Среда , 19 Январь 2022

Европейский центральный банк: Research & Publications

Содержание

ЕЦБ сохранил базовую процентную ставку по кредитам на нулевом уровне — Экономика и бизнес

ТАСС, 28 октября. Европейский центральный банк (ЕЦБ) сохранил базовую процентную ставку по кредитам на нулевом уровне. Соответствующее решение принято по итогам заседания совета управляющих регулятора.

Ставка по депозитам также осталась на прежнем уровне — минус 0,5%, ставка по краткосрочным кредитам ЕЦБ — на уровне 0,25%.

Совет управляющих ожидает, что «ключевые процентные ставки останутся на нынешнем или более низком уровне до тех пор, пока инфляция не достигнет 2% до конца прогнозного горизонта», говорится в сообщении ЕЦБ. В нем отмечается, что стабилизация инфляции на целевом уровне может быть достигнута в среднесрочной перспективе.

О программе выкупа активов

ЕЦБ продолжит программу выкупа активов (APP) на сумму €20 млрд ежемесячно. Программа завершится незадолго до начала цикла повышения процентных ставок европейским регулятором. При этом реинвестирование выплат по ценным бумагам, приобретенным в рамках этой программы, также будет происходить еще долго после начала фазы повышения ключевых процентных ставок, добавили в ЕЦБ.

Регулятор продолжит и программу выкупа бондов (PEPP) в связи с пандемией на общую сумму €1,85 трлн как минимум до конца марта 2022 года или пока не решит, что фаза кризиса, связанная с коронавирусом, закончилась.

При этом закупки в рамках PEPP будут производиться более низкими темпами, чем во втором и третьем кварталах этого года. «Совет управляющих будет осуществлять закупки гибко в соответствии с рыночными условиями и с целью предотвращения ужесточения финансирования, несовместимого противодействию понижающему влиянию пандемии на прогнозируемую траекторию инфляции», — добавили в ЕЦБ. Реинвестирование основных выплат по ценным бумагам, приобретенным в рамках PEPP, планируется продолжить, по крайней мере, до конца 2023 года.

Третья серия программы предоставления долгосрочной ликвидности европейским банкам TLTRO III также продолжит поддерживать банковское кредитование фирм и домашних хозяйств, добавил ЕЦБ.

«Совет управляющих готов при необходимости скорректировать все свои инструменты, чтобы обеспечить устойчивое движение инфляции к своей цели», — подчеркнули в регуляторе.

Следующее заседание ЕЦБ состоится 2 декабря.

Европейский Центральный Банк »

В одном из прошлых номеров нашего журнала (“ПЛАС” №10/2001), продолжая серию публикаций, посвященных центральным банкам ведущих стран мира, мы рассказали об истории и сегодняшней деятельности германского Бундесбанка, одного из известнейших финансовых институтов Западной Европы. Несколько лет назад он наряду с центральными банками 11 государств стал частью Европейской Системы Центральных Банков. Именно поэтому в сегодняшнем материале мы решили подробно рассмотреть функции, внутреннюю структуру и характер деятельности этого уникального учреждения, объединившего под своей эгидой центральные финансовые институты наиболее развитых государств одного из самых капитализированных регионов мира.


Европейская Система Центральных Банков
Европейский Центральный Банк (ЕЦБ) был основан в 1998 г. в соответствии с Договором, достигнутым между 11 европейскими государствами: Бельгией, Германией, Испанией, Францией, Ирландией, Италией, Люксембургом, Голландией, Австрией, Португалией и Финляндией.

Европейская Система Центральных Банков (ЕСЦБ) состоит из Европейского Центрального Банка и центральных банков государств, являющихся ее членами. Так, например, валютный институт Люксембурга, созданный специально для решения задач перехода на евро, считается центральным банком этой страны. Основной целью Европейской Системы Центральных Банков является удержание уровня инфляции не более 2,5% в год, а также содействие реализации эффективной экономической политики, проводимой Сообществом. Система действует в соответствии с принципом открытой рыночной экономики со свободной конкуренцией, поддерживая эффективное распределение ресурсов.

Основными задачами, официально стоящими перед Европейской Системой Центральных Банков, являются:
• определение и осуществление валютной политики Сообщества;
• проведение международных обменных операций;
• владение и управление официальными резервами государств-членов в иностранной валюте;
• содействие стабильному функционированию платежных систем.

Следует отметить, что ни Европейский Центральный Банк, ни центральные банки стран, входящих в ЕСЦБ, включая членов их руководящих органов, не должны при исполнении своих властных полномочий, задач и обязанностей получать указания от каких бы то ни было институтов или органов Сообщества, правительств странчленов либо иных государственных органов. Таким образом, Европейская Система Центральных Банков обладает независимостью от других органов власти Сообщества, по своему характеру весьма схожей с положением Бундесбанка. Институты и органы Сообщества, а также правительства государств-членов обязуются уважать этот принцип и не пытаться влиять на членов руководящих органов Европейского Центрального Банка или центральных банков, входящих в ЕСЦБ.

При этом, разумеется, нельзя забывать, что абсолютной независимости не существует. Так, например, в настоящее время Европейский Центральный Банк продолжает подвергаться давлению по поводу снижения ставки рефинансирования как со стороны участников рынков, так и со стороны официальных лиц (существуют серьезные опасения, что высокая ставка может способствовать замедлению экономического роста, и даже министры некоторых европейских государств высказывались за более активное ее снижение).

Европейский Центральный Банк
Европейский Центральный Банк является одной из двух составных частей Европейского Экономического и Монетарного союза, который, в свою очередь, как следует из названия, выполняет две основные функции. Первую из них – координацию экономической политики – осуществляет Совет министров финансов стран Содружества.

Монетарная же политика формируется Европейским Центральным Банком, который является независимым от влияния любых частных и публичных институтов 12 странучастников ЕСЦБ.

Европейский Центральный Банк, являясь юридическим лицом, имеет в каждой из этих стран наиболее широкую правоспособность, дающуюся юридическим лицам в соответствии с его законодательством. В частности, он может приобретать или владеть движимым и недвижимым имуществом, а также быть стороной в судебном процессе.

При этом ЕЦБ, с одной стороны, обладает более высоким статусом, чем центральные банки 12 странчленов ЕСЦБ, вместе с тем последние являются учредителями и акционерами ЕЦБ, то есть фактически – его владельцами. В качестве примера здесь можно привести хотя бы тот факт, что полученная ЕЦБ в 2001г. чистая прибыль в размере 1820 млн. евро (на 8,5% меньше, чем аналогичный показатель 2000г. – 1990 млн. евро) образовалась именно после выплаты 1510 млн. евро1 центральным банкам 12 стран-участников ЕСЦБ в соответствии с их требованием, вызванным необходимостью поддержания уровня резервов в иностранной валюте.

В свою очередь, эти ЦБ реализуют решения Европейского Центрального Банка в своих странах. Кроме того, они проводят в своих странах те операции, которые выходят за рамки полномочий ЕЦБ.

В своем составе Европейский Центральный Банк имеет три руководящих органа. Исполнительный комитет, в состав которого входят Президент ЕЦБ и 5 членов, отвечает за руководство повседневной деятельностью банка.

Управляющий Совет, являющийся главным органом управления ЕЦБ и состоящий из 6 членов Исполнительного комитета и глав центральных банков стран-участников ЕСЦБ, принимает все монетарные решения, например, изменение процентной ставки.

Третий руководящий орган ЕЦБ – Генеральный совет, в состав которого входят главы центральных банков 12 стран, входящих в ЕСЦБ, а также Англии, Швеции и Дании, Президент и Вице-президент Европейского Центрального Банка, – играет роль консультационного органа. Поскольку среди его членов есть представители стран Евросоюза, не входящих в Еврозону и по этой причине не участвующих в проведении монетарной политики ЕСЦБ, данный орган не уполномочен принимать какие-либо самостоятельные решения и служит для ознакомления участников Европейской Системы Центральных Банков с мнением этих трех государств по поводу тех или иных конкретных шагов, реализуемых ЕСЦБ.

Управляющий Совет ЕЦБ
Как уже отмечалось, Управляющий Совет ЕЦБ насчитывает 18 членов и включает в себя представителей Исполнительного комитета Европейского Центрального Банка и Управляющих ЦБ стран-участников ЕСЦБ. При этом некоторые эксперты считают, что для главного органа управления подобный состав слишком многочислен. Так, например, Банк Англии имеет 9 членов в Комитете по монетарной политике, а ФРС – 12 членов в Комитете по открытым рынкам.

Управляющий Совет принимает решения простым большинством. Опыт развитых стран Правом голоса обладают лишь те его члены, которые лично присутствуют при голосовании, при этом каждый из них имеет возможность подать лишь один голос. В случае равенства числа поданных голосов Президент Европейского Центрального Банка должен иметь решающий голос. Голоса в Управляющем Совете взвешиваются в соответствии с долями ЦБ 12 стран в подписном капитале.

Управляющий Совет обязан заседать по меньшей мере десять раз в году. При этом начиная с 1999 г., когда Европейский Центральный Банк стал отвечать за принятие решений об изменении ставки рефинансирования, не было ни одного случая проведения процедуры голосования, но все решения, касающиеся этого непростого вопроса, принимались не иначе как на условии достижения консенсуса, который определяется Президентом ЕЦБ.

Как правило, Управляющий Совет ЕЦБ созывается 2 раза в месяц. Любопытно, что вначале после каждого такого заседания делались объявления об изменениях в монетарной политике, но, как показала практика, столь частое поступление информации оказалось “избыточным” для финансовых рынков. В результате вопросы монетарной политики обсуждаются теперь лишь во время первого ежемесячного заседания. За два дня до такого заседания члены Управляющего Совета получают анализ экономики и финансов – так называемую оранжевую книгу, которую готовят Отмар Иссинг (Ottmar Issing), главный экономист Европейского Центрального Банка, его подчиненные и аналитики в составе около 150 человек. Данный анализ содержит рекомендации по ставке рефинансирования.

Обычно заседание Совета проводится в четверг и продолжается весь рабочий день. Начинается оно с выступления Отмара Иссинга, посвященного обзору состояния экономики, затем проходит обсуждение этого доклада. По его завершении Президент ЕЦБ подводит итог прошедшим дискуссиям, а также может предложить принять какое-либо решение по результатам прений.

Европейский Центральный Банк не публикует стенограммы заседаний и не делает никаких ссылок на предмет дискуссий в своих ежемесячных отчетах, несмотря на то, что такой подход подвергается критике со стороны как экспертов, так и участников финансовых рынков. Многие специалисты указывают на пример Великобритании, где Банк Англии публикует отчеты после каждого заседания руководящих органов. Считается, что содержащаяся в них информация помогает участникам финансовых рынков принимать более правильные решения, позволяет поддерживать предсказуемость уровня инфляции и величины ставки рефинансирования. В отличие от Банка Англии Европейский Центральный Банк публикует лишь ежемесячные отчеты, что, по мнению экспертов, не является достаточным.

Исполнительный комитет ЕЦБ
Исполнительный комитет включает в себя Президента и Вице-президента ЕЦБ, а также четырех других членов. Все они исполняют свои обязанности на постоянной основе. Характерно, что ни один член Исполнительного комитета не может заниматься никакой иной оплачиваемой или неоплачиваемой деятельностью, кроме как в исключительном порядке по разрешению Управляющего Совета. Вес голосов членов Исполнительного комитета при принятии того или иного решения не учитывается.

Президент, Вице-президент и другие члены Исполнительного комитета назначаются общим согласием правительств всех 12 стран на уровне государственных и правительственных глав по рекомендации Управляющего Совета после консультации с ним, а также с Европейским парламентом. В качестве кандидатов рассматриваются лица с общепризнанной репутацией и профессиональным опытом в денежной или банковской сферах. При этом следует отметить, что продление срока полномочий назначенных членов – 8 лет – не предусматривается ни при каких обстоятельствах. Кроме того, членами Исполнительного комитета могут быть лишь граждане 12 стран, входящих в ЕСЦБ.

Распределение обязанностей
Каждый из двух основных органов Европейского Центрального Банка имеет свои четко разграниченные функции и полномочия. Управляющий Совет определяет ориентиры и принимает решения, необходимые для обеспечения решения задач, возложенных на Европейскую Систему Центральных Банков. Он принимает правила процедуры, определяющие внутреннюю структуру Европейского Центрального Банка и его руководящих органов.

В обязанности Управляющего Совета входит также формирование валютной политики Сообщества, включая решения, относящиеся к промежуточным валютным целям и ключевым процентным ставкам, а также обеспечение Европейской Системы Центральных Банков резервами. Кроме того, Управляющий Совет должен устанавливать необходимые ориентиры для осуществления этих задач. Вместе с тем отказы от всеми ожидаемого снижения ставки в 2001 г. дали повод для разговоров о неспособности Европейской Системы Центральных Банков проводить эффективную монетарную политику, хотя многие специалисты продолжают настаивать на необходимости здорового консерватизма при использовании данного инструмента для снижения риска возникновения высокой инфляции.

Исполнительный комитет, в свою очередь, осуществляет валютную политику в соответствии с ориентирами и решениями, принятыми Управляющим Советом. Действуя таким образом, он должен давать необходимые указания центральным банкам стран-участниц ЕСЦБ. Кроме того, этот орган может обладать полномочиями, делегированными ему по решению Управляющего Cовета. Исполнительный комитет также ответствен за подготовку заседаний Управляющего Cовета.

Взаимоотношения ЕЦБ и центральных банков стран Сообщества
Президент ЕЦБ (или, в его отсутствие, Вице-президент) председательствует в Управляющем Совете и Исполнительном комитете Европейского Центрального Банка, а также представляет ЕЦБ во взаимоотношениях с третьими лицами.

Каждая страна, входящая в ЕСЦБ, обеспечивает соответствие своего национального законодательства (включая положения о собственном ЦБ) Договору и Положению о Европейском Центральном Банке.

Так, например, длительность срока полномочий Управляющего странового центрального банка, предусматриваемая общим Положением о центральных банках, не может быть менее 5 лет. Управляющий может быть освобожден от своих обязанностей только в том случае, если он больше не удовлетворяет условиям, необходимым для исполнения его обязанностей, или если он был виновен в серьезном проступке. Обращение в суд по поводу такого решения может быть подано соответствующим Управляющим или Управляющим Cоветом в связи с нарушением Договора или любого другого нормативного акта, дающим повод для подобного прецедента. Процедура отрешения Управляющего от должности должна начаться в течение двух месяцев после публикации решения.

Для осуществления операций, являющихся частью задач Европейской Системы Центральных Банков, Европейский Центральный Банк может обращаться за помощью к страновым ЦБ. Последние являются составной частью Европейской Системы Центральных Банков и должны действовать в соответствии с ориентирами и указаниями ЕЦБ. Управляющий Cовет должен принимать необходимые меры для обеспечения данного соответствия, в связи с чем может потребовать предоставления ему любой необходимой информации. Вместе с тем страновые центральные банки могут исполнять и иные функции, кроме тех, которые определены в настоящем Положении, за исключением случаев, когда Управляющий Cовет большинством в две трети поданных голосов установит, что при этом они вмешиваются в цели и задачи Европейской Системы Центральных Банков.

Управляющий Совет обладает исключительным правом принимать решение о выпуске банкнот на территории стран Сообщества. Европейский Центральный Банк и страновые ЦБ могут выпускать такие банкноты, при этом они должны быть единственными банкнотами, имеющими здесь статус законного платежного средства.

Монетарная политика в эпоху евро Европейский Центральный Банк обязан придерживаться существующей практики выпуска и оформления банкнот. В свое время прозвучало очень много споров касательно дизайна и даже названия общей европейской валюты. Был объявлен тендер на лучший проект дизайна банкнот и монет, в котором, как известно, победил вариант с изображениями шедевров мировой архитектуры, что, по замыслу его автора, должно подчеркивать открытость Сообщества.

Овердрафты, как и любые другие способы кредитования Европейским Центральным Банком или страновыми центральными банками институтов или органов Сообщества, а также правительств стран-участниц ЕСЦБ, их региональных, местных или любых иных органов власти, регулируемых нормами публичного права, включая государственные предприятия этих стран, воспрещены, равно как и прямая покупка от них ЕЦБ и страновыми центральными банками долговых обязательств. Это правило, впрочем, не применяется к кредитным организациям, принадлежащим властным структурам, которые в контексте предоставления им резервов центральными банками должны иметь такой же режим в ЕЦБ и страновых центральных банках, как и частные кредитные организации.


Каждая страна, входящая в ЕСЦБ, обеспечивает соответствие своего национального законодательства (включая положения о собственном ЦБ) Договору и Положению о Европейском Центральном Банке.


Как уже отмечалось, Европейский Центральный Банк, как и любая другая банковская структура, ведет операции, которые приносят прибыль. Большая часть прибыли образуется за счет получения процентов по резервам, размещенным в иностранной валюте, а также по оплаченному капиталу в размере 4100 млн. евро. В прошлом году ЕЦБ только за счет этого получил чистую прибыль в размере 771 млн. евро, а в 2000г. аналогичный показатель составил 1410 млн. евро. При этом основным фактором столь значительного снижения прибыли послужило то обстоятельство, что в прошлом году ставки в США были значительно ниже, нежели в 2000г. Впрочем, стоит отметить, что прибыль по операциям с портфелем ценных бумаг принесла ЕЦБ значительную прибыль, что частично компенсировало данный негативный фактор низких ставок. Что же касается периодических изменений относительной суммарной стоимости ресурсов ЕЦБ в результате переоценки его активов и резервов по текущим курсам, то образующаяся при этом разница прибылью банка не считается. В качестве примера прямо противоположного подхода к этому вопросу можно привести Центральный банк России, вынужденный платить налог на дополнительную “прибыль”, каждый раз образующуюся после проведения очередной переоценки его ресурсов согласно текущему курсу.

Вим Дюссенберг – патриарх ЕЦБ
Пост Президента Европейского Центрального Банка с момента его основания по настоящее время занимает Вим Дюссенберг (Dr. Willem F. Duissenberg). Он был назначен Президентом Европейского Центрального Банка в 1998 г., и официально срок его президентства заканчивается в мае 2006 г. В свое время интрига этого назначения заключалась в том, что Франция, соглашаясь на размещение штаб-квартиры ЕЦБ во Франкфурте, в качестве своеобразной моральной компенсации настаивала, чтобы президентом создаваемого международного института стал именно ее представитель. Так как это требование впоследствии не было реализовано, компромиссом №5’2002 43 Опыт развитых стран Каждая страна, входящая в ЕСЦБ, обеспечивает соответствие своего национального законодательства (включая положения о собственном ЦБ) Договору и Положению о Европейском Центральном Банке. в решении этого деликатного вопроса стало назначение Президентом Европейского Центрального Банка представителя Нидерландов с условием, что последний покинет свой пост раньше окончания своего 8-летнего срока президентства – по общему убеждению, следующим Президентом ЕЦБ должен был стать представитель Франции. Однако у ряда стран (и прежде всего, как нетрудно догадаться, Голландии) подобный “династический” план не вызывает сегодня ни малейшего энтузиазма. Так, последнее заявление Вима Дюссенберга касательно этой темы недвусмысленно продемонстрировало, что он не собирается подавать в отставку как минимум до конца 2002 г.


Переход на евро не создал непредвиденных проблем участникам финансовых рынков, что во многом является заслугой Европейского Центрального Банка


А недавно Европейский Центральный Банк официально объявил о том, что Вим Дюссенберг покинет президентский пост 9 июля 2003 г. , когда ему исполнится 68 лет. Последнее обстоятельство немаловажно для Франции, где в 2002 г. проходят президентские и парламентские выборы. Президент Франции Жак Ширак, в свою очередь, утверждает, что Вим Дюссенберг обещал уйти в отставку в 2002 г., сразу после перехода на евро, однако Вим Дюссенберг отрицает, что он когда-либо давал столь конкретное обещание. Вероятнее всего, Франция продолжит и после выборов активно добиваться того, чтобы именно ее представитель стал новым Президентом Европейского Центрального Банка в 2003 г. При этом многие эксперты сходятся сегодня на том, что, судя по сложившейся ситуации, следующим Президентом ЕЦБ станет кто-то из членов Управляющего Совета.

“Евроошибки”
У нынешнего главы ЕЦБ есть и немало противников. Так, в период наиболее заметного снижения курса евро по отношению к доллару Вим Дюссенберг был подвергнут резкой критике за нерешительность в снижении процентной ставки. Европейский Центральный Банк критикуют и за то, что он не смог сделать правильный прогноз о негативном влиянии спада экономики в США на состояние экономики в Европе. Кроме того, поскольку принято считать, что руководство ЕЦБ больше заботится о стабильности цен (контроле инфляции), а не о стимулировании экономики, подобная позиция также часто осуждается многими экономистами и политиками. Это мнение не лишено оснований: в настоящий момент прогноз инфляции на 2002 г. в пределах до 2% видится Европейскому Центральному Банку наиболее желаемым результатом его политики и действий.

Задача по удержанию инфляции в пределах 2% была установлена самим Европейским Центральным Банком, что принципиально отличает его деятельность от полномочий некоторых других европейских центральных банков. Так, например, Банк Англии также имеет обязательство удерживать инфляцию на уровне 2,5%, однако эта задача, равно как и ее условия, были поставлены перед ним правительством, которое может изменить свое решение в любое время. Некоторые эксперты полагают, что данный подход более демократичен, поскольку условия игры при нем устанавливаются правительством, избранным народом, что позволяет держать Банк Англии под контролем.

…И “евроуспехи”
Как известно, единая валюта призвана стать одним из реальных инструментов объединения и наращивания экономического потенциала европейских стран. Однако до последнего времени евро не оправдывал того значения, которое придавали ему многие европейские политики. Вероятно, для того чтобы новая валюта стала чаще использоваться для расчетов и резервов, потребуется значительно больше времени, и только после этого процесс дальнейшей европейской интеграции сможет достичь максимальной амплитуды.

Тем не менее нельзя не отметить: то, что переход на евро прошел в спокойной атмосфере, не создав непредвиденных проблем участникам финансовых рынков, во многом является заслугой Европейского Центрального Банка. На пресс-конференции, состоявшейся 3 января 2002 г., Вим Дюссенберг имел полное основание заявить об успешном проведении операции обмена наличных денег. По его словам, Европейский Центральный Банк и центральные банки стран еврозоны были уверены в успехе обменной операции, подготовка к которой началась в 1996 г. , а 1 января 2002 г. можно считать датой наступления в Европе новой эры.

Действительно, работа, как известно, была проделана грандиозная. Достаточно отметить лишь тот факт, что к концу 2001 г. для обмена были подготовлены около 6 500 млн. евробанкнот на общую сумму около 134 000 млн. евро, а также отчеканено около 37 500 млн. новых монет. Необходимый апгрейд для работы с наличными евро прошли около 197 400 банкоматов, выдающих евробанкноты с самого начала 2002 г.2

ЕЦБ как инструмент интеграции финансовых систем
Большинство стран сегодня имеют центральные банки, функции которых в целом схожи с функциями Европейского Центрального Банка, Федеральной Резервной Системы или Банка Англии. Так, Банк Англии существует с конца XVII столетия, Банк Франции был организован Наполеоном I в 1800 г., Банк Канады начал свою деятельность в 1935г. Федеральный банк Германии – Deutsche Bundesbank – был воссоздан после Второй мировой войны и во многом повторил черты Федеральной резервной системы, а недавно стал частью Системы Европейских Центральных Банков. Каждый из этих банков проводит свою национальную и финансовую политику, однако в зависимости от исторических, экономических и политических обстоятельств их специфические обязанности могут отличаться друг от друга, равно как роль и степень независимости каждого из них, а также его взаимоотношения с законодательной и исполнительной ветвями власти

В заключение стоит отметить, что изучение деятельности Европейского Центрального Банка сегодня необходимо для эффективного применения его опыта в вопросах реформирования конституционных и правовых основ деятельности Центрального банка Российской Федерации. В современной экономике центральный банк играет исключительно важную роль. ЕЦБ, в свою очередь, представляет собой уникальный пример центрального банка содружества ряда независимых государств целого региона, играющего важную роль в политической, экономической и финансовой жизни всего мира. И в свете планов интеграции финансовых систем России и Белоруссии его опыт может оказаться особенно полезным.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 5 (75) ’2002 стр. 39

ЕЦБ стал еще мягче – Газета Коммерсантъ № 128 (7090) от 23.07.2021

Европейский центральный банк (ЕЦБ) намерен еще дольше, чем он ранее обещал, сохранять сверхмягкую монетарную политику. По итогам заседания в четверг регулятор изменил свою прежнюю формулировку в отношении будущего ставок. Теперь их повышения следует ждать не ранее стабильного достижения инфляцией уровня в 2%. Ранее регулятор исходил из целевого ориентира, «близкого к 2%». Сохранил ЕЦБ и объемы выкупа активов, пообещав нарастить их при необходимости. Эксперты полагают, что новая формулировка о ставках исключает возможность ее повышения в ближайшие годы.

Европейский центробанк (ЕЦБ) по итогам заседания в четверг объявил, что намерен держать ставки на нынешнем или более низком уровне до устойчивого достижения инфляцией показателя в 2%, то есть до момента, когда она стабилизируется на этой отметке в среднесрочной перспективе. При этом в течение переходного периода показатель инфляции может превышать таргет в 2%, говорится в заявлении ЕЦБ. Напомним, ранее регулятор в вопросе о ставках ориентировался на инфляцию «близко к 2%, но меньше этого уровня», а две недели назад пересмотрел этот ориентир впервые за 18 лет. Соответственно, ставки в четверг ЕЦБ сохранил без изменений. По кредитам — на нулевом уровне, по депозитам — на уровне минус 0,5%, по маржинальным кредитам — 0,25%.

Прежними ЕЦБ оставляет и программы выкупа активов, но такие операции в этом квартале будут проводиться активнее, чем это происходило с начала года.

Регулятор, как и прежде, будет выкупать по €20 млрд ежемесячно в рамках прежней программы. Она будет прекращена лишь незадолго до начала повышения ставок (то есть, очевидно, не скоро).

Помимо этого покупки будут производиться в рамках антикризисной программы выкупа ценных бумаг стран ЕС (Pandemic Emergency Purchase Programme, PEPP) — ее объем в прошлом декабре был увеличен до €1,85 трлн. Эта программа продлена как минимум до марта 2022 года, ее объем может быть дополнительно увеличен, указывают в ЕЦБ.

Сейчас среднесрочные ожидания по инфляции в еврозоне по-прежнему существенно ниже целевого уровня, отметила после заседания глава ЕЦБ Кристин Лагард. Фактически показатель уже достигал 2% в мае, но уже в июне вновь замедлился, до 1,9%. Впрочем, этот всплеск является временным и обусловлен повышением цен на энергоресурсы, полагают в ЕЦБ.

В целом состояние экономики еврозоны, по оценке Кристин Лагард, улучшается: третий квартал может показать сильный рост совокупного ВВП.

В частности, сейчас фиксируется увеличение спроса на кредиты под капвложения. По прогнозу ЕЦБ, уровень ВВП, бывший до пандемии, может быть достигнут в первом квартале следующего года (ожидается, что в 2021 году ВВП вырастет на 4,6% после спада на 6,8% в 2020-м). Однако существенные риски для экономики связаны с дельта-штаммом коронавируса, отметила в четверг глава регулятора.

«Заявление свидетельствует о еще более мягком уклоне политики ЕЦБ, которая и до этого была достаточно мягкой»,— замечают в ING Bank. Теперь, по ожиданиям аналитиков, ставки останутся на низком уровне еще дольше. Их повышение и при использовании прошлых формулировок было маловероятным в течение нескольких лет, теперь ЕЦБ вряд ли приступит к поднятию ставок до 2026 года, полагают в Capital Economics. Там отмечают, что требуемая доходность по облигациям стран зоны евро, вероятно, останется низкой, как и спреды между ними.

Заметим, что американский регулятор — Федеральная резервная система (ФРС) — скорректировал свои долгосрочные цели еще в августе прошлого года с тем, чтобы иметь возможность сохранять низкие ставки и проводить мягкую монетарную политику даже в условиях, когда инфляция превысит целевой ориентир в 2%. Это изменение фактически означало переход к таргетированию на основе усредненного показателя. При этом инфляция в США в мае составила 3,9%, а за исключением продовольствия и цен на энергоносители — 3,6%. В ФРС, впрочем, также уверены, что это повышение является временным.

Татьяна Едовина

ЕЦБ одобрил пилотный проект по разработке цифрового евро

Европейский центральный банк (ЕЦБ) решил запустить пилотный проект создания цифрового евро. Об этом сообщается на сайте ЕЦБ. Это не предрешает никакого будущего решения о возможном выпуске цифрового евро, которое будет принято позже, отмечается в релизе.

«Наша работа направлена на то, чтобы в цифровой век граждане и компании могли по-прежнему иметь доступ к самой безопасной форме денег — деньгам центрального банка», — отметила глава ЕЦБ Кристин Лагард.

В течение 24 месяцев будет проводиться исследование цифрового евро, говорится в сообщении. В этот период разработчики планируют сосредоточиться на вопросе функционального дизайна, основанного на потребностях пользователей. Цифровой евро должен удовлетворять все потребности европейцев, при этом способствуя предотвращению незаконной деятельности и не оказывая нежелательного влияния на финансовую стабильность и кредитно-денежную политику, говорится в сообщении. Цифровой евро создается, чтобы дополнить обычные деньги, а не заменить их, подчеркивает ЕЦБ.

Реклама на Forbes

Страсти по цифре: почему цифрового рубля опасаются финансисты и в чем его польза

С исследованием цифрового евро помогут эксперименты, которые ЕЦБ и банки стран еврозоны проводили в последние девять месяцев, говорится в сообщении. Эти эксперименты позволили предположить, что создание архитектуры, сочетающей централизованные и децентрализованные элементы, возможно. Они также показали, что инфраструктура цифрового евро будет безопасной для экологии, отмечает ЕЦБ. Он подчеркивает, что энергия, затрачиваемая валютой, ничтожна по сравнению с той, которая требуется биткоину.

Цифровой евро позволит пользователям расплачиваться без использования монет и банкнот. Обсуждение этого проекта началось на фоне того, что запустить свою валюту планировала Facebook, отмечает CNBC. Переговоры на эту тему стали вестись активнее в период пандемии, когда большее число людей стали покупать товары онлайн, указывает издание.

Лидеры криптогонки: кто стал миллиардером благодаря росту биткоина

6 фото

ПРОГНОЗ-ЕЦБ объявит о дополнительных стимулах для поддержки экономики еврозоны

ФРАНКФУРТ-НА-МАЙНЕ (Рейтер) — Европейский центральный банк представит в четверг дополнительные меры стимулирования для поддержки пострадавшего от рецессии валютного блока до распространения вакцин от коронавируса и начала восстановления экономики еврозоны.

European Central Bank (ECB) President Christine Lagarde gestures as she addresses a news conference on the outcome of the meeting of the Governing Council, in Frankfurt, Germany, March 12, 2020. REUTERS/Kai Pfaffenbach

ЕЦБ уже пообещал дополнительную поддержку, и теперь рынки ждут лишь деталей плана. Суть очевидна: регулятор продолжит удерживать стоимость заимствований вблизи нуля на протяжении нескольких лет, чтобы правительства и компании могли тратить средства на то, чтобы выбраться из тяжелейшей рецессии.

Задача ЕЦБ будет заключаться в том, чтобы найти баланс между растущим спектром краткосрочных рисков и улучшением долгосрочных перспектив. Это указывает на то, что новые шаги будут значительными, но не будут иметь “шокового” эффекта предыдущих антикризисных мер.

“Учитывая хорошие новости о разработке вакцин, Европа сейчас начинает видеть свет в конце туннеля, — говорится в записке Oxford Economics. — Однако краткосрочный прогноз остается чрезвычайно сложным, поскольку ВВП зоны евро, вероятно, сократится в четвертом квартале”.

В настоящее время еврозоне грозит тройной шок: затянувшаяся вторая волна пандемии, перспектива “жесткого” Brexit и политический тупик в отношении фонда восстановления Европейского союза на 750 миллиардов евро ($908 миллиардов).

Но все три фактора рассматриваются как временные потрясения. Политические разногласия, скорее всего, будут разрешены, а пандемия ослабнет к весне, что оставляет ЕЦБ задачу пережить тяжелую зиму.

Кроме того, экономика неожиданно быстро восстановилась после первой волны коронавирусных локдаунов, что свидетельствует о большей устойчивости, чем предполагают экономические модели. Таким образом свежие прогнозы ЕЦБ могут указать на снижение темпов роста в 2021 году, но лучшие перспективы в 2022 году, в результате чего общая траектория роста практически не изменится.

Глава ЕЦБ Кристин Лагард ранее дала понять, что в основу решения в четверг лягут увеличение экстренной программы скупки активов (PEPP) и дополнительные дешевые кредиты для банков, хотя возможны и другие меры.

Регулятор, как ожидается, увеличит объем PEPP как минимум на 500 миллиардов евро с текущих 1,35 триллиона евро и продлит программу на полгода, прогнозируют опрошенные Рейтер экономисты.

ЕЦБ объявит итоги заседания в 15.45 МСК, пресс-конференция главы регулятора Кристин Лагард начнется в 16.30 МСК.

($1 = 0,8263 евро)

Балаж Кораньи и Франческо Канепа. Перевела Ольга Вишневская. Редактор Марина Боброва

Европейский центробанк и власти готовятся к экономическому шоку

За последние несколько дней Европейский центральный банк и правительства стран Еврозоны выработали и приняли целый ряд мер, направленных на минимизацию негативных экономических последствий коронавируса. Эксперты Coface проанализировали предпринятые меры и рассказали, помогут ли они спасти европейский рынок от обвала.

Что предпринял Европейский центральный банк?
  • 12 марта ЕЦБ расширил существующую программу покупки активов. Прежде банк закупал активов в среднем на 20 миллиардов евро в месяц; теперь же было принято решение до конца года дополнительно закупить активов еще на 120 миллиардов евро, причем значительную часть в пакете закупок составят корпоративные облигации. Эксперты ЕЦБ утверждают, что это позволит поддержать рынки стран, в которых растут риски по государственным облигациям – например, итальянский рынок. 18 марта ЕЦБ запустил еще одну временную программу по закупке активов частного сектора и государственных облигаций. Программа получила название Pandemic Emergency Purchase Programme (PEPP, англ. «Программа чрезвычайных закупок в условиях пандемии»). В рамках программы предусматривается дополнительный выкуп ценных бумаг частного и государственного сектора на сумму 750 миллиардов евро. Срок действия программы при этом обозначен не был. ЕЦБ заявил, что программа продлится до тех пор, пока не закончится кризис, но в любом случае не раньше окончания 2020 года. «Выкуп активов будет осуществляться как минимум до конца 2020 года. Предусматривается выкуп всех категорий активов, подпадающих под существующую программу выкупа активов (APP)», – говорится в заявлении банка. Критерии закупки государственных активов также были смягчены, поэтому теперь ЕЦБ сможет закупать в том числе и греческие гособлигации.
  • Регулятор также временно запустит дополнительные программы по долгосрочному рефинансированию (LTRO), предполагающие поддержку ликвидности финансовой системы стран ЕС. Кроме того, ЕЦБ оставил депозитную ставку на уровне -0,5%, а ключевую — на уровне 0%. С июня же начнет действовать официальная программа целевых операций долгосрочного рефинансирования (TLTRO III), предполагающая более выгодные условия кредитования. В период с 24 июня 2020 года по 23 июня 2021 года процентная ставка по всем кредитам, выданным в рамках программы TLTRO III, будет на 25 базисных пунктов ниже средней ставки по кредитам ЕЦБ, говорится в сообщении Центробанка. Цель всех перечисленных мер – обеспечить пострадавшие от кризиса рынки ликвидностью и одновременно с тем не дать ей «раствориться» в банковской системе, а довести ее непосредственно до корпоративного сектора и домохозяйств.
  • Кроме того, регулятор расширил перечень бумаг для выкупа по программе корпоративных облигаций CSPP. В частности, теперь выкупу подлежат бумаги по нефинансовым корпоративным долговым обязательствам. Также увеличена премия по рискам. Кроме того, ЕЦБ смягчил вспомогательные стандарты по собственным операциям
  • Европейский центробанк ясно дал понять, что место для маневра остается даже сейчас, после всех объявленных мер. Так, ЕЦБ подчеркнул в своем заявлении, что при необходимости он готов увеличить объемы закупок и пересмотреть приоритетные категории закупаемых активов. Кроме того, из заявления банка следует, что он рассматривает и другие меры борьбы с кризисом и может выйти за рамки установленных им самим ограничений собственной деятельности, если того потребует ситуация.
Что предприняли власти стран ЕС?
  • Правительства всех крупнейших рынков Еврозоны (Германия, Франция, Италия, Испания, Нидерланды, Бельгия, Австрия, Ирландия) за исключением Финляндии предприняли целый ряд мер, направленных на поддержание экономики в условиях пандемического кризиса.
  • Все перечисленные 8 стран упростили процедуры подачи заявлений и смягчили условия получения краткосрочных разрешений на работу для иностранцев.  В ряде стран (Германия, Австрия) власти возьмут на себя обязательства по выплате страховых взносов за штатных сотрудников, которые в обычных условиях уплачиваются работодателями.
  • Также все перечисленные страны, за исключением Ирландии, ввели различные меры налогового стимулирования – например, бизнесу будет разрешено взять отсрочку по уплате налогов, а все меры принудительного взыскания будут «заморожены» до конца года.
  • Самая существенная, однако, мера – крупные программы стимулирования кредитования и выдачи банковских гарантий. Так, например, Германия для реализации обозначенных целей создает особый условно безлимитный фонд в размере 460 миллиардов евро (плюс еще 93 миллиарда, если того потребуют обстоятельства). Франция в порядке борьбы с кризисом, спровоцированным пандемией COVID-19, «вольет» в экономику 300 миллиардов евро, Ирландия – 200 миллиардов.

Глубокая рецессия в Еврозоне: не в этот раз?

Чтобы остановить дальнейшее распространение коронавируса, власти многих стран ввели ряд карантинных мер, а некоторые и вовсе объявили режим тотальной изоляции. Результатом карантина стала экономическая рецессия, о масштабах которой судить пока рано, но о начале которой явственно свидетельствуют разнообразные экономические индикаторы. Индикаторы делового климата (например, индекс настроений в деловой среде Еврозоны института ZEW, индекс делового оптимизма немецких предпринимателей) также рисуют крайне мрачную картину и сулят удручающий сценарий экономического развития на 2020 год. В последний раз настолько же негативные индикаторы делового климата фиксировались во времена мирового экономического кризиса 2008-2009 годов.   

Так как в период мирового кризиса 2008-2009 гг. и долгового кризиса в Еврозоне 2012-2013 гг. меры Европейского центрального банка оказались недостаточно действенными, чтобы смягчить последствия экономического шока для Еврозоны, в этот раз ЕЦБ решил подготовиться заранее и встретить кризис во всеоружии. Впрочем, ставка по депозитам в ЕЦБ уже сегодня находится на негативной отметке (-0,5%), и дальнейшее ее понижение не возымеет никакого действия на рынки европейских стран. Финансовые рынки обеспокоены тем, что у Европейского центробанка снова, как и в прошлом, не хватит инструментов для минимизации последствий кризиса.

Ряд решительных мер, предпринятых ЕЦБ и описанных выше, призван не только напрямую нивелировать негативное влияние кризиса, но и успокоить рынки и заверить банки и бизнес в том, что в этот раз ЕЦБ готов оказать игрокам Еврозоны любую помощь и предоставить ликвидность в любом необходимом им объеме. Власти европейских стран со своей стороны также предпринимают все возможные меры, чтобы не допустить паники на финансовых рынках и экономического шока в целом.

Риски

Основной риски, разумеется, состоит в том, что меры, предпринимаемые ЕЦБ и властями стран ЕС, могут не возыметь должного эффекта. Банки европейских стран могут резко снизить объемы кредитования, так как перспективы развития мировой экономики ухудшаются, а риск увеличения частоты банкротств возрастает.

Еще один важный фактор риска связан с неповоротливостью европейской бюрократической машины; для некоторых компаний помощь может прийти слишком поздно – в особенности если об этой помощи попросят сразу тысячи компаний, что вполне вероятно. Результатом бюрократических проволочек станут кассовые разрывы в денежных потоках предприятий, которые могут обернуться волной банкротств. Таким образом, на данном этапе можно ожидать, что даже меры Европейского центробанка и властей стран ЕС не спасут рынок Еврозоны от глубокой рецессии. В конечном итоге, впрочем, ущерб для экономики будет зависеть от того, как долго продлится пандемический кризис и как долго будут действовать связанные с ним карантинные меры, «душащие» потребительский рынок и промышленное производство Еврозоны.

Прогноз динамики ВВП по итогам 2020 года
  • Еврозона: -1,6%
  • Германия: -1,4%
  • Франция: -2,1%
  • Италия: -3,2%
  • Испания: -1,7%
  • Нидерланды: +0,2%

Европейские индексы изменились разнонаправленно на решениях ЕЦБ и данных по инфляции в США

Этот контент был опубликован 10 июня 2021 года — 18:53

Лондон. 10 июня. ИНТЕРФАКС — Фондовые индексы стран Западной Европы завершили торги в четверг без единой динамики после подведения итогов заседания Европейского центрального банка (ЕЦБ) и публикации майских данных по инфляции в США.

Сводный индекс крупнейших предприятий региона Stoxx Europe 600 вырос на 0,03% и составил 454,56 пункта.

Германский индикатор DAX потерял 0,06%, французский CAC 40 — 0,26%, итальянский FTSE MIB — 0,4%, испанский IBEX 35 — 0,24%. В то же время британский FTSE 100 вырос на 0,1%.

Европейский центральный банк (ЕЦБ) по итогам заседания в четверг ожидаемо сохранил базовую процентную ставку по кредитам на нулевом уровне, ставку по депозитам — на уровне минус 0,5%. Ставка по маржинальным кредитам оставлена на уровне 0,25%.

ЕЦБ также не стал менять объем экстренной программы выкупа активов Pandemic Emergency Purchase Programme (PEPP), оставив его на уровне 1,85 трлн евро, как и ожидали эксперты. При этом регулятор сообщил, что выкуп активов в рамках PEPP в текущем квартале продолжит осуществляться значительно более высокими темпами, чем в первые месяцы этого года.

При этом ЕЦБ улучшил прогноз роста ВВП еврозоны в 2021 году до 4,7% с 4,1%. Прогноз инфляции в этом году был повышен до 1,9% с 1,5%.

Экономическая активность в еврозоне, как ожидается, ускорится во втором полугодии 2021 года на фоне снятия ограничительных мер, введенных в связи с пандемией коронавируса, сказала председатель Европейского центрального банка (ЕЦБ) Кристин Лагард в ходе пресс-конференции.

Тем временем потребительские цены (индекс CPI) в США в мае подскочили на 5% относительно того же месяца прошлого года, свидетельствуют данные министерства труда страны. Темпы инфляции ускорились по сравнению с 4,2% в апреле и были максимальными более чем за 12 лет — с августа 2008 года.

Аналитики в среднем прогнозировали подъем потребительских цен в мае на 4,7%, сообщает Trading Economics.

Объем промышленного производства во Франции в апреле снизился на 0,1% по сравнению с предыдущим месяцем, свидетельствуют данные французского статистического агентства Insee, опубликованные в четверг. Аналитики в среднем ожидали повышения на 0,5%, сообщает Trading Economics. В марте, согласно пересмотренным данным, промпроизводство выросло на 1%, а не на 0,8%, как было объявлено ранее.

Лидерами падения среди компонентов Stoxx Europe 600 стали акции производителя компьютерной периферии Logitech International SA, которые подешевели на 4,2%.

Бумаги британского оператора сайта продажи автомобилей Auto Trader Group PLC подскочили на 6,5%, после того как компания объявила о скором возобновлении обратного выкупа акций, хотя и зафиксировала снижение выручки на 29% в 2021 финансовом году.

Цена бумаг Soitec SA поднялась на 2,9%. Французский производитель полупроводниковых материалов представил план по увеличению выручки втрое к 2026 году.

Котировки акций Stellantis NV опустились на 1,3%. Автопроизводитель сообщил, что власти Франции предъявили принадлежащей ему Peugeot обвинения в манипуляции данными о выхлопах дизельных двигателей.

Служба финансово-экономической информации

[email protected]

[email protected]

ва мй мв

Интервью с Les Echos

Интервью с Луисом де Гиндосом, вице-президентом ЕЦБ, проведенное Гийомом Бенуа, Эдуардом Ледерером и Тибо Мадленом 24 ноября и опубликованное 30 ноября

30 ноября 2021 г.

Банки фиксируют рекордные прибыли и создают впечатление, что кризис закончился. Это иллюзия или реальность?

европейских банка в последнее время показали неплохие результаты. После пандемии прибыльность увеличилась, но основной движущей силой этого роста является сокращение резервов.Таким образом, эти показатели основаны на оптимистичном сценарии, при котором восстановление продолжается и нет большой волны банкротств. Тем не менее, хорошо быть очень осторожным, потому что после отмены мер государственной поддержки количество неплатежеспособных кредитов и проблемных кредитов увеличится.

Вы рекомендуете банкам не освобождать свои резервы?

Это то, что следует оценивать отдельно для каждого банка. Я бы порекомендовал проявлять осторожность, потому что мы не знаем, каковы будут окончательные последствия пандемии или какой эффект будет иметь прекращение поддержки.Это также относится к политике дивидендов и вознаграждения. Как надзорные органы и учитывая нашу ответственность за финансовую стабильность, наша роль состоит в том, чтобы призывать к осторожности.

Вы обеспокоены корректировкой цен на недвижимость. Можно ли сказать, что есть пузырь?

Нет определения «пузырь». Вы знаете, что есть пузырь, когда он лопается. Наше сообщение очень четкое: на рынке жилья явно есть очаги переоценки, выходящие за рамки фундаментальных показателей.И эта тенденция сохранялась на протяжении всей пандемии. До сих пор это было локализованным явлением, но оно становится все более распространенным во всей зоне евро. Мы должны внимательно следить за этим, поскольку это происходит на фоне низких процентных ставок.

Что вы можете сделать, чтобы обуздать эту тенденцию?

Контрциклические буферы капитала были высвобождены во время кризиса общественного здравоохранения для поддержания потока кредитов. Теперь макропруденциальные органы в некоторых странах должны начать рассматривать возможность их повторного увеличения, чтобы повысить устойчивость банков и сдержать рост жилищных ссуд, и тем самым обеспечить мягкую посадку, если цикл повернется.

Наряду с Германией и Нидерландами, Франция была выделена в вашем обзоре финансовой стабильности. Следует ли Франции применять эту меру?

Я не думаю ни о какой стране в частности. Но в ближайшем будущем Европейский совет по системным рискам выпустит рекомендации для каждой страны.

Финансовые рынки также демонстрируют признаки оживления. Стоит ли бояться еще одной аварии, такой как крах Архегоса, в результате которого банки потеряли 10 миллиардов долларов?

Среда очень низких процентных ставок оказывает большее влияние на склонность небанковцев к риску, чем на банки.И эти финансовые посредники становятся все более важными, в том числе в Европе. Чтобы повысить доходность своих портфелей, они инвестируют в менее ликвидные ценные бумаги и часто для этого накапливают долги. Сочетание этого эффекта левериджа и менее ликвидных ценных бумаг, а также более рискованных активов должно дать нам повод для бдительности. Но регулирование в этом секторе слабее. Что касается банков, их уровень капитала и ликвидности значительно вырос после финансового кризиса. Но хедж-фонды и другие инвестиционные фонды связаны с банками и могут оказывать влияние на всю систему.Архегос мог быть канарейкой в ​​угольной шахте.

Балансы банков существенно выросли в период кризиса. Это противоположность синдрома «слишком большой, чтобы обанкротиться», с которым мы хотели бороться после финансового кризиса. Это повод для беспокойства?

Верно. Наблюдается значительный рост банковского кредитования. Во Франции рост задолженности компаний сопровождался увеличением накопления наличных денег. Таким образом, рост чистой задолженности на самом деле очень ограничен.Важно то, что коэффициенты капитала банков оставались стабильными, а качество активов улучшалось. Вот почему я сосредотачиваюсь на провизии.

Текущая волна целевых операций долгосрочного рефинансирования (TLTRO) скоро завершится. Может ли ЕЦБ расширить этот инструмент?

TLTRO еще не закончены. Я думаю, что они были очень полезным инструментом во время пандемии для предоставления краткосрочной и среднесрочной ликвидности банкам, но нет срочности для принятия решения об их продлении.Мы можем подождать еще немного; это решение не будет обсуждаться в декабре.

Означает ли это, что банки все еще нуждаются в поддержке?

TLTRO являются частью программы экстренной помощи в ответ на пандемию. Теперь, когда ситуация улучшается, пандемия оставила шрамы, которые необходимо учитывать. Не будем забывать, что TLTRO не выплачиваются в установленный срок, но может быть несколько окон погашения. Таким образом, не будет эффекта обрыва, и выплаты будут распределены по времени.

Новый вариант «Омикрон» появляется по мере того, как некоторые части Европы поражаются пятой волной COVID-19. Вас это беспокоит?

Действительно, у нас есть еще плохие новости о вирусе, и мы внимательно наблюдаем за ситуацией с этим новым вариантом Omicron. Уровень заболеваемости в Германии явно растет, и мы стали свидетелями возобновления карантина в Австрии и Словакии. Это всегда прискорбно. Но ситуация иная, чем в 2020 году. В первую очередь, у нас сейчас вакцинация.Уровень вакцинации, например, в Испании и Италии очень высок, около 90%. Уровень инфицирования наиболее высок в странах с более низким уровнем вакцинации, составляющим около 60-70%. Более того, все более широкое распространение получает политика повторных инъекций, равно как и требование наличия паспорта здоровья. И экономический эффект от блокировки тоже больше не тот, потому что экономика теперь адаптировалась к ситуации.

Что касается платежей, насколько важна, на ваш взгляд, Европейская платежная инициатива?

Банковский союз — ключ к созданию действительно европейской платежной системы.Но также важно иметь действительно интегрированную межбанковскую платежную систему с точки зрения технологических решений и затрат. Наш подход — поддержать эту инициативу.

От чего будет зависеть успех этого проекта?

Такая система должна быть удобной для клиентов и эффективной. Система также должна быть полностью открыта для других банков, желающих присоединиться к проекту, не только в зоне евро, но и в Европе в целом. Конечно, это может начаться с ограниченного числа стран на начальном этапе, и мы надеемся, что эта инициатива может расшириться в будущем.

Не пора ли более строго регулировать мир криптоактивов?

Развитие этого рынка впечатляет. Я лично считаю, что он и дальше будет стремительно расширяться. До сих пор наблюдаемая нами волатильность не оказывала влияния на финансовую стабильность. Но при таких темпах роста мы должны обращать на это внимание — особенно в отношении таких вопросов, как финансирование терроризма и уклонение от уплаты налогов. Прежде всего, мы еще недостаточно сосредоточились на сочетании двух рисков: приобретении криптоактивов с кредитным плечом, другими словами, с долгом.Рынок, который так быстро растет, в сочетании с эффектом кредитного плеча порождает более сильные и более системные связи с остальной финансовой системой.

Крупные технологические компании также вызывают беспокойство?

Наш основной принцип очень прост: та же деятельность, то же регулирование. Если вы предоставляете ссуды, вы должны регулироваться, как банк. Однако с точки зрения финансовой стабильности я нахожу этих игроков гораздо менее тревожными, чем мир криптоактивов. Потому что технологические гиганты — это крупные корпорации с высокой рыночной капитализацией и способностью к диалогу…

Вы все еще призываете к консолидации банковской системы в Европе?

Я не думаю, что произошла трансграничная консолидация.Любые операции, которые мы могли наблюдать, были в гораздо меньшем масштабе. Это связано с банковским союзом, работа над которым еще не завершена. Мы должны приветствовать включение этого пункта в свою программу новым правительством Германии. После создания банковского союза у нас будет общая схема гарантирования вкладов в дополнение к единому надзору и единому механизму урегулирования несостоятельности банковской деятельности. Я ожидаю, что тогда консолидация сыграет более заметную роль.

Вы недавно сказали, что некоторые факторы инфляции в Европе становятся более структурными и, следовательно, постоянными.Кто они такие?

Перспективы развития цен не совсем ясны. Несомненно то, что факторы, лежащие в основе высокого уровня инфляции, который мы переживаем, не сохранятся, и мы увидим, что они исчезнут в следующем году. Но сначала я хотел бы обратить внимание на то, что мы недооценили инфляцию в 2021 году. Не только ЕЦБ, но и все прогнозисты. Европейская комиссия опубликовала свои экономические прогнозы две недели назад и пересмотрела показатели инфляции в сторону повышения.

Почему? Потому что базовые эффекты, связанные с проблемами снабжения и стоимостью энергии, были сильнее, чем мы предполагали.В 2022 году узкие места могут длиться дольше, чем ожидалось. В результате существует риск того, что инфляция не снизится так быстро и так сильно, как мы прогнозировали.

Может ли инфляция стать неконтролируемой?

В условиях нынешней неопределенности очень важно посмотреть на инфляционные ожидания, чтобы увидеть, на каком уровне они останутся. На данный момент они немного ниже нашего целевого показателя инфляции в 2%, что во многом обнадеживает. Но мы должны сохранять бдительность, чтобы избежать вторичных эффектов через заработную плату.В этом случае восходящий инфляционный тренд может быть более продолжительным. Мы еще не наблюдали таких эффектов. Однако следует отметить, что из-за пандемии большинство переговоров по заработной плате было перенесено на конец 2021 — начало 2022 года. Поэтому нам следует быть очень осторожными.

У рынков сложилось впечатление, что следующее заседание ЕЦБ сигнализирует об ужесточении денежно-кредитной политики. Так ли это?

Что мы сделаем, так это скорректируем нашу программу закупок в чрезвычайных ситуациях на случай пандемии (PEPP) с учетом динамики инфляции, наших экономических прогнозов и меняющейся ситуации со здоровьем.Программа была разработана для ликвидации последствий пандемии. Несмотря на недавний рост инфекций, COVID-19 со временем исчезнет. Но мы не будем продолжать сокращение (постепенное прекращение покупок), как это сделала Федеральная резервная система США. Президент ЕЦБ объявил, что чистые покупки завершатся в марте. Но при необходимости их можно было возобновить.

А после окончания PEPP?

С личной точки зрения, я считаю, что денежно-кредитная политика должна оставаться адаптивной после завершения PEPP, потому что некоторые из шрамов, оставленных пандемией, еще не зажили должным образом.Даже если мы вернулись на докризисный уровень производства и доходов. Поэтому мы должны сохранять адаптивность нашей денежно-кредитной политики, хотя и не в той степени, в какой мы это делали в разгар кризиса, чтобы достичь нашей среднесрочной цели по инфляции, и еще больше руководствоваться экономическими данными.

Означает ли это, что повышение ключевых процентных ставок ЕЦБ, которое, по прогнозам некоторых участников рынка, произойдет к концу 2022 года, не является вероятным сценарием?

Мы еще не обсуждали это, но я выскажу свое личное мнение.Если мы посмотрим на наши прогнозы на будущее (примечание: инструмент ЕЦБ для управления ожиданиями рынка), у нас есть два основных инструмента: покупка активов и ключевые процентные ставки. И мы ясно даем понять, что начнем повышать ставки вскоре после того, как закончим покупку чистых активов. Я уверен, что эти чистые закупки будут продолжаться в течение следующего года. Кроме того, я не знаю.

Диалог в меняющемся мире

Lectio Magistralis Кристин Лагард, президент ЕЦБ, в Национальной академии наук

Турин, 29 ноября 2021 г.

Мне очень приятно участвовать в этом коллоквиуме по научной дипломатии.

Задача отделения правды от лжи веками преследовала политиков. Во время гражданской войны в Риме, последовавшей за смертью Юлия Цезаря, Октавиан, как известно, одержал победу над Марком Антонием, распространяя «фальшивые новости» о своей пригодности к должности. Он сделал это с помощью слоганов, подделанных на специально заказанных монетах — ранней версии твита. [1]

Сегодня эта задача по выявлению истины актуальна как никогда.

Во время пандемии мы видели, как быстро может распространяться дезинформация — будь то о возможных методах лечения, таких как употребление хлора, или о безопасности вакцин.Действительно, оказывается, что ложь в Твиттере распространяется примерно в 10-20 раз быстрее, чем факты. [2]

В то же время характер проблем, с которыми мы сталкиваемся, становится все более глобальным, сложным и быстро меняющимся. Это означает, что установление фактов и понимание того, как они взаимосвязаны, является предварительным условием для определения курса в меняющемся, неопределенном мире.

В этом контексте правильная разработка политики должна опираться на две основы.

Во-первых, политики должны стремиться к поиску истины, насколько это возможно, с помощью надежного анализа и разработки политики на основе фактов.А поскольку у нас никогда не может быть совершенного знания, они должны быть готовы скорректировать свои взгляды по мере изменения фактов.

Во-вторых, им необходимо объяснить свой анализ публике таким образом, чтобы упростить его и объединить людей вокруг аргументов в пользу действий. Мы не сможем решить проблемы сегодняшнего дня в мире «фейковых новостей», если не сможем привлечь внимание общественности.

В своем выступлении сегодня вечером я хотел бы объяснить, почему сегодняшние проблемы отличаются друг от друга, почему они могут быть решены только путем глубокой интеграции научного анализа в процесс разработки политики и почему общественность должна быть мобилизована новым способом, чтобы добиться изменений.

В конечном счете, нам нужно руководствоваться словами Леонардо да Винчи: «научитесь видеть [и] осознавать, что все связано со всем остальным».

Природа сегодняшних глобальных вызовов

Так что же делает проблемы, с которыми мы сейчас сталкиваемся, такими сложными?

Многие из сегодняшних проблем не новы. Экологические угрозы, такие как смог и кислотные дожди, преследовали развитый мир в 19 и 20 веках. Пандемии разорили многие части мира.А глобальные экономические кризисы были характерной чертой мировой экономики с тех пор, как существовала глобализация.

Но то, что делает современные вызовы уникальными, — это их масштабность и их потенциал для глубокого изменения мира. Проблемы обострились по крайней мере по трем причинам: их масштабы, их сложность и их потенциал к усилению.

Во-первых, масштабы сегодняшних проблем действительно глобальны. Столетие назад испанский грипп распространился по земному шару со скоростью лесного пожара, заразив в то время около трети населения мира. [3] Но даже в сильно глобализированном мире, существовавшем в то время, были части мира, которые болезнь не достигла.

COVID-19, с другой стороны, был первой по-настоящему глобальной пандемией. Менее чем за шесть месяцев ни один регион мира не остался нетронутым (за исключением нескольких островов в Тихом океане), и практически ни один аспект нашей жизни не остался незатронутым. Беспрецедентные меры сдерживания, в свою очередь, вызвали один из самых серьезных экономических спадов со времен Второй мировой войны. [4]

Во-вторых, глобальные проблемы сейчас очень сложны и требуют беспрецедентного уровня многосторонней координации. Например, когда в середине 1980-х страны решили закрыть дыру в озоновом слое, решение, по сути, потребовало лишь горстки крупнейших химических компаний, чтобы прекратить производство ХФУ [5] и найти альтернативы. Это, в свою очередь, заложило основу для того, чтобы крупные экономики согласились с Монреальским протоколом в 1987 году.

Но бороться с изменением климата на порядки труднее.Мы не только должны бороться с множеством лиц изменения климата — более экстремальными погодными условиями, повышением уровня моря, утратой экосистем и биоразнообразия — но и регионы также страдают по-разному и с разной скоростью. [6] Это делает разработку своевременных и надлежащих мер по смягчению последствий в разных странах исключительно сложной.

В-третьих, глобальные потрясения имеют тенденцию усиливаться перед лицом более интегрированной глобальной экономики. По оценкам ОЭСР, в странах с развитой экономикой вклад глобальных факторов в изменения в росте ВВП увеличился с примерно 35% в 1980-х годах до почти 70% сегодня. [7]

Интернет также усиливает распространение дезинформации, которая в определенных ситуациях может усугубить глобальные потрясения. Например, исследования показывают, что за первые три месяца 2020 года почти 6000 человек во всем мире были госпитализированы из-за дезинформации о коронавирусе. [8] Как минимум, распространение «фейковых новостей» приводит к большему цинизму среди общественности по поводу того, кто говорит правду и каким источникам следует доверять.

В результате мы работаем в мире гораздо более высокой неопределенности в отношении природы потрясений, с которыми мы сталкиваемся, как они будут распространяться и во что поверит общественность.И политикам необходимо изменить свой подход к проблемам и способы общения, чтобы адаптироваться к этому миру.

Интеграция науки в политику

Прежде всего, столкнувшись с растущей неопределенностью, разработчики политики несут еще большую ответственность — посвятить себя тщательному поиску истины.

С этой целью их анализ должен основываться на глубоком анализе, экспертных знаниях и научном методе, что означает постоянную проверку гипотез и корректировку решений в свете новых доказательств.Общественности было бы плохо, если бы политики отражали то, что они считали общественным настроением, и основывали бы свои решения исключительно на инстинкте, а не на объективных причинах.

Мы убедительно продемонстрировали необходимость интеграции научного анализа в процесс разработки политики во время пандемии. Это был быстро развивающийся кризис, который нельзя было разрешить с помощью догадок или предвзятых представлений. Единственный способ бороться с этим — действовать на основе появляющихся доказательств.

Теперь ясно, что правительства, которые решили использовать развивающуюся науку для информирования о предстоящих компромиссах, добились лучших результатов — как с точки зрения защиты жизней, так и защиты экономики — чем те, которые этого не сделали. [9] И это породило благоприятный круг растущего спроса на исследования, имеющие отношение к политике. В первой половине 2020 года публикации о COVID-19 удваивались каждые 20 дней. [10]

Однако поиск истины применим не только к правительствам. Фактически, для независимых институтов, таких как центральные банки, ответственность еще больше. На нас возложены узкие полномочия именно для того, чтобы наши решения основывались на фактах, а не на политическом влиянии.Поэтому мы сталкиваемся с еще более серьезным бременем доказывания, чтобы показать, что наши решения основываются только на весомости доказательств.

Это основная причина, по которой мы так много инвестируем в исследования и анализ. ЕЦБ занимает первое место среди центральных банков мира по качеству своих исследований, он занимает первое место в области денежно-кредитной экономики, а 15 его экономистов входят в число 10% лучших авторов в мире. [11] Эта база знаний, которая включает постоянное изучение последствий нашей собственной политики, дает нам основу для действий перед лицом новых проблем.

Преимущества этого фонда были ясно видны в наших ответных мерах на пандемию. Шок для экономики был беспрецедентным, но мы смогли воспользоваться нашим прошлым опытом финансовых потрясений в зоне евро; о нашем анализе того, как может возникнуть самореализующаяся дестабилизирующая динамика; и о наших исследованиях воздействия наших предыдущих программ покупки активов, чтобы обеспечить быстрое и эффективное реагирование.

Действительно, наша программа чрезвычайных закупок в связи с пандемией и долгосрочные кредитные операции смогли быстро устранить остаточные риски на финансовых рынках и предотвратить кризис ликвидности и кредита.По оценкам наших исследователей, в сочетании с действиями нашего подразделения банковского надзора эти меры позволили сохранить более миллиона рабочих мест. [12]

В целом, исключительный уровень разработки политики, основанной на фактах, в наших обществах во время пандемии произошел потому, что мы столкнулись с экзистенциальной угрозой, что привело к тому типу неустанного внимания к результатам, которые мы обычно видим только во время войны.

Просто замечательно, что за несколько недель геном коронавируса был секвенирован.Через несколько месяцев стали доступны тесты на инфекцию. И в течение года были разработаны высокоэффективные вакцины.

Увидев невероятный прогресс, которого мы можем добиться, когда наука и политика объединены ради общей цели, на мой взгляд, нам не следует сейчас скатываться назад к докандемическому статус-кво. Мы должны стремиться продолжать этот совместный подход, если мы хотим решать проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня — и это, пожалуй, больше всего относится к изменению климата.

Не случайно, что международная архитектура, созданная для борьбы с изменением климата, прочно поместила связь науки и политики в свое ядро.На протяжении многих лет Межправительственная группа экспертов по изменению климата действовала как якорь для понимания науки о климате, помогая обосновывать политические соглашения в знаниях и фактических данных. [13]

Без этой институциональной привязки мы теперь столкнулись бы с еще более опасными и необратимыми уровнями изменения климата. В отсутствие глобальных мер мир будет на уровне или выше порога потепления на 1,5 ° C и приближается к прогнозируемому уровню 4,4 ° C. К концу этого столетия это приведет к потере 30% мирового ВВП. [14]

Но очевидно, что работа еще не сделана. Затянувшиеся переговоры на саммите COP26 иллюстрируют трудности в достижении глобального политического консенсуса, несмотря на убедительные научные данные и поддержку значительной части частного сектора. И важная причина этого заключается в том, что для достижения устойчивого прогресса необходимо привлечь к участию и общественность.

Привлечение общественности

В самом деле, должностные лица, определяющие политику, должны не только принимать решения на основе наилучшей оценки имеющихся доказательств, но и объяснять эту оценку таким образом, чтобы уменьшить сложность и подкрепить аргументы в пользу действий.

Сегодня, когда мы сталкиваемся с проблемами, требующими далеко идущих и беспрецедентных изменений во всех сегментах общества, ставка на эффективное общение как никогда высока. Чтобы осуществить изменения с необходимой скоростью и в соответствии с демократическими принципами, нам нужна критическая масса людей, которые готовы пересмотреть многие аспекты своей повседневной жизни.

И все же препятствия, с которыми мы сталкиваемся, высоки. В мире, где «фейковые новости» могут быстро распространяться и люди больше не знают, каким источникам они могут доверять, становится все труднее сосредоточить общественное мнение вокруг общепринятого курса действий.Однако это не невозможно.

Пандемия доказала, что научные данные могут мобилизовать общества для внесения глубоких изменений, если эти доказательства будут переданы эффективным образом. Люди смирились с радикальными ограничениями своих обычных свобод, чтобы способствовать общей цели спасения жизней и предотвращения неконтролируемого распространения болезни.

Итак, какие элементы могут помочь привлечь внимание общественности? На мой взгляд, их три: простота, обрамление и сочувствие.

Начав с простоты, мы не должны недооценивать способность общественности оценивать и усваивать фактические доказательства — но они должны быть представлены в доступной форме. [15]

Мы видели это в области климата. В эксперименте, в ходе которого гражданам США, которые мало знали о научном консенсусе по поводу изменения климата, была показана простая круговая диаграмма, иллюстрирующая подавляющее согласие в пользу его искусственного происхождения, их оценки климатического консенсуса увеличились почти на 20% — и это было всего за одну экспозицию. [16]

Мы знаем, что простота работает и для коммуникации по денежно-кредитной политике. Исследования показывают, что предоставление домохозяйствам простой статистики об инфляции, такой как целевой показатель или прогноз центрального банка по инфляции, имеет большое и непосредственное влияние на их инфляционные ожидания. Однако предоставление более подробных утверждений и аргументов не имеет никакого дополнительного эффекта. [17]

Это важная причина, по которой одним из краеугольных камней нашего обзора стратегии было сделать наш целевой показатель инфляции более четким.Наша новая симметричная цель в 2% ясна и недвусмысленна.

Но задача не только в том, чтобы просто представить факты. Также директивным органам надлежит найти способы сформулировать эти факты так, чтобы они находили широкий отклик в отношении ценностей людей, с которыми они разговаривают. Это второй элемент.

Например, хорошо известно, что представление изменения климата как трудного компромисса между экологическими выгодами и экономическими издержками имеет тенденцию к снижению поддержки мер по смягчению последствий, даже для тех, кто в целом поддерживает действия. [18] Однако сообщения, связанные с более здоровым и устойчивым образом жизни — более чистым воздухом, меньшим количеством отходов — обычно находят положительный отклик среди широкого круга общественности. [19]

Даже слова, которые мы используем, имеют значение. Исследования, проведенные в Соединенных Штатах, показывают, что консерваторы с большей вероятностью поддержат подготовку к экологическим бедствиям, когда изменение климата оформлено как «экстремальная погода». [20] Люди всего политического спектра более негативно относятся к природному газу как источнику энергии, когда его называют «газом метаном». [21]

Наконец, мы должны рассмотреть, как и кем дается сообщение. Было четко установлено, что при формировании у людей представления о кризисе сочувствие и сострадание являются важнейшими элементами лидерского общения. [22]

Например, есть некоторые свидетельства того, что женщины-лидеры показали лучшие результаты во время пандемии [23] , отчасти потому, что их коммуникативный подход сочетает в себе научный подход и сочувствие. Женщины-лидеры часто стремились поделиться общим опытом, взаимодействовать с общественностью, выйти на уязвимые группы и поговорить с ними. [24]

Мы также понимаем важность сочувствия в ЕЦБ. Установлено, что доверие к ЕЦБ зависит не только от нашей компетенции в выполнении нашего мандата, но и от того, воспринимается ли мы как заботящиеся о гражданах и действуем ответственно. Таким образом, сообщение о том, как ответственная политика ЕЦБ приносит пользу благосостоянию людей, может способствовать укреплению доверия. [25]

Вот почему, как президент ЕЦБ, я решил пересмотреть наш подход к коммуникациям. Среди других инициатив мы сделали нашу информацию о денежно-кредитной политике более доступной, и теперь мы представляем наши решения «многоуровневым» способом, что делает их более понятными для людей.Цель состоит в том, чтобы быть простым, но не упрощенным.

Заключение

Позвольте мне в заключение.

Проблемы, с которыми сегодня сталкивается мир, поистине беспрецедентны. Они обладают огромным масштабом, сложностью и обладают потенциалом, который можно усилить с помощью наших обширных экономических и цифровых связей. Это предъявляет чрезвычайные требования к человечеству по их решению.

Пандемия коронавируса продемонстрировала скорость, с которой риски могут распространяться по всему миру. И это может быть только генеральная репетиция той угрозы нашему существованию, которую перегревающая планета представляет для всех ее жителей.

Но что очень важно, наши совместные ответные меры на пандемию содержат важные уроки на будущее. Возможно, это может стать новым шаблоном для решения сложных и неопределенных глобальных проблем.

Во многих отношениях этот ответ выделяется значительными усилиями, предпринимаемыми во всех областях политики, и беспрецедентными политическими мерами. Однако наш окончательный успех в преодолении этого кризиса стал результатом признания того, что мы все должны действовать сообща.

Действительно, совместные действия из различных областей политики оказались чрезвычайно полезными в преодолении широты потрясения. Интенсивный диалог между учеными и политиками имеет решающее значение для преодоления сложности и неопределенности. А широкая координация между странами оказалась решающим фактором в управлении темпами распространения вируса.

Без этого интенсивного сотрудничества мы не смогли бы продвинуться так быстро с экономическим восстановлением и внедрением вакцин.

Итак, основной урок, который следует усвоить, состоит в том, что мы не можем позволить себе работать с установкой, которая ограничивает нашу работу отдельными сферами. В более взаимосвязанной глобальной экономике межсекторальное и многостороннее сотрудничество как никогда важно для решения сложных проблем, выходящих за пределы национальных границ.

Как писал Джон Донн, «ни один человек не может быть островом целиком; каждый человек — кусок континента, часть его ». Это реальность, с которой мы сталкиваемся в мире, где наши общие проблемы тесно связывают нас.

Преимущества объединения усилий науки, политики и общественности для полной реализации нашего потенциала огромны. Только работая вместе во всех областях, мы можем использовать свои сильные стороны и возлагать надежды на светлое будущее.

Изменения в денежно-кредитной сфере в зоне евро: октябрь 2021 г.

26 ноября 2021 г.

Составляющие денежного агрегата М3

Годовой темп роста широкого денежного агрегата М3 увеличился до 7,7% в октябре 2021 года с 7.5% в сентябре, в среднем 7,7% за три месяца до октября. Компоненты M3 показали следующие разработки. Годовые темпы роста более узкого агрегата M1, который включает наличные деньги в обращении и депозиты овернайт, снизились до 10,7% в октябре с 11,1% в сентябре. Годовые темпы роста краткосрочных депозитов, кроме депозитов овернайт (M2-M1), составили -1,6% в октябре по сравнению с -2,5% в сентябре. Годовой темп роста рыночных инструментов (М3-М2) увеличился до 11.1% в октябре с 6,8% в сентябре.

Диаграмма 1

Денежные агрегаты

(годовые темпы роста)

Данные для денежных агрегатов

Если посмотреть на вклад компонентов в годовой темп роста M3, более узкий агрегированный M1 внес 7,6 процентных пункта (по сравнению с 7,8 процентными пунктами в сентябре), краткосрочные депозиты, кроме депозитов овернайт (M2-M1), дали -0,4 процента. пункта (по сравнению с -0,6 процентного пункта), а рыночные инструменты (M3-M2) дали 0.6 процентных пунктов (по сравнению с 0,3 процентных пункта).

С точки зрения холдинговых секторов депозитов в М3, годовые темпы роста депозитов, размещенных физическими лицами, снизились до 6,5% в октябре с 7,0% в сентябре, в то время как годовые темпы роста депозитов, размещенных нефинансовыми корпорациями, увеличились до 7,4 % в октябре с 7,1% в сентябре. Наконец, годовые темпы роста депозитов, размещаемых неденежными финансовыми корпорациями (за исключением страховых корпораций и пенсионных фондов), увеличились до 18.2% в октябре с 14,9% в сентябре.

Аналоги широкого денежного агрегата М3

В качестве отражения изменений в статьях консолидированного баланса денежно-кредитного финансового учреждения (МФО), кроме M3 (аналоги M3), годовые темпы роста M3 в октябре 2021 года можно разбить следующим образом: 4,3 процентных пункта (по сравнению с 4,5 процентными пунктами в сентябре), на кредиты частному сектору пришлось 3,7 процентных пункта (по сравнению с 3.4 процентных пункта), вклад долгосрочных финансовых обязательств составил 0,2 процентного пункта (по сравнению с 0,3 процентного пункта), вклад чистых внешних активов составил -0,8 процентного пункта (по сравнению с -1,0 процентного пункта), а вклад остальных аналогов M3 составил 0,4 процентного пункта ( выше 0,3 процентного пункта).

Диаграмма 2

Вклад аналогов M3 в годовой прирост M3

(процентные пункты)

Данные о вкладе аналогов M3 в годовой темп роста M3

Кредит резидентам еврозоны

Что касается динамики кредитования, то годовые темпы роста общего объема кредитов резидентам еврозоны составили 5.6% в октябре 2021 г., без изменений по сравнению с предыдущим месяцем. Годовые темпы роста кредита сектору государственного управления снизились до 10,5% в октябре с 11,0% в сентябре, в то время как годовые темпы роста кредита частному сектору увеличились до 3,7% в октябре с 3,4% в сентябре.

Годовые темпы роста скорректированных кредитов частному сектору (т.е. скорректированных на продажу кредитов, секьюритизацию и условное объединение денежных средств) увеличились до 3,4% в октябре с 3,2% в сентябре. Среди заемных секторов годовые темпы роста скорректированных кредитов домашним хозяйствам составили 4.1% в октябре, без изменений по сравнению с предыдущим месяцем, в то время как годовые темпы роста скорректированных кредитов нефинансовым корпорациям увеличились до 2,5% в октябре с 2,1% в сентябре.

Диаграмма 3

Скорректированные кредиты частному сектору

(годовые темпы роста)

Данные по скорректированным кредитам частному сектору
Заметки:
  • Данные в этом пресс-релизе скорректированы с учетом сезонных эффектов и календарных эффектов на конец месяца, если не указано иное.
  • «Частный сектор» относится к не относящимся к зоне евро МФО, за исключением сектора государственного управления.
  • Гиперссылки в основной части пресс-релиза и в таблицах приложений ведут к данным, которые могут измениться в последующих выпусках в результате исправлений. Цифры, приведенные в таблицах приложений, представляют собой снимок данных на момент выпуска текущего выпуска.

Изменения и преемственность в законодательстве

Основной доклад президента ЕЦБ Кристин Лагард на Юридической конференции ЕЦБ 2021

Франкфурт-на-Майне, 26 ноября 2021 г.

Введение

Уважаемые дамы и господа,

Первый президент Европейской комиссии, Вальтер Халльштейн, как известно, сказал, что Европейский Союз — это «правовое сообщество» [1] — выражение, которое затем было подхвачено Европейским судом в своих решениях.Верховенство закона — один из основных принципов нашего Союза, и мы должны защищать его, особенно в периоды, когда он подвергается нападению. [2]

Этот принцип означает, что право ЕС — это цемент, который скрепляет европейское строительство. Это предварительное условие для самого существования институтов ЕС, включая ЕЦБ, и для политики, которую они обязаны проводить. Но существует постоянное противоречие между ролью закона как неизменного якоря общества и его потребностью адаптироваться по мере изменения мира.

Реакция Европы на кризис, связанный с коронавирусом (COVID-19), привела к ряду институциональных нововведений, в результате чего некоторые сочли это «гамильтоновым моментом для Европы». Этот эпитет в первую очередь отражает руководящую роль Александра Гамильтона в создании фискальной и денежно-кредитной институциональной системы США. Но есть и вторая причина, по которой это описание подходит. Гамильтон — юрист — был одним из первых, кто поставил вопрос о взаимосвязи между изменениями и законом, а также о роли, которую толкование — в частности, авторитетное толкование судьями — может играть в этом контексте.

Этот вопрос превратился в многолетнюю дискуссию между «оригинализмом» и «реализмом» в американской науке. Тот же вопрос также сформировал способ, которым концепция все более тесного Союза, основа договоров ЕС, развивалась в судебной практике Суда. И сегодня он продолжает определять будущее Европы.

В своем выступлении сегодня утром я хотел бы рассмотреть эволюцию этих дебатов в законодательстве США, начиная с самого Гамильтона.Затем я обращусь к законодательству ЕС и спрашиваю, могут ли уроки, которые мы можем извлечь из истории права, помочь нам определить направление для решения проблем сегодняшнего и завтрашнего дня.

Гамильтон и Конституция

Гамильтон в настоящее время считается отцом финансового союза США, и — как еще одно доказательство того, что эти две вещи идут рука об руку — он также был отцом первого центрального банка Соединенных Штатов. Законодательный орган США дважды отменял и заново создавал общенациональный центральный банк, прежде чем окончательно остановился на Федеральной резервной системе в 1913 году.

Изменения — это результат процесса проб и ошибок, который может легко вернуться к исходной точке — как это произошло с неоднократными попытками полностью покончить с учреждением центрального банка для создания новой денежной системы. Чтобы обеспечить правильный баланс между стремлением к эксперименту и необходимостью ограничить количество ошибок, правовая база включает положения о конституционном статусе. Эти правила [3] обеспечивают элемент преемственности, который закрепляет всю систему и которому иерархически подчиняются «обычные» законы: законы могут приниматься большинством времени, но в Конституцию, как правило, очень трудно вносить поправки.

Однако изменение закона осуществляется не только путем принятия новых законов, но и путем его толкования и применения. И поскольку в них трудно вносить поправки, это особенно важно для положений закона, имеющих конституционный статус. Фактический контекст может измениться, и тогда возникает вопрос, есть ли возможности для изменения толкования таких положений, которое может лучше соответствовать новым социальным или экономическим обстоятельствам.

Этот вопрос в первую очередь должен решать суд, которому поручено толковать положения конституционного ранга.Но это также относится к другим учреждениям, которые должны применять эти положения.

Гамильтон написал знаменитую фразу о том, что судьи, чтобы сохранить права и привилегии людей, должны иметь полномочия проверять законы и акты исполнительной власти на предмет конституционности. Но в то же время судебная власть по самой природе своих функций всегда будет «наименее опасной» ветвью власти, поскольку судьи не владеют ни мечом, ни кошельком общества; в конечном итоге они должны зависеть от политических ветвей, чтобы исполнять свои суждения [4] .

Гамильтон указывал на очень хрупкое равновесие, которое необходимо установить между политической легитимацией демократических органов, которая полагается на людей, и властью независимых институтов, таких как судебная система — или даже центральные банки, — которые полагаются на закон. Поскольку закон является единственным источником легитимации этих институтов, точное значение и объем закона — другими словами, его интерпретация — становится вопросом решающей важности.

Первоначальное значение закона в юридической науке США: преемственность и изменение

Если власть судов — и полномочия других независимых институтов — действительно основываются на законе, может возникнуть вопрос: «Какой закон»?

Никто не будет не согласен с узким определением закона, т.е.е. положения в рамках определенной правовой базы, утвержденные определенным органом, наделенным этими полномочиями, и в соответствии с определенной процедурой. Но ответ становится более сложным, если рассматривать более широкое толкование, такое как признание закона судами.

Согласно традиционному мнению, судьи являются просто «живым голосом закона» [5] , в то время как другие считают, что понятие закона следует расширить, включив в него судебное решение [6] .Эти увлекательные дебаты были в центре юридических исследований на протяжении большей части прошлого века, а в Соединенных Штатах они превратились в раскол в Верховном суде США, в котором возникли спорные клинья проблемы.

Более традиционный, «формалистический» подход предполагает, что правовая система состоит из иерархической системы норм, где каждый уровень подтверждается вышестоящим. Преобладающая точка зрения в юридической науке США в первой половине прошлого века, которая до сих пор представлена ​​в Верховном суде, заключается в том, что целью толкования должно быть выяснение первоначального значения закона, разработанного законодателями — или в качестве альтернативы первоначальному замыслу этих составителей.Конституция должна быть не только lex legum, законом о законах, но также и lex immutabilis, неизменным законом, если только это не было явным образом изменено в процессе внесения поправок. Эта школа мысли известна как «оригинализм».

В 1930-х годах в юридической науке США возникло противоположное движение — «реалистическое движение». Это движение поставило под сомнение понимание и само значение концепции закона, которая, по его мнению, должна иметь гораздо более широкий охват, чем только законодательство. Эта концепция должна включать, среди прочего, принятие решений судебными властями, поскольку «судьи принимают и должны принимать законы» — хотя только в той степени, в которой они заполняют пробелы между позитивными нормами посредством толкования [7] .

Эти дебаты между оригинальными и реалистическими школами мысли оживили правовую доктрину США в течение последнего столетия, а в последнее время были воплощены в дружеских разногласиях между судьями Верховного суда Скалией и Гинзбургом [8] . По мнению реалистов, очень высокая планка внесения поправок в Конституцию США означает, что оригиналистский подход привносит элемент жесткости в правовые рамки. И это становится все более обременительным с течением времени, и мир все больше и больше меняется по сравнению с тем, который существовал, когда изначально была составлена ​​Конституция США.Вот почему реалистическая школа выступает за использование интерпретации, чтобы сделать правовую базу более динамичной, позволяя обществу адаптироваться к меняющимся обстоятельствам.

14-я поправка, одна из поправок, принятых после Войны за отделение, расширяющая гражданство и гражданские права, была полем битвы par excellence для этих дебатов. И это были чрезвычайно конкретные дебаты для тех людей, которые изначально не пользовались конституционными правами и защитой.Действительно, первая часть конституционной истории США определялась распространением этих прав и гарантий на некогда исключенные группы, такие как люди из этнических меньшинств (включая тех, кто ранее был порабощен), мужчин без собственности и женщин [9] .

Тем не менее, эти важные изменения — которые сегодня кажутся нам очевидными — произошли в значительной степени без изменений текста Конституции, настолько, что ученые-оригиналы восстали против того, что они рассматривали как злоупотребление властью Судом [10 ] .В своей лекции в Мэдисоне судья Гинзбург напомнила, что многие из создателей Конституции публично высказывались против распространения даже права голоса на женщин или чернокожих, в которых они явно видели опасность. [11]

Однако Конституция США, в которой не говорится о «равенстве» в отношении прав личности, потенциально может стать фундаментом, на котором могут быть основаны права женщин и меньшинств. Примечательно, что сама судья Гинзбург упомянула в той же лекции в Мэдисоне, что «с престижем убеждать, но не с физической силой для принуждения, с волей к самосохранению и знанием того, что они не« стайка Платонических Стражей », судьи в целом следуют, а не руководят, изменения происходят в других частях общества ». [12]

Договор как новый шаг в процессе создания еще более тесного Союза

Эти дебаты показали, что в законе существует внутреннее противоречие между изменениями, с одной стороны, и сохранением наследия прошлого, с другой. Идеалы перемен и преемственности пересекаются с ролью законодательства и его толкования в законе. Неудивительно, что это противоречие существует и в законодательстве ЕС.

С одной стороны, несколько элементов могут быть использованы для аргументации в пользу неизменного характера договоров в том виде, в каком они сформулированы в документе Herren der Verträge : прежде всего, принцип предоставления и, в меньшей степени, принцип субсидиарности. и ссылка на конституционную идентичность.Обременительный процесс внесения поправок также указывает в этом направлении.

С другой стороны, сама формулировка договоров поддается динамической интерпретации, наиболее показательно, когда они ссылаются на «процесс создания все более тесного Союза», в котором сами договоры являются лишь «новым шагом». Действительно, есть несколько положений Договора, которые прямо учитывают необходимость адаптации к изменениям.

Во-первых, есть общая разрешающая оговорка, которая предусматривает, что Совет ЕС может единогласно принять меры, необходимые для достижения одной из целей договоров, когда сами договоры не предоставляют необходимых полномочий. [13] Во-вторых, есть другие более конкретные положения, которые позволяют расширить задачи и полномочия, возложенные на ЕС и его институты. Сюда входит положение, на основании которого пруденциальный надзор за банками был возложен на ЕЦБ в 2014 году без изменения Договора. [14]

Есть также несколько положений, которые в меняющемся мире могут быть истолкованы как охватывающие новые разработки. Рассмотрим цифровой евро или изменение климата: в обоих случаях положения уже существуют, но их необходимо интерпретировать для применения к новым явлениям.Чтобы быть источником авторитетного толкования законодательства ЕС, включая его основополагающие договоры, эта роль отводится в Договорах конкретно Европейскому суду.

Сегодняшние дискуссии в ЕС по поддержанию верховенства закона являются ярким примером того, как правовая основа в договорах была переосмыслена как основа совершенно новой основы — основы, которая не была прямо предусмотрена разработчиками Договоры, но которые в Договорах могли быть отражены, и который сам по себе обеспечивает основу для независимости судебной власти в национальном контексте.Даже такие концепции, как прямое действие и верховенство права ЕС, проистекают не напрямую из договоров, а из их толкования в ранних новаторских постановлениях, таких как Van Gend en Loos [15] и Costa Enel [ 16] , , соответственно.

Юридическое происхождение этих концепций использовалось некоторыми государствами-членами для оспаривания легитимности роли Суда и верховенства самого права ЕС. Эти вызовы имели место в якобы отстаивании реальных намерений Herren der Verträge , когда они подписывали Договоры.

Сторонники изменений часто призывают к принятию нового законодательства, чтобы изменения произошли — в большинстве случаев потому, что считается, что только законодательство может обеспечить необходимую степень ясности и определенности. Однако следование пути законодательных изменений может служить способом противодействия реформам, которые в противном случае были бы возможны в контексте преемственности существующих правил и их адаптированного толкования. Это особенно верно в многостороннем контексте, таком как ЕС, где для принятия законодательства требуется двойное большинство в Европейском парламенте и Совете ЕС.Планка становится еще выше в случае изменений самих договоров, когда требуется единодушие государств-членов, включая национальные процедуры ратификации, которые иногда требуют референдумов.

государства-члена предоставляют важные, хотя зачастую и молчаливые, свидетельства возможности использования гибкости договоров для адаптации к изменениям без внесения поправок в сам текст. Если государства-члены не возражают против толкования закона, разработанного с учетом изменившихся обстоятельств, это может рассматриваться как механизм валидации изменения толкования.Действительно, с момента вступления в силу Лиссабонского договора почти не было изменений в тексте договоров [17] , однако в этот период ЕС пережил глобальный финансовый кризис, миграционный кризис и совсем недавно COVID. -19 кризис. Эволюционный характер законодательства ЕС позволил ему расширить и уточнить профиль и тип вмешательства, которое ЕС может предложить в ответ на кризис. Сегодня возможны многие меры, которые 15 лет назад даже не казались правдоподобными.

Сторонники тщательного изучения действий институтов ЕС во избежание превышения ими своих полномочий подчеркивают, что эволюционное толкование не является законом, который был прописан в договорах, и что это представляет собой необоснованное вмешательство Суда в суверенные решения Государства-члены. В то же время необходимо отметить, что поправки к Договору в настоящее время используются как необходимые для изменений, которые часто носят технический характер и относительно узкие по своему охвату.Это контрастирует с постепенной эволюцией права ЕС в течение первых десятилетий и при отсутствии каких-либо изменений в основополагающих договорах.

В сложной, многоуровневой институциональной структуре, такой как ЕС, не следует рассматривать этот вопрос как ограничивающийся надвигающимся конфликтом между независимыми судами и государствами-членами. Суды могут справедливо спорить между собой о различных толкованиях закона и даже о том, в какой степени другой суд наделен законом полномочиями давать обязательное толкование.

Тем не менее, у нас есть проблемы, которых нет у наших американских друзей, потому что в рамках единой системы с единой высшей юрисдикцией примирение возможно наверху. Язык правового плюрализма был полезен для того, чтобы держать все вместе, но есть предел, при котором присутствие нескольких голосов, претендующих на роль лиц, принимающих окончательные решения, превращается из ресурса в риск, то есть риск. многолетнего бездействия, при котором движение невозможно без изменения Договора.

Хотя это может рассматриваться как достоинство некоторыми — версиями оригиналов ЕС — это риск, поскольку такая система негибкая, а идея о том, что изменения возможны в непрерывном режиме, отрицается. Таким образом, становится все более очевидным, что только прерывность может привести к изменению. Как институты, приверженные принципам преемственности, центральные банки должны задаться вопросом, хотим ли мы этого.

Заключение

Позвольте мне в заключение.

Изменения можно осуществить разными способами, и не всегда верно, что те, которые привлекают больше внимания, также являются наиболее эффективными.Особенно эффективны те изменения, которые происходят непрерывно. Одним из частных случаев является закон, который можно толковать таким образом, чтобы он имел смысл и адаптировался к общественным изменениям, оставаясь при этом согласованным с основополагающими принципами правовой системы. Это обеспечивает преемственность в значении закона в том смысле, что текст закона вообще не изменился.

На этом фоне такие мероприятия, как эта конференция, чрезвычайно важны, потому что они дают возможность стимулировать дискуссии, новые способы мышления и возможные новые способы толкования закона, без его изменения, так, чтобы это лучше соответствовало потребностям сегодняшнего дня.

Следуя уроку судьи Гинзбурга, независимые институты, обосновывающие свою легитимность в законе, должны быть готовы адаптироваться к изменениям, происходящим в обществе. И они должны интерпретировать и применять закон последовательно, таким образом, чтобы наилучшим образом служить нуждам обществ и политик, которым эти институты призваны служить.

Рефляция, а не стагфляция

Выступление Изабель Шнабель, члена Исполнительного совета ЕЦБ, на виртуальном мероприятии, организованном Goldman Sachs

Франкфурт-на-Майне, 17 ноября 2021 г.

Восстановление после пандемии во многих отношениях было исключительным.

В зоне евро он был быстрее и сильнее любого восстановления после Второй мировой войны. Это также было более резким, чем большинство предыдущих восстановлений, с повторяющимися фазами ускорения и замедления роста. И для него характерно необычно явное несоответствие между спросом и предложением, в результате чего цены на многие товары, включая энергоносители, заметно выросли.

Сейчас, когда восстановление находится на более продвинутой стадии, а темпы роста замедляются, некоторые наблюдатели считают, что текущие события усиливают призрак стагфляции, напоминающей 1970-е годы, когда скачок цен на нефть сдерживал рост и увеличивал уровень инфляции до двузначных цифр по всему миру. большинство стран-импортеров нефти.

В своем сегодняшнем выступлении я хотел бы объяснить, почему опасения по поводу возвращения стагфляции кажутся необоснованными. Мои рассуждения будут основываться на двух широких аргументах о том, почему сравнение с 1970-ми годами может вводить в заблуждение.

Первый аргумент отбрасывает риски стагнации, указывая на факторы, которые вызывают текущее замедление экономической активности. Во втором анализируются риски инфляции и выделяются уроки, которые центральные банки всего мира извлекли из инфляционного эпизода 1970-х годов.

Перспективы роста в зоне евро: без признаков стагнации

Позвольте мне начать с рисков для экономического роста, то есть с призрака стагнации.

Во втором и третьем квартале 2021 года реальный ВВП еврозоны вырос в годовом исчислении почти на 9% (слайд 2, левый график). Уровень безработицы снизился с 8,1% в апреле до 7,4% в сентябре — тот же уровень, что и в феврале 2020 года, до того, как пандемия поразила мировую экономику (слайд 2, правый график).За тот же период количество работников, пользующихся программами отпусков, упало с 6,6% до 1,5% от рабочей силы зоны евро.

В целом, темпы выздоровления за лето были экстраординарными и даже намного быстрее, чем многие из нас ожидали, во многом благодаря заметному увеличению числа людей, полностью вакцинированных.

Однако поступающие данные за последние несколько недель указывают на то, что экономическая активность в мире и в зоне евро начала снижаться. Это не стало неожиданностью.Учитывая исключительные темпы роста в течение лета, следовало ожидать умеренности. Даже при видимом замедлении рост все равно останется на исторически высоком уровне.

Но есть опасения, что замедление темпов роста может быть более резким и более продолжительным, поскольку встречный ветер в виде более высоких цен на энергоносители и более постоянных сбоев в цепочке поставок продолжает оказывать влияние на мировую экономику и экономику зоны евро.

Наш анализ показывает, что эти опасения в значительной степени необоснованны.

Рассмотрим производственный сектор.

Сроки поставки предложения в октябре оставались близкими к рекордным максимумам, при этом не видно признаков неминуемого ослабления (слайд 3, левый график). Наш последний телефонный опрос нефинансовых компаний показал, что более 30% компаний теперь ожидают, что ограничения предложения продлятся еще год или дольше (слайд 3, правый график). [1]

Эти сбои в цепочке поставок, в свою очередь, способствовали заметному падению запасов во всех отраслях, что привело к замедлению производства и увеличению времени ожидания для потребителей.

Но проблемы с поставками по самой своей природе не уменьшают потенциала роста. Они просто меняют активность со временем. Перегрузка портов не может длиться бесконечно. В конкурентной экономике предложение в конечном итоге догонит спрос, даже если это займет больше времени, чем ожидалось ранее.

Что еще более важно, ограничения на стороне предложения объясняют только часть текущей задержки сроков поставки. По оценкам персонала ЕЦБ, около двух третей более длительных сроков выполнения заказов в мире в настоящее время отражает исключительно высокий спрос, опережающий предложение до пандемии (слайд 4, диаграмма слева).

В отличие от предыдущих рецессий, балансы домохозяйств зоны евро в значительной степени не пострадали от пандемии благодаря беспрецедентной финансовой и денежно-кредитной политике поддержки (слайд 4, правый график). К концу второго квартала 2021 года домохозяйства накопили приблизительную сумму сбережений в размере более 800 миллиардов евро, превышающую их докандемический уровень, или 7% ВВП еврозоны до пандемии.

Итак, в отличие от 1970-х годов и большей части прошлого десятилетия, сейчас мы сталкиваемся с макроэкономической средой, характеризующейся в основном дефицитом предложения, а не дефицитом спроса.Узкие места в предложении смягчают то, что стало одним из самых сильных потрясений спроса в новейшей истории.

Компании, работающие на ранних этапах цепочки создания добавленной стоимости, производят продукцию на полную мощность, в то время как фирмы на последних этапах сталкиваются с беспрецедентным клином между количеством заказов, с одной стороны, и производственной деятельностью, с другой.

В сентябре промышленные заказы в зоне евро были более чем на 10% выше уровня до пандемии, тогда как производство было немного ниже, чем до пандемии (слайд 5, левый график).Ожидаемая загрузка производственных мощностей с учетом уровня портфеля заказов является максимальной с 2007 года (слайд 5, правый график).

Подразумевается, что существует большой потенциал для поддержания роста спроса на повышенных уровнях в обозримом будущем, поскольку объем предложения догоняет спрос, а узкие места постепенно устраняются.

Вряд ли сильный рост цен на нефть кардинально изменит эту картину. Чтобы убедиться в этом, стоит оглянуться на 1970-е годы.

Когда в 1973 году мировую экономику обрушил первый скачок цен на нефть, для получения 1 000 долл. США ВВП в ценах 2010 г. потребовался примерно один баррель нефти (слайд 6, левый график). Сегодня для производства того же уровня добычи требуется менее половины этого количества нефти.

Другими словами, изменения в предпочтениях потребителей, повышение энергоэффективности, а также снижение вклада энергоемких отраслей в рост — все это означает, что рост цен на нефть вредит экономическому росту и экономике в гораздо меньшей степени, чем в прошлом. [2]

Анализ

ECB подтверждает эту точку зрения. Он обнаружил, что влияние шока предложения нефти на мировое промышленное производство может быть примерно вдвое меньше, чем оно было в 1980-х и 1990-х годах (слайд 6, правый график).

Можно ожидать, что продолжающийся «зеленый» переход еще больше повысит устойчивость экономики к скачкам цен на нефть. Новое исследование показывает, что «зеленые» инвестиции не сдерживаются более высокими ценами на нефть. [3]

Кроме того, многие правительства в настоящее время вводят снижение налогов, ограничение цен или скидки, чтобы защитить наиболее уязвимые домохозяйства, которые обычно тратят значительную часть доходов на энергию, от резкого роста цен на газ, топливо и электроэнергию.

По оценкам экономистов Goldman Sachs, такие смягчающие меры в сочетании с в целом низким переносом от оптовых к розничным ценам на энергоносители существенно ограничат экономические последствия нынешнего шока цен на энергоносители. [4]

Данные опроса

указывают на то же направление, предполагая, что потребители по-прежнему оптимистично оценивают экономические перспективы.

Ни их оценка общей экономической ситуации в ближайшие 12 месяцев, ни их намерения совершить крупные покупки пока не пострадали от скачка цен на энергоносители (слайд 7, левый график).Данные опроса также указывают на дальнейшее улучшение ситуации на рынке труда, поддерживая перспективы более высоких доходов и увеличения расходов.

Есть еще две причины для оптимизма в отношении ожиданий будущего роста.

Первый относится к фискальной политике. В отличие от большей части прошлого десятилетия, налогово-бюджетная политика будет по-прежнему поддерживать рост по мере того, как восстановление станет зрелым. Ожидается, что в зоне евро более широкие дискреционные фискальные стимулы составят более 1,5% ВВП в 2022 году и около 1 года.25% в 2023 году. Фонд восстановления ЕС увеличит государственные инвестиции в ближайшие несколько лет.

Вторая причина для оптимизма касается сферы услуг.

Услуги с интенсивным использованием контактов резко выросли с весны и с тех пор остаются важным источником роста. Но активность в этих секторах еще не полностью вернулась к докризисному уровню. К концу третьего квартала добавленная стоимость услуг с интенсивным контактом все еще была примерно на 8% ниже докандемического уровня (слайд 7, правый график). [5]

Новые или существующие меры сдерживания и нехватка рабочей силы означают, что деятельность будет возобновляться только постепенно. Но по мере того, как пандемия утихает, а экономика снова открывается, активность в сфере услуг с более интенсивным контактом, вероятно, будет продолжать расти.

В целом, стагнация выглядит как отдаленная угроза — точка зрения, которую разделяет большая часть сообщества прогнозистов.

Согласно Consensus Economics, изменения в ожидаемом росте за последние несколько недель были умеренными, особенно для зоны евро (слайд 8).Ожидается, что реальный ВВП в зоне евро вырастет на 5% в 2021 году и на 4,3% в 2022 году, что намного превышает предполагаемый потенциальный рост.

Прогноз инфляции в зоне евро: растущая неопределенность способствует подходу управления рисками

Позвольте мне теперь перейти к инфляционной части проблемы стагфляции.

Первый шок цен на нефть ударил по экономике зоны евро в условиях сильной инфляции. В 1972 году, до шока, инфляция в зоне евро уже составляла 6,3%. [6] В 1974 году он вырос до 13.2%. Рост заработной платы составлял 12% в 1972 году и увеличился примерно до 18% в 1974 году.

Реакция денежно-кредитной политики на эту спираль роста цен и заработной платы была недостаточной для обеспечения покупательной способности населения. Реальная краткосрочная процентная ставка упала до глубокого отрицательного значения в 1974 году и оставалась отрицательной в течение следующих четырех лет, несмотря на то, что инфляция колебалась на уровне, выражающемся двузначными числами. [7]

В результате ожидания высокой инфляции укоренились в умах работодателей и работников, что сделало ее значительно более затратной с точки зрения упущенного объема производства и роста безработицы, когда центральные банки, наконец, взяли курс на борьбу с инфляцией в начале 1980-х годов.

Опыт этого эпизода коренным образом изменил проведение денежно-кредитной политики в последующие десятилетия. Он сформировал консенсус среди политиков и научных кругов по двум фундаментальным принципам современного центрального банка.

Во-первых, не существует стабильного долгосрочного компромисса, который денежно-кредитная политика могла бы использовать для постоянного снижения безработицы за счет умеренно более высокой инфляции. Следовательно, лучший вклад, который центральные банки могут внести в рост и благосостояние, — это поддержание стабильности цен.

Во-вторых, независимость центрального банка важна для поддержания стабильных цен. Сегодня центральные банки почти всех стран с развитой экономикой и многих стран с формирующейся рыночной экономикой политически независимы.

«Великая умеренность», начавшаяся в 1980-х годах, основывалась на этих двух столпах — узком, четко определенном мандате и независимости центрального банка. Со временем четкая приверженность стабильности цен привела к тому, что инфляционные ожидания оказались на очень низком уровне.

Поддержание такого уровня доверия — вот что будет определять ответ центральных банков на вызовы, с которыми мы сталкиваемся сегодня.

Впервые за более чем десятилетие мы наблюдаем ощутимое повышательное давление на инфляцию. В октябре согласованная инфляция в зоне евро увеличилась на 4,1% по сравнению с годом ранее, что значительно превышает наш целевой показатель в два процента (слайд 9, левый график). В ноябре мы ожидаем, что инфляция достигнет самого высокого уровня с момента введения евро в 1999 году.

Существует широкое согласие относительно основных факторов, которые в настоящее время вызывают рост инфляции: рост цен на энергоносители, нехватка товаров, оборудования и рабочей силы, а также эффекты статистической базы.

Энергетическая инфляция, например, составила более половины общей инфляции HICP в октябре (слайд 9, правый график). Измеримый рост цен на услуги, требующие большого количества контактов, такие как рестораны и путешествия, объясняет львиную долю роста инфляции цен на услуги, в то время как узкие места в предложении, а также рост цен производителей привели к быстрому росту инфляции товаров длительного пользования. в октябре по записи (Слайд 10). А значительные базовые эффекты — в частности, от отмены снижения НДС в Германии — оказывают сильное повышательное влияние на измеряемую инфляцию.

Меньше согласия относительно сохранения многих из этих ценовых давлений и того, что они означают для надлежащей реакции денежно-кредитной политики.

На нашем последнем заседании Совета управляющих мы пришли к выводу, что, несмотря на значительную неопределенность, все еще есть веские основания полагать, что инфляция в зоне евро заметно снизится в течение следующего года и постепенно опустится ниже нашего целевого уровня в два процента в год. среднесрочная перспектива, означающая, что условия для повышения процентных ставок, изложенные в нашем прогнозе, вряд ли будут выполнены в следующем году.

Участники финансового рынка также ожидают значительного и устойчивого снижения инфляции в 2022 году (Слайд 11). Нет никаких доказательств того, что рынки или профессиональные прогнозисты ожидают безудержной инфляции или динамики инфляции, даже отдаленно похожей на то, что мы наблюдали в 1970-х годах.

В то же время инвесторы все больше оспаривают мнение о том, что экономика зоны евро снова попадет в порочный круг низких темпов роста и низкой инфляции, которые характеризовали макроэкономическую среду перед пандемией.Текущие ставки форвардных инфляционных свопов указывают на то, что инфляция, как ожидается, стабилизируется на уровне или близком к нашему целевому показателю в два процента в среднесрочной и долгосрочной перспективе, что значительно выше уровня, который ожидался до пандемии.

Поэтому неудивительно, что неопределенность в отношении будущего курса краткосрочных процентных ставок, оцениваемых инвесторами, увеличилась за последние несколько недель (Слайд 12). Такого роста неопределенности и премий за риск следует ожидать, когда рынок считает все более вероятным, что инфляция будет соответствовать условиям для взлета, не ставя под сомнение достоверность наших перспективных прогнозов.

Растущие премии за риск скорее указывают на то, что мы сталкиваемся с чрезвычайной степенью неопределенности в отношении прогнозов инфляции. С начала года мы, как и другие прогнозисты, неоднократно недооценивали инфляцию в нашем центральном сценарии, и мы делали это со значительной разницей (слайд 13). Ожидается, что повышенная инфляция продлится дольше, чем мы думали ранее.

В ошибках прогнозирования нет ничего необычного. Ни центральные банки, ни финансовые рынки не были особенно хороши в прогнозировании инфляции за последнее десятилетие.Но когда неопределенность особенно велика, как это происходит сегодня, есть преимущества в применении того, что Алан Гринспен однажды назвал «подходом управления рисками» к денежно-кредитной политике.

По сути, этот подход основан на представлении о том, что центральные банки должны учитывать не только наиболее вероятный путь развития экономики в будущем, но и все распределение рисков вокруг этого пути с целью сохранения достаточной возможности для устранения всех непредвиденных обстоятельств, связанных с инфляцией. [8]

Текущее распределение рисков в ценах финансовых рынков показывает, почему такой подход может быть особенно уместным в настоящее время.

Предполагаемые вероятности опционов предполагают, что — в пределах доступной нам выборки данных, начиная с 2010 года — рынок в настоящее время придает самый низкий вес в истории инфляции, составляющей менее 1% в течение следующих пяти лет, и самый высокий вес в более чем десятилетие — выше 50% — при инфляции выше 2% (слайд 14, левый график).

Наше перспективное руководство обеспечивает защиту от рисков слишком низкой инфляции, устанавливая четкие условия, предотвращающие преждевременное ужесточение.Полноценный подход к управлению рисками гарантирует, что политика также останется достаточно устойчивой, когда распределение рисков все больше смещается в другую сторону, чтобы гарантировать, что инфляционные ожидания остаются твердо привязанными к нашей цели.

В настоящее время риски повышения инфляции в основном обусловлены двумя причинами.

Во-первых, слишком узкий фокус на стороне предложения в экономике. По всей вероятности, разрыв объема производства в зоне евро станет положительным в следующем году и будет значительно положительным в 2023 году и в последующий период, при этом устойчивый спрос, возможно, окажет большее давление на базовые цены и заработную плату, чем это прогнозируется в настоящее время.

За лето ценовое давление уже значительно усилилось. В сентябре цены на более чем 40% товаров и услуг HICP, за исключением продуктов питания и энергии, росли быстрее, чем на 2% (слайд 14, правая сторона). Последний раз такая доля наблюдалась в 2013 году.

Такое широкомасштабное повышение, если оно будет постоянным и в сочетании с более длительным периодом несоответствия спроса и предложения, может повысить риски вторичных эффектов.

Во-вторых, мировая экономика и экономика зоны евро в настоящее время претерпевают глубокие структурные изменения, в том числе в результате пандемии.

С одной стороны, это указывает на значительную потребность в перераспределении ресурсов из одного сектора в другой, подразумевая, что нехватка рабочей силы, в частности квалифицированной рабочей силы, и связанное с этим давление на заработную плату могут начать возникать еще до того, как совокупный спад на рынке труда исчезнет.

С другой стороны, глубоко укоренившиеся изменения означают, что многие исторические закономерности, которые определяют наши решения, могут оказаться менее надежными.

Возьмем, к примеру, энергию и переход к «зеленым».

Цены на нефть и газ вряд ли продолжат расти такими необычными темпами, которые мы наблюдали летом. В нашем базовом сценарии более низкие цены на энергоносители значительно помогут снизить инфляцию в течение следующего года. Но далеко не ясно, будут ли цены на энергоносители снижаться так быстро, как предполагают текущие фьючерсные цены, которые подкрепляют наши прогнозы. [9]

В частности, фаза добычи характеризовалась нетипично медленной реакцией добычи сланцевой нефти в США на рост цен на нефть (Слайд 15). [10] При полном движении «зеленого» перехода такие инвестиции могут больше не оказаться прибыльными в среднесрочной перспективе, по крайней мере, не в той же степени, что и в прошлом, из-за чего предложение остается ограниченным, а цены высокими.

В конечном итоге, если мы серьезно относимся к борьбе с изменением климата, переход к «зеленым» должен будет вызвать измеримое дальнейшее повышение цен на углерод, что, как можно ожидать, приведет к повышению цен на топливо и электроэнергию.

Эти эффекты могут укорениться в ожиданиях, если люди начнут их предвидеть.

Аналогичным образом, некоторые из узких мест, которые мы наблюдаем сегодня, могут отражать не только открытие нашей экономики, но и структурные силы, такие как вековой переход на электромобили. Адаптация производственной мощности к таким изменениям спроса может занять несколько лет. [11]

Другими словами, если некоторые факторы, которые по своей природе временные, такие как дисбаланс спроса и предложения, сильнее и продолжаются дольше, то инфляция может стать более устойчивой и иметь более широкую основу.

Заключение

Итак, в целом, и на этом я хотел бы заключить, мировая экономика и экономика зоны евро, без сомнения, сегодня находятся в значительно лучшем положении, чтобы предотвратить повторение неблагоприятных последствий шоков цен на нефть 1970-х и 1980-х годов.Рефляция, а не стагфляция остается определяющей темой нашего времени.

Благодаря солидным балансам домашних хозяйств и поддерживающей налогово-бюджетной политике, среднесрочные перспективы роста экономики зоны евро остаются сильными и благоприятными, даже если более устойчивые узкие места в предложении подразумевают ту часть увеличения производства и спроса, которая ожидалась в этом году. и следующее может материализоваться только позже.

В результате инфляция будет оставаться на более высоком уровне дольше, чем предполагалось ранее.В течение следующего года он будет снижаться, но возросла неопределенность в отношении темпов и масштабов замедления, которые в решающей степени зависят от последствий перехода к зеленой экономике для цен на энергоносители и способности поставок догнать текущие быстрые темпы роста. скорость нормализации спроса.

В таких ситуациях повышенной неопределенности директивным органам денежно-кредитной политики необходимо сосредоточить внимание на всем диапазоне возможных результатов, чтобы гарантировать, что они смогут выполнить свой мандат.

С одной стороны, это означает избежание ошибки преждевременного ужесточения денежно-кредитной политики в ответ на временный и, возможно, кратковременный всплеск инфляции. С другой стороны, это означает пристальное наблюдение за потенциальными рисками роста инфляции, которые финансовые рынки в настоящее время ожидают, и сохранение возможности действовать в случае необходимости, чтобы поддерживать доверие к нашей решимости защищать стабильность цен симметричным образом и предотвратить снижение инфляционных ожиданий в обоих направлениях.

Спасибо.

Европейский центральный банк — обзор

6.1 Существующие свидетельства спроса и предложения резервов в течение периода обслуживания

В соответствии с моделью, представленной в Разделе 5, эмпирические данные о спросе на резервы в Евросистеме указывают на высокую степень взаимозаменяемость по дням месячного периода обслуживания ЕЦБ, а также важный элемент дальновидного поведения. Как показано в разделе 4, исследования Ejerskov et al.(2003), Würtz (2003) и Angelini (2008) последовательно показали, что временные шоки в резервном предложении мало или совсем не влияют на спред между ставкой EONIA и основной ставкой рефинансирования ЕЦБ. Эти неоднократные результаты согласуются с гипотезой о том, что ежедневный спрос на резервы является высокоэластичным по отношению к разнице между текущей и ожидаемой будущей процентной ставкой овернайт.

Те же три исследования также предоставили более прямые доказательства того, в какой степени текущий спрос на резервы зависит от ожидаемой будущей процентной ставки.Вюрц (2003) включил в свою регрессию дневного спроса на резервы с 43 переменными величинами спред между двухмесячной и одномесячной ставками свопов EONIA в качестве прокси для ожидаемого изменения ставки. Его оценки выявили некоторую степень асимметрии в эффектах ожидаемых колебаний процентных ставок, при этом ожидаемое повышение имеет большее влияние, чем ожидаемое снижение. Согласно результатам Würtz, ожидания будущих изменений процентных ставок незначительно повлияли на колебания спреда EONIA: до 14 базисных пунктов для ожидаемого увеличения и 5 базисных пунктов для ожидаемого снижения.

Ejerskov et al. (2003) включили в свою недельную регрессию спроса на резервы два альтернативных рыночных показателя процентных ожиданий: однонедельные и одномесячные форвардные ставки EONIA. Подтверждая выводы Würtz (2003), Ejerskov et al. получили положительные и статистически значимые оценки воздействия ожидаемого изменения процентной ставки, хотя они также довольно незначительны; в среднем ожидаемое движение на 25 базисных пунктов повлияло на спред всего на 3,5 базисных пункта.

Вместо того, чтобы регрессировать спред EONIA на ожидаемые изменения процентных ставок, Анджелини (2008) использовал ежедневные данные с января 1999 года по январь 2001 года для оценки влияния ожидаемых изменений процентных ставок на количество требуемых запасов, снова используя рыночные показатели ожиданий. .Его результаты также подтвердили гипотезу об эластичном графике краткосрочного спроса на резервы с ожидаемым увеличением ставки овернайт на 25 базисных пунктов, что в среднем приведет к увеличению спроса на резервы примерно на 0,1%.

Что касается предложения, то ЕЦБ может использовать два механизма для корректировки объема резервов в ответ на изменение рыночных условий. 63 Один из них осуществляется через парные постоянные механизмы ЕЦБ, которые четко представляют собой явное обязательство предоставлять или абсорбировать резервы, если рыночная процентная ставка достаточно далеко отклоняется от целевого показателя.Но гораздо меньшие наблюдаемые отклонения рыночной ставки от целевого — дневное стандартное отклонение всего 13 базисных пунктов в период с 2001 по середину 2007 года по сравнению с разницей в 1% между целевым показателем EONIA и либо кредитной ставкой, либо депозитной ставкой — указывают на то, что ЕЦБ влияет на рыночную ставку способами, которые не являются маргинальными по сравнению с постоянными механизмами, ограничивающими соответствующий коридор процентных ставок. 64 Поскольку ЕЦБ делает упор на определение «контрольного распределения» и использует механизм коридора для обеспечения репутационного равновесия, большинство исследований Евросистемы, таких как исследование, проведенное в Papadia and Välimäki (2010), сосредоточено на другие вопросы, кроме реакции активного предложения резервов на отклонения процентной ставки от целевого показателя.В той же регрессионной модели, которую он использовал для оценки воздействия шоков ликвидности и ожидаемых изменений ставок, Вюрц (2003) обнаружил, что более широкое использование кредитной линии обычно связано с увеличением спреда между EONIA и основными ставками рефинансирования. Хотя это не было предметом его исследования, естественный вывод из этого результата состоит в том, что обращение к кредитной линии действительно, по крайней мере до некоторой степени, служит для корректировки резервного предложения в ответ на отклонения ставки овернайт от целевого показателя.

Другой механизм, доступный ЕЦБ для корректировки резерва, — это изменение ассигнований на операции среднесрочного рефинансирования (MRO), которые являются его основной формой операций на открытом рынке. Доказательства, представленные в Ejerskov et al. (2003) предполагает, что ЕЦБ действительно корректирует объем MRO в ответ на ожидаемые отклонения EONIA от основной ставки рефинансирования банка. Регрессируя объем ассигнований на MRO по отклонению EONIA от основной ставки рефинансирования, используя еженедельные данные с середины 1999 по 2002 год, они получили положительный и статистически значимый коэффициент спреда.Их оценка показала, что положительный спред в 10 базисных пунктов приводит к тому, что ЕЦБ в среднем предоставляет дополнительные 200 миллионов евро в качестве резервов через свой ТОиР.

Существующие эмпирические исследования по Японии также влияют как на эластичность спроса японских банков на резервы в течение периода поддержания, так и на поведение резерва Банка Японии. Как отмечалось в Разделе 2, и Hayashi (2001), и Uesugi (2002) не обнаружили практически никакого влияния шоков ликвидности на процентную ставку овернайт на протяжении всего периода обслуживания, кроме последнего, что соответствует высокой степени взаимозаменяемости по дням в пределах периода обслуживания. период обслуживания.Однако ни один из них не исследовал в явной форме реакцию спроса на резервы на ожидаемых изменений процентных ставок.

Хаяши также оценил функцию ежедневного резерва предложения для операций Банка Японии на открытом рынке и обнаружил, что Банк Японии систематически изменяет резервное предложение в ответ на его ожидания отклонений процентной ставки от целевого уровня. (Хаяши использовал внутридневные данные для оценки ожидаемого отклонения). Его результаты, основанные на ежедневных данных за период с ноября 1997 года по февраль 1999 года, показали, что Банк Японии в среднем предоставляет на 300 миллиардов йен больше (меньше) резервов на каждые 10 базисных пунктов, на которые, как он ожидает, процентная ставка будет отклоняться выше (ниже) целевого показателя.

Некоторая ограниченная эмпирическая работа, проделанная для Соединенных Штатов, также имеет отношение к этим вопросам. Работа Гамильтона (1997, 1998) и Карпентера и Демиральп (2006b), описанная в разделе 3, показала отсутствие «эффекта ликвидности», за исключением последнего дня периода поддержки. Этот вывод согласуется с высокой степенью взаимозаменяемости спроса на резервы по дням в пределах периода и, следовательно, с повседневной эластичностью процентных ставок (за исключением последнего дня). Аналогичным образом Хилтон и Хрунг (2010) проанализировали влияние дисбаланса резервов на отклонение ставки по федеральным фондам на начало дня (т.е., курс, преобладающий на рынке до того, как в этот день были выполнены какие-либо операции на открытом рынке) от целевого. В соответствии с другими исследованиями эффекта ликвидности, они обнаружили, что дисбаланс резервов имел небольшое и, как правило, незначительное влияние на ставку по фондам на начало дня в течение первой недели периода поддержания. Однако в конце периода поддержки, особенно в последние два дня, излишки и дефицит резервов привели к значительным расхождениям между эффективными и целевыми ставками.

Стремясь более точно оценить реакцию спроса на резервы на ожидаемые изменения ставки по федеральным фондам в течение нескольких дней периода поддержания, Карпентер и Демиральп (2006a) использовали данные по фьючерсам на федеральные фонды, чтобы оценить предполагаемый эффект ожидания. заменяемость. Они обнаружили доказательства сильного эффекта ожидания, такого как рыночная ставка по фондам движется впереди ожидаемого изменения целевого показателя Федеральной резервной системы, когда это изменение ожидается в течение периода поддержания. 65 В частности, их результаты показали, что ожидаемое повышение ставки по федеральным фондам на 1 процентный пункт связано с повышением эффективной ставки на 46 базисных пунктов в день, предшествующий изменению целевой ставки. Предполагаемый эффект уменьшился для более отдаленных изменений скорости, однако, они не обнаружили существенной реакции на ожидаемые изменения скорости на пять или более дней вперед. 66

Что касается предложения на рынке, Фейнман (1993a) оценил детальную модель «трения», представляющую объем ежедневных операций Федерального резерва на открытом рынке как функцию дисбаланса резервов в пределах периода поддержания и дисбаланса резервов в тот же день. отклонения ставки по федеральным фондам от целевой. 67 Он обнаружил, что Федеральная резервная система предсказуемо реагировала на профицит и дефицит резервов, а также на отклонения ставки по федеральным фондам в начале дня от ее «ожидаемого» уровня. 68 В частности, его результаты показали, что положительное (отрицательное) отклонение в 10 базисных пунктов в начале дня в среднем запускало операции на открытом рынке в тот день, добавляя (истощая) 81 миллион долларов резервов. Эти результаты явно имеют отношение к обсуждаемым здесь вопросам, но период выборки, использованный в анализе, заканчивающийся в 1990 году, теперь делает их датированными. 69

Доказательства, представленные в таблицах 5 и 6, расширяют эту существующую работу по резервному спросу и предложению в Соединенных Штатах в четырех конкретных направлениях: во-первых, документально подтверждая высокую степень взаимозаменяемости спроса банков на резервы в течение нескольких дней в течение периода обслуживания. ; во-вторых, оценка степени эластичности ежедневного спроса на резервы по процентной ставке по отношению к текущему уровню процентной ставки «овернайт»; в-третьих, оценка реакции ежедневного предложения резервов центрального банка на ожидаемые отклонения ставки «овернайт» от целевого показателя; и, в-четвертых, определение степени, в которой центральный банк добавляет или истощает резервы в день или в дни сразу после изменения целевой процентной ставки.

Таблица 5. Оценки спроса на резервы в течение периода обслуживания

904
Зависимая переменная = Отклонение ставки по фондам от целевого значения (базисные пункты) Метод оценки
Регрессор Взвешенное значение по методу наименьших квадратов Взвешенное значение 2SLS
Макет учёта отложенных резервов -1,9 *** -1,4 ***
Макет последнего дня периода обслуживания -1.1 2,8 *
Макет конца месяца 10,4 *** 14,0 ***
Отклонение ставки по финансам, с задержкой на 1 день 0,350 *** 0,403 ***
Отклонение курса средств с лагом 2 дня −0,095 *** −0,111 ***
Отклонение курса средств с лагом 10 дней 0,111 *** 0,130 ***
Ожидаемое изменение ставки финансирования на:
День 1 периода обслуживания 0.310 *** 0,305 ***
День 2 периода обслуживания 0,279 *** 0,297 ***
День 3 периода обслуживания 0,122 *** 0,135 * **
День 4 периода обслуживания 0,118 *** 0,134 ***
День 5 периода обслуживания −0,004 0,012
День 6 периода обслуживания −0,009 0.026
7-й день периода технического обслуживания 0,059 0,071
8-й день периода технического обслуживания −0,010 0,010
9-й день периода технического обслуживания 7 0,001 7 0,001
Ожидаемое изменение при отсутствии заседания FOMC −0,010 −0,015
Накопленные избыточные резервы (млрд долларов) −0,506 *** −0,592 ***
(0.133) (0,134)
Целевая ставка по федеральным фондам (%) 0,056 0,004
(0,093) (0,104)
Резервы «промах» (907 миллиардов долларов) −0,750 ***
(0,210)
Избыточные резервы (млрд долл.) −0,919 ***
(0,287)
907 Скорректированный R-квадрат 0,233

Примечания : ежедневные данные с 26 января 1994 г. по 2 июля 2007 г., 3468 наблюдений.Наблюдения за 2000 годом и 11 сентября исключены. Инструменты, используемые для регрессии 2SLS, — это упущенные резервы, другие экзогенные регрессоры. Веса представляют собой расчетную остаточную дисперсию до и после 20 июля 1998 г. Устойчивые стандартные ошибки Ньюи-Уэста указаны в скобках. Звездочки обозначают уровень статистической значимости: *** для 1%, ** для 5% и * для 10%. Регрессии также включают перехват и фиктивные значения для дней 2–9 периода обслуживания.

Таблица 6. Оценки переменной, зависящей от предложения резерва в течение периода обслуживания = Избыточные резервы (млрд долларов)

18 907
Метод
Взвешенный 2SLS
Регрессор (b)
Макет учёта отложенных резервов 0.312 *** 0,382 *** 0,382 ***
Макет последнего дня периода обслуживания 3,153 *** 3,025 *** 3,025 ***
Конец фиктивный месяц 2,880 *** 2,056 *** 2,062 ***
Избыточные резервы с лагом на 1 день 0,552 *** 0,540 *** 0,540 ***
Избыточные резервы, отставание на 2 дня −0,087 *** −0.062 *** −0,063 ***
Накопленные избыточные резервы (млрд долларов) −0,408 *** −0,381 *** −0,382 ***
(0,039) (0,039) (0,039)
Целевая ставка по федеральным фондам (в процентах) −0,015 −0,021 −0,021
(0,027) 27 (0,027) (0,027)
Предыдущее изменение целевой ставки (б.п.) −0.016 ** -0,016 *** -0,016 ***
(0,006) (0,006) (0,006)
Изменение целевой ставки (б.п.) -0,022 * * 0,002 0,004
(0,010) (0,010) (0,014)
Отклонение процентной ставки с лагом (б.п.) 0,014 ***
Ожидаемое отклонение процентной ставки (б.п.) 0.049 *** 0,049 ***
(0,013) (0,013)
Скорректированный R-квадрат 0,466
J stat p-value 0,256

Примечания : ежедневные данные с 26 января 1994 г. по 2 июля 2007 г., 3468 наблюдений. Наблюдения за 2000 годом и 11 сентября исключены. Стандартные ошибки Ньюи-Уэста указаны в скобках. Звездочки обозначают уровень статистической значимости: *** для 1%, ** для 5% и * для 10%.Регрессии также включают перехват и фиктивные значения для дней 2–9 периода обслуживания. В столбце (a) ожидаемое отклонение ставки по фондам считается эндогенным, а в столбце (b) также фиксируется изменение целевой ставки. Инструментами, используемыми для регрессии 2SLS, являются отклонение ставки по фондам с запаздыванием, фьючерсная ставка по фьючерсным фондам с запаздыванием за месяц, фьючерсная ставка по фьючерсным фондам с запаздыванием, изменение ставки по фьючерсным фьючерсам с запаздыванием в течение периода поддержания, неожиданность ставки по фьючерсным фондам и другие экзогенные регрессоры. .Веса представляют собой расчетную остаточную дисперсию до и после 20 июля 1998 г.

Европейский центральный банк


Европейский центральный банк со штаб-квартирой во Франкфурте, Германия, является одним из самых влиятельных центральных банков мира. Банк был создан в 1998 году, чтобы служить центральным банком для 15 стран Европейского Союза, которые начали использовать евро в качестве своей валюты. ЕЦБ взял на себя роль центрального банка этих стран 1 января 1999 года и стал ответственным за денежно-кредитную политику в зоне евро.Важность Европейского центрального банка подтверждается тем фактом, что экономическая зона евро уступает только экономике Соединенных Штатов. ЕЦБ должен быть политически независимым как от институтов Европейского Союза, так и от стран еврозоны.

Основными целями Европейского центрального банка являются поддержание стабильности цен в зоне евро, достижение низкого уровня безработицы и содействие экономическому росту при низкой инфляции.

Денежно-кредитная политика ЕЦБ

Основная ответственность Европейского центрального банка заключается в разработке и применении денежно-кредитной политики зоны евро.ЕЦБ реализует свою денежно-кредитную политику, влияя на краткосрочные процентные ставки, тем самым пытаясь контролировать экономическую активность. ЕЦБ влияет на процентные ставки посредством операций на открытом рынке, эффективно контролируя денежную массу на рынке. Целью европейских центральных банков является удержание темпов инфляции на уровне, близком к 2% в год, но ниже.

Иностранные резервы и валютные операции ЕЦБ

Европейский центральный банк отвечает за валютные резервы еврозоны. ЕЦБ проводит валютные операции, включая, помимо прочего, валютные интервенции.Валютные интервенции проводятся для того, чтобы курс евро слишком сильно рос или снижался по сравнению с другими валютами.

Платежные и расчетные системы ЕЦБ

Европейский центральный банк отвечает за бесперебойную работу платежных и расчетных систем в зоне евро, которая является краеугольным камнем для здоровой финансовой системы и стабильной валюты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *