Вторник , 27 Июль 2021

Инвалидация: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Инвалидация: ya_schizotypic — LiveJournal

Для начала предлагаю определиться с терминами: под инвалидацией будем понимать такое сообщение в коммуникации, которое реципиент (получатель) с высокой вероятностью сможет трактовать как «ты не испытываешь тех чувств, о которых ты говоришь» или как «чувства, о которых ты говоришь как о важных, на самом деле не важны» (вариант — «ты испытываешь не те чувства / не в той степени интенсивности, которую предполагает ситуация»).

Проще всего, как это часто бывает показать на примере: ребёнок потерял игрушку, пришёл к матери, плачет, жалуется. А та ему отвечает: «Подумаешь, ерунда какая! Игрушку потерял… Вот у меня: муж ушёл, ипотека не выплачена и тебя, троглодита, кормить нечем!»

Ещё один прекрасный пример: человек говорит о том, что у него депрессия / зависимость, а ему в ответ классическое «соберись, тряпка, ты просто недостаточно хочешь».

Почему это плохо

Есть разные подходы к объяснению инвалидации: сюда можно зайти через теорию двойного посыла (выбирайте Бейтсона или хоть самого Фрейда — по вкусу), можно подтянуть Линехан, которая чуть ли ни выводит из неё формирование ПРЛ, можно даже НЛП-шников вспомнить. Да хоть бихевиористов, на самом деле (противоречивая система наказаний и подкреплений и там рассматривается).

Так или иначе, инвалидация является достаточно сильным эмоциональным стрессом для того, кто её получает. Зачастую инвалидируют не просто случайные люди, а те, кого в психологии принято называть Значимыми Другими — родители, супруги, любовники, врачи, психологи.

Здесь есть целый ряд неприятных моментов: во-первых, инвалидация может подрывать доверие к другим, особенно у людей, которые и так не очень-то умеют его проявлять.

Субъект делает весьма существенные усилия, чтобы открыться в своих переживаниях, надеясь получить некое положительное подкрепление (что-то хорошее), а в ответ — она самая, вынесенная в заглавие этого текста.

Такой расклад неплохо так отбивает желание открываться и сближаться не только с данным конкретным инвалидировавшим партнёром, но и вообще (это, конечно, сверхгенерализация, но какая разница, ведь она тоже работает).

Если вспомнить теорию объектных отношений, то инвалидация делает привязанность небезопасной и способствует расщеплению репрезентаций Эго и объектов. «Ну-не-может моя хорошая мама такое сказать», — думает ребёнок, — и создаёт у себя в голове две модели мамы: Хорошую Маму и Плохую Маму (а зачастую ещё и такую же пару для себя самого).

Небезопасная привязанность — сама по себе уже достаточно деструктивна и препятствует образованию не только близких отношений, но и развитию / поддержанию элементарных навыков кооперации.

А уж если она сопровождается расщеплением — то тут и до эмоциональной нестабильности (необязательно ПРЛ / БАР, тут всё-таки генетика нужна соответствующая) недалеко.

Во-вторых, инвалидация может подорвать доверие к самому себе и своим чувствам. Если совпадут параметры конфигурации личности (внушаемость, например), уровень значимости инвалидирующего и важность его мнения, то может случиться так, что человек выстроит неверную систему оценки своих переживаний (или вообще откажется от построения таковой).

И это на поведенческом уровне тоже весьма вероятно приведёт к некоторой «неадекватности», такой человек сам будет слать во все стороны противоречивые сигналы.

Очень часто это проявляется в сигналах сексуального характера: когда невербально травматик показывает некую настроенность на совокупление, а на вербальном и осознанном уровне ничего такого не имеет в виду.

Это ведёт к большому количеству межличностных конфликтов, а иногда и к прямому насилию (просто ввиду значимости этой сферы для большого количества людей).

Отдельно хочется сказать об «инвалидации по факту наличия психического заболевания». Являясь одной из разновидностей стигматизации, она заслуживает отдельного рассмотрения.

Проявляется эта штука в том, что человек, который имеет психиатрический диагноз (или просто репутацию «странненького») с высокой вероятностью получит эту самую инвалидацию от окружения в форме «

он опять гонит, это его болезнь так проявляется».

Пример из личной практики: я рассказываю врачу в психиатрическом стационаре о том, что в перерыве между госпитализациями удачно подобрал себе антидепрессант, и хочу продолжить его получать в этом учреждении, поскольку лекарство мне помогает, врач кивает, соглашается, а на следующий день я получаю усиленную дозу двух типичных антипсихотиков одновременно.

Другой пример, уже не из личного опыта, а из наблюдения: человек с шизофренией с большим трудом выходит в ремиссию, собирается начать работать по специальности, обновляет и освежает навыки в своей предметной области, но родственники воспринимают это как бред (поскольку в анамнезе действительно были эпизоды бреда, включавшие в себя элементы профессиональных знаний).

Ну, а уж про «не грусти» и депрессию столько мемов сложено и анекдотов рассказано, что я даже не буду пытаться придумать что-то оригинальное.

Почему это сложно

Казалось бы, чего уж тут проще: прочитай про инвалидацию и не инвалидируй близких / клиентов / пациентов. Но жизнь, как это обычно бывает, сложнее и интереснее любых наших представлений о ней.

Дело в том, что зачастую люди действительно неадекватно реагируют на что-то (например, в результате той самой инвалидации, полученной в детстве, но не только). Ну, или нам может так казаться (я не верю во всякие Объективные Реальности и прочие На-Самом-Деле), но казаться крайне убедительно.

И вот тут начинаются проблемы. Кем бы вы ни были — врачом, психологом или просто человеком, состоящим с субъектом в близких отношениях, вам вряд ли захочется на своё проявление заботы или поддержки получить что-то вроде «ты меня мучаешь» / «ты надо мной издеваешься» или вообще услышать о том, что «то, что ты делаешь — аморально».

И, тем более, вам вряд ли захочется валидировать (действие, противоположное по смыслу инвалидации) подобные построения — будь они простой обидой, манипуляцией или проявлением продуктивной симптоматики.

И вы попадёте в ловушку: валидировать подобное означает дать положительное подкрепление и умножить проявление таких реакций в будущем (а вам с этим ещё жить / работать), не валидировать — [в субъективной реальности особо чувствительных травматиков] — инвалидировать со всеми вытекающими.

И снова та самая сакраментальная задача о выборе из двух плохих вариантов.

Самое внятное предложение по выходу из этой ситуации мне попалось у Янга, который называл это «эмпатической конфронтацией».

Суть проста: мы сообщаем человеку, что принимаем его переживания как легитимные («я признаю твоё право чувствовать именно так»), но чётко, спокойно и последовательно отрицаем содержательную часть.

«Я вижу, что в твоём восприятии это звучит как насилие и издевательство, и мне грустно от этого, но я действительно считаю, что тебе пора наконец выполнить данное мне обещание»

или

«я понимаю, что своими словами делаю тебе больно, но не в этом моя цель, я просто хочу сказать, что не дам тебе того, что ты хочешь: не для того, чтобы тебя помучить, а просто потому, что у меня этого нет».

В теории всё достаточно красиво, но на практике реализовать очень сложно: во-первых, вы действительно можете (не осознавая того) отыгрывать какие-то свои заморочки на контрагенте, и ваша мотивация может быть не такой чистой и прозрачной, как вам хотелось бы думать.

Во-вторых, даже если вы ни на сознательном, ни на неосознаваемом уровнях не делаете человеку чего-то плохого (в вашей реальности), это вообще ни разу не означает, что в его мире это тоже так.

И да, это может быть паранойяльность или даже откровенная паранойя, но никому от этих ярлыков не будет легче: ни инвалидируемому, которого (в его мире) вы предали, ни вам (ведь вы тоже подвергаетесь инвалидации: на ваше «я делаю тебе хорошее» вы получаете «нет, это плохое»).

Вопросы

Хорошего решения у меня, как обычно, нет. Третейский судья, по моему опыту, в данном случае — решение привлекательное, но почти всегда бесполезное: его неизбежно втянут в систему восприятия (вы или ваш контрагент), и, если только вы с контрагентом не являетесь идеально проработанными буддами (тогда почему вам вообще понадобился какой-то судья?

), он тоже будет либо агрессором, либо жертвой.

Но отсутствие хорошего решения не означает отсутствия решения вообще. Есть плохое, и заключается оно в том, чтобы задавать друг другу вопросы. Любые уточняющие контекст вопросы вроде:

«Ок, я над тобой издеваюсь, а какими способами? А почему именно этими способами? А почему именно над тобой? А почему именно я?».

Разумеется, вопросы должны быть сообразны контексту, иначе толку не будет. Цель — привести контрагента к состоянию, когда он заново и более детально обдумает ситуацию, начнёт строить новую её модель у себя в голове.

Но, как я уже говорил, решение плохое, ибо работает далеко не всегда: зачастую силы привязанности просто не хватит на то, чтобы продолжать этот обмен вопросами достаточно долго: в реальном мире обычно аффект срывает процесс (причём, неизвестно ещё чей именно, — ваш или вашего контрагента), а вопросы бывают просто скрытыми манипуляциями.

Именно поэтому всё так сложно. Именно поэтому, даже зная обо всех этих штуках, я и сам грешен в инвалидации как в случае профессиональной деятельности (из песни слова не выкинешь), так и в близких отношениях.

И то, что я много раз был «с другой стороны» — плохо помогает.

Что делать?

А ничего. По крайней мере, ничего специфического. Стараться не манипулировать, прокачивать собственную осознанность, чтобы понимать истинные причины своих слов и поступков, работать над распознаванием чужих и собственных эмоций, использовать несовершенные, но иногда работающие методы вроде вопросов и эмпатический конфронтации (не только в работе, но и в обычной жизни, ИМХО, это коммуникационные навыки, нужные далеко не только психологам).

И главное — стараться помнить о том, что нет никакого «на самом деле», а Другие — настолько другие, что их мир может быть весьма и весьма отдалённо похож (если вообще) на ваш собственный.

И не инвалидировать себя за инвалидацию других. Да, эгоистично, зато безопасно и достаточно конструктивно: самонаказание редко приводит к чему-то хорошему в долгосрочной перспективе.

Оригинал поста: https://bootandpencil.ru/blog/инвалидация/

К вопросу об инвалидации кеша / Хабр

Инвалидация кеша, возможно, одна из самых запутанных вещей в программировании. Тонкость вопроса состоит в компромиссе между полнотой, избыточностью и сложностью этой процедуры. Так о чём же эта статья? Хотелось бы не привязываясь к какой-либо платформе, языку или фреймворку, подумать о том как следует реализовывать систему инвалидации. Ну а чтобы не писать обо всём и ни о чём, сконцентрируемся на кешировании результатов SQL-запросов построенных с помощью ORM, которые в наше время встречаются нередко.

Полнота и избыточность

Начнём всё же с общих соображений не специфичных ни для SQL-запросов, ни для ORM. Упомянутые полноту и избыточность я определяю следующим образом. Полнота инвалидации — это её характеристика, определяющая насколько часто и в каких случаях может/будет возникать ситуация когда в кеше будут содержаться грязные данные и как долго они там будут оставаться. Избыточностью, в свою очередь, назовём то как часто кеш будет инвалидироваться без необходимости.

Рассмотрим для примера распространённый способ инвалидации по времени. С одной стороны, он практически гарантирует, что сразу после изменения данных кеш грязен. С другой стороны, время которое кеш остаётся грязным, мы можем легко ограничить уменьшив время жизни (что в свою очередь сократит процент попаданий). Т.е. при сокращении времени жизни кеша полнота инвалидации улучшается, а избыточность ухудшается. В итоге, чтобы достигнуть идеальной полноты инвалидации (никаких грязных данных) мы должны выставить таймаут в 0, или, другими словами, отключить кеш. Во многих случаях временное устаревание данных в кеше допустимо. Например, как правило, не так уж и страшно если новость в блоке последних новостей появится там на несколько минут позже или общее количество пользователей вашей социальной сети будет указано с ошибкой в пару-тройку тысяч.

Инвалидация по событию

Способ с инвалидацией по времени хорош своей простотой, однако, не всегда применим. Что ж, можно сбрасывать кеш при изменении данных. Одной из проблем при таком подходе является то, что при добавлении нового запроса, который мы кешируем приходиться добавлять код для его инвалидации в при изменении данных. Если мы используем ORM, то данные изменяются (в хорошем случае) в одном месте — при сохранении модели. Наличие одного центрального кода изменения данных облегчает задачу, однако, при большом количестве разнообразных запросов приходиться всё время дописывать туда всё новые и новые строки сброса различных кусочков кеша. Таким образом, мы получаем на свою голову избыточную связность кода. Пора её ослабить.

Воспользуемся событиями — ORM при сохранении/удалении модели будет события генерировать, а мы при кешировании чего-либо будем тут же и вешать обработчик на соответствующее событие, удаляющий это что-либо из кеша. Всё отлично, однако, написание большого количества похожих обработчиков утомляет, плюс логика приложения зарастает логикой кеширования/инвалидации как свинья жиром.

Автоматическая инвалидация ORM-запросов

Вспомним, что у нас есть ORM, а для него каждый запрос представляет не просто текст, а определённую структуру — модели, дерево условий и прочее. Так что, по идее, ORM может и кешировать и вешать инвалидационные обработчики прямо при кешировании по мере надобности. Чертовски привлекательное решение для ленивых ребят, вроде меня.

Небольшой пример. Допустим мы выполняем запрос:

select * from post where category_id=2 and published
и кешируем его. Очевидно, нам нужно сбросить запрос если при добавлении/обновлении/удалении поста для его старой или новой версии выполняется условие category_id=2 and published=true. Через некоторое время для каждой модели образуются списки инвалидаторов, каждый из которых хранит список запросов, которые должен сбрасывать:
post:
    category_id=2 and published=true:
        select * from post where category_id=2 and published
        select count(*) from post where category_id=2 and published
        select * from post where category_id=2 and published limit 20
    category_id=3 and published=true:
        select * from post where category_id=3 and published limit 20 offset 20
    category_id=3 and published=false:
        select count(*) from post where category_id=3 and not published 
foo:
    a=1 or b=10: 
        or_sql
    a in (2,3) and b=10:
        in_sql
    a>1 and b=10: 
        gt_sql
и т. д.
В реальности в инвалидаторах удобнее хранить списки ключей кеша, а не тексты запросов, тексты здесь для наглядности.

Посмотрим, что будет происходить при добавлении объекта. Мы должны пройти по всему списку инвалидаторов и стереть ключи кеша для условий, выполняющихся для добавленного объекта. Но инвалидаторов может быть много, и храниться они должны там же где сам кеш, т.е. скорее всего не в памяти процесса и загружать их все каждый раз не хотелось бы, да и последовательная проверка всех условий больно долга.

Очевидно, нужно как-то группировать и отсеивать инвалидаторы без их полной проверки. Заметим, что картина когда условия различаются только значениями. Например, инвалидаторы в модели post все имеют вид category_id=? and published=?.. Сгруппируем инвалидаторы из примера по схемам:

post:
    category_id=? and published=?:
        2, true:
            select * from post where category_id=2 and published
            select count(*) from post where category_id=2 and published
            select * from post where category_id=2 and published limit 20
        3, true:
            select * from post where category_id=3 and published limit 20 offset 20
        3, false:
            select count(*) from post where category_id=3 and not published 
foo:
    a=? or b=?:
        1, 10:
            or_sql
    a in ? and b=?:
        (2,3), 10:
            in_sql
    a > ? and b=?:
        1, 10:
            gt_sql

Обратим внимание на условие category_id=? and published=?, зная значения полей добавляемого поста, мы можем однозначно заполнить метки "?". Если объект:
{id: 42, title: "…", content: "…", category_id: 2, published: true}
, то единственный подходящий инвалидатор из семейства будет category_id=2 and published=true и, следовательно нужно стереть соответствующие ему 3 ключа кеша. Т.е. не требуется последовательная проверка условий мы сразу получаем нужный инвалидатор по схеме и данным объекта.

Однако, что делать с более сложными условиями? В отдельных случаях кое-что можно сделать: or разложить на два инвалидатора, in развернуть в or. В остальных случаях либо придётся всё усложнить, либо сделать инвалидацию избыточной, отбросив такие условия. Приведём то, какими будут инвалидаторы для foo после таких преобразований:

foo:
    a = ?:
        1: or_sql
    b = ?:
        10: or_sql, gt_sql
    a = ? and b = ?:
        2, 10: in_sql
        3, 10: in_sql

Таким образом, нам нужно для каждой модели только хранить схемы (просто списки полей), по которым при надобности мы строим инвалидаторы и запрашиваем списки ключей, которые следует стереть.

Приведу пример процедуры инвалидации для foo. Пусть мы запросили из базы объект {id: 42, a: 1, b: 10}
сменили значение a на 2 и записали обратно. При обновлении процедуру инвалидации следует прогонять и для старого, и для нового состояния объекта. Итак, инвалидаторы для старого состояния: a=1, b=10, a=1 and b=10, соответствующие ключи or_sql и gt_sql (последний инвалидатор отсутсвует, можно считать пустым). Для нового состояния получаем инвалидаторы a=2, b=10, a=2 and b=10, что добавляет ключ in_sql. В итоге стираются все 3 запроса.

Реализация

Я старался по-возможности абстрагироваться от языка и платформы, однако, рабочая и работающая в довольно нагруженном проекте система тоже существует. Подробнее о ней и о хитростях реализации вообще в следующей статье.

Инвалидация - Ботинок и карандаш

Для начала предлагаю определиться с терминами: под инвалидацией будем понимать такое сообщение в коммуникации, которое реципиент (получатель) с высокой вероятностью сможет трактовать как «ты не испытываешь тех чувств, о которых ты говоришь» или как «чувства, о которых ты говоришь как о важных, на самом деле не важны» (вариант — «ты испытываешь не те чувства / не в той степени интенсивности, которую предполагает ситуация»).

Проще всего, как это часто бывает показать на примере: ребёнок потерял игрушку, пришёл к матери, плачет, жалуется. А та ему отвечает: «Подумаешь, ерунда какая! Игрушку потерял… Вот у меня: муж ушёл, ипотека не выплачена и тебя, троглодита, кормить нечем!»

Ещё один прекрасный пример: человек говорит о том, что у него депрессия / зависимость, а ему в ответ классическое «соберись, тряпка, ты просто недостаточно хочешь».

Почему это плохо

Есть разные подходы к объяснению инвалидации: сюда можно зайти через теорию двойного посыла (выбирайте Бейтсона или хоть самого Фрейда — по вкусу), можно подтянуть Линехан, которая чуть ли ни выводит из неё формирование ПРЛ, можно даже НЛП-шников вспомнить. Да хоть бихевиористов, на самом деле (противоречивая система наказаний и подкреплений и там рассматривается).

Так или иначе, инвалидация является достаточно сильным эмоциональным стрессом для того, кто её получает. Зачастую инвалидируют не просто случайные люди, а те, кого в психологии принято называть Значимыми Другими — родители, супруги, любовники, врачи, психологи.

Здесь есть целый ряд неприятных моментов: во-первых, инвалидация может подрывать доверие к другим, особенно у людей, которые и так не очень-то умеют его проявлять.

Субъект делает весьма существенные усилия, чтобы открыться в своих переживаниях, надеясь получить некое положительное подкрепление (что-то хорошее), а в ответ — она самая, вынесенная в заглавие этого текста.

Такой расклад неплохо так отбивает желание открываться и сближаться не только с данным конкретным инвалидировавшим партнёром, но и вообще (это, конечно, сверхгенерализация, но какая разница, ведь она тоже работает).

Если вспомнить теорию объектных отношений, то инвалидация делает привязанность небезопасной и способствует расщеплению репрезентаций Эго и объектов. «Ну-не-может моя хорошая мама такое сказать», — думает ребёнок, — и создаёт у себя в голове две модели мамы: Хорошую Маму и Плохую Маму (а зачастую ещё и такую же пару для себя самого).

Небезопасная привязанность — сама по себе уже достаточно деструктивна и препятствует образованию не только близких отношений, но и развитию / поддержанию элементарных навыков кооперации.

А уж если она сопровождается расщеплением — то тут и до эмоциональной нестабильности (необязательно ПРЛ / БАР, тут всё-таки генетика нужна соответствующая) недалеко.

Во-вторых, инвалидация может подорвать доверие к самому себе и своим чувствам. Если совпадут параметры конфигурации личности (внушаемость, например), уровень значимости инвалидирующего и важность его мнения, то может случиться так, что человек выстроит неверную систему оценки своих переживаний (или вообще откажется от построения таковой).

И это на поведенческом уровне тоже весьма вероятно приведёт к некоторой «неадекватности», такой человек сам будет слать во все стороны противоречивые сигналы.

Очень часто это проявляется в сигналах сексуального характера: когда невербально травматик показывает некую настроенность на совокупление, а на вербальном и осознанном уровне ничего такого не имеет в виду.

Это ведёт к большому количеству межличностных конфликтов, а иногда и к прямому насилию (просто ввиду значимости этой сферы для большого количества людей).

Отдельно хочется сказать об «инвалидации по факту наличия психического заболевания». Являясь одной из разновидностей стигматизации, она заслуживает отдельного рассмотрения.

Проявляется эта штука в том, что человек, который имеет психиатрический диагноз (или просто репутацию «странненького») с высокой вероятностью получит эту самую инвалидацию от окружения в форме «он опять гонит, это его болезнь так проявляется».

Пример из личной практики: я рассказываю врачу в психиатрическом стационаре о том, что в перерыве между госпитализациями удачно подобрал себе антидепрессант, и хочу продолжить его получать в этом учреждении, поскольку лекарство мне помогает, врач кивает, соглашается, а на следующий день я получаю усиленную дозу двух типичных антипсихотиков одновременно.

Другой пример, уже не из личного опыта, а из наблюдения: человек с шизофренией с большим трудом выходит в ремиссию, собирается начать работать по специальности, обновляет и освежает навыки в своей предметной области, но родственники воспринимают это как бред (поскольку в анамнезе действительно были эпизоды бреда, включавшие в себя элементы профессиональных знаний).

Ну, а уж про «не грусти» и депрессию столько мемов сложено и анекдотов рассказано, что я даже не буду пытаться придумать что-то оригинальное.

Почему это сложно

Казалось бы, чего уж тут проще: прочитай про инвалидацию и не инвалидируй близких / клиентов / пациентов. Но жизнь, как это обычно бывает, сложнее и интереснее любых наших представлений о ней.

Дело в том, что зачастую люди действительно неадекватно реагируют на что-то (например, в результате той самой инвалидации, полученной в детстве, но не только). Ну, или нам может так казаться (я не верю во всякие Объективные Реальности и прочие На-Самом-Деле), но казаться крайне убедительно.

И вот тут начинаются проблемы. Кем бы вы ни были — врачом, психологом или просто человеком, состоящим с субъектом в близких отношениях, вам вряд ли захочется на своё проявление заботы или поддержки получить что-то вроде «ты меня мучаешь» / «ты надо мной издеваешься» или вообще услышать о том, что «то, что ты делаешь — аморально».

И, тем более, вам вряд ли захочется валидировать (действие, противоположное по смыслу инвалидации) подобные построения — будь они простой обидой, манипуляцией или проявлением продуктивной симптоматики.

И вы попадёте в ловушку: валидировать подобное означает дать положительное подкрепление и умножить проявление таких реакций в будущем (а вам с этим ещё жить / работать), не валидировать — [в субъективной реальности особо чувствительных травматиков] — инвалидировать со всеми вытекающими.

И снова та самая сакраментальная задача о выборе из двух плохих вариантов.

Самое внятное предложение по выходу из этой ситуации мне попалось у Янга, который называл это «эмпатической конфронтацией».

Суть проста: мы сообщаем человеку, что принимаем его переживания как легитимные («я признаю твоё право чувствовать именно так»), но чётко, спокойно и последовательно отрицаем содержательную часть.

«Я вижу, что в твоём восприятии это звучит как насилие и издевательство, и мне грустно от этого, но я действительно считаю, что тебе пора наконец выполнить данное мне обещание»

или

«я понимаю, что своими словами делаю тебе больно, но не в этом моя цель, я просто хочу сказать, что не дам тебе того, что ты хочешь: не для того, чтобы тебя помучить, а просто потому, что у меня этого нет».

В теории всё достаточно красиво, но на практике реализовать очень сложно: во-первых, вы действительно можете (не осознавая того) отыгрывать какие-то свои заморочки на контрагенте, и ваша мотивация может быть не такой чистой и прозрачной, как вам хотелось бы думать.

Во-вторых, даже если вы ни на сознательном, ни на неосознаваемом уровнях не делаете человеку чего-то плохого (в вашей реальности), это вообще ни разу не означает, что в его мире это тоже так.

И да, это может быть паранойяльность или даже откровенная паранойя, но никому от этих ярлыков не будет легче: ни инвалидируемому, которого (в его мире) вы предали, ни вам (ведь вы тоже подвергаетесь инвалидации: на ваше «я делаю тебе хорошее» вы получаете «нет, это плохое»).

Вопросы

Хорошего решения у меня, как обычно, нет. Третейский судья, по моему опыту, в данном случае — решение привлекательное, но почти всегда бесполезное: его неизбежно втянут в систему восприятия (вы или ваш контрагент), и, если только вы с контрагентом не являетесь идеально проработанными буддами (тогда почему вам вообще понадобился какой-то судья?), он тоже будет либо агрессором, либо жертвой.

Но отсутствие хорошего решения не означает отсутствия решения вообще. Есть плохое, и заключается оно в том, чтобы задавать друг другу вопросы. Любые уточняющие контекст вопросы вроде:

«Ок, я над тобой издеваюсь, а какими способами? А почему именно этими способами? А почему именно над тобой? А почему именно я?».

Разумеется, вопросы должны быть сообразны контексту, иначе толку не будет. Цель — привести контрагента к состоянию, когда он заново и более детально обдумает ситуацию, начнёт строить новую её модель у себя в голове.

Но, как я уже говорил, решение плохое, ибо работает далеко не всегда: зачастую силы привязанности просто не хватит на то, чтобы продолжать этот обмен вопросами достаточно долго: в реальном мире обычно аффект срывает процесс (причём, неизвестно ещё чей именно, — ваш или вашего контрагента), а вопросы бывают просто скрытыми манипуляциями.

Именно поэтому всё так сложно. Именно поэтому, даже зная обо всех этих штуках, я и сам грешен в инвалидации как в случае профессиональной деятельности (из песни слова не выкинешь), так и в близких отношениях.

И то, что я много раз был «с другой стороны» — плохо помогает.

Что делать?

А ничего. По крайней мере, ничего специфического. Стараться не манипулировать, прокачивать собственную осознанность, чтобы понимать истинные причины своих слов и поступков, работать над распознаванием чужих и собственных эмоций, использовать несовершенные, но иногда работающие методы вроде вопросов и эмпатический конфронтации (не только в работе, но и в обычной жизни, ИМХО, это коммуникационные навыки, нужные далеко не только психологам).

И главное — стараться помнить о том, что нет никакого «на самом деле», а Другие — настолько другие, что их мир может быть весьма и весьма отдалённо похож (если вообще) на ваш собственный.

И не инвалидировать себя за инвалидацию других. Да, эгоистично, зато безопасно и достаточно конструктивно: самонаказание редко приводит к чему-то хорошему в долгосрочной перспективе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

что это такое и как с ним справиться начинающим разработчикам

В компьютерных науках есть только две сложные вещи: инвалидация кэша и присвоение имен ~ Фил Карлтон

Прежде чем мы начнем говорить о инвалидации кэша, давайте посмотрим, что такое кэш на самом деле. Википедия говорит, что кэш — это просто промежуточный буфер с быстрым доступом к нему, содержащий информацию, которая может быть запрошена с наибольшей вероятностью.

В этой статье мы поговорим о трех наиболее часто используемых типах кэша:

Кэш браузера

Каждый раз, когда вы посещаете веб-сайт впервые, браузер локально сохраняет ресурсы веб-страницы (например, html, css, js, изображения и так далее). Это нужно для более быстрой работы и меньшего потребления трафика при следующем посещении.

Таким образом, при следующем посещении большая часть ресурсов веб-сайта будет загружаться из кэша браузера. Ниже показано, что происходит, когда ваш браузер запрашивает сайт foobar.com.

Инвалидация кэша браузера

Инвалидацию кэша также называют очисткой кэша. Под очисткой подразумевается просто удаление кэша. Это делается для того, чтобы пользователю показывались именно свежие ресурсы.

Предположим, вы уже посещали страницу foobar.com/contact-us.html, и она кэширована в вашем браузере. Но создатели сайта недавно обновили свою контактную информацию. Чтобы очистить у вас старый кэш, они могут сделать следующее:

  • Изменить URL страницы с foobar.com/contact-us.html на foobar.com/contact-us2.html (наименее предпочтительный вариант).
  • Изменить параметр версии страницы в строке запроса, который будет выглядеть как foobar.com/contact-us.html?v=2.
  • Поменять значение cache-control в заголовке.
  • Попросить посетителей полностью перезагрузить сайт (Mac: cmd + shift + r, Windows: ctrl + shift + r).

Сети доставки контента (CDN)

Сеть доставки контента (CDN) способна на больше, чем просто кэширование. Она хранит данные в географически распределенных местах, из-за чего время приема и передачи в конкретный географически локализованный браузер и обратно сокращается. Благодаря этому ваш браузер получает данные из ближайшего к вам узла сети CDN.

CDN следует тем же правилам, что и ваш браузер, и фактически просто становится еще одним посредником. Если срок действия кэша еще не истек, первый запрос от браузера в определенном временном окне достигает сервера, а затем последующие запросы уже будут обслуживаться из самой CDN.

Данный тип кэширования не только помогает сократить время отклика, но и снижает нагрузку на ваш сервер.

Инвалидация кэша в сетях доставки контента (CDN)

У разных провайдеров есть разные способы инвалидации кэша. Например, вы можете описать желаемое поведение кэша в заголовках ваших ответов с сервера. Большинство провайдеров также предоставляют свои собственные API-интерфейсы и возможность очистки кэша со своей панели управления.

Кэширование в базах данных

В предыдущем разделе мы обсудили сети доставки контента (CDN) и тот факт, что они являются посредниками между клиентом и сервером. Аналогичным образом система кэширования базы данных является посредником между сервером и базой данных. Существует множество таких систем кэширования, например redis, memcache и т. д. Их работа объяснена ниже:

Инвалидация кэша в базах данных

Каждая из подобных систем предоставляет свои собственные методы уничтожения кэша. Обратитесь к их документации, чтобы узнать больше.

Теперь перейдем к вопросу, почему начинающим разработчикам приходится с этим бороться. Как правило, в современных стеках технологий применяются все три вида кэширования. И иногда разработчики застревают при отладке.

Представьте, что вы внесли некоторые изменения в свой веб-сайт, но они не отображаются. Если предположить, что с кодом все в порядке, виновником этого может быть любой из трех вышеописанных видов кэширования. Но это относительно небольшой недостаток (даже не недостаток, если вы о нем знаете) по сравнению с огромным положительным эффектом, который дает кэширование. Этот эффект выражен в масштабируемости, меньшем времени отклика и в целом лучшем пользовательском интерфейсе.

Коротко об инвалидации – TINA-in-SPACE

Углубившись в просторы EQ, меня заинтересовала тема инвалидации. Информации в интернете об этом найти мне почти не удалось, поэтому большинство тезисов лично мое мнение и мой опыт. Поехали!
Для начала разберем, что такое понятие “валидация” – это принятие, понимание особенностей другой личности. Валидировать это дать понять  человеку, что мы его не осудим за его эмоции, страхи, чувства. Также важной составляющей является безоценочное суждение и эмпатия.
К примеру, когда психолог  или твой друг говорит “Да, я вижу как тебе больно”, “Ты выглядишь расстроенным, испуганным и т.д.”, “Что ты чувствуешь сейчас?”, “Какие эмоции вызывает у тебя такая и такая ситуация?” и т.д., это ничто иное как валидация.
Соответственно, инвалидация имеет противоположное значение. В это понятие включаются такие действия: игнорирование чувств  человека, насмешка, пренебрежение. Более того, это убеждает нас, что мы не такие, с нами что-то не так. Нужно исходить из того, что наши чувства это самое сокровенное, что у нас есть, по сути, это мы и есть, но когда их топчут и смешивают с грязью, говорят, что мы не то должны чувствовать, а что-то другое, то нас отвергают и нашу сущность.

Как утверждает Стив Хейн в своей книге “EQ для каждого”, психологическая инвалидация – это один из самых смертельных видов эмоционального насилия. Она убивает уверенность, креативность и индивидуальность.
С чем трудно не согласиться.

Мне часто доводилось слышать от мужчин, которые, говоря о чувствах своих женщин, использовали логику для решения их эмоциональных проблем. Можно так же услышать от таких людей о фактах, о женской логике, об обвинении девушек в чрезмерной эмоциональности, о том, что “да вы действительно слабый пол”. Обычно, по мнению ученых, такие нападки бывают у личностей с высоким IQ, но низким EQ. То есть происходит игнорирование эмоций и заявки на то, чтобы показать своему партнеру, что чувствовать это ненормально. Однако, попытки перекрыть нашу боль, эмоции одной только логикой всегда ведут к негативным результатам, ведь нам нужно понимание и принятие, а не показатель того, что мы не так чувствуем, как кому-то хочется.

Приведу примеры инвалидирующих выражений. Возможно, ты с ними сталкиваешься каждый день. И что греха таить, я и сама раньше говорила такие вещи. Я думала, что так и должно быть.

Попытки отговорить от чувств или навязывание чувств, которые человек не хочет в данный момент выражать: Успокойся, Расслабься, Улыбнись, Не делай из этого такую проблему, Перестать ныть.

Попытка преуменьшить твои чувства: Я пошутил(а), Нет никаких причин расстраиваться, Ты создаешь проблему из ничего, Ты преувеличиваешь.

Наклеивание ярлыков(мое любимое): Ты тупой, Ты истеричка, Ты не понимаешь, Ты слишком эмоциональная, Ты дура, Ты такая чувствительная!
Например, в детстве, когда мне было больно-страшно-обидно и т.д., я плакала. Но когда мне исполнилось лет 13 папа как-то накричал на меня за мои слезы, сказав, что я истеричка. С тех пор при мужчинах я больше никогда не плакала, хотя бывало, что хотелось. Я боялась показать свою слабость, боялась осуждения. Когда мы познакомились с Сашей, то я старалась терпеть и подавлять свои эмоции, но как-то не выдержала и заплакала. Он меня не успокаивал, просто был рядом и обнимал. С тех пор, я поплачу и мне становится легче, я не держу в себе. Я знаю, что он не осудит меня за это, не разлюбит, как я думала раньше. П-принятие.

Советы, что бы тебе следовало чувствовать: Да ты должна быть в восторге, Тебе должно быть стыдно, Ты должен забыть об этом, Ты должна быть благодарна.
Естественно, спасибо, что подсказали!

Режим великих философов и цитат из вк: Время лечит, Бог осудит, Все, что не происходит, все к лучшему, Всему есть причина.

Не поднимая руки на другого человека, мы можем его ударить, но боль эта будет куда сильнее, чем физическая. Она может уйти глубоко в подсознание и по нашей вине кто-то будет идти против своей природы и думать, почему же мне так плохо и я не счастлив.
Держитесь тех, кого принимаете такими какие они есть, без переделывания, без указаний и манипуляций. Учитесь этому и общение с людьми станет намного проще и приятнее. Люди всегда замечаются, когда к ним относишься с добротой и принятием. Будь тем, кто принимает себя такой(таким) какова есть твоя сущность. То как ты это чувствуешь. Будь всегда честным(честной) с собой.И рано или поздно, твое окружение будет делать точно так же. У них просто не будет выбора – либо уйти из твоей жизни(зачем нужны люди, которые хотят сделать из тебя не тебя), либо остаться, но именно с Тобой.
Все начинается с родительской любви, когда нам говорят, что вот так я тебя люблю, когда ты хорошая девочка или послушный мальчик, а вот так не люблю. И продолжается всю жизнь. В наших силах исправить это, показав, что любовь бывает безусловной.
Особенно, это важно в отношениях мужчины и женщины в паре. Ведь, по сути, большинство людей любят именно за то, что их принимают полностью – все хорошие и плохие стороны личности. Тогда человек расцветает – его самооценка повышается, удача на его стороне.
Заканчивая судейский факультет, у меня спросили:”Так ты будешь судьей?”, “Не суди, да не судим будешь” – ответила я.

Если понравилось - поделись!

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия: whatiswhat1 — LiveJournal

Всем доброго времени суток. Добро пожаловать на канал "ПсихоБлогия". Сегодня я предлагаю вам узнать (если ранее вы не знали о таком явлении), либо углубить свои познания относительно такого психологического феномена, как инвалидация.

Инвалидация в чём-то созвучна со словом инвалидизация, однако не стоит их путать, поскольку к физическому насилию инвалидация не имеет отношения.

Наиболее близка по своему смысловому наполнению инвалидация к такому виду психологического насилия, как газлайтинг.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Газлайтинг - это подмена понятий. Человек, который занимается газлайтингом, будет стараться внушить вам искажённое представление об окружающей вас действительности и о самом себе. Если регулярно сталкиваться с газлайтингом, то спустя некоторое время можно действительно начать верить, что у вас серьёзные "проблемы с головой".

Наглядно такая история показана в американском фильме прошлого века, который так и называется - "Газовый свет".

Инвалидация - запрет на эмоции, чувства. В конце концов, это запрет на право просто быть собой.

Часто инвалидации подвергаются дети в тех семьях, где родители страдают нарциссическим расстройством личности или имеют ярко выраженные нарциссические черты.

Если ваш собеседник применяет инвалидацию по отношению к вам, то вы будете чувствовать дискомфорт, можете испытывать чувство вины, подавленность и другие неприятные переживания.

Вот распространённый пример, который, увы, нередко встречается в реальной жизни. Допустим, вы абитуриент. Оканчиваете школу и хотите поступить в колледж.

Но родители говорят вам, что вы не должны этого хотеть, потому что это колледж - это не престижно, а высшее образование даёт больше перспектив в жизни.

То есть не идёт речь о сравнении среднего профессионального и высшего образования по ряду каких-то параметров (а это можно оценивать объективно), а идёт речь о том, что у вас как будто бы нет права на свои чувства и желания.

Заметьте: даже не на действия, а именно на сами желания.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Сюда же можно отнести и так называемое позитивное мышление. Бывает позитивное мышление в хорошем смысле этого слова. Но бывает и другая грань "позитивного" мышления, которую лично мне так и хочется назвать "токсичным позитивом".

Если у вас в жизни случалось что-то плохое и вы рассказывали об этом большому числу людей, то наверняка подобно грибам после дождя откуда ни возьмись возникали товарищи, которые учили вас "мыслить позитивно".

То есть вам не давали права проживать своё горе тогда, когда вам это действительно нужно.

Бывают случаи, когда абсолютно нормально испытывать негативные эмоции. Многие психологи, кстати, даже не любят делить эмоции на негативные и позитивные, поскольку все эмоции бывают полезны и нужны человеку, чтобы жить насыщенной жизнью и свободно дышать полной грудью.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Нормально иногда быть несчастным.
Нормально иногда испытывать страх и тревогу.
Нормально иногда плакать.
Нормально иногда чувствовать тоску и грусть.
Нормально иногда хотеть отдохнуть от всего, расслабиться и побыть в одиночестве.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Эти эмоции - неотъемлемая часть нашей жизни. Человек не только не должен быть всегда на позитиве, но и "технически" не может это сделать. Поскольку эмоции - это наша неконтролируемая рефлекторная реакция на внешние раздражители, а раздражители могут быть самыми разными.

Однако в данном случае речь идёт на самом деле не о позитивном мышлении, а о попытках заставить вас замолчать и перестать проявлять себя естественно.

Непрожитые вовремя эмоции, задавленные и вытесненные, со временем могут проявить себя, оставив отпечаток на психическом здоровье человека.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Существуют разные виды психологического насилия, которые отличаются по мере разрушительности воздействия на личность человека.

Например, к наиболее лёгким формам обычно относят неглект (пренебрежение интересами), игнорирование, саркастические насмешки. Более тяжёлые - обесценивание человека как личности, газлайтинг, попытки заставить его изменить мировоззрение, отказаться от своих моральных принципов без его согласия, контроль в сфере межличностных отношений, запрет на общение с друзьями, родственниками и коллегами, а также, собственно говоря, инвалидация.

Дети, выросшие в семьях нарциссических родителей, подвергавшиеся инвалидации регулярно на протяжении долгих лет, нередко если не сказать почти всегда вырастают с размытыми представлениями о себе. Они не понимают, чего хотят от жизни, стесняются своих чувств, желаний и эмоций.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Кстати, нередко с этим видом психологического насилия сталкиваются и сами психологи, поскольку даже в нерабочее время от нас часто требуют быть на позитиве, широко улыбаться и всем помогать.

На самом же деле, психолог - такой же человек, но обладающий особым багажом знаний. И, зачастую, некоторыми особыми чертами характера и взглядом на жизнь.

Однако психологи, как и все остальные люди, тоже могут испытывать всю гамму эмоциональных переживаний, в частности - негативных.

И по секрету скажу вам, что когда психологи переживают смерть близких, разрыв отношений, какие-то кризисы и другие тяжёлые события, они также могут впадать в оцепенение и испытывать полный спектр негативных эмоций. Другой вопрос - может ли человек после этого подняться самостоятельно и вновь приступить к эффективной работе.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Как с этим справляться?

Если вы заметили, что люди из вашего окружения применяют инвалидацию по отношению к вам, то важно это отслеживать. Если это происходит слишком часто, то, возможно, есть смысл задуматься о том, чтобы сохранять дистанцию, либо же вообще прекратить общение. Однако, если такая возможность отсутствует, то отслеживание психологического давления на вас поможет частично минимизировать тот вредоносный эффект, который оно имеет.

...

На этом я с вами прощаюсь, и желаю, чтобы рядом с вами были люди, которые готовы принимать вас такими, какие вы есть.

Иллюстрация: Pexels

Если статья показалась вам интересной и информативной, то вы можете поставить лайк, а также оформить подписку на канал.

Всего доброго, успехов в работе над собой и хорошего настроения!

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия | ПсихоБлогия

Всем доброго времени суток. Добро пожаловать на канал "ПсихоБлогия". Сегодня я предлагаю вам узнать (если ранее вы не знали о таком явлении), либо углубить свои познания относительно такого психологического феномена, как инвалидация.

Инвалидация в чём-то созвучна со словом инвалидизация, однако не стоит их путать, поскольку к физическому насилию инвалидация не имеет отношения.

Наиболее близка по своему смысловому наполнению инвалидация к такому виду психологического насилия, как газлайтинг.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Газлайтинг - это подмена понятий. Человек, который занимается газлайтингом, будет стараться внушить вам искажённое представление об окружающей вас действительности и о самом себе. Если регулярно сталкиваться с газлайтингом, то спустя некоторое время можно действительно начать верить, что у вас серьёзные "проблемы с головой".

Наглядно такая история показана в американском фильме прошлого века, который так и называется - "Газовый свет".

Инвалидация - запрет на эмоции, чувства. В конце концов, это запрет на право просто быть собой.

Часто инвалидации подвергаются дети в тех семьях, где родители страдают нарциссическим расстройством личности или имеют ярко выраженные нарциссические черты.

Если ваш собеседник применяет инвалидацию по отношению к вам, то вы будете чувствовать дискомфорт, можете испытывать чувство вины, подавленность и другие неприятные переживания.

Вот распространённый пример, который, увы, нередко встречается в реальной жизни. Допустим, вы абитуриент. Оканчиваете школу и хотите поступить в колледж.

Но родители говорят вам, что вы не должны этого хотеть, потому что это колледж - это не престижно, а высшее образование даёт больше перспектив в жизни.

То есть не идёт речь о сравнении среднего профессионального и высшего образования по ряду каких-то параметров (а это можно оценивать объективно), а идёт речь о том, что у вас как будто бы нет права на свои чувства и желания.

Заметьте: даже не на действия, а именно на сами желания.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Сюда же можно отнести и так называемое позитивное мышление. Бывает позитивное мышление в хорошем смысле этого слова. Но бывает и другая грань "позитивного" мышления, которую лично мне так и хочется назвать "токсичным позитивом".

Если у вас в жизни случалось что-то плохое и вы рассказывали об этом большому числу людей, то наверняка подобно грибам после дождя откуда ни возьмись возникали товарищи, которые учили вас "мыслить позитивно".

То есть вам не давали права проживать своё горе тогда, когда вам это действительно нужно.

Бывают случаи, когда абсолютно нормально испытывать негативные эмоции. Многие психологи, кстати, даже не любят делить эмоции на негативные и позитивные, поскольку все эмоции бывают полезны и нужны человеку, чтобы жить насыщенной жизнью и свободно дышать полной грудью.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Нормально иногда быть несчастным.

Нормально иногда испытывать страх и тревогу.

Нормально иногда плакать.

Нормально иногда чувствовать тоску и грусть.

Нормально иногда хотеть отдохнуть от всего, расслабиться и побыть в одиночестве.Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Эти эмоции - неотъемлемая часть нашей жизни. Человек не только не должен быть всегда на позитиве, но и "технически" не может это сделать. Поскольку эмоции - это наша неконтролируемая рефлекторная реакция на внешние раздражители, а раздражители могут быть самыми разными.

Однако в данном случае речь идёт на самом деле не о позитивном мышлении, а о попытках заставить вас замолчать и перестать проявлять себя естественно.

Непрожитые вовремя эмоции, задавленные и вытесненные, со временем могут проявить себя, оставив отпечаток на психическом здоровье человека.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Существуют разные виды психологического насилия, которые отличаются по мере разрушительности воздействия на личность человека.

Например, к наиболее лёгким формам обычно относят неглект (пренебрежение интересами), игнорирование, саркастические насмешки. Более тяжёлые - обесценивание человека как личности, газлайтинг, попытки заставить его изменить мировоззрение, отказаться от своих моральных принципов без его согласия, контроль в сфере межличностных отношений, запрет на общение с друзьями, родственниками и коллегами, а также, собственно говоря, инвалидация.

Дети, выросшие в семьях нарциссических родителей, подвергавшиеся инвалидации регулярно на протяжении долгих лет, нередко если не сказать почти всегда вырастают с размытыми представлениями о себе. Они не понимают, чего хотят от жизни, стесняются своих чувств, желаний и эмоций.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Кстати, нередко с этим видом психологического насилия сталкиваются и сами психологи, поскольку даже в нерабочее время от нас часто требуют быть на позитиве, широко улыбаться и всем помогать.

На самом же деле, психолог - такой же человек, но обладающий особым багажом знаний. И, зачастую, некоторыми особыми чертами характера и взглядом на жизнь.

Однако психологи, как и все остальные люди, тоже могут испытывать всю гамму эмоциональных переживаний, в частности - негативных.

И по секрету скажу вам, что когда психологи переживают смерть близких, разрыв отношений, какие-то кризисы и другие тяжёлые события, они также могут впадать в оцепенение и испытывать полный спектр негативных эмоций. Другой вопрос - может ли человек после этого подняться самостоятельно и вновь приступить к эффективной работе.

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Инвалидация в психологии. Учимся распознавать один из самых тяжёлых видов психологического насилия. Не забывайте подписываться на канал "ПсихоБлогия". Иллюстрация: Pexels

Как с этим справляться?

Если вы заметили, что люди из вашего окружения применяют инвалидацию по отношению к вам, то важно это отслеживать. Если это происходит слишком часто, то, возможно, есть смысл задуматься о том, чтобы сохранять дистанцию, либо же вообще прекратить общение. Однако, если такая возможность отсутствует, то отслеживание психологического давления на вас поможет частично минимизировать тот вредоносный эффект, который оно имеет.

...

На этом я с вами прощаюсь, и желаю, чтобы рядом с вами были люди, которые готовы принимать вас такими, какие вы есть.

Иллюстрация: Pexels

Иллюстрация: Pexels

Если статья показалась вам интересной и информативной, то вы можете поставить лайк, а также оформить подписку на канал.

Всего доброго, успехов в работе над собой и хорошего настроения!

синонимов недействительности, антонимов недействительности | Тезаурус Мерриам-Вебстера

Тезаурус

Синонимы и антонимы слова

недействительности как в слабость , немощь

Синонимы и близкие синонимы для недействительности

Антонимы и близкие антонимы для недействительности

  • выносливость,
  • сердечность,
  • похоть,
  • надежность,
  • жесткость,
  • выносливость,
  • сила,
  • вязкость,
  • сила,
  • бодрость,
  • жизнеспособность
См. Определение словаря

Пенсия по инвалидности

Правила

Взносы на социальное страхование

Для выплаты пенсии по инвалидности засчитываются только взносы классов A, E, H и S.Ты не может использовать добровольные взносы для выполнения условий PRSI для Пенсия по инвалидности.

Для получения пенсии по инвалидности необходимо иметь минимум:

  • 260 (5 лет) уплаченные взносы PRSI с момента вступления в социальное страхование
  • 48 недель уплаченных или начисленных взносов PRSI в последний или второй последний завершенный год перед датой начала вашего постоянного Нетрудоспособность . Дата начала постоянной нетрудоспособности (как решение Департамента) обычно после того, как вы стали нетрудоспособными по болезни в течение одного года.Однако это может быть меньше одного года, если вы навсегда нетрудоспособны на всю жизнь.

Например:

Джон проработал офисным клерком 10 лет.

В декабре 2018 года он попал в аварию и не мог работать. Он все еще был не может работать год спустя. Джон подал заявление на получение пенсии по инвалидности и дал доказательства того, что он был неспособен работать в Департамент, и это казалось вероятным что он навсегда нетрудоспособен.

Департамент постановил, что Джон окончательно нетрудоспособен и что дата начала постоянной нетрудоспособности Джона наступила через год после того, как он впервые перестала работать.

Это означает, что дата начала постоянной нетрудоспособности Джона приходилась на декабрь. 2018. Чтобы иметь право на получение пенсии по инвалидности, Джону потребовалось 48 недель выплаченного пособия PRSI или зачисленные взносы в 2018 или 2017 году.

Медицинские критерии

Пенсия по инвалидности - это выплата застрахованным лицам, постоянно находящимся нетрудоспособен по болезни или нетрудоспособности.

Для квалификации необходимо:

  • Были нетрудоспособны в течение как минимум 12 месяцев и, вероятно, будут нетрудоспособен еще как минимум 12 месяцев (возможно, вы получали Пособие по болезни или инвалидности в течение этого времени)

или

  • Быть постоянно нетрудоспособным (в некоторых случаях очень серьезной болезнь или инвалидность, вы можете перейти непосредственно из другого социального социальное пособие или с работы на пенсию по инвалидности).

Ответственный сотрудник DSP рассмотрит вашу претензию и определит вашу право на квалификационные условия, изложенные выше.

Пенсия по инвалидности и работа

С 13 февраля 2012 г., частично Преимущество мощности заменило предыдущие механизмы освобождения от уплаты налогов, в которых люди, получающие пенсию по инвалидности, могут получить разрешение на работу неполный рабочий день (известное как исключение) для реабилитационных или терапевтических целей и сохранять их в полном объеме социальная выплата. Нет требования, чтобы работа, которую выполнял человек в то время как на пособии по неполной трудоспособности должно быть реабилитационное или терапевтическое целей.

Программы обучения и трудоустройства

Если вы получаете пособие по болезни или пенсию по инвалидности и хотите пройти обучение Конечно, вы не получаете пособие по частичной загрузке. Вы обращаетесь в Раздел о пособиях по болезни или пенсиях по инвалидности, в зависимости от обстоятельств.

Если вы хотите участвовать в программе общественной занятости, вы подаете заявление в обычном способ.

Взносы, выплаченные в других странах-членах ЕС

Если вы ранее были застрахованы в стране, входящей в ЕС Правила или в стране, с которой Ирландия имеет двустороннее социальное обеспечение соглашения, и вы внесли хотя бы один взнос PRSI в полном размере в Ирландия, вы можете объединить свой страховой стаж в этой стране с ирландским Взносы PRSI, которые помогут вам получить пенсию по инвалидности.

Более подробная информация о комбинировании представлена ​​в нашем документе. ваши взносы на социальное страхование из-за границы.

Цены

Размер пенсии по инвалидности 2021 год

Максимальная персональная ставка Повышение для взрослого иждивенца Надбавка на иждивенца

от 7 января 2021 г.

208 €.50 € 148,90 Ребенок до 12 лет

38 € (полный тариф)

19 € (половинная ставка)

Ребенок от 12 лет и старше

45 € (полный тариф)

22,50 € (половинная ставка)

* Соответствующие требованиям взрослые, которым исполнилось 66 лет до 2 января 2014 г., могут продолжать получать более высокая ставка.

Вы можете получить увеличение оплаты за взрослого иждивенец и любой ребенок у вас могут быть иждивенцы.Вы не можете требовать надбавки за квалифицированного ребенка (IQC) с пенсией по инвалидности, если ваш супруг, гражданский партнер или сожитель имеет доход более 400 евро в неделю. Вы получаете IQC за половину ставки, если ваш супруг, гражданский партнер или сожитель зарабатывает от 310 до 400 евро в неделю. Только это применяется к претензиям, поданным с 5 июля 2012 года.

Налоговые последствия

Пенсия по инвалидности облагается налогом Источник дохода. Департамент уведомляет налоговую размер выплачиваемой вам пенсии по инвалидности.

Как подать заявку

Для подачи заявления о недействительности Форма заявления на получение пенсии (INV1) (pdf). Вы также можете получить форму из вашего Intreo Центр или отделение социального обеспечения. Вы можете претендовать на дополнительные Социальное пособие, пока вы ждете обработки вашего заявления.

Если вы получали пособие по болезни в течение 468 дней, вы будете пройти медицинское обследование на предмет продолжения права на получение пособия по болезни и возможного право на пенсию по инвалидности.Если в результате этой оценки посчитал, что вы можете иметь право на пенсию по инвалидности, бланк заявления (INV2) будет отправлен вам. Когда они получат заполненную форму, ответственный за принятие решений рассмотрит заявление и определит право на получение пенсии по инвалидности.

Это не мешает вам подавать заявление на получение пенсии по инвалидности в обычном порядке. способ с использованием анкеты (ИНВ1).

Вы можете получить помощь в заполнении формы в местном отделении информации для граждан. Центр, Интрео Центр или Отделение социального обеспечения.

Если вы считаете, что вам ошибочно отказали в пенсии по инвалидности или вы недовольны решением ответственного за принятие решений, вы можете подать апелляцию это решение.

Срок действия, недействительность и надежность в JSTOR

Информация о журнале

Sociological Methodology (SM) - единственное периодическое издание Американской социологической ассоциации, полностью посвященное методам исследования. Это сборник новых, а иногда и спорных достижений в методологии социальных наук.Вклады поступают из разных областей и содержат что-то новое и полезное - а иногда и удивительное - по широкому кругу методологических тем. SM стремится к качественному и количественному вкладу, который решает весь спектр методологических проблем, с которыми сталкиваются эмпирические исследования в социальных науках, включая концептуализацию, анализ данных, сбор данных, измерение, моделирование и дизайн исследования. Журнал представляет собой форум для обсуждения философских вопросов, лежащих в основе социологических исследований.Статьи, опубликованные в SM, представляют собой оригинальные методологические вклады, включая новые методологические разработки, обзоры или иллюстрации последних разработок, которые предоставляют новые методологические идеи и критические оценочные обсуждения исследовательских практик и традиций. SM поощряет включение приложений к реальным социологическим данным. SM издается ежегодно в виде отредактированной книги в твердом переплете.

Информация для издателя

Wiley - глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Поиск недействительности / действительности | ООО «Юридические преимущества»

Высококвалифицированная и хорошо информированная команда, состоящая из докторов наук, магистров, инженеров, бывших патентных экспертов и патентных поверенных с более чем 500-летним опытом коллективной работы.

Ведущая компания по поддержке интеллектуальной собственности, обслуживающая большинство фирм из списка Am Law 500 и компаний из списка Fortune 500.

Легкие для понимания отчеты по проектам с дизайном, основанным на нашем опыте и общих предпочтениях наших клиентов. В наших отчетах отражены именно те части предшествующего уровня техники, которые имеют отношение к делу - без ненужных данных, что позволяет вам принимать решения быстро и с высоким уровнем точности. В каждом отчете перечислены найденные концепции, ключевые слова и коды классификации.

Многоуровневая проверка качества на каждом этапе - от начальной встречи и хода проекта до финального подведения итогов - обеспечивает беспрецедентную точность стратегии, релевантности и отчетности.

Во многих случаях наши аналитики ищут не только прототипы, которые соответствуют требованиям, но и те, которые им напоминают. Мы проводим точную оценку рассматриваемой технологии, а также других предшествующих технологий, которые могут иметь аналогичные функции.

Ваш поиск и анализ проводятся нашими наиболее квалифицированными аналитиками в данной подтехнологии - мы не просто назначаем поисковые запросы самым ранним доступным аналитикам в области широких технологий.

Доступ к более чем 250 ведущим мировым базам данных патентной и непатентной литературы.

Наши эксперты по поиску хорошо знакомы со стратегиями комбинирования, дающими релевантные результаты - удачным выбором и комбинацией патентных классов, подклассов и ключевых слов.

Мы адаптируем отчет к вашему желанию. Предпочтения наших клиентов часто варьируются от полного отчета до просто списка идентифицированных ссылок на одной странице.

Быстрый оборот. Наша команда обучена быстро копать глубже - без спешки.

Мы ищем искусство, объединяя науку, закон и логику. Наши аналитики и менеджеры старательно и методично определяют, какие концепции являются жизненно важными, а какие тривиальными в поисковом запросе.

Наши специалисты по поиску и анализу взаимодействуют с вами в критических случаях, требующих вашего особого внимания и опыта. Если наши внутренние обсуждения определенной концепции не приведут к единодушному выводу, мы проконсультируемся с вами в кратчайшие сроки.

Технический документ по поиску недействительности патентов

Поиск по недействительности превратился в ценный ресурс для владельцев патентов, инвесторов и претендентов

Анализ недействительности становится все более важным фактором в стратегии и управлении ИС, не только для ответчиков по искам о нарушении патентных прав, но также и для владельцев патентов, уточняющих свою стратегию или монетизирующих части своего портфеля, а также для покупателей, желающих определить надежные и должным образом недооцененные активы.

Почему сегодня важнее действительность патента, во многом связано с эволюцией управления интеллектуальной собственностью в свете недавних судебных решений и принятия нового законодательства. В связи с недавним всплеском проблем, связанных с действительностью патентов в связи с положениями Закона об изобретениях Америки, а также с увеличением числа утверждений непрактикующих организаций, анализ недействительности позволяет сторонам с обеих сторон ограничивать свой риск и задавать тон для судебных разбирательств и переговоров. Он обеспечивает основу для содержательного обсуждения, основанного на силе или слабости патентных притязаний, а не только на том, что в формуле изобретения можно прочитать.

Для владельцев патентов, если есть ранее существовавшие опасения или неофициальные данные относительно действительности патента, анализ недействительности может быть неоценимым инструментом для подтверждения патентных притязаний во время процедуры после выдачи. Конечная цель владельцев патентов - уверенно отстаивать свои самые сильные и жизнеспособные патентные притязания и избегать ситуации, когда уязвимые патентные притязания сталкиваются с проблемой недействительности.

Аналогичным образом, для покупателей патентов анализ недействительности может предоставить профиль риска, который дополняет анализ затрат / выгод, поскольку он может помочь определить те активы, которые лучше всего подходят для потенциальной монетизации.Анализ недействительности должен быть неотъемлемой частью любой комплексной проверки инвестиций с учетом сегодняшней тяжёлой обстановки и того факта, что у третьих сторон есть множество возможностей оспорить патенты. Выявив малоизвестный предшествующий уровень техники, инвесторы в патенты могут принимать обоснованные решения о силе и потенциале будущих доходов от предполагаемых инвестиций. Если копнуть глубже, анализ недействительности может поднять важные вопросы о потенциальной покупке патента.

Анатомия анализа недействительности

Анализ недействительности - это проверка патента или патентов после выдачи патента, проводимая специализированными исследователями для определения того, действительно ли при более тщательном рассмотрении патенты являются гарантированными.В некотором смысле это исследование дает то, что патентное ведомство должно было изначально провести самостоятельно. Анализ недействительности традиционно использовался во время судебных разбирательств в окружном суде и, как правило, заказывался сторонами, получившими жалобу о нарушении патентных прав.

Однако с вступлением в силу Закона об изобретениях Америки стороны поспешили подать иски о недействительности в Совет по патентным испытаниям и апелляциям (PTAB), часто без существования одновременного ожидающего судебного разбирательства.PTAB предлагает относительно быстрое решение, поскольку, по закону, рассмотрение inter partes должно быть завершено в течение 12 месяцев с момента начала. Кроме того, в отличие от районного суда, после начала рассмотрения дела между сторонами не существует презумпции действительности патента, и при составлении иска применяется самый широкий разумный стандарт.

Объем анализа недействительности во многом определяется клиентом, желающим оспорить патент. В идеале, для оценки недействительности, готовой к судебному разбирательству, должен быть проведен исчерпывающий поиск по потенциальным 35 USC §102 и §103 с использованием внутренних и мировых патентных баз данных, а также обширного пула источников непатентной литературы.Однако объем может быть столь же узким, как фокусирование на конкретном изобретателе, авторе или правопреемнике, и может быть ограничен определенными юрисдикциями (например, Япония, Китай или Германия) и типами известного уровня техники (например, патенты, журнальные статьи, официальные документы или свидетельство коммерческих продаж).

Рисунок 1: Дорожная карта анализа недействительности

Сравнение анализа недействительности с поиском предшествующего уровня техники

Анализ недействительности отличается от стандартного поиска по известному уровню техники тем, что не исследуется общая концепция или изобретение.При оценке недействительности особое внимание уделяется формулировке заявления. Таким образом, критически важно, чтобы предыдущие судебные разбирательства и построение претензий, связанных с предоставлением прав, помимо истории судебного преследования, были проанализированы, чтобы элементы претензии были исследованы в контексте их вероятной интерпретации и объема. Кроме того, особое внимание следует уделять дате вступления в силу патента или самой ранней дате приоритета, чтобы искусство не было впоследствии дисквалифицировано только на основании ошибочного приоритета.

Что касается привилегии или конфиденциальности информации, предприятия - особенно те, которые владеют патентами или инвестируют в них, - должны проявлять осторожность при проведении анализа недействительности.Когда цель поиска не в контексте конкретного судебного разбирательства, а, скорее, в контексте потенциальных инвестиций или приобретения, заключение о достоверности, полученное от патентного поверенного, может сохранить содержание анализа. Суды поступают непоследовательно, когда дело доходит до применения привилегии к поискам известного уровня техники, проводимым во время патентного преследования. Федеральный округ в деле In re Spalding Sports Worldwide, Inc (2000) применил привилегию к записи об изобретении, которая содержала результаты поиска по известному уровню техники, но не проанализировал запись об изобретении, чтобы конкретно указать, что поиск по предшествующему уровню техники относится к этой привилегии.Таким образом, патентообладатели и покупатели должны рассмотреть возможность найма патентного поверенного для проведения анализа недействительности, а не поисковой фирмы, чья работа может быть обнаружена. Хотя юридическое заключение относительно действительности может быть привилегированным, лежащий в основе предшествующий уровень техники все еще может быть предметом обнаружения.

Как для ответчиков, так и для истцов возможность представить недействительный известный уровень техники в суде и PTAB более важна, чем когда-либо. В то время как PTAB упоминается некоторыми как «патентованный отряд смерти», недействительность патентов, которые он проверяет, не гарантируется простой подачей петиции.Показатели организации, подающей петиции по рассмотрению жалоб между сторонами, неуклонно снижаются, при этом на январь 2015 года процентная ставка учреждений составляет 70% (источник: LegalMetric, Inc ). Согласно исследованию Брайана Лава и Шона Амбвани, проведенного в октябре 2014 года, этот показатель ниже примерно 84% в первой половине 2014 года (см. «Inter Partes Review: ранний взгляд на цифры», , Диалог по обзору права Чикагского университета , Vol 81, p 93, 2014). Эти цифры, хотя и относительно высоки, намного ниже, чем исторический уровень принятия 93% для повторной экспертизы inter partes.

Рассмотрение дела между сторонами проводится в предварительном порядке, и PTAB должен быть убежден в том, что оспаривание недействительности имеет основания, прежде чем ходатайство будет удовлетворено. Такой показ требует тщательного, хорошо выполненного анализа недействительности, который проливает свет на истинное прочтение известного уровня техники по оспариваемым пунктам формулы изобретения. Поскольку существует неопределенность в отношении кумулятивных отклонений в отношении произведений искусства со стороны PTAB, петиционерам рекомендуется идентифицировать наиболее убедительные ссылки на предшествующий уровень техники, которые весят в их пользу в начале разбирательства.Кроме того, судьи PTAB, как правило, обладают технологическим образованием и большим опытом работы с патентными вопросами, чем их коллеги из соответствующего окружного суда или Комиссии по международной торговле США (ITC), и, конечно же, больше, чем непрофессиональные присяжные, используемые в заседаниях окружных судов. Таким образом, предоставление соответствующего предшествующего уровня техники точными цитатами, сопоставленными с каждым рассматриваемым элементом формулы изобретения, имеет важное значение для успешного возбуждения петиции о пересмотре между сторонами.

По словам Лав и Амбвани, с момента начала пересмотра inter partes в сентябре 2012 года выводы о недействительности патентов, полученные на основании ходатайств о пересмотре, были значительно выше, чем результаты предыдущей процедуры повторного рассмотрения inter partes, и выше, чем в традиционных районных судах.Данные, представленные на рисунке 2, основаны исключительно на выводах о недействительности на основе известного уровня техники, а не на выводах о недействительности согласно §101 (патентоспособный объект) и §112 (b) (неопределенность).

Как показано на рисунке 2, межпартийные проверки могут быть очень эффективными для признания недействительными патентных притязаний (источники: Лав и др. , стр. 102; Эллисон и др., «Понимание реалий современных патентных споров», Texas Law Review , Vol. 92, стр 1769, 2014).

Рисунок 2: Процент заявлений на патент, признанных недействительными, в разбивке по месту проведения

Тем не менее, процент петиций о пересмотре между сторонами, поданных PTAB, снижается, при этом процентная ставка учреждений в 2015 финансовом году составила 72% по сравнению с 74% в 2014 финансовый год (источник: AIA Trial Statistics , USPTO, 5 февраля 2015 г.).Победа в PTAB не гарантируется, и ходатайства должны быть хорошо составлены и иметь убедительные основания для недействительности предшествующего уровня техники. Кроме того, в случае неудачной проверки inter partes правообладатель имеет возможность изменить формулу изобретения и, возможно, сфокусировать область действия патента.

Кроме того, петиционеры должны помнить о том, что рассмотрение inter partes сопряжено с определенными проблемами эстоппеля предшествующего уровня техники, которые эффективно пытаются ограничить заявителя одним укусом яблока при представлении дела о недействительности известного уровня техники.Заявитель (а также реальная сторона, представляющая интересы и права заявителя) могут быть лишены права впоследствии подавать жалобу о недействительности предшествующего уровня техники в Управление по патентам и товарным знакам США (USPTO), окружные суды / Федеральный округ или ITC, если истец подал или «разумно мог подать» возражение в ходе рассмотрения дела между сторонами (см. 35 USC §315 (e)).

Интерпретация районным судом слова «разумно могла поднять» остается неясной. Однако, по всей видимости, законодательная база широко интерпретировала сферу действия эстоппеля.Во время дебатов по Закону об изобретениях Америки сенатор Джон Кил заявил: «Настоящий законопроект также смягчает возможный эстоппель, который применяется при рассмотрении inter partes в отношении последующих гражданских судебных разбирательств, добавляя модификатор« разумно »… Добавляя модификатор« разумно » «гарантирует, что возможный эстоппель распространяется только на тот уровень техники, который квалифицированный поисковик, проводящий тщательный поиск, разумно ожидал обнаружить» ( 157 Cong Rec S1375 (ежедневное издание, 8 марта 2011 г.)).

Джитти Малик, партнер судебной группы Alston & Bird LLP, связанной с интеллектуальной собственностью, подчеркивает важность хорошо выполненного анализа недействительности для заявителей, рассматривающих inter partes: «Учитывая эстоппель предшествующего уровня техники, который предоставляется вместе с ПИС, заявители должны провести всесторонний поиск, охватывающий многочисленные юрисдикции ». Однако д-р Малик отметил, что представление большого количества потенциальных ссылок на известный уровень техники в петиции о пересмотре inter partes не является целью, поскольку «выявление наиболее релевантных ссылок, которые предоставляют убедительные доказательства §102 и §103, и полное развитие позиций во время любая последующая петиция имеет решающее значение ».

Одна из стратегий, позволяющая справиться с кратким и кратким характером проверок inter partes, которая вынудила бы заявителей выдвигать свои утверждения о недействительности в рамках строгого ограничения количества страниц, заключается в выборе конкретных претензий для оспаривания во время проверки, оставляя другие претензии для одновременного оспаривания. судебный процесс в районном суде. Это позволило бы истцу / ответчику выдвигать возражения о недействительности по разным искам и в разных местах.

Кроме того, PTAB пришел к выводу, что сторона должна активно участвовать в оспаривании после выдачи гранта, чтобы стать реальной стороной, заинтересованной в разбирательстве.Таким образом, в ситуации совместной защиты один сообвиняемый может инициировать рассмотрение inter partes для оспаривания спорных патентных притязаний. Между тем, другой соответчик может оставаться неучастным в рассмотрении, тем самым сохраняя свою способность потенциально оспаривать действительность патента на основании известного уровня техники в окружном суде.

В дополнение к рассмотрению inter partes и оспариванию недействительности судебных разбирательств, Закон об изобретениях Америки позволяет третьим сторонам подавать предварительные заявки на получение известного уровня техники против ожидающих рассмотрения патентных заявок.Эта процедура может быть полезной для заявителей на получение патента, поскольку это рентабельный способ предоставить сведения об известном уровне техники еще до того, как патент будет выдан. На сегодняшний день, по данным USPTO, было подано более 2100 предварительных документов.

Детальный взгляд на эти документы об известном уровне техники показывает, что более 30% представленных до выдачи документов представляют собой непатентную литературу (NPL) - больше, чем 28%, которые являются патентами США (см. Рисунок 3). Кроме того, примерно 18% представленных документов являются зарубежными ссылками (Статистика предварительных заявок, ВПТЗ США, 26 сентября 2014 г.).Таким образом, всестороннее исследование недействительности должно охватывать как американские, так и мировые патентные базы данных с поиском ссылок на иностранные языки с помощью машинного или человеческого перевода. Кроме того, исследование должно включать различные источники NPL, в том числе базы данных технических журналов на основе подписки, такие как IEEE Xplore, университетские исследовательские репозитории и базы данных защитных публикаций (например, Бюллетень технического раскрытия информации IBM).

Рис. 3: Типы предшествующего уровня техники, использованные для предварительных представлений AIA

Анализ недействительности и патентные транзакции

Для владельцев патентов и покупателей анализ недействительности играет решающую роль в снижении риска, связанного с монетизацией, приобретением и решения по управлению портфелем.Оценка действительности патента может помочь не только в выборе соответствующих патентов для утверждения, но также и в выборе конкретных пунктов формулы изобретения, которые могут иметь более высокие шансы на успех перед лицом оспаривания недействительности.

В контексте патентных сделок стороны, покупающие и продающие, должны проводить оценку недействительности в рамках своей должной осмотрительности. Основываясь на результатах и ​​предполагаемом риске недействительности, стороны могут определить соответствующие ориентиры цены и определить точную оценку патента / портфеля.Банкротство компании Eastman Kodak - недавний пример того, как действительность патента может резко повлиять на стоимость патентного портфеля. Патент Kodak в США 6 292 218 был признан ИТЦ недействительным, в то время как компания Kodak искала покупателей определенной части своих патентов во время продажи по решению суда. До решения ИТЦ компания Kodak оценивала стоимость своих патентов на системы цифрового захвата и обработки изображений и услуг Kodak в диапазоне от 2,21 до 2,57 млрд долларов. После решения ИТЦ многие третьи стороны резко снизили свою оценку портфеля, и в конечном итоге чистая продажа составила всего 525 миллионов долларов (см. Рисунок 4).

Рис. 4. Оценка портфелей услуг и систем цифрового захвата и обработки изображений Kodak

Кроме того, потенциальные покупатели и лицензиаты должны провести анализ недействительности перед покупкой или лицензированием определенных патентов. Kodak заявила, что получила более 900 миллионов долларов в результате урегулирования патентов от Samsung и LG. Это ключевой пример, когда последующим потенциальным лицензиатам следовало бы поставить под сомнение действительность патента «218», даже если на него уже была выдана лицензия другим сторонам.В том случае, если рассматриваемые патенты, скорее всего, являются недействительными перед лицом известного уровня техники, для использования заявленной технологии может не потребоваться лицензия или покупка. Если сделка все еще желательна, доказательства предшествующего уровня техники могут быть использованы в качестве рычага для выгодных условий потенциальным покупателем или лицензиатом.

Использование анализа недействительности в патентном преследовании

Для владельцев патентов понимание предшествующего уровня техники, окружающего патентное семейство, полезно, когда патентные притязания сужаются или изменяются - например, при повторной выдаче в ВПТЗ США или во время судебного преследования ожидающих патентные заявки.Во время процедуры переиздания патентообладатель может сузить объем формулы, чтобы сосредоточиться на вариантах осуществления, поддерживаемых описанием патента.

Владельцы патентов могут стратегически воспользоваться процедурой переиздания, заказав анализ недействительности, чтобы убедиться, что все потенциальные проблемные произведения искусства могут быть рассмотрены. Подтверждение предлагаемой формулировки формулы изобретения по сравнению с известным уровнем техники позволяет владельцу патента стратегически формировать формулы вокруг любого потенциально проблемного известного уровня техники, тем самым включая этот известный уровень техники в историю файла.Это фактически устраняет ценность известного уровня техники для последующих проблем с действительностью и сокращает доступный пул известного уровня техники для будущего претендента, поскольку искусство, известное заявителю, добавляется в историю патента.

Сроки проведения анализа недействительности для максимальной отдачи от инвестиций

Для операционных компаний заказ на проведение анализа недействительности до начала судебного разбирательства может дать стороне преимущество в том случае, если он будет подан с жалобой или уведомлением о прекращении и воздержании.Знание предшествующего уровня техники и, в идеале, наличие хорошо задокументированной диаграммы недействительности позволяет стороне очень рано понять свою позицию на переговорах при любом потенциальном урегулировании / переговорах с заявляющим патентообладателем.

Во многих случаях поиск по известному уровню техники не назначается до тех пор, пока угроза судебного разбирательства не станет реальной - после того, как жалоба была подана и начался судебный процесс. На этом этапе сторона, скорее всего, понесет расходы на подачу первоначальных состязательных бумаг и ходатайств, одновременно решая силу своих заявлений о недействительности и позиций по урегулированию.Чтобы снизить риск длительного и дорогостоящего судебного разбирательства, заказ на анализ недействительности при первоначальной угрозе со стороны патентообладателя - или даже заранее перед реальной угрозой - может обеспечить защитное оружие, которое можно использовать на ранних этапах судебного разбирательства или досудебные лицензионные переговоры.

Для владельцев патентов, желающих лицензировать и / или продавать свои патенты, понимание ландшафта предшествующего уровня техники и определение рисков недействительности может быть полезным инструментом переговоров.Предвидя и анализируя достоинства возможных проблем, связанных с предшествующим уровнем техники, патентообладатели могут быть готовы быстро рассмотреть любой известный уровень техники, обнаруженный ответчиками, потенциальными покупателями и лицензиатами, с целью продвижения обсуждения сделки, а не сосредоточения внимания на ее действительности. своих патентов.

Для покупателей патентов (то есть инвесторов) понимание действительности патента так же важно, как и определение объема его притязаний. Заказывая исследование недействительности перед началом переговоров о приобретении, можно сэкономить время и ресурсы как для потенциального покупателя, так и для продавца в случае обнаружения значительных проблем с предшествующим уровнем техники.По крайней мере, в рамках должной осмотрительности при приобретении покупатели патентов должны хорошо разбираться в ландшафте известного уровня техники, прежде чем заключать какие-либо патентные сделки. Владельцы и покупатели патентов обычно проводят анализ доказательств использования перед принятием решений, основанных на патентах. Однако, независимо от вероятности потенциального нарушения, ландшафт предшествующего уровня техники, имеющий отношение к патентным притязаниям, может минимизировать или практически полностью исключить ценность многообещающих доказательств использования.

Кроме того, для действующих компаний, которые постоянно сталкиваются с заявками на патенты, программа подачи заявок на выдачу патентов в соответствии с Законом об изобретениях Америки может стать мощным инструментом, позволяющим избежать дорогостоящих судебных разбирательств и урегулирований.Компании могут стратегически контролировать судебную деятельность патентообладателей, которая представляет реальную или потенциальную угрозу, а также статус ожидающих рассмотрения опубликованных заявок, связанных с патентами, заявленными этими патентообладателями. Оспаривая действительность заявлений патентообладателя, находящихся на рассмотрении, в дополнение к возможности подать межпартийную проверку до начала судебного разбирательства на федеральном уровне, операционные компании могут использовать несколько фронтов в борьбе с патентными заявками.

Определение подходящей фирмы для проведения поиска и анализа недействительности

Существует множество поставщиков патентного поиска как внутри страны, так и за рубежом.Тем не менее, найти подходящую фирму, которая сможет достичь ваших целей и обеспечить защиту, необходимую в деликатных вопросах инвалидности, может быть непросто.

Готовый к судебному разбирательству анализ недействительности, который является исчерпывающим и точным и исчерпывает как всемирные патентные базы данных, так и соответствующие непатентные литературные ресурсы, может стоить от 6000 до 10000 долларов США, в зависимости от сложности технологии и количества претензий и элементов претензий. разыскивается. Как правило, анализ недействительности включает справочную таблицу, в которой строится и интерпретируется каждый интересующий элемент претензии.Затем следует сделать перекрестные ссылки на цитаты из предшествующего уровня техники с каждым элементом формулы, чтобы показать, что это утверждение может быть недействительным, поскольку оно ожидаемо или очевидно. Пользователи анализов инвалидности должны быть осторожны с поставщиками, предлагающими выгодные цены, большие скидки или бесплатное первоначальное исследование. Учитывая юридический и технический анализ, ресурсы, опыт и время, необходимые для проведения надежного исследования такого типа, это должно быть последнее место, где сторонам следует искать выгодную сделку по любому деловому вопросу с высокими ставками.

Проблемы обнаружения, связанные с результатами поиска недействительности патента

Что касается зарубежных фирм, которые предоставляют услуги по патентным исследованиям на стороне, суды могут найти, что привилегия адвоката и клиента не защищает общение с иностранными работниками, работающими в офшоринге, даже в обстоятельствах, когда иностранные Работа проходила под наблюдением патентного поверенного США. Патентообладатели должны позаботиться о том, чтобы заказывать анализ недействительности зарубежным поисковым компаниям, поскольку большинство, если не все, результаты могут быть обнаружены.Это может быть особенно опасным, если выявлен проблемный предшествующий уровень техники. Использование патентного поверенного США для проведения поиска и предоставления заключения может, по крайней мере, быть предметом тайны между поверенным и клиентом и рабочим продуктом.

Еще одна проблема, с которой столкнулись многие патентные поверенные США при использовании зарубежных компаний для оказания патентных услуг, - это языковой барьер. Анализ недействительности требует твердого владения техническим и научным письменным английским языком, а также понимания нюансов и сложностей, связанных с патентными формулами, а также того, как они написаны.Если претензии не полностью поняты в контексте истории судебного преследования и потенциального построения претензии или если они неверно истолкованы переводом иностранного искателя, объем поиска может не дать точных или пригодных для использования результатов.

Идея краудсорсинга поисков по известному уровню техники становится все более популярной в последние годы, и такие компании, как Article One Partners и Patexia, предлагают вознаграждения за потенциальное признание произведений искусства недействительным. Хотя этот подход может быть эффективным, заказ краудсорсингового исследования недействительности может привести к тому, что исследуемые патенты и претензии станут достоянием общественности.Для владельцев патентов и потенциальных покупателей может быть неблагоразумно использовать эту модель, поскольку использование разрозненной группы лиц, большинство из которых предположительно не были бы адвокатами, не дало бы никаких привилегий в этом вопросе. Кроме того, это может привлечь нежелательную осведомленность и внимание общественности, что затруднит, если вообще возможно, поддержание безопасности. Учитывая природу краудсорсинга, клиентов может завалить потоком ссылок на известный уровень техники, возможно, без точных цитат или объяснений их актуальности.Это может привести к тому, что потенциально хорошая ссылка на известный уровень техники будет похоронена в большом количестве представленных материалов и будет упущена или отвергнута.

В идеале использование фирмы, в которой работают бывшие патентные эксперты USPTO, патентные поверенные или патентные поверенные, которые знакомы с формулировкой и толкованием формулировок формулы изобретения, может дать более положительные и точные результаты.

Активно использовать поиск недействительности

Исследования недействительности больше не являются исключительной сферой деятельности обвиняемых, готовящих защиту в суде.При наличии ресурсов, доступных в настоящее время опытным поисковым компаниям, и более низкой стоимости качественных исследований, было бы глупо не использовать исследования инвалидности более активно. Возможности применения анализа недействительности для покупателей патентов и компаний, инвестирующих в патенты, включают патентное планирование, стратегию, упреждающую защиту, лицензирование и закупки. Патентообладатели могут использовать этот анализ для определения сильных и слабых сторон своего портфеля (и других) под защитой привилегий; в то время как те, кто применяет патенты, могут рассчитать риск и оценить вероятность успеха раньше, чем позже.

* Эта статья Маулина Шаха из Envision IP была первоначально опубликована в Intellectual Asset Magazine , выпуск 72, и ее можно найти здесь.

: Пересмотренные законодательные акты штата Колорадо 2016 г. :: Кодексы и законы США :: Законодательство США :: Justia

(1) Районный суд принимает постановление о признании брака недействительным при следующих обстоятельствах:

(a) Сторона была неспособна дать согласие на брак во время заключения брака либо из-за умственной неполноценности или немощи, либо из-за воздействия алкоголя, наркотиков или других веществ, приводящих к недееспособности.

(b) У одной стороны не было физических возможностей для заключения брака половым актом, а другая сторона в момент заключения брака не знала о своей недееспособности.

(c) Сторона была моложе возраста, установленного законом, и не имела согласия своих родителей или опекуна или одобрения суда, как это предусмотрено законом.

(d) Одна сторона вступила в брак, полагаясь на мошенническое действие или представление другой стороны, и такое мошенническое действие или представление имеет отношение к сути брака.

(e) Одна или обе стороны вступили в брак под принуждением со стороны другой стороны или третьего лица, независимо от того, знала ли такая другая сторона о таком применении принуждения.

(f) Одна или обе стороны вступили в брак в шутку или поспешно.

(g) Брак запрещен законом, в том числе:

(I) Брак, заключенный до расторжения более раннего брака одной из сторон;

(II) Брак между предком и потомком или между братом и сестрой, независимо от того, являются ли отношения половинными или цельнокровными;

(III) Брак между дядей и племянницей или между тетей и племянником, независимо от того, являются ли они половинными или цельнокровными, за исключением браков, разрешенных установившимися обычаями коренных народов;

(IV) Брак, который был недействителен по закону места заключения такого брака.

(2) Заявление о недействительности в соответствии с подразделом (1) данной статьи может быть запрошено любым из следующих лиц, и оно должно быть подано в указанные сроки, но ни в коем случае нельзя требовать объявления о недействительности после смерти одного из участник брака, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи:

(a) По причинам, изложенным в подпункте (1) (a), (1) (d), (1) (e) или (1) (f) данного раздела, любой из сторон брака который был оскорблен условиями или законным представителем стороны, не имеющей возможности дать согласие, не позднее, чем через шесть месяцев после того, как заявитель узнал об описанном состоянии;

(b) по причине, изложенной в подразделе (1) (b) данного раздела, любой стороной не позднее, чем через год после того, как заявитель узнал об описанном состоянии;

(c) По причине, изложенной в подразделе (1) (c) данного раздела, несовершеннолетним лицом, его родителем или его опекуном, если такое действие по объявлению брака недействительным начато в течение двадцати четырех месяцев после дата заключения брака.

(3) Заявление о недействительности по причине, изложенной в подразделе (1) (g) настоящей статьи, может быть запрошено любой стороной; законным супругом в случае двоеженских, полигамных или кровосмесительных браков; соответствующим государственным должностным лицом; или ребенком любой из сторон в любое время до смерти любой из сторон или до окончательного урегулирования наследства любой из сторон и увольнения личного представителя, исполнителя или управляющего имуществом, или до шести месяцев после закрыто поместье по разделу 15-12-1204, C.Р.С.

(4) Дети, рожденные от брака, признанного недействительным, являются законными.

(5) Браки, признанные недействительными в соответствии с настоящим разделом, должны быть объявлены таким образом на дату заключения брака.

(6) Положения данной статьи, касающиеся имущественных прав супругов, содержания и содержания, а также распределения родительских обязанностей в отношении детей при расторжении брака, применяются к декретам о недействительности брака.

(7) Ни одно постановление не может быть принято, если одна из сторон не проживает в этом штате в течение тридцати дней, следующих за началом судебного разбирательства, или если брак не был заключен в этом штате.

Заявление об отказе от ответственности: Эти коды могут быть не самой последней версией. Колорадо может располагать более свежей или точной информацией. Мы не даем никаких гарантий или гарантий относительно точности, полноты или адекватности информации, содержащейся на этом сайте, или информации, на которую есть ссылки на государственном сайте. Пожалуйста, проверьте официальные источники.

«Стандарт недействительности федерального округа» Дэвида О. Тейлора

Ключевые слова

Патенты, недействительность

Абстрактные

Стандарт Федерального округа по доказыванию недействительности патентных притязаний ясен.Федеральный округ всегда требует четких и убедительных доказательств того, что патентная заявка недействительна. Однако обоснование этого стандарта неубедительно. Есть веские основания полагать, что Патентное ведомство редко рассматривает наиболее актуальный известный уровень техники и что вместо этого предполагаемые нарушители часто находят предшествующий уровень техники более значимым, чем известный уровень техники, рассматриваемый Патентным ведомством. Применение четкого и убедительного бремени противоречит логике, когда Патентное ведомство рассматривало только известный уровень техники, который менее актуален, чем известный уровень техники, заявленный в судебном процессе.И хотя Федеральный округ полагается на 35 U.S.C. § 282 как предписывает ясное и убедительное бремя доказывания, статут не включает такого бремени. В самом деле, все остальные окружные апелляционные суды указали, что установленная законом презумпция действительности требует только презумпции того, что Патентное ведомство правильно вынесло решение на основании имеющихся доказательств, а не того, что Патентное ведомство сочло наиболее актуальным известный уровень техники или что это - нелогично. - правильно постановил на основании доказательств, которые даже не рассматривал.Поощрять раскрытие соответствующего известного уровня техники в Патентном ведомстве, повышать качество патентов, гарантировать, что патенты служат своей уставной цели вознаграждения изобретателей за раскрытие открытий, и сокращать транзакционные издержки, связанные с в конечном итоге недействительными патентами, ясное и убедительное бремя доказательство недействительности должно быть заменено бременем преимущественного права, когда судебный процесс затрагивает нерассмотренный, существенный предшествующий уровень техники.

Рекомендуемое цитирование

Дэвид О.Тейлор, Ясно, но неубедительно: Стандарт федерального округа о недействительности , 21 Fordham Intell. Prop. Media & Ent. L.J. 293 (2011).
Доступно по адресу: https://ir.lawnet.fordham.edu/iplj/vol21/iss2/7

СКАЧАТЬ

С 28 августа 2015 г.

МОНЕТЫ

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *