Суббота , 16 Январь 2021

Какой спор возник в рамках средневековой схоластики: Особенности средневековой схоластики — Студопедия

Содержание

Особенности средневековой схоластики — Студопедия

Главная особенность – она сознательно рассматривает себя как науку, поставленную на службу теологии.

Начиная с 11в в университетах возрос интерес к проблемам логики, которая в ту эпоху носила название диалектики, и предмет которой составляла работа над понятиями. Большое влияние на философов оказали логические сочинения Боэция, комментировавшего "категории" Аристотеля и создавшего систему тонких различений и определений понятий, с помощью которых теологи пытались осмыслить "истины веры". Стремление к рационалистическому обоснованию христианской догматики привело к тому, что диалектика превратилась в одну из главных философских дисциплин – схоластику.

В средние века формируется новое воззрение на природу. Это теперь не нечто самостоятельное, как это было в античности. Учение о божественном всемогуществе лишает природу самостоятельности, поскольку Бог не только творит природу, но и может действовать вопреки естественному ходу вещей, то есть творить чудеса. В основе внимания теперь познание Бога и человеческой души. Во-вторых, если даже возникает интерес к природным явлениям, то они выступают главным образом в качестве символов, указывающих на другую, высшую реальность и отсылающих к ней; а это – реальность религиозно-нравственная.


Главный представитель – Фома Аквинский. Пытался обосновать основные принципы христианской теологии, опираясь на учение Аристотеля. Высшее начало – есть само бытие. Под бытием Фома разумеет Бога, сотворившего мир. Различает бытие(существование) и сущность, он не противопоставляет их, подчеркивает их общий корень. Сущности, как субстанции, обладают самостоятельным бытием, в отличие от акциденций (свойств, качеств), которые существуют только благодаря субстанциям. Считал, что во всякой вещи столько бытия, сколько в ней актуальности. Соответственно выделяет 4 уровня бытийной вещи в зависимости от степени их актуальности, выражающейся в том, каким образом форма, то есть актуальное начало, реализуется в вещах.

На низшей ступени бытия форма составляет лишь внешнюю определенность вещи, сюда относятся неорганические стихии и минералы. На следующей ступени форма предстает как конечная причина вещи, которой присуща целесообразность, названная Аристотелем "растительной душой" - таковы растения. 3ий уровень – животные, здесь форма это действующая причина, поэтому сущее имеет в себе не только цель, но и начало деятельности, движения. На всех 3х ступенях форма по-разному привходит в материю, организуя и одушевляя ее. Наконец, на 4 ступени форма предстает уже независимо от материи. Это дух, или ум, разумная душа, высшее из сотворенных сущих. Не будучи связана с материей, человеческая разумная душа не погибает со смертью тела. Поэтому разумная душа носит у Фомы имя "самосущего". Все действия животных, как и многие действия человека(кроме мышления и воли), осуществляются с помощью тела. Следуя Аристотелю, Фома рассматривает разум как высшею среди человеческих способностей, рассматривая и в самой воле, прежде всего, ее разумное определение, каковым он считает способность различать добро и зло.

Фома видит в воле практический разум, то есть разум, направленный на действие, а не на познание.Разум руководит нашими поступками, нашим жизненным поведением, а не теоретической установкой.


Реализм и номинализм:

Направления средневековой схоластики, решали проблемы "универсалий", т.е. общих понятий. Основной спор: существуют ли они реально и предшествуют ли появлению единичных вещей.

Реалисты утверждали, что универсалии – единичная реальность. Реализм продолжает линию Платона по вопросу о соотношении понятий и объективного мира. Крайний реализм основывался на трактовке универсалий как существующих идеально, вне и до индивидуальных объектов и интеллекта. Умеренный реализм признавал существование универсалий в вещах; он был принят в качестве доктрины ортодоксальной церкви.

Номиналисты ограничивали реальность "сущностей вещей", делая их просто именами реально существующих единичных объектов. Крайний реализм: существуют только единичные вещи, а общие понятия не имеют смысла. Умеренный номинализм(концептуализм): наделяли общие понятия реальностью лишь в качестве категорий разума, которые возникают в процессе абстрагирования и существуют в познающем уме. Номинализм выступает основанием критики догмата Троицы.

Схоластика. Спор об универсалиях (реалисты, номиналисты, концептуалисты)

Схоластика: спор номинализма и реализма. Ф. Аквинский — систематизатор схоластики.

Постепенно патристика трансформируется в схоластику (от лат. зспо1а — школа) — школьную науку, представляющую собой основную теоретическую дисциплину Средневековья, и объединяющую теологию, христологию, дьяво-логию, логику, диалектику и др. Формирование схоластики начинается в VII — VIII ст., а рас-цвет приходится на XIII ст. Следует отметить три ключевых этапа развития схоластики:

I этап (VIII — XII ст.) — ранняя схоластика, которая еще не рассматривает как отдельные автономные системы знаний науку, философию и теологию, все они находятся в состоянии взаимодополнения и растворении одна в одной.

II этап (ХШ ст.) — средняя схоластика. Этот период характеризуется разграничением философии и теологии, а также широким вниманием на философское мышление учения Аристотеля.

III этап (XIV ст.) — поздняя схоластика — формирование естественнонаучного и философского мышления, разработка логики и метафизики иррационалистичного направления, обособление мистики от церковной теологии.

Одним из наиболее интересных периодов в развитии схоластики был период спора между двумя направлениями общественной мысли этого времени - - номинализмом (от лат. nomen — имя) и реализмом (от лат realis -реальный). Противостояние было по проблеме всеобщего, или универсального. Философская основа спора — отношение общего и единичного. Представители реализма (Ансельм Кентерберийский, Иоганн Скотт Эриугена и др.) приписывали существование лишь общему. Радикальные теоретики этого направления утверждали, что общее существовало до единичных вещей и может существовать вне их (например идея). Их методологической основой было учение Платона. Умеренные реалисты, базируясь на идеях Аристотеля, указывали, что общее реально существует в вещах, но никак не вне их. Представители номинализма (Росцеллин, Иоганн Дуне Скот, Уильям Оккам), напротив, не допускали реального существования универсалий, провозгласив, что общее существует лишь после вещей. Радикальные номиналисты называли общие понятия условными знаками, иллюзией, продуктом человеческого воображения. Умеренные представители этого направления рассматривали общие понятия не как самостоятельные вещи, а как мысли, слова, отдельные понятия, которые создаются сознанием человека.

Одним из виднейших представителей схоластики, несомненно, был Фома Аквинский —систематизатор теоретической мысли этого периода.

Номинализм, направление средневековой схоластической философии, которое, в противоположность реализму, отрицало реальное существование общих понятий (универсалий), считая их лишь именами (лат. nomen - имя, nominalis - именной, отсюда название). Т.е. номиналисты считали, что общее существует лишь после вещей. Возник в XI-XII вв., получил особое развитие в XIV-XV вв.

Реализм (от ср. - век. лат. realis - вещественный, действительный), в философии - направление, признающее лежащую вне сознания реальность, которая истолковывается либо как бытие идеальных объектов (Платон, средневековая схоластика), либо как объект познания, независимый от субъекта, познавательного процесса и опыта (философия реализма XX в.). Средневековый реализм утверждал, что универсалии (общие понятия) существуют реально и независимо от сознания.

В ранней схоластике сформировались два противоположных направления – реализм и номинализм. Сторонники реализма утверждали, что универсалии (всеобщее) являются духовными сущностями и существуют реально.

Такая точка зрения в общем восходит к Платону. В крайнем варианте реализм исходил из того, что реально существует только общее, а индивидуальное реально не существует, оно лишь кажется существующим и есть не более чем обман чувственного восприятия.

Приверженцы номинализма (от лат. nomen– имя) утверждали, что реально существуют только отдельные предметы. При этом в своей крайней форме номинализм утверждал, что общее – это только имена, слова и не имеет никакого значения вне языка.

Кроме крайних форм существовали и умеренные варианты реализма и номинализма. Некоторые реалисты признавали, что общее есть и в самих вещах; некоторые номиналисты считали, что вещи объединяются в классы на основе повторяющихся у них свойств. Общее как понятие (концепт) обозначает классы вещей.

Философские споры между реалистами и номиналистами могли поставить под сомнение догмат о едином Боге и Его трех ипостасях и поэтому привлекли к себе настороженное внимание Церкви.

Одним из главных реалистов в раннем Средневековье был Иоанн Скот Эриугена (ок. 810 – ок. 877). Он развил учение о том, что изначально есть не сотворенная, но творящая природа – Бог; затем – вторая природа, сотворенная и вместе с тем творящая – порожденная Богом совокупность первообразов, идей всех вещей. Начинается процесс дробления первоединой духовной сущности. Затем – третья природа – сотворенная и не творящая – мир чувственных предметов и явлений.

Видный представитель номинализма в ранней схоластике – Росцелин (ок. 1050–1110). Он утверждал, что действительным, реальным существованием обладают только единичные вещи. Общее есть лишь слово. Ни роды, ни виды реально не существуют. Конечно, язык позволяет нам создать, например, слово «белизна», но оно ничего не выражает, поскольку в действительности существуют только белые предметы.

Умеренный номинализм (концептуализм) был представлен Абеляром (1079–1142), который считал, что универсалии не пустые слова, они имеют определенное значение, относятся к классам предметов. При этом говорилось, что универсалии не существуют до и независимо от единичных предметов.

В позднем Средневековье к реализму склонялся Фома Аквинский (1226–1274). Он считал, что универсалии имеют троякое существование: в божественном уме, в вещах и человеческом уме. В божественном уме универсалии предшествуют вещам, представляя формы, образцы для единичных вещей.Наиболее известном в эту эпоху представителем номинализма был Дунс Скот (ок. 1261–1308). Он утверждал, что реально существуют только индивиды. При этом он считал, что есть особый принцип индивидуализации, делающий одну вещь не похожей ни на какие другие.Оппозиция реализма и номинализма получила отклик и в последующей философии.

 



Читайте также:

 

Схоластика в философии

Сложность, обреченность жизни всегда пугала людей. Еще с античных времен человечество занято поиском объяснения насущных проблем, природных явлений, особенностей физиологии. В этом стремлении взяли свое начало естествознание, технические учения, но не только.

Пока образованность не приобрела массового характера, не достигла апогея развития мировая наука, люди искали ответы в религии. Именно вера утешала, спасала, предостерегала. Даже в настоящее время в трудную жизненную минуту мы обращаемся к Богу. Это не нежелание человека слушать здравый рассудок, в этом существует потребность души. Схоластика объясняет, доносит до умов сущность, значимость, религии.

Понятие схоластики

Что же такое схоластика? Схоластика в философии это религиозное направление, необходимое для объяснения церковных догматов, обоснования веры. Поскольку многие постулаты христианства трудны для восприятия, учение было призвано доступно донести их до конечного слушателя. Часто схоластики пользовались искусственными, необъективными, далекими от действительности доводами, что подрывало авторитет течения. Чем дальше пускались в демагогию адепты, тем более ненастоящей казалась сама религия. Именно поэтому сейчас схоластика ассоциируется с искусственным, пустым, необоснованным нравоучением, не востребованным в реальной жизни. Характеристика слова носит отрицательный характер, определяется, как недостаток. Но это суждение не совсем правильно, потому что многие исторические факты, сведения, дошедшие до наших дней, имеют искаженный, перекрученный вид или просто изживают себя.

Изначально схоластика была системой логических умозаключений, занимающаяся анализом языковых оборотов, использованных в церковных канонах. Религиозная терминология специфична, старые «мертвые» языки трудночитаемы, поэтому направление обыватели расценивают ненастоящим, сухим.

В чем особенность и проблемы схоластики

Характерной особенностью схоластики является составление сумм, то есть всеобъемлющих изложений церковного богословия. Направление с особой скрупулёзностью занималось доскональным изучением всех возможных вариантов текущего вопроса, опровержением неуместных его постановок. Представители течения часто использовали, как доказательство своей правоты, цитаты знаменитых, уважаемых деятелей. Благодаря этому данная философская логическая система оказалась четко изложенной, задокументированной, хорошо сохранившейся для потомков.

Но проблематика схоластики весьма обширна. Используя тезисной подход, ее можно разделить на три основных проблемы.

Проблема первая – соотношение знания и веры. Эти противоположные понятия взаимно исключают друг друга. Религия базируется на откровение, не нуждается в доказательствах. Знание, как сила разума, не полагается на недоказуемое наитие. О самостоятельности веры говорил Тертуллиан: «Благодаря Иисусу нам ни к чему любознательность, благодаря писанию «Евангелия», нам ни к чему поиски истины». Вера остается верой, потому что не требует обоснований. Тертуллиан считал философию ересью, ибо философы, задающие рациональные вопросы, подрывают религию, а веровать нужно в абсурдное.

Проблема вторая – соотношение сущности и существования. Это теологическая дилемма действительного существования Всевышнего и постижения его сущности. Философия снова опровергает реальность невидимого, непостижимого, так как образ Бога есть результат воображения. Схоласты выходят из этой ситуации так: существующий мир сотворил Господь, из этого следует, что сущность всех вещей мира есть божье творение. Речи о том, что именно Бог создал мир, людей, природу не было, сие воспринималось, как данность. Вопрос стоял так – реально ли его познание? Одни думали – постичь Бога можно с помощью разума, другие считали – постичь Творца невозможно, все сведения мы приобретаем через откровения.

Благодаря данному схоластическому спору родились:

  • Два метода познания Всевышнего: святой, естественный. Первый исходит из догматов «Святого писания», второй доказывает бытие Создателя через характеристики реального мира. Здесь знание и вера вступают в дружеский союз.
  • Новые идеи европейской философской мысли – выяснение сущности вещей стало главной целью европейских философов.

Проблема третья – проблема природы и универсалий (сущности общих понятий). Это теологическая дилемма христианства о сущности Творца, его троичности (Отец, Сын, Святой Дух) и философская о соотношение общего с единичным. Решение задачи породило два течения схоластики – реализм, номинализм.

Идеи реализма воплощал Платон: «общее в виде «идеи» есть реально само по себе, не привязано к предметам». Номинализм выражал Аристотель: «Сущность общего в самих предметах».

Учение номиналистов трактует – общее в принципе не существует, даже если существует, то лишь в понятиях, выражающих знание о единичных вещах, после самих вещей.

Реалисты считали – есть только общее, единичное является кажущейся реальностью. До появления внешних предметов появилась «идея» в разуме Бога.

Роль Фомы Аквинского в схоластике

Благодаря Фоме Аквинскому схоластика приобрела систематизацию. Мудрец первым придумал суммы – упорядоченные труды, содержащие комплексную информацию о теологии. Основываясь на умозаключениях Аристотеля, он разработал собственную концепцию.

Фома Аквинский считает – между здравым рассудком личности и ее верой должна быть гармония, соперничество между ними исключено. Его концепция состоит из двух методов познания – чувствительного, рационального. Если пользоваться лишь одним способом, истинная реальность будет незавершенной. Религия с естествознанием должны помогать друг другу. Наука способна исследовать мир, но божественное просветление дарит вера. В доказательство сущности Всевышнего Фома приводит пять доводов, каждые основаны на способах познания. Позже теории Аквинского были подтверждены научными опытами.

Метафизика в схоластике

С античных времен наряду с теологией развивается философия. «Раскручивание» богословия без философствования не представлялось возможным. Философская мысль, полагаясь на опыт предыдущих столетий, достигает своего рассвета. Труды Платона, Аристотеля снабжают человечество общедоступными знаниями об основополагающих субстанциях.

Очень ярко представлено развитие схоластики в метафизике. Практически до XIII века понятие метафизики заменяют диалектика и логика. В школьной программе того времени из семи предметов диалектика из-за отношения более к словам, чем к предметам, считалась второстепенной дисциплиной, служанкой прочих наук. С появлением схоластики она выступает на первое место. Так как появилась острая необходимость в метафизике (но она еще не существовала), метафизические задачи пытались решить при помощи остальных предметов. Для этого нужна была философская диалектика, логика – чтобы связать дисциплины друг с другом в поисках метафизических принципов.

Исходя из вышеизложенного, схоластика в решении метафизических вопросов стала наукой из наук. Всякий вывод, выстроенный логическим путем, считался непоколебимым. Преобразование диалектики в метафизику сводило выражение слов к воображению предмета, догадки становились неоспоримыми. Такая философская логика дошла до XII века. Только в XIII веке с появлением метафизики Аристотеля наука достигла своего рассвета — школа разграничила логику и метафизику, диалектика снова стала подготовительной дисциплиной. Метафизика уже не однобокое учение – схоласты (Фома Аквинский, Альберт великий, Бонавентура) теперь полагаются на труды Платона.

Периоды развития схоластики

Развитие учения относится к Средневековью, его делят на три периода: ранний, средний, поздний. Рассмотрим поподробнее.

Ранний период. Ранняя схоластика относится к IX-XII векам, географическая принадлежность – европейские страны (Англия, Франция, Германия, Италия). Основополагающей базой направления было переплетение теологии, науки, философии. Схоластический метод основывался на специфике ценностей, результатов умозаключений, спора об универсалиях. Представители: Рабан Мавр, Иоанн Росцелин, Бонавентура.

Средний период. Направление среднего периода (XIII) отличается от раннего направления окончательным разделением философии, науки от религии. Западное средневековое мировоззрение освещается трудами Аристотеля; появляются францисканский, доминиканский ордена; затевается спор между последователями Августина и Аверроэса, скотистами и томистами. Средний период ознаменовался созданием великих философско-религиозных собраний. Представители: Витело (Германия), Винсент из Бове (Франция), Роджер Бэкон (Англия), Раймунд Луллий (Испания).

Поздний период. Позднее течение направления относится к XIV-XV векам. Поздняя схоластика получила рационализаторскую (отрицательную) упорядоченность, философское мышление приобрело научный оттенок, мистика окончательно отделилась от религии. Наука наполняется спекулятивным смыслом, теряет духовность. Появляется понятие «несхоластика», предмет которого защищает христианскую религию.

Этимология понятия

В переводе с латинского языка определение схоластики представляет собой «школу» («школьный»). В Средневековье понятие означало философию, как дисциплину, преподаваемую в школе, а также обозначало учителей богословия или учителей монастырских школ, преподающих сразу несколько предметов. Позже это название распространилось на всех представителей научных и философских учений.

Впервые понятие ввел в обиход Теофраст в письменном обращении к своему ученику. Схоластика, как теологическая философия Средневековья, имела положительный религиозный характер. После нападок сторонников нового умственного течения направление приобретает укоризненный контекст. После того, как Цицерон увлекся греческой философией, многие соотечественники стали называть его схоластом. При чем, «ругательство» подразумевало наличие только теоретических знаний, неподкрепленных практикой. В современной науке, культуре слово «схоластика» применяют, как отрицательное сравнение, отчасти оно имеет первоначальный смысл.

Наука глазами схоластов

Представители учения хотели довести теологию до научного состояния. За этим следовал вопрос: как, зачем должна существовать наука?

Познание определяется действием и бездействием. Для схоластиков такое разделение было привычным, так как они сравнивали его с религией. Ведь в христианстве есть установленные догмы (бездействие), по которым обязаны жить люди, применяя их на практике (действие).

Мыслитель Фома Аквинский объяснял: «Если субстанция — это первичное состояние любого предмета, а наука состоит из таких первичных состояний, то и религия тоже наука, так как она есть субстанция уповаемых предметов».

Общая черта науки и веры исходит от их зарождения человеческой мыслью. Познаваемое, познающая природа зависят друг от друга. Получая знания, познающая природа эволюционирует.

Основой науки считаются не отдельные предметы, а изменчивая общность предметов.

На вопрос «зачем нужна наука» схоластики отвечали: «Так как в природе огромное количество вещей, необходимо существование множества наук, предметами которых станут эти вещи».

Наука радуется возможности утвердить свой предмет (добиться истины), мудрость (вера) стремится по предмету различать, классифицировать (преследует благо).

Союз естественного, сверхъестественного способов познания порождает союз ума, науки, веры. Где интеллект развивает человек, а мудрость даруется Богом. Вера у схоластов уступила место разуму, а наука приобрела некую мудрость.

СПОР ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ. История философии в кратком изложении

СПОР ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ

Схоластическое философское мышление сосредоточивалось в сущности на двух проблемах: с одной стороны на споре номинализма и реализма, с другойна доказательстве существования бога.

В период ранней схоластики вновь вспыхнул спор, содержанием которого был вопрос: существуют ли реально универсалии или нет. Эта проблема, будучи главной темой философии ранней схоластики, не исчезает в период расцвета схоластики, а через позднюю схоластику переходит и в философию Нового времени. Проблема универсалий уходит корнями в философию Платона и Аристотеля. Аристотель критиковал учение Платона об идеях как особом мире, реальность которого состояла в неизменности и неподвижности идей, являющихся истинной причиной всех вещей, их свойств и отношений и одновременно их целью. По Аристотелю, идеи не предшествуют чувственно воспринимаемым предметам не являются причинами вещей, но зависят от них Невозможно, чтобы идеи как сущности вещей были отделены от того, сущностью чего они являются.

В средневековье вопрос об универсалиях приходит не прямо от великих философов древности, а от их комментаторов, в частности от ученика Плотина Порфирия. Последний в работе «Сведения к категориям Аристотеля» поставил вопросы о характере родов и видов, о том существуют они в природе или только в разуме, в интеллекте, в мысли; если существуют, то телесны они или бестелесны, отделены ли от чувственно воспринимаемых вещей или содержатся в них.

Порфирий не ответил на поставленные вопросы. Боэций в своих комментариях в связи с вопросами, поставленными Порфирием, подошел к новой проблеме: являются категории Аристотеля видами реальных вещей или лишь знаками языка? Под влиянием стоицизма он склонялся к выводу, что они являются знаками языка.

Философской основой спора между реализмом и универсализмом был вопрос об отношении общего и единичного, индивидуального. Реализм (от лат. realis реальный, действительный)[36] приписывал существование лишь общему. Он проявился в ряде концепций, в которых излагалось отношение к реальности общих понятий и единичных вещей. Крайние реалисты придерживались платоновского учения об идеях; общее — это идеи, которые существуют до единичных вещей (ante res) и вне их. Сторонники умеренного реализма исходили из аристотелевского учения об общих родах, согласно которому общее реально существует в вещах (in rebus), но ни в коем случае не вне их.

Номиналисты (от лат. nomen — имя), напротив, не допускали реального существования универсалий, общее существует лишь после вещей (post res). Приверженцы крайнего крыла номинализма считали общее лишь пустым, ничего не содержащим «выдохом голоса», звуковой стороной слова. Более умеренные также отрицали реальность общего в вещах, но признавали его как мысли, понятия, имена, играющие важную роль в познании (концептуализм).

В споре средневекового номинализма и реализма намечаются элементы, тенденции борьбы материализма и идеализма. Однако в этот период не было «чистого» материализма и «чистого» идеализма. Номинализм был идеализмом, но содержал материалистические тенденции, ибо исходил из реальности чувственного мира. Он подрывал схоластику изнутри, разрушал «единство» науки и веры, готовил почву для отделения философии от теологии, а также для нового естествознания.

Ортодоксальному католицизму, с одной стороны, теоретически был ближе реализм, но, с другой стороны, он практически представлял католицизму угрозу — в частности, в том, что вел к пантеизму, т. е. к отрицанию личного бога, и к некоторым другим атеистическим следствиям.

Теологический рационализм, обусловленный реализмом, также был источником рационалистической критики схоластики.

Период после Эриугены вплоть до выхода на историческую арену следующего из отцов схоластики — Ансельма Кентерберийского (1033–1109) — был в философском отношении малоплодотворным. Лишь в некоторых городах и центрах сохранились труды античных авторов и трактаты первых «отцов церкви».

Жизнь Ансельма характеризуется двумя фазами. Во Франции он вел тихую жизнь ученого и учителя, в Англии, как архиепископ, воевал с английским королем за права церкви. В средние века его называли «вторым Августином». Взял он от Августина многое, прежде всего принципы отношения веры и разума, а также понятие бога. Среди его произведений — «Монологиум» и «Прослогион», трактаты о главных вопросах теологии, о реальности и характере бога. Ансельм пишет от первого лица, в духе схоластики.

Так же как Эриугена, он тесно связывал философскую истину-разум и истину откровения — веру. Мышление должно быть подчинено вере, которая является его предпосылкой и должна ему предшествовать. Без веры нет подлинного познания. Ансельм в словах «верю, чтобы понимать» (credo, ut intelligam) четко определяет позицию схоласта. Вера должна быть исходной точкой и целью рационального мышления, но вера должна быть исключена из операций мышления, она не может служить аргументом. Святое писание указывает, что является истиной, но не объясняет, почему оно является истиной. Разум свободен и самостоятелен — но в границах догматов. Девизом Ансельма было «вера ищет разум», что характерно для всего периода древней схоластики. Ансельм, таким образом, впервые сформулировал задачи теологии и философии. Многие историки средневековой философии называют его первым схоластом.

В понимании мира он близок к Платону: реальны только понятия (единичные и общие). «Истина» содержится не только в мышлении; она самостоятельна, реально существует. Суждения истинны, так как они входят в «истину» вообще, поэтому, например, и справедливые действия совершаются на основе их причастия к понятию справедливости вообще.

В этом проявляются отношения Ансельма к универсалиям: общие понятия имеют собственное, независимое от единичных вещей существование, но связаны с ними. Единичное участвует в существовании абсолютного, независимую реальность которого Ансельм выводит путем обобщения общих черт единичных вещей. Его подход является умеренным реализмом. Ансельм получил известность также и приводимыми им доказательствами бытия бога. Он приводит такие аргументы: если существуют вещи, которые имеют некоторое свойство по отношению к некоей иной вещи, то и эта иная вещь должна существовать. Полезность некоей вещи предполагает абсолютную полезность и добро — а этим и определяется бог. Существование релятивных вещей предполагает абсолютное бытие — бога.

Основа этого доказательства идет от Августина, Ансельм его лишь интеллектуализирует: сотворенные вещи несовершенны, они образуют ряд возрастающего совершенства, но этот ряд, как каждый реальный ряд не может быть бесконечным. Должна существовав сущность, совершеннее которой ничего нет, ею и является бог.

Кроме этого относящегося к миру доказательства бытия бога Ансельм является автором метафизических доказательств бытия бога как общего принципа бытия всего сущего, всех видов бытия: если бы бог существовал лишь в нашей мысли, он был бы лишен абсолютного совершенства, был бы чем-то противоречивым, потому то бог как совершенство должен существовать в действительности.

Доказательство состоит из двух посылок: первая вытекает из того, что бог является сущим и имеет такое свойство, что нельзя мыслить некое сущее более высокого порядка, чем бог. Бог, таким образом, существует в нашем мышлении. Вторая посылка состоит в выяснении того, что если то, что так велико, что нельзя помыслить ничего еще большего, не может существовать лишь в нашем мышлении и что если бы это было так, то было бы невозможно мыслить определенную вещь еще большей и такой, чтобы она существовала независимо от нашего мышления, реально. Из этого вытекает вывод, что бог существует не только в нашем мышлении, но и реально. Ансельм использовал здесь так называемое онтологическое доказательство, суть которого состоит в том, что из понятия вещи — в данное случае из понятия бога как идеи высшего совершенства — выводится доказательство его реального существования. Если бог как идея существа содержит в себе всю реальность, то сам он действительно существует.

Уже при жизни Ансельма это доказательство было подвергнуто резкой критике монахом Гаунилом, утверждавшим, что подобным образом можно доказать cyществование и сказочных существ, и легендарного совершенного острова Атлантида. Этим замечанием он подчеркивает, что с помощью мышления невозможно доказать существование бытия. Ансельм ответил трактатом, в котором признал правильность этого замечания и добавил, что оно относится ко всем понятиям, кроме бога.

В истории философии это доказательство многократно анализировалось, некоторые философы его отвергали, другие защищали. Об этом доказательстве спорят и поныне. Значение Ансельма состоит прежде всего в том, что в принципе он сформулировал метод средневековой схоластической философии, доказал, что вера нуждается в объяснении разумом. Таким образом, его можно считать основателем схоластической теологии и метафизики. Его философия, как и философия Эриугены, теоцентрична, бог, однако не тождествен миру, он является его причиной, причем в трояком смысле: как образец, как творец и как цель.

Иоанн Росцеллин (ок. 1050–1210), монах из Компьен, был главным представителем крайнего номинализма в эпоху ранней схоластики. Он не оставил никаких трактатов, его воззрения известны нам лишь из второисточников, прежде всего из полемики против него (из Ансельма Кентерберийского, Абеляра, Иоанна из Солсбери и т. д.). Росцеллин решительно выступал против платоновского реализма. Он учил, что вне единичных вещей не существует ничего, нет цвета вне конкретного цвета, нет мудрости вне мудрой души. Общее не имеет никакой собственной реальности, реально могут существовать только «единичные вещи». Общие понятия (идеи или универсалии) являются лишь звуками, голосом, речью. Ансельм указывал Росцеллину с раздражением, что он понимает общие субстанции как колебания звука, сотрясение воздуха.

Номинализм Росцеллина угрожал церковной догматике; он, между прочим, предложил тритеистическую доктрину: если существуют три божественные особы, то существует не один, а три самостоятельных бога. Он поколебал и августианскую концепцию единства церкви, ибо указал, что единство церкви как однородного «тела» Христова является пустым звуком, что в действительности существует разнородность отдельных индивидов. Эти и другие выводы вызвали сопротивление ортодоксии, и учение Росцеллина синодом в Суассоне в 1092 г. было отвергнуто как еретическое.

Поражение Росцеллина лишило представителей номинализма возможности выступать публично, что ограничило их влияние.

Против Росцеллина выступал представитель самого молодого поколения схоластического реализма Гильом из Шампо (1070–1121), учитель риторики, философии и теологии в Париже. Он был сначала учеником Росцеллина, но позже пришел к крайне реалистическим взглядам. Он утверждал, что лишь общим понятиям, выражающим виды, соответствует реальная субстанция. Это значит, что в предложении «Сократ есть человек» лишь «человечность» является реальностью, но ни в коем случае не индивид (Сократ). «Сократность», т. е. существование Сократа как частной, индивидуальной формы всеобщей субстанции «человек в этом лице», является лишь чем-то случайным, неопределенным. «Человечество» или «человечность» как всеобщая субстанция существовали бы даже и тогда, когда не было бы ни одного человека, или «белое» было бы сущим как субстанция и тогда, когда не было бы ни единой белой вещи, и т. д. Под влиянием критики Абеляра Гильом, однако, несколько раз менял свои взгляды.

Пьер Абеляр (1079–1142) был исключительной личностью. Как его творчество, так и жизнь наполнены триумфами и драматическими событиями, большими успехами и несчастьями, неудачами. Известна его любовь к Элоизе, красивой племяннице одного парижского каноника, которую Абеляр похитил из Бретани. С Элоизой он был при трагических обстоятельствах разлучен его врагами, провел всю дальнейшую жизнь в монастырях и пустынях (скитах). Ряд его трактатов был осужден церковью как заблуждения, в частности, по наущению его крупнейшего неприятеля, французского мистика Бернара из Клерво. Умер по пути в Рим, где хотел подать апелляцию папе. Прах его и Элоизы был спустя семь веков соединен и погребен на кладбище Пер-Лашез. Переписка между Абеляром и Элоизой относится к прекраснейшим сокровищам мировой литературы и свидетельствует о духовной и нравственной красоте Абеляра.

Благодаря пестрой, полной конфликтов, триумфов и романтики жизни Абеляра именно на ней сосредоточилось внимание многих историков. Как мыслитель он был исключительной, совершенно нетипичной для своего времени личностью. Его работы можно разделить на имеющие личный, теологический и логический характер. В теологии он шел своим путем и оказался вне главной линии развития схоластики. Наибольшее философское значение имеют его логические труды. Заслуги Абеляра состоят главным образом в том, что он развивает диалектику (т. е. логику и теорию познания в духе Аристотеля), которую и использует при исследовании веры и церковной догматики.

В вопросе об отношении веры и разума Абеляр занимает умеренную позицию. В труде «О божественном единстве и троичности» он пытается разрешить проблему, как сделать веру понятной при помощи доводов разума, ибо нельзя верить в то, что непонятно. В противоположность позиции Ансельма «верю, а потому знаю» он формулирует принцип «познаю то, во что верю». В отличие от теологического рационализма Ансельма он формирует основы такого рационализма, который почти намечает возможность обретения самостоятельности философией, отделения ее от теологии. В этике наряду с сократовским «познай себя» он делает упор на значимости внутренней жизни человека.

Знаменательной была позиция Абеляра по отношению к проблематике универсалий. Он был учеником как крайнего номиналиста Росцеллина, так и крайнего реалиста Гильома из Шампо и, таким образом, знал основы и источники этих противоположных понимании. В своих собственных подходах к этому вопросу он стремился преодолеть односторонность обоих учений.

Согласно Абеляру, диалектика не может быть сведена лишь к проблеме универсалий, однако вопрос универсалий был для диалектики всегда одним из важнейших.

Реалисты сформулировали положение «universalia sunt ante rem» универсалии существуют до вещей (до единичных вещей), у номиналистов же универсалии были «post res» — после единичных вещей. Абеляр же полагал, то универсалии суть в вещах — universalia sunt in rebus. Это значит, что абсурдно утверждать (как это делал Гильом), что реальной является лишь «человечность», а не люди, «лошадность», а не отдельные лошади. Нельзя недооценивать общее в единичном, но и индивидуальные различия также существенны. Было бы ошибкой также говорить (как это делал Росцеллин), что лишь единичное является реальным и существенным и что вообще понятия суть лишь имена, ибо общим понятиям соответствует реальное существование сущности в единичных видах; люди именуются людьми не только на основе общих признаков, но понятию «человек» тоже соответствует реальность общечеловеческого, существующего во всех людях. Это общее есть лишь в отдельных людях, но ни в коем случае не вне их, отсюда universalia sunt in rebus.

Общее имеет значение для познания большого класса индивидов, расширяет постижение сути проявлении индивидуальности. Однако как таковое общее существует лишь в мышлении, но не вне его, как утверждали Ансельм или Гильом. Абеляр является первым представителем умеренного номинализма, который позже был назван концептуализмом.

«

личностей и проблемы средневековой философии» Йозефа Пипера

Это чудо - книга, сумевшая всего на нескольких страницах дать дружеское введение в предмет, о котором на самом деле почти ничего не нужно знать. Только за это книга Пипера заслуживает легкой рекомендации! В последнее время меня интересовала эволюция философии современности на Западе. Задача понимания схоластики казалась далекой ... но теперь я чувствую, что это в пределах досягаемости, чтобы действительно воодушевиться этим долгим ...и давно заброшенный… период философии.

Возможно, наша незаинтересованность.

Это чудо - книга, сумевшая всего на нескольких страницах дать дружеское введение в тему, о которой вам действительно не нужно знать почти ничего. Только за это книга Пипера заслуживает легкой рекомендации! В последнее время меня интересовала эволюция философии современности на Западе. Задача понимания схоластики казалась далекой ... но теперь я чувствую, что это в пределах досягаемости, чтобы действительно воодушевиться этим долгим ...и давно заброшенный… период философии.

Возможно, наша незаинтересованность в схоластике проистекает из того, что мы придаем особое значение оригинальности мысли. В конце концов, схоластика была больше, чем что-либо еще, связью с текстом, его «научным аспектом», чем попыткой проложить новые пути мышления. Не менее важно оригинальность. В то время как Августин и неоплатоники могли служить трамплином для схоластики, схоластическая традиция в значительной степени была инициирована Боэцием, который стремился открыто объяснить христианскую догму рациональному уму.Согласно Пиперу, соединение словосочетаний «fides» и «ratio», веры и знания оставалось главной задачей схоластической философии до конца средневековья. * Это * по сути схоластическая проблема.

Это было бы откровением Боэция о мире, более «реальном», чем тот, который тяготит его плачем, с которого начинается средневековье философии с очень платоническим оттенком. Это раннее средневековье, которое вступает в разговор с трудами Диониса Ареопагита, который (как мне кажется, похож на герметизм) доводит тайну реальности до крайности, настаивая на ее непостижимости.Тем не менее, нам не нужно заходить так далеко, чтобы увидеть тенденцию в средневековой философии, которая идет примерно таким образом - что начало средневековья началось с гораздо более платонической традиции, находящейся под влиянием Августина, который считал реальность доступной сразу же через «менойский» (если Вы позволите мне сделать неуклюжую ссылку на характер воспоминаний Платона «Мено». В конечном итоге это привело бы к более явной стороне аристотелевского лагеря, который видел реальность, обнаруживаемую в изучении внешних явлений. По словам Пипера, это было «кредо ut интеллигент» Ансельма, которое, с одной стороны, рассматривало кульминацию схоластического соединения веры и знания, но посеяло семена для его разрушения. Размышляя о силе религиозности, а не о разуме, содержащемся в изречении Ансельма, Пипер пишет:

«С точки зрения интеллекта, соединение было актом насилия, который не мог продолжаться. Корректирующий элемент заключался в личности Ансельма и поэтому был случайным фактором. Как только кто-то другой попытался использовать позицию Ансельма в качестве основы для дальнейших размышлений, соединение больше не могло поддерживаться, потому что оно было задумано с точки зрения только одного из элементов, что противоречило природе и достоинству обоих. элементы.Это соединение должно было разрушиться, с упором либо на какой-то рационализм, либо на опасную иррационализацию веры ».

Осознание этого противоречия началось с того, что аристотелизм был введен в Европу через арабскую мысль, а именно через Аверроэса. В то время как такие мыслители, как Сигер из Брабанта, были крайними последователями Аверроэса, другие, такие как Фома Аквинский, были более умеренными, даже критиковали Аверроэса, но при этом находили ценность в Аристотеле. Попытка Фомы Аквинского соединить знание и веру понимается как знание как прославление веры, то есть творения Бога.Через воплощение реальность и божественность соединились. Действительно, для Фомы Аквинского поворот к реальности является выражением веры и требованием теологии.

Противоречие, однако, не удалось преодолеть умеренным взглядом Аквинского. * Оба * Аквинский и Брабант, в том, что можно описать как их общий поворот к миру, в конечном итоге были отнесены консерваторами к одной и той же категории в то время, несмотря на очень разный характер их исследования - во всяком случае, насколько я понимаю. , Брабант искал истину только с помощью разума, а обращение Аквинского к миру было сделано для того, чтобы лучше понять творение.Этот раскол подвергся критике со стороны консерваторов через осуждение в 1277 году епископом Темпье, поскольку такие философы с чрезмерным упором на разум действовали, «quasi sint duae contrariae veritates».

Достаточно сказать, что раскол не будет исправлен. Теология перестанет доверять * ratio *, а научные исследования будут рассматривать теологию как простую христианскую догму. Как охарактеризовал это Пайпер, цитируя Гилсона, «медовый месяц теологии и философии подошел к концу». Это был бы Дунс Скот, который укрепил бы этот раскол, настаивая на том, что вопросы души, которые не могли быть доказаны собственным настойчивым требованием Скотта о сложной математической строгости, чтобы обеспечить «доказательство», происходят из отсутствия необходимости свободы - воли Бога .Вильгельм Оккама далее сужает объем человеческих знаний до уровня грубых фактов, а не откровения истины - это не для смертных. Грубо говоря, если для Диониса Ареопагитского материальная реальность была обманчивой и знакомство с идеалом, необходимым для понимания материала, то для Вильгельма Оккама претензия на познание идеала является безумием. Таким образом, схоластика завершается утверждением Уильяма Оккама о том, что вера и знание - это две разные вещи.

Я сомневаюсь, что правильно ли я понял все детали - и я действительно могу написать только то, что составляет книжный отчет, из-за моего незнания предмета, прежде чем читать его. Но это было отличное знакомство. Надеюсь, я найду еще немного времени, чтобы конкретизировать идеи, найденные здесь.

Характеристики средневековой английской литературы | Shmoop

Нет, это не относится к тем романам, которые вы видите в очереди в кассу супермаркета, о мускулистых телах с колышущимися бицепсами и падающих в обморок дамах в крестьянских блузках.Когда мы говорим «романтика», мы говорим о самом популярном литературном жанре средневековья.

Первоначально «романс» означал просто язык, на котором были написаны определенные рассказы. Это были народные языки, то есть не латынь, а производные от латыни (или « римский », отсюда и термин «романтика»). Это означает: французский, итальянский, испанский, вы понимаете.

Со временем термин «романтика» стал обозначать повествование в стихах или прозе, в котором рассказывается о мужественных приключениях рыцарей.Введите: Ланселот, Гавейн и ваши менее известные рыцарские типы, такие как Красный Рыцарь Красных Земель.

Один из главных конфликтов в этих романтических романах - это поведение идеального рыцаря по сравнению с тем, как рыцари часто могут вести себя в реале, что может немного отставать. Например, как сэр Гавейн принимает этот страшный пояс от жены Бертилака. Ой.

Также очень важно братство. Только подумайте о легендарном Круглом столе короля Артура, где все его рыцари должны быть равны и служить лучшим образцом рыцарского кодекса.Опять же, они не всегда соответствуют кодексу или даже табаку (сэр Мордред, кто-нибудь?), Но код определенно дает этим рыцарям то, к чему стремиться.

А какой была бы хорошая приключенческая история без немного магии и немного сверхъестественной специи? Средневековые романы обычно дают нам здоровую дозу обоих. В конце концов, мы не хотим, чтобы эти рыцари были слишком заняты собой.

Итак, традиционный средневековый роман также включает в себя множество волшебных мечей, зачарованных поясов и людей, которые могут превращаться в Веселого Зеленого Гиганта. Сэм и Дин отлично справятся с этим.

Итак, мы не хотим утомлять вас вещами, которые вы уже знаете, но нам также нужно немного поговорить о повествовательной структуре романа. Как вы могли заметить, романы обычно строятся вокруг квеста и - важной цели, которую рыцарь должен достичь, чтобы выполнить сделку, осуществить личную мечту или просто вернуться домой.

Обычно по пути рыцарь узнает что-то о себе самом, о своем обществе или культуре.Один запоминающийся пример этого рассказа о путешествии и откровении можно найти в The Wife of Bath's Tale . Герой этой истории, рыцарь, выгнан из двора Артура, и ему приходится охотиться год и день, пока он не найдет ответ на этот чрезвычайно важный вопрос: чего женщины хотят больше всего?

(Мы не собираемся здесь отвечать на этот вопрос, Шмуперс, извините. Но если вы когда-нибудь разберетесь, дайте нам знать.)

Рыцарский квест в средневековых романах также имеет тенденцию делать структуру этих историй в высшей степени эпизодической. .Под этим мы подразумеваем то, что они иногда прыгают между моментами важного действия, не предоставляя большого количества связующего материала, чтобы заполнить пробелы.

Например: о, смотри, этот рыцарь сражается с другим рыцарем. Теперь он в другой части земель, разговаривает с каким-то другим чуваком о том, как вернуть свою даму. Промыть, повторить.

Но давайте не будем забывать о любви, потому что любовь имеет все отношения к средневековому роману. Понимаете, любовь играет центральную роль во многих средневековых романах - мы знаем, что вы шокированы.В любом случае, когда в этих историях появляется любовь, обычно бывает много обмороков, вздохов и других чрезмерных эмоциональных реакций…

Как бледность и дрожь.

Если вы только что подумали о Ланселоте и Гвиневере, Тристане и Изольде и / или Паламоне-Арките-Эмили, задирайте за вас. В точку. Именно так и были средневековые представления о романтике.

И последнее, прежде чем мы закончим обсуждение: средневековые романы , а не о глубоких и сложных персонажах. Нет, друзья, здесь мы твердо находимся на территории «идеальных» персонажей или «типов» персонажей. Итак, сэр Гавейн - стереотипно совершенный рыцарь , обладающий такими прекрасными качествами, как необычайная храбрость, рыцарское мастерство, умение говорить, чрезмерная щедрость и чистота.

Гавейн извлекает урок в конце своего рассказа. Но для этого он не поступается ни одной своей рыцарской добродетелью. Нет реального развития персонажей, какого мы ожидаем от современной фантастики.Так что, если вы ищете это, мы будем бояться, что вам придется пойти в другое место.

Chew on This

Ах, квест. Кто не хочет уйти из суда и потратить год и день на решение головоломки, выполнение задачи или выполнение обещания? Эти рыцари, они всегда чего-то ищут ... и мы должны признать, что мы немного завидуем. В любом случае, как, по вашему мнению, сосредоточение внимания на квесте может повлиять на структуру средневекового любовного романа? Подумайте об этом и расскажите нам, что случилось с квестом в The Wife of Bath's Tale и этим малоизвестным приключением для Святого Грааля.

Какой рыцарь демонстрирует лучшие рыцарские навыки и поведение? Средневековые авторы расходились во мнениях по этому поводу, а иногда даже дрались и кидали друг в друга бараниной. (По крайней мере, в нашем воображении.) Сэр Томас Мэлори был полностью посвящен Ланселоту. Можете ли вы вспомнить других рыцарей из Le Morte D'Arthur , которые могут сравниться с Оле Ланси? А как насчет рыцарей из других произведений, таких как Гавейн из Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь ?

Ответы для исследования происхождения средневековых рукописей

Исследование происхождения средневековых рукописей

Вы услышите рассказ историка о методах определения происхождения рукописных книг средневековья.

Историк: Моя сегодняшняя презентация посвящена тому, как наука генетика используется, чтобы пролить свет на происхождение рукописей - всего, что написано от руки - созданных в средневековый период . .. то есть ... период между пятым и пятнадцатым. веков нашей эры.

Как многие из вас знают, тысячи средневековых рукописных книг существуют и сегодня. Некоторые из них имеют явное происхождение, то есть мы точно знаем, где и когда они были написаны, но происхождение многих рукописей оставалось полной загадкой, то есть до двух тысяч девятого года, когда генетики начали использовать тестирование ДНК, чтобы пролить свет. об их происхождении.

Но прежде чем перейти к новому исследованию, мне нужно кое-что объяснить о том, как создавались рукописи, особенно о том, на чем они были написаны. Практически все были написаны на обработанных шкурах животных и, по сути, были двух типов. Первым был пергамент, сделанный из овечьей кожи. Он очень белый, но при этом тонкий. У него от природы жирная поверхность, поэтому с него было трудно стереть надпись. Это сделало его очень востребованным для придворных документов в средневековье.

Второй тип - пергамент, телячья кожа. Это чаще всего использовалось для любых документов очень «высокого статуса», потому что это обеспечивало лучшую поверхность для письма, чтобы писцы могли получать надписи высокого качества.

Итак, как только шкуры животных были выбраны, их нужно было подготовить. Когда подходящие материалы были под рукой, шкуры помещали в большие бочки или чаны с известью, где их часто взбалтывали или перемешивали. Но если извести не было, то шкуры закапывали.Обе эти техники были разработаны для того, чтобы волосы выпали, а кожа стала студенистой и, следовательно, более гибкой.

Следующим этапом было надеть шкуры на рамы носилок и очень туго натянуть. В то время как на раме они были очищены ножом в форме луны, чтобы создать однородную толщину. Для пергамента это был конец процесса, но для пергамента была дополнительная стадия, на которой он был отбелен для достижения желаемого цвета.

Историк: Итак, что означает вся эта подготовка для поисков истоков «загадочных» манускриптов? Что ж, до недавнего времени историки и другие ученые могли догадаться о происхождении только путем анализа стиля почерка или диалекта, на котором написано произведение.Но эти методы оказались ненадежными по ряду причин.

Таким образом, было решено попытаться взглянуть на проблему под другим углом ... начать с того, что известно, то есть с небольшого числа рукописей, происхождение которых нам уже известно. Поскольку эти пергаменты и пергамент сделаны из шкур животных, их можно было подвергнуть тестированию ДНК и идентифицировать генетические маркеры даты и места производства. На основе этого была создана так называемая «базовая линия».Следующим этапом было испытание загадочных рукописей, определение характеристик их ДНК и последующее сравнение известных и загадочных сценариев. Генетические сходства и различия позволили ученым получить больше информации о происхождении многих рукописей, о которых мы практически ничего не знали до того момента.

Теперь вы можете спросить - каковы потенциальные возможности использования этой новой информации? Что ж, очевидно, это может пролить свет на происхождение отдельных книг и рукописей.Но это не все. Он также может пролить свет на эволюцию всей индустрии производства рукописей в средневековье. И поскольку это был такой процветающий бизнес, связанный с очень крупномасштабными перемещениями по всему миру, новые данные, в свою очередь, помогают историкам установить, какие торговые пути действовали в течение целого тысячелетия.

Теперь если у кого-то есть вопросы ...

Вопросы 1-10

Заполните примечания ниже.

Напишите НЕ БОЛЕЕ ДВУХ СЛОВ для каждого ответа.

3 Природа общественных споров, связанных с наукой | Эффективное общение науки: программа исследований

Состояние науки может быть искажено и трудноразличимо. 1 Как обсуждалось в главе 2, коммуникация науки почти всегда является сложной задачей отчасти потому, что научная информация и ее значение по-разному понимаются, воспринимаются и интерпретируются разными людьми, социальными группами, сообществами и органами, принимающими решения.Это явление не является уникальным для науки, но важно, потому что затрудняет процесс научного общения. При обсуждении споров, связанных с наукой, такие факторы, как противоречивые ценности, конкурирующие экономические и личные интересы, а также групповая или организационная лояльность, могут стать центральными для индивидуального решения человека или решения в отношении государственной политики.

Многие стороны, включая корпорации, правозащитные и неправительственные организации, правительственные учреждения и самих ученых, обычно участвуют в дебатах о разногласиях, связанных с наукой.Решения, принимаемые по этим вопросам, часто связаны с корпоративной политикой, законами и постановлениями, а также международными соглашениями. Высокие ставки этих решений могут противопоставить конкурирующие интересы и политический контроль различных игроков друг другу (Lupia, 2013; Nelkin, 1992; Nisbet, 2014). Организованные интересы помимо науки могут играть большую роль в общении о науке, связанной со спорными вопросами, и потенциально влиять на суждения людей о науке и соответствующей научной информации.

Для эффективного распространения научных знаний в этих условиях недостаточно понимания факторов, обсуждаемых в главе 2. Важно понимать, как и почему наука становится частью общественной полемики, а также силы, влияющие на то, как люди сталкиваются, интерпретируют и используют научную информацию в этих обстоятельствах.

Споры, связанные с наукой, существуют, как и все противоречия, в определенных исторических, географических и социальных контекстах. Политические обязательства, культура, история и религия аудитории будут влиять на ее восприятие науки в целом и научной информации, связанной с темой, в частности.Национальные культуры, например, по-разному влияют на то, как люди интерпретируют науку и реагируют на нее (Bhattacharjee, 2010; Miller et al., 1997; Scheufele et al., 2009). Вот почему научная проблема может вызывать споры в Соединенных Штатах, но не в Европе, как в случае с климатом

.

___________________

1 Отсутствие ясности в том, как интерпретировать научные результаты, также может быть связано с проблемами в научном сообществе, которые могут включать предвзятость публикации, неправильное использование статистики, проблемы воспроизведения, формулирование выводов, выходящих за рамки представленных данных, и использование причинно-следственной связи, когда не оправдано дизайном исследования (см., д.г., Boutron et al., 2014; Гельман и Локен, 2013; Иоаннидис, 2005).

Теории семантических полей

Подход напоминает широко обсуждаемую теорию семантических полей, но является более точным, чем некоторые из них, потому что этот автор дает чисто лингвистические критерии, согласно которым слова, принадлежащие к группе, могут быть определены. Равнозначность слов в этом случае отражается в их валентности.

Теория семантических полей продолжает привлекать внимание лингвистов. На эту тему написано огромное количество статей и полнометражных монографий, и обсуждение далеко не закрытое.

Концепция языковых полей Йоста Триерс1 основана на теории языка Ф. де Соссюра как синхронной системы сетей, удерживаемых воедино различиями, противоположностями и отличительными ценностями. Отправной точкой всей теории поля была работа Дж. Триерса над интеллектуальными терминами на древне- и средневерхненемецком языке.Дж. Триер показывает, что они образуют взаимозависимую лексическую сферу, где значение каждой единицы определяется ее соседями. Семантические области единиц ограничивают друг друга и покрывают всю сферу. Эту сферу он назвал языковым, концептуальным или лексическим полем. Его определение (приведенное здесь в переводе Св. Ульмана) 2: Поля - это лингвистические реальности, существующие между отдельными словами и всей лексикой; они являются частями целого и напоминают слова тем, что они объединяются в некую более высокую единицу, а словарный запас - тем, что они распадаются на более мелкие единицы.С момента публикации книги Дж. Триерса теория поля развивалась по разным направлениям, и было предложено несколько определений основного понятия. Поиск объективных критериев заставил В. Порцига, Г. Ипсена и других авторов сузить концепцию. Г. Ипсен изучает индоевропейские названия металлов и замечает их связь с цветовыми прилагательными. В. Порциг обращает внимание на регулярные контекстные связи: лай собаки, слепое видение, видение глаза. А. Джоллс рассматривает корреляционные пары, такие как правая и левая.

Самая большая заслуга полевых теорий заключается в их попытке найти лингвистические критерии, раскрывающие систематический характер языка. Их структуралистская ориентация последовательна. Самый главный недостаток Дж. Триерса - его идеалистическая методология. Он рассматривает язык как сверхиндивидуальный культурный продукт, формирующий наши представления и все наши знания о мире. Его идеи о влиянии языка на мышление и о существовании промежуточной вселенной концепций, находящихся между человеком и вселенной, совершенно несостоятельны.Исчерпывающую критику этой теории можно найти в работе М.Д.Степанова.



Освобожденная от своих идеалистических пут теория Дж. Триерса, если ее правильно разработать, может иметь далеко идущие последствия в современной семантике. Здесь следует упомянуть влиятельную и многообещающую статистическую работу А. Шайкевича1. Это исследование основано на гипотезе о том, что семантически связанные слова должны встречаться в тексте рядом друг с другом, и наоборот; если слова часто встречаются в тексте вместе, они должны быть семантически связаны.Слова (прилагательные) были выбраны из словарей-согласований Дж. Чосера, Э. Спенсера, У. Шекспира и ряда других английских поэтов. Материал был изучен статистически, и результаты подтвердили правильность гипотезы. Группы были получены без использования их значения на строго формальной основе, и их элементы оказались семантически связанными. Например: слабые, слабые, утомленные, больные, утомительные и целые здоровые составляли одну группу. Тонкий, толстый, тонкий тоже сошлись воедино. Эксперимент показывает, что чисто формальный критерий совместной встречаемости может служить основой семантической эквивалентности.

Синтаксический подход к проблеме семантических полей был инициирован группой московских структуралистов. С их точки зрения, подробные синтаксические свойства слова являются его значением. Ю. Апресян предлагает анализ, материал которого включает перечень конфигурационных паттернов (типов фраз) языка, выявленных синтаксическим анализом, указание частоты каждого конфигурационного паттерна и перечисление значений (уже известных, неважно как обнаружено), которые встречаются в каждом шаблоне.Предварительное изучение английских глаголов как составляющих каждого шаблона дало соответствующие наборы глаголов с некоторыми общими семантическими характеристиками. Таким образом, семантическое поле может быть описано на основе валентного потенциала его членов. Поскольку была обнаружена корреляция между частотой конфигурационного паттерна и количеством значений слов, которые могут в нем присутствовать, Ю. Апресян предлагает строить иерархию все более всеобъемлющих полей слов, рассматривая возрастающие конфигурационные паттерны.Из обширной литературы по семантическим полям особое внимание следует уделить работам Г. Шкур2

51. Гипонимы. Гиперонимы (.).

Связь, существующая между элементами различных уровней, логически связана с включением. Семантики называют это гипонимией. Термин появился сравнительно недавно. Дж. Лайонс подчеркивает его важность как основополагающий принцип в организации словарного запаса всех языков. Например, значение алого входит в значение красного.Итак, алый - это гипоним красного, а его со-гипоним - малиновый, а красный - выше малинового и алого. Если бы каждое слово в лексике имело подчиненное положение, иерархическая организация лексической системы была бы идеальной. Как бы то ни было, не всегда есть вышестоящий термин. Например, нет вышестоящего термина для всех цветов, поскольку термин «цветной» обычно исключает белый и черный. F.R. Палмер приводит несколько примеров из животного мира. Слово «овца» предшествует «барану», «овце» и «ягненку».Слово собака в некотором смысле само по себе подчинено, потому что нет специального слова для кобеля, хотя есть специальные термины для суки и маленькой собачки, то есть сука и щенок. Начальников еще называют гиперонимами, последний термин встречается еще чаще. Некоторые ученые рассматривают этот феномен как предпосылку, потому что если мы говорим, что какой-то материал алый, это подразумевает, что он красный. Можно также рассматривать синонимию как частный случай гипонимии (см. Гл. 10).

52.Терминологические системы ().

В терминологических системах присутствуют четко определенные обширные семантические поля.

Терминология составляет большую часть словарного запаса любого языка. Это также его наиболее интенсивно развивающаяся часть, т. Е. Класс, дающий наибольшее количество новообразований. Терминология а. язык состоит из множества систем терминов. Мы будем называть термином любое слово или группу слов, используемую для обозначения понятия, характерного для некоторой специальной области знания, индустрии или культуры.Объем и содержание понятия, для выражения которого служит термин, определяются определениями в литературе по данному предмету. Например, слово «произнесение» можно рассматривать как лингвистический термин, поскольку Z. Harris, Ch. Фрайс и другие представители дескриптивной лингвистики дают ему следующее определение: высказывание - это любой отрезок разговора одного человека, до и после которого наступает тишина.

Многие влиятельные работы по лингвистике, появившиеся за последние пять лет, уделяют большое внимание проблемам социолингвистики.Социолингвистику можно приблизительно определить как изучение влияния на язык различных социальных факторов. Нетрудно понять, что это влияние особенно сильно в лексике. Терминология - это как раз та часть лексики, где это влияние не только имеет первостепенное значение, но и где оно признается, так что терминологические системы целенаправленно контролируются. Практически каждая система специальной терминологии в настоящее время зафиксирована и проанализирована в глоссариях, одобренных властями, специальными комиссиями и выдающимися учеными.

Термин - это во многих отношениях очень своеобразный тип слова. Идеальный термин должен быть однозначным и, когда он используется в его собственной сфере, не зависит от микроконтекста, при условии, что он не выражается образным вариантом многозначного слова. Его значение остается неизменным до тех пор, пока какое-либо новое открытие или изобретение не изменит референт или понятие. Полисемия, когда она возникает, 1 является недостатком, поэтому все ораторы и писатели по специальным предметам должны быть очень осторожны, чтобы избежать ее.Полисемия допускается только в одной форме, а именно, если один и тот же термин имеет разные значения в разных областях науки. Например, термины «алфавит» и «слово» имеют в математике значение, очень отличное от того, которое принято в лингвистике.

Будучи в основном независимым от контекста, термин не может иметь никакого контекстного значения. Единственно возможное значение - это денотационное свободное значение. Термин предназначен для обеспечения однозначного соответствия между морфологическим расположением и содержанием.Никакая эмоциональная окраска или оценка невозможны, когда этот термин используется в пределах своей сферы. Что касается коннотации или стилистической окраски, то они заменяются в терминах связью с другими членами некоторой определенной терминологической системы и устойчивыми ассоциациями с этой системой, когда термин используется вне его обычной сферы.

Термин может приобретать образное или эмоционально окрашенное значение только тогда, когда он вырывается из его сферы и используется в литературной или разговорной речи.Но в этом случае он перестает быть термином, и его денотационное значение также может стать очень расплывчатым. Превращается в обычное слово. Прилагательное атомный, используемое для описания атомной структуры материи, было до 1945 года таким же эмоционально нейтральным, как такие слова, как квант или параллелограмм. Но после Хиросимы и последовавшей за ней гонки ядерных вооружений она приобрела новый смысл, так что общая фраза «атомный век», которая буквально не имеет никакого значения, теперь используется для обозначения эпохи большого научного прогресса, но также имеет коннотации. безжалостной угрозы и чудовищного разрушения.

Каждая отрасль и каждая научная школа разрабатывают специальную терминологию, адаптированную к их природе и методам. Его разработка представляет собой неотъемлемую часть исследовательской работы и имеет первостепенное значение, поскольку может либо помочь, либо помешать прогрессу. Великий физиолог И.П. Павлов, изучая высшую нервную деятельность, запрещал своим коллегам и ученикам употреблять такие фразы, как думает собака, хочет собака, помнит собака; он считал, что эти слова мешают объективному наблюдению.

Появление структуралистских школ лингвистики полностью изменило лингвистическую терминологию. Краткий список некоторых часто используемых терминов проиллюстрирует эту мысль: алломорф, аллофон; составляющая, непосредственная составляющая, распределение, дополнительное распределение, контрастное распределение, морфология, морфофонемия, морфотактика и т. д.

Используя новые термины в контексте, можно сказать, что фонологи стремятся установить системный паттерн или структуру архифонем, фонем и фонематических вариантов, основываясь в первую очередь на принципе двойного выбора или бинарного противопоставления11.Все слова, выделенные курсивом в приведенном выше предложении, являются терминами. Неудивительно поэтому, что интенсивное развитие лингвистики сделало необходимым систематизировать, стандартизировать и проверять определения лингвистических терминов, используемых в настоящее время. Подобная работа по стандартизации терминологии ведется практически во всех отраслях науки и техники с начала ХХ века, и лингвисты приняли в ней активное участие, оставив собственную терминологию в печальном состоянии путаницы. Сейчас эта работа по систематизации лингвистических терминов идет полным ходом.В разных странах появилось значительное количество глоссариев. Эти усилия имеют первостепенное значение, поскольку нынешнее состояние лингвистической терминологии является совершенно неадекватным, что создает значительную двусмысленность и недопонимание.

Терминология отрасли науки - это не просто совокупность ее терминов, а определенная система, отражающая систему ее понятий. Терминологические системы можно рассматривать как пересекающиеся множества, поскольку некоторые термины принадлежат одновременно нескольким терминологическим системам.В этом нет ничего плохого, если значение терминов и их определений останется неизменным или если соответствующие отрасли знания не совпадают; там, где это не так, может возникнуть много двусмысленности. Противоположное явление - синонимия терминов - не менее опасно по вполне понятным причинам. Ученые склонны подозревать, что их коллеги, использующие термины, отличные от тех, которые им нравятся сами по себе, либо несут чушь, либо ошибаются в своем мышлении. Интересный выход предлагает одно из самых современных достижений мировой науки - кибернетика.Он предлагает единый словарь и единый набор концепций, подходящих для представления самых разных типов систем: в лингвистике и биологических аспектах коммуникации не меньше, чем в различных инженерных профессиях. Это имеет первостепенное значение, поскольку в науке неоднократно обнаруживалось, что открытие аналогии или связи между двумя областями приводит к тому, что каждая область помогает развитию другой.

Такие понятия и термины, как количество информации, избыточность, энтропия, обратная связь и многие другие, используются в различных дисциплинах.Сегодня лингвисты не меньше, чем другие ученые, должны знать, что происходит в других областях обучения, и быть в курсе общего прогресса. До сих пор мы занимались проблемами лингвистической терминологии. Это лишь часть всего комплекса лингвистических проблем терминологии. Само собой разумеется, что существуют термины для всех специальностей. Их разнообразие очень велико, т.е. г. амплитуда (физика), антибиотик (медицина), арабески (балет), обратная связь (кибернетика), деление (химия), кадр (кино).Многие термины, которые в первый период своего существования были известны немногим специалистам, позже стали использоваться широкими кругами обывателей. Некоторые из них появились сравнительно недавно. Происхождение терминов показывает несколько основных каналов, три из которых являются специфическими для терминологии. Вот эти конкретные способы:

1. Формирование терминологических словосочетаний с последующим вырезанием, многоточием, смешиванием, сокращением: транзисторный приемник → транзистор → транзистор; телетекст → телетекст; экологическая архитектура → экотектура; крайне низкая частота → ELF.

2. Использование сочетания форм из латинского и греческого языков, таких как аэродром, аэродинамика, циклотрон, микрофильм, телегеника, телеграф, термоядерный, телемеханика, сверхзвуковой. Этот процесс является общим для терминологии многих языков.

3. Заимствование из другой терминологической системы в пределах того же языка всякий раз, когда есть какое-либо сходство между соответствующими полями. Например, морская терминология дала много слов авиационной лексике, которая, в свою очередь, стала отправной точкой для терминологии, принятой при покорении космоса.Если мы вернемся к лингвистике, мы встретим множество терминов, заимствованных из риторики: метафора, метонимия, синекдоха и другие.

Остальные два метода являются общими с другими слоями словаря. Это словообразование, в котором ведущую роль играют композиция, семантический сдвиг и деривация, и заимствование из других языков. Характер заимствованных терминов, объекты и идеи, которые они обозначают, имеют большое значение для истории мировой культуры. Поскольку процесс заимствования очень заметен во всех областях, вся терминология имеет тенденцию становиться международной.Важная особенность терминов по сравнению с остальной лексикой состоит в том, что они гораздо более подвержены целенаправленному контролю. Есть специальные учреждения, которые занимаются совершенствованием терминологии. Мы также должны обратить внимание на то, что часто можно отследить термин до его автора. Известно, например, что термины анод и катод в радиосвязи были введены М. Фарадеем, термин витамин - доктором Функом в 1912 году, термин бионика появился на симпозиуме в Огайо (США) в сентябре 1960 года.Те, кто придумывает новый термин, всегда стараются дать ему определение, а также привести некоторые причины своего выбора, объясняя его мотивацию.

Термины не отделены от остальной части словаря, и довольно сложно сказать, где следует провести черту.

53. Функциональные стили. Выученные слова и официальный словарь (.).

Функциональные стили (ФС) - это подсистемы языка, каждая из которых имеет свои особенности в том, что касается словарных средств, синтаксических конструкций и даже фонетики.Возникновение и существование ФС связано со специфическими условиями общения в разных сферах жизни человека. ФС различаются не только возможностью или невозможностью использования некоторых элементов, но и частотой их использования. Например, некоторые термины могут появляться в разговорной речи, но возможность их появления совершенно отличается от возможности встретить их в примере научного стиля.

Классификация ФС - очень сложная задача, поэтому рассмотрим идеи И.В.Арнольд, И. Гальперин, имея в виду, что Гальперин рассматривает функциональные стили как образцы письменной разновидности языка, тем самым исключая разговорные ФС. Оба ученых согласны с тем, что каждую ФС можно узнать по одной или нескольким ведущим характеристикам. Но Гальперин больше внимания уделяет согласованию языковых средств и стилистических приемов, тогда как Арнольд связывает специфику каждой ФС с ее особенностями в сфере общения.

По данным I.R. Гальперина, функциональный стиль языка - это система взаимосвязанных языковых средств, служащая определенной цели в общении.Функциональный стиль следует рассматривать как продукт определенной конкретной задачи, поставленной отправителем сообщения. Функциональные стили проявляются в основном в литературном стандарте языка. Они представляют собой разновидности абстрактного инварианта и могут отклоняться от инварианта, даже порывая с ним.

Каждая ФС представляет собой относительно стабильную систему на данном этапе развития литературного языка, но она меняется, а иногда и значительно, от одного периода к другому. Следовательно, FS - историческая категория.Так, например, в XVII веке считалось, что в поэзии можно использовать не все слова и что существует отдельный поэтический стиль. Позднее, в 19 веке, романтизм отказался от норм поэтического стиля и ввел в поэзию новую лексику. Развитие каждого стиля предопределено изменениями норм стандартного английского языка. На это также большое влияние оказывают изменение социальных условий, прогресс науки и развитие культурной жизни.

Каждый функциональный стиль языка отмечен особым использованием языковых средств, тем самым устанавливая свои собственные нормы, которые, однако, подчинены инвариантной норме и не нарушают общее понятие литературной нормы.Писатели данного периода в развитии литературного языка вносят большой вклад в установление системы норм своего периода. Следует отметить, что исследования языковых норм в данный период в значительной степени продолжаются на работах литераторов. Выбор, или сознательный выбор языка, и способы обращения с выбранными элементами являются основными отличительными чертами индивидуального стиля.

Индивидуальный стиль - это уникальное сочетание языковых единиц, выразительных средств и стилистических приемов, присущих данному писателю, делающее его произведения или даже высказывания легко узнаваемыми.(Гальперин, с.17) Естественно, индивидуальный стиль писателя никогда не будет полностью независимым от литературных норм и канонов данного периода. Но изменения этих канонов всегда будут своеобразными и, следовательно, различимыми. Индивидуальный стиль основан на глубоком знании современного языка и допускает определенные обоснованные отклонения от строгих норм. Индивидуальный стиль требует изучения в рамках курса стилистики постольку, поскольку он использует возможности языковых средств, какими бы ни были характеры этих возможностей.

У всех литераторов есть своеобразная индивидуальная манера использования языковых средств для достижения желаемого эффекта. Писатели сознательно выбирают языковые средства. Этот процесс следует отличать от языковых особенностей, которые проявляются в повседневной речи того или иного человека (идиолект).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |

Эволюция средневековой мысли - Скачать PDF бесплатно

Эволюция средневековой мысли Дэвид Ноулз, второе издание под редакцией Д.Э. Ласкомб и К. Н. Л. Брук ЛОНГМАН -iii-

Addison Wesley Longman Limited Edinburgh Gate, Harlow Essex CM 20 2JE, Англия и ассоциированные компании по всему миру. Первое издание © Longman Group Limited, 1962 г. Второе издание © Longman Group UK Limited, 1988 г. Все права защищены; никакая часть данной публикации не может быть воспроизведена, сохранена в поисковой системе или передана в любой форме и любыми средствами, электронными, механическими, фотокопировальными, записывающими или другими без предварительного письменного разрешения Издателей или разрешающей лицензии копирование в Соединенном Королевстве, выданное Агентством по лицензированию авторских прав, 90 Tottenham Court Road, Лондон, W1P 9HE.Впервые опубликовано в 1962 г. Второе издание 1988 г. Восьмое впечатление 1998 г. Каталогизация Британской библиотеки в публикациях Дэвида Ноулза Эволюция средневековой мысли. ---- 2-е изд. 1. Философия, средневековье I. Название II. Ласкомб, Д. Э. III. Брук, Кристофер 189 B721 ISBN 0-582-49426-5 Установить в AM. Comp-Set 10/12 Baskerville Произведено Longman Malaysia, ACM -iv-

Содержание Предисловие к первому изданию Предисловие ко второму изданию Введение ко второму изданию

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Наследие древнего мира 1 Платон и Аристотель

vii viii xi

3

2 3 4 5

Поздние платоники и Плотин Св. Августин Боэций и Дионисий Образование в Древнем мире

ЧАСТЬ ВТОРАЯ Возрождение XI и XII веков

15 29 46 53

Возрождение школ 7 Пробуждение Западной Европы 8 Возрождение диалектики: Беренгар, Ланфранк и Ансельм 9 Вопрос универсалий 10 Питер Абеляр 11 Школа Шартра и Иоанна Солсберийского 12 Школа Св. Виктора и Св. Бернара

85 98 106 120 129

13 Истоки университетов 14 Исследования, степени и учебники 15 Новое открытие Аристотеля

139 156 167

ЧАСТЬ TH REE Новые университеты - новое открытие Аристотеля

65 72

-v-

16 Арабская и еврейская философия 17 Проблемы души и процесс познания

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Достижение тринадцатого века 18 Философская революция XIII века 19 Францисканская школа в Париже 20 Альберт Великий 21 Святой Фома Аквинский 22 Сигер Брабантский и факультет искусств 23 Англия в тринадцатом веке

ЧАСТЬ ПЯТАЯ Распад средневекового синтеза 24 Последствия Аристотеля 25 Генрих Гента и Дунса Скота 26 Разрыв синтеза 27 Уильям Оккам 28 Урожай номинализма Эпилог Предложения для дальнейшего чтения

175 187

201 213 226 231 244 252

265 274 283 290 298 307 311

Индекс

324 -vi-

Предисловие к первому изданию Эта книга - не очерк, тем более история средневековой мысли.Он скорее направлен на то, чтобы показать некоторые из основных течений этой мысли и каналы, по которым они текли. Многие в прошлом ограничивались представлением систем великих схоластов или прослеживанием интеллектуальной жизни Средневековья от ее истоков на Западе или даже от ее истоков в христианской древности; Эта книга представляет собой попытку представить средневековую или схоластическую философию как прямое продолжение греческой мысли, хотя она может быть окрашена окружающей средой и обеднена многими потерями, но также оплодотворена и обогащена христианским учением.Все, кто подошел к этому предмету, осознают свой долг не только перед множеством ученых Франции, Бельгии и Германии, но и перед великими мастерами, которые доминировали в этой области в последние восемьдесят лет, выдающимися среди которых являются Франц Эрле, Клеменс. Баумкер, Мартин Грабманн и, прежде всего, Этьен Гильсон, который за более чем пятидесятилетнюю жизнь ученого осветил своим прикосновением почти все периоды времени от Святого Августина до Дунса Скота.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *