Понедельник , 26 Сентябрь 2022

Доказательство о существовании бога: Доказательства бытия Бога | Есть ли Бог?

Содержание

Доказательства бытия Бога | Есть ли Бог?

Существуют ли доказательства бытия Бога в православии? Как доказать, что Бог есть, что Он существует? Читайте в статье протодиакона Андрея Кураева.

Как доказать существование Бога?

Их много. Но все они достаточно тактичны, чтобы не навязывать себя тем, у кого нет желания их понять или просто не хватает ни опыта жизни, ни опыта мысли для того, чтобы разглядеть их правоту.

Самый традиционный аргумент указывает на разумность природы как на проявление Творческого разума. Представьте, что в лесу мы нашли бревенчатый дом. Придет ли нам в голову сказать, что здесь просто часто бывают ураганы и один из них вырвал несколько деревьев, закрутил их, обтесал, распилил и затем случайно сложил в таком порядке, что появился сруб, а ураганы следующих лет случайно вставили в него оконные рамы и двери, настелили полы и положили крышу? Вряд ли найдется такой «эволюционист». Но ведь строение не то что клетки, а даже молекулы ДНК несопоставимы по своей сложности не то что с лесной избушкой, но и с современнейшим небоскребом.

Так разумно ли упорствовать в вере, будто много-много слепых ураганов породили жизнь? Это Шекспировский знахарь мог сказать: «Возьмите немного грязи, немного солнца — и вы получите нильского крокодила». Но сегодня с помощью разума пытаться доказать, что в мире нет Разума, — это не очень разумное занятие.

Кстати, «теория эволюции» Дарвина доказала только одно — свою безграничную уверенность в своих собственных достоинствах. В чем Дарвин видел «двигатель прогресса»? — В «борьбе видов за выживание» и в «естественном отборе». И то и другое, конечно, есть (хотя современная экология говорит, что виды скорее сотрудничают, чем борются, и Дарвин слишком поспешно перенес нравы раннекапиталистического общества в природу). Но ведь объяснять все «естественным отбором» — все равно, что сказать, что АвтоВАЗ развивается и выпускает новые модели только потому, что в нем есть отдел технического контроля, который не выпускает бракованные машины за пределы завода. Не ОТК ведь создает новые модели! И «мутациями» здесь много не объяснишь.

Они несомненно есть, но если они носят лишь случайный характер, то они и есть не более чем серия ураганов. Скорее ураган, пронесшийся по самолетному кладбищу, соберет новехонький суперлайнер, чем случайные «мутации» — ураганы молекулярного уровня — создадут живую клетку или новый вид. В конце концов в «неодарвинизме» теория эволюции выглядит так: если долго бить кулаком по черно-белому «Горизонту», он в конце концов станет цветным «Панасоником». Если долго бить воблой о столешницу — когда-нибудь у нее появятся крылья и она запоет соловьем.

Доказывает ли это, что Бог есть? Нет — это лишь доказывает, что нельзя безнаказанно (для сохранения своих умственных способностей) утверждать, что «наука доказала, что Бога нет». Это доказывает, что в мире действует сверхчеловеческий Разум. И доказывает тем, что указывает лишь на страшную, бесчеловечную абсурдность противоположного утверждения… А отождествит ли человек этот Разум с Богом Библии — это уже вопрос его интимного и совершенно свободного выбора…

Или вот еще один аргумент — космологический. Все, что существует, имеет свою причину, не правда ли? Мир тоже существует. И, значит, у него тоже должна быть причина для его существования. Что может находиться вне материального мира? Только мир не-материальный, духовный, в котором нет причин, а есть Свобода, и который поэтому сам не нуждается в том, чтобы вне него была еще какая-то более высокая причина… Если честно, то это — не математическое доказательство. Скорее, это эстетический аргумент. Если у человека есть некоторый философский вкус, если он чувствует аромат слов «бытие» и «мироздание», он почувствует дисгармоничность, некрасоту противоположного предположения. Во всяком случае Гегель попытку выстроить бесконечный ряд матрешечных вселенных, которые безумно и бессмысленно, механически бесцельно порождают друг друга, назвал «дурной бесконечностью».

Вообще, как нетрудно заметить, все аргументы о бытии Бога строятся не на утверждениях, а на приведении к абсурду противоположного мнения.

Задумывались ли Вы, в каком мире Вы поселили себя Вашим собственным неверием? Если нет — посмотрите на людей, которые об этом думали долго, думали мучительно: думали не только рассудком, но и сердцем.

«Так на что же нам опереться? Где находится то место вселенной, где наши поступки не были бы продиктованы нам жестокой нашей нуждой и жестоким нашим принуждением? Где то место вселенной, где мы могли бы расположиться без маски и без страха быть изгнанными в промозглый холод декабрьского предполночного часа? Может ли быть вообще такое место в этом мире для нашей обнаженной души, где она может отогреться, где мы могли бы снять всю эту чуждую нам поклажу и дать, наконец, отдых усталым мускулам нашего тела и еще более измученным мускулам нашего лица? Где же, наконец, то место вселенной, где мы хотели бы умереть? Ибо именно оно и только оно есть то место, где нам стоит жить». Это в семидесятые годы не для печати и не для обысков писал теперь уже ушедший в искомый им мир философ Николай Трубников.

А вот за эти строки, написанные в конце двадцатых, Алексей Федорович Лосев заплатил годами лагерей: «Единственное и исключительно оригинальное творчество новоевропейского материализма заключается именно в мифе о вселенском мертвом Левиафане, вселенском дохлом чудище. Вы живете холодным блудом оцепеневшего мирового пространства и изувечиваете себя в построенной вами самими черной тюрьме нигилистического естествознания. А я люблю небушко, голубое-голубое, родное-родное… Неимоверной скукой веет от мира ньютоновской механики, от абсолютной темноты и нечеловеческого холода межпланетных пространств. Что это как не черная дыра, даже не могила и даже не баня с пауками, потому что и то и другое все-таки интереснее и говорит о чем-то человеческом. То я был на земле, под родным небом, слушал о вселенной «яже не подвижится». А то вдруг ничего нет: ни земли, ни неба «яже не подвижится». Куда-то выгнали в шею, в какую-то пустоту. Читая учебник астрономии, чувствую, что кто-то палкой выгоняет меня из собственного дома. А за что?»

Самый интересный аргумент — он называется «онтологическим» — говорит просто: Бога просто логически не может не быть. То есть сказать фразу «Бог не существует», значит сказать логическое противоречие, потому что признак «существовать» входит в логическое определение Высшего Бытия… Скажете, так ничего доказывать нельзя? И будете не правы.

Есть три вещи на свете, к которым приложимо такое доказательство. Во-первых — это я сам. Помните Декартово «мыслю — следовательно существую».

Это как раз и было попыткой вопреки тотальному скептицизму и сомнению доказать, что хоть что-то действительно есть, а не привиделось мне (или какому-нибудь космическому Скитальцу) во сне. Если я сомневаюсь в существовании самого себя, значит я уже существую, ибо если бы меня не было, некому было бы и сомневаться. Сказать «Я не существую» — значит сказать абсурд, значит — я действительно есть. Во-вторых, такой ход аргументации приложим к существованию как таковому. Сказать «бытие не существует» — также значит сказать нелепицу. А Бог есть Абсолютное Бытие и уж о Нем-то сказать «Абсолютное Бытие не существует» — это нелепица в бесконечной степени.

Убедительно? Да, но только для человека с культурой философского мышления. Аргументы Эйнштейна тоже ведь понятны только людям с культурой математической мысли…

Но в конце концов, никого нельзя принудить мыслить логично и разумно…,

Теперь же пора сказать и о том, на что намекали участники исторического разговора на Патриарших прудах.

Как вы помните, Иван Бездомный, достойный представитель страны, в которой «чего ни хватишься — того и нет» посоветовал отправить Канта на три года в Соловки. Столь суровую меру калининградский мыслитель заслужил в глазах советского поэта за свое «нравственное доказательство бытия Бога».

Кант начинает с уже известной нам посылки: ничто не происходит в мире без причины. Принцип детерминизма (то есть причинно-следственных отношений) — это самый общий закон мироздания. Ему подчиняется и человек. Но в том-то и дело, что — не всегда. Бывают случаи, когда человек действует свободно, ничем автоматически не понуждаемый. Если мы скажем, что у каждого человеческого поступка есть свои причины — то награждать за подвиги надо не людей, и эти самые «причины», и их же надо сажать в тюрьму вместо преступников. Там, где нет свободы — там нет ответственности и не может быть ни права, ни нравственности. Кант говорит, что отрицать свободу человека — значит отрицать всю мораль. А с другой стороны, если даже в действиях других людей я и могу усматривать причины, по которым они поступают в каждой ситуации именно так, то как только я присмотрюсь к себе самому, то должен будут признать, что по большому счету я-то действую свободно.

Как бы ни влияли на меня окружающие обстоятельства или мое прошлое, особенности моего характера или наследственность — я знаю, что в момент выбора у меня есть секундочка, когда я мог стать выше самого себя… Есть секундочка, когда, как выражается Кант, история всей вселенной как бы начинается с меня: ни в прошлом, ни вокруг меня нет ничего, на что я смел бы сослаться в оправдание той подлости, на пороге которой я стою…

Значит, у нас есть два факта — 1) все в мире живет по закону причинности и 2) человек в редкие мгновения своей свободы не подчиняется этому закону. И есть еще один принцип: на территории данного государства не подчиняются его законам только те лица, у которых есть право «экстерриториальности», т.е. дипломатический корпус. Так вот, человек не подчиняется Основному Закону нашей Вселенной. Это значит, что человек не является ее частью. У нас есть статус экстерриториальности в этом мире; мы — посланцы. Мы — послы того, иного, нематериального мира, в котором действует не принцип детерминизма, а принцип Свободы и Любви. В мире есть Бытие, которое не подчиняется законам материи. И мы к нему причастны. В общем: мы свободны — а, значит, Бог существует. Русский современник Канта — Гавриил Державин — пришел к такому же выводу в своей оде «Бог»: «я есмь, а значит, есть и Ты!».

А вообще «доказательствам бытия Бога» не надо придавать излишнего значения. Вера, которая вытащена клещами аргументов, немногого стоит. Бытие Божие, как писал в прошлом веке Иван Киреевский, не доказуется, а показуется.

Человек становится христианином не потому, что кто-то припёр его к стенке доказательствами. Просто однажды он сам своей душой коснулся Святыни. Или — сам; или — как сказал один православный богослов: «никто никогда не стал бы монахом, если бы однажды не увидел на лице другого человека сияния вечной жизни»..

Церковь не стремится доказать бытие Бога. Путь ее доказательств другой: «Блаженны чистые сердцем; ибо они Бога узрят». Так сказал Христос. А спустя полторы тысячи лет Паскаль посоветует знакомому скептику: «Постарайся укрепить свою веру не умножением числа доказательств, а уменьшением числа собственных грехов».

Богословие — это экспериментальная, опытная наука. Верующий человек отличается от неверующего тем, что круг его опыта просто шире. Так отличается человек, у которого есть музыкальный слух, от человека, который не может слышать гармонии созвучий. Так отличается человек, который сам побывал в Иерусалиме, от человека, который утверждает, что такого не может быть, потому что Иерусалим и то, что о нем рассказывают, — это миф невежественных средневековых варваров.

Если у человека есть опыт Встречи — как многое меняется в его мире! А если он утрачивает его — как многое тускнеет. Один юноша написал на заре 19 века: «Когда человек сподобился этой добродетели, соединения со Христом, он со спокойствием и внутренней тишиной встречает удары судьбы, мужественно противостоит бурям страстей, бесстрашно переносит ярость злобы. Как не стерпеть страдания, если знаешь, что упорствуя во Христе, усердно трудясь, славишь самого Бога?!» Потом, отрекшись от Христа, автор этих замечательных строк о соединении всю последующую свою жизнь писал только об отчуждении. Звали этого юношу Карл Маркс [1] …

1. К.Маркс. Соединение верующих со Христом согласно Евангелию от Иоанна (15,1-14). Выпускное гимназические сочинение (цит. Г.Кюнг. Существует ли Бог? 1982, с.177).

Диакон Андрей Кураев. Все ли равно как верить. М., 1999

Словарь «Правмира» — Бог

5 доказательств Бытия Божия — Фомы Аквинского + 6-е Доказательство — убежденного сторонника атеизма

5 доказательств существования Бога от Фомы Аквинского

1. Доказательство через движение означает, что всё движущееся когда-либо было приведено в действие чем-то другим, которое в свою очередь было приведено в движение третьим. Именно Бог и оказывается первопричиной всего движения.

2. Доказательство через производящую причину — это доказательство схоже с первым. Так как ничто не может произвести самого себя, то существует нечто, что является первопричиной всего — это Бог.

3. Доказательство через необходимость — каждая вещь имеет возможность как своего потенциального, так и реального бытия. Если мы предположим, что все вещи находятся в потенции, то тогда бы ничего не возникло. Должно быть нечто, что способствовало переводу вещи из потенциального в актуальное состояние. Это нечто — Бог.

4. Доказательство от степеней бытия — люди говорят о различной степени совершенства предмета только через сравнения с самым совершенным. Это значит, что существует самое красивое, самое благородное, самое лучшее — этим является Бог.

5. Доказательство через целевую причину. В мире разумных и неразумных существ наблюдается целесообразность деятельности, а значит, существует разумное существо, которое полагает цель для всего, что есть в мире, — это существо мы именуем Богом.

=============================

6. Доказательство нравственное, антропологическое от Иммануила Канта.

Иммануил Кант в своё весьма аргументированно было уже практически опроверг все предыдущие 5 Доказательств Фомы Аквинского…но…вот беда…словно в насмешку над самим  — внезапно соорудил свое собственное — 6-е Доказательство. 

Доказательство нравственное, антропологическое  — выдвинутое самим Иммануилом Кантом:

Всем людям свойственно нравственное чувство, категорический императив. Поскольку это чувство не всегда побуждает человека к поступкам, приносящим ему земную пользу, следовательно, должно существовать некоторое основание, некоторая мотивация нравственного поведения, лежащие вне этого мира. Всё это с необходимостью требует существования бессмертия, высшего суда и Бога, учреждающего и утверждающего нравственность, награждая добро и наказывая зло.

Онтологическое доказательство бытия Бога

На протяжении истории принималось немало попыток доказать существование Бога. Собрали для вас основные доказательства вместе с их опровержениями. Начнём с наиболее оригинального из них — онтологического. Однако наша цель состоит вовсе не в том, чтобы доказать, что Бог есть или что его нет, но только в том, чтобы рассказать об этих попытках.

Онтологическое доказательство бытия Бога

Одним из самых убедительных и оригинальных доказательств бытия Бога является онтологическое доказательство. То есть доказательство существования некой высшей силы на основе нашего определения Бога или представления о нём. Первым его предложил средневековый английский богослов Ансельм Кентерберийский. В его изложении оно звучит следующим образом:

— Бог есть то, больше чего нельзя помыслить.

— Помыслить существующим только в уме — меньше, чем помыслить существующим в уме и на деле.

— Следовательно, Бог должен существовать и в уме, и на деле.

Французский философ Рене Декарт предложил аналогичную формулировку:

— Бог есть совокупность всех совершенств.

— Существование — это совершенство (или же существование совершеннее, чем несуществование).

— Следовательно, Бог должен существовать.

Формулировка Декарта слабее формулировки Ансельма, поскольку утверждение о том, что существование совершеннее, чем несуществование, может быть достаточно спорным, и, например, буддисты вряд ли его поддержат. В остальном же оно является практически полностью идентичным.

Ансельм Кентерберийский

Возражения

Первым же, кто раскритиковал доказательство Ансельма, был его собственный ученик, монах Гаунило из Мармутье. Он предложил представить остров, который был бы больше и совершеннее, чем любой другой остров. По его мнению, если мы будем следовать логике рассуждений Ансельма, такой остров также должен с необходимостью существовать.

Справедливости ради надо отметить, что идея острова как таковая, в отличие от идеи наибольшего из того, что можно представить, не включает в себя идею существования. Поэтому возражение Гаунило не может опровергнуть аргумент Ансельма.

Шотландский философ Дэвид Юм критиковал Ансельма следующим образом. Он утверждал, что невозможно доказать что-либо, основываясь на одной только идее этой вещи, если противоположная мысль не приводит к противоречию. Так, например, многие геометрические теоремы доказываются «от противного», то есть через предположение о том, что теорема неверна и демонстрацию того, что в таком случае будут нарушены аксиомы евклидовой геометрии. Предположение же о том, что Бога не существует, к противоречию не приводит.

Опровержение Иммануила Канта

Наиболее же обстоятельной критике это доказательство подверг немецкий философ Иммануил Кант. Его основное возражение состоит в том, что мы не можем приписать объекту существование как свойство. Существование чего бы то ни было можно только обнаружить.

Он предложил подумать о ста талерах, которые существуют только в воображении, и ста талерах, которые существуют и в воображении, и на самом деле. Да, сто талеров, которые существуют на самом деле, конечно, гораздо предпочтительнее, чем те, что существуют только в воображении. Однако сама мысль о существующих ста талерах ничем не отличается от мысли о воображаемых ста талерах. Идея существования ничего к ней не прибавляет.

Поскольку онтологическое доказательство пытается вывести утверждение о том, что Бог существует, из самого определения Бога, оно должно было быть таким же тавтологическим, как и любое определение или аксиома. Как, например, из того, что некто — холостяк, следует то, что он является неженатым мужчиной, поскольку определение холостяка включает в себя то, что это неженатый мужчина. Или же, как утверждение о том, что в треугольнике три угла.

Но определение Бога не содержит в себе утверждения о том, что он существует, с той же неразрывностью и достоверностью, как определение холостяка содержит в себе то, что он — неженатый мужчина, или определение треугольника — с тем, что в нём три угла. Если в треугольнике будет не три угла, он не будет треугольником. Если у холостяка будет жена, то он не будет холостяком. В этих случаях обнаруживается противоречие определению. Однако если Бог не будет существовать, то в этом будет не больше противоречия, чем в определении треугольника или холостяка, которые не существуют.

Отрицание существования чего-либо не приводит к противоречию в определении этого чего-либо. Треугольник с четырьмя углами — это противоречивое, ошибочное определение. Но если мы скажем, что треугольника с четырьмя (или даже тремя) углами не существует, то в этом не будет противоречия. Отрицая существование чего-либо, мы отрицаем и все свойства этой вещи.

Иммануил Кант

Другие возражения

Также можно указать на произвольность выбранного Ансельмом определения Бога. Когда мы думаем о Боге, мы вряд ли думаем о том, что это то, больше чего нельзя представить. Как, например, думая о треугольнике, мы думаем о том, что это фигура с тремя углами.

Можно, конечно, было бы пойти с другой стороны и предположить, что если мы подумаем о том, больше чего нельзя помыслить, то мы придём к идее о Боге. Однако с тем же успехом, следуя этому определению, мы могли бы прийти к идее о Вселенной.

Наконец, Ансельма можно упрекнуть в том, что он находится в плену платонической картины мира, в которой тот факт, что мы можем познать ту или иную идею, подразумевает существование этой идеи как идеальной потусторонней сущности, являющейся прообразом материальных вещей. Однако в современной философии наличие представления о чём-либо или определения чего-либо вовсе не подразумевает существования этой вещи. Идеи не считаются прообразами вещей, но, напротив, рассматриваются как представления, формируемые на основе опыта взаимодействия с вещами. Вещи в этой системе первичны, а язык и идеи вторичны. Поэтому на основе представления о чём-то просто невозможно вывести утверждение о существовании этого предмета или явления, так как представления формируются через вещи и могут быть скомпилированы из множества разных вещей. И идея Бога, как того, больше чего невозможно помыслить, как раз может считаться подобной компиляцией.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского кратко с примерами. Критика и опровержение пяти доказательств бытия Бога Фомы Аквинского

О том, существует Бог или нет, спорят уже много сотен лет. Верующие старательно аргументируют свои взгляды, тогда как скептики столь же старательно их опровергают. В этой статье мы коснемся 5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского. С примерами опровержения мы также ознакомимся, чтобы ясно представлять себе сильные и слабые стороны этой системы.

О доказательствах святого Фомы

Святой Фома Аквинский – это знаменитый католический богослов, труды которого приобрели статус официального вероучения западной церкви, руководимой папским престолом в Риме. Упомянутые 5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского были изложены им в фундаментальном труде, который называется «Сумма теологии». В нем автор в числе прочего утверждал, что доказать существование Творца можно двумя путями, а именно с помощью причины и с помощью следствия. Другими словами, речь идет об аргументах от причины к следствию и от следствия к причине. Пять доказательств бытия Бога Фомы Аквинского основываются на втором подходе. Общая логика их такова: так как имеются очевидные следствия причины, то сама причина также имеет место быть. Фома утверждает, что бытие Бога не очевидно для людей. Поэтому доказать его существование можно, если рассматривать Творца как первопричину очевидных нам следствий. Это утверждение и берет за основу святой Фома Аквинский. 5 доказательств бытия Бога, кратко описанные, конечно же, не позволят в полной мере оценить глубину мысли этого выдающегося богослова, но вполне помогут составить общее впечатление о затронутой проблеме.

Доказательство первое. От движения

В наше время этот аргумент Фомы обычно называют кинетическим. Оно основывается на утверждении, что все сущее находится в движении. Но само по себе ничто не может двигаться. Так, например, телегу двигает лошадь, автомобиль заставляет двигаться мотор, а парусник приводит в действие поток воздуха. Двигаются молекулы, атомы и все, что есть в мире, и все оно получает импульс к действию извне, от чего-то другого. А то, в свою очередь, от третьего и так далее. В итоге получается бесконечная цепь причин и следствий. Но бесконечной цепи, как утверждает Фома, быть не может, иначе не было бы первого двигателя. А раз нет первого, то нет и второго, и тогда движения вообще не существовало бы. Соответственно, должен быть первоисточник, который является причиной движения всего остального, но который сам не поддается воздействию третьих сил. Этот перводвигатель и есть Бог.

Доказательство второе. От производящей причины

Этот аргумент базируется на утверждении, что каждая вещь, каждое явление является следствием какой-либо производящей причины. Дерево, согласно ему, вырастает из семени, живое существо рождается от матери, стекло получается из песка и так далее. При этом никакая вещь в мире не может быть причиной самой себя, так как в таком случае нужно было бы признать, что она существовала до своего появления. Другими словами, яйцо не может само себя снести, а дом – себя построить. И в итоге снова получается цепочка бесконечных причин и следствий, которая должна упираться в первоисточник. Его существование не является следствием предваряющей причины, но сам он является причиной всего остального. А не будь его вовсе, то не было бы и процесса производящих причин и следствий. Этот первоисточник и является Богом.

Доказательство третье. От необходимости и случайности

Как и все 5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского, этот аргумент основывается на законе причины и следствия. Однако он весьма своеобразен. Фома утверждает, что в мире есть случайные вещи, которые могут существовать, а могут и не существовать. Когда-то они реально были, а до этого их не было. И невозможно представить, по мнению Фомы, чтобы они возникли сами собой. Соответственно, должна быть причина их появления. В конечном счете, это приводит нас к постулированию существования такой сущности, которая была бы необходима сама по себе и не имела бы внешних причин для того, чтобы являться необходимостью для всех других. Эту сущность Фома и определяет понятием «Бог».

Доказательство четвертое. От степени совершенства

Фома Аквинский 5 доказательств бытия Бога основывал на аристотелевской формальной логике. Одно из них гласит, что во всех вещах, какие есть в мире, проявляются различные степени совершенства. Это относится к понятиям добра, красоты, благородства и формы существования. Однако степени совершенства познаются нами только в сравнении с чем-либо другим. Другими словами, они относительны. Далее Аквинат делает вывод, что на фоне всех относительных вещей должен выделяться некий феномен, наделенный совершенством в абсолютной степени. К примеру, сравнивать вещи по красоте можно либо относительно худших, либо относительно лучших вещей. Но должен существовать абсолютный критерий, выше которого ничего не может быть. Вот это самое совершенное во всех отношениях явление и есть то, что называется Богом.

Доказательство пятое. От руководства миром

Как и все 5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского, это отталкивается от идеи первопричины. В данном случае она рассматривается в аспекте осмысленности и целесообразности, которыми обладает мир и населяющие его живые твари. Последние стремятся к чему-то лучшему, то есть осознанно или неосознанно преследуют какую-то цель. Например, продолжение рода, комфортное существование и так далее. Поэтому Фома делает вывод, что должно существовать высшее существо, которое разумно управляет миром и создает для всего свои цели. Само собой, это существо может быть только Богом.

5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского и их критика

Даже поверхностный анализ приведенных выше аргументов показывает, что все они являются аспектами одной и той же логической цепочки. 5 доказательств бытия Бога Фомы Аквинского сосредоточены главным образом не на высшей сущности, а на материальном мире. Последний выступает в них как следствие или комплекс различных следствий единой первопричины, которая сама ни в чем не имеет причин, но которая обязательно должна существовать. Фома называет ее Богом, но, тем не менее, это не приближает нас к пониманию того, что есть Бог.

Следовательно, эти аргументы никак не могут доказать существование именно конфессионального Господа, христианского или какого-либо еще. На их основании нельзя утверждать, что существует именно тот Творец, которому поклоняются последователи авраамических религий. Кроме того, если проанализировать пять доказательств бытия Бога Фомы Аквинского, становится ясно, что постулирование Творца мира является скорее не необходимым логическим заключением, а гипотетическим предположением. Это видно из того, что природа первопричины в них не раскрыта, и она может оказаться совершенно иной, нежели мы ее себе представляем. Эти аргументы не убеждают в истинности метафизической картины мира, которую предлагает Фома Аквинский.

5 доказательств бытия Бога кратко освещают проблему нашего незнания первооснов мироздания. Теоретически может оказаться, что наш мир – это творение некой сверхцивилизации, или следствие действия неоткрытых еще законов вселенной, или некая эманация и так далее. Другими словами, на роль первопричины можно предложить любую фантастическую концепцию и теорию, которая не имеет с Богом, как мы его себе представляем, ничего общего. Таким образом, Бог как Творец мира и первопричина всего – это лишь один из вероятных ответов на вопросы, которые формулирует Фома. Соответственно, данные аргументы не могут служить доказательствами в прямом смысле слова.

Еще один контрдовод касается четвертого доказательства, в котором постулируется некая градация совершенства явлений в мире. Но, если вдуматься, что может служить гарантом того, что такие понятия, как красота, добро, благородство и так далее, являются вполне себе объективными характеристиками, а не субъективными категориями человеческого ума, то есть продуктом ментальной дифференциации? В самом деле, что и как измеряет красоту, и какова природа эстетического чувства? И можно ли мыслить Бога в рамках человеческих понятий о добре и зле, которые, как показывает история, постоянно претерпевают изменения? Меняются ценности этические – меняются ценности и эстетические. То, что вчера казалось эталоном прекрасного, сегодня – образчик посредственности. То, что было добром двести лет назад, сегодня квалифицируется как экстремизм и преступление против человечности. Вписывание Бога в эти рамки человеческих понятий делает его всего лишь еще одной мыслительной категорией, причем такой же относительной. Поэтому отождествление Всевышнего с абсолютным добром или абсолютным благом – это отнюдь не свидетельство его объективного существования.

Более того – такой Бог непременно будет находиться за рамками зла, грязи и уродства. То есть он не может быть абсолютным злом, например. Нам придется постулировать наличие нескольких богов, олицетворяющих собой различные взаимоисключающие феномены в их абсолютной степени. Ни один из них, соответственно, в силу своего ограничения, не сможет быть настоящим Богом, который, как абсолют, должен вмещать в себя все, а значит, быть единым. Проще говоря, никакие понятия и категории человеческого ума неприложимы к Богу, а потому не могут служить доказательством его бытия.

Трактат Канта «Единственно возможное основание для доказательства бытия Бога»

В докритическом трактате Канта «Единственно возможное основание для доказательства бытия Бога», философ предлагает по-новому взглянуть на онтологическое доказательство существования Бога. Кант переосмысливает взгляд на то, как нам относиться к понятию существования и доказывает, что существование не может быть предикатом, а оно и есть Бог.

Иммануил Кант (нем. Immanuel Kant, 1724—1804), родоначальник немецкой классической философии.

Ключевые слова: И. Кант, онтологическое доказательство, единственно возможное основание для доказательства бытия Бога, существование, предикат

Трактат, название которого вынесено в заглавие настоящей статьи, особенно примечателен  тем, что Кант решает в нем такую существенную для него тему иначе, чем в своих классических сочинениях. По сути, Кант продолжает линию доказательств бытия Божия, то есть того, от чего впоследствии отрекся, подвергая это доказательство критике и отрицанию, имея в виду под онтологическими доказательствами схоластическую и картезианскую традицию. Собственные же кантовские доказательства будут также строиться на совсем других основаниях, закладывая этим фундамент системы, продолженной в «Критике чистого разума».

М. Хайдеггер замечает в работе «Тезис Канта о бытии»: «О невозможности онтологического доказательства существования Бога» надо сказать, однако, что именно вопрос, возможно ли, как и в каких пределах возможно предложение «Бог есть» в качестве абсолютного полагания, становится и навсегда остается для Канта тем тайным стимулом, который движет всей работой мысли в «Критике чистого разума» и остается мотивом последующих главных произведений» [1].  Об этой ранней работе философа в печати сказано не так уж много, особенно если сравнить с тем, сколько написано трудов о его «критических» трактатах.  На наш взгляд, это незаслуженно, так как вопрос существования Бога является основным для философии немецкого мыслителя  и только его решение дает основания для познания бытия всего сущего. Трактат  был написан 39-летним  философом в 1763 году.  В нем Кант последовательно разбирает вопрос о том, что такое бытие и определяет, что существует некое высшее Бытие, которое имеет безусловно необходимое высшее существование, а все остальное существует через него. Ключевое понятие – «существование» (Dasein). Переориентируя взгляд на то, как нам воспринимать этот термин, Кант создает абсолютно новый и, как он выражается, единственно возможный способ или основание для доказательства Бытия Бога. Главное, на что обращает внимание Кант, касается того, что даже если вещь мыслится максимально полно, со всеми ее внутренними определениями, то это не имеет никакого отношения к ее существованию в эмпирическом смысле.  В этой работе немецкий философ  называет свое доказательство онтологическим, но позже, в «Критике чистого разума», онтологическими доказательствами будет считать  картезианские построения.

Вначале Кант указывает на то, что существование не может быть предикатом, так как невозможно, чтобы Бог знал все предикаты и само существо, которое не существует. Если оно существует и существование есть предикат, то это уже не то существо, которое знал Бог до того, так как для Бога знание и опыт смыкаются. В действительности Бог знает вещь, вне зависимости от того, существует она или не существует. Пример с Юлием Цезарем или с единорогом.  У Юлия Цезаря не может отняться предикат существования. Он уже не существует, но его предикаты остаются при нем, следовательно, существование не есть предикат. Показывая, что существование не предикативно, в данном случае Кант проявляет осмотрительность, чтобы отделить существование от признаков и определений вещи. В частности, он утверждает:

«Ибо тогда напрасно ищут существование среди предикатов по­добного возможного существа; среди них оно, несомнен­но, не находится. В тех же случаях, когда существование встречается в обычном словоупотреблении в качестве предиката, оно не столько предикат самой вещи, сколько предикат мысли о вещи» [2, с. 393].

Здесь мы встречаем указание Кантом на ошибочность картезианского онтологического доказательства, согласно которому из понятия о Боге не может выводиться доказательств его существования. Из этого следует, что Бытие не предикат, но лишь полагание вещи. И далее Кант приводит пример  о единороге, чем задает направление мысли о том, что мы мыслим морского единорога существующим только из того, что мы имеем сведения о некотором животном, которое существует, и этому животному свойственны предикаты единорога, то есть у нас уже есть понятие о существующей вещи, и мы говорим, что она есть, не из понятия этой вещи, а из опыта ее познания. «Существование есть абсолютное полагание вещи, и этим оно отличается от любого другого предиката, который всегда полагают только относительно к другой вещи» [2, с. 394].  Иначе говоря, существование есть абсолютное утверждение бытия. Оно само себя утверждает,  так как существование есть и отношение к вещи, и сама вещь, а саму вещь мы знать не можем вне зависимости от того, существует она эмпирически или только в нашем воображении. Если бытие рассматривается как  отношение чего-то как признака к чему-то, то оно может мыслиться только как отношение чего-либо как признака некоторой вещи к самой этой вещи, тогда бытие = понятие связи в суждении = предикат. То есть бытие рассматривается не само по себе, а в отношении к какой-либо вещи. Так как вещь всегда является объектом, то она есть лишь связь или само отношение и, следовательно, не может являться тем существованием, о котором говорит Кант и которое не является предикатом. Ведь Кант называет существованием только абсолютное существование.

Если же рассматривается не только отношение, но и вещь сама по себе, то такое бытие (Sein) = бытийствованию (в нашем словоупотреблении) = существованию (Dasein) = положенность (в абсолютном ее рассмотрении).  Пример этому – «Бог есть». Бытие здесь не есть плод  логического вывода или доказательства, оно есть само по себе, то есть абсолютно. Из чего следует, что, если мы не можем рассматривать существование в Боге как его определение и оно не является понятием о Нем, значит, оно должно являться его сущностью, заключает Кант.

Существование (Есть) – одно из таких понятий, о которых Кант говорит, что они настолько просты, что являются не разложимыми или почти неразложимыми, то есть что их признаки ненамного яснее и проще, чем сами вещи. Из вышесказанного становится ясно, что у существующей вещи как только положенной нами количество предикатов одно и то же, но у нее есть еще и абсолютное полагание, тогда как в возможной вещи есть только отношения чего-то к чему-то, но нет самой вещи (данности) в отличие от существующей. Таким образом,  для того, чтобы мы могли мыслить что-либо безотносительно от того, дана нам эта вещь как существующая в реальности или же  только в мысли, Кант разделяет в ней формальную и реальную, или абсолютную, сторону,  исходя из противоречия мыслимой вещи:

«Эту проти­воречивость я называю формальной сторо­ной немыслимости, или невозможности; то содержатель­ное, что при этом дано и что находится в такой противо­речивости, само по себе есть нечто и мыслимо. Треугольник, который был бы четырехугольным, безус­ловно, невозможен. И тем не менее треугольник, равно как и нечто четырехугольное, сам по себе есть нечто. Та­кая невозможность основывается исключительно на логи­ческих отношениях одного мыслимого к другому, если только одно не может быть признаком другого. Точно так же в каждой возможности должно различать то нечто (das Etwas), что мыслится, и, кроме того, согласие того, что в нем мыслится, с законом противоречия. Треугольник, имеющий прямой угол, сам по себе возможен» [2, с. 399].

Кант приходит к тому, что для того, чтобы мы могли что-либо мыслить вне зависимости от данности вещи в реальности, должна существовать такая реальность, через  которую мы могли бы это мыслить:

«Внутренняя возможность всех вещей предполагает некоторое существование. Из всего только что сказанного с очевидностью выте­кает, что возможность отпадает не только тогда, когда имеется внутреннее противоречие, как логическая сторона невозможности, но также и тогда, когда нельзя мыслить ничего содержательного, никакого данного. Ибо в этом случае не будет дано ничего мыслимого; всякое же воз­можное есть нечто мыслимое, чему присуще логическое отношение по закону противоречия» [2, с. 400].

И далее:

«Это отношение всякой возможности к какому-то существованию может быть двояким. Или возможное только мыслимо, поскольку само оно действительно, и тогда возможность дана в действительном как некоторое определение, или оно возможно потому, что нечто другое действительно, то есть его внутренняя возможность дана как следствие через некоторое другое существование» [2, с. 402].

Из этого следует, что все вещи, существующие в мышлении, уже некоторым образом существуют в высшей реальности. Немного ранее мыслитель показывает это на основе закона противоречия:

«Но если всякое существование будет снято, то ничто не окажется положенным безусловно, ничто вообще не будет дано, не будет ничего содержательного для чего-то мыс­лимого и всякая возможность совершенно отпадает. Правда, в отрицании всякого существования нет никакого внутреннего противоречия. Ибо так как для внутреннего противоречия требовалось бы, чтобы нечто было одно­временно и положено и снято, а здесь же вообще ничего не положено, то нельзя, конечно, сказать, что это снятие за­ключает в себе внутреннее противоречие. Однако утверж­дение, что есть некая возможность и нет при этом ничего действительного, содержит в себе противоречие, ибо если ничего не существует, то не дано и ничего мыслимого, и мы противоречили бы, следовательно, сами себе, если бы тем не менее хотели утверждать, что нечто возможно» [2, с. 400].

Кант здесь указывает на то, что возможно отрицание всего сущего, в этом нет никакого противоречия,  но если мы можем на это указать, то есть промыслить что-либо, то здесь возникнет противоречие. Как можно заметить, это замечание очень сходно с отправной точкой декартовского доказательства существования, но основано на других предпосылках. Если Декарт отбросил все, в чем имел хоть малейшее сомнение, то Кант не может себе этого позволить, мы это уже помыслили, а следовательно, это уже не может не существовать, так как в этом случае возникнет противоречие. Из сказанного выше Кант приходит к доказательству существования всех возможных вещей:

«Однако тем, чем снимается со­держательное и данное для всего возможного, отрица­ется и всякая возможность. А это и происходит, когда снимается всякое существование; стало быть, если отри­цается всякое существование, то тем самым снимается и всякая возможность. Следовательно, безусловно невозможно, чтобы ничего не существовало» [2, с. 401].

Для нас приведенные положения Канта представляют интерес в том отношении, что они прямо выходят на доказательство бытия Бога посредством выведения безусловно необходимого существования, благодаря которому, становится возможным полагание всех мыслимых и бытия всех существующих вещей. Для наглядности мыслитель приводит пример с огненным телом и телом самим по себе, указывая на то, что,  не ссылаясь на опыт, мы не в состоянии сказать, что такое огненное тело, и даже протяженность и пространство без опыта для нас являются пустыми словами, что опять указывает на полемику Канта с приверженцами картезианского доказательства:

«Пока вы еще до­казываете возможности посредством закона противоре­чия, вы основываетесь на том, что вам дано в вещи как мыслимое, и рассматриваете по этому логическому прави­лу лишь соединение [ее признаков]. Но, в конце концов, ес­ли вы подумаете о том, как все это вам дано, то вы уже ни­когда не будете в состоянии сослаться на что-нибудь дру­гое, кроме существования» [2, с. 403].

Этим  Кант  поясняет, что мы можем что-либо мыслить вне зависимости от того, существует вещь в данности или же только в нашем сознании, лишь потому это становится возможным, что в мышлении нам это уже открыто благодаря безусловно необходимому бытию. Любая мыслимая вещь уже дана нам в восприятии, то есть сознание соотнесено со сверхбытием, и только поэтому имеет место возможность мышления или познания о  вещах.

«Существование вовсе не есть предикат, а потому и упразднение существования не есть еще отрицание предиката, которым нечто должно было бы быть упразднено в вещи и могло бы возникнуть внутреннее противоречие. Упразднение существующей вещи есть полное отрицание всего того, что было безусловно или абсолютно положено ее существованием. Логические отношения между вещью как чем-то возможным и ее предикатами остались бы при этом незатронутыми» [2, 404].

Иначе говоря, снимая существование и вводя небытие,  противоречия в том, что мы полагали в вещи, не возникает, так как мы помним, что существование не предикат и есть оно или нет, дела не меняет. «Прежде всего я нахожу, что то, что мне следует рассматривать безусловно как ничто и как невозможное, должно уничтожать все мыслимое. Ибо если бы при этом еще можно было бы что-нибудь мыслить, то оно не было бы совершенно немыслимым и безусловно невозможным» [2, с. 405]. Кант показывает, что для того, чтобы что-то мыслилось, должно существовать безусловно необходимое существование. «Всякая возможность предполагает нечто действительное, в чем и через что дано все мыслимое» [2, с. 406]. То есть все мыслимое возможно лишь благодаря тому, что что-то существует, так как отрицание всякого существования, упраздняет возможность мыслимого. Из этого следует существование абсолютно необходимого бытия одной или нескольких вещей как основание даже всякой возможности. Из этого Кант выводит понятие случайного, сначала он называет его номинальное определение: «Случайное, согласно номинальному определению, есть то, противоположность чему возможна» [2, с. 406]. Для разъяснения вопроса о случайном он приводит пример прямоугольного треугольника:

«Например, для тре­угольника вообще случайно то, что он прямоуголен. Эта случайность имеет место только при отношении предикатов к своим субъектам, и так как существование не есть предикат, то она вообще неприложима к существованию. В реальном же смысле случайное есть то, небытие чего можно мыслить, т.е. то, снятие чего не снимает всего мыслимого. Если поэтому внутренняя возможность вещей не предполагает какого-то существования, то оно случай­но, ибо противоположность его не упраздняет возможно­сти. Другими словами, противоположность того сущест­вования, через которое не дано содержательной стороны всего мыслимого и без которого, следовательно, нечто все еще мыслимо, т.е. возможно, – в реальном смысле воз­можна и, значит, в том же смысле и случайна» [2, с. 406].

Из вышеизложенного Кант выводит следующую формулу: случайность есть предикат, следовательно, противоположное случайному не противоречит субъекту этого случайного, из чего следует, что случайность неприложима к существованию. Таким образом, есть случайное «существование», в котором не заложено основание для всего мыслимого, например – прямоугольный треугольник, прямоугольный есть случайное и предикат, без него треугольник может прекрасно существовать, а вот в понятии треугольника как такового заложено основание для его существования, снятие чего приведет к невозможности его существования. Далее мыслитель доказывает, что необходимое существо должно содержать в себе высшую реальность:

«Так как данные для всякой возможности должны быть в нем или как определения, или как следствия, данные через него как через первое реальное основание, то очевидно, что всякая реальность так или иначе постигается через него. Однако как раз те определения, посредством которых это существо – высшее основание всякой возможной реальности, полагают в нем самом ту высшую степень реальных свойств, которая только может быть вообще присуща вещи. И так как такое существо есть, следовательно, самое реальное среди возможных, поскольку все другие даже возможны только через него, то это не следует понимать в том смысле, что всякая возможная реальность принадлежит к его определениям» [2, с. 409].

Далее Кант говорит о том,  что в высшей  реальности не может быть заложено всех реальностей как его предикатов, так как тогда в самом реальном существе будут содержаться антагонизмы, то есть противоречия, а следовательно, лишения или отсутствия, что противоречит самому существу высшей реальности. Развивает эту тему он следующим образом:

«На первый взгляд мог бы показаться правильным и такой вывод: так как необходимое существо содержит в себе последнее реальное основание всякой другой возможности, то в нем должно заключаться также и основание всех недостатков и отрицаний самой сущности вещей; если согласиться с этим, то напрашивается и другой вывод: само это необходимое существо должно иметь в числе своих предикатов отрицания, а отнюдь не одну только реальность» [2, с. 410].

Наконец, Кант логически заключает:

«В его существовании изначально дана его собственная возможность. Из того, что существуют еще другие возможности, коих реальное основание оно в себе содержит, по закону противоречия следует, что они вовсе не должны быть возможностью самого реальнейшего существа и, следовательно, возможностями, содержащими в себе отрицания и недостатки» [2, с. 411].

Все сказанное выше легко представить по аналогии все с тем же прямоугольным треугольником, реальное определение в треугольнике только то, что он треугольник, все остальные его свойства – такие, как прямоугольность – являются возможными, также  как и случайными или формальными, из чего следует, что они могли бы в нем и не существовать.

Переходя к рассмотрению оснований для доказательства бытия Бога, Кант начинает с того, что рассудок и воля должны быть присущи  высшей реальности, на основании того, что это «максимально возможная реальность, которая может заключаться в некотором существе как определение» [2, с. 412]. Вслед за вышеизложенным философ дает пояснение, почему это должно относиться к высшей реальности:

«Во-первых, и то и другое есть истинная реальность и могут существо­вать в некоторой вещи вместе с максимально возможной реальностью, что неизбежно приходится признать на ос­новании непосредственного суждения рассудка, хотя это, пожалуй, и нельзя довести до той степени отчетливости, которой требуют логически совершенные доказательства. Во-вторых, эти свойства духа – рассудок и воля – та­ковы, что мы не можем мыслить себе такой реальности, которая при отсутствии этих свойств могла бы некоторо­му существу полностью их возместить. И так как эти свой­ства способны, следовательно, достигать высшей степени реальности и в то же время принадлежат к числу возмож­ных, то через необходимое существо как некоторое осно­вание должны быть возможны в других существах рассу­док и воля, так же как и всякая другая реальность духов­ной природы,– свойства, которые в самом высшем существе не могут, однако, встречаться в качестве опреде­ления. Следствие было бы поэтому чем-то большим, чем само основание. Ибо несомненно, что если высшее сущест­во само не имеет рассудка и воли, то всякое другое суще­ство, полагаемое им с этими свойствами, несмотря на то что оно было бы от него зависимо и не имело бы разного рода других свойств – силы и т.д., тем не менее, должно было бы в отношении упомянутых свойств высшего порядка превосходить по своей реальности высшее сущест­во. А так как следствие не может превосходить основание, то рассудок и воля должны быть присущи необходимой простой субстанции в качестве свойств, т.е. эта субстан­ция есть дух» [2, с. 412].

Здесь мы встречаем то, что Кант при всей своей последовательности не в состоянии уйти от тех же догматических определений, которые он замечает в онтологических доказательствах его предшественников, которые он пытается преодолеть. Особенно это заметно в его третьем определении:

«Порядок, красота и совершенство во всем, что, возможно, предполагают некоторое существо, в свойствах которого эти отношения имеют свое основание или же бла­годаря которому, как главному основанию вещи, по крайней мере, возможны сообразно с этими отношениями. Необходи­мое существо есть достаточно реальное основание для всего другого, что возможно вне его, следовательно, в нем должно быть и то свойство, благодаря которому все вне его находя­щееся может стать действительным соответственно указан­ным отношениям. Однако основание внешней возможности – порядка, красоты и совершенства – будет, по-видимому, недостаточным, если не предположить воли, соответствую­щей рассудку. Следовательно, эти свойства должны быть приписаны высшему существу» [2, с. 413].

Таким образом,  Кант противоречит своему предшествующему определению, согласно которому все существующие возможности не обязательно должны быть возможностью абсолютного существа. Из данного отрывка следует, что положительные сущности принадлежат высшей субстанции, а отрицательные не принадлежат. Таким образом, незаметно для себя Кант исходит из догматического определения благости Бога.

Продолжая следовать намеченной  линии, мыслитель ставит вопрос о том, являются ли рассудок и воля содержащимися в высшем существе или же они есть лишь следствия, имеющиеся благодаря высшей реальности. На что он сам отвечает, что это не могут быть лишь следствия, так как если это только следствия и их нет как основания в высшей реальности, то выходит, что Бог творит хаотично и мало чем отличается  от древнегреческой судьбы, а следовательно, должен стоять ниже, чем реальность, Им сотворенная, обладающая разумом и способная к мысли, что противоречит понятию Бога (опять догматическое определение). В заключении к соответствующему параграфу Кант выдвигает также аргумент против схоластического и картезианского доказательства:

«Все доказательства, которые обыкновенно ведутся от действий этого существа к его бытию как причине, даже если допустить, что они могли бы доказывать это бытие с такой строгостью, какой они не обнаруживают, все же ни­когда не могут сделать понятной природу этой необходи­мости. На основании того только, что нечто существует с безусловной необходимостью, возможно, чтобы нечто бы­ло первой причиной другого, но из того, что нечто есть первая, т.е. независимая, причина, следует только, что ес­ли имеются действия, то должна существовать и эта пер­вая причина, но не следует, что она существует с безуслов­ной необходимостью» [2, с. 414].

Итак, в заключение нашего рассмотрения работы Канта «Единственно возможное основание для доказательства бытия Бога», сформулируем его позицию. Кант рассматривает внутреннюю возможность вещей как необходимость существования. То есть бытие – есть. А из того, что бытие существует необходимым образом, приходит к тому, что должно существовать и высшее бытие, которое и является Богом. Но Бог определяется через существование, в том смысле, что Бог и есть существование, а уже через это существование нам дано все существующее. Все же остальные онтологические доказательства не возможны во всей своей логической  строгости, а следовательно, и не являются доказательствами. В противоположность схоластическим и картезианским доказательствам  Кант исходит из того, что Бог не есть существующий, на чем выстраивается вся логика его предшественников, предикаты присущи Ему как существующему. Из этого для нас возможно понимание Бога только посредством Его определений, то есть через Его внутреннее содержание, открытое нашему мышлению. И только такое доказательство Бытия Бога  Кант считает возможным.

Журнал «Начало» №35, 2018 г.


Литература:

  1. Хайдеггер М. Тезис Канта о бытии. http://www.netcabinet.ru/uploads/8/5/0/9/8509295/heidegger.txt
  2. Кант И. Собрание сочинений в 8 томах. Т. 1. М., 1994.

A.V. Beschastnyi

The Kant’s treatise “Only Possible Argument in Support of a Demonstration of the Existence of God”

In the treatise titled The Only Possible Argument in Support of a Demonstration of the Existence of God, Kant offers a new perspective on the ontological proof of God’s being (existence). He rethinks the question about how are we to view the term ‘Sein’ and argues that ‘Sein’ cannot be a predicate, but is in and of itself – God.

Keywords: I. Kant, the ontological argument, The Only Possible Argument in Support of a Demonstration of the Existence of God, being, predicate

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожее

52. Понятие Бога. Способы доказательства бытия Бога.

С философской точки зрения Бог — бесконечное, абсолютное начало сущего в его соотношении с человеком как конечным духовным существом.

Понятие Бога включает в себя также отношение между обьективным природным началом и духовным личностным принципом. В зависимости от того, как соотносятся эти начала, можно говорить о трех типах понимания Бога:

1) Бог как природное, но безличное начало — пантеизм (от греч. Pan все и theos — Бог, т. е. Бог во всем). Согласно жму представлению, Бог пронизывает собой всю природу, растворяется в ней.

2) Бог как сверхприродное и безличное начало — деизи (от лат. DeusBor). Бог деизма — это некая первопричина мира, подобно аристотелевскому «неп0движному перводвигателю»; он не принимает «участия» в мировом процессе. Ему безразличны судьбы мира и человека;

3) Бог как сверхприродное, но абсолютно личностное начало — теизм (от греч. theos — Bor). Это Бог таких религий, как иудаизм, христианство, ислам. К нему можно обращаться с молитвой, хотя и как к абсолютному, т. е. не имеющему телесной индивидуальности, но лицу. К «неподвижному перводвигателю» или к «мировой душе», растворенной

в природе, нельзя обратиться с просьбой или мольбой, в силу того что они абсолютно безличны.

В христианском образе Богочеловека — Иисуса Христа — Бог, оставаясь сверхприродным, являет миру свое природное, индивидуально-человеческое лицо. Всемогущество, всевидение и всеблагость Бога оказываются здесь соизмеримыми с человеческой природой в перспективе ее бесконечного совершенствования, обожения.

Доказательства Бога: объективные и субъективные, прямые и косвенные.

Объективное прямое— вочеловечивание, явление миру Бога (Бог очевиден для всех как солнце. Объяснение -воплотившись в образе человека, не утрачивая при этом своей сущности, Иисус Христос)

Субъективное прямое— переживания и восприятия Бога отдельными людьми

(Ощущение присутствия Бога: дуновение ветра, свет) относится к религиозной психологии.

Объективное косвенное (типично философский путь док-ва Бога. Бог действ-но существует он должен запечатлеть свой образ, идею своего бытия в сознании человека

Классические способы объективных косвенных (рациональных) доказательств бытия Бога.

Док-во 1.Онтологическое — Если Бог действительно существует, то он должен запечатлеть свой образ, идею своего бытия в сознании человека. (Августин, Ансельм Кентерберийский, Бонавентура, Дуне Скот, Декарт, Б. Спиноза, Г.В. Лейбниц, Г.В.Ф. Гегель) реальность существования. Кант отрицал (к понятию Бога выражающему возможность ничего не может быть прибавлено)

Док-во 2. Космологическое — Бог-первая причина вещей. надо искать причины существования мира является его совокупность вещей. (Лейбниц)

Док-во 3. Теологическое (Сократ, Платон, Цицерон, стоики и др.) лежит факт в гармонии окружающего мира. Кант полагал, что телеологическое доказательство заслуживает, чтобы о нем всегда упоминали с уважением. О Боге нельзя «знать», на Него можно только «надеяться» и в Него можно только «верить». Необходимо верить в личное бессмертие. считал, если отнять веру-всякое сущ-е теряет смысл. Достоевский(если Бога нет, то все позволено)

Мы не можем знать существует Бог сам по себе без человека. Бог не существует если нет человека нет и Бога, но если нет и бога то и нет человека как разумного существа.

Философия и доказательство существования Бога Роджером Джонсом

Философия и доказательство существования Бога Роджером Джонсом

Одно из самых далеко идущих последствий рационализма эпохи Просвещения было подрывом основной христианской веры среди образованных классов. Эффект был непреднамеренным, потому что проект многих философов Просвещения должен был доказать существование Бога с помощью разума: Декарт и Лейбниц предполагали, что Существование Бога можно было рационально доказать, ведь Бог действительно был необходимая часть их философии.

Есть много традиционных «доказательств» существования Бога, и мы рассмотрим три из них: Аргумент от дизайна, онтологического аргумента и космологического аргумент.

Традиционные «доказательства» Бога Наличие

1) Аргумент от Design.

Если вы нашли часы и осмотрели механизм внутри вы, вероятно, подумаете, что этот сложный механизм был не результат чистой случайности, что он был разработан.

А теперь посмотрите на вселенную; неужели такой замысловатый механизм, от орбит планет вокруг Солнца до клеток ваших ногтей может все случилось случайно? Несомненно, этот чрезвычайно сложный механизм был разработан, и существо, которое его разработало, должно быть Богом.

2) Онтологический аргумент

Бог — совершенное существо. Поскольку Он наиболее совершенен, Он должен иметь все совершенства. Если бы Бога не было, Он не был бы совершенен, поскольку Он совершенен, он должен существовать.

3) Космологический аргумент (Бог как «Первый причина «)

У всего существующего есть причина. Однако должно быть некоторое время были причиной раньше всех других причин. Этот «Первичный двигатель» или первопричина необходимы для объяснения существования. Эта первая причина — Бог.

Ставка Паскаля

Французский математик Блез Паскаль (1623-62) выдвинул аргумент, который понравится агностикам. (Агностик тот, кто считает, что невозможно доказать существование.)

Его аргумент звучит примерно так: Бог либо существует, либо он не. Если мы верим в Бога и он существует, мы будем вознаграждены с вечным блаженством на небесах. Если мы верим в Бога, а он делает не существует тогда в худшем случае все, что мы простили, это несколько греховных удовольствия.

Если мы не верим в Бога, а Он действительно существует, мы можем наслаждаться немного греховных удовольствий, но мы можем столкнуться с вечным проклятием. Если мы сделаем не верю в Бога и его не существует, тогда наши грехи не будут быть наказанным.

Может ли какой-нибудь рациональный игрок подумать, что опыт нескольких греховные удовольствия стоят риска вечного проклятия?

Кант

Кант попытался показать, как философия может доказать существование Бога. К сожалению, для него его предыдущая работа показала что мы не можем знать реальность непосредственно как вещь в себе.какая реальна сама по себе, вне нашего опыта. Даже если Бог существует, мы не можем знать Бога таким, какой он есть на самом деле.

По Канту христианин мог иметь веру в Бога, и эта вера будет созвучно разуму и категорическому императиву. Учитывая, что люди обладают автономией создавать моральные ценности, не было бы иррациональным верить в Бога, который дает цель в моральную сферу.

Гегель

Гегель думал, что Бог религии был интуицией Абсолютный Дух или Привидение.Geist Гегеля не похож на трансцендентный (вне нашего сознания) Бог традиционного Христианство. Для Гегеля Бог имманентен, и когда мы имеем понял, что история — это процесс познания Гейста само по себе кажется, что все мы являемся частью Geist, или Бога.

Фейербах и Маркс

Для Фейербаха и Маркса религия рассматривается как проекция человеческой сущности. на идеал: Бог не создает человека. Скорее «Бог» — это изобретение человеческого сознания. Маркс также видит, что религия является частью идеологический взгляд, побуждающий угнетенных принять свою судьбу.Как он говорит: «Религия — это вздох угнетенного существа, чувство бессердечного мир, а в душе бездушные условия. Это опиум для людей.

«Отмена религии как иллюзорное счастье мужчин, это требование их настоящего счастья. Призыв отказаться их иллюзии о своем состоянии — это призыв отказаться от состояние, требующее иллюзий ».

Срен Кьеркегор

Срен Кьеркегор (1813-1855) соглашался с Кантом в том, что существование Бога могло не быть доказанным разумом.Однако Кьеркегор не считал это рациональным. чтобы верить в Бога, лучше верить в Бога, даже если это кажется разумным быть абсурдным. Другими словами, разуму нет места в вере. Бог за гранью причина.

Кьеркегор считается первым экзистенциалистом.

Ницше: Смерть Бога

«Разве вы не слышали сумасшедшего, который зажег фонарь в ясные утренние часы, побежали на рынок и плакали непрестанно: «Я ищу Бога! Я ищу Бога!» … Почему он заблудился? Сказал один. Он заблудился, как ребенок? Сказал другой. Или это он прячется? Он нас боится? Он отправился в плавание? Или же эмигрировали? … Безумец прыгнул в их среду и пронзил их с его взглядами.

«» Где Бог «? Он воскликнул.» Я скажу вам. У нас есть убили его — ты и я. Все мы его убийцы … »

«… безумец замолчал и снова посмотрел на свою слушатели; и они молчали и смотрели на него в удивление. Наконец он бросил свой фонарь на землю, и он сломался и погас.«Я пришел слишком рано, — сказал он тогда; ‘мое время еще не пришло. Это грандиозное событие все еще продолжается, все еще блуждает — это еще не дошло до ушей человека ».

В этих отрывках Ницше показывает неизбежное разворачивающийся антропоцентризм (буквально ставящий человека в центр мир), заложенный в философии со времен Канта. Если мы посмотрим на наши существования через человеческие категории, тогда наше представление о Боге сам по себе человеческое творение.

Ницше не просто утверждает свой атеизм; он предполагая, что как только мы осознаем, что понятие Бога является нашим собственное творение, мы больше не можем основывать наши религиозные и моральные верования о любом представлении о божественной внешней реальности.

В период, когда писал Ницше, смерть Бога была только начало. Западная мысль начала сталкиваться с перспективой радикального изменения его ориентации, и он был не совсем готов пока не признаю это.

Кьеркегор и Ницше представляют противоположные реакции на неспособность рациональности дать твердое теоретическое доказательство о существовании Бога. Кьеркегор призывает нас даже обнять Бога. если это кажется абсурдом, а Ницше говорит, что нам пора создать новый образ жизни с человеческим творчеством центр.

Атеист-экзистенциалист Сартр принял смерть Бога и большая часть его сочинений — это попытка взглянуть на состояние человека в мир без главного двигателя, который мог бы обеспечить основа и структура для понимания бытия.

ХХ век

Англо-американские философы-аналитики ХХ века склонны соглашаться с тем, что философия может помочь нам прояснить религиозных концепций, не давая нам надежной основы для религиозное верование.

Многие люди утверждают, что имели религиозный опыт, непосредственно испытал божественное. Этот опыт прямой и качества, отличного от чувственного опыта или интеллектуального открытие, а значит, выходящие за рамки философии.

Мнение о том, что существование Бога невозможно доказать или опровергнутые философией не остановили развитие современного богословие. Теологи пытаются уравновесить антропоцентрический взгляд на Бога, представленный философами со времен Просветление с необходимостью указать духовный путь и руководство к этичному и осмысленному образу жизни.


В содержание (на главную)

Аристотелевское доказательство существования Бога? — Необычный спуск

В своем ответе на мой последний пост Эдвард Фезер поставил меня перед задачей за то, что я сосредоточился исключительно на телеологическом аргументе, а не на его любимом аргументе: космологическом аргументе (который включает первый, второй и третий способы св. Фомы Аквинского). Сегодня я решил исправить этот недостаток. В 2013 году профессор Фезер выступил с докладом на тему «Аристотелевское доказательство существования Бога».Выступление, которое длится чуть более часа, заслуживает просмотра, и Фезер опровергает популярные возражения против аргумента ближе к концу, в 50:40. Тем не менее, я настоятельно рекомендую читателям ознакомиться с сообщением Фезера. Так вы думаете, что понимаете космологический аргумент? (16 июля 2011 г.) перед просмотром видео.

Для тех, кто не любит смотреть видео, я резюмировал аргументы профессора Фезера в 20 шагов ниже. Я включил краткие комментарии по каждому шагу, но в этом посте я позволю Фесеру говорить большую часть времени.

Следует напомнить, что профессор Фезер утверждает, что обладает железным аргументом о существовании Бога, как это понимается в рамках классического теизма. Он утверждает, что возможно « окончательно установить » существование Высшего Разума, не просто как лучшее или наиболее рациональное объяснение окружающего нас мира, но как «единственное возможное объяснение, даже в принципе ”( Аквинский , Oneworld, Оксфорд, 2009 г., стр.111-112). В то время как Пятый путь Аквинского имеет дело с регулярным поведением вещей, что проявляется в их встроенных тенденциях, Первый, Второй и Третий способы Аквинского сосредоточены на изменениях, происходящих внутри вещей, и, в конечном счете, на том факте, что они существуют вообще . То, что связывает вместе изменение и существование, — это томистский принцип, согласно которому ничто потенциальное не может реализоваться. Фезер утверждает, что, если мы применяем этот принцип последовательно, мы можем с метафизической достоверностью вывести существование чисто актуальной Первопричины, которая обладает ключевыми божественными атрибутами: вечностью, бестелесностью, максимальным совершенством, единством, совершенной добродетелью, всемогуществом и всеведением. .Более того, Фесер утверждает, что его аргумент является относительно простым и не делает никаких фантастических научных предположений: в данном случае все, что он предполагает, — это реальность изменений и существование материального мира. Если аргумент Фезера работает, то аргументы разумного замысла в пользу Создателя природы излишни: согласно Фезеру, не только жизнь, но и каждый вид природного объекта, существующего в космосе, можно показать как спроектированный. Но если этот аргумент не удастся, Фезеру, который годами высмеивал сторонников интеллектуального замысла за использование вероятностных аргументов , придется публично съесть его слова. Я позволю своим читателям судить сами, успешны ли аргументы Фезера. Однако, на мой взгляд, космологический аргумент, изложенный в часовом выступлении Фезера на видео, содержит так много очевидных логических ошибок, что я не мог бы с чистой совестью рекомендовать показывать его атеистам.

Позвольте мне сразу заявить, что я , а не , утверждаю в этом посте, что космологический аргумент Аквинского неверен; , напротив, я считаю это глубоко проницательным аргументом и горячо рекомендую профессора Р.Статья К. Кунса «Новый взгляд на космологический аргумент» и длинное эссе профессора Пола Херрика «Открытие вакансии: Создатель Вселенной — ответ Кейту Парсонсу» (2009). (Между прочим, я отмечаю, что профессор Кунс — томист, отстаивающий правомерность аргументов в пользу разумного замысла.) Я сам защищал «трансцендентальную» версию космологического аргумента в предыдущих сообщениях (см. Здесь, а также здесь). Скорее, я утверждаю, что утверждение профессора Фезера о том, что он разработал нокдаун-демонстрацию не только существования Бога, но также всех ключевых божественных атрибутов , явно преждевременно.Его аргумент в его нынешнем виде просто не соответствует тому, что он намеревался сделать.

Как бы то ни было, я думаю, что опровержения Фезером (50:40 на видео) стандартных возражений философов Юма и Канта на космологический аргумент довольно убедительны, а Фезер ловко опровергает научные возражения, основанные на Первой теории Ньютона. Закон и квантовая механика, поэтому я не буду тратить на них время в этом посте.

Я также хотел бы добавить в пользу читателей-нетомистов, что Фезер , а не предполагает в своем аргументе, что мир имел начало; он также не предполагает, что мир можно рассматривать как один гигантский объект.Скорее, Фезер настаивает на том, что его аргумент может быть применен к единственному объекту , существующему в мире, независимо от того, насколько он мал (даже атом водорода!), И что мы можем успешно вывести существование и атрибуты Бога из этого объекта. .

Вопрос точности и логичности дырок

Грузовик Kenwoth C509 из Мори, Новый Южный Уэльс, Австралия. Изображение любезно предоставлено Беричардсом и Википедией.

Для протокола: Я не буду отказываться от , что бы я ни сказал в этом посте.Профессор Фезер может попытаться обвинить меня в искажении его аргументов, но читатели могут сами посмотреть видео и убедиться, что я изложил его с кропотливой ясностью. И даже если в аргументе Фезера было было , я ошибся, дыры в логике Фезера имеют размер и ширину , что любой может проехать через них грузовиком. Эти логические ошибки затмевают любые крошечные ошибки, которые я, , мог сделать при изложении аргумента Фезера. Сосредоточение внимания на последнем и игнорирование первого было бы равносильно давлению на мошек и проглатыванию верблюдов.Попутно отмечу, что Фезер еще не ответил на мою критику его обновленной версии Пятого пути Аквинского (см. Здесь краткое изложение из 3000 слов). Однако сегодня мы сосредоточимся исключительно на последней версии космологического аргумента Фезера .

ЭТАП I: аргумент в пользу чисто реальной первопричины

Шаг 1. Произойдет изменение — например, качественное изменение, изменение местоположения, количественное изменение и существенное изменение. Это нельзя отрицать однозначно. ( Возражение: Что, если злой демон обманывает вас насчет существования внешнего мира, как это представлял Декарт?) Ответ: Даже если бы это было правдой, изменения все равно происходят в вашем уме. Кроме того, даже если вы каким-то образом справитесь чтобы интеллектуально убедить себя в том, что изменение невозможно, вы тем самым опровергаете собственное утверждение, потому что передумали.)

Мои комментарии:

1. Очевидно, что я принимаю первую посылку Фезера, но мне не нравится его защита: он слишком много уступает здесь, говоря, что даже изменение, происходящее только в вашем уме, все равно будет достаточно, чтобы аргумент работал. Это не так: посылки 7 и 11 явно предполагают существование материальных вещей.

2. Некоторые физики утверждали, что уравнение Уиллера-де Витта, которое примиряет квантовую физику и общую теорию относительности, полностью исключая время, доказывает, что время — это иллюзия. Другие физики, такие как Ли Смолин, категорически не согласны. Википедия описывает уравнение как « попытку математически объединить идеи квантовой механики и общей теории относительности, шаг к теории квантовой гравитации» (курсив мой), что для меня звучит довольно условно. Итак, я думаю, что Фезер имеет полное право проигнорировать это научное возражение против предпосылки 1.

Шаг 2. Изменения могут происходить только в вещах, которые имеют потенциалов, которые могут быть актуализированы. (Философский аргумент Парменида против о возможности изменения ошибочно предполагает, что это связано с чем-то происходящим из ничего. Однако гораздо более разумно рассматривать изменение как исходящее от потенциала , а потенциал — это , а не — ничего.)

Мой комментарий: Я полностью согласен с Feser.

Шаг 3. Для изменения требуется сменщик , потому что это актуализация потенциала. Актуализацию потенциала можно объяснить только чем-то актуальным.

Мой комментарий: Аргумент Фезера содержит здесь здравое метафизическое понимание. Следует, однако, отметить, что «что-то реальное» не обязательно должно быть внешним по отношению к актуализируемой вещи; может быть, например, что одно свойство вещи (назовем его P 1 ) объясняет актуализацию другого свойства (P 2 ) того же самого.

Шаг 4. Когда потенциал в вещи актуализируется, иногда сам актуализатор претерпевает изменения. То есть оно актуализируется — и в этом случае изменение, происходящее в самом актуализаторе , требует чейнджера, чтобы учесть и .

Мой комментарий: Фезер должен был быть здесь поосторожнее. Ему следовало сказать , что , если актуализатор актуализации потенциального обязательно (или по существу) включает в себя изменение актуализатора, то это изменение требует сменщика. И как я указал в своих комментариях к посылке 3, этот чейнджер может оказаться просто еще одним свойством изменяемой вещи. Мы еще не показали необходимость в внешней причине .

Шаг 5. Мы часто объясняем изменения в терминах предшествующих изменений : в комнате становится холодно, потому что вы включили кондиционер раньше, что произошло из-за того, что вам стало жарко, что было вызвано теплом, достигающим вас от солнца, и так далее.Это линейная серия (также известная как серия , случайно заказанная серия ). Линейная серия изменений, простирающаяся назад во времени , может не иметь первого члена , так как прошлое может быть бесконечным по продолжительности. ( Примечание: аргумент Фезера, как и аргумент Аквинского, не предполагает , а не , что у Вселенной было начало.)

По существу упорядочен иерархический ряд (который не обязательно должен возвращаться во времени, хотя иногда и может) принципиально отличается от линейного ряда тем, что более поздние члены цепочки не имеют власти действовать, кроме как в той степени, в которой они получают эта власть от предыдущих членов.

Традиционная чашка кофе капучино, стоящая на оранжевом столе или столе. Профессор Фезер утверждает, что способность стола держать чашку с кофе — это сила, которую он получает от пола, на котором он опирается, от фундамента, поддерживающего пол, и, в конечном итоге, от Земли, которая поддерживает фундамент. Изображение любезно предоставлено Coffeecupgals и Википедией.

Пример 1: Предположим, на вашем столе стоит чашка кофе.Чашка кофе на вашем столе поддерживается столом, который поддерживается полом, который поддерживается фундаментом вашего дома, который поддерживается Землей. Этому сериалу не нужно возвращаться во времени: чашка кофе стоит на вашем столе в этот момент только потому, что в этот момент она поддерживается столом, полом, фундаментом и, в конечном счете, Землей. Стол не имеет собственной силы, чтобы держать чашку с кофе; его способность делать это зависит от пола, фундамента и земли под ним.

Пример 2: Или представьте себе лампу над головой, которая держится на цепочке, которая удерживается креплениями в потолке, которая, в свою очередь, поддерживается стенами, которые поддерживаются фундаментом. , который снова поддерживается Землей. Цепь, приспособление, потолок, стены и фундамент не имеют собственной силы, чтобы удерживать что-либо; их сила происходит от силы Земли. В этом смысле они инструменты , точно так же, как это не кисть, которая рисует картину, а художник, который использует кисть для рисования картины.Точно так же с кофейной чашкой, стоящей на столе, стол, пол и фундамент являются инструментами Земли. Таким образом, в иерархическом ряду каждый член актуализируется предыдущими членами и способен действовать только постольку, поскольку он актуализируется этими членами.

Другими словами, каждый член иерархического ряда, кроме первого, имеет свою силу только производным образом. Таким образом, в иерархическом ряду причин более поздние члены являются инструментами. В линейном ряду , с другой стороны, члены ряда имеют свою собственную причинную силу и могут продолжать действовать, даже если предыдущие члены перестают существовать и / или действовать.

Мой комментарий: Различие Фезера между линейными и иерархическими рядами выражено с поразительной ясностью, но его физические примеры иерархических рядов ошибочны. Причинные силы стола (и, тем самым, пола и фундамента) основаны на своей природе как материальный деревянный объект.Это , а не каким-либо образом, форма или форма, полученные от Земли, которая поддерживает стол, пол и фундамент. Если бы Земля перестала существовать, стол продолжал бы обладать причинными силами, которыми он обладает; то, что он потеряет, — это место , , где он сможет использовать свои силы, как это было раньше.

Подумайте об этом. Как стол вмещает кофейную чашку с до ? С точки зрения физика, лучше спросить: почему чашка не опускается с на стола? Короче говоря, существует сила, связанная с усилием системы по избавлению от потенциальной энергии, которая отталкивает атомы в чашке и атомы на столе друг от друга, когда они сближаются очень близко. Земля не имеет ничего общего с способностью стола действовать таким образом (который имеет корни в своей природе как дерево): она просто служит опорой для стола, когда действует таким образом. То же самое относится и к лампе. [ Примечание: , чтобы увидеть некоторые последующие комментарии к иллюстрации с чашкой кофе, см. Комментарии 14 и 15 kairosfocus, который является физиком, и мой ответ о философском значении его комментариев здесь.]

Шаг 6. Иерархический ряд причин должен иметь первый член , а линейный ряд причин — нет. Здесь «первый» не означает «сначала во времени», а, скорее, то, чья способность действовать не проистекает из чего-либо еще: то, что является , а не инструментом чего-либо еще, что имеет свою причинную силу в первичный или встроенный способ, и который может передавать причинную силу без какой-либо связи с ним.

Например, кисть , а не не может двигаться сама по себе: даже если бы ее ручка была бесконечно длинной, она все равно была бы инструментом.Стол, пол и фундамент не имеют собственной силы, чтобы удерживать чашку кофе, за исключением тех случаев, когда они извлекают ее из земли. Даже бесконечный ряд столов не сможет выдержать чашу. Обычно мы думаем о последовательности «чашка-стол-пол-фундамент-земля» как о одновременном, , но у нас все еще есть ряд актуализаций в иерархической последовательности. Потенциал чашки быть на высоте трех футов от земли реализуется столом, на котором она опирается; способность стола удерживать чашку реализуется полом; и так далее.

Мой комментарий: И снова метафизические идеи Фезера верны, но физические иллюстрации омрачены ошибочной наукой. Заявление Фезера о том, что даже бесконечный ряд столов не смог бы поддерживать чашу, абсурдно: если бы не было Земли, не было бы места, куда чаша могла бы упасть, и не было бы необходимости «держать ее». вверх. » (В любом случае стол не удерживает чашку кофе «вверх», а не на расстоянии : атомы, составляющие древесину, из которой сделан стол, не позволяют атомам в чашке слишком близко подойти.) Пример с кистью лучше: у кисти нет собственной силы, чтобы нарисовать рисунок . Однако, если бы он был бесконечно длинным, он определенно мог бы продолжать движение с постоянной скоростью бесконечно без необходимости какой-либо внешней помощи, но как линейный , а не иерархический ряд : каждый атом будет «Тянуть» соседний, как бесконечный ряд вагонов поезда. (Да, думаю, это тоже возможно: это еще один линейный ряд.) В этом случае мощность каждого атома «тянуть» за следующий атом никоим образом не является производной от атомов, находящихся дальше вверх по причинной цепи; скорее, эта сила — простое следствие того, что атом имеет импульс, который он имеет в данный момент времени.

Кристаллы галита, широко известные как каменная соль. Профессор Фезер утверждает, что материальные вещи, такие как кристаллы соли, требуют причины для продолжения своего существования. Изображение любезно предоставлено W. J. Pilsak и Wikipedia.

Шаг 7. Иерархический ряд более фундаментален для реальности, чем линейный ряд , потому что линейный ряд причин предполагает существование лежащего в основе иерархического ряда. Вещи могут меняться только потому, что они существуют. Но для любой вещи из материала и мы можем законно спросить: , что заставляет ее продолжать существовать? Апелляции к прошлым причинам в линейной последовательности ничего не объясняют, потому что, хотя они объясняют, почему вещь возникла, они не объясняют, почему она продолжает существовать.Сказать, что вещь существует по умолчанию , потому что еще ничего не произошло, чтобы разбить или уничтожить эту вещь, все равно не объяснить, что поддерживает ее существование в любой момент. В конце концов, у него есть потенциал либо существовать, либо не существовать. Апелляции к структурному расположению внутренних компонентов также не работают, поскольку они не могут объяснить, почему эти компоненты не расположены по-другому. Следовательно, цепь объяснения существования вещей должна быть иерархической.

Мой комментарий: Фезер, кажется, утверждает здесь, что все, что состоит из частей , требует внешней причины для объяснения своего продолжения существования. Внутреннее объяснение (например, взаимное притяжение) будет недостаточным, говорит Фезер, поскольку, если часть A зависит от части B, а часть B зависит от части A, мы получаем порочный пояснительный круг. Следовательно, вне объекта должно быть что-то, что удерживает его вместе и объясняет его продолжение существования.Я думаю, что обвинение в круговороте неверно: вместо А, зависящего от B и B от A, мы можем сказать, что A притягивается к B из-за способности B притягивать A; в то время как B притягивается к A из-за его способности притягивать B. (Подумайте об ионах натрия и хлора в кристалле соли, таком как тот, что изображен выше). В этом описании нет ничего кругового. Все, что он предполагает, — это то, что A и B существуют, и что каждый из них обладает активной способностью притягивать противоположно заряженные объекты — вот почему, когда они собираются вместе, они остаются вместе.

Можно также возразить, что , если части объекта физически неспособны к разделению , то нет необходимости спрашивать , что их скрепляет.

Тем не менее, , я думаю, Фезер все же захочет возразить, что вопрос о любом составном объекте всегда правомерен: «Почему его компоненты не расположены иначе, , чем сейчас?» С метафизической точки зрения , я симпатизирую Фезеру, но скептик может не счесть необходимости задавать этот вопрос.

Наконец, и это наиболее показательно, все, что Фезер утверждал до сих пор, это то, что композиты требуют внешней причины, чтобы удерживать их вместе. Чтобы завершить свое доказательство, Фезер также должен быть в состоянии показать, что основные составляющие природных объектов (элементарные частицы) требуют внешней причины, чтобы поддерживать их существование, даже если они структурно просты.

Примечание: Читатель по имени Бокс указал на серьезный недостаток в одной из иллюстраций Фезера в комментарии ниже.Фезер утверждал, что кофе поддерживается составляющими его молекулами, которые, в свою очередь, поддерживаются атомами, которые удерживаются вместе субатомными частицами. Но, как указывает Бокс, это не иерархическая причинно-следственная цепочка, потому что субатомные частицы неотличимы от кофе: скорее, они составляют кофе.

Шаг 8. Поскольку цепочка иерархическая, , Первопричина существования вещей должна быть такой, которая может актуализировать потенциал существования вещей, без необходимости, чтобы было собственное существование актуализировано чем-либо. Эта Причина не имеет никакого потенциала для существования, который нужно актуализировать в первую очередь: она всегда актуальна. Вы могли бы сказать, что у него нет актуальности, но что — это Чистая Актуальность. Такая первопричина не могла иметь собственной причины . В нем нет ничего, что могло бы потребоваться актуализировать. Такой причиной является Неподвижный Движитель, Беспричинная Причина или Неактуализированный Актуализатор: чисто актуальный Актуализатор существования вещей.

Мой комментарий: Здесь есть ЛОГИЧЕСКИЙ ПРОБЛЕМ в аргументе Фезера. Помните, что я сказал в своих комментариях к посылке 4 выше? Все, что показал Фезер, — это то, что должен существовать Актуализатор , способность которого к актуализации не требует активации (или актуализации) чем-либо еще. Это и не более того. Feser имеет , а не , показав, что этот Актуализатор лишен возможности ; — все, что он показал, — это то, что даже если имеет некоторые неактуализированные возможности, ему не требуется для активации любой из этих возможностей при активации других актуализаторов.Поэтому для Фезера описание этого неактуализированного актуализатора как чистой актуальности является необоснованным логическим скачком.

Более того, Фезер упускает возможность того, что Актуализатор может быть самоактуализирующимся: он может, например, иметь активную потенциальность P 1 , которая актуализируется посредством использования некоторых других активной мощности P 2 что он имеет, где последний может действовать автономно, без необходимости актуализации посредством осуществления какой-либо другой власти.Таким образом, даже внутри Первого Актуализатора, все еще могут быть возможности, которые необходимо актуализировать; все, что мы можем сказать, это то, что не все его активных мощностей могут быть такими. По крайней мере, , около его активных полномочий не активируются при использовании какой-либо другой силы.

Наконец, скептик может возразить, что Фезер использует термин «причина» в своем аргументе в пользу существования Бога, , не беспокоясь о том, чтобы определить, что означает термин «причина» , , или как его можно применить к Первой причине. .Однако Фезер мог бы ответить, что его определение причины является конструктивным, что вытекает из аргумента, когда мы последовательно применяем метафизический принцип, согласно которому ничто потенциальное не может актуализироваться. Этот принцип, согласно Фезеру, является полностью общим: , как только мы его усвоим, мы сможем осмысленно применять его даже за пределами чувственного опыта. Таким образом, Фезер отвергает изречение Канта о том, что концепции, полученные из чувственного опыта, могут быть осмысленно применены только в физическом мире.В этом я полностью согласен с Фезером.

ЭТАП II: Почему эта Первопричина правильно названа «Богом»

Шаг 9. Первопричина Первопричина существования вещей: она поддерживает их существование в любой момент, в который они вообще существуют.

Мой комментарий: В этом пункте аргументации есть ОГРОМНЫЙ ЛОГИЧЕСКИЙ ПРОБЛЕМ. Фезер заявляет, что Первопричина является Высшей Причиной существования вещи ; но вспомним, что его аргумент исходит из рассмотрения отдельной сущности , а не , а не Вселенной в целом (как это делают некоторые версии космологического аргумента).Пока что все, что мы можем сказать, это то, что Первопричина (или Причины!) Фезера поддерживает одну или несколько вещей. Это далеко не «конечная причина существования вещи ».

Шаг 10. Поскольку Причина существования вещей — Чистая Актуальность, она неизменна и, следовательно, вечна (вне времени).

Мой комментарий: Поскольку Фезеру не удалось показать, что Первопричина или Неактуализированный Актуализатор является Чистой Актуальностью, он не может продемонстрировать, что это неизменяемый .

Шаг 11. Поскольку материальный вещи по существу внутри времени, Первопричина должна быть нематериальной и бестелесной.

Мой комментарий: Фезер еще не доказал, что Первопричина находится вне времени, поэтому вывод из этого не следует. Однако можно было бы возразить (я думаю, справедливо), что Причина, которая не должна претерпевать изменений, чтобы изменить другие вещи, должна быть вне времени, поэтому я оставлю предпосылку Фезера 11 в силе.

Шаг 12. Дефект в вещи — это потеря : — неспособность реализовать потенциал, заложенный в природе этой вещи. Следовательно, Первопричина, будучи чисто актуальной, не может быть дефектной. Что-то идеально в той мере, в которой его возможности актуализированы. Следовательно, чисто актуальная Причина должна обладать максимальным совершенством.

Мой комментарий: Оставляя в стороне тот факт, что Фезер не продемонстрировал, что Первопричина — это Чистая Актуальность, настоящая проблема здесь в том, что Фезер виновен в ЭКВИВОКАЦИИ при использовании термина «максимальное совершенство». Означает ли это: (а) обладание совершенными атрибутами, только (без дефектов), или (б) владение (тем или иным образом) всеми совершенствами ? Фезер, кажется, хочет сказать (б), но он аргументировал только (а).

Символ инь-янь. Профессор Фезер утверждает, что дуализм ложен: может быть только одна Беспричинная причина. Изображение любезно предоставлено Грегори Максвеллом и Википедией.

Шаг 13. Такое Существо тоже должно быть уникальным. Чтобы было два таких существа, должно быть что-то, что есть у одного, а у другого нет. Не может быть такой отличительной черты от чего-то чисто актуального. Ведь если бы таких существ было два, одно должно было бы обладать совершенством, которого не хватает другому. Но, как мы видели, любая первопричина полностью лишена лишений и является чисто актуальной. Следовательно, может быть только одна Первопричина.

Мой комментарий: Заключение Фезера является полным non sequitur . Его вывод следует только в том случае, если Первопричина обладала всеми возможными совершенствами.

Я мог бы также указать, что , а не , обладание совершенством отличается от отсутствия или недостатка совершенства, которым вы должны обладать . Четыре ноги — совершенство для овцы, но не для змеи. Хотя у трехногой овцы нет ноги, было бы совершенно неправильно сказать, что у змеи нет ног .Таким образом, мы можем легко представить себе Первую причину # 1, обладающую степенями P 1 , P 2 и P 3 , и Первую причину # 2, обладающую степенями P 4 , P 5 и P . 6 , где Первая причина №1 — это тот тип существа, для которого P 4 , P 5 и P 6 не являются совершенством, а Первая причина № 2 — это тот тип существа, для которого P 1 , P 2 и P 3 не являются совершенством. Следовательно, хотя каждая Первопричина будет не обладать определенными способностями, которыми обладала другая Первопричина, не будет иметь ни одной, и, следовательно, будет полностью лишена лишений и, следовательно, будет чисто реальной. В этом сценарии может быть два чисто реальных существа.

Шаг 14. Первая причина обладает атрибутом единства: в принципе не может быть больше чем одна чисто действительная Причина.

Мой комментарий: Поскольку Фезер не смог установить, что — это только одна первопричина , из следует, что он также не смог продемонстрировать, что может быть только , в принципе. И даже если w

10 ученых, утверждающих, что имеют доказательства существования Бога

В 2008 году Эбен Александр III, нейрохирург из Гарварда, перенес очень жестокую инфекцию менингита, вызванную кишечной палочкой, которая поразила его мозг и погрузила его в недельную кому. Сканирование мозга показало, что вся его кора — части мозга, которые дают нам сознание, мысли, память и понимание — не функционирует. Врачи не дали ему возможности выжить и сказали его семье, что, если он выживет, у него, вероятно, будет поврежден мозг до конца своей жизни.Несмотря ни на что, г-н Александр проснулся через неделю после удара.

Глубоко в коме, его мозг был настолько заражен, что работали только самые примитивные части. Он утверждал, что пережил нечто необычное: путешествие на Небеса.

В своей автобиографической книге Доказательство Небес: Путешествие нейрохирурга в загробную жизнь он утверждает, что покинул свое тело и испытал околосмертный опыт.

Г-н Александр утверждает, что за могилой нас ждет вечность совершенного великолепия, полная ангелов, облаков и умерших родственников.

По состоянию на 3 июля 2013 года Proof of Heaven находился в списке бестселлеров New York Times в течение 35 недель.

В ходе широкомасштабного расследования истории г-на Александра и его медицинского состояния журнал Esquire сообщил в своем выпуске за август 2013 года, что до публикации Proof of Heaven г-н Александр был уволен или отстранен от работы в нескольких больницах. , и был предметом нескольких судебных исков о злоупотреблении служебным положением, в том числе как минимум два, связанных с изменением медицинских записей для сокрытия медицинской ошибки.Журнал также обнаружил, как он утверждал, неточности в версии событий в книге Александра. Среди несоответствий, согласно отчету статьи Forbes , «Александр пишет, что он впал в кому в результате тяжелого бактериального менингита и не имел более высокой мозговой активности, в то время как врач, который его лечил, говорит, что кома была вызвано лекарствами, и пациент был в сознании, хотя и галлюцинировал »

Г-н Александр сделал заявление после публикации статьи, в котором утверждал, что он написал правдивый отчет о своих переживаниях во время комы.

Книга

Александра и рекламная кампания подверглись критике со стороны ученых, в том числе нейробиолога Сэма Харриса, который охарактеризовал отчет Александра об околосмертном переживании (записанный в Newsweek, октябрь 2012 г.) как «тревожно ненаучный», и «доказательства, которые он предоставляет в пользу этого утверждения, не только недостаточны — это говорит о том, что он ничего не знает о соответствующей науке о мозге ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.