Пятница , 30 Июль 2021

Кризис 2019 – Кризис 2019 г. Мировой кризис и прогнозы. Как пережить кризис

Содержание

Кризис 2019-2020: мировой экономический, финансовый

По прогнозам большинства экспертов, в 2019-2020 годах, мир ждет новый финансовый и экономический кризис. Некоторые аналитики уже окрестили его «суперкризисом». Он будет настолько мощным, что даже сильные страны столкнутся с социальными беспорядками, а слабые испытают дефицит продовольствия. Но действительно ли все так серьезно и есть ли предпосылки для предрекаемого коллапса, в том числе и в России?

Прогнозы от Всемирного банка

Многочисленные финансовые организации регулярно представляют анализ будущего современной экономики.

Наиболее достоверным и обоснованным считается прогноз, разрабатываемый Всемирным банком. Эксперты этой организации полагают, что в 2019 и в 2020 году, миру не стоит ждать полномасштабного кризиса.

В большинстве стран, в т.ч и в России, будет наблюдаться экономический рост, хотя и более медленный, чем в предыдущие годы. Он может составить 2,9% по сравнению с 3% в 2017-2018 гг. Несмотря на кажущееся благополучие, подобные показатели могут стать первым индикатором грядущего экономического кризиса. Об этом свидетельствует коллапс 2008 г.

На то, что места для оптимизма нет, указывает, по мнению специалистов ВБ, и модель десятилетнего цикла развития. Опираясь на анализ прошлого, когда каждые 10 лет мир испытывал финансовые трудности, аналитики Всемирного банка считают, что коллапс в ближайшие несколько лет неизбежен. Вероятность мирового кризиса в 2019-2020 годы, тем выше, чем очевиднее возможность реализации одного из следующих факторов:

  1. Дефолт крупных компаний;
  2. Резкое повышение процентной ставки США;
  3. Перенаправление инвестиций в развитые государства;
  4. Волатильность и обесценивание национальных валют;
  5. Протекционизм;
  6. Повышение уровня инфляции.

Совпадение нескольких из этих факторов повышает риск рецессии в глобальном масштабе.

Почему финансовый кризис уже близко

Эксперты обосновывают прогноз близкого наступления кризиса не только моделью десятилетнего цикла. Ведущий экономист Нуриэль Рубини опубликовал несколько признаков, свидетельствующих о надвигающейся рецессии в 2019-2020 годах:

  • Падение инвестиций;
  • Высокий показатель инфляции в США и перегрев экономики этой страны;
  • Сложные отношения Вашингтона с ЕС, Китаем, Канадой;
  • Негативные последствия протекционизма;
  • Уменьшение доходности гособлигаций.

Обращает на себя внимание замедление экономического роста в ЕС, стремление инвесторов распродать активы, ценные бумаги.

Главные предпосылки: прогнозы экспертов

Специалисты Инвестбанка JPMorganChase составили свою модель кризиса, описав очевидные тому предпосылки:

  1. Отрицательный баланс заемных и собственных денежных средств, характеризующий финансовое положение лидеров рынка;
  2. Значительное завышение стоимости активов крупных компаний и одновременно дефицит инвесторов, готовых их приобретать;
  3. Уменьшение инноваций в финансовой сфере;
  4. Повышение уровня дезорганизации на фондовых рынках за счет большого количества различных фондов, оставшихся без эффективного управления, а также все большего внедрения компьютерных стратегий;
  5. Малый объем ликвидности. Эксперты полагают, что уровень ликвидности в большинстве стран остается достаточно низким;
  6. Рост доли ипотечных кредитов, выдаваемых небанковскими структурами, в США. Подобные организации имеют обычно невысокий уровень капитализации, не могут покрыть риски неплатежей.

Эксперты других финансовых учреждений уверены, что основным триггером нового финансового кризиса станет повышение американской федеральной резервной системой процентных ставок. Большинство аналитиков также сходятся в том, что на грядущее ухудшение ситуации в 2019-2020 годы в экономике, указывает снижение основных финансовых индексов. Показатели Nasdaq, Dow Jones упали в конце 2018 г., и до настоящего времени не восстановились до значений ноября-декабря.

Не способствуют стабильности и уменьшение цен на сырье. Негативные тенденции наблюдаются на ведущих сырьевых рынках. Дополнительным фактором, играющим негативную роль, является нестабильность политической ситуации в мире. Помимо сложностей на Ближнем Востоке, дестабилизирующую роль играют грядущие выборы в США и Германии, протесты во Франции, выход Великобритании из ЕС.

Торговая война между Китаем и США

По прогнозу многих экспертов, одно из явлений, которое способно спровоцировать кризис, – сложные взаимоотношения между двумя ведущими экономическими державами – США и Китаем.

В 2018 г. страны обменялись введением взаимных пошлин, основной причиной которых стал дефицит в торговом балансе двух стран. По статистике Вашингтона, Америка покупает у КНР на 540 млрд долларов товаров больше, чем продает. Пекин ссылается на разницу в 130 млрд.

Каким бы ни был дефицит, США последовательно повысили таможенные тарифы до 25%, оставляя за собой право реализовать третий этап повышения пошлин. Китай, в свою очередь, ввел торговые пошлины 5% и 10% на более, чем 5 тысяч товаров из Америки. Предполагалось, что лидеры двух стран смогут урегулировать разногласия до начала весны, но запрет американских властей продавать товары торговых марок ZTE и Huawei, а также твердая позиция КНР не способствуют улучшению отношений между государствами.

Каким будет кризис 2019-2020 года

Активная политика протекционизма характеризует не только взаимоотношения Пекина и Вашингтона. После введения США пошлин против ряда товаров из Европы, Мексики, России, снижение торгового оборота грозит и этим странам. В РФ ситуацию ухудшают постоянно расширяемые санкции из-за Украины, Сирии и Ирана.

С этой точки зрения, оценить, будет ли грядущий кризис — локальным или мировым, сложно. В соответствии с прогнозом некоторых экспертов, он затронет только Китай и некоторые азиатские государства. Другие уверены, что экономика КНР окажет сильное негативное воздействие на другие страны, особенно те, бюджет которых пополняется за счет продажи нефти, стали, угля. Под удар попадет Россия, Бразилия, Индонезия. С учетом нестабильной ситуации в Турции, Аргентине, Венесуэле, пострадают и эти государства, а также ЕС.

Аналитики многих финансовых учреждений уверены, что мир в 2019-2020 годах, испытает на себе влияние тяжелого экономического кризиса. На это указывает цикличность развития экономики, ситуация на фондовых, сырьевых рынках. Негативную роль играет также политическая нестабильность.

Узнайте, как мировой кризис 2019-2020 г., повлияет на Россию, прогнозы экспертов:

Какими могут быть последствия экономического кризиса:

Пожалуйста, оцените статью: Загрузка...

vsegoda.com

Кризис задушит Россию в 2019 году :: Экономика

Национальные проекты не помогут нашей стране ускорить экономический рост. Из-за этого наступающий год будет крайне тяжелым для россиян. С таким прогнозом выступили эксперты ведущих российских аналитических платформ.

"Экономика России продолжит пребывать в стагнации, с некоторой угрозой стагфляции. Все ждут низких темпов роста ВВП и роста инфляции", – говорится в экономическом прогнозе, опубликованном в журнале "Эксперт".

Особых надежд на нацпроекты возлагать не стоит. Во-первых, они только стартуют в будущем году. Во-вторых, "экономический рост при одновременно дорогих деньгах (а наши реальные ставки по кредитам одни из самых высоких в мире) и высоком, притом растущем, налогообложении невозможен". Эксперты Института экономики РАН, РАНХиГС и Центра макроэкономического прогнозирования отмечают, что финансовые власти РФ принимают решения, которые полностью ликвидируют возможность экономического роста.

Нет на горизонте и новых драйверов роста, какими в последние годы были оборонно-промышленный комплекс и сельское хозяйство. Эти отрасли исчерпали потенциал развития, а кандидатов им на замену не предвидится.

Эксперты надеются на увеличение объемов несырьевого экспорта: только он может компенсировать низкий внутренний спрос. Но даже при хороших показателях спасти ситуацию одним экспортом будет невозможно. На внешнем рынке российским производителям очень трудно конкурировать с Китаем, который, по сути, подмял под себя всю мировую торговлю. Выход на зарубежный рынок возможен "только с гандикапом по себестоимости, который надо создавать за счет новых технологий".

Что касается вопросов внутренней политики, то "в России нет потенциала волнений "оранжевого" толка, несмотря на обиду по поводу пенсионной реформы". "Хотя при этом лимит избыточного доверия исчерпан полностью", – предупреждают специалисты Фонда общественного мнения и Общественной палаты.

"Во внешней политике следует ждать серьезного процесса самоопределения ключевых стран Евросоюза, и неизвестно, к чему этот процесс приведет Европу и мир к концу 2019 года. На повестке дня все тот же Brexit – он будет определять политическое и экономическое будущее Великобритании и заставит Брюссель пройти тест на принципиальность. В то же время жители Старого Света, надев желтые жилеты, испытывают на прочность франко-немецкую ось, а итальянские популисты бросают вызов догмату о низком бюджетном дефиците и финансовой дисциплине", – указывают эксперты Валдайского клуба и Российского совета по международным делам.

utro.ru

Новый экономический кризис 2019-2020 года. Как то так...: perfume007 — LiveJournal

Собственно изначальный текст в жж появился вот здесь. Но автор репоста даже не удосужился исправить баги и орфографические ошибки и привел текст с сокращениями, по этому перепост делать не стал. Собственно любимый читатель вероятнее всего знаком с измышлениями финансового парфюмера о грядущем экономическом кризисе - Долговременные экономические циклы Беннера-Фибоначчи. Даешь новую депрессию 2018-2021 года? Так вот в продолжении темы...

Владимир Игоревич Пантин (род. 1954) — российский политолог. Кандидат химических наук (1980), кандидат политических наук (1995), доктор философских наук (1998). Лауреат золотой медали Н.Д. Кондратьева 2012 года «за выдающийся вклад в развитие общественных наук». С 2009 г. — главный научный сотрудник, заведующий отделом внутриполитических процессов Центра сравнительных социальноэкономических и социальнополитических исследований ИМЭМО РАН, член Учёного совета Института. Также с 2010 г. является главным научным сотрудником отдела анализа социальнополитических процессов Института социологии РАН. Ниже размещен фрагмент из работы В.И. Пантина "Кризисная эпоха 2010–2020 гг. и ее последствия для России", опубликованной в издании: Проекты и риски будущего: Концепции, модели, инструменты, прогнозы. М.: КРАСАНД, 2011.

В данной работе использован подход, который основан на анализе кондратьевских циклов и учитывает ступенчатое сокращение их понижательных волн, а также структурное подобие между этими волнами. Вместе с тем, поскольку кондратьевские циклы описывают не только экономическое, но и политическое, социальное, культурное развитие (Кондратьев 1989: 219–220; Van Room 1984: 237–244; Goldstein 1988; Modelski 1988; Modelski, Thompson 1996), использовался также эмпирический анализ важнейших политических событий, причем выделялись подобные или сходные по своему характеру политические перевороты, войны и социальные конфликты. Этот подход позволил довольно точно предсказать ряд важных событий и сдвигов, в том числе мировой кризис 2000–2001 гг., нарастание напряженности в международных отношениях в начале 2000х гг. и более глубокий глобальный финансовый и экономический кризис 2008–2010 гг. (Пантин 1996: 131–132; Пантин, Лапкин 2006: 315, 318, 412–414).

Говоря о перспективах мирового развития в период 2010–2020 гг., следует подчеркнуть, что кризис 2008–2010 гг. во многом отличается от предшествующих кризисов 1991–1992 гг., 1997–1998 гг. и 2000–2001 гг., которые имели место в период повышательной волны пятого кондратьевского цикла. Кризис 2008–2010 гг. относится уже к понижательной, а не повышательной волне этого цикла. В пользу этого говорят его глобальный и всеобъемлющий характер, переплетение финансовых, экономических и социальнополитических потрясений, его тяжесть, длительность и переход к депрессии. Мы убедились также в неспособности развитых государств, включая и мирового лидера, США, решить наиболее острые экономические и социальнополитические проблемы, породившие этот кризис.

Более того, многие авторитетные эксперты и аналитики впервые за последние 50–60 лет говорят о наступлении новой эпохи «великой депрессии» (Mason 2008; Айвазов 2008; Кругман 2009), о грядущих «новых волнах» кризиса, о необходимости серьезно реформировать мировую финансовую систему (Сорос 2009) и т.п. Все это явные признаки вступления международной системы не только в понижательную волну кондратьевского цикла, но и в фазу великих потрясений в мировой экономике и политике.

Одним из проявлений глобального кризиса 2008–2010 гг. стал кризис в зоне евро. Этот последний кризис далеко не преодолен, причем наиболее важные его последствия впереди. Вполне вероятно, что кризис в итоге охватит не только Грецию, Испанию, Португалию, Румынию, Литву и Латвию, но и такие крупные европейские страны, как Италия, Франция, Великобритания. Учитывая взаимосвязь Европейского Союза и других мировых центров экономической и политической мощи, вероятнее всего произойдет общее замедление темпов выхода из глобального кризиса или же волнообразное развитие мировой экономики с подъемами и падениями. Вместе с тем одним из важных результатов кризиса в зоне евро уже стало возвращение на первый план Германии как страны с наиболее сильной экономикой и как лидера европейской интеграции. Иными словами, как ни парадоксально, глобальный кризис скорее всего приведет не к распаду ЕС, а к его переструктурированию и к усилению лидерства в нем Германии. В свою очередь, последствия такого усиления могут быть различными – от возрождения «Дранг нах Остен» до укрепления взаимодействия и сотрудничества между Германией и Россией.

Как известно, существование кондратьевских циклов (длинных волн) тесно связано с нелинейностью технологического, экономического и социальнополитического развития (PerezPerez 1984; Глазьев 1993), прежде всего, с периодической сменой доминирующих технологических укладов и связанных с ними социальных институтов. Каждый кондратьевский цикл характеризуется развитием определенного технологического уклада, который представляет собой совокупность ведущих в данный период технологий, соответствующих определенному уровню развитию производства. Использование новых технологий тесно связано с развитием экономических, социальных и политических институтов, обеспечивающих успешное функционирование. Зарождение нового технологического уклада начинается в ходе понижательной волны предшествующего кондратьевского цикла, а развитие и распространение происходит в ходе повышательной волны последующего цикла. Затем в ходе понижательной волны этого цикла развитие утвердившегося технологического уклада, сталкиваясь с экономическими и социальными ограничениями, замедляется, происходит постепенное исчерпание его возможностей, что создает условия для становления нового уклада и новых институтов.

Как показывает исторический анализ, первый кондратьевский цикл продолжался около 60 лет – с конца 1780х гг. до конца 1840х–начала 1850х гг. В результате этого цикла возник 1й технологический уклад, основанный на водяном и паровом двигателе, а также хлопчатобумажной промышленности. Второй кондратьевский цикл, в ходе которого возник 2й технологический уклад (тесно связанный с 1м технологическим укладом), основанный на железнодорожном строительстве, черной металлургии и пароходостроении, продолжался около 50 лет – с конца 1840х гг. до конца 1890х гг. Третий кондратьевский цикл, в ходе которого возник 3й технологический уклад, основанный на электродвигателе, электротехническом и тяжелом машиностроении, неорганической химии, длился около 45 лет – с конца 1890х гг. до середины 1940х гг. Четвертый кондратьевский цикл, связанный с развитием 4го технологического уклада (во многом являвшегося продолжением 3го технологического уклада), основанного на автомобилестроении, тракторостроении, цветной металлургии, переработке нефти, органической химии, длился около 40 лет – с середины 1940х до середины 1980х гг. Наконец, пятый кондратьевский цикл, связанный с развитием 5го технологического уклада, основанного на микроэлектронике, производстве и использовании персональных компьютеров, телекоммуникациях, будет длиться около 35 лет – с середины 1980х гг. до начала 2020х гг. (Глазьев 1993). Шестой кондратьевский цикл и развитие 6го технологического уклада, основанного на экологически чистых источниках энергии, био и нанотехнологиях, производстве новых материалов, а также на усовершенствованных, продвинутых информационных технологиях и робототехнике (во многом продолжающего 5й технологический уклад), вероятнее всего будет длиться еще меньше, около 25–30 лет – с начала 2020х гг. до начала 2050х гг.

Эмпирически наблюдаемое сокращение кондратьевских циклов (Arrighi 1994; Arrighi, Moore 2001), как можно предположить, связано с ускорением формирования и распространения последующего технологического уклада по сравнению с предыдущим, а также с общим ускорением экономического и социальнополитического развития, с созданием более мощных средств сообщения и передачи информации. В самом деле, если сравнить запряженные лошадьми кареты, паровозы и пароходы, которые были основными средствами сообщения в XIX в., с автомобильным транспортом и авиацией, которые стали главными средствами сообщения в XX в., или же почтовые кареты с мобильными телефонами и электронной почтой, то станет очевидным заметное ускорение в функционировании транспорта и связи. Не менее заметным является и постепенное сокращение промежутка времени между фундаментальным открытием и внедрением его результатов в виде новой техники и технологии, которое во многом определяет период формирования нового технологического уклада.

Учитывая закономерное ступенчатое сокращение длительности понижательных волн кондратьевских циклов, связанное с общим ускорением общественного развития, была разработана более точная структурная модель мировой динамики, которая с высокой степенью вероятности позволяет прогнозировать экономические кризисы и их социальнополитические последствия. В основе этой модели лежит структурное соответствие между понижательными волнами кондратьевских циклов, которое сохраняется несмотря на общее усложнение международной системы и сокращение временных масштабов этих волн (см. Табл. 1).

Приведенные данные, основанные на общепринятой (за исключением последнего, пятого цикла) датировке понижательных волн кондратьевских циклов и соответствующих экономических кризисов, указывают на вполне определенную структуру этих волн. Каждая из рассмотренных волн, независимо от ее общей продолжительности, четко делится на три практически равные между собой части (своего рода эмпирическое «правило трех третей»), причем в конце каждой трети наблюдается достаточно глубокий экономический кризис. Так, при общей продолжительности понижательной волны первого кондратьевского цикла около 36 лет, она четко разбивается на три части примерно по 12 лет. В дальнейшем продолжительность понижательной волны сокращается, но она продолжает четко делиться серьезными, являющимися поворотными точками кризисами также на три примерно равные части (для второго и третьего циклов–примерно по 8 лет, для четвертого и пятого циклов – по 4–5 лет).

Иными словами, прослеживаются три этапа развития кризисных явлений в мировой экономике и политике, в ходе которых происходят важные социальные, институциональные и ментальные сдвиги, формируются условия для утверждения нового технологического уклада, новых институтов и, как следствие, для будущего длительного экономического подъема (для повышательной волны нового кондратьевского цикла). На первом этапе возникают глубокие кризисные явления, обусловленные исчерпанием доминировавших прежде технологий, а также связанных с ними социальных институтов; этот этап завершается глубоким мировым кризисом вроде кризиса 1825 г., 1929 г. или 2008 г.

На втором этапе неустойчивость социальноэкономического и политического развития усиливается, наступает депрессия; это происходит из-за того, что с наступившим кризисом продолжают бороться прежними, уже неэффективными методами. Так, в настоящее время правительства подавляющего большинства стран, в том числе России, направляют огромные денежные средства для поддержки банков, которые не финансируют реальный сектор, а занимаются спекулятивными операциями или же уменьшают дефицит государственного бюджета путем урезания самых необходимых средств в области образования, медицины, социальной сферы. Однако все эти меры лишь уменьшают потребление на внутреннем рынке и способствуют углублению депрессии, ведут к новым кризисным явлениям.

Наконец, на третьем этапе после очередного кризиса происходят крупные геополитические и социальные сдвиги, иногда в виде масштабных войн или революций, которые ломают прежние общественные структуры, институты и ментальные установки, создавая тем самым условия для бурного развития новых технологий. Так было, например, после кризиса 1937–1938 гг., когда наступившая вскоре Вторая мировая война путем огромных разрушений принудила ведущие государства мира к радикальной смене социальных институтов и к массовому внедрению новых технологий. После этого начинается повышательная волна кондратьевского цикла продолжительностью около 25 лет (время активной деятельности одного поколения в истории), в ходе которого наблюдается ускоренный экономический рост с относительно короткими и неглубокими кризисами.

Таким образом, как следует из изложенной концепции, весьма вероятно, что мировому сообществу придется пережить достаточно тяжелый экономический кризис примерно в 2012–2014 гг. (точность датировки составляет 1–2 года). Этот кризис, скорее всего, будет иметь еще более заметные социальнополитические последствия, чем кризис 2008–2010 гг. В частности, возможно обострение социальнополитической ситуации не только во многих европейских странах, но и в США, России, Китае, Индии, а также в целом ряде развивающихся стран. Следствием этого кризиса, повидимому, станет также обострение ряда международных военнополитических конфликтов, причем наибольшая вероятность этого обострения придется на период 2014–2020 гг. Возможными участниками этих региональных международных конфликтов могут стать США, страны исламского мира (прежде всего Иран и Пакистан), страны Центральной Азии, Россия, Индия и Китай. В зависимости от состава участников и от исхода этих конфликтов возможны различные сценарии временного усиления или, напротив, ослабления США как мирового лидера. Более вероятным является сценарий постепенного ослабления гегемонии США в мире.

Весьма важный вопрос состоит в том, где и каким образом может начаться кризис 2012–2014 гг.? Однозначно на этот вопрос в настоящее время ответить невозможно, поскольку есть несколько вариантов развития этого будущего кризиса. Первый вариант состоит в перегреве китайской экономики и распространении кризисных явлений из Китая в Восточную Азию, а затем США (американские инвестиции в Китае весьма значительны, и любые финансовые затруднения в Китае автоматически ударят по всей финансовой системе США, далее по всему миру). Второй вариант заключается в том, что приглушенный, но отнюдь не преодоленный кризис в зоне евро (прежде всего в Греции, Испании, Португалии, потенциально – в Италии, Ирландии, Великобритании, Франции) вызовет «эффект домино» и приведет к кризисным явлением в США, которые тесно связаны с Европейским Союзом, а также в других странах, в том числе в России. Наконец, третий вариант состоит в новых финансовых крахах в самих США, в лопании очередных финансовых пузырей и распространении финансового и экономического кризиса по всему миру.
В любом случае социальнополитические последствия этого нового мирового кризиса около 2012–2014 гг. окажутся еще более значительными, чем последствия глобального кризиса 2008–2010 гг., причем особенно серьезной, если руководствоваться предшествующими аналогами (см. Табл. 1), окажется дестабилизация мировой политики и всей системы международных отношений примерно после 2013 г.

В самом деле, в первом кондратьевском цикле после 1837 г. (последняя треть понижательной волны) разразились первая война Англии в Афганистане, англокитайская (первая «опиумная») война, Россия начала завоевание Средней Азии и подавляла революции в Европе, что в итоге привело к столкновению российских и франкобританских интересов и к возникновению так называемого «восточного вопроса», который вылился в Крымскую войну. В итоге вся система международных отношений, установленная в Европе и в мире после разгрома Наполеона («Священный союз»), начала трещать и рушиться.

Во втором кондратьевском цикле после 1890 г. в международных отношениях окончательно возобладала так называемая «политика империализма», что привело к войне между США и Испанией в 1898 г., японокитайской войне в 1894–1895 гг., образованию в 1893 г. франкорусского военнополитического союза, направленного против Германии, попыткам со стороны России захвата Кореи в 1896–1898 гг. и в 1900–1903 гг., англобурской войне в 1899–1902 гг., началу формирования предпосылок Первой мировой войны.

В третьем кондратьевском цикле после 1937 г. началась прямая и непосредственная подготовка ко Второй мировой войне, которая привела к установлению новой (ялтинско-потсдамской) системы международных отношений, биполярного мира.

В четвертом кондратьевском цикле непосредственно после 1978 г. произошла антишахская (и антиамериканская) революция в Иране, а затем началась война СССР в Афганистане, в ходе которой против СССР объединились такие разные политические силы, как умеренные и радикальные исламисты арабских стран, США, европейские страны, Иран и даже Китай, который в больших масштабах поставлял оружие афганским моджахедам. Таким образом, против СССР негласно сложилась широкая коалиция, что и привело в итоге сначала к поражению Советского Союза в Афганистане, а затем и к его распаду. В итоге прежний мировой порядок был расшатан, биполярная система рухнула, и возник новый «однополярный» мировой порядок с единственной сверхдержавой в лице США.

Однако международное политическое развитие отличается чрезвычайно большим динамизмом, и возникший «однополярный» мировой порядок может быть существенно изменен: одним из признаков развития в таком направлении является уменьшение роли «восьмерки», где главенствуют США, и увеличение роли «двадцатки», где важное значение принадлежит Китаю, Индии и Бразилии. Новый мировой порядок, который еще только начинает формироваться, скорее всего будет более полицентричным, причем экономическое и политическое значение Китая, Индии, других азиатских стран, повидимому, заметно возрастет. России необходимо быть готовой к подобному развитию и избавиться от чрезмерно однобокой политической ориентации на США.

Именно в период 2012–2017 гг. кризис институтов либеральной демократии в их современном виде, скопированном с США и стран Западной Европы, с высокой вероятностью достигнет своего апогея. Политические партии, институты парламентской демократии, политические технологии манипулирования общественным мнением, скорее всего, начнут демонстрировать свою снижающуюся эффективность. Однако это не приведет к крушению либерализма как такового, который является постоянным спутником капитализма, но закономерно усилит роль государственного вмешательства в экономической, социальной, научной, образовательной и культурной сферах.

Следует отметить, что в настоящее время правительство России, следуя рекомендациям МВФ и других международных организаций, подчиненных США, действует в прямо противоположном направлении, пытаясь «приватизировать» и «коммерциализировать» не только экономику, но и социальную сферу, науку, образование и культуру. Очевидно, что такая политика в ближайшие годы и в более отдаленной перспективе способна привести лишь к самым разрушительным, катастрофическим для российского общества и государства последствиям. В то же время Китай и в перечисленных сферах, и в экономике действует совершенно иначе, умело сочетая государственные и рыночные методы и добиваясь гораздо лучших результатов, чем Россия, страны ЕС, США.

Завершится понижательная волна пятого кондратьевского цикла кризисом, который разразится около 2017–2019 гг.; этот кризис будет не столь глубоким и тяжелым, как кризисы 2008–2010 гг. и 2012–2014 гг., но приведет в итоге к масштабным социальнополитическим и геополитическим сдвигам. Наличие этого кризиса связано не только с кондратьевскими циклами, но и с циклами Жюгляра величиной 7–11 лет. Таким образом, в целом кризисный период 2005–2020 гг., как можно полагать, будет иметь не L–образную, Vобразую или Wобразную, а VWобразную форму с тремя кризисами и, соответственно, с тремя минимумами экономической активности (2008–2010 гг., около 2012–2014 гг. и 2017–2019 гг.).

Более того, можно прогнозировать, что именно в период 2017–2020 гг. возможны и даже весьма вероятны крупные региональные военные конфликты с участием ведущих держав и ряда развивающихся стран, прежде всего государств исламского мира. Высокая вероятность подобного рода военных конфликтов связана с тем, что при переходе от одного кондратьевского цикла к другому, от понижательной волны одного цикла к повышательной волне другого цикла международная экономическая и политическая система существенно дестабилизируется, на мировой арене происходит изменение соотношения сил, в результате чего возникают крупные военнополитические конфликты. Так было при переходе от четвертого к пятому кондратьевскому циклу в начале 1980х гг. (война СССР в Афганистане, которая привела к тому, что возникла широкая антисоветская коалиция), от третьего к четвертому кондратьевскому циклу в начале 1940х гг. (Вторая мировая война), от второго к третьему кондратьевскому циклу в 1890е гг. («империалистические» войны – война Японии с Китаем, война США с Испанией, англобурская война), от первого ко второму кондратьевскому циклу в конце 1840х – начале 1850х гг. (обострение «восточного вопроса», война России с Турцией, Крымская война). Так, вероятнее всего, произойдет и при переходе от пятого к шестому кондратьевскому циклу в период 2017–2020 гг.

Очевидно, что России и до 2017 г., и в период 2017–2020 гг. необходимо во что бы то ни стало удержаться от участия в крупных военных конфликтах с участием западных и исламских стран. В противном случае Россия рискует оказаться чрезвычайно ослабленной и в дальнейшем стать легкой добычей «друзей и партнеров» с Запада и Востока. Следует иметь в виду, что, скорее всего, в ближайшее десятилетие, как и в 1914–1918 гг. или в 1939–1945 гг., западные страны будут усиленно пытаться втянуть Россию в различного рода «коалиции» и союзы или спровоцировать на военнополитические авантюры. Однако, учитывая чрезвычайно сложное демографическое, экономическое и социальнополитическое положение России, ей ни в коем случае не следует принимать участие в этих коалициях или, в крайнем случае, чисто символически обозначать свое участие в них.

Вместе с тем России до 2020 г. придется приложить немало усилий, чтобы сохранить свое присутствие на постсоветском пространстве и не потерпеть на этом пространстве стратегического политического поражения. При этом для России в военностратегическом плане первостепенное значение имеют три страны, которые непосредственно граничат с ней: это Казахстан, Беларусь и Украина. Несмотря на все политические и социальноэкономические различия между этими странами, все они в политическом и культурном отношении близки России. Теряя их, Россия фактически теряет значительную часть своей геополитической территории и своего населения. Российская политическая элита не вполне осознает значение этих государств для выживания и развития России, чрезвычайно медленно и непоследовательно осуществляя интеграционные проекты с этими странами. Между тем «свято место пусто не бывает», и постепенно в Казахстан, Беларусь, Украину проникают не только США и европейские страны, но и Китай. Проникновение последнего в Казахстан может быть особенно опасно, поскольку в результате Россия может лишиться не только Казахстана, но и всей Центральной Азии. Вместо того чтобы использовать в своих интересах противоречия и взаимные опасения, существующие между США и Китаем, российское руководство вяло реагирует на экономическую и демографическую экспансию Китая в Казахстане и других государствах Центральной Азии. Впрочем, то же самое относится и к экспансии Китая на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири (Сибирь 2009), которая поощряется местной и центральной политической элитой.

После 2020 г. начнется повышательная волна нового (шестого) цикла Кондратьева, связанная с массовым внедрением новых технологий (усовершенствованных информационных технологий, новых материалов, биотехнологий, нанотехнологий, экологически более чистых источников энергии и др.). Очевидно, что широкое распространение этих новейших технологий потребует существенного изменения многих социальных, политических и экономических институтов, в том числе международных.

Весьма вероятно изменение структуры и состава участников Совета Безопасности ООН, МВФ, Всемирного банка и других организаций, призванных осуществлять глобальное управление. Развитые и наиболее динамично развивающиеся страны, способные быстро внедрить эти новые технологии, получат важные экономические и политические преимущества перед своими конкурентами. На этой основе мировая экономика в период 2020–2040 гг., скорее всего, будет развиваться динамично, хотя периодические экономические кризисы не исчезнут и в этот период, но будут носить менее глубокий и менее затяжной характер. Вместе с тем начавшееся с конца XX в. постепенное перемещение центра тяжести мировой экономики с Запада на Восток, из Западной Европы и США в Азию даст о себе знать именно в этот период. Роль Китая, Японии, Индии, стран ЮгоВосточной Азии существенно возрастет, в то время как роль США и стран Западной Европы уменьшится.

Геополитическое и геоэкономическое положение России в начале 2020х гг. может оказаться чрезвычайно сложным из-за отставания в модернизации и инновационной деятельности, общей отсталости системы управления, демографических проблем и связанного с этим возрастающего давления на Россию одновременно и с Запада, и с Востока. В то же время, как следует из кондратьевских циклов и циклов российского внутриполитического развития, именно в начале 2020х гг. весьма вероятен существенный перелом в социальнополитическом и экономическом развитии России, который либо приведет к ее возрождению, либо к постепенной деградации, чреватой угрозой территориального распада. В любом случае в рядах российской правящей элиты произойдут существенные изменения.

В середине XXI в. (скорее всего в середине 2040-х г-г., т.е. после завершения повышательной волны шестого кондратьевского цикла) не только возможны, но и весьма вероятны новые крупные потрясения и кризисы, связанные с исчерпанием прежней модели мирового циклического развития, с глобальным (а не только в масштабах отдельных стран и регионов) переходом от индустриального к постиндустриальному, информационному обществу, от массового производства к более индивидуализированному, от одной модели глобализации и взаимодействия между локальными цивилизациями к другой. Этот переход, как можно полагать, будет происходить на фоне обострившегося глобального экологического кризиса, крупных демографических изменений и связанных с ними новых масштабных геополитических сдвигов с Запада на Восток. В итоге этих будущих кризисов и потрясений возникнет новый мировой порядок, новая международная политическая и экономическая система, новая модель внутристранового и глобального управления.

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

perfume007.livejournal.com

Над пропастью во лжи. Кризис 2019 – Vespa

Весна – это время, когда всё оживает заново, время, когда то, что ещё вчера было мертво, появляется вновь, но ей всегда предшествует зима. Так же и с экономикой, цикл экономического роста начинается с падения.

Само слово «кризис» – греческое, и обозначает «суд» или «возмездие». Кризис – это расплата, за раздутые фондовые рынки и благосостояние предыдущих лет. Не стоит наивно думать, что во время кризиса богатые становятся беднее, он является лишь инструментом для перераспределения капитала. Например, крупный инвестиционный фонд хочет зайти в рынок, и купить акции компании, но текущая цена является слишком высокой, а потенциал роста уже ограничен, фонд выберет другой инструмент, отложив покупку акций до подходящего момента. И кризис даёт этот момент примерно раз в 10 лет. Сейчас мы рассмотрим предпосылки для кризиса в следующем, 2019м году.

Первой и основной предпосылкой, так же как и 90 лет назад, является то, что экономический рост конечен, и он не может продолжаться вечно, но человеческая жадность, воистину безгранична.
Большинство частных инвесторов, фондов и банков не могут пустить средства в высокодоходные инвестиции, они берут акции с кредитными плечами, и навариваются тогда, когда всё идёт хорошо . Но стоит испытать рынку шок, как заёмщики, будучи не в силах расплачиваться по обязательствам, начинают распродавать активы, что влечёт за собой вторую предпосылку.

Восстание роботов. Нет, это не железный терминатор с пулемётом, это торговые роботы, программы, используемые крупным капиталом, для спекулятивной торговли внутри дня, часа или даже минуты. Все эти программы объединяет одно, у них есть лимит на просадку. И если этот алгоритм видит, что некая бумага обесценивается, то он её продаёт, не дожидаясь достижения лимита. Таким образом, шок на рынке, и первоначальную краткосрочную панику, усиливают роботы, которые запускают цепную реакцию. А так, как все активы и рынки взаимосвязаны, то начинается всеобщая паника людей и роботов, а в любой непонятной ситуации инвесторы фиксируют прибыль, выставляя ордера на продажу. Вот только покупать их никто не спешит, и цена падает, начинается кризис.

Третья – Китай. В 2008м году КНР ещё не могла претендовать на роль мирового лидера, и оспаривать первенство США. Но сейчас Китай полон решимости и экономической мощи, и его не устраивает место второй экономики мира. И мы видим, разгоревшуюся торговую войну между штатами и поднебесной. Не известно кто в ней победит, но это в любом случае важная предпосылка для мирового экономического кризиса

Четвёртая предпосылка – постепенное поднятие ключевой ставки ФРС, впервые с 2014 года. Это значит, что деньги становятся дороже. Таким образом ФРС готовится стать бенефициаром кризиса, и можно сказать, «стелет соломку».

Пятая предпосылка, а скорее маркер наступающего кризиса, и почему я его ожидаю в 2019м году. Это рецессия т.н. трежерис, облигаций федерального займа США. Это значит, что краткосрочный долг Америки стоит дороже, чем долгосрочный. На прикрепленной снизу картинке мы видим, как двухлетние облигации пересекаются с десятилетними, и это происходит перед каждым кризисом (отмечены серыми полосками). А вертикальная волатильность, показывает величину будущего падения. Конечно, предпосылок больше, как, например раскол в Европе, кризис во Франции, падение цен на нефть, откаты мировых индексов от точек максимумов и тд.

Кто-то скажет: «Это проблемы Америки, причём здесь я, обычный русский человек?». Во время кризиса обесценивается любая валюта, но слабые вылюты обесцениваются сильнее. Сокращаются зарплаты, а ценники в магазинах растут, увольняют сотрудников, падают цены на жильё, кредиты дорожают. Это сценарий умеренного кризиса, и мне хочется верить, что вероятный кризис 2019 года пройдёт именно по этому сценарию. Но «суперкризис» может использоваться и для разжигания более грандиозных планов, включающих массовые погромы, революции, грабёж и военные конфликты в Европе и на Ближнем Востоке, дестабилизации мирового порядка и проч их грёз глобалистов.

Будет ли кризис в 2019м году? Скажу честно, я не знаю, но я к нему готовлюсь.

Если вы находите важным то, что мы публикуем подобные материалы, поддержите авторов 

vespa.media

Все говорят о мировом кризисе в 2019. Чего ждать?

Глобальный экономический кризис в следующем году прогнозирует большинство экспертов и аналитиков. Что ждет Украину и весь мир, выяснял Корреспондент.net.

Чем ближе новый, 2019 год, тем активнее аналитики и эксперты делают прогнозы о том, что он принесет миру. Самый популярный прогноз – глобальный экономический кризис, по примеру кризисов 2008 и 1998 годов.

Кроме теорий о цикличности кризиса и прогнозов астрологов существуют и реальные предпосылки того, что мир ждут проблемы.

Корреспондент.net выяснил, какие именно.

Первые сигналы

Конец 2018 года принес одну из худших недель для американских бирж за последние десять лет – индексы S&P 500, Dow Jones и Nasdaq закрылись резким снижением.

Стремительно падают цены на сырьевые товары: бизнес уверен, что производство в мире упадет, сырья и энергии надо будет меньше.

Финансовая резервная система США повышает учетную ставку, предупреждая возможный всплеск инфляции.

Американские потребители смотрят на экономическую ситуацию в 2019 году с негативным настроем. Оптимизм малого бизнеса по поводу улучшения экономики упал до двухлетнего минимума, и компании ожидают меньше прибыли в будущем году.

Отсутствует и политическая стабильность в мире – пока Дональд Трамп воюет со всеми правительство США остается без денег и не работает в полную силу, Европу в 2019 году ждет завершение Брэксита, популисты все чаще побеждают на выборах, во Франции народные волнения, а Германию ждет смена политических поколений.

Торговые войны

Международный валютный фонд спрогнозировал, что рост объемов мировой торговли в 2019 году замедлится до 4% по сравнению с 4,2% в этом году и 5,2% – в 2017 году.

По мнению экспертов, главный вопрос заключается в том, смогут ли Вашингтон и Пекин заключить соглашение по торговле до 1 марта.

Вероятность мирового экономического кризиса в 2019-2020 годах очень велика. Вопрос в другом – насколько глобальным он будет, полагает финансовый эксперт Алексей Кущ.

“Одна из версий – мировой экономический кризис начнется с Китая. В следующем году могут совпасть краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные циклы экономической активности. Краткосрочные связаны с товарными, сырьевыми запасами. Среднесрочные – с капитальными инвестициями. После коротких циклов предприятия сокращают инвестиции, замедляют экономический рост. Долгосрочные – с переходом к новому технологическому укладу. В мировой экономике основную роль будут играть нано-, биотехнологии, информационные и когнитивные”, – говорит эксперт.

Если эпицентр кризиса будет в Китае, это будет иметь мощные последствия для мировой экономики. В том числе для рынка сырья. Ведь Китай – один из крупнейших потребителей металла и нефти.

“Однако глобального кризиса может и не быть. Его заменит кризис на рынке развивающихся стран. Так было в 1998 году. Тогда возник азиатский кризис. Пострадали Индонезия, Таиланд, Малайзия. Позже – Аргентина и Российская Федерация. Сегодня уже видим первые кризисные точки – Аргентина, Турция. В ближайшее время может присоединиться Бразилия”, – говорит Алексей Кущ.

Никто не увернется

“Говорят, что 2019 — год свиньи, но на самом деле 2019 — год медведя. Думаю, что 2019 год будет очень трудным, просто катастрофичным, мир ждет кризис, сопоставимый с тем, что был вызван банкротством Lehman Brothers, или даже хуже”, — отметил в комментарии Ubr.ua директор аналитического департамента Альпари Александр Разуваев.

Он сравнил ситуацию с историей десятилетней давности.

“Если в 2008 году, глобальный мир финансов спасли Барак Обама и Финансовая резервная система США, то за Дональда Трампа в этом вопросе поручиться нельзя. Ему глобальный рынок не нравится, он вообще не любит глобалистов, и они платят ему той же монетой. Конечно, пока это кажется невозможным, но я не сильно удивлюсь, если результатом нового кризиса станет распад долларового мира на несколько валютных зон и реструктуризация американского долга. Возможно, появится единая валюта для США, Мексики и Канады”, — предположил Разуваев.

Как и многие его коллеги, эксперт отмечает риски, связанные с “пузырем” на фондовом рынке США. Он не верит, что американцы смогут предотвратить обвал. Ведь для этого должно быть полное взаимопонимание между американским центробанком и Белым домом. Но этого нет. О чем свидетельствуют постоянные негативные выпады Дональда Трампа в сторону ФРС.

Также Разуваев прогнозирует ценовой провал на американском рынке акций и резкое удешевление нефти — аж до 30-35 за баррель для марки Brent. Все это, по его оценке, должно вогнать Штаты в настоящую рецессию.

“Всем нам 2019 год надо будет просто пережить, правильней сказать — перетерпеть. А у кого еще останутся деньги, купить подешевевшие активы”, — резюмировал эксперт.

Что ждет Украину

По словам исполнительного директора Фонда Блейзера Олега Устенко, для украинской экономики существует два сценария развития событий в 2019 году – оптимистичный и кризисный.

Первый сценарий предполагает отсутствие третьей волны мирового кризиса и продление программы сотрудничества с МВФ. В этом случае правительство сможет удержать курс национальной валюты на уровне 30-33 гривен за доллар. Однако, развитие этого сценария маловероятно. Ведь вероятность начала мирового кризиса в 2019 году слишком велика.

Второй сценарий предполагает, что даже при незначительном ухудшении ситуации на внешних рынках, где Украина продает сырье - основной источник валютной выручки государства, рост ВВП остановится и может уйти в минус.

“Если прогнозируется рост экономики в 3%, а цена на сырье падает хотя бы на 10%, то моментально получается минус 3% пункта. Получается нулевой рост… МВФ прогнозирует рост экономики в 2,7%. Минус 3 – получаешь минус 0,3% на следующий год. А если сырье подешевеет не на 10%, а на 20%? Выдержать курс при таком падении будет невозможно”, – прогнозирует Устенко.

Экономика Украины отреагирует на глобальный кризис в течение месяца после его начала. До этого момента эксперт рекомендует гражданам запасаться наличными, потому что во время кризиса начнут падать цены на недвижимость и можно сделать выгодные покупки.

Что говорят астрологи

Какие же прогнозы без астрологов? Астролог Влад Росс уверен, что в конце 2019 года разразится новый мировой финансовый кризис. Глобальный экономический кризис может закончиться для Украины дефолтом, рассказал он в комментарии Главреду.

По его словам, волна финансового кризиса в конце 2019-го практически неотвратима. "Помимо этого, в конце 2019 года — я абсолютно в этом уверен — разразится мировой финансовый кризис. Для Украины этот кризис может закончиться дефолтом. Соединение Сатурна и Плутона всегда является предвестником мирового финансового кризиса", — отметил Росс. 

"С одной стороны, это благоприятный год для Украины, но с другой — экономика Украины очень зависит от положения дел в других странах, потому вполне возможно, что все то, что Украина экспортирует в другие страны, просто окажется ненужным в конце года… Так что мой совет: в 2019 году желательно всем максимально избавиться от гривен, перевести их в доллары или другую более крепкую валюту", — добавил астролог. 

korrespondent.net

Мировой экономический кризис 2019-2020: будет ли, прогнозы

После яркого финансового кризиса в нашей стране прошло не так много времени, люди еще помнят массовые сокращения, уменьшения зарплат и скачки цен на все. Неприятности длились долго, отдаваясь возвратными кризисными волнами, добавляя населению трудностей. Аналитики всего мира уже не раз говорили, что окончательно финансовые потрясения не закончились и крупным государствам стоит ждать повторения. Мировой экономический кризис 2019-2020 года уже спрогнозирован, экономика почувствует его влияние. Впрочем, людям важнее знать, как это скажется на них, а не на каких-то ВВП и т.п.

Сдержанные предположения на мировую ситуацию в 2019-2020 годах

Барт Мелек, стратег TD Securities, специализирующийся на сырьевых рынках, предположил, что стоимость барреля нефти в 2019 году будет выше 60 долларов. Его прогноз оправдался, поэтому версия мистера Мелека о постепенном восстановлении экономики и об остаточных отголосках кризиса заслуживает внимания. Также в этой версии развития событий предполагается увеличение стоимости другого сырья, в том числе цветных и драгоценных металлов. Финансовый мир переживет некоторые сложности, но позже ситуация начнет налаживаться.

Аналогичные прогнозы дают и другие аналитики. Они не утверждают о положительном развитии мировых экономических течений, а говорят лишь о робких попытках роста в условиях предкризисного состояния. Отголоски предыдущих финансовых потрясений угасающей волной продолжают действовать на граждан разных стран, поэтому об активном росте благосостояния говорить не приходится. Это больше похоже на стабилизацию, не обещающую в ближайшее время заметных улучшений. Плюсы будут видны лишь в отдаленной перспективе, при этом не стоит забывать, что речь идет о мнении нескольких аналитиков, а не об уже свершившимся экономическом факте.

Многих интересует когда будет кризис по мнению Всемирного банка (ВБ) и насколько они прогнозируют крупные проблемы. Аналитики ВБ отмечают низкую вероятность кризисных проявлений в период 2019-2020 годов. Многие страны ЕС, Россия, Канада, Китай и США все еще демонстрируют экономический рост, хотя и более слабый, чем в предыдущие годы. Это не значит, что кризис обойдет мир стороной, но он случится позже и будет иметь отличающийся от 2008 года сценарий. С другой стороны специалисты ВБ отмечают факт того, что кризису 2008 года тоже предшествовала ситуация с падением темпов экономического роста в развитых и крупнейших странах.

Интересно! Согласно прогнозам экономический рост в России составит от 2,7 до 2,9% на 2019 год. В предыдущие 2017 и 2018 гг. рост достигал 3%. Снижение темпа является одним из предкризисных признаков не только на мировой арене, но и свидетельствует о пока что небольших трудностей в самой стране.

Определенная часть аналитиков разных государств склоняется к тому, что позитивных перемен ждать не стоит, но и особого негатива ближайшие годы не принесут. Кризисные волны будут, но и мощность окажется не очень выразительной, что позволит большинству государств относительно спокойно перестроиться на новый режим функционирования. Под ударом останутся только нестабильные страны, заполненные внутренними волнениями.

Неблагоприятные прогнозы на экономику мира

Пытаясь спрогнозировать будет ли кризис в каких-то странах фатальным, аналитики всего мира разделились на несколько групп. Целая плеяда экономистов утверждает, что в 2019-2020 годах стоит ожидать общемирового кризиса по типу проходящего в 2008. Впрочем, есть и более мягкая версия — кризис будет похож, но его влияние продлится меньше по времени.

Господин Разуваев несколько необычно смотрит на финансовый мир. От него поступили предположения, что Трамп не будет активно пытаться минимизировать влияние кризиса, что потенциально может спровоцировать «распад долларового мира» с последующей реструктуризацией долга США и появлением новых валютных зон. В частности Александр Разуваев предположил, что вероятно возникновение единой валюты в новой зоне, объединяющей Канаду, США и Мексику. Директор департамента Альпари выдвинул свое мнение на мировую стоимость нефти — 30-35 долларов. Это приведет к рецессии в США, России и других странах. Разуваев почти уверен, что кризиса 2019 года не удастся избежать всем крупнейшим государствам мира, тесно ввязанным в глобальные рыночные отношения.

Стоит знать! Ряд социологов и экономистов уже окрестили предстоящее финансовое состояние мира «суперкризисом». Согласно их прогнозам некоторые страны настигнут социальные беспорядки, а часть государств столкнется с дефицитом продовольствия. В последнее верится с трудом, хотя вероятность уменьшения разнообразия продаваемой продукции вполне возможна.

Негативно настроенные финансисты отмечают высокую вероятность масштабного кризиса из-за выраженной политической нестабильности и заметных сбоев на фондовом рынке. Также они не только прогнозируют когда будет очередная волна кризиса, но и где. Специалисты из разных стран выделяют среди вероятных «кризисных претендентов» Россию, государства ЕС, Турцию, Бразилию и Аргентину.

Экономическое развитие России в 2019-2020 годах

Несмотря на серьезные последствия зависимости экономики от стоимости нефти, уйти от такой ситуации довольно сложно. Россия все еще является сырьевой страной, хотя некоторые шаги для изменения были проделаны. С другой стороны, если прогнозы, сделанные различными аналитиками мира, начнут сбываться, то наша страна снова ощутит мощнейший экономический провал, т.к. остается привязка к цене на «черное золото».

Внешэкономбанк (ВЭБ) еще в 2017 году представил несколько вариантов прогноза на мировые экономические тенденции и на основе этого предположил пути развития России. Прогнозы были составлены с учетом фактора цикличности мировой экономики, предполагающие повторение скачков роста и резких падений. Также рассматривались и факторы затухания мировых кризисов, обладающих свойством повторения пиков роста и депрессии, но с менее выраженными чертами.

В базовой версии сценария развития экономики страны на 2019-2020 год от ВЭБ предполагается, что в 2019 году цена на нефть достигнет 55 долларов за баррель, а в 2020 — 57$. Начало 2019 года продемонстрировало превышение цифр базового сценария, поэтому группа экономистов, включавшая и Андрея Клепача, перешла на оптимистичный вариант, подразумевающий дальнейший рост стоимости нефти и другого сырья. Это приведет к росту экономики России и других стран, включая относительную стабилизацию в США. Хотя ситуация продлится недолго — цикличность кризиса настигнет все страны мира, но степень негативного воздействия предполагается более мягкой.

Некоторые специалисты продолжают пугать Россию товарными санкциями, говоря о том, что для нашей страны это станет неким испытанием. С момента начала санкционных воздействий прошло уже несколько лет, совместные усилия властей и предпринимателей ликвидировали дефицит некоторых товаров. В частности за эти годы выросли сады, прекрасно заменившие яблоки, ввозимые из Польши. Таких примеров довольно много, лишь часть товаров узкого потребления не может быть заменена полноценным аналогом. Поэтому рядовым гражданам вряд ли стоит боятся потери качества жизни со стороны привычного продуктового ассортимента. Даже если санкции введут, то их почувствуют лишь малые группы жителей России.

Финансисты разных стран согласны в одном — мировой экономический кризис 2019-2020 года будет. Разница ли в том, пройдет он словно легкая простуда или это будет серьезная лихорадка мирового сообщества с различными политическими, экономическими и прочими осложнениями. Впрочем,предсказывая, будет ли кризис во всем мире или только в России, можно сказать одно — наша экономика нестабильна, поэтому лучше быть начеку.

v-2020.org

Будет ли мировой кризис в 2019-2020 году

2019 год характеризуется, как стабильный, но в процессе накопления проблем, которые отразятся в глобальном кризисе 2020 года. Экономика мира замедлит темп развития, но рост не остановится. В некоторых странах Европейского союза присутствуют развивающиеся проекты интересные для инвестирования. Многие банки мира ведут прогрессивную и, как минимум, нейтральную кредитно-денежную политику. Разговорам о падении экономики предшествует увеличение печати денежной массы для восполнения дефицита средств, что приведет к инфляции.

Прогноз финансового кризиса

Сильно уязвимых стран небольшое количество, но их экономика ослабевает от замедления роста международной торговли, повышения процентов, падения глобальной деловой активности.

Рост недвижимости во многих странах мира привел к избыточному кредитованию населения. Инвесторы уже понимают надвигающееся замедление темпов экономики в 2020 году и готовят активы к выводу. Это приведет к снижению стоимости ценных бумаг и недвижимости.

В текущее время США испытывают экономический подъем, штаты закрывают дыры бюджета. Но подъем закономерно сменяется спадом.

США ведет торговые споры с Китаем, Европой, Канадой и другими государствами, ужесточает санкции для импорта и экспорта, нарушая экономическое взаимодействие стран.

КНР аккуратно старается вести бюджетную и кредитно-денежную политику.

Китай вынужденно сокращает производство, так как международная торговля может снизить обороты. Европа уже испытывает трудности в международной торговле.

Признаки мирового финансового кризиса

2019 год для экономики мира прогнозируется отсутствием спадов. Но 2020 год проявит себя в глобальном экономическом кризисе.

Мировой кризис начинается из-за ряда факторов, где рушится одно звено и тянет за собой всю цепь. Но есть некоторые закономерности, по которым можно спрогнозировать динамику кризиса.

Война, неурожай, кредитный пузырь, печать денежной массы могут приблизить финансовый спад, если общая экономическая ситуация и без того, тяжелая.

Наступление экономического спада возможно предугадать:

  • Реальной опасностью может стать ипотечный кризис. Ипотечный бум может смениться сначала внутренним кризисом и дальше мировым.
  • Кредитные учреждения легко выдают ипотеку гражданам, обеспечивая кредит недвижимостью. Когда раскрываются реальные возможности выплат гражданами ипотеки, которые показывают, что большая часть населения не в состоянии потянуть ипотечные платежи, запускается механизм наступления кризиса.
  • Банки изымают недвижимость, пытаются реализовать по низкой цене для ускорения продажи, в итоге рынок недвижимости дешевеет. Страховые компании по договорам кредитования обязаны оплатить сумму страховки, что приводит к их банкротству при массовом возмещении. Банки, страховые, население, агентства недвижимости и далее по цепи терпят убытки, разоряются. Это наносит удар по ВВП страны.

Когда рынок ипотечного кредитования растет инвесторы держат руку на пульсе для вывода капитала из некоторых активов недвижимости и вкладывают в консервативные активы и в валюту, укрепляя ее.

Практически точным индикатором мирового кризиса служит освобождение помещений арендаторами. Когда компании становятся не в состоянии оплачивать аренду, дальше следует их полное разорение. За банкротством мелких компаний следует убыточность арендодателей и даже их банкротство. И это точный признак наступления кризиса в экономике.

Финансовые аналитики прогнозируют мировой кризис по реальным цифрам инфляции и ВВП, по росту стоимости кредитования, недвижимости в разрезе одной страны и взаимодействия мировых держав.

Интересным индикатором мирового экономического кризиса 2020 года служит примета «индекс небоскреба». Согласно предыдущим кризисам они совпали со сдачей многоэтажных зданий. Примета опирается на застройщиков, которые не поднимают высотные здания в тяжелые времена из-за более долгого срока окупаемости. Когда застройщики продают и приостанавливают строительство новых объектов – приближается спад в экономике.

Проявления мирового экономического кризиса

Кризис бьет по кошельку всех без исключения. Но когда большинство населения затягивает пояса потуже и пережидает экономическую яму, некоторые умудряются заложить зерно безбедного существования на десятилетия вперед. Для этого нужно изучать рынок инвестиций.

Негативные проявления кризиса сильнее ощущают страны со слаборазвитой экономикой, но в масштабах 21 века кризис шатает экономику и крепких держав.

Классические последствия мирового кризиса:

  • Банкротство банковских учреждений.
  • Сокращение производства всех отраслей экономики стран.
  • Отражение кризиса на сопутствующих сферах: кредитование, страхование, строительство.
  • Уменьшение доходов населения.
  • Уменьшение товарооборота.
  • Безработица.
  • Ослабление финансовых связей стран.
  • Падение биржевой торговли.
  • Мнение экспертов. Аналитика экономики США, Китая, России

Относительно мирового кризиса 2019-2020 годов интересное мнение выразил Евгений Локтюхов, начальник отдела экономического и отраслевого анализа Промсвязьбанка. На 2019 год еще нет той критической массы проблем для наступления мирового кризиса.

Локтюхов комментирует наступление мирового кризиса по оценке экономик ведущих держав:

Америка на пике роста экономики, но как бы центральный банк не пытался сдерживать рост финансового пузыря, он увеличивается. Острых проблем, которые приведут к кризису в экономике штатов в 2019 году не наблюдается. Кризис начнется не ранее 2020 года.

Экономика Европы уже начала снижение, но подъем экономики штатов пока отвлекает внимание.

В Китае есть проблемы в финансовой сфере, но пока есть ресурсы для смягчения падения экономики. Торговые претензии штатов пока не мешают контролировать текущие финансовые вопросы.

, кредитный пузырь вырос и уже трещит по швам. США планируют ввести еще более жесткие санкции против РФ. Меры направлены на подрыв работ РФ в сфере энергетики и банков России с государственным участием. Нездоровая конкуренция США по вытеснению российских компаний с международного рынка для занятия освободившейся ниши. Об этом высказался пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков и призвал готовиться к худшему, не надеяться на улучшение или стабильность отношений от США.

Аналитик Елена Шишкина ИК «Церих Кэпитэл Менеджмент» считает, что финансовый кризис 2020 года вполне ожидаем. Проблемы копятся в текущем году и приведут мировую экономику к стагнации в следующем, 2020.

Курс доллара во время мирового кризиса

К росту курса доллара ведет политика бюджетного активирования США. Это способствует напряжению экономики США и увеличивается уровень инфляции. Федеральный резерв Америки вынужден увеличить целевую ставку. В данный момент норма инфляции в США 2%, на 2020 год возможно увеличится минимально до 3,5%.

В других ведущих государствах инфляция тоже растет. В том числе рост цен на нефть оказывает на это влияние. Такая ситуация ведет к тому, что ЦБ государств обратятся к федеральной резервной системе для стабилизации денежной политики, за этим неизбежно следует сокращение производств и вынужденное повышение процентов.

Цена на нефть в мировой кризис

Торговая война США и Китая уже идет. Страны, кто вооружен последними новинками оружия обезопасили себя от нападения Америки. Поэтому возможно нападение штатов на Иран, а это приведет к стагфляционному геополитическому шоку, что вызовет рост цен на нефть.

Подобный скачок цен был зафиксирован:

  • 1993 год 13.56 $ после 18.75
  • 1998 год 9.80 $ после 20.05 в октябре 1997
  • 1990 год 15.05 $ после 36.09

В 1990 нефть достигала 36.09 $ и в конце года упала в цене более, чем в 2 раза.

Что будет с рублем в мировой кризис

Россия готова к мировому кризису, так как у нас он уже идет. Плюсом для РФ служит внешний долг, он снизился более, чем на 10 раз с 2000-х годов и составляет порядка 12% от ВВП страны.

Внешняя торговля для России имеет преимущества: производство, закупка в рублях, а экспорт в долларах.

Внутренние механизмы адаптируются к санкциям. ЦБ РФ сдерживает инфляцию на целевом уровне, поэтому рубль держит платежеспособность внутри страны.

Последние новости на сегодня

Экономика мировых держав противостоит нападкам США, которая стремится к господству над миром. Это увеличивает вероятность кризиса 2020.

Кризис 2020 года опасен отсутствием инструментов и внешнеполитическая обстановка накалена гораздо больше, поэтому смягчить падение мировой экономики, как в 2008 году не удастся.

g2020.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *