Вторник , 26 Октябрь 2021

Греческий философ: Список древнегреческих философов — List of ancient Greek philosophers

Содержание

Список древнегреческих философов — List of ancient Greek philosophers

имя Жизнь Школа Ноты
Акрион V / IV века до нашей эры Пифагорейский посетил Платон
Адраст Афродисиас 2 век нашей эры Перипатетический написал комментарии к произведениям Аристотеля и комментарий к «Тимею» Платона.
Эдезия 5 век Неоплатонический жена Ермия и мать Аммония и Гелиодора
Эдезий III / IV века Неоплатонический учился у Ямвлиха, прежде чем основать собственную школу в Пергаме
Эней из Газы V / VI века Неоплатонический новообращенный христианин, который учился у Иерокла
Aenesidemus 1 век до нашей эры? Скептик написал книгу под названием « Пирронистские беседы»,
которая стала центральным текстом пирронистов.
Aesara V / IV века до нашей эры Пифагорейский
Эсхин из Неаполя II / I век до н.э. Академический скептик
Эсхин из Сфетта V / IV века до нашей эры Сократический часть круга Сократа и, вероятно, присутствовала при его смерти
Аэций 4 век нашей эры Перипатетический Обращенный в христианство антиохийец, учившийся в Александрии.
Агапий V / VI века нашей эры Неоплатонический учился у Марина Неапольского . известен своим обучением
Агафобул 1/2 века нашей эры Циник Известен своим суровым аскетизмом и учителем Demonax
Агатосфен
Агриппа Скептик 1/2 века нашей эры Скептик считается создателем «пяти оснований сомнения»
Альбинус 2 век нашей эры Средний платоник
Алкинозный 2 век нашей эры? Средний платоник
Алкивиад 450-404 г. до н.э. Сократический Афинский генерал и политик
Алкмеон Кротонский V / V века до нашей эры Пифагорейский интересуется медициной
Алексамен из Теоса 5 век до нашей эры? Сократический возможно, был первым, кто написал философские диалоги
Александр из Aegae 1 век нашей эры Перипатетический обучал императора Нерона
Александр Афродисийский 2/3 века нашей эры Перипатетический влиятельный комментатор Corpus Aristotelicum
Алексикрат 1/2 века нашей эры Пифагорейский
Алексин 4/3 века до нашей эры Мегарский основал свою школу, которая не имела хороших результатов
Амелиус 3 век нашей эры Неоплатонический ученик Плотина, который много писал
Аммоний Гермий V / VI века нашей эры Неоплатонический
Аммоний Афинский 1 век нашей эры Средний платоник учитель Плутарха
Аммоний Саккас 2/3 века нашей эры Неоплатонический Учитель Плотина
Анаксагор 5 век до н. э. Плюралист
Анаксарх 4 век до н.э. Атомщик
Анаксилаус 1 век до нашей эры / 1 век нашей эры Пифагорейский
Анаксимандр VII / VI века до нашей эры Милезский
Анаксимен Милетский 6 век до н.э. Милезский
Андроциды 2 век до нашей эры? Пифагорейский
Андроник Родосский 1 век до н.э. Перипатетический
Аннисерис 4/3 века до нашей эры Киренаик
Антиох из Аскалона II / I век до н.э. Средний платоник
Антипатр Кирены 4 век до н.э. Киренаик
Антипатр из Тарса 2 век до н. э. Стоик
Антипатр Тира 1 век до н.э. Стоик
Антисфен V / IV века до нашей эры Циник
Антонин 4 век нашей эры Неоплатонический
Аполлодор Афинский 2 век до н.э. Стоик
Аполлодор Селевкийский 2 век до н.э. Стоик
Аполлодор Эпикурейский 2 век до н.э. Эпикурейский
Аполлоний Кронос 4 век до н.э. Мегарский
Аполлоний Тианский 1 век нашей эры Неопифагорейский
Аполлоний Тирский 1 век до н.э. Стоик
Аркесилай 4/3 века до нашей эры Академический скептик
Архедем из Тарса 2 век до н. э. Стоик
Архелай 5 век до н.э. Плюралист
Archytas V / IV века до нашей эры Пифагорейский
Арета Киренская 4 век до н.э. Киренаик
Arignote 6-5 века до нашей эры Пифагорейский
Аристарх Самосский 4/3 века до нашей эры Академический скептик представила первую известную модель, в которой Солнце помещается в центр известной вселенной, а Земля вращается вокруг него.
Аристипп V / IV века до нашей эры Киренаик
Аристипп Младший 4 век до н.э. Киренаик
Аристоклея эт. 6 век до н.э.
Аристокл Мессенский 1 век нашей эры? Перипатетический
Аристокреон III / II век до н. э. Стоик
Аристо Александрийский II / I век до н.э. Перипатетический
Аристо Цеосский
III / II век до н.э. Перипатетический
Аристо Хиосский 4/3 века до нашей эры Стоик
Аристотель 4 век до н.э. Перипатетический основатель перипатетической школы; ученик Платона
Аристотель из Кирены 4/3 века до нашей эры Киренаик
Аристотель из Митилены 2 век нашей эры Перипатетический
Аристоксен 4 век до н.э. Перипатетический
Арий Дидим 1 век до н.э. Стоик
Асклепиад Флийский 4/3 века до нашей эры Эретрианец
Асклепиад Циник 4 век нашей эры Циник
Асклепигения V / VI века нашей эры Неоплатонический
Асклепиодот 1 век до н. э.
Асклепиодот Александрийский 5 век нашей эры Неоплатонический
Аспасий 2 век нашей эры Перипатетический
Афиней Селевкии 1 век до н.э. Перипатетический
Афинодорос Кананитес 1 век до н.э. Стоик
Афинодорос Кордилион II / I век до н.э. Стоик
Афинодор из Соли 3 век до н.э. Стоик
Атталус 1 век до нашей эры / 1 век нашей эры Стоик
Аттикус 2 век нашей эры Средний платоник
Василид (стоик) 2 век до н.э. Стоик Отрицал существование бестелесных сущностей
Василид Эпикурейский III / II век до н. э. Эпикурейский Преемник Дионисия Ламптрайского в качестве главы эпикурейской школы в Афинах.
Батис из Лампсака 3 век до н.э. Эпикурейский
Бион из Борисфена 4/3 века до нашей эры Циник Когда-то был рабом, позже его выпустят
Боэт из Сидона 1 век до н.э. Перипатетический
Боэт из Сидона (стоик) 2 век до н.э. Стоик
Болюс Мендеса эт. 3 век до н.э. Пифагорейский
Бронтинус эт. 6 век до н.э. Пифагорейский
Брайсон Ахейский эт. 330 г. до н.э. Мегарский
Калликлы 5 век до н.э. Софист ?
Каллифон 2 век до н. э. Перипатетический
Каллифон из Кротона 6 век до н.э. Пифагорейский
Каллистрат эт. 3 век нашей эры Софист
Карнеад c. 214 г. до н.э. — 129/8 г. до н.э. Академический скептик
Карнейск c. 300 г. до н.э. Эпикурейский
Кассий Лонгин c. 213–273 Средний платоник
Cebes c. 430–350 гг. До н. Э. Пифагорейский
Цельс 2 век
Cercidas 3 век до н.э. Циник
Cercops Пифагорейский
Херефон Сократический
Хамелеон 350-275 г. до н.э. Перипатетический
Charmadas 164 г. до н.э. — ок. 95 г. до н.э. Академический скептик
Chrysanthius эт. 4 век Неоплатонический
Хрисипп 279-206 гг. До н. Э. Стоик
Cleanthes 330-230 гг. До н.э. Стоик
Клеарх Соли 4–3 века до н.э. (320 г. до н.э.) Перипатетический
Клиний Тарентский 4 век до н.э. Пифагорейский
Клеомед Стоик
Клеомен Циник
Клиномах 4 век до н.э. Мегарский
Клитомах 187 г. до н.э. — 109 г. до н.э. Академический скептик
Колоты 320-268 гг. До н.э. Эпикурейский
Crantor родился c. 350 г. до н.э. Академический платоник
Ящики Афин умер 268-265 до н.э. Академический платоник
Ящики Маллуса эт. 2 век до н.э. Стоик
Ящики Фив Циник
Кратипп Пергамский Перипатетический
Кратил Эфесский
Кресенс Циник Циник
Кринис Стоик
Критолай Перипатетический
Кроний эт. 2 век нашей эры Неопифагорейский
Дамаский родился c. 458, умер после 538 г. Неоплатонический
Дамис 1-2 века нашей эры Неопифагорейский
Дамо 5 век до н.э. Пифагорейский Сообщается, что дочь Пифагора и Феано
Дардан Афинский 160-85 г. до н.э. Стоик Один из нескольких лидеров Стоа после смерти Панэция.
Деметриус Лакон эт. конец 2 века до нашей эры Эпикурейский
Деметриус Фалерей Перипатетический
Деметрий Амфипольский эт. 4 век до н.э. Академический платоник
Деметрий Циник Циник
Демократы Пифагорейский ?
Демокрит Досократический , атомист
Демонакс Циник
Дексипп эт. 350 Неоплатонический
Диагорас Мелоса Софист
Дикаарх Перипатетический
Дион Златоуст Софист
Диокл Книдский эт. 3-й или 2-й век до нашей эры? Академический платоник
Диодор Кронос Мегарский
Диодор Адрамиттиевый эт. 1 век до н.э. Академический скептик
Диодор из Аспендуса Пифагорейский
Диодор из Тира Перипатетический
Диодот Стоик
Диоген Аполлонийский Досократический
Диоген Вавилонский Стоик
Диоген из Оэноанды Эпикурейский
Диоген Селевкийский Эпикурейский
Диоген Синопский Циник
Диоген из Тарса Эпикурейский
Дионисий Халкидонский Мегарский
Дионисий Киренский Стоик
Дионисий Ламптрайский Эпикурейский
Дионисий Отступник Стоик
Дио Александрийский эт. 1 век до н.э. Академический скептик
Диотима Мантиней
Диотимус Стоик
Домнин из Ларисы c. 420 — ок. 480 Неоплатонический
Echecrates Пифагорейский
Экфант Пифагорейский
Эмпедокл Досократический , плюралистический
Эпихарм Кос Пифагорейский
Эпиктет Стоик написал Энхиридион , справочник стоических этических советов
Эпикур Эпикурейский сказал, что целью философии было достижение спокойствия, характеризуемого атараксией
Евбулид Мегарский
Евклид из Мегары Мегарский
Евдем Родосский Перипатетический
Евдор Александрийский Перипатетический
Евдокс Книдский 410/408 г. до н.э. — 355/347 г. до н.э. Академический платоник
Euenus Софист
Евфант Мегарский
Евфрей
Евфрат Стоик
Еврит Пифагорейский
Евсевий Миндский эт. 4 век Неоплатонический
Евстафий Каппадокийский c. 400 Неоплатонический
Эвандер эт. c. 215 — ок. 205 Академический скептик
Favorinus Академический скептик
Гай Платоник эт. 2 век Средний платоник
Близнецы Стоик
Gorgias Софист
Хагнон из Тарса эт. 2 век до н.э. Академический скептик
Гекатей Абдерский Скептик
Гекато Родоса Стоик
Гегезия Киренская Киренаик
Гегесин Пергамский эт. c. 160 г. до н.э. Академический скептик
Hegias эт. c. 500 Неоплатонический
Гелиодор Александрийский эт. 5 век Неоплатонический
Гераклид Лембус
Гераклид Понтийский 387 г. до н.э. — 312 г. до н.э. Академический платоник
Гераклит Досократический , эфесский утверждал, что «Вы не можете войти в одну и ту же реку дважды» и «Все — огонь».
Ираклий Циник
Герилл Карфагенский Стоик
Гермагор из Амфиполя Стоик
Гермарх Эпикурейский
Гермий родился c. 410 — умер ок. 450 Неоплатонический
Herminus Перипатетический
Гермипп Смирнский Перипатетический
Гермотим из Клазомен
Hicetas Пифагорейский
Иерий fl c. 500 Неоплатонический
Иерокл Александрийский эт. c. 430 Неоплатонический
Иерокл (стоик) Стоик
Иероним Родосский Перипатетический
Химериус Софист
Гиппархия Маронеи Циник
Гиппас Пифагорейский
Гиппий Софист
Гиппопотам Досократический
Horus Циник
Гипатия Александрийская родившиеся 350-370-415 Неоплатонический
Ямблих c. 245-с. 325 Неоплатонический
Ихтиас Мегарский
Идоменей из Лампсака Эпикурейский
Ион Хиосский Пифагорейский
Исидор Александрийский эт. c. 475 Неоплатонический
Джейсон из Нисы Стоик
Лациды Кирены перед 241 — c. 205 г. до н.э. Академический скептик
Леонтей из Лампсака Эпикурейский
Леонтион Эпикурейский
Левкипп Досократический , атомист
Лико из Ясоса Пифагорейский
Ликон Троадский Перипатетический
Ликофрон Софист
Лисис Тараса Пифагорейский
Марин из Неаполя родился c. 450 Неоплатонический
Максим Эфесский умер 372 Неоплатонический
Максимус Тирский эт. 2 век Средний платоник
Мелеагр Гадары Циник
Мелисс Самосский Досократов , элеатов
Менедем Эретрианец
Менедем из Пирры эт. c. 350 г. до н.э. Академический платоник
Менедем Циник Циник
Менипп Циник
Метрокл Циник
Метродор Афинский
Метродор Хиосский Атомщик
Метродор из Кос Пифагорейский
Метродор из Лампсака (старший) Досократический
Метродор из Лампсака (младший) Эпикурейский
Метродор Стратоникийский эт. 2 век до н.э. Академический скептик
Мнесарх Афинский Стоик
Модерат из Гадеса Неопифагорейский
Монимус Циник
Myia Пифагорейский
Навсифан Атомщик
Никарете из Мегары Мегарский
Николай Дамаскин
Никомах Неопифагорейский
Никомах (сын Аристотеля) Перипатетический
Нумениус Апамейский эт. c. 275 Неопифагорейский
Нимфидиан Смирнский эт. c. 360 Неоплатонический
Глаз Лукана Пифагорейский
Эномай из Гадары Циник
Олимпиодор Старший Перипатетический
Олимпиодор Младший c. 495-570 Неоплатонический
Онасандр эт. 1 век Средний платоник
Онатас Пифагорейский
Ориген-язычник эт. c. 250 Средний платоник
Панэций Стоик
Панкрат Афинский Циник
Panthoides Мегарский
Парменид Элейский Досократов , элеатов считал, что единственное, что существует, — это само бытие; учитель Зенона Элейского
Pasicles Фив Мегарский
Патро Эпикурейский Эпикурейский
Перегрин протей Циник
Персей Стоик
Федон Элиды Сократик , школа Элиды
Федр Эпикурейский
Фания из Эреса Перипатетический
Призрак Флиуса Пифагорейский
Филипп из Опуса эт. 4 век до н.э. Академический
Филиск Эгинский Циник
Филиск Фессалийский Софист
Филон 20 г. до н.э. — 50 г. н.э. Средний платоник
Филон Ларисовский 159/158 до н.э. — 84/83 до н.э. Академический скептик
Филон Диалектик Мегарский
Филодем Эпикурейский
Филолай Пифагорейский
Филонид Лаодикийский Эпикурейский
Филострат Софист
Финтис Пифагорейский
Платон 428/427 до н.э. — 348/347 до н.э. Академический ученик Сократа и учитель Аристотеля; известен теорией форм
Плотин c. 204 — 270 Неоплатонический
Плутарх c. 46 — 120 Средний платоник
Плутарх Афинский c. 350–430 Неоплатонический
Полемарх
Полемон Афин Стоик
Полемон Лаодикии Софист
Полемон до 314 г. до н.э. — 270/269 г. до н.э. Академический
Полюс
Полиэн из Лампсака Эпикурейский
Полистрат Эпикурейский
Порфирий 234 — ок. 305 Неоплатонический учил Плотин ; написал Isagoge , введение в «Категории» Аристотеля ,
Посидоний Стоик
Потамо Александрийский Эклектизм
Праксифан Перипатетический
Присциан Лидии эт. c. 550 Неоплатонический
Приск Эпирский c. 305-с. 395 Неоплатонический
Прокл 412–485 Неоплатонический
Прокл Лаодикийский
Прокл Маллотес Стоик
Продик Софист
Протагор Софист
Птолемей-эль-Гариб Перипатетический
Пиррон Скептик считается первым философом- скептиком
Пифагор Пифагорейский
Саллюстий Неоплатонический
Саллюстий Эмесский Циник
Сатир Перипатетический
Секундус Безмолвный Циник
Секст Херонейский
Секст Эмпирик Скептик
Симмий Фиванский Пифагорейский
Симон Сапожник Сократический
Симплиций Киликийский c. 490 — ок. 560 Неоплатонический
Сиро Эпикурейский
Сократ Сократический считается одним из основоположников западной философии; считается первым философом-моралистом
Сопатер Апамеи умер до 337 г. Неоплатонический
Sosigenes Перипатетический
Сосипатра эт. c. 325 Неоплатонический
Sotion Неопифагорейский
Спевсипп c. 407 г. до н.э. — 339 г. до н.э. Академический
Sphaerus Стоик
Стилпо Мегарский
Strato of Lampsacus Перипатетический
Syrianus умер c. 437 Неоплатонический
Telauges Пифагорейский
Телеклы Фокиды умер 167/166 г. до н.э. Академический скептик
Телес циник Циник
Фалес Досократический , милетский первый философ; считал, что первым принципом ( архей ) является вода; один из семи мудрецов Греции
Теаген Патрский Циник
Theano Пифагорейский
Фемиста из Лампсака Эпикурейский
Фемистий Неоплатонический
Теодор из Асины эт. 3 век Неоплатонический
Теодор Атеист Киренаик
Теон Смирнский Неопифагорейский
Теофраст Перипатетический
Thrasymachus Софист
Фрасимах Коринфский Мегарский
Тимей Локровский Пифагорейский
Тимей Софист эт. между 1 и 4 веками Средний платоник
Тимон Скептик
Тимыча Пифагорейский
Тисиас Софист
Ксенарх Селевкии Перипатетический
Ксениад Скептик
Ксенократ c. 396 г. до н.э. — 314 г. до н.э. Академический
Ксенофан из Колофона Досократов , элеатов утверждал, что, если бы волы могли вообразить богов, эти боги были бы в образе быков
Ксенофил Пифагорейский друг и учитель Аристоксена
Ксенофонт
Зенобий 2 век нашей эры Софист Расцветали во времена императора Адриана
Зенодот эт. c. 475 Неоплатонический описывается как «любимец Прокла »
Зенон из Citium 334-262 гг. До н.э. Стоик основатель стоической школы философии
Зенон Элейский Досократов , элеатов знаменитый создатель парадоксов Зенона
Зенон Сидонский 150-75 г. до н.э. Эпикурейский иногда называют «ведущим эпикурейцем»
Зенон из Тарса эт. 200 г. до н.э. Стоик

Античный мир.Выдающиеся философы Древней Греции: fedorova_tl — LiveJournal

История культуры Древней Греции  оставила нам больше имён знаменитых творцов, философов, поэтов, чем правителей, как это было в других странах этого времени.

Платон и Аристотель.
Философия – это понятие греческого происхождения: в переводе «любовь к мудрости». Мудрость – это поиск истины, познание мира и его законов, желание человека дойти до начала всех  начал, понять и объяснить его.   Древнегреческие философы рассматривали человека в его гармоническом соединении с природой, не пытаясь их  разделить. Философов интересовали  взаимоотношения человека и общества, человека и человека и даже человека в самом человеке. Древние греки считали философию матерью всех наук.

Греческая философия не может быть понята без эстетики — теории красоты и гармонии.

Древнегреческая эстетика была частью нерасчлененного знания. Зачатки многих наук ещё не отпочковались в самостоятельные отрасли от единого древа человеческого познания.

В отличие от древних египтян, развивающих науки в практическом аспекте, древние греки отдавали предпочтение теории. Философия и философские подходы к решению любой научной проблемы

лежат в основе древнегреческой науки. Поэтому выделить учёных, занимавшихся «чистыми» научными проблемами, нельзя. В Древней Греции все ученые были философами, мыслителями и обладали знанием основных философских категорий.

Идея красоты мира проходит через всю античную эстетику. В мировоззрении древнегреческих натурфилософов нет ни тени сомнения в объективном существовании мира и реальности его красоты. Для первых натурфилософов прекрасное — это всеобщая гармония и красота Вселенной.

В их учении эстетическое и космологическое выступают в единстве.  Вселенная  для  древнегреческих натурфилософов — космос, заключающий в себе   мир, гармонию, украшение, красоту,  наряд, порядок.
Во всеобщую картину мира включается представление о его гармонии, красоте. Поэтому сначала все науки в Древней Греции были объединены в одну — космологию.


Сократ — один из родоначальников диалектики как метода поиска и познания истины.

Главный принцип — «Познай самого себя и ты познаешь весь мир», т. е. убеждение в том, что самопо

Вечные цитаты древнегреческих философов

В поисках вдохновляющей цитаты не нужно искать дальше мудрости древнегреческих философов. Идеи, которыми эти люди поделились с миром, находят отклик даже в наше время и будут вечно жить в нашем сознании.

 

Давайте взглянем на некоторые из лучших цитат самых известных греческих философов, которые обязательно заставят вас задуматься о многих жизненных проблемах и, возможно, даже изменить ваш образ мышления.

Аристотель

 

Гениальный греческий философ IV века до нашей эры известен своей верой в то, что люди несут ответственность за создание своих собственных добродетелей и что мы развиваем их по мере взаимодействия с другими людьми. Поэтому мы формируем привычки, и это мешает людям изменить свой образ жизни.

 

Однако это не обрекает нас на жизнь, предопределенную наизусть — мы можем создавать положительные и добродетельные привычки так же легко, как и отрицательные, считал он.

 

«Итак, ни по природе, ни против нее добродетели не возникают в нас, скорее, мы приспособлены природой к их восприятию и совершенны по привычке».

 

Аристотель также сказал: «Признаком образованного ума является способность принимать мысли, не принимая их».

 

В гораздо более романтическом ключе великий философ и ученик Платона также имел это навязчиво прекрасное прозрение, которое, несомненно, остается актуальным сегодня, как никогда: «Любовь состоит из одной души, обитающей в двух телах».

Демокрит

 

Демокрит был математиком, физиком, этиком и философом, жившим в V веке до нашей эры. Близкий современник Сократа, его работы также включали работы по изучению космологии. Он часто говорил о своей вере в то, что лучший способ для общества и отдельных людей достичь спокойствия — это откусить столько, сколько можно легко обработать, и не заботиться о себе, о несущественных вещах.

 

Известный на протяжении всей истории как «Смеющийся философ» (за его юмор при размышлении о человеческой глупости), он был ответственен за создание терминов «смех Абдеритана», что означает насмешливый, снисходительный тип смеха, и «Абдерит», что означает насмешник.’

 

Великий мыслитель свел вселенную к простому предложению, которое, возможно, может дать нам правильную точку зрения на мир, когда мы будем подавлены текущими событиями сегодня: «Не существует ничего, кроме атомов и пустого пространства, все остальное — просто мнение».

Сократ

 

Сократ, пожалуй, самый известный философ древности. Он родился в 470 г. до н.э. и прожил до 399 г. до н.э., он считается одним из основоположников западной философии. Он также был первым философом-моралистом западной этической мысли, также известной как «этика добродетели». Некоторые из его самых известных цитат включают следующее:

 

«Лживые слова не только сами по себе злы, но они заражают душу злом».

«Неисследованная жизнь не стоит того, чтобы жить».

 

И еще один, который наверняка заставляет многих из нас задуматься: «Ничтожные люди живут только для того, чтобы есть и пить, достойные люди едят и пьют только для того, чтобы жить».

 

Возможно, самое удивительное, что великий мыслитель, который, несомненно, был одним из самых блестящих людей, когда-либо живших, также подарил миру эту жемчужину смирения: «Я знаю одно: я ничего не знаю. Это источник моей мудрости».

Платон

 

Платон, родившийся примерно в 428 г. до н.э., доживший до 347 г. до н.э., был одним из лучших учеников Сократа и впоследствии стал основателем Академии в Афинах, первого высшего учебного заведения во всем западном мире. Он считается важнейшей фигурой в развитии западной философской традиции.

 

Он резюмировал вечные поиски знаний человечества в своей фразе:

 

«Человек — это существо, ищущее смысл».

 

В своем собственном стремлении познать Вселенную и человеческую природу он пришел к осознанию того, что «худший из всех обманов — это самообман».

 

Платон также сказал: «Ни один человек не должен приносить в мир детей, которые не желают упорствовать до конца в своей природе и образовании» и «Риторика — это искусство управлять умами людей».

 

«Хорошим людям не нужны законы, которые приказывают им действовать ответственно, в то время как плохие люди найдут способ обойти законы».

 

И, конечно же, у него была своя лирическая сторона: «Каждое сердце поет песню, незавершенную, пока другое сердце не шепчет в ответ».

 

И, пожалуй, самым обнадеживающим из всего, что когда-либо говорил один из древних, Платон также дал миру такое понимание: «Ничто в делах людей не заслуживает большой тревоги».

Гераклит

 

Греческий философ конца VI века до нашей эры, Гераклит наиболее известен своей доктриной изменения, занимающей центральное место во Вселенной. Он также ввел термин Логос (λόγος) в западной философии, объясняя его значение как источника и фундаментального порядка Космоса.

 

Возможно, давая нам сегодня представление о том, как мы можем справиться с окружающим нас хаосом, этот великий философ был первым, кто сказал: «Нет ничего постоянного, кроме перемен».

Он также заявил такие истины, как «Для больших результатов требуются большие амбиции» и «Характер — это судьба».

Фалес

 

Этот мыслитель, более известный как Фалес Милетский, был древнегреческим философом, математиком, астрономом и этиком, также жившим в VI веке до нашей эры. Он интересовался множеством предметов и много путешествовал по своей жизни, проводя время в Египте.

 

Диоген сообщил, что Фалес никогда не был женат, говоря своей матери в молодости, что «слишком рано жениться, когда ты молод, а когда ты пожилой человек – уже слишком поздно». Имея ввиду, что для брака нет подходящего возраста. 

 

Но Фалес внес огромный вклад в современный мир, поскольку он признан одним из первых людей, совершивших гигантский мысленный скачок, отказавшись от использования мифологии для объяснения мира и вселенной, а вместо этого обратился к научным теориям для объяснения природных объектов и явлений. Конечно, этот мыслительный процесс был самым важным предшественником современной науки, какой мы ее знаем сегодня.

 

Он также дал нам эту жемчужину: «Счастливый человек — это тот, у кого здоровое тело, богатая душа и хорошо образованный ум».

 

«Нет ничего активнее мысли, потому что она путешествует по вселенной, и нет ничего сильнее необходимости, ибо все должны подчиняться ей».

 

«Время — мудрейшая из всех вещей, потому что он все выявляет».

Перикл

 

Перикл, несомненно, один из величайших государственных деятелей и полководцев в истории Греции, был также известен как пропагандист искусства и литературы, и в основном благодаря его усилиям Афины приобрели репутацию образовательного и культурного центра древнегреческих народов. 

 

Но, несмотря на свои многолетние достижения, в том числе строительство Парфенона и большинства других зданий на вершине Акрополя, он оставил нежные слова, которые служат напоминанием о том, что действительно важно в жизни, сказав: «То, что вы оставляете позади, не то, что выгравировано на каменных памятниках, но то, что вплетено в жизнь других».

Эпиктет

 

Этот греческий философ из стоической школы жил после древних времен, но имел много чего добавить к своей сфере знаний. Родился рабом в 50 году нашей эры в Иераполисе, Фригия, он проявил страсть к учебе и начал изучать философию в Риме с благословения своего богатого владельца Епафродита, который был секретарем императора Нерона.

 

Его учение было записано и опубликовано его учеником Аррианом в его работах «Беседы» и «Энчиридион».

Как можно понять из его жизненного опыта, Эпиктет считал, что все внешние события находятся вне нашего контроля, мы должны принимать все, что с нами происходит, спокойно и беспристрастно. Однако он утверждал, что люди, тем не менее, несут ответственность за свои действия, которые они могут изучать и контролировать с помощью строгой самодисциплины.

 

Этот самый невероятный из философов дал миру такие стоические идеи, как «Контролируйте свои страсти, чтобы они не отомстили тебе».

 

Он также сказал: «Главное — составлять компанию только с людьми, которые возвышают вас, чье присутствие требует от вас всего наилучшего». Возможно, наиболее значимым из всех было то, что он также считал, что «только образованные люди свободны».

 

Православная библиотека Святых отцов и церковных писателей

Совершенно справедливо в предисловии к настоящей книге проф. Введенский указывает на общепризнанное высоко–поучительное значение греческой философии, харак­теризуемое следующими словами Виндельбанда: «Опираясь на сравнительно небольшой круг сведений, греческая философия с какой–то особенно величественной простотой создает понятия для его переработки с точки зрения познания; со смелой неустрашимостью мысли развивает она все необходимейшие основные положения миросозерцания. В этом и состоит типическое свойство античного мышления и высоко–поучительное значение его для истории. Наш современный язык и наше современное мировоззрение сплошь проникнуты данными античной науки; а наивное упорство, с которым древние философы доходили до одностороннейших выводов в отдельных вопросах мысли, пре­красно уясняет нам ту фактическую и психологическую необходимость, с какой возникают не только философские задачи, но и постоянно повторяющиеся в истории попытки к их разрешению». Проникнуть в лабораторию философствующего духа на самых ранних ступенях его развития, познакомиться с его основными запросами и тенденциями весьма важно для понимания и оценки не только ближайших последующих явлений философской мысли (где существует уже прямая историческая зависимость), но во многих случаях и философы нашего времени, не смотря на гораздо большую сложность последней и связь с не­сравненно высшим уровнем других наук: элементарные психологические мотивы философствования и формы зависи­мости его от состояния положительных знаний не могут не повторяться и в более развитом мышлении, потому что природа–то человеческая остается ведь одна и та же. Изучение античной философии в этом случае особенно по­лезно потому, что, во–первых, к доктринам древних мы можем отнестись с большим беспристрастием, чем к современным философемам, представляющим зачастую для нас не один только теоретический интерес; – а во–вторых, совершенно чуждый нам круг научных представлений древности и обусловленное этим своеобразие тогдашних философских идей требуют от изучающего постоянного упражнения в отрешении от современных точек зрения и в умении становиться на точки зрения изучаемых мыслителей, чем и развивается та драгоценная способность входить в дух известной доктрины и пони­мать ее подлинные пружины и отношения, которая столь не­обходима всякому историку философии.

Книга Таннери, посвященная первому периоду греческой философии, – от Фалеса до эпохи софистов и Сократа, – яв­ляется серьезно задуманной и очень хорошо выполненной попыткой подобного проникновения в круг научно–философских идей древности. В этот период философия еще не обособилась от других наук. Поэтому изучение соб­ственно философских взглядов этого периода более, чем какого–либо другого, возможно только в самой тесной связи с развитием научного миросозерцания вообще. Тан­нери так и делает, почему и книгу свою озаглавливаем – не «история древне–греческой философии», а «первые шаги древне–греческой науки». Заглавие это выражает, между прочим, сознательное стремление автора избежать тех односторонностей, какие допускаются в изображении рассматриваемого периода греческой мысли некоторыми историками философии «Принято считать, говорит он, первых греческих мыслителей философами, а потому их мнения изучались преимущественно философами, историки же отдельных наук обыкновенно принимали без про­верки выводы, формулированные наиболее авторитетными историками философии. Однако не трудно заметить важные недостатки метода, принятого философами для восстановления систем первых физиологов, недостатки, препятствую­щие ясному пониманию начала развития наук. Философ конечно прежде всего старается выделить руководящую метафизическую идею из разрозненных отрывков и отдельных известий, приводимых древними авторами отно­сительно каждого физиолога. В крайнем случае он и сам формулирует эту идею, не заботясь о том, соответствуют ли употребляемые им термины данной эпохе, или нет. Затем он группирует вокруг этой основной идеи второстепенные, на его взгляд, мнения, по возможности устанавливает между ними логическую связь и указывает их взаимное влияние; но тезисами чисто научного харак­тера он или пренебрегает, или же приводит их вскользь, ради их оригинальности». При этом и сами философ­ские воззрения раскрываются не безошибочно – «вследствие стремления приписывать какому–либо мыслителю эпохи элли­низма понятия, впервые разъясненные Аристотелем». Автор, впрочем, допускает, что «при соблюдении должных предосторожностей описанный им метод (который в сущности впервые был введен самим Аристотелем) яв­ляется единственным, действительно отвечающим це­лям истории философии: как бы ни было искусственно до­стигнутое таким образом восстановление мыслительного процесса каждого отдельного философа, в совокупности оно дает логическое построение, более или менее удовле­творяющее наш ум и дающее нам картину постепенного – сознательного или бессознательного – прогресса человече­ской мысли в области метафизики». «Но, прибавляет он, эта картина не открывает нам всей истины; на этом я особенно настаиваю: она дает нам лишь ограниченный уголок ее, да и то со специальной точки зрения. Поэтому, история науки должна служить дополнением к истории философии; она должна быть восстановлена непосредственно, независимо от истории философии и с помощью совер­шенно иного метода» (стр. 10–11). Нам эта критика историко–философского метода кажется нисколько несправедли­вой: далеко не все, во–первых, историки философии игнорируют связь древнейших философских идей с тогдашним общенаучным развитием; а во–вторых, едва ли сообразно с научным достоинством истории философии считать для нее допустимым усвоение древнейшими мыслителями Аристотелевских понятий и необязательным восстановление истинного образа мыслей этих мыслителей. Но, разумеется, эта несправедливость не мешает нам признать, что сам автор понимает свою задачу вполне правильно и научно, и считать его книгу полезным пособием к изучению древ­нейшей греческой философы.

Относительно своих задач, метода и научного значения своей работы автор дает следующие разъяснения: «До Платона почти все мыслители Эллады были не философами в современном смысле этого слова, но физиологами, как тогда говорили, т. е. учеными. Вся их наука была, правда, рядом заблуждений, нагромождением неосновательных гипотез, но это не важно: путь от невежества к истине лежит через заблуждения; гипотеза же, поскольку она может быть проверена, есть лучшее средство приблизиться к достоверности. История происхождения науки должна прежде всего рассмотреть эти заблуждения, заняться этими первыми гипотезами; ее задача – указать, в какой степени одни из них способствовали развитию мысли, другие же препятствовали ему. Зерном систем древних физиологов служила не какая–либо метафизическая система, но общее представление мира, образованное у каждого из них, на основании совокупности его частных знаний. Только от­правляясь от этих конкретных представлений, физиологи могли подняться до абстракций, еще непривычных в то время; эти абстракции и составили впоследствии область собственной философии, между тем как ученые специа­листы мало–помалу утрачивали к ним всякий интерес. Но для того, чтобы найти это зерно, чтобы восстановить общее миропредставление физиологов, очевидно, необходимо поставить на первое место взгляды последних на различные физические вопросы, которыми в истории философии обыкновенно пренебрегают, отводя им последнее место. Нужно прежде всего постараться связать друг с другом эти мнения и по возможности объяснить их историческое преемство. Очевидно, что намеченный мной метод совер­шенно противоположен (?) тому, который обыкновенно упо­требляется в истории философии. Результаты, к которым может привести систематическое применение этого метода, выяснятся по прочтении отдельных монографий, собранных в этом томе. Как бы несовершенны ни были эти первые попытки, я все же решаюсь утверждать, что лишь этим путем можно внести порядок и ясность в область, где до сих пор господствовала сбивчивость и неизвест­ность; этот метод особенно способствует нахождению единства и внутренней связи между такими учениями, которые с философской точки зрения рассматриваются, как про­тиворечивые и несовместимые. Я не задавался исключительной целью собрать в этом томе материалы для истории происхождения наук, – я хотел прибавить к ним не­сколько теоретических соображений, а также дать нечто вроде дополнения к истории происхождения философии»(стр. 11–13).

Что касается формы изложения, то автор дает ряд мо­нографий, посвященных отдельным мыслителям. «Я не скрываю от себя, говорит он, тех важных неудобств, которые представляет эта форма для настоящей истории научных доктрин: она или затемняет связь между отдель­ными учениями, или же, при стремлении отметить их преем­ство, приводит к скучным повторениям. Мне кажется, однако, что еще не настал надлежащий момент для по­пытки написать подобную историю; теперь нам гораздо нуж­нее специальные исследования и детальный разбор, хотя бы от них и пострадало единство работы» (стр. 14). Не отрицая важности предпринимаемой автором работы, мы не можем, однако согласиться с ним в том, чтобы в настоящее время невозможна была связная и цельная история древнейшей греческой философии: детальных филологических и исторических исследований уже и теперь сде­лано в этой области весьма достаточно, – настолько, что, по убеждению некоторых историков философии, мы теперь историю древней философии знаем даже лучше средневе­ковой. Но, разумеется, и этот несправедливый упрек автора историкам философии отнюдь не обесценивает его собственной работы. Порядок своих монографий автор определяет хронологией тех мыслителей, которыми он занимается в своей книге. «Только этим путем, говорит он, и можно установить преемство научных знаний и от­метить распространение открытий; даже с философской точки зрения хронологический метод не представляет серьезных неудобств в применении к такой эпохе, когда школ собственно не существовало, за исключением пифагорейской; – впрочем, перемены, которым подверглось учение последней, нам почти совершенно неизвестны» (стр. 15).

Как видим, автор более всего стремится к разрешению собственно исторической задачи – к восстановлению учений древне–греческих мыслителей в их подлинном и точном смысле, в их действительной обстановке и реальных отношениях, а философско–критической задаче усвояет подчиненное значение. Соответственно этому, су­щественнейшую важность для него представляет установка хронологии философов и критика источников. Исследованию этих двух вопросов и посвящены две первые главы его книги.

Так как все без исключения труды философов до–сократовской эпохи утрачены, то Таннери совершенно спра­ведливо видит себя вынужденным предварительно решить вопрос о ценности источников, которыми он пользовался для своих монографий. Источники эти – двоякого рода: во–первых, отрывки из сочинений философов, сохраненные полиграфами и комментаторами греко–римского периода, и, во–вторых, так называемые доксографы. Что касается отрывков, то, по словам Таннери, «не говоря уже о тех сомнениях, которые может вызывать вопрос о подлин­ности этих отрывков, нужно заметить, что последние вообще не могут быть обособлены от текста сохранивших их писателей, которые обыкновенно так или иначе толкуют их смысл, зачастую весьма темный. Поэтому не­вольно возникает вопрос, существовало ли сочинение того или другого «физиолога» в то время, когда делались дошедшие до нас наброски, было ли оно целиком прочтено автором, так что последний мог вполне проникнуться духом античных учений, или же он просто взял эти цитаты из вторых рук, из каких–нибудь неполных эксцерптов или у других авторов, тоже более или ме­нее ненадежных. Все эти вопросы требуют, конечно, детального рассмотрения в каждом отдельном случае; к несчастью, при современном состоянии наших знаний они вообще вряд ли могут быть окончательно решены. Например, было бы очень интересно узнать в точности, до какой степени сохранились в неприкосновенности труды Гераклита или Парменида; но мы должны сознаться в полном своем невежестве относительно этого вопроса». «Я думаю, однако, прибавляет он, что чем глубже мы будем проникать в неизвестную нам область истории античного мира, тем скорее придем к убеждению, что ци­таты вообще, а в особенности те из них, которые приво­дятся у авторов времени упадка, далеко не всегда берутся прямо из цитируемых трудов. В древности сочинения античных авторов, за исключением классиков, были вообще редки и ценились очень дорого; их можно было найти только в больших библиотеках. Поэтому в боль­шинстве случаев довольствовались добыванием сведений из компиляций или полиграфических сборников. Подоб­ные сборники, касающиеся самых разнообразных предметов, сохранились и до нашего времени, но мы знаем на­верное, что их было гораздо больше, и не сомневаемся, что при их составлении они, подобно нашим словарям, большей частью служили друг для друга источником. Итак, нельзя дать общих правил для определения цен­ности отрывков древних физиологов, как исторических источников» (стр. 15–17).

Иначе обстоит дело с другим источником. «Если за­даться вопросом, какими источниками пользовались греческие доксографы, что между ними общего, и в какой сте­пени можно доверять каждому из них, – то на эти воп­росы мы можем найти более или менее точные ответы» (стр. 17). Поэтому в 1–ой главе автор ограничивается лишь историей доксографов, не касаясь критики отрывков. Надо, впрочем, заметить, что эта глава не обработана автором самостоятельно, а написана на основании Prolegomena, предпосланных Германом Дильсом его изданию «Doxographigraeci» (Berlin, 1879).

Итог исследования в этой главе сводится к тому, что «сочинения физиологов никогда не были прямыми источни­ками доксографов; последние имеют своим первоисточником обширный исторический труд Феофраста, впрочем, рано утраченный и замененный сокращениями и компиляциями, по которым и составлялись дошедшие до нас сочинения доксографов» (стр. 17; ср. стр. 29)1. Историческое сочинение Феофраста по своему происхождению стоит в связи с обыкновением Аристотеля – прежде чем изла­гать свое учение, приводит мнения, высказанные по дан­ному вопросу до него, и опровержением их подготовлять почву для развития собственных теорий. Научные сочинения Стагирита дают нам множество исторических сведений, драгоценных по причине их древности и полной компетентности автора (стр. 19). «Интерес, который пред­ставляли рассеянные таким образом в сочинениях Ари­стотеля исторические сведения, а равным образом сами пробелы в этих сведениях, должны были вызвать у лиц, желавших отдать себе отчет в понятиях прошлых времен, потребность в составлении целого труда, посвященного полному и правдивому анализу сочинений древних физиологов. Таковы были одни из тех задач, какие поставил себе Неофраст, самый известный из учеников и последователей Аристотеля. Написанная им история, по–видимому, была известна в древности в двух различных редакциях: одна в 16 книгах носит заглавие «О мнениях физиков (περὶ φυσικῶν δοξῶν)», другая в 18 кн. – «О физиках (περὶ φυσικῶν)». От этого обширного труда со­хранился только один цельный отрывок, относящийся к «ощущениям», и несколько цитат, большая часть которых находится у Симплиция, заимствовавшего их у Алек­сандра Афродисийского» (стр. 19–20). Сочинением Феофраста широко пользовались составители биографий и авторы «Διαδοχαὶ φιλοσόφων», делая из него извлечения. Одно из подобных извлечений легло в основу «Philosophumena» Иппо­лита. Пользовались и другими сокращениями из Феофраста, все более и болеe удаленными от первоначального источ­ника (напр., автор псевдо–Плутарховых «Стромат», Диоген Лаэртский, церковные писатели – Евсевий, Феодорит, Ириней, Арнобий, Августин, Епифаний и др.). В александрийскую эпоху составлен был (тоже не дошедший до нас) сборник на манер Феофрастова, известный в науке под именем Placita. Их остатки сохранились в двух дошедших до нас компиляциях: Placita псевдо–Плутарха и первая книга «Эклог» Стобея. Эти и другие труды, извест­ные под именем «источников», имеют в высшей сте­пени относительную ценность, – лишь поскольку они прибли­жаются к Феофрасту.

Вторая глава, трактующая хронологию «физиологов», тоже составлена по Дильсу (статья в Rheinisches Museum 31: 1, 15). Феофраст дал мало хронологических указаний, по­тому что в его эпоху датами еще не интересовались. «На­чало хронологии было положено Эратосфеном. Вероятно, он интересовался не только царями, но и философами; впрочем, от него дошла до нас только одна такого рода статья у Диогена Лаэртского (8: 51), который, по–видимому, взял ее из вторых рук: в своих «Олимпийских победах» Эратосфен отметил по Аристотелю как победи­теля на 71 Олимпиаде деда Эмпедокла, носившего то же имя, что и его внук. Во 2 в. до Р. X. собранные Эратосфеном хронологические сведения получили распространение благо­даря дидактической поэме, успех которой был так велик, что заставил забыть сочинения самого Эратосфена, по крайней мере, поскольку они касались хронологии философов: четыре книги «χρονικά» Аполлодора Афинского, написанные трехстопным стихом и обнимавшие период от взятия Трои (1184) до 144 г., были посвящены царю Атталу II Пергамскому; но автор, должно быть, дал впоследствии второе продолженное издание, так как Диоген Лаэртский относит по Аполлодору смерть Карнеада к Ол. 162, 4=129/8. Диоген Лаэртский часто цитирует Аполлодора, хотя, ве­роятно, через посредство одного из биографов, автора «Διαδοχαὶ φιλοσόφων», или другого компилятора, как например Памфилы. Во всяком случае, даты Диогена Лаэртского с ссылками на Аполлодора единодушно признаются наиболее достоверными, а потому восстановление хронологии древних философов по Аполлодору представляет собой интересную задачу, имеющую преимущество выполнимости перед восстановлением действительной и точной хронологии» (стр. 31–32). Мы не будем останавливаться на выпол­нении автором этой задачи. Заметим только, что он, выступая решительным сторонником мысли о невозмож­ности восстановить действительную хронологию до–сократовского периода и о необходимости, поэтому, довольствоваться хронологией Аполлодора, подчеркивает вместе с тем и крайнюю сомнительность Аполлодоровых дат, – именно для этого периода: «начиная с Сократа, говорит он в заключение этой главы, хронология философов стоит на более прочных основаниях; в ней уже не встречается больше значительных разногласий и серьезных затруднений, и здесь–то можно убедиться в богатстве сведений Аполлодора, который сумел воспользоваться ими для окончательного восстановления хронологии, по крайней мере, важнейших лиц. Вполне ясно, напротив, что для периода, на котором мы остановились (до–сократовская философия), у Аполлодора не было, за малым исключением, никаких точных сведений. Мы видели, на каком произвольном фундаменте и из какого недостоверного материала он пер­вый построил хронологию философов; но, по крайней мере, как я уже сказал, его сочинение систематично, и его даты не представляют никакого исторического противоречия. Даже более того, мы видели, что поправки, которые пыта­лись внести в данные Аполлодора, начиная с Сосикрата, были обоснованы так же мало, как и гипотезы самого Аполлодора и привели к различным ошибкам» (стр. 55). Незавидно оказывается, положение историка древнейшей гре­ческой философии, вынужденного довольствоваться по вопросам хронологии лишь таким суррогатом истины. Но с неизбежностью надо мириться; ведь и без точной хронологии мы все–таки можем довольно точно изучать генезис и взаимные влияния философских идей этого периода. А затем, почему не надеяться на лучшее будущее, которым может подарить нас классическая археология с ее по­стоянно умножающимися открытиями? …

Следующие главы, – с 3 по 13, – представляют из себя ряд монографий: о Фалесе, Анаксимандре, Ксенофане, Анаксимене, Гераклите, Гиппасе и Алкмеоне, Пармениде, Зеноне, Мелиссе, Эмпедокле и, наконец, Анаксагоре. По­следняя глава (14) посвящена пифагорейской арифметике. В этих монографиях собрано и обсуждено все существенно важное, что дают памятники для истории того или иного философа. При этом автор не уклоняется и от критических экскурсий в область разделяющих историков философии разномнений. Некоторые отделы, впрочем, и здесь составлены несамостоятельно (напр., космология Анаксиман­дра восстанавливается по Тейхмюллеру, 2 и 3 отделы о Ге­раклите – тоже и под.). Историческую обстановку и круг научных идей каждого философа, а также и его собственно философские взгляды автор старается восстановить с воз­можной полнотой2. Все это делает книгу Таннери, прежде всего, весьма полезным справочным пособием по истории древнейшей философии, тем более, что на русском языке другой подобной книги в настоящее время не существует. Не вправе игнорировать ее и специалист, так как многие мнения и суждения автора заслуживают самого серьезного внимания и научной критики. Достоинства книги в особенности возвышаются присое­диненными к ней приложениями перевода первоисточников. О ценности этих приложений нечего и говорить: это – прямо самое лучшее, что только мог сделать для своих читателей историк древнейшей греческой философии, по­тому что ничего подобного и сколько–нибудь равноценного доселе в русской учено–учебной литературе еще не было. Сохранившиеся отрывки из сочинений философов рассматриваемого периода даны в приложении все, и для русского издания они переведены прямо с греческого текста: отрывки Эмпедокла переведены Э. Л. Радловым, прочие – Г. Ф. Це­ретели, причем перевод отрывков Гераклита был проредактирован известным † проф. В. К. Ернштедтом. Доксографы переведены г. Церетели по изданию Дильса в том размере, в каком они приложены к книге Таннери. Что касается достоинств этого перевода, то мы, на основании сличения с подлинником многих мест его, находим его очень хорошим. Эти приложения к книге Таннери не только дают возможность читателю проверять выводы ав­тора по первоисточникам, но и могут служить прекрасным пособием при практических занятиях по древней философии с учащимися.

Главных недостатков в книге Таннери мы усматриваем четыре:

1) некоторое незаслуженное и не оправдываемое недоверие к свидетельствам о древнейших философах Ари­стотеля; по нашему мнению, свидетельства Аристотеля, ко­нечно, не исключают критического отношения к ним, но, во всяком случае, в общем заслуживают весьма большого доверия и даже могут быть критериями при опре­делении ценности позднейших свидетельств.

2) Компилятивность некоторых отделов.

3) Некоторое предубеждение против историков филосо­фии и их методов, влекущее за собой сравнительную бедность эрудиции и неосведомленность по некоторым важным научным разногласиям.

4) Меньшее внимание к собственно философским взглядам изучаемых мыслителей, чем к их естественно–научным и математическим учениям и познаниям.

Но все эти недостатки нисколько не мешают нам ви­деть в этой книге полезный вклад в литературу по истории философии, а в переводе ее на русский язык крупную услугу как делу преподавания философии в нашем отечестве, так и делу распространения философских знаний в нашем образованном обществе.

 

П. Тихомиров.

Чтобы дать читателям возможность судить о разнообразии, полноте и серьезности, вопросов, трактуемых книгой Таннери, мы считаем уместным привести здесь приложенный к ней, в виде оглавления, подроб­ный конспект ее содержания. Гл. 3: Фалес Милетский. Фалес заимствовал из Египта не только свои математические и астрономические знания, но равным образом и свою космологию, 57. – Жизнь Фалеса, предсказание им солнечного затмения, 59. – Сведения Фалеса по арифметике, 66. – Сведения Фалеса по геометрии, 68. – Чего Фалес не мог знать? 75. – Восстановление космологической системы Фалеса, 78. – Остальные взгляды Фалеса, 81. Гл. 4: Анаксимандр Милетский. 1. Анаксимандр, как ученый, 85. –Гномон и солнечные часы древних, 86. – Не­бесная сфера, 88. – Первая географическая карта, 91. – Система. Восстановление космологии по Тейхмюллеру, 92. – Новые детали, 95. – Возможные предположения относительно высоты колец и степени прозрачности оболоч­ки, 96. – Бесконечное и неопределенное. Анаксимандр мыслил бесконечным время, но не пространство, 99. – Понятие Анаксимандра о материи, как о неопределенном целом, 103. – 4. Доктрины о происхождении мира. Исторический очерк учений о вечности мира, его сотворении, периодической эволюции и энтропии, 106. – Критика эволюционизма и энтропии, 112. – Гл. 5: Ксенофан из Колофона. 1. Тезис Пифагора. Можно ли найти окольным путем некоторые доктрины Пифагора? 121. – Вдыхание миром пустоты, отрицаемое Ксенофаном, 123. – История понятия о бесконечном, 125. – 2. Ксенофан, как поэт. Жизнь и характер Ксено­фана, 130. – Борьба Ксенофана с политеизмом, 132. – 3. Ксенофан, как физиолог. Его мнения о природе, 134. –Ненаучный характер физических мнений Ксенофана, 137. – 4. Заблуждение Феофраста. Мнение Ксенофана о бесконечности, 138. – Гл. 6: Анаксимен. 1. Поняmиe ἄπειρον у Анаксимена. Анаксимен не считал материю бесконечной: он придает слову ἄπειρον то же значение, что и Анаксимандр, 144. – 2. Космологическая система. Успехи в области науки, 148, – Гипотеза темных небесных тел для объяснения фаз и затмений, 151. – Твер­дость небесного свода, 154. – Порядок планет; сближение с Гераклитом, 156. – 3. Единство материи. Анаксимен первый безусловно признавал единство материи, 158. – Эмпирический плюрализм в современ­ной науке, 160. – Монизм недоказуем 163. – Гл. 7: Гераклит Эфесский: 1. Космологическая система, общий очерк, 166. – Подроб­ности эволюции возникновения и разрушения мира, 168. – Гераклит, как теолог. Специальный и антинаучный характер философии Гераклита. 170. – Понятие о Логосе, 172. – 3. Влияние Египта. Миф о Дионисе и Просимне, 173. – Различные элементы в учении Гераклита, 177. – 4. Судьба душ. Относящиеся к ней египетские верования. 181. – Обсуждение отрывков Гераклита, 183. – 5. Сознательность Логоса. Бог Гераклита сознателен и личен, 186. – Гл. 8: Гиппас и Алкмеон. Гиппас, 190. – Привер­женцы пифагореизма: Алкмеон и Парменид, 102. – Доксография, 193. – Двойные сочетания у пифагорейцев, 195. – Космология Алкмеона, 198. – Два курса преподавания у Пифагора, 199. – Форма светил и объяснение затмений в школе Пифагора. 200. – Физиологические взгляды Алкмеона, ощущения, 204. –Происхождение человека, 206. – Гл. 9: Парменид Элей­ский: 1. Истина и мнение. Положение, занимаемое Парменидом; его реализм, 210. – Идеализм, как результат впервые основанной Пармени­дом теории познания, 212. – 2. Дуализм Парменидовой физики. Ее пифагорейский характер, 218. – Две формы бытия, 219. – Происхождение мира, 221. – 3. Космология. Сопоставление с мнениями Пифагора, Ксенофана и Ана­ксимандра, 222. – «Венцы» Парменида, 224. – Научные успехи, 226. – Элементы пифагореизма в системе Парменида. «Ананке» и мифологические олицетворения. 229. – Теория света: сопоставление с Эмпедоклом и Филолаем, 239. – Гл. 10; 3енон из Элеи. Значение его диалектики с точки зрения истории математики, 235. – Значение отрица­ния Зеноном множественности, 237. – Отрицание Зеноном множественно­сти направлено против понятия точки у пифагорейцев, 238. – Аргументы Зенона по Евдему и Симплицию, 240. – Новое объяснение аргументов против движения, 245. – Зенон остается на конкретной почве, как и Парменид, 248. – Успехи Зенонова учения, 250. – Гл. 11: Мелисс Самосский. Мелисс, автор трансцендентального монизма, обыкно­венно приписываемого всей элейской школе, 252. – Причины недостаточно высокой оценки Мелисса, 254. – Опровержение критики Аристотеля, 256. – Мелисс не знал ни Анаксагора, ни Эмпедокла, ни атомистов, 258. – Мелис не физик, 261. – Гл. 12: Анаксагор из Клазомен. 1. Анаксагор, как человек и ученый. Характер Анаксагора, 263. – На­учные труды, приписываемые Анаксагору, 264. – Астрономия Анаксагора, 266. – 2. Теория материи. Различение материи и причины движения, 269. – Бесконечная делимость материи и неразложимость ее на составные части. 271. – 3. Критика meopиu материи Анаксагора. Ее ценность, 273. – Современная Кантовская форма теории материи Анаксагора, 274. – Новое объяснение некоторых отрывков, 278. – 4. Историческое влияние meopиu Анаксагора. Ее отношение к теории идей, 281. – Материя по Платону, 282. – Гл. 13: Эмпедокл Агригентский. Любовь и ненависть Эмпедокла – протяженные элементы, 287. – Происхождение этих понятий, 289. – Вопрос о взаимной несводимости Эмпедокловых элементов. – Силы, которые допускал Эмпедокл кроме любви и ненависти: притяжение подобного подобным и закон взаимного перемещения стихий, 291. – Притяжение подобного подобным, 292. – 1. Космогония Эмпедокла, 293. – Эклектический характер представлений Эмпедокла, 297. – 1. Космология Эмпедокла, 299. 3. Характеристика учения о четырех элементах, 302. – Гл. 14: О пифагорейской арифметике. Появление арифметики в сочинениях Эвклида, 305. – Никомах и Феон Смирнский, 307. – Ямвлих, 308. – Теологумены, 310. – Отрывок из Спевзиппа о Пифагорейских числах, 311. – Вопрос о происхождении мистических спекуляций над числами декады, 312. – Относящиеся к этому вопросу цитаты из древних Пифагорейцев, 314. – Цитаты об Арифметике научного характера, 317. – Когда жил Фимарид, един­ственный пифагореец, писавший об арифметике? 312. –Арифметические эпанфемы у Ямвлиха, 324. – Перевод отрывков из Спевзиппа и пояс­нительные примечания, 325.

Античная философия: особенности, этапы развития, школы и античные философы

Античная философия — это ранняя греческая философия, которая началась с работ Фалеса Милетского (ок. 600 г. до н. э.). Затем античная философия развивалась вместе с такими великими философами, как Пифагор, Сократ, Платон и Аристотель. Далее античная философия продолжила свою эволюцию уже в школах философии эпикуреизма, стоицизма и неоплатонизма.

Окончанием этого периода считаются работы Аврелия Августина и Боэция (ок. 400 – 500 гг. н. э.).

По другим источникам, основоположником античной философии может быть древнегреческий поэт Гомер (около 700 г. до н. э.).

Особенности античной философии

В основном для античной философии наиболее характерны:

Диалектика

Именно в то время зародился этот метод и одновременно искусство. В переводе с латинского этот термин обозначает «искусство спорить». Это теория о создании бытия, о взаимосвязях и о противоречиях, которые из этого возникают. Как результат этого «столкновения» происходит эволюция.

Пантеизм

В философии это учение, которое отождествляет Бога со вселенной. Ещё сторонники этой доктрины видят Вселенную как проявление Бога.

Космоцентризм

Одно из главных направлений античной философии — Космоцентризм. Главная концепция этого понятия — мир является гармоничным космосом, и ему противопоставляется идея негармоничного хаоса.

Этапы развития античной философии

Обычно античная философия делится на три этапа: досократический, классический, эллинистический.

  • досократический/натурфилософский — это период до Сократа, длился примерно 150 лет;
  • классический — это период Сократа, Платона, Аристотеля; также длился 150 лет;
  • эллинистический — это период эллинистических философов, длился в промежуток 300 г. до н. э. – 500 г. н. э.

Какие были школы в период античной философии?

В период античной философии возникли пять великих философских школ:

  • аристотелизм;
  • скептицизм;
  • стоицизм;
  • платонизм;
  • эпикуреизм.

Античные философы

Аристотель

Аристотель (384 – 322 гг. до н.э.) был учеником Платона. В 335 г. до н. э. он основал Ликей (перипатетическая школа). Аристотель внёс наиважнейший вклад в развитие логики, биологии, риторики и др.

Пиррон из Элиды (скептицизм)

Пиррон из Элиды (ок. 360 – 270 г. до н. э.) считается основателем древнегреческого скептицизма. Это учение о том, что нельзя знать о мире ничего с уверенностью. Скептики уверяют, что нужно сомневаться абсолютно во всём.

Зенон Китийский (стоицизм)

Основоположником школы стоиков стал Зенон Китийский (ок. 334 – 262 гг. до н. э.). Сам стоицизм появился около 300 г. до н. э. Сторонники этой школы эпохи эллинизма полагали, что добродетель — это счастье, и что судить людей можно только по их поступкам. Ещё они верили, что можно контролировать только свои поступки, а не какие-либо внешние события.

Платон

Древнегреческий философ Платон (427 – 347 гг. до н. э.) считается одним из главных мыслителей античной философии. Возможно наиболее известны его политические учения и работы об универсалиях. В 380-х годах до н. э. в Афинах он основал школу «Академия» («Академия Платона»).

Эпикур

Около 306 г. до н. э. Эпикур основал школу в Афинах, которую иногда называли «Сад Эпикура» — она находилась в саду. Эпикурейцев, учеников Эпикура (ок. 341 – 270 гг. до н. э.), называли «философами из сада».

Философ и его ученики стремились с помощью философии избавиться от страданий, достигнуть счастливой и безмятежной жизни.

Узнайте больше про Скептицизм

Какие идеи преобладали в древнегреческой философии

Ранних греческих философов часто считают космологами или натуралистами. Они часто задавались вопросами о происхождении и природе физического мира. В начале в их писаниях зачастую преобладали монистические концепции бытия, но потом стали появляться и плюралистические.

Философ Фалес Милетский считается одним из первых «семи мудрецов» Древней Греции. Его считают первым греческим философом, потому что он был первым, кто дал объяснение происхождения мира без мифологии.

Смотрите также значение Философии, Плюрализма, Диалектики и Диалектики Гегеля.

Фрагменты ранних греческих философов.

И. Д. Рожанский. Ранняя греческая философия 5

Условные обозначения, принятые в тексте 32

Предфилософская традиция

i. Ранняя космогоническая поэзия

1a. Гомер 33

1b. Гесиод 34

1. Орфей 36

2. Мусей 66

2а. Лин 70

3. Эпименид 73

3а. Космогония Алкмана 80

ii. Ранняя астрономическая поэзия 

4. Гесиод 80

5. Фок 83

6. Клеострат 83

iii. Ранняя космогоническая и гномическая проза

7. Ферекид из Сироса 84

8. Теаген 89

9. Акусилай 90

10. Семь мудрецов 91

iv. Пророки и чудотворцы архаической эпохи

10а. Аристей из Проконнеса 94

10b. Абарис 96

10с. Гермотим 97

10d. Ономакрит 98

Фрагменты греческих философов vi – v вв. до н. э.

11. Фалес 100

12. Анаксимандр 116

13. Анаксимен 129

13a. Гекатей Милетский 135

14. Пифагор 138

14a. Теано 149

14b. Телавг 150

15. Керкоп 150

16. Петрон 150

17. Бротин 151

18. Гиппас 151

19. Каллифонт и Демокед  155

20. Пармиск 156

21. Ксенофан 156

22. Гераклит 176

23. Эпихарм 257

24. Алкмеон 267

25. Иккос 273

26. Парон 274

27. Аминий 274

28. Парменид 274

29. Зенон 298

30. Мелисс 315

31. Эмпедокл 330

32. Менестор 414

33. Ксуф 415

34. Бонд 416

35. Трасиалк 416

36. Ион из Хиоса 416

37. Дамон 418

38. Гиппон 421

39. Фалей и Гипподам 425

40. Поликлет 426

41. Энопид из Хиоса 427

42. Гиппократ из Хиоса. Эсхил 429

43. Феодор 431

44. Филолай 432

45. Эврит 446

46. Архипп. Лисид. Oпсим 447

47. Архит 447

48. Оккел 459

49. Тимей 460

50. Гикет 461

51. Экфант 461

52. Ксенофил 462

53. Диокл. Полимнаст. Эхекрат.

Фантон. Арион 462

54. Прор. Амикл. Клиний 462

55. Дамон и Финтий 463

56. Сим. Мионид. Эвфранор 463

57. Ликон 464

57а. Тимарид 464

58. Пифагорейская школа 465

59. Анаксагор 505

60. Архелай 535

61. Метродор из Лампеака 539

62. Клидем 540

63. Идей 540

64. Диоген из Аполлонии 540

65. Кратил 551

66. Антисфен-герак литовец 552

66а. Гиппократовская школа

(избранные отрывки) 552

От переводчика 571

греческих философов | Национальное географическое общество

В древней Греции философы размышляли и теоретизировали по поводу множества различных идей, таких как человеческая природа, этика и моральные дилеммы. Древнегреческих философов можно разделить на три группы: досократиков, сократиков и постсократиков.

Философы-досократы в основном исследовали природные явления. Они считали, что люди произошли из одного вещества, которым может быть вода, воздух или неограниченное количество вещества под названием «апейрон».«Одним из известных философов из этой группы был Пифагор, математик, создавший теорему Пифагора.

Сократовскими философами в Древней Греции были Сократ, Платон и Аристотель. Это одни из самых известных греческих философов. Сократа (470 / 469–399 до н. Э.) Помнят за его методы обучения и постановку вопросов, заставляющих задуматься. Вместо того, чтобы читать лекции своим ученикам, он задавал им сложные вопросы, чтобы оспорить их основные предположения — метод, который до сих пор используется в современных юридических школах.Поскольку Сократ мало писал о своей жизни или работе, многое из того, что мы знаем, исходит от его ученика Платона.

Платон (428 / 427–348 / 347 до н. Э.) Изучал этику, добродетель, справедливость и другие идеи, касающиеся человеческого поведения. Следуя по стопам Сократа, он стал учителем и вдохновил на работу следующего великого греческого философа Аристотеля. Аристотель (384–322 до н. Э.), Тоже интересовавшийся этикой, изучал различные науки, такие как физика, биология и астрономия. Ему часто приписывают развитие изучения логики, а также основу современной зоологии.

Философы-постсократы основали четыре философские школы: цинизм, скептицизм, эпикуреизм и стоицизм. Философы-постсократы сосредоточили свое внимание на личности, а не на таких общественных проблемах, как политика. Например, стоицизм стремился понять и развить определенный образ жизни, основанный на добродетелях или мудрости, отваге, справедливости и воздержании. Современные философы и педагоги по-прежнему используют модели мышления и исследования, установленные древнегреческими философами, такие как применение логики к вопросам мышления и участие в дебатах для лучшего выражения философских идей.

Список греческих философов

Греция — родина философии: от досократиков до крупных философов, таких как Аристотель, Парменид, Платон, они изобрели большинство основных философских концепций: реальность, мир, душа, Бог, сознание, истина,…

«Федон», синтез мысли Сократа. «Федон», диалог Платона, имеет два преимущества для читателей: во-первых, это один из наиболее легко читаемых текстов философии Платона (например, «Аллегория пещеры»), во-вторых, его основная тема, смерть Сократа, позволяет Платону представить некоторые основные линии своего учителя.Частью этого диалога является тюрьма, в которой заключен Сократ после приговора к смертной казни. Его суд за развращение yout

Краткое изложение метафизики Аристотеля Платон в своей теории форм отделяет чувственный мир (видимости) от умопостигаемого мира (идей), и умный мир был единственной реальностью, основой всей истины. Но в метафизике Аристотеля, лежащей в основе его философии, такое разделение лишает мир всякого понимания и смысла.

Платон и смерть Сократа Однажды в 399 году до н.э. Сократа обвинили в нечестии и развращении молодежи. Сократ обратился к суду с несколькими словами в защиту. Позже ученик Сократа, то есть Платон,

Сегодня мы говорим о самом известном тексте философии: «Аллегория пещеры» Платона из 7-й книги «Республики». Контекст Республики: Работа сосредоточена на концепции справедливости, как с точки зрения индивидуального, так и коллективного взгляда, социального.Платон и

Краткое содержание и анализ Энхиридиона Эпиктета Эпиктет, родившийся около 50 лет, умер между 125 и 130 годами нашей эры, был греческим рабом, прежде чем стать философом. Эпиктет — не его собственное имя: эпиктетос по-гречески означало раб, слуга. Эпиктет проповедовал стоическое учение в Риме и был вынужден эмигрировать в Эпир, в Никополь, где он привлек множество учеников, ведущих настоящий образ жизни. Один из его учеников, Арриан Никомидийский, получил…

Аристотель | Жизнь, труды, доктрины и факты

Аристотель родился на Халкидском полуострове в Македонии, в северной Греции.Его отец, Никомах, был врачом Аминтаса III (правил ок. 393–370 до н. Э.), Царя Македонии и деда Александра Великого (правил 336–323 до н. Э.). После смерти своего отца в 367 году Аристотель эмигрировал в Афины, где присоединился к Академии Платона (ок. 428 — ок. 348 г. до н. Э.). Он оставался там в течение 20 лет как ученик и соратник Платона.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Многие из более поздних диалогов Платона относятся к этим десятилетиям и могут отражать вклад Аристотеля в философские дебаты в Академии.Некоторые сочинения Аристотеля также относятся к этому периоду, хотя в большинстве своем они сохранились лишь в виде фрагментов. Как и его учитель, Аристотель первоначально писал в форме диалога, и его ранние идеи обнаруживают сильное платоническое влияние. Его диалог Eudemus , например, отражает платонический взгляд на душу как на заключенную в теле и способную к более счастливой жизни только тогда, когда тело было оставлено. Согласно Аристотелю, мертвые блаженнее и счастливее живых, а умереть — значит вернуться в настоящий дом.

Другая юношеская работа, Protrepticus («Увещевание»), была реконструирована современными учеными по цитатам из различных сочинений поздней античности. Аристотель утверждает, что каждый должен заниматься философией, потому что даже возражение против практики философии само по себе является формой философствования. Лучшая форма философии — это созерцание вселенной природы; Именно для этой цели Бог создал людей и дал им божественный интеллект. Все остальное — сила, красота, сила и честь — ничего не стоит.

Возможно, что к этому раннему периоду относятся две из сохранившихся работ Аристотеля по логике и диспутации, Topics и Sophistical Refutations . Первый демонстрирует, как построить аргументы в пользу позиции, которую уже решили занять; последний показывает, как обнаруживать слабые места в аргументах других. Хотя ни одна из работ не является систематическим трактатом по формальной логике, Аристотель может справедливо сказать в конце «Софистических опровержений » , что он изобрел дисциплину логики — когда он начинал, ничего не существовало.

Во время пребывания Аристотеля в Академии король Македонии Филипп II (годы правления 359–336 гг. До н. Э.) Вел войну с рядом греческих городов-государств. Афиняне защищали свою независимость без особого энтузиазма и после ряда унизительных уступок позволили Филиппу к 338 году стать хозяином греческого мира. Быть македонским жителем в Афинах было непросто.

Однако внутри Академии отношения, похоже, остались теплыми. Аристотель всегда признавал свой долг Платону; он взял большую часть своей философской повестки дня у Платона, и его учение чаще является модификацией, чем отрицанием доктрин Платона.Однако уже Аристотель начал дистанцироваться от теории Платона форм или идей ( eidos ; см. Форму ). (Слово Форма , когда оно используется для обозначения форм, как задумал их Платон, в научной литературе часто пишется с заглавной буквы; когда оно используется для обозначения форм, как задумал их Аристотель, оно обычно пишется в нижнем регистре.) Платон также считал, что для конкретных вещей существует сверхчувственное царство форм, которые неизменны и вечны.Он утверждал, что эта сфера делает отдельные вещи понятными, учитывая их общую природу: вещь — это лошадь, например, в силу того факта, что она разделяет или имитирует форму «лошади». В утерянном труде « Об идеях » Аристотель утверждает, что аргументы основных диалогов Платона устанавливают только то, что, помимо частностей, существуют определенные общие объекты науки. В своих сохранившихся работах Аристотель также часто оспаривает теорию форм, иногда вежливо, а иногда и с презрением.В своей книге «Метафизика » он утверждает, что теория не решает проблем, для решения которых она предназначена. Он не придает ясности частностям, потому что неизменные и вечные Формы не могут объяснить, как частные вещи возникают и претерпевают изменения. Согласно Аристотелю, теория всего лишь вводит новые сущности, количество которых равно количеству сущностей, подлежащих объяснению, — как если бы проблему можно было решить, удвоив ее. ( См. Ниже форму .)

Путешествия

Когда Платон умер около 348 г., его племянник Спевсипп стал главой Академии, а Аристотель покинул Афины.Он мигрировал в Ассус, город на северо-западном побережье Анатолии (на территории современной Турции), где правил Гермий, выпускник Академии. Аристотель стал близким другом Гермия и в конце концов женился на его подопечном Пифии. Аристотель помог Гермию заключить союз с Македонией, что разозлило персидского царя, который предательски арестовал и казнил Гермия около 341. Аристотель приветствовал его память в «Оде добродетели», его единственной сохранившейся поэме.

Находясь в Ассе и в течение нескольких последующих лет, когда он жил в городе Митилини на острове Лесбос, Аристотель проводил обширные научные исследования, особенно в области зоологии и морской биологии.Эта работа была обобщена в книге, позже известной, ошибочно, как История животных , к которой Аристотель добавил два коротких трактата: О частях животных и О порождении животных . Хотя Аристотель не утверждал, что является основателем науки зоологии, его подробные наблюдения за широким разнообразием организмов не имели прецедентов. Он или один из его помощников-исследователей, должно быть, обладал поразительно острым зрением, поскольку некоторые особенности насекомых, о которых он точно сообщает, снова не наблюдались до изобретения микроскопа в 17 веке.

Размах научных исследований Аристотеля поражает. Во многом это касается классификации животных по родам и видам; более 500 видов фигурируют в его трактатах, многие из них подробно описаны. Множество сведений об анатомии, диете, среде обитания, способах совокупления и репродуктивных системах млекопитающих, рептилий, рыб и насекомых представляют собой смесь мелких исследований и остатков суеверий. В некоторых случаях его неправдоподобные рассказы о редких видах рыб подтвердились много веков спустя.В других местах он ясно и справедливо заявляет о биологической проблеме, на решение которой потребовались тысячелетия, например о природе эмбрионального развития.

Несмотря на примесь невероятного, биологические труды Аристотеля следует рассматривать как грандиозное достижение. Его расследования велись в подлинно научном духе, и он всегда был готов признаться в незнании, когда доказательств было недостаточно. Он настаивал, что всякий раз, когда возникает конфликт между теорией и наблюдением, следует доверять наблюдению, а теориям следует доверять только в том случае, если их результаты соответствуют наблюдаемым явлениям.

В 343 или 342 году Аристотель был вызван Филиппом II в столицу Македонии в Пеллу, чтобы он стал наставником 13-летнего сына Филиппа, будущего Александра Великого. Мало что известно о содержании наставлений Аристотеля; Хотя Риторика Александру была включена в аристотелевский корпус на протяжении веков, теперь она обычно рассматривается как подделка. К 326 году Александр стал хозяином империи, которая простиралась от Дуная до Инда и включала Ливию и Египет.Древние источники сообщают, что во время своих походов Александр организовал отправку биологических образцов своему наставнику со всех концов Греции и Малой Азии.

Страница не найдена — www.SpaceandMotion.com

И те, чьи сердца сосредоточены на Реальности сам заслуживает звания философов.
(Платон, Республика, 380 г. до н.э.)

Дар Истины превосходит все другие дары. (Будда)

Люди иногда спотыкаются об истине, но большинство из них поднимаются и спешат прочь, как ни в чем не бывало.
(Уинстон Черчилль)

Здравствуйте,
Кажется, в адресе используемой вами веб-страницы есть ошибка, привел вас на эту страницу.

Основные ссылки см. Слева на этой странице. Карты сайта по темам находятся внизу страницы.

И следующий виджет Google может помочь направить вас на страницу, на которой вы были Ищу.

Спасибо, что (пытались!) Посетить наш сайт.

Биография: Джефф Хазелхерст

( Джордж Беркли , 1710) Нет ничего важнее, к созданию прочной системы надежных и реальных знаний, которая может быть доказательство против нападок скептицизма, чем положить начало в четкое объяснение того, что понимается под вещью, реальностью, существованием: ибо напрасно будем мы спорить о реальном существовании вещей или притвориться к какому-либо знанию этого, пока мы не зафиксируем значение этих слова.


Помогите человечеству

«Вы должны быть тем изменением, которое хотите видеть в мире».
(Мохандас Ганди)

«Когда вы вынуждены резюмировать общую теорию относительности в одном предложении: Время, пространство и гравитация не существуют отдельно от материи. … Физические объекты не находятся в пространстве, но эти объекты растянуты в пространстве . Таким образом, понятие «пустое пространство» теряет смысл. … Частица может появляться только как ограниченная область в пространстве, в которой напряженность поля или плотность энергии особенно высоки. …
свободный, беспрепятственный обмен идеями и научными выводами необходим для здорового развития науки, как и во всех сферах. культурной жизни. … Мы не должны скрывать от себя, что улучшение нынешней удручающей ситуации невозможно без жестокая борьба; для горстки тех, кто действительно полон решимости что-то сделать, ничтожны по сравнению с массой теплых и заблудшие….
Человечеству понадобится принципиально новый образ мышления, если оно хочет выжить! «( Альберт Эйнштейн )

Наш мир находится в большой беде из-за человеческого поведения, основанного на мифах и обычаях, которые вызывают разрушение Природы и изменение климата. Теперь мы можем вывести самую простую научную теорию реальности — волновую структуру материи в пространстве. Понимая, как мы и все вокруг нас взаимосвязаны затем в Космосе мы можем найти решения фундаментальных проблем человеческого знания в физике, философии, метафизике, теологии, образовании, здравоохранении, эволюции и экологии, политике и обществе.

Это принципиально новый способ мышления, который Эйнштейн осознал, что мы существуем как пространственно протяженные структуры Вселенной — дискретное и обособленное тело иллюзии. Это просто подтверждает интуиции древних философов и мистиков.

В условиях нынешней цензуры в журналах по физике / философии науки (на основе стандартной модели физики элементарных частиц / космологии большого взрыва) Интернет — лучшая надежда на получение новых знаний известен миру.Но это зависит от вас, людей, которые заботятся о науке и обществе, осознают важность истины и реальности.

Помочь легко!

Просто нажмите на ссылку социальной сети ниже, или скопируйте красивое изображение или цитату, которая вам нравится, и поделитесь ею. У нас есть замечательная коллекция знаний величайших умов в истории человечества, поэтому люди оценят ваш вклад. Поступая так, вы поможете новому поколению ученых увидеть, что существует простое разумное объяснение физической реальности — источник истины и мудрости, единственное лекарство от безумия человека! Благодаря! Джефф Хазелхерст (обновлено в сентябре 2018 г.)

Новая научная истина торжествует не потому, что убеждает своих противников и заставляет их увидеть свет, а потому, что ее противники в конце концов умирают и вырастает новое поколение, знакомое с ней.( Макс Планк , 1920)

Свяжитесь с Джеффом Хазелхерстом в Facebook

«Все, что необходимо для успеха зла, — это бездействие хороших людей».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *