Пятница , 23 Апрель 2021

Философы средневековья: Средневековая философия и её особенности, философы и этапы развития

Лекция № 38. Средневековая философия. Философия: конспект лекций

Лекция № 38. Средневековая философия

Средневековая философия принадлежит эпохе феодализма (V–XV вв.) и христианству. Проблемы философии определяются принципами откровения и единобожия, монотеизма и теоцентризма, т. е. религией. Большинство ученых – духовенство; очаги культуры, науки и образования – монастыри.

Основные проблемы средневековой философии

1. Мир сотворен Богом или существует от века.

2. Постижимы ли воля Бога и сотворенный им мир.

3. Каковы место человека в мире и его роль в истории сквозь призму спасения души.

4. Как сочетаются свобода воли человека и Божественная необходимость.

5. Что есть общее, единоличное и отдельное в учении о триединстве.

6. Если Бог – истина, добро и красота, откуда зло, и почему Бог его терпит.

7. Соотношение истин откровения в Библии и истин человеческого разума.

Специфика средневекового философствования.

1. Библейский традиционализм и ретроспективность. Библия – книга самая древняя, истинная, слово Бога. Его Завет – объект веры, мера оценки любых теорий, философии. Идея – единый уникальный Бог в трансцендентном, запредельном мире – исключала любое многобожие и утверждала единую сущность мира.

2. Экзегетика – искусство толкования Завета: Библия – полный свод законов бытия – критерий истинности. Текст Писания – начало и конец любой философской теории, он анализируется семантически (слова и значения), концептуально (содержание, идеи), спекулятивно (как основа для размышлений).

3. Дидактизм – назидательность, учительство: общая установка на образование, воспитание и продвижение по жизни к спасению, к Богу. Форма – трактат, диалог учителя и внемлющего ученика. Главное качество – энциклопедичность, виртуозное знание Святого Писания и владение в совершенстве формальной логикой Аристотеля.

Общий дух – оптимизм. Бог непостижим, но Его указания могут быть поняты через веру. Возможность личного спасения, воскресения в жизнь вечную, конечного торжества христианской истины в космическом масштабе. Симбиоз двух истин – мирской и Божественной. Истинная философия пользовалась формами и интеллекта, и интуитивного знания, озарения, Божественного откровения.

Этапы средневековой философии

1. Патристика (I–VI вв.).

Осмысление, разработка христианской догматики. Элементы платонизма.

Вершина – Августин Блаженный (354–430) «О Троице», «О Граде Божьем», «Исповедь». Его идеи определили развитие европейской философии – точка зрения ортодоксального (православного) христианина – креационизм: мир создан Богом из ничего; провиденциализм – история – Божественный план спасения человека.

2. Схоластика (XI–XV вв.).

Окончательное рациональное оформление догм христианства в систему под влиянием Аристотеля.

Пик – Фома Аквинский (1223–1274) «Сумма теологии», «Сумма против язычников». Пять доказательств бытия Бога как первопричины и конечной реальности. Естественное бытие и человеческий разум относительно самостоятельны. Природа завершается в благодати, разум – в вере, философское познание и теология – в сверхъестественном откровении.

Философия Средневековья, ее основные направления и представители — Мегаобучалка

Средневековье – это почти тысячелетний отрезок истории Европы от распада Римской империи до эпохи Возрождения. Религиозный характер философии средневековья объясняется двумя причинами:

– идеологическим диктатом христианской церкви;

– глубоко религиозным мировоззрением интеллектуальной элиты того времени.

Церковь в средние века стремилась к единовластному управлению обществом и выполняла множество функций, которые лишь гораздо позже перешли к государствам. Она охватывала своими организациями всю Западную Европу и была создана иерархично, как сильная, административно-политическая машина власти. Во главе ее стоял римский первосвященник – Папа, имевший собственное государство, Ватикан, а самому Папе напрямую были подчинены архиепископы и епископы во всех странах Европы.

Эти церковные служащие высокого ранга имели реальную политическую власть во всех уголках Европы, отличались строгой дисциплиной, жесткой исполнительностью, фанатизмом и стремлением контролировать все сферы человеческой жизни, включая даже частную, семейную. Их влияние на общество было практически всесильным, что позволяло монополизировать культуру, науку, искусство, образование и жестоко, вплоть до лишения жизни, карать всё, что не соответствовало установлениям христианских догматов.

В этих условиях философия хоть и была разрешена Церковью, но разрешена с единственным условием – философия должна была служить задачам богословия, то есть должна была использовать всю мощь своего рационального аппарата только для подтверждения догматов христианства.

Поэтому главной характеристикой европейской средневековой философии является теоцентризм, то есть тип исследовательской мысли, ставящий Бога не только в центр своей проблематики, но и отталкивающийся от Бога в системе своих доказательств.

Эта философия получила название

«схоластика» (латинское «scholastica» – школьный, ученый), потому что её разрабатывали и преподавали средневековые школы, которые позже окрепли и переросли в европейские университеты. Таким образом, схоластика – это господствующий в средние века тип религиозной философии, призванной рационально обосновывать догматы христианства.



 

Основные этапы средневековой философии:

 

Патристика (от лат. pater - отец) - имела главной целью защиту и теоретическое обоснование христианской религии. (Василий Великий, Августин Блаженный, ГригорийНисский, Тертуллиан, Ориген и др.).

Задача – разработка основных догматов христианского богословия. Опираются святые отцы в своих писанияхна античных философов – прежде всего Платона и Аристотеля.

Схоластика (от греческого scholastikos - школьный, ученый) "школьная философия". Схоласты стремились рационально обосновать и систематизировать христианское вероучение (И . Эриугена, Фома Аквинский, Ансельм Кентерберийскй). Основные положения христианского богословия уточняются и систематизируются. Схоластика означает «школьную, учебную» философию, преподававшуюся в университетах и школах. В этот период сильно влияние Аристотеля. Одна из основных проблем, рассматриваемая в период

схоластики: об отношении общего к единичному или спор об
«универсалиях» (общих понятиях). Вопрос ставился так: существует
ли общее вне человеческого ума само по себе или нет? Этот вопрос
имеет отношение прежде всего к обоснованию существования бога в
трех Лицах – Бога-отца, Бога-Сына и Бога- Духа Святого и вообще
доказательства бытия Божия.

Номинализм - направление средневековой схоластической философии, которое, в противоположность реализму, отрицало реальное существование общих понятий (универсалий), считая их лишь именами (лат. nomen - имя, nominalis - именной, отсюда название). Т.е. номиналисты считали, что общее существует лишь после вещей. Возник в XI-XII вв., получил особое развитие в XIV-XV вв.

Реализм (от ср. - век. лат. realis - вещественный, действительный), в философии - направление, признающее лежащую вне сознания реальность, которая истолковывается либо как бытие идеальных объектов (Платон, средневековая схоластика), либо как объект познания, независимый от субъекта, познавательного процесса и опыта (философия реализма XX в.). Средневековый реализм утверждал, что универсалии (общие понятия) существуют реально и независимо от сознания.

 

§ Первый выдающийся ум средневековья – Августин Аврелий, прозванныйБлаженным (354-430 гг. н. э., Северная Африка), один из отцов церкви. Главное его сочинение — "О граде Божием". В этом сочинении он обосновал идею церкви, как вселенской организации. Католическая церковь была создана в соответствии с его идеями.

§ Фома Аквинский (ThomasAquinas, 1225-1274, Италия) — вторая крупная фигура средневековой философии. До сих пор католическая церковь считает его своим крупнейшим философом. Он был очень образованным ученым, богословом, философом. Выдающимся философом Фома стал во многом благодаря тому, что освоил наследие Аристотеля, приспособив его к нуждам католического вероучения. Фома Аквинский выдвинул 5 доказательств существования Бога

(только онтологическое, когда существование бога выводится из
существования его творения – окружающего мира):
1. движение: все, что движется, приводится в движение чем-то
(кем-то) другим– следовательно, есть первичныйдвигатель всего - Бог;
2. причина: все, что существует. Имеет причину, следовательно
есть первопричина всего – Бог;
3. случайность и необходимость: случайное зависит от
необходимого– следовательно, есть первоначальная необходимость – Бог;
4. степени качества: все, что существует, имеет различные степени
качества (лучше, уже, больше, меньше и т.д.) – следовательно, должно
существовать высшее совершенство – Бог;
5. цель: все в окружающем мире имеет какую-либо цель,
направляется к цели, имеет смысл – значит, существует какое-то
разумное начало, которое направляет все к цели, придает смысл всему - Бог.

Развитие теологического рационализма привело к утверждению теории двойственной истины, согласно которой истины откровения и истины разума не противоречат друг другу, а являются двумя равноправными формами постижения божественной сущности мира. Теория двойственной истины получила свое обоснование в учении Уильяма Оккама (1285-1349) и послужила теоретической базой разрыва философии и теологии, что и знаменовало собой завершение средневековой философии.

 

Ранняя средневековая философия (основные школы, проблемы, понятия и представители).

Раннее средневековье в Европе характеризуется становлением христианства в условиях формирования европейских государств в результате падения Римской империи(Vв.) до начала зрелого средневековья (XIв.).Основная направленность-теоцентризм.

Основными формами развития философской мысли в период раннего средневековья были апологетика и патристика. Дело в том, что распространение христианства происходило в упорной борьбе с иными религиозными и философскими течениями. При этом против христианства широко использовалась философия неоплатонизма. Именно в этот период возникает апологетика как философское обоснование и защита христианства.

Вслед за апологетикой появляется патристика (от лат. pater — отец) — философские учения «отцов церкви». Наиболее-ярким представителем патристики был епископ в Гиппоне (Северная Африка) Августин Блаженный (354--430). оказавший сильнейшее влияние на средневековую философию, а также и на многих более поздних представителей философского творчества.

Блаженный Августин:
Одним из представителей ранней средневековой философии является Блаженный Августин Аврелий (354—430 гг.) — епископ гиппонский , влиятельный представитель патристики. Работы этого философа оказали большое влияние на становление христианского вероучения в средневековом обществе.

Учение Августина о бытии близко к неоплатонизму. Всё сущее, именно потому что оно существует, считается благом (добром). Зло — это не материальный объект, а отсутствие добра. Всё сущее создано и поддерживается в состоянии существования Богом. Если Бог «отнимет от вещей свою, так сказать, производящую силу, то их также не будет, как не было прежде, чем они были созданы». Августин считает познаваемой душу и Бога. Идею Бога он рассматривает во взаимосвязи с человеком, а человека в связи с Богом. Душа по Августину — нематериальный объект и существует вечно. В трудах о происхождении души Августин колеблется между идеей о том, что она (душа) переходит при рождении от матери к ребёнку и идеей о её создании Богом (креационизм).

Философия Августина очень теоцентрична: в центре её Бог, который находится во взаимосвязи с миром, им созданным. Своё учение он противопоставляет пантеизму, считая, что у Бога нет телесного обличия, но при этом считает его отдельной личностью. В связи с этим выдвигает идею о бесконечности божественного начала. «Не мать моя, не кормилицы питали меня сосцами своими, но Ты через них подавал мне, младенцу, пищу детскую, по закону природы».

Августин считает время характеристикой движения и изменения. До момента создания мира Богом, никакого времени не было. И вообще, нет никакого «перед тем» и никакого «потом». Прошлое обязано своим существованием памяти, будущее — нашей надежде. Хотя в его рассуждениях присутствуют сомнения по этому поводу. В частности, приводится пример с пророками, которые могли видеть будущее, стало быть где-то оно имеется. Считается приверженцем религиозного фатализма.

В теории познания близок к неоплатонизму. Критикует скептицизм, призывая доверять своим ощущениям. Говорит о том, что если бы невозможно было познать истину, то и относительная истина не была бы известна. Считает, что каждому человеку открыто для изучения его внутреннее сознание. Стало быть, познание возможно. Считает социальное неравенство объективным фактом, с которым нет смысла бороться. В утешение говорит о том, что «бедный наг, но счастлив, богатый же является рабом своих страстей». Разделяет церковь («царство божие на земле») и государство («дом дьявола»). Существуя и развиваясь параллельно, они пройдут шесть стадий, начиная от Адама и Евы и заканчивая Страшным Судом, после которого граждане «града Божия» попадут в рай, а для граждан «земного града» уготовлены вечные муки.

 

Позднесредневековая философия (основные школы, проблемы, понятия и представители)

Позднесредневековая философия, — исторический этап развития западной философии, охватывающий период с VIII—XVвека. Характеризуется теоцентричностью взглядов и приверженностью идеям креационизма. Схоластика принадлежит к этому периоду

Отличительные черты философии позднесредневековья

Составление «Сумм» — всеобъемлющих компендиумов по тому или иному вопросу.

Доскональное изучение поставленного вопроса со скрупулёзным рассмотрением всех возможных случаев и опровержением неортодоксальных воззрений.

Высокая культура цитирования.

Основная проблематика

· Вера и знание

· Доказательство бытия Бога

· Общее и единичное (проблема универсалий)

Основные представители

· Фома Аквинский

· Р. Бэкон

· Д. Скот

· У. Оккам

Основные направления
1) номинализм - позиция, полагающая, что универсалии существуют только в уме человека, т.е. имена, которые человек дает вещам и ничего более. Всеобщие понятия не имеют вне мышления никакого действительного прообраза и поэтому представляют собой только формы мысли.
2) реализм - позиция, считающая, что наиболее значимыми является не индивидуальные, а общие понятия, обозначающие род, класс, вид, к которым относятся те или иные отдельные предметы, а также понятия сущности.

 


Читайте также:


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту

Философия языка - по отраслям / доктрине

Введение | История философии языка | Природа языка | Природа смысла | Преднамеренность | Справка | Состав приговора | Обучение и мысль | Формальные и неформальные подходы

Философия языка - это обоснованное исследование происхождения языка, природы значения , использования и познания языка, а также взаимосвязи между языком и реальностью . Он частично пересекается с изучением эпистемологии, логики, философии разума и других областей (включая лингвистику и психологию ), хотя для многих философов-аналитиков это важная дисциплина сама по себе.

Он задает вопроса , например: «Что такое значение?», «Как язык соотносится с реальным миром?», «Изучен ли язык или он является врожденным?», «Как значение предложения проявляется в его частях. ? "

Раннее изучение языка можно проследить еще до 1500 г.C. в Индии, задолго до любого систематического описания языка , и существовали различные школы мысли, обсуждающие лингвистические проблемы в раннесредневековой индийской философии (примерно между 5-10 веками нашей эры)

В западной традиции ранние работы, как обычно, охватывались Платоном, Аристотелем и стоиками Древней Греции . Платон обычно считал, что названия вещей определяются природой , причем каждая фонема (наименьшая структурная единица, различающая значение) представляет основных идей или настроений, и что конвенция играет лишь небольшую роль. Аристотель считал, что значение предиката (способ модификации или описания подлежащего в предложении) устанавливается посредством абстракции сходства между различными индивидуальными вещами (теория, позже известная как номинализм). Однако его предположение о том, что эти сходства составляют реальную общность формы , также делает его сторонником умеренного реализма .

Философы-стоики внесли важный вклад в анализ грамматики , выделив пять частей речи : существительные, глаголы, наименования, союзы и артикли.То, что они назвали лектном (значение или смысл кануна

Наука и церковь в средние века


Купите уникальный подписанный экземпляр знаменитой книги «Философы Бога: как средневековый мир заложил основы современной науки» , вошедший в шорт-лист книжной премии Королевского общества, напрямую у автора за 7 фунтов стерлингов (Великобритания) или 9 фунтов стерлингов (Европа), включая доставка

Введение

(Цитаты должны появиться при наведении курсора на слово [ПРИМЕЧАНИЕ])

эстетическая философия, или естествознание, как ее иногда называли, была одним из ключевые предметы, преподаваемые в средневековых университетах, а также то, что тренировали умы таких уважаемых докторов богословия, как Фома Аквинский, Альберт Великий и Николь Орем, написавшие комментарии к Аристотелю, исключенные религиозные идеи [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 191ff, Эдвард Грант, Бог и природа в средние века, (Кембридж, 2001).Это противоречит популярному мнению о средневековье. что-то вроде темного века для науки, где господствует правило веры, а не свет разума. Более искушенные критики последовали примеру ранних гуманисты, как Эразм, высмеивают «концепции, отношения, моменты, формальности, платежи и прочее » [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 88, Erasmus, In Praise of Folly , Betty Radice (trans.) (Harmondsworth, 1993) схоластической логики и рационализма. Таким образом, период был проклят за то, что уделяет слишком много и слишком мало внимания разуму.Церковь имеет получил большую часть вины за предполагаемые недостатки средневековой интеллектуальной жизни, наиболее влиятельные писатели девятнадцатого века Джон Дрейпер и Эндрю Диксон Уайт. Аргументы против их упрощенного описания великого конфликты между наукой и религией сейчас хорошо отрепетированы и недавно были суммировано:

Дрейпер берет на себя такую ​​вольность с историей, увековечивая легенды как факт, что сегодня его справедливо избегают в серьезных исторических исследованиях. То же самое почти как верно для Уайта, хотя его выдающийся аппарат обильных сносок может создать обманчивое впечатление от скрупулезной стипендии [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 15 Колин Рассел, «Конфликт науки и религии» в энциклопедии истории науки и религии (Нью-Йорк, 2000).

В середине двадцатого века Линн Торндайк так стремилась исправить впечатление, созданное Дрейпером и Уайтом, что он иногда впадает в преувеличение, обвиняя своих предшественников в том, что они придерживаются «старой точки зрения или, скорее, предположения, что каждый средневековый ученый преследовался церковью » [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 949, том II, Линн Торндайк, История магии и экспериментальной науки (Нью-Йорк, 1934–58).Но сегодня исторические отношения между наукой и религией по сути вопрос открытый. Различные ответы зависят от факторов, найденных в определенных периодов и культур и, что касается Средневековья, в какой степени Церковь ограничивала или поощряла академическую научную мысль и какие, если таковые имеются, были последствия. Если внимательно проанализировать ситуацию, мы может обнаружить, что творческое напряжение будет более точной картиной взаимоотношения науки и религии не только в этот период, но и в многие другие.

В средние века за образовательной инфраструктурой Европы следили, если не удалось, то церковью. Эта роль, означавшая, что она должна действовать как гарантом академической свободы и арбитром ее границ, как правило, выполняется с легким прикосновением и путем размещения нужных людей в ключевые позиции. В сочетании с их статусом самоуправляющихся корпораций ученых, это дало университетам независимость от местного влияния и свобода спекулировать в широком диапазоне областей, что также означало их декларации были высоко оценены.

Вузы

Ранее неизвестное понятие университета как самоуправляемого академического учреждение возникло только в средние века, и можно утверждать, что оно был одним из самых важных достижений в истории идей. Предыдущие модели образовательных и исследовательских учреждений, таких как Музей Александрия подотчетна королю, школы Афин подотчетны единому ученого и медресе ислама, деятельность которых жестко ограничивалась религиозное право и пожелания их основателей [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 75, Toby Huff, The Rise of Early Modern Science (Cambridge, 1995), но ни один из этих случаев не эквивалентен новой концепции Европейский университет.

Как только соборные школы вышли за рамки простого обучения духовенства, они обнаружили, что сами должны держаться за уважаемых учителей, чтобы привлечь платные студенты. Результатом этого стал переход власти от собора. глава для самих ученых. К концу XI века они использовали новые разработки в гражданском и каноническом праве, чтобы сформировать Universitas или корпорация (фактический термин для академического университета был studium generale ) аналогично ремесленным гильдиям, появляющимся в это время [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 134, Тоби Хафф, Расцвет ранней современной науки (Кембридж, 1995).Жизненно важная концепция заключалась в том, что корпорация имела четкую юридическую личность отдельно от его членов, что позволило им показать единственное лицо внешний мир, в то же время имея возможность самостоятельно управлять работой корпорация изнутри.

Город или штат были готовы делать значительные скидки для целой группы ученых, поэтому университету были предоставлены юридические иммунитеты и привилегии, которые впоследствии мог быть признан на международном уровне Папой, который, например, даровал его благословение в Оксфорде в 1254 г. [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. Xlii, Стрикленд Гибсон (изд.), Statvta Antiqva Vniversitatis Oxoniensis (Оксфорд, 1931). Кроме того, мастерам нужны были ученики, и они могли сформировать человек. Universitas самостоятельно. Таким образом, Болонья, как правило, считается первой университет, был студенческой корпорацией ( Universitas Scholarium ), а Оксфорд и Париж были корпорациями магистров ( Universitas magistrorum ). Для этих самых ранних учреждений не существует учредительных документов, но позже в Средневековые университеты были специально созданы местностями или правителями с уставы, которые дают хорошее представление о том, что считалось обычной формой.Из из первых университетов Болонья начиналась как светская юридическая школа для изучения недавно открытый Corpus Juris Civilis Юстиниана [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 123, Toby Huff, The Rise of Early Modern Science (Cambridge, 1995), в то время как Оксфорд и Париж оба выросли из свободной ассоциации клерикальные частные учителя [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 125, Перл Кибре и Нэнси Сираиси, «Институциональная среда: университеты» в журнале «Наука в средние века» (Чикаго, 1978). Позже споры привели к исходу из Болоньи студентов и магистров. в Падую [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 10 том II, Гастингс Рашдалл, Университеты Европы в средние века Новое издание (Оксфорд, 1936 г.) среди других мест, в то время как Кембридж был основан после аналогичного миграция из Оксфорда.

К четырнадцатому веку университет стал центром Европейская интеллектуальная жизнь с новыми устоями в виде королей и епископов пытались поднять собственный престиж. Они даже были готовы попытаться заманить выездные ученые в установленных университеты с обещанием безопасности и привилегии, например, когда Генрих III пытался соблазнить хозяев Парижа Англия [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 278, Ричард Саузерн, Западное общество и церковь в средние века, (Хармондсворт, 1990). По мере того как древность становилась все более авторитетной, первые университеты утверждал мифические основы. Говорят, что Альфред Великий наделил Оксфорд, Карл Великий основал Париж и, что самое древнее, римский император. Феодосий II дал грамоту Болонье [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 142 том I, Гастингс Рашдалл, Университеты Европы в средние века Новое издание (Оксфорд, 1936). Основанные позже университеты должны были заработать свое положение благодаря качество их ученых и признание со стороны папы или императора.Не все из них, такие как недолговечная Пьяченца [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 38 том II, Гастингс Рашдалл, Университеты Европы в средние века, Новое издание (Оксфорд, 1936), удалось. Что касается самих студентов, то они уже стонали регулярно о плате за обучение [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 277, Ричард Саузерн, Западное общество и церковь в средние века, (Хармондсворт, 1990) и породил популярное восприятие, воспроизведенное Чосером в The Miller’s Tale и The Reeve’s Tale , будучи шутниками или, по словам Альваруса Пелагиуса [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 173, Линн Торндайк, Университетские записи и жизнь в средние века (Нью-Йорк, 1971), ни на что не годные бездельники или жестокие головорезы.Чрезвычайно долгое время вдали от дома может потребоваться получение степени, потребность в средствах или пособиях платить за обучение и, вероятно, от скуки, означало, что процент отсева был очень высокий, при этом лишь небольшая часть студентов, даже получивших степень, не говоря уже о докторская степень в области права, теологии или медицины. С другой стороны, число, которое остался на год или два и ушел с небольшим высшим образованием, чтобы помочь в найти хорошую карьеру было довольно здорово. Подсчитано, что количество человек получение своего рода университетского опыта в Западной Европе до Реформация достигла 750 000 человек, и, таким образом, они образовали значительную грамотную численность населения [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 37, Эдвард Грант, Основы современной науки в средние века, (Кембридж, 1996).

Еще одним важным фактором развития университетов было их принятие нищенскими орденами. И францисканцы, и доминиканцы видели свои как проповедь, и для этого им требовались хорошо образованные братья, которые могли легко заниматься сложными предметами. Интеллектуальное соперничество выросло между два приказа, которые привели к конкуренции между ними, чтобы заставить своих братьев лучшие записи в университет. Интерес этих богатых и могущественных заказы в успехе университетов еще больше укрепили позиции всех сторон престиж и предоставил отдельным ученым удобный способ продолжить свою выбранные карьеры.Ибо, хотя у отдельного нищего не могло быть денег о нем заботились как о ценном члене его ордена, который, кроме того, заплатили существенную плату за обучение. Следовательно, для студента, пытающегося преодолеть требуется много лет учебы, чтобы наконец получить докторскую степень по теологии. монахи могли бы быть очень хорошей идеей [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 294, Ричард Саузерн, Западное общество и церковь в средние века, (Лондон, 1990).

Сила нищенствующих действительно вызвала некоторые трудности, поскольку их приоритеты не всегда совпадали с университетскими. Требуются заказы готовили проповедников со степенью богословия и не слишком беспокоились, что они сначала должен получить степень магистра гуманитарных наук («MA»). обязательный. С другой стороны, университеты не в последнюю очередь потому, что нуждались в студенты, пытались настаивать на том, что степень магистра является необходимым условием для обучения на богословском факультете. Отсюда отношения между нищими и университетов было непросто и временами приводило к серьезным раздорам [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 378 том I, Гастингс Рашдалл, Университеты Европы в средние века Новое издание (Оксфорд, 1936).

Состояние научных знаний

К началу XIII века большая часть уцелевших работ древние греки были найдены на Латинском Западе, а также комментарии и достижения арабов, которые были намного больше, чем просто передатчики. В превосходство Аристотеля как «Философа», прочно утвердившееся в западной Европа к 1300 году не обошлась без некоторого сопротивления, особенно в том, как его идеи были адаптированы его арабским комментатором Аверреэсом. Иннокентий III осужден Натурфилософия Аристотеля в 1210 году [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 27, Линн Торндайк, Университетские записи и жизнь в средние века, (Нью-Йорк, 1971), и, когда это не имело большого эффекта, в Париже был создан комитет. 1231 г., чтобы стереть аристотелевский корпус еретических идей, чтобы они были подходит для обучения [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 39, Линн Торндайк, Университетские записи и жизнь в средние века, (Нью-Йорк, 1971). Сбылся ли и этот план, пока неясно, к 1255 году его работы вернулись в программу [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 71, Эдвард Грант, Основы современной науки в средние века, (Кембридж, 1996).Кризис наступил, когда после учения Сигера из Брабанта в Париж около 1270 г., многие тезисы Аристотеля и Аверреса были объявлены еретик как в Париже, так и в Оксфорде после расследования, спонсированного папой Епископ Стефан Темпье [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 40, JMMH Thijssen, Осуждение и ересь в Парижском университете, 1200–1400 (Филадельфия, 1998). Якобы аверроисты пытались настаивать на доктрине двойная истина, согласно которой философия и теология хранились в отдельных ящиках, но это было решительно осуждено [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 199, Эдвард Грант, «Позднесредневековая мысль, Коперник и научная революция» Журнал истории идей 23: 2 1962.219 тезисов, осужденных Темпье в Париже в 1277 году, стали фетиш в изучении схоластической натурфилософии, либо как пример церковной цензуры или, после Пьера Дюгема, как наука вырваться из мертвой руки Аристотеля [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 244, Пьер Дюгем, Очерки истории и философии науки (Индианополис, 1996).

Последствия осуждения 1277 года проявились несколько десятилетий. самих себя, поскольку не только аверроисты были включены в ее запреты, но и некоторые из их противников.Стало понятно, что пока Аристотель находил решение многих проблем, его также нужно было христианизировать. и эта работа была усовершенствована Фомой Аквинским, который, отвергнув крайний аверроизм, реабилитировал идеи Аристотеля, чтобы сделать их безопасными для христиан. потребление. Фома Аквинский был уже мертв, когда осуждение 1277 г. обнародованы, и были включены не только несколько его мнений, но и одно из его ученики, уважаемый каноник Августа Джайлс Римский, нашли пятьдесят один статьи из его комментария к первой книге Питера Ломбарда предложений осужден Темпье. Джайлза, выступившего против радикальных доктрин Аверроисты и считали, что он был строго ортодоксальным, защищался и отказывался отречься [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 98, JMMH Thijssen, «1277 Revisited: Новая интерпретация доктринальных исследований Фомы Аквинского и Джайлза Римского» Vivarium 34, 1997. Дело, кажется, было приостановлено после того, как Джайлс покинул Париж из своего по собственному желанию, но в 1285 году папа Гонорий IV попросил университет пересмотреть даже хотя нет никаких свидетельств того, что Джайлз действительно подавал апелляцию, и он реабилитирован [ПРИМЕЧАНИЕ] статья 633 Denifle H и Chatelain E (ред.), Chartularium Universitatis parisiensis (Париж, 1889 г.). Этот эпизод, похоже, не оказал негативного влияния на Джайлза. его будущая карьера закончилась тем, что он стал архиепископом Буржским. Аквинский сам был канонизирован Иоанном XXII в 1323 году, в результате чего его работа стала объявлено свободным от ереси, и 1277 приговоров были истолкованы соответствующим образом. Оказалось, что синтез умеренного аристотелизма и христианства победил, хотя это не помешало множеству других философских идей от поддержки в последующие годы, и сам Аквинский не пользоваться репутацией «Универсального врача» Церкви до тех пор, пока Реформация, когда Пий V пожаловал ему этот титул.

То, что Аристотель подвержен ошибкам, было осознано рано. Птолемей обнаружил, что ему нужно усилить его космологию чистых кругов эпициклами и другими дополнениями, даже при сохранении геоцентрической системы [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 6, Брайан Сток, «Наука, технология и экономический прогресс в раннем средневековье» в Наука в средние века (Чикаго, 1978). В Александрии шестого века Иоанн Филопон заметил, что тяжелые предметы не падают быстрее легких, поскольку Философ утверждал, что они должен сделать [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 11, Брайан Сток, «Наука, технология и экономический прогресс в раннем средневековье» в журнале Наука в средние века (Чикаго, 1978).Когда Аристотель был заново открыт на Западе, вскоре было установлено что, когда между его философией и христианской вера, последнее всегда должно преобладать. Это не было большим препятствием, как на Что касается физической науки, то вере действительно нечего было сказать. В Библию можно было читать не буквально там, где это необходимо, как позволял сам Августин, поэтому Уильям Кончес мог даже назвать рассказ о сотворении в Бытии образным [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 104, Тоби Хафф, Расцвет ранней современной науки (Кембридж, 1995).Почти все согласились, что Земля была сферой, хотя Библия подразумевала плоскую землю. Но где Аристотель и вера были ясно конфликт, такой как его заявление о том, что мир не был сотворен и вечен, это ослабил его авторитет и позволил оспорить его идеи. Это открыло дверь к идее развивающейся совокупности знаний, которая часто считается отсутствовали в средневековом мировоззрении [ПРИМЕЧАНИЕ] А.Г. Молланд А.Г. «Средневековые идеи научного прогресса» Журнал истории идей 39: 4, 1978.Хотя в бэконовском проекте человеческого улучшение, то, что идеи обсуждались, критиковались и отвергались предполагает желание новых знаний, а не просто комментирование существующий корпус, который должен был содержать все ответы, если бы только они могли быть извлеченным. Однако в основном это была склонность школьников ставить авторитеты до наблюдения, пародируемые Галилеем [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 308, Эдвард Грант, Бог и природа в средние века, (Кембридж, 2001) и ярко продемонстрировано неспособностью анатомов ранее Николаю Везалию, чтобы он отметил недостатки схемы Галена, которые имели решающее значение.

Теоретическая работа по улучшению объяснений дала толчок теории таких как Джон Буридан, соображения Николь Орем о возможной ротации Земля, и, в конце концов, Коперник, который переместил Солнце в центр Вселенная. Но никто из этих людей, особенно Коперник, никогда не делал эксперименты или наблюдения, которые могли подтвердить их гипотезы. Кроме того, связи между этими идеями далеко не ясны, и мы должны остерегаться просто отбросив на несколько веков назад позитивистскую или «великую мужскую» версию история науки.Наука в средние века была по существу теоретической предмет и отрасль философии, отсюда обычный термин натурфилософии. Хотя Роджер Бэкон, Альберт Великий и Николь Орем хвалят концепцию опыт, контролируемое наблюдение, эксперименты и технологические работы были не имеет значения, чем занимается академический натурфилософ. Они не любят пачкать руки и вместо этого использовали мысленные эксперименты для анализа ситуации, при этом, очевидно, никогда не пытались повторить процесс в реальном Мир [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 168ff, Эдвард Грант, Бог и природа в средние века, (Кембридж, 2001).Действительно, точное соотношение между натурфилософией и физическая реальность остается загадкой. Следуя за древними греками, школьники практиковал инструментализм, чтобы сохранить видимость смысла явлений что они хотели построить концептуальные объяснения, не слишком обеспокоены тем, соответствует ли им реальность. С эмпирический скептицизм Уильяма Оккама XIV века, все естественно наука была сведена к гипотезам, которые не мог различить только разум.Этот придает чрезвычайно разреженный характер большей части схоластической натурфилософии. В эпоху Возрождения вопрос обострился во время споров о том, стоит ли Гелиоцентрическая модель Коперника была полезной выдумкой или, как предполагал Коперник, шаг, который, как говорят, был жизненно важным отходом от средневековой мысли [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 212, Эдвард Грант, «Позднесредневековая мысль, Коперник и научная революция», , Журнал истории идей, 23: 2, 1962, каковы вещи на самом деле. Экспериментальный метод поставлен вплоть до алхимических и герметических традиций, а не естественных философия университетов [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 588, Джон Генри, «Магия и наука» в Companion to the History of Modern Science (Лондон, 1990).Другие достижения, такие как теория средней скорости калькуляторов Мертона (который описывает движение с равномерным ускорением и применяется ко всем видам ситуаций, которые мы можем считать неприемлемыми), похоже, не были объект экспериментов тоже нет. Теория средней скорости описывала движение свободно падающее тело, но, кажется, никто этого не осознавал.

Преподавание науки в вузе

Обычно новые студенты поступают в университет в возрасте пятнадцати лет и поступил на факультет искусств университета.Здесь их научат предметы рассматриваются как необходимые для решения всего остального: логика и естественность философия, основанная на трудах Аристотеля. Через три-четыре года обучения студент должен был урегулировать спор и в случае успеха стал бакалавром искусство. Затем, еще через год или два, он принял участие в финальном диспуте. со своим Учителем и получил звание магистра искусств. Это означало, что студент теперь мог сделать две вещи, чтобы продолжить свою академическую карьеру, либо стать учителем (Магистр-регент) на факультете искусств в любом университете в соответствии с МСУ ubique docendi (право преподавать где угодно) или начать обучение докторскую степень на одном из высших факультетов медицины, гражданского и канонического права или Богословие.В то время как в большинстве университетов есть факультеты искусств, немногие могут похвастаться всеми высшие предметы, которые имели тенденцию быть более специализированными. Например, Болонья и Падуя были известны своими юридическими школами, Париж - своими теологами и Салерно для медицины. Оксфорд, по крайней мере, казалось, обладал способностями в все предметы до 1268 года. После многих лет обучения на высшем факультете, студент наконец мог быть принят на степень доктора, что означало, что они могли присоединиться к факультету и начать практиковать.До достижения соответствующих профессиональная степень, многие юрисдикции запрещают физическим лицам заниматься, писать или исследования по теме. Например был запрет на всех кроме доктора богословия, делающего заявления по этому поводу [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 85, Линн Торндайк, Университетские записи и жизнь в средние века, (Нью-Йорк, 1971) и множество безуспешных попыток обеспечить выполнение медицинских работ. только квалифицированные врачи [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 200, Тоби Хафф, Расцвет ранней современной науки (Кембридж, 1995).

студентов университета изучали натурфилософию, слушая лектора прочтите им тексты, а затем объясните их. Опять же, практическая работа была неслыханной (на по крайней мере, за пределами медицинского факультета), хотя фактические методы обучения остаются слишком неясными, чтобы сделать здравое суждение о том, насколько студенты были поощряется критически относиться к тому, чему их учили. Сам аристотель мудро считалось слишком сложным для начинающих студентов, поэтому таких учебников, как De sphera Джона Сакробоско и Джона Пекама Perspectiva communis были произведены в педагогических целях.Степень программы, разработанные в период позднего средневековья, можно судить по документы из Оксфорда и аналогичные спецификации в Париже [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 440 том I, Гастингс Рашдалл, Университеты Европы в средние века Новое издание (Оксфорд, 1936). Самая ранняя версия датируется 1268 годом и включает старую логику. (который был переведен на латынь Боэцием в шестом веке) и новая логика (которая была недоступна до XII века), а также грамматика от Присциана и Доната.К 1409 году Порфирия Isagoge (комментарий к Категории Аристотеля), а также De sphera . Поздно В программу эпохи Возрождения 1564 года включены также латинские классики, особенно Вергилий и Цицерон, вероятно, под влиянием гуманистов [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. Xcii, Стрикленд Гибсон (ред.), Statvta Antiqva Vniversitatis Oxoniensis (Oxford, 1931). Из этого списка не должно сложиться впечатление, что программа была обновляется только каждые 150 лет, но тот факт, что одни и те же книги изучались сотни лет не предполагают быстро меняющейся совокупности знаний.

Университетская дисциплина

Величайшей привилегией быть студентом или преподавателем в университете было то, что того, что к ним обращаются как к священнослужителю по закону, что означало, что они имели высокий уровень иммунитет к светскому правосудию и вместо этого были осуждены гораздо более мягкими церковные суды [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 36, Эдвард Грант, Основы современной науки в средние века, (Кембридж, 1996). Кроме того, преимущество самоуправляющихся корпораций было что университет несет ответственность за свои собственные дисциплинарные меры и редко приходилось иметь дело с внешними властями.Следовательно, университетская дисциплина была в основном внутри компании и следовали формам канонического права, изложенным Грацианом в его Decretum .

студентов подлежат дисциплинарным взысканиям в соответствии с уставом университета и, без необходимости сказать, что большинство дел, рассмотренных на этом уровне, касались пьянства, блуд и такое разгул, которым студенты наслаждаются с тех пор, как собрались вместе вдали от дома. Реже сегодня проблема студентов ношение оружия [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 151, Стрикленд Гибсон (изд.), Statvta Antiqva Vniversitatis Oxoniensis (Оксфорд, 1931). При определенных обстоятельствах можно было обратиться в суд местного епископа, который отвечал за университет, а затем в конечном итоге курия.

Другой формой дисциплины были экзамены, и, по-видимому, в по крайней мере, на богословском факультете проверка на ортодоксальность была одной из тех, которые кандидатская работа подверглась. Экзамены на степень магистра медицины включали устные диспут по установленным текстам, в котором кандидат должен защищать позиция, а также излагает противоположные взгляды.Но для доктора богословия есть свидетельства того, что нужно было подготовить письменную работу, которая затем могла быть тщательно исследованы экзаменаторами на предмет ортодоксальности, а также признаков научные способности [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 178, Уильям Куртенэ, «Исследование и инквизиция: академическая свобода в средневековых университетах» История церкви 58, 1989. Если еретические мнения и были обнаружены в работе кандидата, это не так. сами сделали их еретиками, но в них действительно нужно было внести исправления. Это сделало не должны приводить к постоянному невыгодному положению вещей, и, как я уже упоминал, среди много других примеров [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 180, Уильям Куртенэ, «Исследование и инквизиция: академическая свобода в средневековых университетах» История церкви 58, 1989, Джайлс Римский закончил свою карьеру архиепископа, несмотря на обвинения еретических мнений в студенческие годы [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 923, том II, Джордж Сартон, Введение в историю науки (Балтимор, 1931).Таким образом, не только большинство дисциплинарных вопросов решались университет, также последствия редко давали о себе знать за его пределами.

После того, как список ошибок был извлечен из работы ученого, часто его комментарий к предложениям Питера Ломбарда, у него был шанс чтобы ответить, и перед ним был открыт ряд защит. В случае номиналист-богослов Жан де Мирекур, у нас есть оригинальный список из 63 тезисов, извлеченных богословским комитетом в Париже из его приговоров комментарий, ответ Жана и окончательный исправленный список из 41 тезиса, с которым он согласился отречься [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 85, JMMH Thijssen, Осуждение и ересь в Парижском университете, 1200–1400 (Филадельфия, 1998).Опровержения Джин были аналогичны тем, которые использовал Джайлз из Рим и другие подсудимые. Жан категорически отрицал, не более того. объяснение, что он сказал то, в чем его обвиняли (эта защита была успешно во всех пяти случаях он использовал это), объяснение того, что он на самом деле означало, настаивание на том, что предполагаемая ошибка на самом деле вовсе не еретическая или обращение к авторитету отцов церкви. Ему удалось получить половина статей вычеркнута, но обвинение также могло добавить больше ошибки на этом этапе.Итак, тогда как Жан смог отклонить около тридцати обвинений, он столкнулся с еще пятнадцатью из них. Конец Результатом стал согласованный список, который был опубликован с приложением опровержения Джин. а также инструкции ректора университета, запрещающие мнения, которые необходимо придерживаться, отстаивать или защищать публично или в частном порядке [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 190, Уильям Кутенэ «Осуждение Джона Миркурта: его первоначальная форма» Recherches de Theologie Ancienne et Médiévale 1986.

К концу Средневековья университеты обнаружили, что сохранили свою автономию, и их репутация была такой, что другие хотели использовать их опыт. Особенно это касалось теологического факультета Парижский университет, который стал считаться чуть ли не самой родиной ортодоксальности, и с ним часто консультировались по связанным вопросам. Дело Саймона Де Фарс конца пятнадцатого века является иллюстрацией этого. Саймон был владельцем астрологической практики в Лионе, которая так успешно, что даже сам король пришел позвать.Это привело к трению с местное духовенство, обычно находившееся в состоянии вооруженного перемирия с астрологами, так что Симона вытащили на суд архиепископа. Здесь он был вероятно, было обнаружено, что он использовал магию, запрещал практиковать и имел библиотека конфискована. Саймон обратился к парламенту в Париже, а не к Папа, чтобы вернуть свои книги, и они передали дело Факультет теологии, поскольку они, вероятно, понятия не имели, о чем были книги, не говоря уже о том, следует ли их осудить.Некоторое время богословы размышляли прежде чем объявить несколько книг Саймона подозрительными, даже если остальные допустимый [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 335, том 2, JP Boudet, Le Recueil des Plus Celebres Astrologues de Simon de Phares (Париж, 1999). Апелляция Саймона была отклонена с возмещением расходов, но, похоже, попал в более серьезные неприятности.

Внешняя академическая дисциплина

Это был потенциально опасный предмет теологии, который волновал Церковь гораздо больше, чем естественная философия, и большинство примеров дисциплины относятся к к бывшему.Эти системы были, по сути, внутренними дисциплинарными процедуры университетов и, как мы видели, обычная санкция немного больше, чем необходимость отречься от ошибки и исправить ошибку, чтобы исправить ее. Вопросы обычно покидали университет только при наличии апелляции или если дело стало печально известным и широко известным как, например, в случай Амальрицианцев Парижа, где преподавание в университете теолог пригрозил создать еретическую секту [ПРИМЕЧАНИЕ] TMMH Thijssen "Мастер Амальрик и амалирийцы: процедура инквизиции и подавление ереси в Парижском университете" Speculum 71: 1 1996.Как упоминалось выше, многие ученые также были членами нищенские ордена, чтобы они также находились под управлением своего ордена и могли подлежат дисциплинарному взысканию с этого направления. Самый известный случай этого Роджер Бэкон, который, похоже, был заключен в тюрьму своим начальством в Францисканцев за то, что они не проверили его работу перед публикацией [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 952 том II, Джордж Сартон, Введение в историю науки (Балтимор, 1931).

Самые печально известные агенты средневековой церковной дисциплины, инквизиторы, не похоже, чтобы играть важную роль в отношениях с учеными, но может стать участвует в определенных случаях.Слово, что кто-то учил еретика мнения могли доходить до ушей местного инквизитора, который проводил расследование и, убедившись, что утверждения соответствуют действительности, попросите учителя признать и отречься от ошибка перед тем, как передать свое покаяние. Поскольку инквизитор не входил в университет вполне вероятно, что кейс уже получил бы степень известность, возможно, из-за публичных диспутов или лекций, прежде чем он услышал об этом и сделав это, он будет вынужден действовать.

Хорошо известный случай с Cecco D’Ascoli иллюстрирует, как это могло произойти, но это также показывает многие трудности в выяснении того, что именно произошло.В факты изложены в осуждении Чекко, который был сожжен на костре в Флоренция 15 декабря 1327 г. [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 14, примечание 3, Г. Боффио, «Perchè fu condannato al fuoco l'astrologo Cecco d'Ascoli?» Studi e Documenti di Storia e Diritto 20, 1899. Три года назад он был признан виновным в «высказываниях». против католической веры »инквизитора Ламбертуса из Чингуло в Болонье. где Чекко был профессором, в результате чего он был оштрафован, его книги конфискован, и ему запретили преподавать или заниматься астрологией.К сожалению, осуждение не говорит нам, что это за оскорбительные высказывания, хотя более поздние авторитеты, такие как инквизитор пятнадцатого века Франциск Флорентин, упомяните, что он учил и писал, что Иисус жил и страдал так же, как и он, потому что родился под особой звездой, которая также привел магов с востока [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 690 том IV, Линн Торндайк, История магии и экспериментальной науки (Нью-Йорк, 1934–58). Вопреки тому, на чем настаивает Франциск, Чекко не упоминает о таких в его сохранившихся книгах (даже тех, которые были сожжены вместе с ним), так что его высказывания, по всей вероятности, были устными и произносились на лекциях.Поскольку Чекко не было более строгое наказание, мы можем также предположить, что он признался и раскаялся в своем ошибки. Однако это явно была серьезная ересь, поскольку ему не сошло с рук простое отречение, которое требовалось от Влазия Пармского в 1396 г., когда он также был признан виновным в «высказываниях против католической веры» [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 258, Линн Торндайк, Университетские записи и жизнь в средние века (Нью-Йорк, 1971). Чекко покинул Болонью и направился во Флоренцию, где быстро пренебрегал критикой инквизитора и стал придворным астрологом Иакова Брешия.Это умышленное неповиновение сразу же обозначило его как непокорного еретиком, и когда он оказался перед флорентийским инквизитором Аккурсием, Неудивительно, что он был передан в светскую руку. Как горение было ожидаемая судьба рецидивиста Судебный механизм, похоже, работает как ожидается.

Границы, установленные церковью в отношении естествознания и естествознания. по-видимому, были довольно хорошо определены и в основном включали избегание вопросов, которые может иметь богословское значение.В астрологии было запрещено требовать полностью детерминированная модель, в которой влияние звезд преобладает над свободным моральный выбор или, как предполагалось, Чекко, начать кастинг гороскопы для Иисуса. Алхимикам нужно было избегать обмана и не слишком увлекаться в некоторых якобы дьявольских дополнениях к их теме, при этом соответствуя быку Иоанна XXII, Spondent quas nonexposent . По физике все было хорошо относить большинство вещей к вторичным естественным причинам, но не утверждать, что чудеса невозможны.Ни вечность мира, ни существование другие миры могут быть поддержаны космологией и метафизикой как реальный факт. Наконец, было неприемлемо утверждать, что мир природы должен быть так оно и есть, и что Бог не мог бы создать его иначе, если бы Он хотел, или не мог нарушить естественный порядок, если бы ему так хотелось [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 189, Эдвард Грант, Бог и природа в средние века, (Кембридж, 2001).

Конечно, были сторонники полемики, которым хотелось бы, чтобы границы были нарисованы гораздо плотнее, но упомянутые выше моменты кажутся примерно положение для большей части рассматриваемого периода.Это не значит, что все случаи пересечения границы привели к уголовному преследованию или даже предупреждение, но можно ожидать, что можно избежать неприятностей, оставаясь в пределах их. Более того, существовало множество формул, которые якобы позволяли запрещенные темы для подробного обсуждения. Например, когда это было запрещено утверждать, что разные вселенные действительно существуют, можно сказать, что Бог мог бы создать такие вселенные, если бы захотел, а затем подробно обсудить их. Аналогичным образом, Вопрос, распространенный формат академической литературы того времени, и письменный эквивалент диспута, требуемый для аргументации обе стороны, прежде чем остановиться на ответе, который не противоречил вере [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 107, Эдвард Грант, Бог и природа в средние века, (Кембридж, 2001).А пока можно было озвучить сколько угодно еретических мнений. и привести все аргументы в их пользу. Наконец, работа могла быть написана на таком непонятном и непонятном языке, что цензор никогда не услышит ни малейшего идея, что на самом деле требовалось. Споры о том, что якобы еретик на самом деле имелось в виду, что это обычное дело, и ответчик утверждал, что он только что неправильно понятый [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 30, JMMH Thijssen, Осуждение и ересь в Парижском университете, 1200–1400 (Филадельфия, 1998).

Наследие средневековой науки

Традиционные позитивистские истории науки имеют тенденцию либо игнорировать, либо очернить достижения средневековых натурфилософов и, честно говоря, определенно кажется, что между схоластами и сторонники новой философии семнадцатого века. Историки еще согласиться с тем, как произошло это изменение, но растет понимание того, что его корни можно найти в средневековье.Аналогия вселенной как машина, типичная для механистической философии Декарта, появляется в западных Европа еще при Хью де Святого Виктора в XI веке [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 104, Тоби Хафф, Расцвет ранней современной науки (Кембридж, 1995). Как мы видели выше, Пьер Дюэм видел в осуждении 1277 г. отказ от идеи, что Вселенная должна быть такой, как думал Аристотель пришлось, и рождение осознания того, что работа Вселенной подлежит эмпирическому определению.Неоплатонизм Коперника и Кеплера имел в Италии в период позднего средневековья, в то время как упор на понятная и рациональная вселенная встречается в схоластическом естественном философия.

Как это часто бывает, дебаты характеризовались как поляризованные между двумя позициями - преемственность науки в средние века и в период раннего Нового времени, и научная революция, ознаменовавшая решающий отход от прежних традиций. AC Crombie - ведущий участник школа преемственности, прослеживая экспериментальный метод до Роберта Гроссетеста и Роджер Бэкон.Эдвард Грант считает, что современная наука построена на твердой средневековой основы отделения науки от религии, рациональности и высшее образование. Великое искушение для сторонников преемственности, которому не все из них успешно сопротивляются, - это читать современные научные идеи в работу более ранних эпох. Например, Грант, возможно, слишком много видит в Григорий Римини работает над бесконечностью и пытается сделать его предшественником Теории трансфинитных чисел XIX века Георга Кантора [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 244, Эдвард Грант, Бог и природа в средние века, (Кембридж, 2001).Комментарии Роджера Бэкона об эксперименте также имели тенденцию быть переоценено, тем более что мало свидетельств того, что он когда-либо в том направлении сам. Не следует заходить слишком далеко в этой критике, однако, поскольку академическая структура университетов, безусловно, произвела наибольшее количество людей, которые работали над наукой в ​​ранний современный период, даже с по существу средневековая программа [ПРИМЕЧАНИЕ] стр. 209, Джон Гаскойн «Переоценка роли университетов в научной революции» в книге Reappraisals of the Scientific Revolution (Кембридж, 1990).

Несмотря на огромный объем современных исследований научной революции, нет согласованного ответа на вопрос, почему это произошло в Западной Европе в семнадцатом веке, а не где-либо еще или раньше. Некоторые теории включают: предположение социолога Роберта Мертона о пуританстве создало условия для наука, система нормальной науки Томаса Куна и революция, Фрэнсис Йейтс утверждая, что заслуга герметической магии, Дюгема и Стэнли Джаки за католическое богословие и утверждение Линн Уайт о том, что движущей силой были технологические изменение.Ни одна теория не оказалась полностью удовлетворительной или убедительной, поскольку они склонны смотреть либо на внутренние, либо на внешние причины, а не на их сочетание. Что касается внешней среды, вклад средневековья мог исходить от институт университета, прием греческой и арабской мысли и мировоззрение рационального Бога-творца. Внутри средневековой науки существует работа по развитию, критике и отказу от гипотез, начатая схоластическими естествоиспытатели и все еще продолжаются.

Заключение

Натурфилософия, преподаваемая на факультетах искусств университетов, была рассматривается как важная область исследования сама по себе и для перехода к более высоким предметы. Это была независимая область, отделенная от теологии, которая пользовалась большим успехом. много интеллектуальной свободы, пока она ограничивалась естественными Мир. Хотя действие было бы, если бы натурфилософы вышли за пределы эти ограничения, дисциплинарные процедуры Церкви были в основном направлены на теологи, которые были вовлечены в гораздо более опасную область.В общем, есть был религиозной поддержкой естествознания в позднем средневековье и признание того, что это важный элемент обучения. Степень, в которой средневековая наука напрямую привела к новой философии научной революции остается предметом дискуссий, но, безусловно, оказал значительное влияние.

Библиография

Boffio G «'Perchè fu condannato al fuoco l'astrologo Cecco d'Ascoli?”' Studi e Documenti di Storia e Diritto 20 (1899)

Буде, Жан-Поль (изд.) Le Recueil des Plus Celebres Astrologues de Simon de Phares (Париж, 1999)

Куртенэ, Уильям 'Расследование и инквизиция: академическая свобода в средневековье Университеты » История церкви 58 (1989)

Duhem Pierre, Очерки истории и философии науки Пьера (Ariew Р. и Баркер П. (пер.)) (Индианаполис, 1996),

Ferngren L (ed.) Энциклопедия истории науки и религии в Западная традиция (Нью-Йорк, 2000)

Фейерабенд, Пол против метода , 3-е издание (Лондон, 1993)

Гибсон, Стрикленд (изд.) Statvta Antiqva Vniversitatis Oxoniensis (Оксфорд, 1931 г.)

Грант, Позднесредневековая мысль Эдварда, Коперник и наука Революция » Журнал истории идей 23: 2 (1962)

Грант, Эдвард Основы современной науки в средние века (Кембридж, 1996)

Грант, Эдвард Бог и природа в средние века (Кембридж, 2001)

Хафф, Тоби Расцвет ранней современной науки (Кембридж, 1995)

Кун, Томас Структура научных революций 3-е изд. (Чикаго, 1996)

Линдберг, Дэвид С. и Вестман, Ричард (ред.) Переоценка Научная революция (Кембридж, 1990)

Линдберг, Дэвид К. (ред.) Наука в средние века (Чикаго, 1978)

Molland AG «Средневековые идеи научного прогресса» Журнал истории идей 39: 4 (1978)

Olby RC, Cantor GN, Christie JRR и Hodge HJS (ред.) Компаньон История современной науки (Лондон, 1990)

Рашдалл, Гастингс Университеты Европы в средние века Новое Edition (Powicke FM и Emden AB (ред.)), 3 тома (Оксфорд, 1936)

Сартон, Джордж Введение в историю науки 3 тома в 5, (Балтимор, 1931)

Южный, Ричард В. Западное общество и церковь в средние века (Лондон, 1990)

Thijssen JMMH 'Мастер Амальрик и амалирийцы: Инквизиторская процедура и подавление ереси в Парижском университете Speculum 71: 1 (1996)

Thijssen JMMH Осуждение и ересь в Парижском университете: 1200 - 1400 (Филадельфия, 1998 г.)

Thijssen JMMH '1277 Revisited: новое толкование доктрины Исследования Фомы Аквинского и Джайлса Римского ' Виварий 34 (1997)

Торндайк, Линн История магии и экспериментальной науки 8 томов, (Нью-Йорк, 1934 - 58)

Торндайк, Линн Университетские записи и жизнь в средние века (Новый Йорк, 1971)

Уайт, Эндрю Диксон История войны науки с теологией в Христианский мир 2 тома, (Нью-Йорк, 1896)

Все цитаты из этого эссе или ссылки на него должны сопровождаться обратной ссылкой на эту страницу и именем автора. Это эссе может быть воспроизведено только с разрешения автора, хотя такие разрешение обычно не будет отклонено.


© Джеймс Ханнэм 2007

Анниина Йокинен. Герои средневековья.

Анниина Йокинен
2 декабря 1996 г.

Герои средневековья


Герои берут начало в глубине веков и мифов.Мортон В. Блумфилд предполагает, что «первоначальный герой в ранней литературе, вероятно, был основан на короле, который умер за свой народ, воине, победившем врагов племени ... Эти люди ... прославились в песнях, рассказах и ... ... снова представлен людям, чтобы они могли участвовать в своей магии »(Блумфилд, стр. 30). В индоевропейском языке слово «герой» имеет основное значение «защитник» или «помощник», но в греческом языке eroe «оно стало означать сверхчеловеческое или полубожественное существо, чьи особые силы были направлены на спасение или помощь всему человечеству. или его любимая часть »(Блумфилд, стр.27). Идея героя как спасителя своего народа преобладает в раннесредневековых эпосах, таких как Беовульф и Песня Роланда . Маршалл Фишвик написал, что стиль «в героях, как и во всем остальном, меняется». В более поздних средневековых романах, таких как « Сэр Гавейн» и «Зеленый рыцарь », герой сражается уже не за свой народ, а за свои идеалы. Таким образом, изучение природы и причины этого изменения имеет решающее значение для понимания того, что, в конечном счете, является сущностью героя.

Эпическая литература - это величественный, торжественный праздник национальной жизни
года. героический век. Его герои - простые люди, разбирающиеся в деятельности
. обычная жизнь ... они лидеры не по классовому статусу, богатству или
даже рождение, но благодаря превосходству сердца, ума и рук.
Их мотивы связаны с практическими потребностями жизни.
(Мурман. Стр. 27-8)

Эпический герой, такой как Беовульф или Роланд, обладает качествами доблести, военного мастерства, верности, щедрости и чести.Это человек, который сражается, потому что должен, ради выживания своего племени или нации. Хотя герой постоянно осознает свою смертность, он никогда не уклоняется от «угроз или опасностей ... Долг героя - сохранить свою жизнь доблестью» (Джонс. Стр. 43). Именно в бою испытывается отвага эпического героя.
Эпический герой живет в «культуре стыда» или обществе чести / стыда, где «доброе имя» человека является его самым ценным достоянием (Фенвик Джонс, стр. 57). Общество «иерархично, то есть управляется военной аристократией, высшее благо которой заложено в кодексе воина» (Джонс, стр.50). Отчасти по этой причине Беовульфу нужно убить дракона, а Роланд отказывается дуть в рог. Генеалогия в иерархическом обществе имеет большое значение, и чувство стыда отражается не только на себе, но и на семье и нации.
Поле, на котором выступает эпический герой, основано на социально-политической и исторической «реальности»
(Келли, стр.85). Чарльз Мурман пишет, что «мир, в котором живет и сражается Роланд, - это ... очень простой мир, жестко и уютно описанный законами Церкви и Императора» (Moorman, p.23). Хотя в эпосе присутствуют элементы «чудесного», они приводят не более чем к возвышению или преувеличению реальности.

Эпические герои Беовульфа ... [и] Роланда терпят поражение и в
какой-то смысл виноват в их поражении .... Но мы знаем, что даже
в поражении частично по своей воле. тем не менее они герои - мужчины
выше обычного, выше среднего, чье стремление к славе ли
небесное или земное, поднимает их выше обычного и среднего.
Это большие люди, полубожественные, крупнее людей, которые
очаровывают нас своей доблестью, храбростью и даже бравурой .
(Блумфилд, 31)

Герои Беовульфа и Роланда погибают и становятся возвышенными. Что восхищает Беовульфа, так это то, что он принял его вирд . Гвин Джонс определяет это возвышение следующим образом:

Ибо, если он принимает предназначенное, не подчиняясь ему, он одерживает победу над
. Это.Нерушимая воля делает его равным всемогущей Судьбе, и
хотя судьба может уничтожить его, она не может ни победить, ни унизить его.
(Джонс. Стр.43)

Беовульф не ожидает возвращения из своей битвы с драконом. Тем не менее, он вступает в бой. Именно такое мужество и преданность своему народу заставят сочинять и петь о нем песни. Воспоминание в песне содержит единственное бессмертие, которого мог достичь воин из языческого общества Беовульфа.
Героическая гордость Роланда за то, что он отказался трубить в рог, привела к его гибели. Однако его героический характер «трансформируется в святого через мученическую смерть в битве с высшей христианской целью» (Huppé. P.16). Роланд был благословлен и прощен Терпином, и отважно держал поле для Бога и страны. Апофеоз, подобный апофеозу Роланда, утверждает Хуппе, предназначен для героев

, которые примиряют несовершенного героя и безупречного святого в
. свидетельство их мученичества.и в качестве примера провиденциального
концепт felix culpa .
(Хуппе, стр.18).

Добродетели рыцарского героя схожи с добродетелями его эпического двойника - доблесть, щедрость, верность, честь и умение в бою - однако смысл, придаваемый «верному», верности, в этот период более сложен. и более значительный. Это качество души; «Of coer loiall» (Мэтью, стр.69). Рыцарский рыцарь должен также знать умеренность, куртуазию, , почтение к женщинам и придворные навыки.Недостаточно того, что он выступает на поле битвы; он также должен быть представлен в суде. Как пишет Елена Крстович о Готфриде Тристан :

Готфрид идет на все, чтобы изобразить Тристана как непревзойденного художника: его образование включает в себя обучение речи, хорошим манерам и иностранным языкам, помимо верховой езды, охоты, борьбы и боев. Тристан также является опытным музыкантом, мастером игры на струнных инструментах.
(Крстович.с.245)

Как и в героической поэзии, рыцарский рыцарь испытывается воинскими подвигами. Однако, в то время как эпический герой сражается только тогда, когда этого требуют обстоятельства, рыцарский герой намеревается найти испытание или приключение , в котором он может проявить себя. Как говорит Эрик Ауэрбах: «Испытание через приключение - это настоящий смысл идеального существования рыцаря» (Auerbach, p.135). Рыцарский герой редко сражается в защиту своего народа, но в защиту идеала или абстракции.Финлейсон утверждает, что рыцарский герой сам является «в значительной степени идеализацией, которая имеет мало отношения к социальной реальности и определенно не проистекает из нее» (Finlayson, p.54).
Мир, в котором действует рыцарский герой, также является «образной идеализацией» (Бир, с. 22). Хотя мир описывается в контексте современной атрибутики, такой как одежда, архитектура и праздники, «мало попыток подтвердить подлинность истории с точки зрения реальных политических, географических или экономических условий» (Finlayson, p.5 8-9). В то время как эпос специфичен для нации и народа, романтика «экзотична, это продукт особой сложной группы, а не всей культуры» (Мурман, стр.30). Хотя мир романтики был порождением феодализма, в романе «феодальный этос не выполняет политической функции; он вовсе не служит практической реальности; он стал абсолютным. У него больше нет никакой цели, кроме цели самореализации» (Auerbach , с.134). По словам Келли, основное объяснение этого состоит в том, что романтика «удовлетворяет потребность, которую испытывают те, кто хочет подтверждения своего мира, как они верят, и хотят, чтобы он существовал» (Kelly, p.85). Поле, на котором выступает рыцарский рыцарь, - реальность мечты; опасный пейзаж, дающий возможность встретиться с неестественными противниками. Чудо очень мало удивляет рыцарского рыцаря - будь то замок, появляющийся из ниоткуда в ответ на молитву, или рыцарь, переживший обезглавливание.
Обстоятельства, которые приводят к возвышению рыцарского героя, такого как, например, сэр Гавейн, разительно отличаются от обстоятельств эпического героя. Эпический герой проходит испытания в физическом бою с монстром или другим воином.В сэр Гавейн задача героя «духовная, а не физическая» (Мурман, стр.61). Гавейн должен пройти все требования идеального рыцарского рыцаря, чтобы добиться триумфа. Тем не менее, даже если Гавейн терпит поражение - ему не хватает лояльности, - говорит Зеленый рыцарь, - он в некотором смысле превозносится. Понимание и принятие Гавейном своей несовершенной натуры и его признание привели к «отпущению грехов Зеленому рыцарю» (Уилсон, стр.206). Вопрос о том, заслуживают ли его прозрение и добровольное покаяние возвышения, горячо обсуждается.Чарльз Мурман, например, считает, что Гавейн не только неудачник, но: «То, что было трагедией для одного рыцаря ... становится в году сэром Гавейном и Зеленым рыцарем , провалом всего социального порядка» (Мурман , стр.61).
Различия в замысле и исполнении эпических и рыцарских героев лучше всего объясняются сменой эпох. Героическая поэзия была поэзией народа, который постоянно сражался за выживание. Тейлор объясняет разницу в духе между эпосом и романтикой «очень значительным изменением национального характера» (Taylor, p.7), который перешел «от национального единства к феодализму, а от национальной войны - к гражданским раздорам и фантастическим крестовым походам» (Тейлор, стр. 12). Мурман относит странствующего рыцаря к мирному времени, когда рыцарь может выполнять задания (Мурман, стр.64). Впервые в Западной Европе возник большой «праздный класс», который хотел, чтобы его развлекали. «Новый феодализм с его досугом и сильно стратифицированной классовой структурой требовал нового героя, человека, настроенного на тонкости поведения и внушенного ценностям придворной жизни» (Moorman, p.29).

Когда Западная Европа восстановила свое равновесие и безопасность после Средневековья,
он начал принимать новые ценности и образ жизни. Как мы видели,
двор заменил замок. придворный рыцарь жестокий воин,
и запутанная нить феодальных отношений простая верность
из комитов .
(Мурман. Стр.28)

Несмотря на все различия, эпический и рыцарский герои разделяют некоторые «точки соприкосновения».«Первый из них - это почетный героический кодекс. Герои никогда не сражаются с противником, который слабее или в каком-то смысле находится в невыгодном положении. «Физически Грендели были достойным соперником для человека с силой в тридцать человек в его руках», - отмечает А. Т. Хатто около Беовульфа (Хатто II, стр. 245). Беовульф также, осознав, что Грендель не использовал оружие, снял свое, чтобы бой был честным. В романе Чосера « Knight's Tale » Арките экипирует Паламона перед дуэлью. «Это была просто любезность одного рыцаря по отношению к другому» (Painter, стр.134). Второе сходство между героями - это обряд обряда , или то, что Мурман называет «путешествие-инициация-поиск» (Moorman, p7). Беовульф отправляется ко двору Хротгара, чтобы сразиться с Гренделем, а затем с его матерью. По возвращении Беовульфа Гигелак считает его достойным вести свой народ после его смерти. Роланд едет с арьергардом во Францию ​​и через мученическую смерть достигает святости. Гавейн путешествует по земле в течение года в поисках Зеленого рыцаря и находит замок Берсилака через молитву, когда он наиболее утомлен.Мурман подчеркивает, что «путь души через все трудности к ее триумфу, ad astra per aspera ... постоянно наблюдается» (Мурман, стр.6). В-третьих, наиболее поразительное сходство - это наличие wyrd , судьбы или провидения, неудач героев до некоторой степени и того, как эпический и рыцарский герой принимает как свои неудачи, так и «свою долю». Кроме того, все они противостоят непреодолимым препятствиям - Беовульфу и дракону; Роланд и сарацины; Гавейн и Зеленый рыцарь.Это героическое мужество находит проницательное выражение Гавейна: «В судьбах грустных или веселых Истинные люди могут только попробовать».

Библиография

  1. Ауэрбах, Эрик. Мимесис .
    Princeton: Princeton University Press, 1974.
  2. Beer, Gillian. Романтика .
    Лондон: Methuen & Co. Ltd., 1970.
  3. Блумфилд, Мортон В. «Концепция героя в раннем средневековье».
    Представления о герое в средние века и эпоху Возрождения .
    Ред. Норман Т. Бернс и Кристофер Дж. Рейган. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка. 1975.
  4. Фенвик Джонс, Джордж. Этика Песни Роланда .
    Балтимор: Johns Hopkins Press, 1963.
  5. Финлейсон, Джон. «Определения среднеанглийского языка». Обзор Чосера 15 (1980).
  6. Хатто, А. Т. Введение. Тристан . Готфрид фон Страсбург.
    Нью-Йорк: Penguin Books, 1967.
  7. Хатто.А. Т., ген. изд. «Старофранцузский». Традиции героической и эпической поэзии . Том 1: Традиции.
    Лондон: Ассоциация современных гуманитарных исследований, 1980.
  8. Хатто, А. Т., ген. изд. «Герои и героини». Традиции героической и эпической поэзии .
    Том второй: Характеристики и методы.
    Лондон: Ассоциация современных гуманитарных исследований, 1989.
  9. Хуппе, Бернар Ф. «Концепция героя в раннем средневековье».
    Представления о герое в средние века и эпоху Возрождения .
    Ред. Норман Т. Бернс и Кристофер Дж. Рейган. Олбани: State University of New York Press, 1975.
  10. Jones. Гвин. Короли, звери и герои .
    Лондон: Oxford University Press, 1972.
  11. Келли, Дуглас. «Романс и тщеславие Кретьена де Труа».
    Романс: общее преобразование Кретьена де Труа в Сервантеса .
    Ред. Кевин Браунли и Марина Скордилис Браунли. Ганновер и Лондон: Университетское издательство Новой Англии, 1985.
  12. Krstovic, Jelena O, ed. Знакомство с Готфридом фон Страсбургом. Критика классической и средневековой литературы .
    Detroit: Gale Research Inc., 1993.
  13. Мэтью, Джервейс. «Идеалы рыцарства в Англии в конце четырнадцатого века». Толкования сэра Гавейна и Зеленого рыцаря в двадцатом веке: сборник критических эссе . Дентон Фокс, изд.
    Энглвудские скалы. Нью-Джерси: Prentice Hall, Inc., 1968.
  14. Мурман, Чарльз. Знаток, который был: эволюция рыцаря в литературе .
    Lexington: University of Kentucky Press, 1967.
  15. Художник, Сидней. Французское рыцарство: рыцарские идеи и практика в средневековой Франции .
    Балтимор: The Johns Hopkins Press, 1940.
  16. Тейлор А. Б. Введение в средневековый роман .
    Лондон: Heath Cranton Limited, 1930.
  17. Уилсон, Энн. Волшебный квест: использование магии в романах о короле Артуре .
    Манчестер и Нью-Йорк: Издательство Манчестерского университета, 1988.



Ссылка на статью:

Jokinen, Anniina. «Герои средневековья». Люминариум .
23 февраля 1998 г. [дата просмотра этой статьи].
http://www.luminarium.org/medlit/medheroes.htm>


до Gawain Essays
сэру Гавейну и Зеленому рыцарю
- Среднеанглийская литература

Авторское право на сайт © 1996-2010 Anniina Jokinen.Все права защищены.
Копирование исходного кода и / или содержимого сайта категорически запрещено.
Допускаются ссылки и распечатка для личного или учебного использования.

Создано 23 февраля 1998 г. Аннииной Йокинен. Последнее обновление: 25 января 2010 г.

Среднеанглийская литература
Джеффри Чосер
Джон Гауэр
Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь
Уильям Лэнгланд / Пирс Пахарь
Джулиан Норвичский
Марджери Кемпе
Томас Мэлори / Морт д'Артур
Джон Лидклэстэс
Letters Обыватель
Средневековые пьесы
Среднеанглийские тексты
Очерки и статьи

Наука
Средневековая космология

Исторические события и личности

Столетняя война (1337–1453)
Эдвард III
Эдвард Уэльс
Лайонел Антверпенский, герцог Кларенс
Джон Гонт, герцог Ланкастер
Эдмунд Лэнгли, герцог Йоркский
Томас Вудсток, Глостер
Ричард Йоркский, Э.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *