа. Иногда эксперт, правда, не может удержаться, чтобы не довести цитируемую мысль до абсурда. Так, процитировав статью Размышления о русской революции : « Авторитет власти всегда ведь держится религиозными верованиями народа. Когда религиозные верования разлагаются, авторитет власти колеблется и падает » [Бердяев 1991 : 43], – нобелевский эксперт вкрадчиво предлагает автору вопрос :

  • 23 Per Albin Hansson (1885-1946) – шведский политический и государственный деятель, председатель Социа (…)
[М]ожно спросить, полагает ли он, что, например, и власть Гитлера основана на религиозной вере немецкого народа или, кстати, если бы он знал шведские дела, неужто он и в самом деле подумал бы, что авторитет правительства Пера Альбина Ханссона23 покоится на религиозной вере шведского народа ?

47Все мистико-религиозные объяснения истории в целом наталкиваются на ироничное неприятие Карлгрена. Несколько брюзгливо, но с юмором он воспринимает те построения Бердяева, где тот не находит иного истолкования захвата власти большевиками, кроме « божественного наказания », посланного русскому народу : считая подобные идеи смехотворными, шведский славист, конечно, сильно упрощает тезисы русского философа. Вырванные из контекста вольно и дерзко развивающейся мысли, такие пассажи как, в частности, что « Бог наказал русский народ за грехи, избрав большевиков инструментом этого наказания », выглядят по меньшей мере наивно. С иными же высказываниями Карлгрен охотно соглашается, например, с мнением, что русский народ всегда « имел явную нерасположенность к сменявшим друг друга самодержцам и, напротив, и тут Бердяев прав, не стремился к установлению конституционного правления, а предпочитал всему жизнь в полной анархистской вольнице ». Происходит, впрочем, некоторый конфликт идей – почему же вольнолюбивый русский народ оказался под большевиками, чье авторитарное правление превзошло даже царское ? – но счастливо разрешается приписыванием русскому народу также известной покорности (пассивности), « с кулаком в кармане и проклятьями на устах », которая позволяет ему жить под гнетом авторитарного правления. Однако, справедливо замечает Карлгрен, « это помогает объяснить, почему, когда после обнаружилось, что большевистское правление оказалось куда хуже царского, народ ни в коем случае не восстанет против него ; но все-таки это никак не объясняет, как же Россия стала большевистской ».

48Карлгрен подробно, на нескольких страницах, разбирает тезисы Бердяева относительно истоков большевизма и его связи с религиозностью русского народа, отпадением от веры и наказанием за грехи. Утверждение Бердяевым « коммунистической религии, которую он не только изобрел, но и отстаивает со всей страстностью », проанализировано экспертом для того, чтобы указать, что профессор Нюман в своей работе Нацизм, цезаризм, большевизм, к которой он отсылает в письме-номинации, « в этом пункте совершенно не понял Бердяева ». Карлгрен цитирует Нюмана, который обнаруживает у высоко ценимого им русского философа « противоречие » – с одной стороны, Бердяев « гвоздями прибивает к позорному столбу коммунизм как конечное следствие религиозно нейтральных, отживших идей гуманизма », с другой стороны – « подчеркивает, что русский менталитет всегда поглощал эти самые идеи и пропитывался ими до самых сокровенных глубин своей неукротимой души ». « Ясно, – продолжается цитата из А. Нюмана, – что оба эти воззрения не позволяют сложить целостную картину эпохи ». Карлгрен словно разъясняет для своего соотечественника и невольного оппонента в « бердяевоведении », что противоречия в действительности нет, поскольку коммунизм с его дегуманизацией как раз противостоит глубинной религиозности русского народа :

Верно ли это по существу, – замечает Карлгрен в скобках, – это совсем другая история.

49Карлгрена, как специалиста по современной истории России, по политической ситуации в ней, интересует прежде всего восприятие Бердяевым русской истории, ее основных вех. Несогласие шведского слависта сквозит в каждом абзаце его текста, но прямые выпады он позволяет себе нечасто, однако выбирает для своего обзора именно те тезисы, после которых напрашивается « знак вопроса ». Так, например, для Карлгрена очевидна та « идеализация русского народа, особенно русского крестьянства, которая во все времена была присуща классу, к которому принадлежит Бердяев, русской интеллигенции, которую даже революция, показав подлинное лицо русского народа, не смогла вылечить от этого <заблуждения> ». Для Карлгрена, который выступает в роли эксперта не столько в области русской словесности, сколько в области россиеведения, « это еще вопрос, не была ли религиозность русского народа тонким слоем, под которым душа оставалась совершенно не затронутой ». Резонов противоречить Бердяеву у Карлгрена достаточно ; в частности, рассуждения Бердяева о расколе для шведского слависта мало убедительны хотя бы потому, что никакого религиозного расхождения, богословского спора в XVII в., в сущности, не было, а были разногласия о том, двумя или тремя перстами креститься ; не менее « сомнительны » для Карлгрена и представления о большей, чем у других народов, религиозности именно русского народа. Эксперт напоминает, что « дикая свирепая жадность, с какой мужики набросились после революции на помещиков, доказывает обратное ». « И совершенно смехотворным кажется, – добавляет Карлгрен еще одно соображение к своим контраргументам, – когда Бердяев разъясняет, что западноевропейский патриотизм – его он считает за грех – не может прижиться в русской душе ; он <русский патриотизм> недавно расцвел так, что побил все западные рекорды ». Заметим, что эти слова написаны в тяжелейшее для России время, когда патриотизм оказался той главной объединяющей весь народ силой, которая в конце концов и привела его к победе во Второй мировой войне. Но шведское настороженное отношение к восточному неспокойному соседу ничто не может поколебать, и Карлгрену кажется, что вся русская вера в свое мировое призвание, представления о русском мессианстве и идеи Бердяева движутся в одном – « совершенно беззастенчиво земном, империалистическом направлении ». Еще раз подчеркнем – это сказано в 1942 году.

50Так, шаг за шагом, то есть выдвигая свой антитезис на едва ли не каждый (задевающий, настораживающий его или прямо кажущийся неверным) тезис Бердяева, Карлгрен завершает свой многостраничный обзор, постепенно подменяя порученное ему рассмотрение сочинений русского философа и даже полемику с ним собственным разъяснением особенностей русского менталитета и русской истории. Шведский славист с удивлением обнаруживает, что Бердяев, со всеми своими идеями « коммунизма как религии », вполне смыкается с « советской философией, делая из нее весьма поучительные и порой забавные выводы ». Впрочем, для Карлгрена не составляет труда убедиться : если следуешь за мыслью Бердяева, то обнаруживаешь, что « речь идет уже вовсе не о марксизме, а об особой разновидности в высшей степени радикального идеализма » :

Подробный обзор этого описанного Бердяевым развития советской философии содержится в упомянутом труде Нюмана, к которому я в этом пункте и отсылаю.

  • 24 Замечательно, что советскому писателю-коммунисту Константину Федину приходит в голову то же сопоста (…)

51Что касается собственно русской истории и – отчасти – истории русской литературы (в частности, в истолковании нигилизма), тут Карлгрен чувствует себя настолько в своей стихии, что легко погружается не только в XIX, но и в XVII век, чтобы пополемизировать с Бердяевым относительно подлинного смысла русского церковного раскола и его влияния на общественно-духовную русскую жизнь последующих столетий24. Соглашаясь с русским философом (он « несомненно прав ») в том, что раскольники имели ряд общих черт с революционерами XIX в., шведский славист считает источником этой общности известные « стороны русской души (психологии) » : « непреклонная убежденность в собственной правоте », склонность « доходить до крайностей » в ее отстаивании, « бесстрашие по отношению к враждебной этой правде государственной власти », « отказ от других жизненных ценностей », « готовность уничтожить противника своей правды ». Однако Карлгрен не только не склонен согласиться с историософской концепцией Бердяева, стройно соединившей раскольничество (« этап раскольников-нигилистов », иронизирует эксперт), нигилизм (собственно « нигилистов » Карлгрен считает лучше всего изображенными в Бесах Достоевского) и большевизм (« этап нигилистов-большевиков »), но в еще меньшей степени с его объяснениями « истоков коммунизма » в России и большевистского правления как реализации теории и практики нигилизма.

52В попытке историософского соединения « религиозности русского народа » и атеистических идей нигилизма шведский славист видит какойто невероятный интеллектуальный оксюморон, высказавшись наконец прямо, что все построения Бердяева настолько « целиком сотканы из воздуха, что диву даешься, как мог человек, стоявший у истоков русского марксизма, вообще до них додуматься ».

Марксизм победил в России, – возражает Карлгрен, – потому что провозгласил пролетариат движущей силой революции и тем самым поставил на ноги марксистский авангард, воспользовавшийся конъюнктурными обстоятельствами и, со всей своей энергичностью и напористостью, захвативший ведущую роль во время русского стихийного революционного взрыва, – вот ответ на вопрос, инспирировавший Бердяева на его замысловатую теорию.

53Для шведского слависта несомненно другое : революция пробудила « первобытные » силы русского народа, стимулировала его энергию, задавленную во времена царизма и во многом разбуженную войной ; этой мощной конструктивной энергией и объясняется энтузиазм пятилеток, но ни с « конститутивной религиозностью русской души », ни с « изначальными социалистическими идеалами », ни с « запутанными объяснениями » Бердяева история большевистской России не имеет, по мнению Карлгрена, ничего общего.

54Из прочих тем, волновавших Н. А. Бердяева в 1920-1930-е гг., Карлгрен выбирает и ему самому наиболее интересную – « Как может быть побежден большевизм и что за этим последует ? ». Вопросы политические, контрреволюция или реставрация прежнего режима, впрочем, очевидно невозможные, не занимают русского философа :

Христос или Антихрист – вот на какой вопрос, согласно Бердяеву, должен дать ответ русский народ […] Эпохе гуманизма с ее демократическими идеалами во всем мире пришел конец ; дорогу, лежащую сейчас перед миром, показал русский пример. Он показал, что, если не осуществить братства во Христе, то установится сообщество во имя Антихриста. Мир стоит на распутье.

55Работы Бердяева 1930-х гг., охваченные одной мыслью (« Философии, искусства, государства, общественная жизнь должны стать религиозными »), « заметно слабее », по мнению А. Карлгрена, сочинений 1920-х гг.

Это визионерство Бердяева не заслуживает критики : она лишь склоняет голову в почтительном молчании. Но затем он идет дальше, и когда он, как социальный реформатор, подробно описывает новое общество, которое будет построено в так называемом новом средневековье, то трудно оказать ему то же почтение. Тогда не остается ничего другого, как безо всякого почтения покачать головой.

56Разумеется, прежде всего шведского профессора сильно смущает « ненависть » Бердяева к демократии, но в целом он совершенно перестает воспринимать серьезно изумившие его идеи русского философа, словно приглашая нобелевский ареопаг посмеяться над наивными фантазиями :

  • 25 Но разве не имел Бердяев оснований для подобных утверждений, если в Третьем рейхе при нацизме расцв (…)

Характерной чертой нового средневековья будет пристрастие к оккультным наукам. Собственно наука вернется к своим истокам в магии, а вслед за тем раскроется и волшебная природа техники. В свою очередь религия и наука начнут подменять друг друга, а затем явится потребность в новом познании. Мы возвращаемся в столь чуждую в еще недавнее время атмосферу чудес, когда снова возможной становится белая и черная магия25.

57На этом эксперт полагает завершенным « обзор основной части трудов Бердяева ; все прочее, им опубликованное, представляет меньший интерес. Это пара монографий. Одна о Достоевском, другая о своеобычном русском писателе прошлого столетия [Константине] Леонтьеве », хотя имя этого « безвестного » и, в « пору русской реакции, сверхреакционно мыслящего » писателя « целесообразнее было бы оставить в полнейшем забвении ». Наконец, в заключение А. Карлгрен объявляет, что он не берется « измерить значение » трудов, вышедших из-под пера русского философа, который « в современной русской философии ни в коей мере не считается звездой первой величины, уступая гораздо более значительным именам. Что же до его трудов, затрагивающих актуальные проблемы современности, то эти труды, которые, в сущности, и прославили его имя и были сочтены заслуживающими Нобелевской премии, я не могу назвать иначе как откровенно бессмысленными ».

58Со времени написания этого очерка прошло почти три четверти века. Религиозно-философское, историософское наследие Н.А. Бердяева продолжает вызывать неподдельный интерес, остается предметом горячих споров и научных исследований. Работа Антона Карлгрена, предназначенная для служебного пользования в недрах Шведской академии, никогда не была опубликована ; кстати, она и не была написана с расчетом на печать, чем и объясняется резкая субъективность высказанных в ней суждений.

59На вердикт Нобелевского комитета в 1942 г. мнение эксперта-слависта повлияло самым решительным образом. О кандидатуре Николая Бердяева, замыкавшего список номинаций, было записано, что экспертное заключение еще не готово, но в скором времени ожидается – не удивительно, ведь эксперту пришлось прочитать несколько философских книг и отреферировать их на нескольких десятках страниц !

Согласно краткому заключению эксперта, – сказано в финальном протоколе Нобелевского комитета, – он охарактеризовал кандидатуру как “совершенно безнадежную”. Комитет не в состоянии дать собственное мнение об этом предложении. [Nobelpriset 2001 : 331]

60Хотя Нобелевский комитет работал в соответствии с четко заведенным порядком, принимая номинации, заказывая экспертам обзоры творчества кандидатов на премию и занося в протокол их финальное обсуждение, но пять лет в течение Второй мировой войны, с 1940 по 1944 г., премию не присуждали. В 1943 г. в протокол было занесено следующее :

Это предложение не обсуждалось в прошлом году, так как из-за почтовых проволочек экспертное заключение не поспело к заседанию Комитета. Однако вскоре оно поступило и содержало весьма подробную и основательную критику философии Бердяева, кульминацией которой стало отрицание ее [философии] значения и важности. Комитет выражает в этом году свой отказ от этой кандидатуры. [Nobelpriset 2001 : 338].

61В 1944 г. о кандидатуре русского философа в протоколе Нобелевского комитета сказано, что она отвергнута уже дважды на основании « разгромного » экспертного заключения и это решение не подлежит пересмотру [Nobelpriset 2001 : 347]. В 1945 г. Комитет, как и прежде, находит нецелесообразным рассмотрение этой кандидатуры [Nobelpriset 2001 : 354]. В 1946 г. о кандидатуре Бердяева записано уже на первой странице протокола следующее :

С 1942 г. наличествует подробный разбор русского философа Антоном Карлгреном, который приходит к его решительному отклонению. Комитет присоединился к этой позиции эксперта и позже повторил свое отклонение [кандидатуры Бердяева]. Он придерживается его и сейчас.
[Nobelpriset 2001 : 361]

В ныне кончившемся 1945 году очень возросла моя известность, – замечает Н. А. Бердяев в послевоенном прибавлении к Самопознанию. – Меня начали ценить гораздо больше, чем раньше. Я постоянно слышу, что у меня “мировое имя”. Ко мне постоянно приезжают иностранцы, я получаю неисчислимое количество писем. <…> К моему удивлению, я стал очень почитаемым, почтенным, значит, уже солидным, почти что учителем жизни, руководящим умом. Это совершенно не соответствует моему самочувствию. Я <…> лишь искатель истины и правды, бунтарь, экзистенциальный философ, понимая под этим напряженную экзистенциальность самого философа, но не учитель, не педагог, не руководитель. Моя возрастающая известность давала мне мало радости жизни, мало счастья, в которое я вообще мало верю. Я очень мало честолюбив.
[Бердяев 1949 : 365]

62Но если всемирная известность не приносила особой радости, то была причина и для горьких сожалений :

Я очень известен в Европе и Америке, даже в Азии и Австралии, переведен на много языков, обо мне много писали. Есть только одна страна, в которой меня почти не знают,– это моя родина. [Бердяев 1949 : 364]

63В 1947 г. Нобелевский комитет, сославшись на критический отзыв эксперта и на принятое прежде отрицательное решение, в очередной раз отверг кандидатуру Бердяева [Nobelpriset 2001 : 374]. В 1948 г. русский философ, выдвинутый на премию своим неизменным предстоятелем перед Нобелевским комитетом, скончался, что и было зафиксировано в финальном протоколе [Nobelpriset 2001 : 390].

64Суммируя впечатления от одной из послевоенных международных « встреч » интеллектуалов, ужаснувшись маргинализации « духовности » в мире, элементарности мыслей и слов, Бердяев констатировал :

Я опять остро почувствовал, до какой степени я одиночка. <…> Я обращен к векам грядущим… [Бердяев 1949 : 374]

Маргинал или изгой?

Тему сегодняшней беседы неожиданно подсказала коллега по перу. «Что такое маргиналия?» – спросила она. Это слово употребил ее собеседник во время интервью.

Первая мысль: маргиналия каким-то образом соотносится с маргиналом. Это тот, кто утратил прежние социальные связи, кто находится на грани общества (бомжи, бездомные, безработные и т. п.).

Открываем словарь иностранных слов. Маргиналии – 1) пометки на полях рукописей или книг; 2) полиграфический термин: заголовки (или «фонарики»), вынесенные на поля книги, журнала, письма. Обычно такие «знаки» применяются в учебной и справочной литературе, чтобы облегчить поиск нужных сведений.

Маргиналии обнаружены на полях старославянских текстов X–XI веков. Яркий тому пример – «Остромирово евангелие» (1056-1057 гг.), памятник русского извода. Здесь встречаются не только надписи, но и рисунки.

Первое наше знакомство с маргиналиями происходит в школе. Именно на полях тетрадок красными чернилами учителя указывают на ошибки, оставляют свои рекомендации.

Множество пометок, примечаний, комментариев находим на страницах книг из личных библиотек великих людей: общественных деятелей, ученых, писателей. Порой они являются свидетельством напряженной работы мысли, исканий. Да и мы, простые смертные, не раз оставляли «записки на полях».

А вот пример образного использования слова маргиналии. «Окраины не следует путать с предместьями: они – поля книги, и если они наступают, то потому, что набухли содержанием, которому на маргиналиях тесно; предместья же бездарно и мстительно бунтуют» (Павел Крусанов. О природе соответствий).

Маргиналия восходит к латинскому marginalis – «находящийся на краю». Тот же древний корень margo – «край» в слове маргинал. В социологии этим термином обозначают тех, кто утратил прежние социальные нормы поведения и не приспособился к новым условиям жизни. Так обычно говорят о мигрантах, представителях национальных меньшинств, выходцах из сельской местности. Отсюда понятия маргинальная личность, маргинальная группа, маргинальная культура, маргинальная литература – во всем пограничность положения, промежуточность, край. Человек находится на границе различных социальных групп, культур и испытывает влияние их противоречащих друг другу норм, ценностей.

К слову маргинал близко по значению изгой. Мы встречаем его в «Русской Правде» – своде законов XI века. «Изгоем был вообще человек, почему-либо не могущий остаться в прежнем своем состоянии и не примкнувший еще ни к какому новому», – замечает С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен». Известны были изгои деревенские, городские, церковные, богадельные. Все они стояли на самой последней ступени общественной лестницы. Предполагают, что изгои появились в период разложения родового строя. Выходец из одной общины, принятый в другую, может быть, с некоторыми ограничениями в правах, мог оставаться здесь под именем и на положении изгоя.

Изгой образовалось, по мнению многих ученых, от глагола изгоити, который, в свою очередь, связан с гоити – «давать жить, устроить, приютить». А корень гой представляет собой перегласовку корня в слове жить (givas – «жизнь»). Этимологически изгой – «человек, лишенный заботы, приюта, выброшенный из жизни».

Синонимами изгой являются отверженный, отщепенец, пария.

Вплоть до XX века слово изгой употреблялось только применительно к человеку, который оказался почему-либо вне существующих общественных группировок. У Константина Федина читаем: «Если бы не эта маленькая женщина… Меркурий Авдеевич не жался бы у чужого порога не то нищим, не то изгоем».

В повести Троепольского «Белый Бим Черное ухо» изгой встречается в более широком значении – отверженный: «Хозяин беспокоился: дадут ли на Бима родословное свидетельство, которое закрепило бы его положение среди охотничьих собак, или он останется пожизненным изгоем».

Маргинал, в отличие от изгоя, не обязательно представитель социального «дна». Например, маргинал в искусстве, литературе – автор, придерживающийся резко индивидуальной, отличающейся от общепринятой, творческой манеры. Маргинал – это тот, кто не признает общепринятых моральных норм и правил поведения. И в этом смысле маргиналами были Галилео Галилей, Малевич, Сальвадор Дали, Лев Толстой, Андрей Сахаров. А Федор Конюхов, чья жизнь проходит в путешествиях, разве не маргинал?

Блогер Павел Егоров написал: «Маргиналами были многие великие личности. Они создавали или делали то, что их современники не принимали, а их последователи до сих пор разбирают и почитают… Маргинал может развивать общество или разлагать, быть человеком будущего или быть атавизмом культуры. Такие люди есть везде – и в Германии, и в Японии, и в Африке, и в России… Маргинал – это тот, кто вне системы, тот, кто в меньшинстве».

А вы как думаете?

Маргиналы социальных сетей: ″По секрету ото всех я делю-таки на ноль″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Человек издревле искал среди массы сожителей по планете себе подобных, проходя многоступенчатый процесс временной или постоянной социализации. Уже на первом курсе университета студенты разделяются на группы: на тех, для кого жизнь – вечная дискотека, и, на тех, кто, к примеру, прочитал всего Вольтера еще в четвертом классе. Есть клубы для тех, кому за 30. Есть кружки любителей рыбной ловли. И так далее. И тому подобное.

Современный мир дарит страждущим новые возможности найти близких по духу людей, не прилагая особых усилий и даже не покидая комнаты. «Вступить в группу» и «пригласить в группу» – заветные слова для того, кто хотел бы приобщиться к тому или иному сообществу, будучи активным пользователем социальных сетей.

Социальные сети

Сети эти опутали глобальное сообщество, подкравшись сначала незаметно, а потом — полностью захватив нашу жизнь, как некогда это сделал интернет. Ведь когда-то и всемирная сеть была предметом сознательного выбора трудящихся: хочу – не хочу, буду – не буду. Сегодня представить себе жизнь без интернета практически невозможно.

То же постепенно происходит и с социальными сетями: «Как, Кимберли, ты еще не в фейсбуке? А ты, Петя, все еще не в «Одноклассниках»? Двойка тебе, Петя, двойка за асоциальное поведение!»

Книжка про фейсбук

Среди самых популярных социальных сетей в Германии — Facebook, Lokalisten и StudiVZ. Книга под названием «Ща все брошу и стану принцессой» посвящена самым забавным группам, созданным в этих интернет-сообществах. Авторы книги — Нильц Бокельберг (Nilz Bokelberg) и Зильке Больмс (Silke Bolms). Он – известный немецкий теле- и радиоведущий, актер, продюсер, блогер. Она – немецкая журналистка, специалистка по пиару, эксперт в области моды. Вместе они – тяжелая артиллерия ернической критики социальных процессов, причем как глобальных, так и локальных.

Нильц Бокельберг и Зильке Больмс задались целью выловить в сетях открытые для вступления группы, завлекающие своим громким названием и исходящие из того, что у вступающих в эту группу пользователей имеется чувство юмора. Тут вам и претензия на интеллектуальность, включающую в себя знание культурного контекста, и возможность, мудрствуя или не мудрствуя, потрепаться. Исследователи разделили группы на несколько подвидов: «жизненное кредо», «откровенное признание», «гадкие», «гротеск» и так далее.

Девиз во имя ничего

«Ща все брошу и стану принцессой». Эта группа в фейсбуке попала в подвид «жизненное кредо» и заслуживает особого внимания, поскольку опережает все другие по количеству участниц и участников (более 120 тысяч). Да-да! Мужчины там тоже имеются, несмотря на вроде бы очевидную женскую коннотацию. Группа причисляет себя к категории «Развлечения без смысла». Особого смысла действительно не наблюдается. Сюда вступают люди, желающие каждый день рассматривать как подарок судьбы, считающие себя чем-то особенным и уверенные в том, что это должно быть непременно сообщено окружающим. Обсуждают и то, как стоит одеться на званый ужин к будущей свекрови, и то, зачем эта «стерва из соседнего подъезда опять перекрыла въезд в гараж».

Еще один девиз: «Ура!.. Ой, все-таки нет». Групп с таким названием насчитывается аж несколько штук, причем во всех социальных сетях. Лоббисты девиза с радостью делятся друг с другом прискорбными ситуациями из реальной жизни: «Девушка сидела за стойкой и подмигивала мне весь вечер. Но я так долго собирался с духом, что, когда подошел, она сползла с табуретки».

Советы бывалых лингвистов

Среди самых популярных групп по обмену опытом – такие: «Рано встать – это первый шаг на неверном пути!», «Мне все равно. Оставлю, как есть» и «Как стать секс-символом за 100 дней». В категории «лингвистика» лидируют группы «Я свободно владею ироническим языком» и «Я нЕнаВИжу, кОГда ЛюДи Так ПиШут». И в первой, и во второй собираются любители поиздеваться над всем и вся, невзирая на последствия.

Правда – прежде всего!

Среди групп из серии «откровенные признания» особенно симпатичны следующие: «Черт возьми, мои родители все еще живут со мной», «Мои соседи слушают хорошую музыку, хотят они этого или нет», «По секрету ото всех я делю-таки на ноль», «Если мне сказать заранее, я тоже могу сделать что-нибудь спонтанно».

Подвид «славно время провели» собрал в себя группы типа «Эта вечеринка – дерьмо. Как только найду брюки, тут же испарюсь» и «Когда я много выпью, мой мобильник начинает отправлять странные смски».

Гадко, мерзко, интеллигентно

Самая приятная категория – «гадкие группы»: «Конечно, ты можешь иногда звонить, только не мне», «Кто смеется последним, тот долго думает», «Я не умничаю, я просто знаю лучше», «Я не включаю поворотник. Не твое дело, куда мне надо». Из серии «гротеск»: «Если полицейский говорит: «Бумаги!», а я: «Ножницы!», то я выиграл или нет?», «Ты прав, но мое мнение мне нравится больше».

В общем, для обмена опытом практически на любую тему у немецких пользователей социальных сетей имеется масса возможностей. Да, конечно, проще понять людей, вступающих в группы типа «Мы против натурального меха» или «Долой нового директора оперного театра!» Но как симпатичны все-таки те, кто обычную, каждодневную ситуацию превращает в событие и согласен на то, что с другими людьми его объединяет только одно – легкое безумие…

Автор: Дарья Брянцева
Редактор: Ефим Шуман

Хотите ознакомиться с другими группами в немецких социальных сетях? Нажимайте на стрелки!

«Я не читаю инструкций по применению. Я просто жду, что будет» (эта группа в фейсбуке насчитывает более 40 тысяч членов).

«Я активно помогаю умереть моим комнатным растениям» (Facebook, 668 членов группы)

«Моими представлениями о любви я обязана Диснею» (Lokalisten, 104 человека)

«Да нет у меня никого в гостях. Это все – мои туфли!» (Facebook, около 36 тыс. членов группы)

«Я стану учительницей, но все равно буду брить ноги!» (StudiVZ, 89 участников группы)

«Пауки не боятся меня больше, чем я их» (8 тысяч членов)

Россия сектантская Религиозные маргиналы, рвущиеся к власти, — от «кедрозвонов» до «церкви Путина»: Регионы: Россия: Lenta.ru

Российские секты постсоветского периода никогда не отличались подвижничеством и бескорыстием, а теперь многие из них стремятся сменить свою маргинальность в духовной сфере на более или менее прочное положение во власти в российских регионах. В кризисных условиях это представляет особую опасность, о чем свидетельствует печальный опыт украинского Майдана.

Совершим небольшой экскурс в историю. В былые века секты держались на идее и стремлении каждого адепта, от рядового прихожанина до главы общины, к истине. Отсюда и претерпевание гонений, и, как в случае со старообрядцами различных толков, уход в глухие сибирские леса и акты самосожжения.

В дореволюционной России возвращением из сект занимались штатные епархиальные миссионеры, которые «особо радели об отпавших в расколы и ереси». Ни о каком другом системном противодействии сектам речи, естественно, не шло. При этом сектанты совершенно осознанно дистанцировались от власти, на нее вовсе не претендуя. Пример принадлежавшего к секте хлыстов Григория Распутина — исключение.

«Славянский Кремль»

В СССР после бурных двадцатых, после заигрываний с обновленцами, все, что имело отношение к какой бы то ни было религии, подпадало под табу. Понятно, что были и период сталинского «конкордата», и последнее десятилетие правления Брежнева, когда религиозные гонения, мягко говоря, были не самым приоритетным направлением советской политики. Но в целом в советский период и традиционные конфессии, и секты пребывали в полуподпольном положении.

А вот в 1990-е годы сформировались качественно новые секты, наблюдаемые в тех или иных вариациях на постсоветском пространстве и поныне. Этот вид культов больше похож на корпорации, которые методом агрессивного маркетинга продают людям даже не столько идею, сколько простую, механическую методику достижения счастья: просветления, постижения истины, попадания в Царство Небесное. Понятно, что, как любые корпорации, эти секты действовали и продолжают действовать экспансивно, расширяя «сеть филиалов». И активно вмешиваются в политику с целью лоббирования своих интересов или интересов иных государств.

Если в девяностые на слуху были такие «ТНК от сектантства», как «Свидетели Иеговы», мормоны или сайентологи, предлагавшие импортный духовный продукт, то в последние годы все чаще приходится говорить о российских передовиках религиозного производства.

География и масштабы «розничных сетей» таких структур могут быть самыми разными. Объединяет их при всей пестроте некий «политический привкус». Где-то на уровне доктрины, а где-то и непосредственно на уровне практики взаимодействия с системой власти.

Секта «космических коммунистов» возникла в Волгограде. Доктринально это оккультисты с очень большой любовью к Марксу, Энгельсу и Ленину. Ну и понятно, что прочие коммунистические партии объявлены «неправильными». В конце нулевых в рядах Партии коммунистов «Единение Всеволод» насчитывалось несколько десятков человек. Однако сами «космонавты», как их называют, утверждают, что только в Волгограде у них около шести тысяч приверженцев и сеть филиалов в городах «красного пояса» стабильно растет. Доктрина у «космических коммунистов» очень забористая: тут вам и обожествление Ленина, и переродившиеся аватары Маркса, Энгельса, Крупской и Христа с Иоанном Крестителем.

Религиозная организация «Свидетели Иеговы»

Фото: Евгений Епанчинцев / ТАСС

История знает примеры того, как секта с самым безумным учением при удачном стечении обстоятельств «выстреливает». Так, например, произошло с подольским язычником-культурологом Виталием Сундаковым, у которого долгое время была небольшая община. А потом — по некоторым сведениям, не без помощи подольских муниципальных властей — на нескольких гектарах земли он открыл ««Славянский Кремль»», где проводятся и «исконные славянские праздники», и тренинги личностного роста для всех желающих, и еще масса всего столь же интересного. Кстати, проходят все эти массовые мероприятия по разряду «традиционной русской культуры».

Еще пример — «Церковь матушки Фотиньи светоносной» из-под Нижнего Новгорода. Тут также все держится на одном человеке — лидере секты Светлане Фроловой. А она личность многосторонняя. Начинала карьеру мошенницей, продолжила целительницей и вот организовала свою «церковь». Доктрина Фроловой утверждает, что второе пришествие уже состоялось, а Путин провозглашен «реинкарнацией Апостола Павла». В секте есть ближайший круг последователей, но главный источник дохода — проезжие туристы, которым в «церкви» могут продать, например, «заряженный портрет Путина», ну или личную фотографию «зарядить». Эксплуатация политической символики в сектах — вещь для России обыкновенная.

Следующий шаг на пути политической эволюции — системные попытки проникновения в органы власти. Самые последовательные, но не самые успешные в этом плане — адепты культа Анастасии или «Звенящих кедров России» Владимира Пузакова (Мегрэ). Про этот культ, чьи приверженцы верят в некую сверхженщину из глухой сибирской тайги, слышали многие. Основные структурные подразделения, такие как Фонд поддержки культуры и творчества «Анастасия», находятся во Владимирской области. А так называемые «родовые поместья» имеются практически по всей стране. Это земля, которую дает во временное пользование господин Мегрэ своим последователям, чтобы они вели гармоничный образ жизни. Дает, естественно, не бесплатно. Уже несколько лет кедрозвоны-анастасиевцы пытаются создать и зарегистрировать свою «зеленую партию» и войти в большую политику со стороны экологических движений. Пока, однако, дело не ладится. Периодически сообщается об избранных в муниципальные депутаты представителях этого ньюэйджерского движения.

Однако есть и структуры, у которых партийное строительство на базе тоталитарного культа проходит куда успешнее. Это, например, «Академия развития Светланы Пеуновой» и партия «Народная Воля». Пеунова возглавляет и партию, и «академию». Причем если в рамках «Академии развития» публично ведутся разговоры о рептилоидах с планеты Нибиру и прочих диковинных предметах, официальная доктрина партии «Народная воля» вполне приемлема для потенциального избирателя. Официально и публично «Народная воля» — это социал-демократы оппозиционного толка. Практически весь руководящий состав партии — выходцы из «Академии развития», и несложно догадаться, о чем толкуют в кулуарах партийные функционеры.

Светлана Пеунова (слева)

Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Интересна система размещения отделений партии и работа с массами. Основные региональные партийные ячейки «Народной воли» базируются не в областных центрах, а в городах поменьше, где и доступ к информации похуже, и инфраструктура не так развита, и народ проще и доверчивее. Например, именно от Пеуновой исходила региональная паника по поводу «банкоматов Сбербанка, которые не отдают, а списывают деньги со счетов граждан». Понятно, что в Пскове или Новгороде к такого рода информации отношение скептическое. Но в Боровичах или поселке Дно Новгородской области, где на весь населенный пункт пара то и дело ломающихся банкоматов, могут поверить и в худшее.

Так религиозная структура сектантского толка системно начинает играть в политику с целью как привлечения адептов в свои ряды, так и проникновения во власть на волне общественной паники.

Разумеется, если покопаться в доктринах всех этих «кедрозвонов», первое, что приходит в голову, это вопрос: как люди вообще могут верить в такую чепуху? Однако при любом системном кризисе в государстве вдруг выясняется, что есть много людей, которые очень даже верят и к тому же активно действуют по указке своих лидеров. Это ясно продемонстрировал, например, опыт Украины и Майдана, когда в рядах протестующих оказался весь спектр местных сектантов. И язычники, и оккультисты, и ньюэйджеры, и даже неопротестанты, типа «Посольства Божьего». Они просто ждали момента, чтобы продавить свои основные интересы. А интересов этих всего два — деньги и власть.

Маргинальное мышление — Econ Topics

  • Скидки на двухдневные абонементы в парки развлечений

    Волнение в первый день ощутимо. Бежать на аттракционы, стоять в очереди и впервые испытывать кайф.

    Конечно, вы вернетесь на следующий день, но большинство из нас довольно устали, поэтому цена должна быть ниже, чтобы соблазнить нас вернуться.

  • Скидки на абонементы на спортивные мероприятия и серию концертов

    В течение любого сезона есть игры и концерты, которые с нетерпением ждут, а о других меньше говорят.

    Чтобы кто-то купил весь сезонный пакет, необходимо снизить общую цену.

  • Буфеты с неограниченным количеством еды

    Шведский стол обещает неограниченное количество еды, но средний посетитель имеет ограниченные возможности использовать ситуацию. Больше еды в конечном итоге приводит к отрицательной предельной полезности.

    Прежде чем это произойдет, рациональный потребитель перестанет есть.

  • Неограниченное количество минут в ночное время и в выходные дни в тарифных планах сотовой связи

    Компании сотовой связи полагаются на убывающую предельную полезность разговора.

    Клиенты устают разговаривать и в конце концов решают заняться чем-то еще, что приносит им больше пользы.

  • Автоматы по продаже газет

    Газета содержит много полезной информации, но получение второго экземпляра той же газеты редко стоит того, поэтому большинство людей не берут лишний экземпляр в торговом автомате, даже если они легко могли бы это сделать.

    Обычно стоимость второй бумаги близка к нулю, поэтому рациональный человек оставит ее в машине. (Воскресные газеты с купонами на сбережения являются возможным исключением.)

  • Предельная ценность в экономике: определение и теорема — видео и стенограмма урока

    The Bean Patch

    Давайте еще немного рассмотрим предельную ценность, посетив Bean Patch, вымышленную ферму в Канзасе.На этой ферме ежегодно выращивают стручковые бобы и нанимают рабочих, которые собирают фасоль вручную. Бобовые грядки начинают сезон с того, что нанимают одного рабочего для посадки, полива и прополки земли. Когда приближается время сбора урожая, Bean Patch нанимает еще пять рабочих для сбора бобов. Это популярный способ найма сотрудников на сезонные работы. В приведенной ниже таблице показана производственная функция Bean Patch для сбора пакетов с фасолью.

    Труд и выход бобового патча

    Теперь перейдем к ценностям самих рабочих на индивидуальном уровне.Если мы подумаем о термине «предельная ценность», то на самом деле мы ищем дополнительную ценность рабочего для Bean Patch. В конце концов, если мы являемся владельцами Bean Patch, мы хотим, чтобы рабочие получали свою зарплату.

    Давайте рассмотрим эту диаграмму, чтобы помочь нам понять это глубже:

    Предельная ценность бобового патча

    При внимательном рассмотрении этой диаграммы мы видим, что она показывает нам количество рабочих и общий объем производства, который представляет собой собранные мешки с фасолью.Последний столбец показывает предельную стоимость. Чтобы вычислить это предельное значение, возьмите выход для одного сотрудника и вычтите выход для нуля сотрудников. В этом случае это будет 20 — 0 = 20. Продолжайте делать это, чтобы заполнить граничное значение для всей диаграммы.

    На этой диаграмме показано, что предельное значение или дополнительное значение повышается, когда Bean Patch нанимает второго рабочего. Каждый дополнительный рабочий, нанятый Bean Patch после того, как второй рабочий увеличивает производство на меньшую величину, чем наем предыдущего рабочего.Если мы продолжим добавлять больше рабочих, мы в конечном итоге заметим, что предельная стоимость станет отрицательной.

    Закон убывающей предельной прибыли

    Почему должна снизиться предельная стоимость? Что ж, это из-за экономического термина «закон убывающей предельной прибыли». Закон об уменьшении предельной прибыли гласит, что по мере того, как мы добавляем дополнительные ресурсы (в данном случае сотрудников), мы, в конечном итоге, уменьшаем предельную стоимость. Со временем у каждого сотрудника становится меньше работы.Bean Patch заметит, что у некоторых сотрудников возникают проблемы с поиском спелых бобов. Кроме того, Bean Patch может стать переполненным, если нанять слишком много сотрудников, и сотрудники могут изо всех сил пытаться найти место для работы.

    При рассмотрении закона убывающей предельной прибыли обычно делают ошибку, когда фирма должна прекратить производство, когда предельная стоимость начинает уменьшаться. Однако в большинстве случаев это не так. Во многих случаях предельная стоимость снижается, но величина все еще остается довольно большой.В нашей диаграмме это будет, когда мы добавили третьего воркера. Третий рабочий по-прежнему может собрать десять мешков с фасолью, и это очень помогает увеличить прибыль. Каждая компания должна решить, когда прекратить наем дополнительной рабочей силы. Обычно это происходит до того, как предельное значение станет отрицательным.

    Отрицательная предельная стоимость

    Сотрудника, который создает отрицательную предельную стоимость для работодателя, следует уволить, поскольку в этом случае значение больше не является дополнительным и, как предполагает термин, является отрицательным.Другими словами, это потеря. Давайте рассмотрим пример, когда Bean Patch нанимает седьмого рабочего. В этом случае каждый час будет собираться только 62 мешка фасоли. Это на одну сумку меньше, чем если бы было нанято шесть сотрудников. В этом случае имеет смысл нанять на одного работника меньше.

    Важно отметить, что сумма найма будет зависеть от рассматриваемой операции. В то время как для более крупной компании было бы целесообразно нанять много сотрудников, более мелкой компании не потребуется такое количество работников.Из-за этого вы часто будете видеть, что более крупные компании с большей вероятностью будут иметь работника с отрицательной маржинальной стоимостью.

    Резюме урока

    Давайте вспомним всю важную информацию, которую мы узнали о предельной стоимости. Предельное значение рассматривает увеличение стоимости, которое может быть достигнуто за счет предоставления дополнительного источника выпуска. Предельная стоимость будет найдена в новом рабочем или новом оборудовании. Мы также узнали, что происходит, когда маржинальная стоимость уменьшается.Закон об уменьшении предельной прибыли гласит, что по мере того, как мы добавляем дополнительные ресурсы (в данном случае, сотрудников), мы в конечном итоге уменьшаем предельную стоимость. Наконец, мы узнали, что происходит, когда предельная стоимость отрицательна. Отрицательное предельное значение — это когда значение больше не является дополнительным и, как предполагает термин, является отрицательным. Когда это происходит, сотрудника, вызвавшего отрицательную предельную стоимость, следует уволить. Мы использовали компанию, известную как Bean Patch, для изучения этих концепций в этом уроке, и, хотя Bean Patch — вымышленная компания, то, что вы узнали на этом уроке, является концепцией, которую компании используют при принятии решений о найме и увольнении.Каждый бизнес захочет максимизировать свою прибыль, наняв правильное количество рабочих и избегая отрицательной маржинальной стоимости.

    Вот как отличаются предельные и эффективные налоговые ставки

    Geber86 | E + | Getty Images

    Какова ваша предельная ставка налога? Какая у вас эффективная ставка?

    Многих налогоплательщиков смущает разница между ними. Оба показателя многое говорят о финансовом состоянии налогоплательщика, и оба используются в целях налогового планирования для оценки последствий инвестиций и транзакций после уплаты налогов.

    «Если вы попадаете в верхнюю налоговую категорию, вам необходимо использовать предельную налоговую ставку для планирования», — сказал Райан Лози, CPA из Piascik. «Однако для 95% американцев эффективная налоговая ставка — лучший инструмент измерения».

    Предельная ставка налога — это ставка налога, взимаемая с последнего доллара дохода налогоплательщика. Он также определяет размер конкретного вычета для налогоплательщика. Например, доллар удержаний для человека с высшей налоговой категорией 37% стоит 37 центов сэкономленных налогов.Тот же доллар вычетов для кого-то, чья предельная налоговая ставка составляет 24%, принесет 24 цента налоговой льготы.

    Больше от Personal Finance:
    4 больших изменения, которые произойдут в детской налоговой льготе
    Большинство считает, что возврат налога важен для их финансового благополучия
    Что означает прощение безналоговой студенческой ссуды для заемщиков

    Эффективная налоговая ставка, с другой стороны, это фактический процент налогов, которые вы платите со всего своего налогооблагаемого дохода. Это уплаченные налоги, разделенные на ваш налогооблагаемый доход.Если бы налоговая система США была основана на фиксированном налоге, предельные и эффективные налоговые ставки были бы такими же, при условии, что вычеты и кредиты не разрешены, а налогоплательщики полностью соблюдают закон. Это, конечно, не так.

    Целью налогового планирования является минимизация налогов, которые вы платите не только в этом году, но и за многие годы, а в идеале — в течение всей вашей жизни. «Опытный налоговый планировщик, как корпоративный вице-президент по налоговому планированию, может снизить эффективную налоговую ставку для физических лиц», — сказал Лози.

    Существует три основных причины различий между предельной и эффективной ставками налога. Во-первых, это прогрессивный характер налоговой системы США. В 2020 году существовало семь налоговых категорий: от 10% для первых 9875 долларов дохода до 37% для доходов свыше 518 400 долларов. Таким образом, налогоплательщик с налогооблагаемым доходом в размере 520 000 долларов платит 37% налог только с 1600 долларов. Его или ее предельная налоговая ставка может составлять 37%, но его или ее эффективная налоговая ставка будет значительно ниже.

    Увеличить значок Стрелки, указывающие наружу

    2020 скобки подоходного налога

    IRS

    Во-вторых, характер рассматриваемого дохода.Не все доходы облагаются одинаковым налогом. Например, долгосрочный прирост капитала облагается налогом по ставке от 0% до 20%, в зависимости от уровня вашего дохода.

    Налогоплательщик с доходом в 1 миллион долларов, половина которого составляет прирост капитала, будет платить значительно меньше налогов, чем другой с обычным доходом в 1 миллион долларов. Налоговые стратегии, которые могут «конвертировать» обычный доход в прирост капитала, потенциально могут привести к значительной экономии налогов. «Чтобы определить, имеют ли они смысл, вы должны сравнить ставку прироста капитала с предельной ставкой налога», — сказал Лози.

    Третий источник разницы между предельными и эффективными налоговыми ставками — это огромное количество законных вычетов и кредитов, доступных налогоплательщикам — особенно тем, кто владеет бизнесом — в США. Налоговый кодекс. Для физических лиц эти статьи включают не подлежащие налогообложению отчисления в пенсионный план или сберегательный счет для здоровья, налоговые льготы для детей-иждивенцев и благотворительные взносы. Для предприятий количество товаров экспоненциально больше.

    Закон CARES резко расширил число вариантов, доступных для владельцев бизнеса, чтобы уменьшить их текущие налоговые обязательства или повысить их право на возврат денежных средств.Хотя минимизация налогов является целью налогового планирования, редко бывает ясно, какие стратегии приведут вас к ней.

    Например, правила списания расходов по Разделу 179, значительно усиленные Законом о сокращении налогов и занятости в 2017 году, позволяют предприятиям ускорять амортизацию новых активов, приобретенных для целей налогообложения. Это отлично подходит для снижения текущих налогов, но, возможно, не для налоговых обязательств в течение длительного периода. Вычеты могут быть более ценными, когда владелец бизнеса находится в более высокой предельной налоговой категории или корпорация «C» сталкивается с более высокой установленной налоговой ставкой, как ожидают многие налоговые эксперты в администрации Байдена.

    «Может быть, в 90% случаев это правильный шаг», — сказал бухгалтер Том Гибсон, старший налоговый стратег компании Tax Saving Professionals. «Но если вы потратите доллар, чтобы сэкономить 24 цента сейчас, а не 37 центов в будущем, это не имеет смысла.

    « Возможно, лучше амортизировать эти активы в течение семи лет, а не одного ».

    Искусство В основе усилий по налоговому планированию лежит рассмотрение конкретных обстоятельств каждого отдельного лица или бизнеса в течение длительного периода и включение ожиданий в отношении потенциальных изменений налоговой политики в будущем.«Обычно мы используем предельные налоговые ставки для оценки конкретных налоговых стратегий», — сказал Гибсон. «Если предельная и эффективная налоговые ставки близки друг к другу, это говорит о том, что вы не занимаетесь большим налоговым планированием.

    « Моя задача — получить как можно более низкую эффективную налоговую ставку ».

    Маржинальный анализ: определение и Пример

    Если вы ищете способы повысить эффективность и точность принятия решений, маржинальный анализ — полезный инструмент. Используя маржинальный анализ, менеджеры могут измерить выгоды производственной деятельности по сравнению с затратами, определяя, насколько эта деятельность выгодно.Понимание того, как использовать маржинальный анализ и его сравнение с другими инструментами принятия решений, может помочь вам определить, выгодна ли эта стратегия для вашей собственной компании.

    В этой статье мы обсуждаем, что такое маржинальный анализ и как он соотносится с альтернативными издержками и наблюдаемыми изменениями для максимизации производительности.

    Что такое маржинальный анализ?

    Маржинальный анализ — это изучение затрат и выгод от определенных видов деятельности. Маржинальный анализ может показать затраты на дополнительное производство до тех пор, пока вы не достигнете точки безубыточности, когда затраты, которые несет компания, и прибыль, которую она получает от производства, равны.

    Компании используют маржинальный анализ, чтобы гарантировать, что выгоды от определенных видов деятельности перевешивают затраты. Например, если компания рассматривает возможность увеличения объема производимых товаров, она проведет маржинальный анализ, чтобы убедиться, что затраты на производство большего количества продукции перевешивают дополнительные расходы, которые будут сопровождать это решение, такие как увеличение затрат на рабочую силу или дополнительные расходы. материалы, которые могут понадобиться для изготовления товара. Маржинальный анализ полезен для того, чтобы помочь людям и предприятиям решить, как распределять ресурсы, чтобы максимизировать прибыльность и выгоду, а также минимизировать затраты.

    Связано: Как рассчитать предельные затраты

    Предельная выгода и предельные затраты

    Предельная выгода — это разница, которую вы получаете, когда делаете другой выбор. В бизнесе это, как правило, дополнительный доход, который компания получает, когда увеличивается с производством и / или продажей большего количества товаров. Предельные затраты — это дополнительные затраты, которые вы несете при производстве дополнительных единиц продукта. Предельные издержки обычно снижаются по мере того, как компания производит все большее количество товаров.

    Маржинальный анализ и альтернативные издержки

    Чтобы понять стоимость и выгоду определенных видов деятельности, вы также должны понимать альтернативные издержки. Альтернативные издержки — это ценное преимущество, которое вы упускаете, когда выбираете один вариант вместо другого. Например, если в бюджете компании есть место для другого сотрудника и она рассматривает возможность найма другого человека для работы на фабрике, предельный анализ показывает, что наем этого человека дает чистую предельную выгоду.Другими словами, возможность производить больше продукции перевешивает увеличение затрат на рабочую силу. Однако наем этого человека все еще может быть не лучшим решением для компании.

    Например, если компания признает, что наем дополнительного торгового представителя может обеспечить более высокую чистую маржинальную выгоду, то правильным решением будет нанять кого-то другого для продаж, а не кого-то для работы на заводе. Дополнительная производительность, которую компания могла бы получить, наняв кого-то для работы на фабрике, — это альтернативные издержки.

    Связано: Что такое учет затрат?

    Маржинальный анализ и наблюдаемое изменение

    В некоторых случаях для компании может иметь смысл внести небольшие операционные изменения, а затем провести маржинальный анализ, чтобы наблюдать изменения затрат и выгод, которые произошли в результате этих изменений. изменения. Например, компания, производящая детские игрушки, может увеличить производство на 1%, чтобы увидеть, какие изменения происходят в качестве и как это влияет на ресурсы.

    Если менеджеры заметят, что выгоды от увеличения производства перевешивают любые дополнительные затраты, которые несет компания, они могут выбрать поддержание более высокого уровня производства или даже снова увеличить производство на 1%, чтобы наблюдать за происходящими изменениями. С помощью небольших модификаций и наблюдаемых изменений компании могут определить оптимальные темпы производства.

    Маржинальный анализ и переменные

    Когда вы используете маржинальный анализ для принятия решений, вам необходимо принимать во внимание переменные стоимости и производства.Количество производимой вами продукции — это наиболее распространенная переменная, которую оценивают компании. Однако есть и другие, такие как стоимость доставки, которые увеличиваются по мере производства и распределения большего количества или веса продуктов. Внося поэтапные изменения в производство и отслеживая выгоды и затраты, связанные с этими изменениями, вы можете выбирать из диапазона уровней производства с различными уровнями рентабельности.

    Пример маржинального анализа

    Если компания думает о расширении, чтобы увеличить объем производимой продукции, руководство может решить провести маржинальный анализ, чтобы определить, являются ли дополнительные затраты, которые компания понесет, целесообразным вложением в рост бизнеса.Для этого руководство сначала должно будет добавить все дополнительные расходы, связанные с увеличением производства. Например, им может потребоваться инвестировать в дополнительное оборудование для производства продукции, нанять новых сотрудников для работы на заводе, что будет означать дополнительные расходы на заработную плату и льготы, а также закупить дополнительные материалы для производства большего количества товаров. Возможно, им также придется арендовать или приобрести дополнительные складские площади, чтобы они могли хранить дополнительные продукты до их распределения и продажи.

    После того, как менеджеры оценили общие затраты, которые будут сопровождать решение о расширении деятельности компании, они могут затем определить дополнительный доход, на который они могут рассчитывать. Вычитая общие расходы из дохода от дополнительных продаж, руководство может затем определить, перевешивает ли увеличение дохода увеличение затрат.

    В качестве простого примера предположим, что компания, выпускающая футболки, рассматривает вопрос о целесообразности увеличения производства. Каждая рубашка, которую они производят, требует 0 долларов.80 из ткани. У компании по производству футболок фиксированные расходы составляют 200 долларов в месяц. Если вы делаете 100 рубашек в месяц, то на каждую футболку приходится 2 доллара из этих постоянных затрат. Это означает, что общая стоимость рубашки составляет 2,80 доллара. Однако, если компания решит увеличить производство до 200 рубашек в месяц, то фиксированные затраты на каждую рубашку упадут до 1 доллара США. Таким образом, общая стоимость рубашки составляет 1,80 доллара США, так как стоимость материалов остается прежней. В этом сценарии удвоение производства значительно снижает маржинальные затраты.

    маргинальный — определение и значение

  • Я думаю, Пенсильвания, Огайо, Флорида, Западная Вирджиния — все те, что я называю маргинальными, штатами, где в ключевых штатах вы увидите те колебания, которые мы наблюдаем.

    Расшифровка стенограммы CNN 15 сентября 2004 г.

  • Второе — это то, что он называет « маргинальных миссий » — прекратить делать полезные, но не важные дела.

    Сиэтл Таймс

  • Европейские разработчики биотоплива покупают большие участки земли в Африке, которую они называют « маргинальных земель», с целью выращивания биотопливных культур, особенно древесных кустарников, известных как ятрофа.

    NYT> Домашняя страница

  • Потенциальные покупатели, будь то другая компания или группа инвесторов, надеются выиграть заявку на покупку компании с так называемой предельной разницей , то есть они надеются заплатить на фунт больше, чем предлагали их конкуренты.

    The Guardian World News

  • Отрасль предлагает ставку налога в размере 5 процентов после первоначального пятилетнего периода, но с ставкой 1 процент для так называемых маржинальных скважин.

    Редакции с сайта thedailyreview.com

  • Он свидетельствовал против ужесточения наказаний за преступления на сексуальной почве, поскольку понимал, что они лишают прокуратуру возможности заключать сделки в маргинальных делах.

    Заговор Волоха »Недавнее судебное преследование в Мичигане за« соблазнение незамужней женщины »

  • Дин сделает все возможное, чтобы избрать Демса, что будет включать в себя бросание кучей денег на Демов в маргинальных округах.

    Think Progress »Арми обвиняет« деструктивный »танкредо в« отчуждении »латиноамериканцев

  • Более того, мы были непреклонны в том, что только постоянное снижение предельных налоговых ставок может стимулировать экономику.

    Эволюционная психология и экономический уклон, Брайан Каплан | EconLog | Библиотека экономики и свободы

  • Это бесполезно для членов, занимающих маргинальных мест, подвергая округу риску из-за неважных вещей или проигранных дел, но жесткое голосование по важным вопросам — вот для чего члены конгресса приезжают в Вашингтон.

    Мэтью Иглесиас »Том Перриелло объясняет, что это такое

  • СМЕРТЬ ВСЕМ ШАГОВЫМ ФУНКЦИЯМ! логика ясна и проста: для достижения истинной, четко определенной прогрессивности увеличение предельной полезности каждого бесконечно большого прироста дохода должно быть учтено с соответствующим бесконечно большим увеличением НАЛОГОВОЙ СТАВКИ.

    Мэтью Иглесиас »Упрощение налогового режима и фиксированный налог

  • Убывающая предельная полезность — обзор

    Традиционная экономическая теория

    Прежде чем рассматривать моральный риск, полезно более широко рассмотреть традиционную концепцию потребительского спроса.Если некоторые ключевые предположения — например, что потребители рациональны и хорошо информированы — считаются верными (или игнорируются), то то, что люди требуют (то есть, что они готовы платить за товары по разным ценам), является барометром. социального обеспечения. Это потому, что, отстаивая эти требования, они «проявляют себя», предпочитая один набор товаров другому. Сделать небольшой шаг к выводу о том, что для общества в целом, все, что люди выберут, принесет обществу лучшие блага.

    Конечно, не все согласны с тем, что кривые спроса можно использовать таким образом.Американские экономисты Эллис и Макгуайр (1993) придерживаются гораздо менее значимого подхода, утверждая, что «[Мы] скептически относимся к тому, что наблюдаемый спрос может быть интерпретирован как отражающий« социально эффективное »потребление, [поэтому] мы интерпретируем кривую спроса в более ограниченном смысле, как эмпирическая взаимосвязь между степенью разделения затрат и количеством использования, требуемым пациентом »(стр. 142). Тем не менее, первая интерпретация не только является наиболее распространенной, но и лежит в основе всего понятия потери благосостояния, обсуждаемого ниже.

    Чтобы понять эту теорию, полезно начать с концепции «излишка потребителя». Это определяется как «[t] разница между тем, что потребитель платит за товар или услугу, и максимальной суммой, которую он заплатил бы, вместо того чтобы обходиться без нее». это »(Culyer, 2010). Первые устанавливаются рынком, вторые — собственными предпочтениями потребителя. Для иллюстрации предположим, что фунт яблок стоит 2 доллара США, и потребитель готов купить 4 фунта по этой цене. Этот четвертый фунт, однако, вероятно, менее ценен для него или для нее, чем предыдущие фунты (если только пирог не печется, требуя столько).Это происходит из-за другой экономической концепции — «убывающей предельной полезности». Фактически, потребитель может быть готов заплатить 5 долларов США за первый фунт, 4 доллара за второй и 3 доллара за третий. К счастью, в этом нет необходимости, поскольку рыночная цена составляет всего 2 доллара США. В результате в этом примере они сгенерировали излишек потребителя на сумму 6 долларов США: на каждый фунт яблок разница между тем, сколько они готовы заплатить, и тем, сколько они действительно должны заплатить. Между прочим, этот термин впервые был использован в середине девятнадцатого века французским инженером по имени Жюль Дюпюи как способ расчета стоимости железнодорожных мостов (Ng, 1979) (История вклада Дюпюи — и, в частности, отсутствие вклада Джона Маршалла, который популяризировал эту концепцию в англоязычном мире, можно найти в Houghton (1958)).

    Государственные политики не очень заинтересованы в отдельном потребителе, поскольку они находятся в совокупности всех потребителей. Суммируя потребительский излишек, мы можем определить ценность для общества определенного товара или инвестиций сверх их стоимости. Это полезно знать само по себе, но также может помочь политикам выбрать один из альтернативных проектов для инвестирования.

    Поли (1968) сосредоточился на концепции морального риска в критике известной статьи Кеннета Эрроу (1963).Хотя Эрроу поднял этот вопрос, он, тем не менее, утверждал: «Благосостояние всех видов страховых полисов огромно. Отсюда следует, что государство должно брать на себя страхование в тех случаях, когда этот рынок по какой-либо причине не появился »(с. 961).

    Поли показал, что это не всегда так, потому что он не принимает во внимание моральный риск, который может сократить потребительский излишек. По сути, с полной страховкой люди будут требовать больше услуг, даже тех, которые имеют лишь незначительную ценность.Поскольку производство этих услуг (возможно) будет стоить (возможно) столько же, сколько и другие, общество будет страдать от потери благосостояния из-за чрезмерного объема медицинского страхования. Потеря благосостояния будет равна разнице между тем, сколько стоит производство услуг, и тем, сколько люди готовы за них платить. Предположим, что медицинская услуга стоит 10 долларов, и человек готов платить столько за до трех посещений врача в год. Если, однако, они имеют полную страховку и ничего не должны платить, они могут потребовать шесть посещений.Предположим, что за четвертый визит они будут готовы заплатить 7 долларов США, пятое — 4 доллара США, а шестое — 1 доллар США (производство каждого по-прежнему стоит 10 долларов США). Сумма потери благосостояния составит 3 + 6 + 9 = 18 долларов США.

    Поскольку люди пользуются большим количеством услуг при наличии полной страховки, оказание медицинской помощи обходится дороже, чем в противном случае. Точка зрения Поли в отношении комментария Эрроу является критической. Эрроу сказал, что правительство должно предоставить страховку, если она недоступна. Поли показывает, что это не обязательно так: люди должны будут платить (в виде налогов) за программу страхования, но большая часть расходов пойдет на услуги, которые они не выбрали бы покупать вместо страхования — услуги, как он утверждал, имеют меньшую ценность по определению.Говоря более прямо, человек, а следовательно, и общество в целом, вполне могли бы жить лучше без страховки, чем со страховкой, предоставляемой государством, из-за концепции морального риска. Или, как Роберт Эванс (1984) пренебрежительно заявляет об этой линии рассуждений: «Бремя благосостояния сводится к минимуму, когда нет никакой страховки» (стр. 49).

    Слово «мог» в предыдущем абзаце использовано намеренно. Хотя Поли утверждает, что медицинское страхование снижает благосостояние, есть и выгода: люди получают пользу от защиты от крупных медицинских расходов.Таким образом, проблема состоит в том, чтобы определить, что больше: повышение благосостояния от этой безопасности или потеря благосостояния, описанная выше. Фельдман и Дауд (1991) приняли во внимание оба элемента и пришли к выводу, что потери намного превышают выигрыш.

    Политический вывод, который обычно исключается из этого анализа, состоит в том, что потребители должны участвовать в стоимости услуг или, говоря более наглядно, «иметь некоторую долю участия в игре». Разделение затрат на пациентов снизит использование услуг; предполагается, что отвергнутые услуги будут приносить наименьшую полезность (концепция, возвращенная в разделе «Эксперимент по медицинскому страхованию RAND»).Хотя RAND HIE еще не обсуждался, его авторы рекламировали общественную экономию, которая, по их мнению, была вызвана ростом требований о распределении затрат в США после публикации результатов исследования. Исследование обошлось в 285 миллионов долларов США в долларах 2010 года; они утверждают, что эти затраты были покрыты всего за неделю за счет экономии, которая была вызвана более низкими затратами, связанными с увеличением распределения затрат (Manning et al ., 1987).

    Прежде чем продолжить, необходимо отметить, что обсуждение в этой статье сосредоточено на «моральном риске постфактум».Это явление, которое происходит, когда стоимость медицинской помощи из собственного кармана снижается за счет наличия страховки, так что впоследствии количество требуемых услуг увеличивается. Существует еще один вид морального риска, известный как ex ante . По словам Кулиера, это «относится к влиянию, которое страхование оказывает на поведение, обычно увеличивая вероятность страхового случая, от наступления которого» (стр. 331). Например, если вы застрахованы, у вас может быть меньше шансов принять превентивное поведение — или вы можете заняться прыжками с парашютом — из-за финансовой защиты, предоставляемой страховкой.Поскольку ex ante моральный риск получил гораздо меньше внимания в медицинской литературе, здесь он не обсуждается. Это более заметно в других видах страхования, например, от пожаров. Имея такую ​​страховку, бизнес и домовладельцы могут меньше заботиться об уходе за электропроводкой, установке противопожарной защиты и т.д.

    Примерно в конце 2018 года мы опубликовали серию сообщений в блогах о влиянии облака на структуру затрат, в которых мы обсудили некоторые интересные и более тонкие последствия изменения постоянных затрат на переменные.В частности, как я уже отмечал, облако и DevOps позволяют принимать решения на основе предельных затрат и предельной прибыли. Вы также можете выполнить эквивалент затрат на основе операций в рамках цифровой транзакции . Мы также опубликовали несколько гостевых постов Александра Симовича о том, как это можно сделать с помощью бессерверных сервисов AWS. Taloflow — это стартап, основанный на идее управления предельными затратами. В этом посте Тодд Кессельман объясняет, почему понимание ваших предельных затрат так важно для управления затратами.

    —Mark
    Twitter | LinkedIn | Блоги | Электронная почта

    По словам Тодда Кессельмана,


    Технический директор и председатель совета директоров Taloflow
    Тодд Кессельман, финансовый директор, технический директор и председатель совета директоров Taloflow, стартапа, специализирующегося на оптимизации затрат на облачные вычисления, учете затрат на облачные услуги и объяснении взаимосвязи между затратами на облачные вычисления и бизнес-показателями. Тодд — практический технолог, финансист и экономист по облачным технологиям с 3-х десятилетним опытом вывода технологий на рынок, а также изобретатель уникального экономического подхода к затратам на облачные вычисления, на котором построен Taloflow.Тодд также является одним из первых приверженцев AWS, создавая на этой платформе большие системы еще в 2007 году и выступая на совещаниях AWS по теме оптимизации затрат.

    Хорошие новости. Современная среда разработки, которую мы все сейчас принимаем как должное — гибкий, облачный, микросервисный, бессерверный, платный, распределенный режим работы с удаленными командами, машинным обучением, распределенный фреймворк, который теперь характерен для многих организаций. — наделяет всю техническую команду большей автономией, в то же время усиливая способность любого человека влиять на чистую прибыль.Думаю об этом. Организация находится в лучшем, чем когда-либо, положении, имея правильные средства управления и инструменты мониторинга, для создания такого типа «культуры затрат», который приводит к постоянному снижению затрат на доставку продукции. Большая автономия с лучшим контролем — это редкое сочетание, которое следует использовать дальновидной организации.

    Так как же организации поддерживать согласованность всех при достижении своих корпоративных целей? Как вы даете разработчикам возможность принимать решения о развертывании и покупке, которые отражают поставленные цели? Как взять «кодировщиков» и сделать их агентами по прибыли, чтобы они не копались в таблицах и не терялись в финансовых отчетах, которые их не интересуют или не учат понимать?

    Разработчики уже отслеживают показатели производительности и регулярно оценивают производительность своих развертываний и кода.Это заложено в их ДНК. Соответствует ли он целям уровня обслуживания (SLO)? Кушает процессор или память? Сколько времени нужно, чтобы бежать? Какая скорость передачи данных? Вы знаете… технические вопросы.

    Однако компания задаст другие вопросы. Увеличивает или уменьшает это развертывание или функция нашу прибыльность? Как это влияет на нашу способность обслуживать клиентов в условиях ограниченного капитала? Получаем ли мы максимальную отдачу от вложенных средств? Позволяет ли нам привлекать новых клиентов? Что это развертывание говорит о клиентах, которым мы должны продавать? Вы знаете … деловые вопросы.

    А теперь действительно хорошие новости: уже существует экономическая концепция, обеспечивающая все это. Он широко используется отделами маркетинга и финансов самых продвинутых корпораций. И, если его упростить, геймифицировать и правильно реализовать, его можно легко развернуть в качестве идеального KPI, чтобы маркетинг и технологии оставались на одной странице. Экономическое название — предельные издержки — обычно вызывает у технической команды остекленевший взгляд. Вот почему мы предпочитаем использовать одно из множества альтернативных названий (калькуляция по видам деятельности, KPI, критерий).Однако основная концепция остается той же: каково влияние на стоимость облака при заданном увеличении или уменьшении количества единиц работы (см. Ниже), проходящих через систему?

    Примечание: При принятии решений обычно можно говорить о двух показателях: предельной (какова стоимость следующей единицы) и средней (какова средняя стоимость всех единиц). В этом посте мы придерживаемся позиции, что все, в конечном счете, маргинально на полях (каламбур).Это просто вопрос временных рамок. В большинстве случаев в облаке — за исключением трехлетних обязательств по объему — вы можете скорректировать затраты в течение короткого бизнес-цикла. Однако это зависит от варианта использования, и при необходимости вы можете применить большинство тех же концепций, обсуждаемых здесь, к средней стоимости.

    Вот несколько причин, по которым предельные затраты являются идеальным показателем для управления технической командой сегодня:

    1. Это легко понять. Сколько стоит производство заданного количества единиц работы (UOW) и как это изменяется при увеличении и уменьшении количества? UOW — это идентифицируемый конечный продукт, который компания продает своему клиенту, на который распространяется SLO.Он может быть упакован и оценен по-разному, и он может быть неоднородным для разных клиентов. Наш опыт показывает, что большинство компаний знают, что такое их UOW, даже если они не могут это выразить. Когда проводятся общие собрания, часто право хвастовства создают сотрудники UOW.
    2. Это актуально. Предельные затраты могут быть напрямую связаны практически с любой бизнес-целью и могут быть легко ограничены SLO. Например:
      • Фокус роста: обработать как можно больше UOW или добавить как можно больше новых UOW для заданной предельной скорости сжигания.
      • Ориентация на прибыльность: максимизируйте прибыльность текущих клиентов при текущем объеме или максимизируйте прибыльность по мере роста компании.
    3. Он автоматически дифференцирует ключевые факторы затрат. Он содержит как количество, так и компонент затрат. При правильном расчете предельные затраты могут учитывать разницу в себестоимости единицы продукции. Например, если Amazon Web Services снизит вдвое цену инстанса EC2 или если ваш клиентский объем UOW удвоится.Разработчикам на самом деле нравится тот факт, что они могут отделить увеличение спроса (например, от отсутствия контроля над расходами) при обсуждении производительности с руководством.
    4. Это полезный фактор для принятия маркетинговых и операционных решений. Предельные затраты обеспечивают прямой путь к прибыльности клиентов и максимизируют маржу прибыли вдоль кривой спроса. Когда вы знаете свои UOW, клиентов можно разделить на модели использования. К этим моделям использования могут применяться предельные затраты, чтобы определить прибыльность клиентских сегментов или ее отсутствие.
    5. Обладает способностью устанавливать уровень. Это дает возможность сравнить две вещи, которые кажутся очень разными. Предельные затраты были бы полезны, если вы, например, развернули в двух разных регионах с двумя разными архитектурами. Точные варианты развертывания могут сильно отличаться. Но, в конце концов, предельные затраты представляют собой прямую меру воздействия на организацию.

    Как рассчитать маржинальную стоимость

    В Taloflow мы работали со многими компаниями, чтобы помочь им лучше понять свои маржинальные затраты.Мы выполняем шаги, перечисленные здесь:

    1. Определите единицы работы, которые продаются клиентам. Предельные затраты лучше всего использовать, когда они относятся к фактическим продаваемым продуктам, а не к некоторому набору внутренних показателей, которые, хотя и могут определять затраты, сами по себе являются лишь показателями взаимоотношений с клиентами. В большинстве случаев правильная мера UOW поступает извне технической группы и не создается самим развертыванием. В качестве аналогии можно привести яблочную ферму, использующую количество посаженных деревьев в качестве UOW, а не количество отгруженных яблок.Первый, хотя, возможно, является показателем продаж, не имеет прямой связи с корпоративными целями и сам по себе является отражением производственной функции (сейчас или в будущем), а не конечного продукта. Последний на самом деле является UOW.
    2. Позвольте данным рассказать вам, как ваше развертывание связано с единицей работы. Первое, что мы обычно делаем с нашими клиентами, — это проводим несколько корреляционных исследований. Команды разработчиков склонны полагать, что у них есть ответы на все вопросы.Нам нравится работать с ними и данными, чтобы никто не удивился, если результаты не соответствуют ожиданиям. В конечном итоге результаты могут отражаться на характере развертываний, поэтому в долгосрочной перспективе это поможет сделать вывод технической команды на основе данных, а не нисходящего анализа.
    3. Все, что вы делаете, должно быть легко реализовать. Мы стараемся избегать стратегий, требующих обширных режимов мечения. Разработчикам не нравится эта задача, и для ее реализации требуется сильная организационная культура.В большинстве случаев мы можем вывести все, что нам нужно о взаимосвязях затрат, исходя из изменений состояния. Пометка, безусловно, помогает. Но это не абсолютное требование для начала работы.
    4. Считайте это экспериментальным, пока это не так. Чтобы добраться до чего-то надежного и полезного, нужно потрудиться. Мы не торопим процесс.

    Вооружившись вашими UOW и предельными затратами, ваша организация теперь готова внедрить культуру затрат, основанную на объективных показателях, напрямую связанных с ее целями.

    Еще по теме

    AWS Управление затратами
    Маржинальные решения
    Микрооптимизация: определение затрат на цифровые услуги на основе действий?
    FinDev и бессерверная микроэкономика: часть 2 — влияние
    Финансы и инвестиции на Executive Insights

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *