Воскресенье , 17 Октябрь 2021

Диверсификация отношений: МИД Белоруссии подтвердил переговоры с США — EADaily, 14 января 2019 — Новости политики, Новости Белоруссии

Содержание

МИД Белоруссии подтвердил переговоры с США — EADaily, 14 января 2019 — Новости политики, Новости Белоруссии

Белоруссия и США обсуждают возможность расширения дипломатического присутствия, в том числе на уровне послов. Об этом 14 января заявил министр иностранных дел республики Владимир Макей, передает «Интерфакс».

По словам Макея, «санкции любого рода являются пережитком прошлого и от них нужно уходить». «Это касается и двусторонних отношений с любыми государствами. Если раньше были какие-либо решения, влияющие на качество и уровень отношений, и если сейчас видим, что созрели условия для пересмотра этих решений, то их нужно принимать», — отметил глава внешнеполитического ведомства. При этом он обратил внимание на то, какую «огромную роль сейчас играют в мире США», и подчеркнул, что «Белоруссия заинтересована в рамках диверсификации внешнеполитических отношений развивать нормальное сотрудничество с Соединенными Штатами Америки».

По словам Макея, США является в том числе огромным рынком для белорусских товаров, а с учетом того, что ситуация в мире изменилась по сравнению с тем, что было 10 лет назад, когда Вашингтон ввел санкционные меры в отношении Белоруссии, которая вынуждена была принять ответные меры, «то сегодня мы видим, что настало время пересмотреть те устаревшие догмы, которые были в двусторонних отношениях».

«Мы ведем диалог на разных уровнях с нашими американскими коллегами о том, как нам развить эту позитивную атмосферу в сотрудничестве, исходя из понимания, что обе страны должны быть представлены на уровне послов, должны иметь нормальные политические и экономические контакты, отношения», — подчеркнул Владимир Макей и добавил, что «мы действительно ведем переговоры по всему спектру проблемных вопросов, существующих в наших отношениях, в том числе и связанных с перспективой расширения дипломатического присутствия в обоих государствах».

Как сообщало EADaily, в начале января журнал Foreign Policy сообщил, что Минск уведомил Вашингтон о снятии ограничений на число американских дипломатов в Белоруссии. По данным издания, этот вопрос обсуждался во время телефонного разговора между Владимиром Макеем и помощником госсекретаря США по европейским и евразийским делам

Уэссом Митчеллом. Напомним, в марте 2008 года под давлением белорусских властей, отреагировавших на экономические санкции Вашингтона, дипломатический штат посольства США в Минске был сокращен с 35 до 5 человек, а руководство дипломатических представительств двух государств было снижено с уровня послов до уровня временных поверенных. В конце августа 2018 года в Минске начала работу новая глава американского посольства Дженнифер Мур, которая заявила, что будет работать над тем, чтобы посол Соединенных Штатов вернулся в белорусскую столицу.

ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕФТЕГАЗОВЫХ КОМПАНИЙ В УСЛОВИЯХ СНИЖЕНИЯ ЦЕН НА НЕФТЬ И ВВЕДЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ САНКЦИЙ | Шевелёва

1. Акиева Л.Б., Шевелева А.В. Хэджирование: проблемы управления ценовыми рисками нефтегазовых компаний // Neftegaz.RU. 2016. №5-6. С.92-96.

2. Влияние экономических санкций на российский нефтегазовый комплекс. Аналитический отчёт, подготовленный по специальному заказу Нефтегазстройпрофсоюза России. Москва, 2014. 44 с.

3. Загребельная Н.С., Шевелева А.В. Нормативно-правовое регулирование деятельности по управлению рисками инвестиционных проектов // Право и управление. ХХI век. 2015. № 2 (35). С. 92-101.

4. Последствия низких цен для нефтяной отрасли // Энергетический бюллетень. Январь 2015. №20. С.1-32.

5. Тяглов С.Г., Шевелева А.В. Влияние санкционной политики на экологоориентированное развитие предприятий нефтегазового комплекса РФ // Региональная экономика: теория и практика. 2016. №7 (430). С.153-162.

6. Тяглов С.Г., Шевелева А.В. Стратегические ориентиры устойчивого развития нефтегазового комплекса России // Вестник Северо-Осетинского государственного университета. 2014. № 3. С. 402-406.

7. Шевелева А.В. Стратегии развития международных нефтяных компаний: сборник статей. М.: МГИМО-Университет, 2013. С.71-79.

8. Шевелева А.В., Ефимова Н.В., Загребельная Н.С. Основы экономики фирмы. М.: МГИМО-Университет, 2015. 478 с.

9. Aleksashenko S. Not Thanks to But Despite // Russian Politics and Law. 2016. Vol.54. №.4. Pp.351-364.

10. Dreger C., Kholodilin K.A., Ulbricht D., Fidrmuc J. Between the hamer and the anvil: The impact of economic sanctions and oil prices on Russia’s ruble // Journal of Comparative Economics. 2016, January 13. Pp.1-35.

11. Mau V. Between crises and sanctions: economic policy of the Russian Federation // Post Soviet Affairs. 2016. Vol.32. № 4. Pp.350-377.

12. Mohaddes K., Pesaran M.H. Country-Specific Oil Supply Shocks and the Global Economy: A Counterfactual Analysis // CESifo Working Paper.

2015. №. 5367.

13. Tuzova E., Qayum F. Global oil glut and sanctions: The impact on Putin’s Russia // Energy Policy. 2016. № 90. Pp.140-151.

14. Veebel V., Markus R. At the Dawn of a New Era of Sanctions: Russian-Ukrainian Crisis and Sanctions // Orbis. 2016. Vol. 60. №. 1. Pp.128-139.

Что такое диверсификация | Unisender

Диверсификация — это процесс, который необходим для расширения бизнеса путем нахождения новых рынков сбыта и их переориентации, а также увеличения ассортимента продукции и поиска альтернативных видов производства с целью его оптимизации и повышения качества товара.

Диверсификация позволяет повысить устойчивость бизнес-модели даже под влиянием негативных обстоятельств. Это позволяет не только улучшить экономическую эффективность, но и минимизировать риск, связанный с финансовыми вопросами.

Основные виды диверсификации

Существует несколько видов диверсификации, каждый из которых нацелен на повышение стабильности и эффективности бизнес-модели:

  • диверсификация бизнеса;
  • диверсификация инвестиционного портфеля;
  • диверсификация рисков.

Диверсификация бизнеса подразумевает повышение разнообразия различных ветвей производства компании, а также расширение ассортимента, которое должно происходить с упором на повышение выгоды и успешности реализации нового продукта.

Подобные инвестиции должны быть вложены после детального бизнес-плана и постановки финансовых целей и задач. Расширение может касаться не только продукции, но и предоставляемых услуг, которые может позволить компания при наличии достаточной материальной базы и персонала.

Основная задача диверсификации состоит в создании альтернативных бизнес-сегментов для предотвращения затрат при осложнениях на основном направлении, поэтому расширению могут также подвергаться рынки сбыта.

В таком случае появляются альтернативные пути реализации продукции или услуг, а при переменной успешности сегментов можно акцентировать внимание на наиболее выгодном.

Диверсификация портфеля инвестиций предполагает возможность вложения средств инвестором не только в акции или облигации (безопасные), но и другие виды имущества, например, золото, недвижимость, другие валюты. Финансовые инструменты должны иметь незначительную корреляцию цен, которая позволит иметь высокий доход в долгосрочной перспективе, поэтому основной задачей данного вида диверсификации можно назвать снижение риска.

Смысл диверсификации риска заключается в том, чтобы ненадежное или даже опасное с финансовой точки зрения ответвление бизнеса не повлияло на другие сегменты. Важным моментом является отсутствие постоянного пересечения между различными направлениями бизнеса, поскольку так они меньше всего подвержены негативному влиянию друг на друга.

Диверсификация и email-рассылки

Одним из способов диверсификации бизнеса является переход в онлайн-пространство, которое дает возможность быстро привлечь внимание к продукции или услуге. Использование email-рассылок дает возможность быстро привлечь потенциальных клиентов или удержать существующих, а также одновременно работать с большим количеством людей.

Постоянное информирование потребителей о продукции и новостях компании позволит держать высокий уровень активности покупателей, а также способствовать их мотивации к приобретению товара.

Диверсификация без паники — Россия в глобальной политике

На днях в виртуальном пространстве произошло любопытное событие – первая в истории встреча на высшем уровне неформального объединения Quad. Официальное название – Четырёхсторонний диалог по безопасности, о появлении которого было объявлено в 2007 году. Его участники – Австралия, Индия, США и Япония.

За четырнадцать лет эта группа успела пережить разные фазы взаимоотношений – от заверений, что она ни против кого не направлена, до прозвучавших в 2017 году из Вашингтона заявлений, что цель четырёхсторонки – сдерживание Китая. Ещё в конце нулевых – начале десятых годов все участники (даже Соединённые Штаты) старались обходить конфронтационный характер Quad в отношении Пекина. А Австралия, связанная с КНР глубокими экономическими отношениями, в какой-то период вообще постаралась дистанцироваться от форума. Однако последние три года смысл перестали затушёвывать. В том, что главный объект «огораживания» – Китай, никто никогда не сомневался, но теперь это фактически легитимизировано.

Забавно, что официальный меморандум по итогам последней встречи в верхах называется «Дух

Quad». Это отсылает любого, следящего за политикой Евразии, к «шанхайскому духу», о котором часто говорят участники мероприятий Шанхайской организации сотрудничества. Хотели того авторы документа или нет, но дух Quad получился нацеленным на усугубление откровенного соперничества с Китаем и странами, налаживающими с ним партнёрские связи.

Выход четырёхстороннего диалога на новый уровень вызван разными причинами, но одна из основных – позиция Индии. Дели беспокоит поступательный рост значимости Китая в регионе и мире. Маятник индийской политики в отношении Пекина качнулся от некогда существовавшего баланса к сдерживанию. Соответственно, идея сближения Индии с главными геополитическими оппонентами КНР – США и их ближайшими региональными союзниками логична. К тому же в Индии нервно воспринимают укрепление связей между Россией и Китаем, а также оживление в отношениях Москвы и Пакистана.

С точки зрения наиболее трепетных индийских комментаторов, Россия сделала свой стратегический выбор в пользу того, чтобы стать «младшим партнёром» Китая, а значит, у Индии нет иного варианта, как крепить узы с Соединёнными Штатами. С другой стороны, у нас всё чаще звучат оценки, что Индия совершила поворот в сторону Вашингтона, поставив под угрозу давние особые отношения с Москвой.

Спору нет, в регионе, как и во всём мире, происходят тектонические сдвиги, и они влияют на отношения конкретных стран. Ожидать сохранения прежних партнёрств в неизменном виде нет оснований. Но и панические предсказания не учитывают, что эти самые изменения имеют и другую сторону. Для всех стран становится крайне важным максимально расширять круг собеседников, чтобы повышать возможности для манёвра и гибкости. Жёсткие альянсы в духе второй половины ХХ века уходят в прошлое, потому что не отвечают интересам подавляющего большинства их потенциальных участников.

Россия не может и ни в коем случае не должна делать «выбор» между Китаем и Индией.

Обе державы, во-первых, играют очень заметную роль в мире и на Евроазиатском пространстве. Без плодотворных связей с ними невозможно представить успешной защиты российских интересов. Во-вторых, региональная ситуация тем устойчивее, чем больше игроков вовлечено в сохранение стабильности. Наконец, содержание отношений с Китаем и Индией у России разные, есть пересекающиеся сферы интересов, а есть расходящиеся.

То же относится и к Пакистану. Исторически страна была по другую сторону «железного занавеса», однако его уже давно нет, а Исламабад – столица государства не только очень густонаселенного, но и расположенного в стратегически важном месте, обладающего обширным потенциалом. Пакистан тоже, как и все остальные. заинтересован в геополитической диверсификации.

То, что естественно для России, столь же естественно для Индии. Проблемы в отношениях Дели и Пекина накоплены давно, а по мере общего роста влияния Китая они будут восприниматься всё более остро. Так что стремление найти иную опору неизбежно. В то же время в Индии понимают, что полностью встраиваться в американскую стратегию окружения и торможения КНР рискованно. В долгосрочном плане это приведёт к совсем уже глубокой конфронтации с Китаем, что для Индии невыгодно и опасно. Поэтому у Quad есть свои резоны и свои ограничения. Как и у любого другого межгосударственного объединения (включая и Евросоюз, и НАТО) в новой международной обстановке.

Поэтому нервная реакция в Индии на российскую политику в отношении Китая, а у нас – на реверансы Дели в сторону Соединенных Штатов, по-человечески объяснима, но её стоит свести к минимуму.

Другое дело, что есть вполне понятная черта, которую нельзя переходить. Налаживание кооперации с третьими странами не должно создавать угроз интересам и безопасности традиционного партнера. И к этому надо относиться серьёзно и Москве, которая укрепляет отношения с Пекином и Исламабадом, и Дели, стремящемуся сблизиться с Вашингтоном и Токио. Один из действенных способов снизить напряжённость – повышение взаимной прозрачности и взаимное информирование о том, что происходит в контактах с третьими странами. Меры по укреплению доверия никогда никому не мешали.

Российская газета

Конструируя Аркто-Пацифику

Алексей Куприянов

Аркто-Пацифика и Индо-Пацифика в азиатском её понимании дополняют друг друга, причём точкой сопряжения является российский Дальний Восток.

Подробнее

Диверсификация в ОПК

Программа повышения квалификации «Управление диверсификацией деятельности организаций оборонно-промышленного комплекса в современных условиях»


Цели и задачи обучения:

1. Совершенствование и получение новых компетенций, необходимых для профессиональной деятельности, и повышение профессионального уровня в сфере диверсификации деятельности организаций оборонно-промышленного комплекса;
2. Совершенствование профессиональной компетенции в рамках имеющейся квалификации, качественное изменение которой осуществляется в результате обучения:
  • освоение особенностей организационных и технологических преобразований в процессе диверсификации деятельности организаций ОПК;
  • специфика маркетинговых исследований на рынках высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения;
  • особенности применения мер государственной поддержки процессов диверсификации.

Темы лекций

1. Диверсификация деятельности ОПК: основные понятия, стратегические цели, задачи, нормативное правовое обеспечение

2. Особенности государственного регулирования отношений в сфере диверсификации деятельности организаций ОПК

3. Особенности корпоративного управления диверсификацией деятельности организаций ОПК

4. Оценка эффективности диверсификации деятельности организаций ОПК

5. Особенности государственного регулирования раздельного учета затрат, включаемых в себестоимость продукции и цену продукции, поставляемой по ГОЗ, и создаваемой в рамках диверсификации деятельности ОПК.

6. Особенности взаимодействия ОПК; с внешней средой при решении задач диверсификации своей деятельности

7. Особенности подготовки кадров для обеспечения диверсификации деятельности организаций ОПК. Взаимодействие с образовательными организациями высшего образования

8. Роль частных высокотехнологичных компаний, малых и средних инновационных компаний в диверсификации деятельности организаций ОПК

9. Государственная поддержка диверсификации деятельности организаций ОПК

Скачать подробную Программу семинара.

Алиев: Азербайджан желает большей диверсификации отношений с США

Ильхам Алиев Фото: facebook.com/PresidentIlhamAliyev

Читайте нас в Google Новости

США всегда поддерживали энергетические и другие проекты, осуществляемые Азербайджаном, но в Баку хотят ещё больше диверсифицировать двусторонние отношения. Об этом президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил в ходе обсуждений в видеоформате Международного центра Низами Гянджеви на тему «Южный Кавказ: Региональное развитие и перспективы сотрудничества».


Мы хотим наладить более тесное торговое сотрудничество. Мы можем сотрудничать и в сфере оборонной промышленности, — отметил азербайджанский лидер.

Глава государства подчеркнул, что Азербайджан тесно сотрудничает с новой администрацией Белого дома и поддерживает разнообразные контакты. Так, в частности, недавно состоялся телефонный разговор Алиева с советником президента США по вопросам национальной безопасности.

Президент отметил также, что Армения старается преподнести Азербайджан как агрессора, и напомнил, что четыре резолюции, принятые Советом Безопасности ООН, пока остаются на бумаге.

Ранее в Москву прибыл премьер-министр Азербайджана Али Асадов. Он высоко оценил роль РФ в урегулирования карабахского конфликта и пригласил своего коллегу Михаила Мишустина посетить республику.

Меняться, чтобы остаться собой – Картина дня – Коммерсантъ

Создание два года назад, в июле 2019 года, Катарского агентства по привлечению инвестиций (IPA Qatar) стало одним из широко обсуждаемых в мире событий: бренд Invest Qatar («Инвестируйте в Катар») предполагает, что одна из самых развитых экономик мира приглашает крупнейших мировых инвесторов участвовать в своей диверсификации, причем в довольно нестандартном режиме – помимо экономической диверсификации, Катар предлагает инвесторам стать частью изменений на стыке экономики, социальной сферы и культуры под руководством одного из самых эффективных правительств мира. Это нечастый случай, когда к соинвестированию призывает не экономика, остро нуждающаяся во внешних вложениях, а один из крупнейших внешних инвесторов в мире: дело не в финансах, а в идее совместного развития во всех смыслах.

Катар, страна-гость на завершившемся на прошлой неделе Санкт-Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2021), является одним из крупнейших инвесторов в экономику РФ: еще до ПМЭФ вложения катарских структур, в том числе суверенного фонда Катара QIA, в проекты в России оценивались в $13 млрд. Тем не менее, IPA Qatar было одним из самых активных участников катарской делегации в Санкт-Петербурге, а задача этой структуры – привлечение инвестиций в экономику Катара. Для чего страна, способная на инвестиции за своими пределами в десятки и даже в сотни миллиардов долларов накопленным итогом (а это вполне реальные оценки вложений той же QIA), активно предлагает вкладываться в собственные проекты, хотя вполне в состоянии найти практически все финансирование под них на национальном финансовом рынке?

Qatar Petroleum – одна из крупнейших нефтегазовых компаний мира, оперирующая не только в Катаре – у нее есть совместные проекты по всему миру от Аргентины и Бразилии до Мозамбика и ЮАР. Катарский банк развития (Qatar National Bank, QDB) – крупнейший банк в ближневосточном регионе с активами в $259 млрд, чистая прибыль банковской структуры, находящейся в госсобственности Катара, в 2019 году составила $3,9 млрд. Катарская фондовая биржа (QSE) – также одна из крупнейших в регионе игроков, работающих как фондовая и товарная биржа. В последние годы QSE активно – и, видимо, первой среди региональных финансовых инфраструктурных операторов — развивает инструменты экологически ответственного, социального и корпоративного управления: к наступающему в США и ЕС (а, следовательно, в перспективе и во всем мире) буму EGS, по внешним оценкам, QSE готова лучше, чем любая другая биржа как минимум на всех развивающихся рынках, и «догнать» ее по этому параметру будет нелегко. Для чего при всей финансовой обеспеченности Катару нужен бренд Invest Qatar?

Фото: Boule/Shutterstock.com

С одной стороны, все более или менее очевидно. Всякая страна, в торговом балансе которой экспорт углеводородов является определяющим, в том или ином виде занимается диверсификацией своей экономики. Это касается и России, и всех стран Персидского залива, даже страны, у которых нефть и газ занимают в структуре экспорта относительно меньшие доли (например, Мексика с ее нефтяным гигантом PEMEX), стремится «слезть с нефтяной иглы». Дело не только в специфических проблемах петрократий, к которым относят и Россию, и Катар. Для страны, занимающей первое в мире место по экспорту сжиженного природного газа (СПГ) и имеющей (по 2019 году) сильнейший профицит торгового баланса ($41,5 млрд за год при экспорте на $72,7 млрд и импорте в $31,3 млрд), проблемы диверсификации возможно решать вообще без привлечения иностранных инвестиций. Тем более, что это в Катаре, в отличие от многих других юрисдикций в мире, более чем возможно. Так, по оценкам Всемирного экономического форума (ВЭФ), в 2018 году Катар занимал пятое место в мире по наличию инженеров и ученых в экономике и такое же место по доступности венчурного капитала – а катарское правительство при этом входило в десятку самых компетентных госадминистраторов в мире.

Тем не менее, именно это правительство в течение последнего десятилетия проводило, в том числе, очень впечатляющую законодательную реформу в отношении иностранных инвестиций – в условиях, когда, строго говоря, большинство сопоставимых страновых юрисдикций становились на путь инвестиционного протекционизма, включали инвестиций и их ограничения в повестку чисто политических историй, использовали инвестиции как потенциальное оружие, средство «мягкой силы» и давления. Вполне законного – но не стоит забывать, что Катар как важная часть арабского мира имеет и собственные приоритеты в геополитике, амбиции и задачи, подчеркнутую и не избегающую столкновений и острых моментов суверенность: это отлично показал конфликт Катара в середине 2010-х с частью соседей по Персидскому заливу и опыт не слишком удачной для них блокады-бойкота Катара как партнера. Тем не менее, именно сейчас для большинства налоговых юристов в мире Катар – это главный глобальный кандидат на смену закрывающихся «налоговых гаваней» в юрисдикциях Нидерландов и Кипра. Реформы Катара в налоговой сфере уникальны: по оценкам Всемирного банка в рейтинге Doing Business в 2019 году, налоговое бремя в Катаре – на третьем месте в мире по степени влияния на бизнес. С конца: Катар – крайне выгодная и для инвестиций, и для финансовых операций страна, и она отчетливо предпринимает все усилия, чтобы привлечь в свою экономику, по уровню ВВП на душа населения близкую к экономике Швейцарии, дополнительные вложения.

Стоит отметить, что довольно крупные корпоративные инвестиции в проекты в Катаре последних лет довольно красноречивы. Это Microsoft, в 2021 году в проекте в Катарском научно-технологичном парке (QSTP) облачный регион для Ближнего Востока. Это Oracle, активно работающий с местной инфраструктурой в совместных проектах с Milaha и местным энергогигантом Kahramaa. Это Google, для которого Катар, сотрудничающий с Управлением свободных зон Катара (QFZA) – региональных «облачный» центр. Это General Electric с ее огромным научно-исследовательским центром в Катаре и десятками катарских партнеров. Наконец, это Volkswagen, рассматривающий Катар как место для глобально значимого проекта преобразования системы транспорта после 2022 года – Доха будет одним из первых мегаполисов в мире, в котором в систему общественного транспорта будут быстро интегрироваться беспилотники с нулевым уровнем выбросов. Практически бессмысленно говорить об уровне коммерческих сервисов в Катаре: они аналогичны крупнейшим финансовым центрам мира, сложно найти консалтинговую или бизнес-сервисную компанию, не предоставляющую полный спектр услуг в Дохе. При этом все эти проекты отчетливо «заточены» под уже сейчас приходящих в Катар и будущих инвесторов в цифровой экономике крупного и активно развивающегося мегаполиса – там, где нет бизнеса, развитого на уровне США и Европы, просто не нужна ни «облачная» инфраструктура, ни экосистема лабораторий, ни тысячи высококвалифицированных инженеров и юристов, ни тем более готовящие их филиалы университетов.

В сущности, для консервативного, неспешного развития-диверсификации, уже сейчас сопровождающегося вполне «звездным» для столь развитой экономики ростом ВВП (2-3% в год), уже не таким сырьевым, как два десятилетия назад, не нужна и крупная финансовая инфраструктура. Но в Катаре она есть. Рашид бин Али Аль Мансури, генеральный директор Катарской фондовой биржи (QSE), подчеркивает, что QSE, единственная уполномоченная биржа ценных бумаг в Государстве Катар, за короткий период времени превратилась в ведущий финансовый рынок в регионе, поскольку MSCI, FTSE и S&P повысили ее до статуса развивающегося рынка. «Предпринимаемые QSE в настоящее время усилия и стратегические инициативы еще больше укрепили позиции Катара как центра передового опыта в регионе и упрочили его лидирующие позиции в качестве мощного финансового хаба, который внедряет передовой международный опыт для удовлетворения растущих потребностей своих инвесторов на местном и международном уровнях. – говорит господин Аль Мансури. — QSE считается основой фондового рынка страны и стратегии диверсификации катарской экономики. QSE считается площадкой распределения капитала и платформой для государственной программы приватизации. QSE также является платформой, которая включает в себя различные динамично развивающиеся секторы экономики Катара, такие как банковский сектор, недвижимость, промышленность и другие отрасли».

При этом IPA Qatar обращает внимание на несколько проектов и направлений инвестирования в Катаре, которые он считает приоритетным для целевого инвестирования. Часть из низ стандартны – это, например, порт Хамад, один из крупнейших не только на Ближнем Востоке, но и в мире (инвестемкость проекта до $7,4 млрд), одноименный катарский аэропорт. Но вместе с тем Катар предполагает и крупнейшие инвестиции в железнодорожную и коммунальную транспортную инфраструктуру (емкость — $44 млрд), вложения в новые очереди метрополитена Дохи ($12 млрд), а также проект «интеллектуального зеленого города» Лусаил Сити с общими вложениями в $45 млрд. В целом, если следовать национальным планировочным документом Катара, страна представляется огромным полем для инвестирования, вполне открытого миру. Общий портфель строительных проектов Катара в стадии разработки составляет $250 млрд (из них жилищный сектор дает возможности вложений всего в $12,4 млрд.) Портфель потенциальных вложений только в индустрию ресайклинга, возобновляемых источников энергии и здравоохранения IPA Qatar оценивает на ближайшие годы в $5,8 млрд.

Фото: Катарско-российский центр сотрудничества (QRCC)

И, наконец, поразительно амбициозной является катарская «туристическая» программа – инвестиции в нее в сумме составляют около $200 млрд. Впрочем, кавычки в термине «туристическая» не случайны. Это и вложения в метро Дохи, и в Национальный музей Катара, и реконструкция даунтауна Дохи – Мшейреба, и гостиничные инвестиции. Сегодняшний рынок Катара по внешнему туризму относительно компактен: это $5,9 млрд. Но предстоящий чемпионат мира FIFA по футболу 2022 года – только начало программы «взрыва» Катара как туристического направления, которое IPA ожидает «экспоненциальным». В 2023 году, например, страна ждет у себя порядка 5,6 млн туристов.

И, наконец, крайне нестандартная часть стратегии – Катар при всей своей территориальной скромности и полноценно «мегаполисной» структуре расселения в 2017-2019 гг. успешно добился самодостаточности по ряду продуктов питания (например, свежей птице и молочной продукции) и в Глобальном индексе продовольственной безопасности (GFSI) занимает почетное первое место. Г-н Мохамед Аль-Сада, генеральный директор компании Hassad Food, прокомментировал развитие агросектора так: «Инвестиционный портфель Hassad включает в себя разнообразные проекты по всему миру, которые служат опорой для Государства Катар в обеспечении продовольственной безопасности. Мы инвестировали в десять местных проектов стратегического направления, представляющих ключевые отрасли экономики: продовольственный комплекс, сельскохозяйственное производство и агромаркетинг, птицеводство, производство комбикорма, стратегические запасы зерна, производство мясомолочной продукции и фиников. В глобальном масштабе мы инвестируем в предприятия, имеющие стратегическую и коммерческую ценность, поэтому мы с нетерпением ждем возможности изучить инвестиционные возможности на российском рынке особенно в области производства зерна, мясопереработки и сельскохозяйственных технологий». Аль-Садах отмечает инновационность решений Hassad в агротехнологиях: «Современная система производства и переработки сельскохозяйственных продуктов тесно связана с технологически продвинутыми решениями, которые направлены на то, чтобы сделать сельскохозяйственную деятельность более точной, прибыльной и устойчивой – мы стремимся отслеживать и использовать новые возможности цифровых технологий».

Используя и внутренние, и внешние инвестиции, и механизмы государственно-частного партнерства (ГЧП, приоритеты – образование, водоснабжение, здравоохранение, телеком, энергетика, транспорт, жилой фонд и туризм), действующие с 2020 года, Катар строит у себя на территории чрезвычайно интересный вариант ультрасовременной городской экономики нового типа – страну-город, страну-хаб, страну-возможность для бизнеса. Шейх Али Аль-Валид Аль Тани, глава IPA Qatar, открыто называет диверсификационный проект Катара «грандиозным», а создающуюся бизнес-среду «уникальной по своим качествам». «Со своим грандиозным видением будущего, процветающей экономикой и кропотливо выстраиваемым отношением с остальным миром Катар предлагает инвесторам уникальный бизнес-климат для содействия расширению бизнеса и ускорения достижения их долгосрочных целей. Катар поддерживает устойчивый экономический рост и развитие бизнеса, несмотря на беспрецедентные проблемы в мировой экономике, вызванные COVID-19. Страна продолжает повышать конкурентоспособность своего рынка как процветающего направления для инвесторов, ищущих новые прибыльные возможности в различных секторах экономики. В дополнение к мерам, предпринимаемым на государственном уровне, Катарское агентство поощрения инвестиций (IPA Qatar) является полноценным источником инвестиционных решений внутри страны, предлагая инвесторам доступ к растущему рынку Катара. Управляя брендом Invest Qatar, IPA Qatar активизирует реализацию единой стратегической концепции использования инвестиционных платформ в Катаре и создает долгосрочные партнерские отношения с инвесторами» — так он описывает миссию IPA Qatar.

Все решения Катара по привлечению инвестиций, между тем – невынужденные. Макроэкономических проблем в стране, по существу, нет, что отлично демонстрирует национальная валюта страны, катарский риал – он практически независим (при совершенно стандартном для эмиссионных институтов Катара практике свободного курсообразования) от колебаний цен энергоносителей, при этом средняя пятилетняя инфляция в стране составляла 1,1% в год – это совершенно нетипично ни для стран-экспортеров нефти и газа, ни для столь активно развивающегося рынка, ни для быстро трансформирующегося общества.

Имеет смысл дать три важных составляющих в объяснении происходящему.

Первое – для властей Катара и политически, и культурно необходима программа диверсификации экономики, которая бы позволила стране предельно быстро войти в число инновационно развитых, не теряя при этом достигнутого уровня благосостояния. Массированные инвестиции, в том числе в значительной степени внешние, нужны в том числе как «притягивающие» то, чего обычно не хватает петрократиям, благополучным с финансовой точки зрения – избыток людей, технологий, идей, культурных процессов. Во многом это реакция Катара на ускоряющийся в мире прогресс во всех его проявлениях – только очень богатая и хорошо управляемая экономика может позволить себе сверхагрессивную стратегию, которая предполагает, что лучший способ защиты от надвигающегося «тайфуна перемен» — самой стать частью этого тайфуна, если он неизбежен. В этой логике, шансы не проиграть в этой игре есть только у того, кто участвует в установлении правил игры. И, поскольку в таких играх успешен самый амбициозный игрок – неудивительно, что Катар открыто провозглашает Invest Qatar, предполагая вложения внешних инвесторов (как и свои собственные вложения за пределами страны, в том числе и в Россию) своеобразным активным стабилизационным и управляющим процессом механизмом. Эта игра лишь с одной из точек зрения выглядит высокорисковой – на деле она сокращает риски, особенно долгосрочно, и в этом – преимущества страны с большой финансовой «подушкой безопасности».

Второе – Катару как государству с высокой ценностью традиционных исламских устоев и приоритетом сохранения арабской культуры критически необходимо гармоничное и быстрое развитие современной экономики. В надвигающемся в мире вихре перемен – социальных, технологических, биотехнологических, геополитических, логистических – сохранение собственной идентичности возможно лишь в двух опциях: ультраконсерватизм или адекватное по скорости перемен собственное развитие. Консерватизм, стремление к автаркии, закрытость и замкнутость – это то, что Катар вполне в состоянии себе позволить. Мало того, и в Персидском заливе, и на Ближнем Востоке немало стран, которые выбрали именно этот путь. Эта стратегия по крайней мере для ныне живущих поколений жителей Катара, а тем более для его национальной элиты, не обязательно означало бы снижение уровня жизни или деградацию (гораздо сложнее решать проблемы экологической устойчивости, социальные дисбалансы, но и здесь возможно «купить» по крайней мере время на их решение). Но есть и более интересный вариант – сохранить наследие без потерь через открытость и представление ее миру.

Фото: Катарско-российский центр сотрудничества (QRCC)

Например, вот как описывают в NBQ свою миссию на финансовом рынке: «Мы гордимся нашим катарским наследием и тем вкладом, который мы вносим в качестве надежного финансового партнера в сообщества, которым мы служим. Несмотря на нынешнюю неопределенность в нашей операционной среде, мы по-прежнему хорошо капитализированы и получаем кредитные рейтинги высшего уровня от ведущих международных агентств. Это свидетельство нашей финансовой мощи. Наша эффективность и рост поддерживаются нашим сильным управлением, стратегией, системой управления рисками, лидерством и дисциплинированным исполнением». Это – вполне открытая декларация намерения главного банка Катара защищать свою (в самом широком смысле) идентичность проактивно и открыто. И это – явно одна из составляющих катарской интегрированной стратегии: арабский мир может и должен быть современным, исламская цивилизация – может и должна быть частью мирового процесса развития и конкурировать за лидирующие позиции. А это долгосрочно невозможно в позиции максимальной закрытости.

И, наконец, третье, прямо вытекающее из первых двух: в любом экономическом развитии есть «нематериальная» составляющая – стремление к свободному развитию естественно для всех культур. Дело не только и не столько в росте ВВП, в том числе на душу населения, не только в престижности брендов, в военной защищенности, в доле мирового газового рынка, в профиците торгового баланса и даже не только в высоте небоскребов. Оставить после себя будущим поколениям просто богатство, обеспеченное существование, традиции – или то, чего в Персидском заливе, да во многом и на планете, еще не было? Национальные амбиции есть у всех национальных государств и у всех культур. В Катаре это еще и амбиции по созданию на базе одного из самых богатых сообществ мира одного из самых развитых, амбиции превращения Дохи в один из важнейших центров мирового развития, амбиции превращения полуострова между песком и морем в то, чем будут восхищаться, с кем будут работать и куда будут стремиться (на неделю, на год, на десятилетие, на поколение) сотни миллионов людей во всем мире. В Катаре при не слишком большом арабском коренном населении, имеющем гражданство, в общем числе 2,8 млн жителей сейчас представлены более 85 национальностей. Экономически идея создать не только для них, но и для будущего мира страну будущего реализуема и, видимо, возможна, во всяком случае, при качестве корпоративного и государственного управления в Катаре она не выглядит авантюрной – в стране умели управлять национальным развитием в обществе, веками существующем как центр международных торговых путей, связующих крупнейшие мировые цивилизации. Но она еще и красива, амбициозна и поэтому привлекательна. Привлекательна ли она инвестиционно? Это будет решаться каждым инвестором в каждом конкретном инвестпроекте из тысяч: в Катаре их много.

Николай Петров


Связь между стратегией диверсификации и организационной эффективностью: исследование компаний, зарегистрированных на фондовой бирже Стамбула

Аннотация

Целью данного исследования является изучение взаимосвязи между применениями стратегий диверсификации и организационной эффективностью, реализованной во время недавнего экономического кризиса . Румелт классифицирует стратегии диверсификации на концентрическую диверсификацию, диверсификацию на основе основного бизнеса, связанную диверсификацию и несвязанную диверсификацию.Стратегия диверсификации и взаимосвязь между показателями деятельности организации, по-видимому, различаются в развитых и развивающихся странах в стабильных условиях. Исследования этой взаимосвязи в развитых странах, проведенные к 2000 г., привели к общепринятому выводу о том, что взаимосвязь между стратегиями диверсификации и результатами деятельности организации имеет форму перевернутой U-образной кривой. Замечено, что исследования, проведенные после 2000 г., сосредоточены на детерминантах взаимоотношений.В результате в развитых странах взаимосвязь между стратегиями диверсификации и производительностью организации увеличивается до среднего значения, а затем демонстрирует снижение производительности. Однако существуют исследования, в которых делается вывод о том, что индикаторы взаимосвязи между стратегиями диверсификации и организационной эффективностью развитых стран отличаются от индикаторов развивающихся стран из-за влияния правительственных и деловых отношений, рыночных, производственных, трудовых факторов и политико-экономических факторов. переменные.Всего в исследовании приняли участие 318 компаний, котирующихся на Стамбульской фондовой бирже, акции которых торговались в 2007 году. Зависимой переменной исследования является эффективность организации, а независимой переменной — показатель диверсификации. Классификация Румельта используется как мера диверсификации. Финансовая стоимость ROA и ROS используется в качестве меры организационной деятельности. Что касается результатов исследования, проведенного в Турции, взаимосвязь между стратегиями диверсификации и организационной эффективностью варьируется в зависимости от развитых стран.

Ключевые слова

Стратегия диверсификации

организационная эффективность

Стратегия диверсификации на развивающемся рынке

Мера Румелта по диверсификации

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Авторские права © 2011 Издано компанией Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Рекомендуемые статьи

Перейти к основному содержанию Поиск