Суббота , 15 Май 2021

Априорные знания: Априорное и апостериорное

Содержание

Априорное и апостериорное

Априорное знание

Определение 1

Априори - это знание, которое получено непосредственно до опыта и вне зависимости от него.

Априорное знание является первичным и предшествующим опыту, так как оно заранее известное. Данный философский термин получил значительное распространение в логике и теории познания благодаря И. Канту. Идея априорного знания неразрывно связана с представлением в внутренних источниках активности мышления человека. Априоризм - это учение, которое признает знание априори.

Замечание 1

Противоположным знанием является апостериорное - получаемое вследствие обретенного опыта.

И. Кант, как яркий представитель Немецкой классической философии, в своей работе "Критика чистого разума" рассматривал априорное знание как условия всеобщности, необходимости и организованности опытного знания. Познание в полной мере соответствует данным параметрам как своему идеалу.

Априорное знание Канта - это необходимые и всеобщие, не зависящие от опыта понятия. Апостериорное - все опытное знание - единичное и случайное.

Апостериорное знание

Определение 2

Апостеориори - это знание, которое получено непосредственно от приобретенного опыта.

Замечание 2

Аостериори противопоставляется априорному знанию. С течением мировой истории определение термина видоизменялось. Нынешнее "классическое" понимание приписывается И. Канту.

Оппозиция априорного и апостериорного возникла еще в период Античности и прослеживалась в контексте философской традиции Аристотеля и Платона. В дальнейшее время данное различие исследовалось средневековыми арабскими философами (Ибн Руш, Ибн Сина) и западными схоластами (Тома Аквинский, Альберт Великий).

В период Нового времени Лейбниц изменил значение обоих понятий. Апостериорное познание отличается от априорного познания как "истина факта" от "истины разума". Именно данное разграничение в своей философской традиции развил И. Кант. Всеобщие принципы познания являются априорными, а знание апостериорное приобретается посредством чувственного восприятия. Чувственный опыт является случайным, так как предыдущий опыт не отрицает возможного обретения в будущем опыта нового, который не будет согласовываться со старым.

Знание, которое базируется лишь на чувственном восприятии не является истинным. Для приобретения всеобщего и необходимого характера апостериорного знания нужно подвести чувственный опыт под определенные априорные формы знания, вследствие чего можно познать и особые законы "восприимчивых" наук. С позиции И. Канта, математика является примером знания априори, в то время как физика - апостериорное знание.

Сопоставление априорного и апостериорного

Апостериори и априори являют собою два связанных понятия научно-философского дискурса, которые обозначают два различных типа знания. К первому относится знание, которое обретается посредством чувственного опыта, а второе является независимым, так как предшествует любому опыту.

Немецкая классическая философия окончательно устанавливает границы между двумя видами знания, которые являются по своей сути противоположными. Тем не менее, такая противоположность не является преградой для их сосуществования, так как «фактическая» истина предшествует «разумной» истине.

Замечание 3

Данные две категории могут соотносится, как чувственное и рациональное познание. Одно базируется на эмпирическом восприятии, а другое – на познании посредством разума.

Понятие априорного и апостериорного знания. Формы априорного знания.

Априо́ри («от предшествующего») — знание, полученное до опыта и независимо от него. Этот филос термин получил важное значение в теории познания и логике благодаря Канту. Идея знания априори связана с представлением о внутреннем источнике активности мышления. Учение, признающее знание априори, называется априоризмом. Противоположностью априори является апостериори («от последующего») — знание, полученное из опыта.

В системе Иммануила Канта (прежде всего, в «Критике чистого разума») априорное знание рассматривалось как условие необходимости, всеобщности и организованности опытного знания. Познание должно соответствовать этим характеристикам как своему идеалу. Под априорным знанием Кант понимал всеобщие и необходимые, не зависящие от опыта понятия, под апостериорным знанием — все опытное знание, которое случайно и единично.

Например, суждение «7 + 5 = 12» универсально (является правилом и не имеет исключений) и необходимо (должно быть истинным): мы усматриваем, что 7 + 5 не может быть ничем иным, как 12. Наоборот, апостериорное знание того, что снег бел, не является неким усмотрением или прозрением, в котором мы постигаем, что снег по цвету может быть только белым, мы не можем быть уверены в отсутствии исключений из этого правила.

Априори имеет смысл лишь в связи с опытом, поскольку оформляет опыт. Кант трактовал отношение опытных данных и активности сознания следующим образом:

Но хотя всякое наше познание и начинается с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта. Вполне возможно, что даже наше опытное знание складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша собственная познавательная способность (только побуждаемая чувственными впечатлениями) даёт от себя самой…

Воздействуя на нашу чувственность, явления опыта пробуждают одновременно внутреннюю активность человеческого познания, кот проявл в человеческой способности совершать не только опытное, но и внеопытное (априорное) познание. Априорнымиявляются только те знания, кот не зависят от всякого опыта,чистыми априорными — те, кот им всеобщий и необходимый хар-р, и к кот не примешивается ничто эмпирическое. Кант исследует, как и при каких условиях возможно для человеческого мышления чистое трансцендентальное познание априори, то есть

…всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori.



Принципы (законы) наук, утверждая нечто относительно целых классов предметов, не могут быть сформулированы на основании одного только опыта (эмпирическим путём).

Априорные формы

Однако априорное знание независимо от опыта только в отношении своей формы, содержание его получено из опыта. Субъект, начиная познание, заранее обладает априорными формами познания, которые придают его знанию характер необходимости и всеобщности. Кант различал априорные формы чувственности (трансцендентальные формы чувственности, априорные формы созерцания) и априорные формы рассудка (трансцендентальные формы рассудка), кот придают связность и упорядоченность хаотическому многообразию чувственного опыта.

Априорные формы чувственности исследуются в трансцендентальной эстетике. Априорными формами чувственности являются чистые созерцания, с помощью кот многообразные, разрозненные и не всегда отчетливые восприятия приобретают всеобщую объективную значимость. Этих форм две — пространство и время. Именно они обуславливают возможность математики как науки.

Априорные формы рассудка, кот исследуются в трансцендентальной аналитике, представляют собой априорные чистые понятия рассудка (рассудочные понятия) — категории. Категории являются теми формами единства и рассудочными предпосылками, которые сам рассудок с необходимостью присоединяет к многообразному чувственному материалу, уже организованной априорными формами чувственности. Этот синтез обеспечивает возможность естествознания как науки. Кант насчитывает 12 категорий, разделённых на 4 класса: категории количества, категории качества, категории модальности и категории отношения.

 

 

26. Взаимосвязь языка и внеязыковой реальности( Гипотеза лингвистической относительности Сепира –Уорофа. Языковые игры Витгенштейна. Теория речевых актов)



ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ГИПОТЕЗА — положение о детерминации восприятия, мышления и познания структурами языка. В современном виде Л. о. г. сформировалась благодаря этнолингвистическим исследованиям амер. антропологической школы и представлена именами лингвистов Э. Сэпира и его последователя Б. Уорфа, который и ввел данный термин. Позиция Сэпира сводится к тому, что языковые навыки и нормы бессознательно определяют образы мира, присущие носителям того или иного языка. «Мы видим, слышим и воспринимаем так или иначе те или другие явления, главным образом, благодаря тому, что языковые нормы нашего общества предполагают данную форму выражения» (Э. Сэпир). Различные культуры, по его мнению, — это различные миры, а не один мир, по-разному обозначенный словесными ярлыками. Каждый язык задает свое видение мира, и различие между картинами тем больше, чем дальше отстоят языки друг от друга. Грамматический строй языка навязывает, по мнению Уорфа, способ упорядочения и описания мира. Согласно этой концепции, язык невозможно рассматривать как инструмент познавательной деятельности, безразличный к содержанию познания. Наше мышление и наше представление о реальности определяется структурой того языка, которым мы пользуемся. Исследуя языки и культуры различных индейских племен, они обнаружили известное типологич. родство между ними, к-рое может быть противопоставлено такому же типологич. родству европ. языков и культур. Из этого Сепир, а затем Уорф сделали след. выводы: 1) типология обществ. жизни и обществ. произ-ва, как типология поведения, определяется всеми институтами культуры, в т.ч. языком; 2) язык среди др. институтов культуры занимает место посредника между мышлением и обществ. жизнью и обществ. произ-вом, а потому тип языка определяет тип мышления и тип поведения языкового коллектива. Исходя из этих выводов, Уорф сформулировал след. гипотезу :совр. мировая культура развилась, опираясь на европ. языковой тип, к-рый определил тип нормативного, с европ. т.зр., поведения и мышления. Напр., в мировой культуре возобладала европ. концепция времени и европ. логика, предопределенные формами европ. языкового типа. Если допустить, что совр. мировая культура развилась бы на иной лингвистич. основе, то, по-видимому, создались бы иные правила мышления и т.п. Гипотеза сохраняет ценность в семиотике как одно из средств объяснения механизмов и источников развития культуры.

ЯЗЫКОВЫЕ ИГРЫ ВИТГЕНШТЕЙНА-понятие современной неклассической философии языка, фиксирующее речевые системы коммуникаций, организованные по определенным правилам, нарушение которых означает разрушение яз.игр или выход за их пределы. Язык-это множество между собой не связынных систем использования языка. каждая система устроена как игра: есть некое кол-во участников, правила, инвентарь. Включаясь в конкретную яз игру вы можете участвовать в ней только соблюдая ее правила. Любая деятельность явл в конечном счете языковой. нет ни одной теории, кот являлась бы правилом для другой яз игры.

на основе этой концепции возникает амер.аналитическая философия, кот считает что предметом исследования должны стать яз выражения, а методом исследования- анализ яз выражений. то есть все философы явл аналитиками. 2 направления в аналитической философии представлены 1) куайном-работам с формализованными высказываниями,2) Остином- считает, что мы должны работать и с обыденным языком, включает ТЕОРИЮ РЕЧЕВЫХ АКТОВ- . учит тому, как формировать реальность при помощи слов. Прежде всего, Остин заметил, что в языке существуют глаголы, которые, если поставить их в позицию 1-го лица ед. числа, аннулируют значение истинности всего предложения (то есть предложение перестает быть истинным или ложным), а вместо этого сами совершают действие. Например, председатель говорит: Объявляю заседание открытым; или священник говорит жениху и невесте:Объявляю вас мужем и женой;Такие глаголы Остин назвал перформативными. Открытие речевых актов переворачивало классическую позитивистскую картину соотношения языка и реальности, в соответствии с которой языку предписывалось описывать реальность, учит, что язык связан с реальностью не проективно, а по касательной, что он хотя бы одной своей точкой соприкасается с реальностью и тем самым является ее частью.

Априори |

Априори – это философское понятие теории познания и логики означает знание, предшествующее опыту и независимое от него и в переводе с латинского языка (a priori) означает «от предшествующего». Как это понять?

На уроках школьной геометрии учеников знакомят с понятиями аксиома и теорема. Теорему всегда нужно доказывать, а аксиома – это теорема, не требующая доказательств, то есть она верна исходя из самого факта своего существования.

То же самое и с термином «априори». Априори означает знания-истину, которые не проверяли опытным путем, потому что истина не подвергается сомнению, ее принимают, как говорится, по умолчанию. Однако, априорная истина не должна противоречить имеющимся фактам.

Например, ребенку говорят, что снег холодный. Ребенок еще снег не трогал, но видел в окно подающие снежинки и белые улицы. Это знание, полученное до опыта. Априори снег холодный.

Подавляющая часть наших знаний получены опытным путем, то есть добыты самостоятельно через опыт или путем анализа и систематизации полученных фактов. Такие знания называются апостериорными. Латинское «a posteriori» буквально означает «от последующего». Априори и апостериори имеют прямо противоположные значения.

Ребенок вышел на улицу и потрогал снег, на своем опыте убедившись, что тот действительно холодный. Это знание приобретено после опыта, апостериори.

То есть в широком смысле слово «априори» используется для обозначения какого-либо знания или утверждения, взятого в качестве основы для последующих суждений.

Происхождение данного выражения

Итак, априори (a priori) в переводе с латинского языка означает «от предшествующего».

Впервые термин «априори» использовал Аристотель для обозначения духовной стороны человеческой природы. Древнегреческий философ изучал такие категории как доказательство от последующего и противоположное доказательство от предшествующего. Значение термина «априори» по Аристотелю сохранилось и до наших дней в отдельных сферах человеческой деятельности – в религии, философии, искусствознании и психологии.

Популярность этот термин получил благодаря И. Канту. Идея знания априори связана с представлением о внутреннем источнике активности мышления. Согласно философии Канта такие философские категории, как пространство, время, причинность и другие, являются априорными знаниями и служат основой для знания опытного. Априорные знания изначально присущи сознанию человека, не зависят от опыта, не являются формами бытия и должны рассматриваться как нечто идеальное, чему следует соответствовать.

В наши дни научный термин «априори» вышел за рамки философского учения, видоизменился и смысл, вкладываемый говорящим в свои слова.

Когда, в каких случаях, и кем оно употребляется

Как было сказано выше, априори является научным термином, который использовался философами различных направлений. С развитием философской мысли, науки, техники, с точки зрения накопленных человечеством знаний изначально философский термин претерпел филологические изменения.

Априори используется как наречие или несклоняемое имя существительное среднего рода. От слова «априори» можно образовать имя прилагательное – «априорный».

В настоящее время термин «априори» очень популярен. Причем применяется он не всегда к месту и правильно. Можно подслушать его в разговорной речи в метро, или в стенах высшего учебного заведения. Можно сказать, что это этакое модное словечко, придающее речи говорящего весомость и значимость, интеллигентность и интеллектуальность.

Сейчас слову «априори» придается значение утверждения, не требующего доказательств, как данность и нечто само собой разумеющееся.

Например, муж спросил свою жену как-то утром за завтраком, почему она не варит манную кашу. Жена ответила молодому супругу, что она «не любит манную кашу априори». В данном контексте слово «априори» употребляется неправильно. То есть жена буквально сказала, что манную кашу никогда не пробовала (ни варить, ни есть), но уже ее не любит. Вот если бы жена сказала, что «кашу не любит апостериори», то тут все бы встало на свои места. То есть попробовала и прониклась глубокой к каше неприязнью.

Или еще такой пример употребления: «Мед априори полезен». В данном случае философский термин хорошо ложится в контекст и обозначает «бездоказательно».

Чаще всего термин «априори» употребляется в официальных документах. Например, в юриспруденции он обозначает то же самое, что и в других областях наук, а именно, истинность знаний, не требующих доказательств. Используя слово «априори», адвокат пытается воздействовать на суд, как бы подчеркивая непоколебимость своих слов. Однако не все слова адвоката можно воспринимать на веру. А употребляя такой термин в прениях, юрист может невольно настроить суд против себя из-за своей же самонадеянности.

В рекламе тоже часто слышится «априори»: «Наши стулья априори самые удобные!», «Покупайте наши компьютеры, и вы априори станете умнее всех своих коллег!». Разумеется, это просто рекламный трюк для придания убедительности и значимости своим словам, а не есть истина, не требующая доказательств.

Очень часто слово априори употребляют с предлогом – «в априори», «в априории» по аналогии с выражением «в принципе», или так: «априоре». Это неправильное употребление слов. Прежде чем использовать слово в своей речи, необходимо узнать его значение и правильное написание. Желательно для самообразования не пользоваться форумами, так как там на вопросы отвечают, как правило, такие же не всегда грамотные люди, обыватели, не заглядывающие в словари и берущие ответы из головы.

Синонимы

Синонимами к философскому термину «априори» можно назвать следующие слова: заранее, предварительно, первоначально, бездоказательно, по умолчанию, умозрительно, по существу, аксиома. Все синонимы имеют схожее значение, различаясь лишь по стилю.

Примеры употребления

Примерами употребления термина можно назвать следующие предложения:

  • «Китайский язык настолько сложный, что я не смогу его выучить априори».
  • «Наташа априори умнее Миши, потому что она уже институт закончила, а Мишка только в седьмой класс переходит!».

Это тоже интересно

Категории: Что означает

Априори и апостериори - A priori and a posteriori

Два типа знания, обоснование или аргумент

Априори и апостериорная ( «от ранее» и «от позже», соответственно) латинские фразыиспользуемые в философии , чтобы определить два типа знания , обоснования или аргументации , характеризующиеся использованием эмпирических данных , найденные в опыте ( а posteriori ) или его отсутствие ( априори ). Эти термины занимают видное место в эпистемологии , где они используются для различения заключений, сделанных независимо от опыта (например, логики , математики или метафизики ), и заключений, которые зависят от опыта (например, науки или восприятия ). Таким образом, можно охарактеризовать два вида знания, оправдания или аргумента:

Хотя определения и использование этих терминов менялись в истории философии, они последовательно обозначили два отдельных эпистемологических понятия. Оба термина в основном используются в качестве модификаторов к существительного «знания» (т.е. « априорное знание»). Однако априори можно использовать и для модификации других существительных, таких как «истина». Философы также могут использовать априорность , априорность и априорность как существительные, относящиеся к качеству априорного бытия . Впервые эти термины были популяризированы Иммануилом Кантом в его « Критике чистого разума» (1781 г., 1-е изд .; 1787 г., 2-е изд.), Одной из самых влиятельных работ в истории философии . Однако на латыни эти два термина появляются в переводах « Элементов » Евклида (около 300 г. до н.э.), труда, который широко считается образцом точного мышления в ранний европейский современный период.

Есть несколько родственных различий, которые часто используются вместе с эпистемологическим различием между априори и апостериори : аналитическое / синтетическое , которое является различием в философии языка ; необходимое / условное , что является различием в метафизике ; и дедуктивный / индуктивный , что является различием в логике .

Примеры

Интуитивное различие между априорным и апостериорным знанием (или обоснованием) лучше всего видно на примерах, как показано ниже:

Априори

Рассмотрим высказывание : «Если Георг V правил не менее четырех дней, то он правил более трех дней». Это то, что известно априори , потому что оно выражает утверждение, которое можно вывести только с помощью разума.

Апостериори

Сравните сказанное выше с утверждением, выраженным предложением: «Георг V правил с 1910 по 1936 год». Это то, что (если это правда), нужно познать апостериори , потому что это выражает эмпирический факт, непознаваемый одним лишь разумом.

Априоричность, аналитичность и необходимость

Отношение к аналитико-синтетическому

Некоторые философы в ответ на Иммануила Канта стремились объяснить априорное знание, не обращаясь, как объясняет Пол Богосян , «особой способности ... которая никогда не описывалась удовлетворительно». Одна теория, популярная среди логических позитивистов начала 20 века, - это то, что Богосян называет «аналитическим объяснением априорного». Различие между аналитическими и синтетическими предложениями было впервые введено Кантом. В то время как его первоначальное различие было в первую очередь проведено с точки зрения концептуального содержания, современная версия такого различия в первую очередь включает, как выразился американский философ В. В. О. Куайн , понятия «истинное в силу значений и независимо от фактов».

Аналитические предложения считаются истинными в силу только их значения, в то время как апостериорные утверждения считаются истинными в силу их значения и определенных фактов о мире. Согласно аналитическому объяснению априорного , все априорное знание аналитично; поэтому априорное знание не требует особой способности чистой интуиции , поскольку оно может быть объяснено просто способностью человека понимать смысл рассматриваемого предложения. Проще говоря, сторонники этого объяснения утверждали, что свели сомнительную метафизическую способность чистого разума к законному лингвистическому понятию аналитичности.

Аналитическое объяснение априорного знания неоднократно подвергалось критике. В частности, Куайн утверждает, что аналитическое и синтетическое различие незаконно:

Но при всей его априорной разумности граница между аналитическими и синтетическими утверждениями просто не проведена. То, что такое различие вообще необходимо проводить, - это бессмысленная догма эмпириков, метафизический догмат веры.

Хотя обоснованность критики Куайна вызывает большие споры, она оказала мощное влияние на проект объяснения априорного с точки зрения аналитики.

Отношение к необходимым истинам и условным истинам

Метафизическое различие между необходимыми и случайными истинами также было связано с априорным и апостериорным знанием.

Утверждение, которое обязательно истинно, - это предложение, в котором его отрицание противоречит самому себе. Таким образом, говорят, что это правда во всех возможных мирах . Например, учитывая утверждение «все холостяки не женаты»: его отрицание (т. Е. Утверждение о том, что некоторые холостяки состоят в браке) бессвязно из-за того, что понятие «неженатый» (или значение слова «неженатый») связано с частью концепция быть холостяком (или часть определения слова «холостяк»). В той степени, в которой противоречия невозможны, противоречащие друг другу суждения обязательно ложны, поскольку они не могут быть истинными. Таким образом, предполагается, что отрицание противоречивого суждения обязательно истинно.

Напротив, предположение, которое является условно истинным, - это утверждение, в котором его отрицание не противоречит самому себе. Таким образом, говорят, что это не так во всех возможных мирах. Как предполагает Джейсон Бэр, кажется правдоподобным, что все необходимые утверждения известны априори , потому что «[s] ense опыт может сказать нам только о реальном мире и, следовательно, о том, что происходит; он не может ничего сказать о том, что должно или не должно быть так. "

Следуя Канту, некоторые философы считали, что отношения между априорностью , аналитичностью и необходимостью чрезвычайно близки. Согласно Джерри Фодору , « позитивизм , в частности, считал само собой разумеющимся, что априорные истины должны быть необходимы». Однако со времен Канта различие между аналитическими и синтетическими предложениями немного изменилось. Аналитические суждения в значительной степени считались «истинными в силу значений и независимо от фактов», в то время как синтетические суждения - нет - необходимо провести своего рода эмпирическое исследование, глядя на мир, чтобы определить истинностную ценность синтетических суждений.

Априоричность, аналитичность и необходимость

С тех пор априоричность, аналитичность и необходимость стали более четко отделены друг от друга. Американский философ Саул Крипке (1972), например, приводит веские аргументы против этой позиции, утверждая, что существуют необходимые апостериорные истины. Например, утверждение о том, что вода является H 2 O (если оно верно): согласно Крипке, это утверждение обязательно верно , потому что вода и H 2 O - одно и то же, они идентичны во всех возможных мирах, и истины идентичности логически необходимы; и апостериори , потому что это известно только путем эмпирического исследования. Следуя таким соображениям Крипке и других (см. Хилари Патнэм ), философы склонны более четко различать понятие априорности от понятия необходимости и аналитичности.

Однако определения этих терминов Крипке тонко расходятся с определениями Канта. Принимая во внимание эти различия, противоречивый анализ Крипке именования как случайного и априорного , согласно Стивену Палмквисту , лучше всего вписался бы в эпистемологические рамки Канта, назвав его «аналитическим апостериори». Аарон Сломан представил краткую защиту трех кантовских различий (аналитического / синтетического, априорного / эмпирического и необходимого / контингентного), поскольку он не предполагал «возможную мировую семантику» для третьего различия, просто то, что некоторая часть этого мира могла иметь было иначе.

Отношения между априорностью, необходимостью и аналитичностью нелегко различить. Тем не менее, большинство философов, по крайней мере, похоже, согласны с тем, что, хотя различные различия могут перекрываться, понятия явно не идентичны: различие a priori / a posteriori является эпистемологическим ; аналитическое / синтетическое различие является лингвистическим ; а различие между необходимым и случайным - метафизическим .

История

Раннее использование

Термин a priori по- латыни означает «от того, что было раньше» (или, менее буквально, «от первых принципов, до опыта»). Напротив, термин a posteriori по- латыни означает «из того, что приходит позже» (или «после опыта»).

Они появляются в латинских переводах « Элементов » Евклида примерно 300 г. до н.э., труда, широко рассматриваемого в ранний европейский современный период как образец точного мышления.

Раннее философское использование того , что можно было бы считать понятие априорного знания (хотя и не называют этим именем) является платоновский «сек теория воспоминаний , связанных в диалоге Мено (380 до н.э.), в соответствии с которым что - то вроде априорного знания знания, присущие человеческому разуму.

Альберт Саксонский , логик XIV века, писал как априори, так и апостериори .

Г. В. Лейбниц ввел различие между априорными и апостериорными критериями возможности понятия в своем кратком трактате (1684 г.) «Размышления о знании, истине и идеях». Априорные и апостериорные аргументы в пользу существования Бога появляются в его « Монадологии» (1714).

Джордж Беркли обрисовал это различие в своей работе 1710 года «Трактат о принципах человеческого знания» (параграф XXI).

Иммануил Кант

Немецкий философ 18 века Иммануил Кант (1781) выступал за сочетание рационалистических и эмпирических теорий. Кант говорит: «Хотя все наше познание начинается с опыта, из этого не следует, что оно возникает [вызывается] из опыта». Согласно Канту, априорное познание трансцендентально или основано на форме всего возможного опыта, тогда как апостериорное познание является эмпирическим, основанным на содержании опыта:

Вполне возможно, что наше эмпирическое знание представляет собой соединение того, что мы получаем через впечатления, и того, что способность познания создает из себя чувственные впечатления [чувственные данные], давая лишь повод [возможность для причины произвести свое действие].

Вопреки современному употреблению этого термина, Кант считает, что априорное знание не полностью независимо от содержания опыта. В отличие от рационалистов , Кант считает, что априорное познание в чистом виде, то есть без примеси какого-либо эмпирического содержания, ограничивается выводом условий возможного опыта . Эти априорные или трансцендентные условия заложены в когнитивных способностях человека и не обеспечиваются опытом в целом или каким-либо опытом в частности (хотя существует аргумент, что априорные интуиции могут быть «вызваны» опытом).

Кант выдвинул и исследовал возможность трансцендентальной логики, с помощью которой можно было бы рассматривать дедукцию априорного в его чистой форме. Пространство , время и причинность считаются чистой априорной интуицией. Кант рассуждал, что чистые априорные интуиции устанавливаются с помощью его трансцендентальной эстетической и трансцендентальной логики. Он утверждал, что человеческий субъект не имел бы того опыта, который у него был, если бы эти априорные формы каким-либо образом не составляли его как человеческого субъекта. Например, человек не воспринимал бы мир как упорядоченное, управляемое правилами место, если бы время, пространство и причинность не были определяющими функциями в форме способностей восприятия, т.е. е., не может быть опыта вообще без пространства, времени или причинности как конкретных определяющих его факторов. Это утверждение более формально известно как трансцендентальная дедукция Канта, и оно является центральным аргументом его главной работы « Критика чистого разума» . Трансцендентальный вывод утверждает, что время, пространство и причинность идеальны в такой же степени, как и реальны. Принимая во внимание возможную логику априори , этот наиболее известный из выводов Канта предпринял успешную попытку в случае факта субъективности , того, что составляет субъективность и какое отношение она имеет к объективности и эмпирическому.

Иоганн Фихте

После смерти Канта ряд философов считали себя исправляющими и расширяющими его философию, ведущими к различным формам немецкого идеализма . Одним из этих философов был Иоганн Фихте . Его ученик (и критик) Артур Шопенгауэр обвинил его в отрицании различия между априорным и апостериорным знанием:

... Фихте, который, поскольку вещь в себе только что дискредитировался, сразу подготовил систему без всякой вещи в себе. Следовательно, он отверг предположение о чем-либо, что не происходило насквозь и не только через нашу репрезентацию , и поэтому позволял познающему субъекту быть всем во всем или, по крайней мере, производить все из своих собственных ресурсов. С этой целью он сразу устранил существенную и наиболее достойную часть кантианской доктрины - различие между a priori и a posteriori, а значит, и между феноменом и вещью в себе. Ибо он объявил все априори , естественно, без каких-либо доказательств такого чудовищного утверждения; вместо этого он давал софизмы и даже сумасшедшие фиктивные демонстрации, абсурдность которых скрывалась под маской глубины и непонятности, якобы проистекающей из этого. Более того, он смело и открыто апеллировал к интеллектуальной интуиции , то есть действительно к вдохновению .

Смотрите также

Ссылки

Ноты

Цитаты

Источники

дальнейшее чтение

внешние ссылки

Викискладе есть медиафайлы по теме априори .

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Философия И.Канта

Аннотация: В данной лекции будет рассмотрены следующие вопросы: идеализм Канта. Иммануил Кант родоначальник немецкой классической философии. Два периода в философском развитии Канта. Учение Канта о теоретическом разуме (чувственность, рассудок и разум). Этика Канта. Соотношение теоретического и практического разума.

Цель лекции: познакомить студента с философией Канта, стоявшего у истоков немецкой классической философии.

Немецкая классическая философия является особенным феноменом в истории философской мысли. Немецкая философия завершает этап классической философии. На основе немецкой классической философии возникло множество течений и философских школ, которые существуют и в современное время - а именно, философия марксизма и ленинизма, философия жизни, позитивизм, экзистенциализм, фрейдизм и неофрейдизм.

Главными представителями немецкой классической философии были пять великих философов: Иммануил Кант (1724-1804), Иоганн Готлиб Фихте (1762-1814), Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг (1775-1854), Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) и Людвиг Фейербах (1804-1872).

И.Кант родился и жил в Кенигсберге (Калининграде). Он окончил местный университет, где жил и работал большую часть своей жизни.

В философском творчестве Канта выделяют два периода:

  • докритический период его творчества
  • критический период его творчества.

Докритический длится примерно до начала 70-х годов 18 в. Рассмотрим некоторые идеи этого периода.

В отличие от Лейбница, который создал "монадологию" - учение об идеальных духовных сущностях, которые лежат в основе мира, Кант считал, что монада это физический атом, физический элемент мира, а не духовная субстанция. Эти монады, Кант наделял двумя силами - силой притяжения и силой отталкивания, которую он ассоциировал с непроницаемостью и упругостью.

Отдельное внимание в этом периоде следует уделить космогонической гипотезе Канта о происхождении вселенной, солнечной и других звездных систем.

Формирование звездной системы Кант пояснял так. Вначале во вселенной был хаос из рассеянных материальных частиц. Эти частицы находились в постоянном движении. В процессе движения материальные частицы стали притягиваться друг к другу и двигаться по направлению друг к другу. Постепенно формировались сгустки притяжения, как их называл Кант. Эти сгустки притяжения представляли собой материальные образования с большой плотностью и большим удельным весом за счет чего они притягивали более легкие частицы. Сгустки более маленького размера также притягивались в сторону сгустков более тяжелых и плотных. Однако, материальным частицам присуща не только сила притяжения, но и сила отталкивания. Сила отталкивания приводила к отклонению от прямолинейного движения, т.е. от вертикального падения, как писал Кант. В результате получилось вращательное движение материальных сгустков, а именно физических монад вокруг центров притяжения. В результате центробежного движения большая часть материальных образований стали двигаться по круговым орбитам вокруг центра тяжести. В материальном образовании, которое формировалось в самом центре сгустка, были легкие элементы, которые стали воспламеняться. Так образовались звезды, а вокруг них планеты. Следовательно, исходя только из одних сил притяжения и отталкивания, Кант создал космогоническую гипотезу. Тезис Канта можно сформулировать так - дайте мне материю, и я построю из нее весь мир. Декарт, для сравнения говорил - дайте мне материю и движение, и я построю из нее весь мир. Кант сформулировал космогоническую гипотезу без обращения к деизму или теологии.

Основные произведения критического периода следующие: "Критика чистого разума", "Критика практического разума", "Пролегомены про всякое будущее метафизики, которая может стать строгой наукой", и четвертое - "Критика способности суждения". Рассмотрим философские идеи его следующих трудов "Критика чистого разума", "Критика практического разума", а также "Пролегомены".

Одна из центральных проблем этих произведений - это этика. Что значит этика в понимании И.Канта?

С одной стороны Кант считал, что этика - это критика односторонней догматической метафизики. Вообще, понятие критики Кант понимал достаточно широко. Под критикой понимал критику объективного идеализма Беркли. Также под критикой Кант понимал определение предела познавательных способностей человека, которые стоят у основ той или иной научной дисциплины. Еще одно значение термина критика в его философии связана с исследованием и выявлением границ, за которые не распространяется компетенция как чистого разума, так и компетенция практического разума, а также философия искусства и философия природы.

Гносеология. Гносеологическая проблематика особо разработана в произведении "Критика чистого разума". В этом произведении Кант ставит три основные вопроса.

  • Как возможна чистая математика?
  • Как возможно чистое естествознание?
  • Как возможна метафизика как наука ? (возможна ли метафизика как наука?)

В отношении математики и естествознания никто не сомневался, что они являются науками. В отношении метафизики того времени у отдельных мыслителей возникали сомнения. Для ответа на эти вопросы Кант использует термин "чистое". Что же понимал под этим термином Кант? Чистыми знаниями Кант называл те знания, которые не опираются на эмпирическое. Кант подверг формальному логическому анализу утверждения математики и естествознания и заключил, что истины математики и истины естествознания являются научными истинами. Главный критерий истинности знания, которые выделяет Кант - это всеобщность и необходимость. Кант считал, что этим критериям всеобщности и необходимости удовлетворяет только априорное, синтетическое знание. Кант рассмотрел основные виды суждений, которыми оперируют в математике и естествознании. Такие суждения Кант поделил на четыре вида. Априорные суждения, апостериорные, аналитические и синтетические.

Априорное суждение - это безусловное знание, независимое от всякого опыта.

Пример: Квадрат является прямоугольником. К этому выводу мы приходим из определения квадрата, а не из чувственного опыта.

Апостериорное суждение - это суждение, обусловленное опытом.

Пример: вы приходите в зоопарк и видите белого медведя. Из этого вы делаете вывод, что некоторые медведи белые.

Аналитические и синтетические суждения разделяются в зависимости от связи между субъектом суждения и предикатом суждения. Суждение состоит из субъекта суждения и предиката суждения. Субъектом суждения является некоторый объект, о котором нечто сказывается. Предикат суждение - это характеристика субъекта суждения, некоторое определение, которое дается субъекту. В буквальном смысле предикат суждения - это сказываемое. В том случае, если предикат имманентен (внутренне присущий), то такое суждение называется аналитическим.

Пример: все тот же - квадрат -прямоугольный. Это выводится все определения самого квадрата.

Синтетические суждения характеризуются тем, что предикат субъекта не выводится из анализа субъекта суждения, предикат присоединяется к нему. Поэтому эти суждения называются синтетическими.

Пример. Есть черные лебеди. Это суждение синтетическое, потому что из понятия лебедь и анализа этого понятия не выходит понятие черный.

Кант считает, что такие теоретические науки как математика или естествознание состоят из априорных синтетических суждений. Поэтому такое знание истинно научно. Такое априорное синтетическое знание является всеобщим, необходимым и истинным. Апостериорные суждения, которые образуются за счет анализа опытных данных, не являются общим и необходимым знанием, поскольку невозможно поставить эксперимент на любое суждение. Следовательно, знание, которое исходит из апостериорных суждений, носит относительный, вероятностный характер.

Более того, Кант считает, что аналитические суждения не приносят нового знания. Такие суждения носят поясняющий характер. Таким образом, выше приведенные вопросы можно переформулировать так

  • Каким образом возможны априорные чистые суждения в математике?
  • Каким образом возможны априорные синтетические суждения в чистом естествознании?
  • Возможны ли априорные синтетические суждения в метафизике?

Во времена Канта математика была синтезом алгебры и геометрии. Предшественники Канта, такие как Лейбниц или Юм, считали, что всеобщность и необходимость знания в математике обеспечивается за счет аналитичности. Однако, Кант считает, если бы знания в математике были бы только аналитическими, то не было бы приращения знания. Но это не подтверждает практика. Кант приводит следующий пример. Кратчайшее расстояние между двумя точками - прямая. Это суждение априорное и синтетическое, так как из определения двух точек не выводится количественное определение расстояния. Как тогда получаются такие суждения? Кант считает, что такие определения возможны за счет наличия чувственных представлений, чувственных геометрических представлений в сознании математика. В геометрии, как считает Кант, базисом является пространственные представления и само понятие "пространство". Пространство, как считает Кант, есть априорная форма чувственности (или чувственного созерцания). По мнению Канта, пространство не может быть эмпирическим, т.е. выводится из опыта. Если бы они были эмпирическими, то они были бы относительные и вероятные, а не всеобщие и необходимые. Поэтому пространство в категории Канта - это реальное и априорное суждение.

Априорные суждения возможны и в арифметике. Кант приводит такой пример. Допустим, 1+3=4. Такое суждения, как и все другие в арифметике является синтетическим, поскольку понятие 4 не выводится из понятия 1 или 3, так как в 4 есть свойства, которые не заключены в 1 или 3. Например, 4=22 или log24=2, и так далее. Так вот этими свойствами обладает число 4, но не 1 и не 3.

По мнению Канта, такие суждения в арифметике возможны из-за временных представлений. Время - это базисное понятие в арифметике, поскольку для любых арифметических действий нужна последовательность моментов счета, то есть время. При этом время не является эмпирической категорией. Если бы время носило эмпирический характер, то оно не смогло бы стать основой для априорных суждений в арифметике. Тогда суждения арифметики выполнялись бы не всегда и это знание не было бы всеобщим и необходимом. Поэтому время Кант также называет априорной формой чувственности (априорную форму чувственного созерцания).

Следовательно, Каким образом возможна математика как наука? Математика возможна как наука за счет всеобщности и необходимости знаний математики. Это обеспечивается за счет категорий пространства и времени, которые являются базисом геометрии и арифметики, и априорными формами чувственности.

АПРИОРИ — Новейший философский словарь

АПРИОРИ (лат. a priori, букв. — из предшествующего) — философский термин, имеющий важное значение в теории познания, в частности, в философии И. Канта. Означает знание, полученное независимо от опыта, присущее сознанию изначально. Априорное знание противоположно апостериорному. Уже Аристотель различал познание вещей из их причин — из тех, которые составляют их предпосылку (целевая, формальная причина) — это познание А. и познание причины из ее действия — апостериорное познание. Лейбниц изменил смысл термина «априорное», предположив, что познание вещей из их причин полно только тогда, когда оно восходит к последним и высшим причинам, которые он называл «вечными истинами», и приравнивал познание А. к умозрительному, беспредпосылочному, самоочевидному для разума знанию. Благодаря Вольфу, понятие А. вошло в немецкую философию и было принято Кантом. Так, уже во введении к «Критике чистого разума», говоря о сущностном происхождении наших знаний, Кант писал: «...хотя все наше познание и начинается с опыта, вместе с опытом, отсюда не следует, что оно целиком происходит из опыта». Кант считал, что аффицируя нашу чувственность, вещи пробуждают одновременно и некую внутреннюю активность человеческого познания, поэтому даже опытное знание «складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша познавательная способность (только побуждаемая чувственными впечатлениями) дает от себя самой...». Проявлением этой активности познания и является человеческая способность совершать не только опытное, но и внеопытное познание. Такое познание Кант и называет априорным. В дальнейшем, Кант будет считать априорными только те знания, которые безусловно не зависят от всякого опыта, а не от того или иного конкретного опыта. И, наконец, из всех априорных знаний Кант выделит «чистые априорные» — те, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое; более того — те, которые имеют всеобщий и необходимый характер. Кант относил к ним сравнительно большую совокупность главным образом научных знаний, получение которых стало высшей целью и задачей человеческого познания вообще — законы, принципы и т.п. Чаще всего, по Канту, они начинаются со слов: «все», «вся» и т.д., утверждая некоторые положения и принципы относительно определенных целостных классов вещей. Эти априорные, всеобщие и необходимые знания, согласно Канту, нельзя получить эмпирическим путем, они формулируются каким-то иным — доопытным или внеопытным образом. Но априорны эти знания лишь по своей форме, их же содержание проистекает из опыта. Суть кантовского априоризма заключалась таким образом в акцентировании того факта, что каждый человек, начиная процесс познания, как бы заранее обладает некими существовавшими уже до него формами, которые и придают его знанию характер искомого идеала — необходимости и всеобщности. Кант различал априорные формы чувственности — пространство и время и априорные формы рассудка — чистые рассудочные понятия или категории, разделенные им на 4 класса: количества, качества, модальности и отношения. Априорные формы чувственности и рассудка организуют, придают связность и упорядоченность хаотическому знанию, полученному из опыта с помощью чувств. В современной методологии науки, к априорным формам знания относятся исходные постулаты науки, хотя при этом признается в их выборе момент условности и конвенциональности.

Источник: Новейший философский словарь на Gufo.me

A Priori и A Posteriori

Термины «априори» и «апостериори» используются в первую очередь для обозначения оснований, на которых известна пропозиция. Данное суждение познаваемо априори, если оно может быть познано независимо от какого-либо опыта, кроме опыта изучения языка, на котором высказано высказывание, тогда как суждение, познаваемое апостериори, известно на основе опыта. Например, утверждение о том, что все холостяки не состоят в браке, является априорным, а утверждение о том, что сейчас на улице идет дождь, является апостериорным.

Различие между этими двумя терминами является эпистемологическим и непосредственно связано с обоснованием того, почему данный элемент знания удерживается. Например, человеку, который знает (априори), что «все холостяки не состоят в браке», не обязательно иметь опыт холостяков в отношении всех или даже любого из холостяков, чтобы оправдать это предположение. Напротив, если я знаю, что «на улице идет дождь», знание этого предположения должно быть обосновано апелляцией к чьему-то опыту погоды.

Различие a priori / a posteriori, как показано ниже, не следует путать с аналогичной дихотомией необходимого и случайного или дихотомией аналитического и синтетического.Тем не менее, различие a priori / a posteriori само по себе вызывает споры. Исторически сложнее всего было определить концепцию «опыта», на которой основано различие, и может ли знание действительно существовать независимо от всего опыта и в каком смысле. Последний вопрос поднимает важные вопросы, касающиеся положительной, то есть актуальной, основы априорного знания - вопросы, на которые пытается ответить широкий круг философов. Кант, например, отстаивал «трансцендентальную» форму оправдания, включающую «рациональное понимание», которое связано с эмпирическим опытом, но не возникает непосредственно из него.

В этой статье дается первоначальная характеристика терминов «априори» и «апостериори», прежде чем освещаются различия между этим различием и теми, с которыми его обычно путают. Затем он рассмотрит основные противоречия, которые окружают эту тему, и исследует противоположные мнения о положительной основе априорного знания, которые стремятся избежать описания, основанного исключительно на чистой мысли для обоснования.

Содержание

  1. Начальная характеристика
  2. Различие между аналитикой и синтетикой
  3. Необходимое / условное различие
  4. Соответствующее ощущение «опыта»
  5. Соответствующее значение слова «независимый»
  6. Положительные характеристики априорного
  7. Ссылки и дополнительная информация

1.Первоначальная характеристика

«Априори» и «апостериори» относятся, прежде всего, к тому, как или на каком основании предложение может быть известно. В общих чертах, суждение познаваемо априори, если оно познаваемо независимо от опыта, тогда как суждение познаваемо апостериори познаваемо на основе опыта. Таким образом, различие между априорным и апостериорным знанием в целом соответствует различию между эмпирическим и неэмпирическим знанием.

Априорное / апостериорное различие иногда применяется к вещам, отличным от способов познания, например, к предложениям и аргументам.Априорное предложение - это то, что познаваем априори, а априорный аргумент - это одно из предпосылок, посылками которого являются априорные предложения. Соответственно, апостериорное предложение познаваемо апостериори, в то время как апостериорный аргумент является одной из предпосылок, посылкой которой являются апостериорные предложения. (Аргумент обычно рассматривается как апостериорный, если он состоит из комбинации априорных и апостериорных предпосылок.) Априорное / апостериорное различие также применяется к концепциям. Априорная концепция - это концепция, которая может быть приобретена независимо от опыта, который может - но не обязательно - включать в себя его врожденность, в то время как для приобретения апостериорной концепции требуется опыт.

Компонент знания, к которому различие a priori / a posteriori имеет непосредственное отношение, - это компонент обоснования или гарантии. (Эти термины используются здесь как синонимы и относятся к основному компоненту знания, выходящему за рамки истинного убеждения.) Сказать, что человек знает данное суждение априори, означает сказать, что его обоснование веры в это суждение не зависит от опыта. Согласно традиционному взгляду на оправдание, быть оправданным в вере - значит иметь эпистемологическую причину, подтверждающую это, причину думать, что это правда.Таким образом, быть априори оправданным в вере в данное суждение - значит иметь основание думать, что это суждение истинно, что не возникает и не вытекает из опыта. Напротив, быть апостериорным оправданным - значит иметь причину думать, что данное утверждение истинно, которое действительно возникает или вытекает из опыта. (См. Раздел 6 ниже, где представлены два объяснения различения априори / апостериори, которые не предполагают эту традиционную концепцию оправдания.) Примеры апостериорного оправдания включают множество обычных перцептивных, мемориальных и интроспективных убеждений, а также веру во многие из претензии естественных наук.Мое мнение о том, что сейчас идет дождь, что я провел сегодня утром экзамен, что люди не любят боль, что вода имеет H 2 O и что динозавры существовали, - все это примеры апостериорного оправдания. У меня есть веские причины поддержать каждое из этих утверждений, и эти причины вытекают из моего собственного опыта или опыта других. Эти представления противоречат следующему: все холостяки не состоят в браке; кубики имеют шесть сторон; если сегодня вторник, то сегодня не четверг; красный - это цвет; семь плюс пять равно двенадцать.У меня есть веские основания полагать, что каждое из этих утверждений истинно, но, похоже, причины не основаны на опыте. Скорее, мне кажется, что я могу увидеть или понять истинность этих утверждений, просто размышляя над их содержанием.

Описание априорного оправдания как оправдания, независимого от опыта, конечно, полностью отрицательно, поскольку ничего не раскрывается о положительной или действительной основе такого оправдания. Но приведенные выше примеры априорного обоснования действительно предлагают более позитивную характеристику, а именно, что априорное оправдание возникает из чистой мысли или разума.Как только значение соответствующих терминов будет понято, на основе чистой мысли становится очевидным, что если сегодня вторник, то сегодня не четверг, или когда семь прибавляется к пяти, в результате получается двенадцать. Таким образом, мы можем уточнить характеристику априорного обоснования следующим образом: человек априори оправдан в вере в данное предложение, если на основе чистой мысли или разума у ​​него есть причина думать, что это утверждение истинно.

Эти первоначальные соображения априорного / апостериорного различия предлагают ряд важных направлений исследования.Например, от какого опыта зависит апостериорное обоснование? В каком смысле априорное обоснование не зависит от такого рода опыта? И доступно ли более эпистемически проясняющее описание положительного характера априорного обоснования: такое, которое объясняет , как или в силу того, что чистая мысль или разум могут порождать эпистемические причины? Но прежде чем обратиться к этим вопросам, различие a priori / a posteriori необходимо отличить от двух родственных различий, с которыми его иногда путают: аналитическое / синтетическое; и необходимое / условное.

2. Аналитическое / синтетическое различие

Различие аналитическое / синтетическое объяснялось множеством способов, и, хотя некоторые считали его фундаментально ошибочным (например, Quine 1961), оно все еще используется рядом философов сегодня. Один из стандартных способов обозначения различия, берущий свое начало у Канта (1781), основан на понятии концептуального содержания. Таким образом, предложение является аналитическим, если предикатное понятие предложения содержится в понятии субъекта.Утверждение, что все холостяки не состоят в браке, например, является аналитическим, потому что понятие холостяка включено в понятие холостяка. Напротив, в синтетических предложениях понятие предиката «усиливает» или дополняет понятие субъекта. Утверждение, например, что Солнце находится примерно в 93 миллионах миль от Земли, является синтетическим, потому что концепция нахождения на определенном расстоянии от Земли выходит за рамки или дополняет концепцию самого Солнца. Родственный способ провести различие - сказать, что предложение является аналитическим, если его истинность полностью зависит от определения его терминов (то есть истинно по определению), в то время как истинность синтетического предложения зависит не только от лингвистической конвенции. , но о том, каков мир в некотором отношении.Утверждение, что все холостяки не состоят в браке, верно просто по определению «холостяк», в то время как истинность утверждения о расстоянии между Землей и Солнцем зависит не только от значения термина «солнце», но и от того, что это расстояние действительно есть.

Некоторые философы отождествляли аналитическое с априорным, а синтетическое - с апостериорным. Разумеется, между концепциями существует тесная связь. Например, если истинность некоторого предложения, скажем, строго зависит от определения его терминов, знание этого предложения вряд ли потребует опыта (одного рационального размышления, вероятно, будет достаточно).С другой стороны, если истинность предложения зависит от того, каков мир на самом деле в некотором отношении, то его знание, по-видимому, требует эмпирического исследования.

Несмотря на эту тесную связь, эти два различия не идентичны. Во-первых, различие a priori / a posteriori является эпистемологическим: оно касается того, как или на каком основании предложение может быть известно или обоснованно верить. Аналитическое / синтетическое различие, напротив, является логическим или семантическим: оно относится к тому, что делает данное предложение истинным, или к определенным интенциональным отношениям, которые возникают между концептами, составляющими предложение.

Более того, остается открытым вопрос, совпадает ли априорное с аналитическим или апостериорное с синтетическим. Во-первых, многие философы думали, что существуют (или, по крайней мере, могут быть) примеры синтетического априорного обоснования. Рассмотрим, например, утверждение о том, что если что-то полностью красное, значит, оно не целиком зеленое. Вера в это утверждение, по-видимому, оправдана независимо от опыта. Если просто подумать о том, что значит быть красным повсюду, сразу становится ясно, что конкретный объект с этим качеством не может в то же время иметь качество зеленого на всем протяжении.Но также кажется очевидным, что рассматриваемое утверждение не является аналитическим. То, что весь зеленый цвет, не является частью определения красного цвета во всем и не входит в понятие красного во всем. Если подобные примеры следует принимать за чистую монету, будет ошибкой думать, что если предложение априорно, оно также должно быть аналитическим.

Во-вторых, вера в определенные аналитические утверждения иногда может быть оправдана свидетельством и, следовательно, является апостериорной. Человек может (даже если нетипично) поверить в то, что куб имеет шесть сторон, потому что это убеждение было рекомендовано ему кем-то, кого он знает как высоконадежный когнитивный агент.Такое убеждение было бы апостериорным, поскольку предположительно исходя из опыта, человек получил показания агента и знает, что они надежны. Таким образом, также ошибочно думать, что если предложение является апостериорным, оно должно быть синтетическим.

В-третьих, нет принципиальной причины думать, что каждое предложение должно быть познаваемым. Некоторые аналитические и некоторые синтетические предложения могут быть просто непознаваемыми, по крайней мере, для таких когнитивных агентов, как мы. Мы можем, например, просто быть концептуально или конституционально неспособными понять значение или поддерживающие основания для определенных утверждений.Если так, то аналитичность предложения не влечет за собой его априорность, а синтетичность предложения не влечет за собой апостериорность.

Это поднимает вопрос о том, в каком смысле утверждение должно быть познаваемым, если его следует квалифицировать как a priori или a posteriori. Кому должно быть доступно такое утверждение? Какое-нибудь разумное существо? Любой или наиболее рациональный человек существа? Только Бог? Не может быть совершенно произвольного способа дать очень точный ответ на этот вопрос.Тем не менее, было бы ошибкой определять «познаваемое» настолько широко, что суждение могло бы квалифицироваться как a priori или a posteriori, если бы оно было познаваемым только очень избранной группой людей или, возможно, только нечеловеческим или божественным существом. И тем не менее, чем более узкое определение «познаваемого», тем больше вероятность того, что определенные предложения окажутся непознаваемыми. «Гипотеза Гольдбаха» - утверждение, что каждое четное число больше двух является суммой двух простых чисел - иногда приводится в качестве примера утверждения, которое может быть непостижимо для любого человека (Kripke 1972).

3. Необходимое / условное различие

Необходимое предложение - это предложение, истинность которого остается неизменной во всех возможных мирах. Таким образом, обязательно истинное предложение - это то, что истинно во всех возможных мирах, а обязательно ложное предложение - это то, которое ложно во всех возможных мирах. Напротив, значение истинности случайных предложений не фиксируется во всех возможных мирах: для любого случайного предложения существует по крайней мере один возможный мир, в котором оно истинно, и по крайней мере один возможный мир, в котором оно ложно.

Необходимое / условное различие тесно связано с различием априори / апостериори. Разумно ожидать, например, что если данное утверждение необходимо, оно должно быть познаваемым только априори. Чувственный опыт может рассказать нам только о реальном мире и, следовательно, о том, что происходит; он ничего не может сказать о том, что должно или не должно иметь место . С другой стороны, случайные утверждения могут казаться познаваемыми только апостериори, поскольку неясно, как чистая мысль или разум могут сказать нам что-либо о реальном мире по сравнению с другими возможными мирами.

Хотя эти различия тесно связаны, они не эквивалентны. Различие между необходимым и случайным является метафизическим: оно касается модального статуса предложений. Как таковое, оно явно отличается от различения a priori / a posteriori, которое носит эпистемологический характер. Следовательно, даже если бы эти два различия совпадали, они не были бы идентичными.

Но есть и основания думать, что они не совпадают. Некоторые философы утверждали, что существуют условные априорные истины (Крипке, 1972; Китчер, 1980b).Примером такой истины является утверждение, что стандартная метровая планка в Париже имеет длину один метр. Это утверждение кажется известным априори, поскольку рассматриваемая полоса определяет длину метра. И все же также кажется, что существуют возможные миры, в которых это утверждение было бы ложным (например, миры, в которых измерительная планка повреждена или подвергается воздействию сильной жары). Сопоставимые аргументы были предложены в защиту утверждения о том, что существуют апостериорные истины. Возьмем, например, утверждение, что вода - это H 2 O (там же.). Вполне возможно, что это предположение верно во всех возможных мирах, то есть во всех возможных мирах вода имеет молекулярную структуру H 2 O. Но также оказывается, что это утверждение может быть известно только эмпирическим путем и, следовательно, это апостериори. Философы расходятся во мнениях относительно того, что делать с подобными случаями, но если приведенная выше интерпретация их верна, то наличие предложения a priori не гарантирует, что оно необходимо, равно как и то, что предложение a posteriori, не гарантирует его случайность.

Наконец, на уже обсужденных основаниях нет очевидной причины отрицать, что определенные необходимые и определенные условные требования могут быть непознаваемыми в соответствующем смысле. Если такие предложения действительно существуют, то аналитическое не совпадает с необходимым, а синтетическое - с контингентом.

4. Соответствующее ощущение «опыта»

В Разделе 1 выше было отмечено, что апостериорное обоснование, как утверждается, происходит из опыта, а априорное обоснование не зависит от опыта.Чтобы еще больше прояснить это различие, нужно больше сказать о соответствующем смысле «опыта».

Не существует общепринятой конкретной характеристики рассматриваемого опыта. Вместо этого философы больше говорили о том, как не охарактеризовать его. Например, существует широкое согласие с тем, что опыт не следует приравнивать к сенсорному опыту , так как это исключило бы из источников апостериорного обоснования такие вещи, как память и интроспекция.(Это также исключило бы, если бы они существовали, когнитивные явления, такие как ясновидение и ментальная телепатия.) Такие исключения проблематичны, потому что большинство случаев мемориального и интроспективного оправдания больше напоминают парадигмальные случаи сенсорного оправдания, чем парадигмальные случаи априорного оправдания. Однако было бы ошибкой охарактеризовать опыт так широко, чтобы включить в него любой вид сознательного ментального феномена или процесса; даже парадигмальные случаи априорного обоснования включают в себя опыт в этом смысле.На это указывает понятие рационального понимания, которому многие философы отводят центральную роль в своих объяснениях априорного обоснования. Эти философы описывают априорное оправдание как разновидность рационального «видения» или восприятия истины или необходимости априорных утверждений.

Однако существует по крайней мере одно очевидное различие между априорным и апостериорным обоснованием, которое можно использовать для определения соответствующей концепции опыта (см., Например, BonJour 1998).В наиболее явных случаях апостериорного обоснования объекты познания - это особенности реального мира, которые могут присутствовать или не присутствовать в других возможных мирах. Более того, связь между этими объектами и рассматриваемыми когнитивными состояниями предположительно является причинной. Но ни одно из этих условий не могло бы быть удовлетворено в самых явных случаях априорного обоснования. В таких случаях объекты познания могут показаться (по крайней мере, на первый взгляд) абстрактными сущностями, существующими во всех возможных мирах (например,г., свойства и отношения). Кроме того, неясно, как связь между этими объектами и рассматриваемыми когнитивными состояниями может быть причинной. Хотя может показаться, что эти различия указывают на адекватную основу для характеристики релевантной концепции опыта, такая характеристика в принципе исключает возможность случайных априорных и необходимых апостериорных суждений. Но поскольку многие философы думали, что такие предложения действительно существуют (или, по крайней мере, могут существовать), альтернативная или пересмотренная характеристика остается желательной.

Все, что можно сказать с большой уверенностью, это то, что адекватное определение «опыта» должно быть достаточно широким, чтобы включать такие вещи, как самоанализ и память, но достаточно узким, чтобы предполагаемые парадигмальные примеры априорного обоснования действительно можно было назвать независимо от опыта.

5. Соответствующее значение слова «независимый»

Также важно более подробно изучить способ, которым априорное обоснование считается независимым от опыта.И здесь стандартные характеристики обычно отрицательны. Есть по крайней мере два способа, которыми априорное обоснование часто называют , а не независимым от опыта.

Первый начинается с наблюдения, что прежде чем можно будет априори обосновать свою веру в данное утверждение, необходимо понять это утверждение. Причина этого заключается в том, что для многих априорных утверждений требуется, чтобы опыт обладал понятиями, необходимыми для их понимания (Kant 1781). Снова рассмотрим утверждение о том, что если что-то полностью красное, значит, это не целиком зеленое.Чтобы понять это предположение, я должен обладать концепциями красного и зеленого, что, в свою очередь, требует от меня предварительного визуального опыта этих цветов.

Однако было бы ошибкой заключить из этого, что рассматриваемое оправдание по существу не является независимым от опыта. Моя настоящая причина думать, что соответствующее утверждение истинно, вытекает не из опыта, а скорее из чистой мысли или рационального размышления, или из простого размышления о рассматриваемых свойствах и отношениях.Более того, само понятие эпистемического обоснования предполагает понятие понимания. При рассмотрении вопроса о том, есть ли у человека эпистемическая причина для поддержки одного из своих убеждений, просто считается само собой разумеющимся, что он понимает предполагаемое утверждение. Поэтому в лучшем случае опыт иногда является предпосылкой для априорного обоснования.

Во-вторых, многие современные философы признают, что априорное оправдание зависит от опыта в негативном смысле: опыт иногда может подорвать или даже опровергнуть такое оправдание.Это противоречит мнению многих философов-историков, которые придерживались позиции, согласно которой априорное оправдание непогрешимо. Большинство современных философов отрицают такую ​​непогрешимость, но непогрешимость априорного оправдания сама по себе не означает, что такое оправдание может быть подорвано опытом. Возможно, что априорное оправдание подвержено ошибкам, но у нас никогда, ни в каком конкретном случае, нет причин полагать, что оно было опровергнуто опытом. Кроме того, ошибочность априорного обоснования согласуется с возможностью того, что только другие примеры априорного обоснования могут подорвать или опровергнуть его.

Тем не менее, будут очевидные случаи, когда априорное обоснование может быть подорвано или опровергнуто опытом. Предположим, например, что я готовлю налоговую декларацию и мысленно складываю несколько чисел. Я делаю это осторожно и получаю определенную сумму. Предположительно, мое мнение об этой сумме обосновано и обосновано априори. Однако, если я решу проверить свое сложение с помощью калькулятора и получу другую сумму, я, скорее всего, пересмотрю свое мнение об исходной сумме и предположу, что ошибся в своих первоначальных расчетах.Кажется очевидным, что мое пересмотренное убеждение было бы оправданным и что это оправдание было бы апостериорным, поскольку я по своему опыту знаком с тем, что читает калькулятор, и с тем фактом, что это надежный инструмент. Это, по-видимому, тот случай, когда априорное оправдание исправляется или даже опровергается опытом.

Однако важно не преувеличивать зависимость априорного обоснования от опыта в подобных случаях, поскольку рассматриваемое исходное положительное обоснование полностью априорно.Моя первоначальная вера в соответствующую сумму, например, полностью основывалась на моих мысленных расчетах. Он «зависел» от опыта только в том смысле, что опыт мог подорвать его или победить. Это отношение отрицательной зависимости между априорным обоснованием и опытом не вызывает сомнений в том, что априорное оправдание по существу не зависит от опыта.

6. Положительные характеристики априорного

Априорное оправдание до сих пор определялось отрицательно как оправдание, не зависящее от опыта, и, положительно, как оправдание, зависящее от чистой мысли или разума.Однако о положительной характеристике следует сказать больше, потому что в ее нынешнем виде она остается менее эпистемически освещающей, чем могла бы, и потому, что это не единственная доступная положительная характеристика.

Как же тогда разум или рациональная рефлексия могут сами по себе привести человека к мысли, что определенное утверждение истинно? Традиционно наиболее частым ответом на этот вопрос было обращение к понятию рационального понимания. Некоторые исторические философы (например,, Descartes 1641; Kant 1781), а также некоторые современные философы (например, BonJour 1998) утверждали, что априорное оправдание следует понимать как включающее своего рода рациональное «видение» или понимание истины или необходимости рассматриваемого утверждения. Рассмотрим, например, утверждение о том, что если Тед выше Сэнди, а Сэнди выше Луизы, то Тед выше Луизы. Обдумывая значение соответствующих терминов, я, кажется, могу прямо и чисто рационально понять, что если конъюнктивный антецедент этого условного выражения истинен, то вывод также должен быть истинным.Согласно традиционной концепции априорного оправдания, мое очевидное понимание необходимости этого утверждения оправдывает мою веру в него. Мне кажется, что это ясное, непосредственное и чисто рациональное представление о том, что это утверждение истинно, дает мне веские основания думать, что это правда. Следовательно, может быть выдвинуто следующее более позитивное объяснение априорного обоснования: человек априори оправдан в вере в определенное утверждение, если он имеет рациональное понимание истинности или необходимости этого утверждения.

Хотя это объяснение априорного обоснования феноменологически правдоподобно и эпистемически более информативно, чем предыдущие характеристики, оно не лишено трудностей. Казалось бы, например, требовать, чтобы объекты рационального постижения были вечными, абстрактными, платоническими сущностями, существующими во всех возможных мирах. Однако, если это так, становится очень трудно понять, какими могут быть отношения между этими сущностями и нашим разумом в случаях подлинного рационального понимания (предположительно, оно не было бы причинным) и можно ли разумно считать, что наши умы устойчивы. в таком отношении (Benacerraf 1973).В результате этого и связанных с ним опасений многие современные философы либо отрицали наличие какого-либо априорного обоснования, либо пытались предложить отчет об априорном оправдании, не апеллирующий к рациональному пониманию.

Счета последнего типа бывают нескольких разновидностей. Одна разновидность сохраняет традиционную концепцию априорного обоснования, требующего владения эпистемическими причинами, полученными на основе чистой мысли или разума, но затем утверждает, что такое оправдание ограничено тривиальными или аналитическими предложениями и, следовательно, не требует обращения к рациональному пониманию. (Айер, 1946).Считается, что априорное оправдание, понимаемое таким образом, избегает обращения к рациональному пониманию. Основанием для этого утверждения является то, что может быть предложено объяснение того, как человек может «видеть» чисто рациональным образом, что, например, предикатное понятие данного предложения содержится в субъектном понятии без приписывания этому человеку чего-либо подобного. умение постигать необходимый характер действительности. Таким образом, априорное оправдание якобы объясняется метафизически безобидным образом.

Но взгляды такого рода обычно вызывают по крайней мере одно из двух серьезных возражений (BonJour 1998). Во-первых, их трудно согласовать с тем, что интуитивно является полным набором априорных утверждений. В то время как многие априорные утверждения являются аналитическими, некоторые, похоже, не относятся, например, к принципу транзитивности, рассмотренному выше случаю красно-зеленой несовместимости, а также к некоторым другим логическим, математическим, философским и, возможно, даже моральным утверждениям. Конечно, можно истолковать понятие аналитического настолько широко, что оно, по-видимому, действительно охватывает такие утверждения, и некоторые объяснения априорного обоснования сделали именно это.Но это сразу же приводит ко второму и не менее тревожному возражению, а именно, что если рассматриваемые утверждения следует рассматривать как аналитические, сомнительно, что истинность всех аналитических утверждений может быть постигнута в отсутствие чего-либо вроде рационального понимания или интуиции. . Например, увидеть истинность утверждения о том, что семь плюс пять равняется двенадцати, не означает усвоить определения соответствующих терминов или увидеть, что одно понятие содержит другое. Скорее, это, кажется, связано с чем-то более существенным и позитивным, чем-то вроде интуитивного понимания того факта, что если семь прибавить к пяти, полученная сумма должна быть - а не может не быть - двенадцатью.Но это, конечно, звучит в точности как то, что согласно традиционным взглядам связано с возникновением рационального понимания.

Вторая альтернатива традиционной концепции априорного обоснования возникает из общего описания эпистемического обоснования, которое смещает акцент с обладания эпистемическими причинами на такие концепции, как эпистемическая разумность или ответственность. Хотя эти концепции предположительно тесно связаны с обладанием эпистемологическими причинами, по причинам, обсуждаемым ниже, их не следует просто отождествлять с ними.С точки зрения такого рода, человек имеет эпистемологическое обоснование верить в данное утверждение, если это является эпистемически обоснованным или ответственным (например, не нарушает каких-либо эпистемических обязанностей).

Эта модель эпистемического обоснования сама по себе открывает дверь к альтернативному объяснению априорного обоснования. Иногда утверждают, что вера во многие принципы или положения, которые обычно считаются априорными (например, закон непротиворечия), частично является конститутивным рационального мышления и дискурса.Это утверждение сделано на том основании, что без такой веры рациональное мышление и дискурс были бы невозможны. Если этот аргумент убедителен, то совершенно независимо от того, есть ли у нас или даже могли бы быть какие-либо эпистемические причины в поддержку рассматриваемых утверждений, может показаться, что мы не нарушаем никаких эпистемических обязанностей и не ведем себя эпистемически неразумным образом, веря в них. . Опять же, считается, что обладание такими убеждениями необходимо для любого вида рационального мышления или дискурса.Это дает представление об априорном обосновании, согласно которому данное утверждение оправдано, если вера в него рационально необходима в соответствующем смысле (см., Например, Boghossian 2000; точка зрения такого рода также указана в Wittgenstein 1969).

Несмотря на то, что подобные взгляды избегают апелляции к понятию рационального понимания, они содержат по крайней мере две серьезные проблемы. Во-первых, они кажутся неспособными объяснить весь спектр утверждений, обычно считающихся априори. Возможно, существует ряд априорных математических и философских утверждений, например, таких, что вера в них (или в любое из более общих утверждений, которые они могут воплощать) не является необходимым условием для рационального мышления или дискурса.Во-вторых, эти объяснения априорного обоснования кажутся восприимчивыми к серьезной форме скептицизма, поскольку нет очевидной связи между необходимостью убеждения для рациональной деятельности и его истинностью или вероятностью того, что это правда. Следовательно, при такой точке зрения кажется возможным, что человек может быть априори оправдан, полагая, что рассматриваемое убеждение истинно, и все же не иметь оснований для его поддержки. Фактически, учитывая эпистемически фундаментальный характер рассматриваемых убеждений, для человека может быть невозможно (если априорное понимание исключено) иметь какие-либо (некруговые) причины думать, что любое из этих убеждений является истинным. правда.Таким образом, взгляды такого рода, по-видимому, имеют глубокие скептические последствия.

Третья альтернативная концепция априорного обоснования смещает акцент на еще один аспект познания. Согласно экстерналистским представлениям об эпистемическом оправдании, можно оправдать веру в данное утверждение, не имея когнитивного доступа или осведомленности о факторах, которые обосновывают это оправдание. Такие факторы могут быть «внешними» по отношению к вашей субъективной точке зрения или от первого лица. (Экстерналистские представления об оправдании, очевидно, резко контрастируют с представлениями об оправдании, которые требуют владения эпистемическими причинами, поскольку обладание такими причинами - это вопрос когнитивного доступа к оправдывающим основаниям.) Самая популярная форма экстернализма - релайабилизм. В широком смысле, релайабилисты считают, что эпистемическое обоснование или обоснование данного убеждения зависит от того, как или какими средствами оно было сформировано. В частности, они спрашивают, было ли оно сформировано посредством надежного или способствующего истине процесса или способности. Таким образом, согласно релайабилистским представлениям об априорном обосновании, человек априори оправдан в вере в данное утверждение, если это убеждение было сформировано надежным, неэмпирическим или неэмпирическим процессом или способностью формирования убеждений.

Reliabilist отчеты об априорном оправдании сталкиваются по крайней мере с двумя трудностями, упомянутыми выше в связи с другими нетрадиционными объяснениями априорного оправдания. Во-первых, они, кажется, допускают, что человек может быть априори оправдан в вере в данное утверждение, не имея никаких оснований полагать, что это утверждение истинно. Человек может сформировать убеждение надежным и неэмпирическим способом, но не иметь никаких эпистемологических оснований для его поддержки. Таким образом, подобные сообщения также подвержены серьезной форме скептицизма.Вторая проблема заключается в том, что, вопреки утверждениям некоторых релайабилистов (например, Bealer 1999), трудно понять, как в рассказах такого рода можно избежать апелляции к чему-то вроде понятия рационального понимания. Есть по крайней мере два уровня, на которых это так. Во-первых, релайабилист должен дать более конкретную характеристику когнитивных процессов или способностей, которые порождают априорное обоснование. Недостаточно просто заявить, что эти процессы или способности неэмпирические или неэмпирические.Это, в свою очередь, потребует более подробного описания феноменологии, связанной с работой этих процессов или способностей. Но как бы выглядело более подробное описание этой феноменологии, если бы оно каким-то образом не относилось к тому, что традиционные концепции априорного обоснования характеризуют как рациональное понимание? В конце концов, надежные неэмпирические методы формирования убеждений отличаются от таких ненадежных, как простые догадки или паранойя, именно потому, что они предполагают разумную видимость истины или логической необходимости.И именно такая интуитивная видимость считается характеристикой рационального понимания. Таким образом, похоже, что при разработке некоторых деталей своего рассказа релайабилист будет вынужден ссылаться, по крайней мере, на видимость рационального понимания. Во-вторых, релайабилист обязан пролить свет на , почему этот вид неэмпирического когнитивного процесса или способности, о которой идет речь, является надежным. Но и здесь трудно понять, как избежать обращения к рациональному пониманию. Как еще может данный неэмпирический когнитивный процесс или способность надежно привести к формированию истинных убеждений, если не в силу своего рода рационального доступа к истине или необходимости этих убеждений? Далеко не ясно, к чему еще мог бы правдоподобно обратиться релайабилист, чтобы объяснить надежность соответствующего процесса или факультета.

Таким образом, кажется, что наиболее жизнеспособные надежные объяснения априорного обоснования, как и традиционные, будут использовать понятие рационального понимания. Некоторые релайабилистские взгляды (например, Плантинга 1993) делают именно это, утверждая, например, что человек априори оправдан в вере в данное утверждение, если это убеждение было произведено способностью разума, действие которого включает рациональное понимание истины. или необходимость рассматриваемого иска. Правдоподобность такого рода релайабилистского подхода по сравнению с традиционным, конечно же, зависит от правдоподобия экстерналистской приверженности, которая им движет.

7. Ссылки и дополнительная информация

  • Audi, Роберт. 1999. «Само-доказательство», Philosophical Perspectives , vol. 13, изд. Джеймс Э. Томберлин (Оксфорд: Блэквелл), стр. 205-28.
  • Эйер, А.Дж. 1946. «Априори», в Язык, Истина и Логика, , 2-е изд. (Нью-Йорк: Довер), стр. 71-87.
  • Билер, Джордж. 1999. «The A Priori», в The Blackwell Guide to Epistemology , eds. Джон Греко и Эрнест Соса (Оксфорд: Блэквелл), стр.243-70.
  • Benacerraf, Paul. 1973. «Математическая истина», , The Journal of Philosophy, 19: 661-79.
  • Богосян, Пол. 2000. «Знание логики», в New Essays on a Priori (Oxford: Oxford University Press), стр. 229-54.
  • BonJour, Лоуренс. 1998. В защиту чистого разума (Кембридж: издательство Кембриджского университета).
  • Casullo, Альберт. 1992. «A priori / a posteriori», в A Companion to Epistemology , eds.Джонатан Дэнси и Эрнест Соса (Оксфорд: Блэквелл), стр. 1-3.
  • Декарт, Рене. 1641. Размышления о первой философии , 3-е изд., Пер. Д.А. Кресс (Индианаполис: Hackett Publishing Company, 1993).
  • Hamlyn, D.W. 1967. «A Priori and A Posteriori», в Энциклопедия философии , т. 1, изд. Пол Эдвардс (Нью-Йорк: издательство Macmillan Publishing Company и Free Press), стр. 140–44.
  • Кант, Иммануил. 1781. Критика чистого разума , пер.Н.К. Смит (Лондон: Macmillan, 1929).
  • Китчер, Филипп. 1980a. «Априорное знание», Philosophical Review, 89: 3-23.
  • Китчер, Филипп. 1980b. «Приоритет и необходимость», Австралазийский философский журнал 58: 89-101.
  • Крипке, Саул. 1972. Именование и необходимость (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета).
  • Moser, Paul, ed. 1987. A Priori Knowledge (Oxford: Oxford University Press).
  • Плантинга, Элвин.1993. «A Priori Knowledge», в Warrant and Good Function (New York: Oxford University Press), стр. 102–21.
  • Quine, W.V. 1963. «Две догмы эмпиризма», в г. С логической точки зрения , 2-е изд. (Нью-Йорк: Харпер и Роу), стр. 20-46.
  • Витгенштейн, Людвиг. 1969. On Certainty , eds. G.E.M. Анскомб и Г. фон Райт, пер. Д. Пол и Анскомб (Нью-Йорк: Харпер и Роу).

Информация об авторе

Джейсон С.Baehr
Электронная почта: [email protected]
Университет Лойола Мэримаунт
США

A priori {Philosophy Index}

Термин a priori используется в философии для обозначения дедуктивного мышления. Это латинский термин, означающий «от того, что было раньше», и относится к тому, что предшествует опыту.

Что-то, что известно a priori , можно смело считать истинным утверждением, если предположить, что логика (или дедуктивное рассуждение), использованная для этого вывода, осуществляется с использованием достоверных аргументов.

Априорный отличается от апостериорного, термина, используемого для обозначения индуктивного рассуждения. Короче говоря, что-то известное a priori известно исключительно через разум, тогда как нечто известное a posteriori определяется посредством эмпирических данных.

Хотя можно рискнуть предположить, что что-то, подкрепленное доказательствами, с большей вероятностью будет основано на истине, часто именно знание a priori с большей вероятностью является истиной.Это связано с тем, что свидетельства часто могут поддерживать несколько выводов и зависят от нашей точной интерпретации.

Примеры априорного знания

Априорного знания исходит только из разума, а не из опыта. Математические уравнения, например, являются примером априорного знания , поскольку они не требуют каких-либо реальных доказательств, чтобы считаться истинными.

(Вы можете возразить, что все знания основаны на реальном опыте.Например, даже математика укореняется в изначальном человеческом опыте, когда числа присваивались названиям, а порядкам объектов - числа. Хотя знание математики и счета изначально возникло из опыта, сами по себе идеи абстрактны. Опыт был необходим, чтобы найти и проверить большинство аспектов разума, но с инструментами разума нет необходимости привлекать опыт на этом этапе. Это не означает, что опыт не всегда подтверждает разум.)

Итак, простой пример априорной истины : 40 плюс 5 равно 45.Эта информация известна без непосредственного опыта; Вы можете вычислить задачу как абстрактную, не расставляя сорок пять предметов и не пересчитывая их.

Таким же образом можно использовать любые абстрактные концепции для достижения априорной истины . Фраза «все куры - птицы» также является истиной a priori . Зная определения слова lsquo; курица (игнорируя любые сленговые определения, само слово «курица» означает тип птицы) и слово «птица», можно использовать разум, чтобы определить, что утверждение «все куры - птицы». ”Верно без необходимости смотреть на настоящих кур.

Однако утверждение типа «мой сотовый телефон в моем кармане» известно не только по разуму. Невозможно быть уверенным в том, что ваш мобильный телефон действительно находится в вашем кармане, только по одной причине. У вас должны быть доказательства, подтверждающие это утверждение - независимо от того, видели ли вы телефон в кармане или сами положили его туда. И поэтому этот тип апостериорного знания может быть ошибочным. Вы могли положить свой телефон в карман и верить утверждению, но при этом не знать, что вор украл ваш телефон или что он был заменен аналогичным телефоном вашего друга, и что вы ошиблись.

Намного легче поверить, что апостериорное знание ложно («На самом деле, ваш телефон украл карманник.»), Чем полагать, что априорное знание ложно («Фактически, 40 плюс 5 - 6382. ").

A priori и a posteriori

Латинские фразы a priori и a posteriori представляют собой философские термины искусства, популяризированные Иммануилом Кантом в книге «Критика чистого разума ». Они используются в отношении рассуждений (эпистемологии), чтобы отличить необходимые выводы от первых предпосылок (т.е., то, что должно предшествовать чувственному наблюдению) из выводов, основанных на чувственном наблюдении (которое должно следовать за ним). Таким образом, можно охарактеризовать два вида знания, обоснования или аргументации:

  • Гораздо более возвышенно и философски открывать вещи a priori , чем a posteriori . И поэтому перипатетики не очень заботились о том, чтобы собирать эксперименты для доказательства своих доктрин, довольствуясь лишь немногими, чтобы удовлетворить тех, кто не способен к более благородным убеждениям.И действительно, они используют эксперименты скорее для иллюстрации, чем для демонстрации своих доктрин.
  • До этого момента мы ограничивали наше внимание пространством как простым продолжением. Но пространство в обычном понимании подразумевает гораздо больше: оно представляет собой трехмерный евклидов континуум. При таком уточнении аргументы Канта относительно его a priori характера более не приемлемы в свете современных открытий; и мы должны предположить, что эта особая форма, которую мы приписываем пространству, возникает полностью из нашей координации чувственных впечатлений, проводимых самым простым из возможных способов.Ни в коем случае нельзя рассматривать трехмерное евклидово пространство как навязанное a priori либо чувством, либо пониманием. ... в целом ученые признают, что доктрина a priori о трехмерном евклидовом пространстве является одним из самых пагубных учений, которые философия когда-либо пыталась навязать науке. ...
    Эти взгляды на пространство, исповедуемые величайшими учеными, в значительной степени следует отнести к открытиям неевклидовой геометрии, дополненным исследованиями психофизиков.... К тому времени, когда люди достигают возраста философствования, они в течение многих лет подвергались убеждениям, основанным на заключениях из опыта, что убеждения остались, тогда как умозаключения из-за однообразия их повторения стали вторая натура и кажется интуитивным. ...
    Если бы трехмерное евклидово пространство было a priori условием понимания, для математиков было бы совершенно невозможно проложить свой путь через неевклидовы гиперпространства относительности.Также нельзя считать, что трехмерное пространство навязано чувственностью, поскольку, как говорит нам Пуанкаре, после некоторой настойчивости ему в значительной степени помогла чувствительность при исследовании проблем Analysis Situs четырех измерений.
  • Единственное оправдание наших концепций и системы концепций состоит в том, что они служат для представления совокупности наших переживаний; кроме этого у них нет легитимности. Я убежден, что философы пагубно повлияли на прогресс научного мышления, удалив некоторые фундаментальные концепции из области эмпиризма, где они находятся под нашим контролем, до неосязаемых высот a priori .Ибо даже если может показаться, что вселенная идей не может быть выведена из опыта с помощью логических средств, но в некотором смысле является творением человеческого разума, без которого невозможна никакая наука, тем не менее, эта вселенная идей столь же мала. независимо от характера нашего опыта, поскольку одежда имеет форму человеческого тела. Это особенно верно в отношении наших представлений о времени и пространстве, которые физики были вынуждены фактами сбросить с Олимпа a priori , чтобы скорректировать их и привести в работоспособное состояние.
  • Как интерпретатор природы ... Лейбниц не может сравниться с Ньютоном. Его общие взгляды на физику были туманными и неудовлетворительными; он не имел большого значения для индуктивного рассуждения; это был не тот путь постижения истины, к которому он привык; и поэтому он всегда скептически относился к величайшему физическому открытию той эпохи, которое было установлено с помощью наиболее обширной индукции, существования гравитации как факта , с которым согласны все тела, потому что никаких доказательств этого не было, a priori можно было дать .
  • Нет ничего физического, что можно было бы изучить a priori . У нас нет никакого права устанавливать единственную физическую истину, не ища ее физически, если только это не является необходимым следствием других истин, уже приобретенных экспериментальным путем, и в этом случае необходимо только математическое рассуждение.
    • Питер Гатри Тейт, Лекции о некоторых последних достижениях в физической науке, со специальной лекцией о силе , (3-е издание) Лекция I (стр. 6)
  • Созерцайте могущественного динозавра,
    Известный в доисторические времена lore,
    Не только за его вес и силу
    Но за его интеллектуальный рост.
    Вы увидите по этим останкам
    У существа было два набора мозгов:
    Один в его голове (обычное место),
    Другой - в основании его позвоночника.
    Таким образом, он мог рассуждать априори
    Так же, как апостериори.

См. Также [править]

Внешние ссылки [править]

Априорное и апостериорное знание

Знание

Скептическая доктрина о том, что знание не может быть достоверным. - акаталептик , n.

Архаичный. исследование человеческого невежества.

антагонизм к обучению, образованию и образованным, выраженный в литературе в сознательном проявлении простоты, приземленности и даже красочной полуграмотности. - антиинтеллектуальный , n., Прил.

тайна или тайна; тщательно скрытые знания. См. Также алхимию. - арканы , п. Пи.

обучение полезным знаниям. - хрестоматия , прил.

человек, обучающихся как класс или коллективно; интеллигенция или литераторы.

состояние детерминированности; качество быть уверенным или точным.

система приобретения знаний, которая отвергает все априорных знаний и полагается исключительно на наблюдение, экспериментирование и индукцию. Также эмпиризм . - эмпирик , n., Прил. - эмпирический, эмпирический , прил.

1. команда широкого диапазона знаний.
2. сочинения и мысли французских энциклопедистов 18-го века, особенно с акцентом на научный рационализм. - энциклопедист , n .

отрасль философии, изучающая происхождение, природу, методы, обоснованность и пределы человеческого знания. - эпистемолог , n . - эпистемологический, эпистемологический , прил.

чрезмерная любовь или почтение к знаниям. - eptemophiliac , n., Прил.

опора на принципы эмпиризма в философии или науке. - экспериментатор , n .

Характеристика эксперта.

1. чрезмерная забота о действиях f.
2. теория или убеждение, во многом основанное на фактах. - фактолог , n . - фактуалистический , прил.

Философия познания и человеческие способности к обучению, Также называется гностология . - гносеологический, гносеологический , прил.

1. (л.c.) требование обладать высшим знанием.
2. верования или утверждения определенных религиозных групп или сект, что они обладают особым религиозным просвещением. - Иллюминаты, иллюминаты, Иллюминаты, иллюминаторы , n .

пустяковые или несущественные факты или мелочи.

Устарело, незнание или отсутствие знаний. - inscient , прил.

1. упражнение интеллекта.
2. преданность интеллектуальной деятельности.
3. чрезмерный упор на интеллект и, как следствие, пренебрежение эмоциями. - интеллектуалистический , прил.

1. Метафизика. учение о том, что реальность воспринимаемых внешних объектов познается интуитивно, без вмешательства репрезентативной идеи.
2. Метафизика. учение о том, что знание основывается на аксиоматических истинах, распознаваемых интуитивно.
3. Этика. учение о том, что моральные ценности и обязанности можно воспринимать напрямую. Также называется интуитивизм . - интуиционалист, интуиционист , n .

метод, используемый Сократом для получения знания через вопросы и настаивая на тщательном и логическом рассуждении. - maieutic , прил.

доктрина о том, что объекты знания не существуют, кроме как в уме воспринимающего. - менталист , n . - менталистический , прил.

ненависть к разуму, рассуждению и знаниям. - мизолог , n .

Эпистемология. теория, согласно которой объект и данные познания идентичны.

1. универсальное или бесконечное знание.
2. состояние всезнания. Также устарел, всеведущ . - всеведущий , прил.

метод или средство для передачи знаний или для философского исследования.

1. обладание универсальными знаниями. Ср. пансофия .
2. претензия к такому просветлению. - пансофист , n . - пансофистический , прил.

1. универсальная мудрость или энциклопедия обучения.
2. система универсальных знаний; пантология. - пансофический , прил.

систематический обзор всех отраслей знаний. - пантолог , n . - пантологический, пантологический , прил.

доктрина, утверждающая, что знание связано с чувственным восприятием. - перцепционист , n .

1. Редко. любитель учиться.
2. (кап.) защитник филонизма. Также пишется Филонист.

состояние или качество полной уверенности или абсолютной уверенности.

человек исключительно обширных знаний; эрудит. - полиисторический , прил.

владение знаниями во многих областях. - polymath , n ., прил.

теория, согласно которой восприятие дает разуму немедленное познание объекта. - презентационист, презентационист , n.

в средние века, один из двух разделов семи гуманитарных наук, включая арифметику, геометрию, астрономию и музыку.См. Также trivium .

ученый или очень образованный человек.

знание поверхностное, особенно когда претенциозно раскрыто. - ученый , н. - sciolistic, sciolous , прил.

предполагаемое знание природы! и сверхъестественные силы, обычно основанные на традиции, а не на установленном факте, как астрология и френология. - ученый-ученый , н.

теория употребления знаков, особенно слов, в их отношении к знанию и познанию.

Теория символики, объединяющая прагматику и лингвистику. - семиотический , прил.

1. приверженность или ограничение определенной деятельности, отрасли обучения и т. Д.
2. область специализации в рамках науки или области знаний, например отология в медицине. - специалист , н. - специализированный , прил.

изучение и описание искусств и наук с точки зрения их исторического развития, географического и этнического распространения.

ясновидение или другое оккультное или сверхъестественное знание.

неважные, пустяковые вещи или детали, особенно непонятные и бесполезные знания. - тривиальный , прил.

в средние века, один из двух разделов семи гуманитарных наук, включающий логику, грамматику и риторику. См. Также quadrivium .

-Ologies & -Isms. Copyright 2008 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Знание

обжечь пальцы Нанести себе физический или моральный вред, вмешиваясь в дела других людей или действуя порывисто.Выражение обычно подразумевает, что человек извлек урок из болезненного опыта и будет избегать таких ситуаций или вмешательств в будущем. Фраза используется в переносном смысле с 1710 года, часто в таких пресловутых высказываниях, как:

Занятость обжигает себе пальцы. (Сэмюэл Палмер, Притчи )

Схожее современное американское сленговое выражение - сгореть , что имеет дополнительное значение - понести финансовые потери.

наизусть По памяти; механически, автоматически, бездумно, без понимания и чувства; обычно как модификатор глаголов, таких как , выучить, узнать, узнать, прочитать .Предположение о том, что rote происходит от латинского rota «колесо» и что наизусть , следовательно, относится к повторяющимся кругам в уме, сопровождающим запоминание, не имеет прочной этимологической основы. Джордж Гордон, лорд Байрон, использовал это выражение в книге English Bards and Scotch Reviewers (1809):

Возьмите заезженные шутки Миллера, полученные наизусть.

отрезать себе глаз Чтобы получить знания или понимание; стать искушенным или опытным в путях мира; также иметь глаза , что означает «быть мирским или знающим.Это выражение, появившееся в начале 1700-х годов, происходит из-за того, что глазные зубы режутся поздно, обычно примерно в возрасте двенадцати лет. Подразумевается, что человек, который уже отрезал себе глаза, достиг возраста усмотрения. Аналогичная фраза с тем же значением - , чтобы вырезать зуб мудрости . Зубы мудрости вырезаются даже позже, чем глазные, обычно в возрасте от семнадцати до двадцати пяти лет.

знай свое дело Чтобы быть в целом осведомленным и осведомленным; досконально знать предмет; быть опытным, овладеть определенным навыком.Популярное с XIX века, это выражение может быть сокращением британского «знать, сколько бобов дает пять» , выражение, которое также используется в переносном смысле и, как говорят, происходит от практики использования бобов для обучения детей счету.

Чтобы добиться успеха в последней новинке Вашингтона для развлечения на обедах, нужно знать бобы. ( Chicago Herald , 1888)

В США чаще встречается отрицательная конструкция «не знать бобы » и может даже предшествовать двум другим.

Что бы он ни знал о Евклиде и греческом,
На латыни он не знает бобов. ( Yale Literary Magazine , 1855)

Знай своего лука - это распространенный сленговый вариант США, как и знай свое дело и знай свое дело .

знать канаты Полностью понимать операционные методы своей профессии или предприятия; знать хитрости торговли. Матрос, который понимает устройство и функции многочисленных канатов на корабле, считается бесценным членом экипажа.Точно так же человек, знакомый с тонкостями своей работы или компании, позиционирует себя как наиболее ценный сотрудник.

Круг состоял из людей, которые думали, что они «знают веревки» так же хорошо, как и он. (Джон Н. Маскелайн, Sharps and Flats , 1894)

под поясом Как часть прошлого опыта, к чести, успешно завершил или завершил.

Его жена проехала 135 000 миль по Штатам за плечами… но все равно проиграла.( The Manchester Guardian Weekly, , август, 1954 г.)

Первоначально за поясом «в желудке» относилось к пище, которая была принята, переварена и, наконец, усвоена организмом. Точно так же переживания включаются в личность.

Живописные выражения: тематический словарь, 1-е издание. © 1980 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

PPT - Апостериорные знания Априорные знания Презентация в PowerPoint

  • Апостериорные знания Априорные знания • Апостериорные знания основаны на опыте.• Априорные знания - это знания, не основанные на опыте. • Если вы можете узнать что-то, просто подумав об этом, не консультируясь с тем, как вам кажется мир, это априорное знание.

  • Возможные примеры априорного знания • «холостяки не женаты» • 2 + 2 = 4 • Не может быть круглого квадрата • Никакой логической истины - связь между посылкой и выводом в действительном аргументе

  • Аргумент сновидения ставит под сомнение знание, основанное на опыте , но оставляет априорное знание нетронутым • Но аргумент злого демона ставит под сомнение и априорное знание

  • ЗЛОЙ ДЕМОН! • Возможно, есть демон с почти божественными способностями, который пытается обмануть меня.• Следовательно, возможно, что все мои убеждения являются результатом обманчивых сил демона. • Поэтому я не могу доверять ни одному из своих убеждений. известно с уверенностью. Эти убеждения должны быть правдой, даже если есть демон. • Он находит его: Я существую. • Но может ли злой демон обмануть его (или вас) относительно вашего собственного существования?

  • Декарт отвечает «нет».Обман требует, чтобы было , что можно обмануть. Даже если все мои мысли ошибочны, они должны существовать, чтобы они ошибались. Каждый раз, когда я размышляю о своем мышлении, я могу с абсолютной уверенностью знать, что я существую.

  • Но что это за «я» • Разумное ли я животное? • Я человек? • Что важно для этого «я», о существовании которого я знаю? По сути, то, что я есть, не человек, не разумное животное, а мыслящая вещь. Почему?

  • Знание того, что я человек или животное, или даже что у меня есть тело , все еще под вопросом.Демон может обмануть меня в этих вещах. Поэтому я ничего не могу знать о своем физическом существе. Но кое-что я знаю. Я знаю, что это остатки, это то, что остается после того, как все, в чем можно сомневаться, подвергается сомнению - мышление, сознание.

  • Солипсизм! • Солипсизм - это точка зрения, которую можно выразить только от первого лица. • Мой разум - это все, что существует, все остальное существует только так, как я это переживаю. Солипсистов мало, если они вообще есть. Но есть ли способ опровергнуть солипсизм?

  • Кусочек воска • Таким образом, мы знаем разум с гораздо большей ясностью, чем тело.• Но в это трудно поверить. Легко подумать, что знание физического мира гораздо более конкретное, «осязаемое» и что разум является каким-то таинственным. • Пример с куском воска показывает нам, что это ошибка.

  • Возьмите кусок воска, растопите Это. • Все ощутимые свойства меняются • Тем не менее, мы все еще верим, что мы все еще считаем воск тем же самым • Это показывает: [предполагаемое] знание физических вещей основано на разуме. Нам нужно думать, чтобы познать физический мир • Наше представление о физическом мире - это не набор чувственных качеств.

  • То, что мы понимаем, когда понимаем, что кусок воска - это то же самое, является «гибкой, протяженной субстанцией» • Это то, что лежит в основе или вызывает наше восприятие, а не то, что мы непосредственно воспринимаем • Декарт предвещает будущие выводы в Медитации.

  • Знание от разума - Философия A Уровень

    Обзор - Знание разума

    Эта тема философии A Level исследует, исходит ли все наше знание от восприятия или существуют другие - априори - источники знаний.В этой теме действительно есть две отдельные дискуссии, а именно:

    Вообще говоря, эмпиризм утверждает, что все знания приходят из опыта. Иннатизм и рационализм - два способа отклонить это утверждение:

    • Иннатизм говорит, что мы уже рождаемся с некоторыми знаниями (и врожденное знание, очевидно, не происходит от перцептивного опыта, потому что у вас не было никакого перцептивного опыта, когда вы только что родились).
    • Рационализм говорит, что мы можем получить некоторые знания исключительно с помощью интуиции и дедукции (т.е. мы можем приобретать знания исключительно путем мышления, а не посредством опыта восприятия).

    В этой теме также затрагивается вопрос, можно ли вообще что-нибудь знать (скептицизм).


    Некоторые определения


    Многие дискуссии (в частности, рационализм против эмпиризма) строятся на следующих терминах.

    Аналитический / синтетический

    Аналитическое и синтетическое - это два разных типа истины .

    • Аналитическая истина: истинна в силу значения слов
      • E.г. «Холостяк - неженатый мужчина» или «У треугольников три стороны»
    • Синтетическая правда : правда в силу , как устроен мир
      • Например, «Трава зеленая» или «вода закипает при температуре 100 °

    Аналитические истины нельзя отрицать без логического противоречия. Сказать, например, что «не все холостяки не женаты», - значит неправильно понять слово холостяк - концепция женатого холостяка не имеет смысла.Точно так же невозможно связно представить себе треугольник с четырьмя сторонами, потому что сама идея включает в себя противоречие.

    Отрицание синтетической истины не ведет к логическому противоречию. Например, мы можем связно представить себе красную траву, отрицая синтетическую истину «трава зеленая». Хотя опыт подсказывает нам, что трава на самом деле не красная, в этой идее нет логического противоречия.

    Априори / апостериори

    A priori и a posteriori - это два разных типа знания :

    • Априорные знания : знания, которые можно получить без опыта внешнего мира, только посредством мысли
      • E.г. вычисление того, что 900 разделить на 7 будет
    • A posteriori знания : знания, которые можно получить только из опыта внешнего мира
      • Например, проводит эксперимент по определению температуры кипения воды

    Интуиция и дедукция


    Интуиция и дедукция - это способности ума открывать истину исключительно с помощью мышления. Например, интуиция и дедукция позволяют вам увидеть, что утверждение 3 ниже логически следует из 1 и 2:

    1. Если A истинно, то B истинно
    2. А верно
    3. Следовательно, B верно

    Интуиция и дедукция - это способности ума и поэтому не требуют a posteriori перцептивного опыта.Другими словами, интуиция и дедукция - это априори .

    В приведенном выше обзоре мы определили рационализм как представление о том, что мы можем получить некоторые знания исключительно с помощью интуиции и дедукции. Однако это немного неточно, потому что даже эмпирик признал бы, что есть некоторые знания, которые можно узнать исключительно с помощью интуиции и дедукции. Например, вам явно не нужен эмпирический опыт, чтобы понять, что «2 × 75 = 150», потому что это аналитическая истина.

    Итак, на самом деле, спор между рационализмом и эмпиризмом сводится к тому, можем ли мы получить знание синтетических истин с помощью интуиции и дедукции:

    • Эмпиризм говорит, что все априори знания основаны на аналитических истинах (т.е. синтетики нет априори знания)
    • Рационализм утверждает, что не все априори знания основаны на аналитических истинах (т.е. существует по крайней мере одна синтетическая истина, которая может быть известна априори с использованием интуиции и дедукции)

    В большинстве случаев эмпиризм верен. Если взять какую-либо синтетическую истину, например, «вода закипает при 100 ° C», кажется невозможным, чтобы мы могли узнать ее без некоторого a posteriori опыта мира (например.г. эксперимент).

    Итак, большинство синтетических истин известно a posteriori . Но вопрос в том, верно ли это соотношение все время или только какое-то время . Рационализм утверждает последнее: существует по крайней мере одна синтетическая истина, a priori которую можно познать посредством интуиции и дедукции.

    Декарт: Размышления

    Используя только эти способности интуиции и дедукции, Декарт пытается установить различные синтетические истины. Если его аргументы работают, то они поддерживают рационалистическое утверждение , что синтетических истин могут быть известны априори.

    Три волны сомнения

    В своей попытке установить знание Декарт начинает с сомнения во всем, что, по его мнению, он знает. Если в этом можно сомневаться, то сомневается.

    Эти скептические аргументы стали известны как три волны сомнения. Это:

    • Иллюзия
    • Мечтать
    • Обман

    Прежде всего, Иллюзия .Я могу сомневаться в надежности моего чувственного опыта, поскольку он обманул меня в прошлом. Например, карандаш в воде может выглядеть кривым, хотя на самом деле это не так.

    Во-вторых, мне может показаться, что я проснулся, когда мне на самом деле снится . Я мог бы поверить, что смотрю в экран компьютера, но если мне просто снится, что это так, то мое мнение ошибочно.

    Но даже если я сплю, есть еще базовая идея , которые являются общими как для снов, так и для реальности. Например, что «1 + 1 = 2» - можно ли в этом сомневаться?

    Да, говорит Декарт, если меня обманывают .Злой демон может контролировать весь мой опыт, заставляя меня думать, что я правильно складываю 1 и 1, когда это не так.

    Итак, практически все, что я думаю, может быть подвергнуто сомнению - злой демон может контролировать мое восприятие и заставлять меня иметь только ложные убеждения.

    Эта позиция крайних сомнений известна как скептицизм .

    Cogito ergo sum

    Итак, Декарт сейчас находится в позиции крайнего скептицизма. Есть что-нибудь, что он может знать наверняка?

    Да:

    dubito, ergo cogito, ergo sum

    Это переводится как:

    • Сомневаюсь
    • Поэтому думаю
    • Следовательно, я

    Укороченная версия - cogito ergo sum - вероятно, самая известная фраза в философии.Суть Декарта в том, что даже если злой демон пытается обмануть его практически во всем, Декарт не может сомневаться в его существовании.

    Причина этого в том, что даже если демон обманывает его, должно быть что-то , чтобы демон обманул в первую очередь! Тот факт, что Декарт может сомневаться в собственном существовании, является доказательством того, что он действительно существует.

    Ясные и отчетливые идеи

    Обсудив аргумент cogito ergo sum , Декарт утверждает, что его уверенность в утверждении «Я существую» объясняется тем фактом, что это ясная и отчетливая идея. Декарт знает, что «Я существую» истинно , просто подумав об этом.

    Это свойство - где истина идеи проявляется ясно и отчетливо - восходит к идее рациональной интуиции .

    Рациональная интуиция - это способность, которая позволяет видеть истину . Эта способность позволяет Декарту знать, что «я существую», просто думая об этом.

    Аргументы в пользу существования Бога

    Декарт опирается на эти ясные и отчетливые идеи посредством дедукции.Он приводит несколько аргументов в пользу существования Бога , используя интуицию и дедукцию:

    Его онтологические и космологические аргументы включены в модуль «Философия религии».

    Обобщенная версия аргумент товарного знака выглядит следующим образом:

    1. Я имею представление о Боге
    2. Моя концепция Бога - это концепция чего-то бесконечного и совершенного
    3. Но я ограниченное и несовершенное существо
    4. Причина следствия должна иметь как минимум такую ​​же реальность, как и следствие
    5. Итак, причина моего представления о Боге должна иметь такую ​​же реальность, как и то, о чем идет речь.
    6. Итак, причиной моего представления о Боге должно быть бесконечное и совершенное существо.
    7. Итак, Бог существует

    В этом резюме упущено несколько шагов, но вы поняли идею.

    Этот аргумент называется аргументом «товарного знака», потому что Декарт утверждает, что концепция Бога подобна врожденному «товарному знаку», помещенному в наш разум. По сути, точка зрения Декарта состоит в том, что невозможно, чтобы эта торговая марка - бесконечного и совершенного существа - была чем-то, что он мог бы создать сам. Что бы ни вызвало у Декарта представление о Боге, само по себе должно быть бесконечным и совершенным существом из-за посылки 4 выше.

    Аргумент в пользу существования внешнего мира

    Затем Декарт продолжает свой процесс интуиции и дедукции, чтобы доказать, что, поскольку Бог существует, его восприятию можно доверять.Эти восприятия относятся к внешнему миру физических объектов, и, поскольку Декарт может доверять своим восприятиям, он может доверять существованию внешнего мира.

    Ключевые точки:

    1. У меня есть представления о внешнем мире с помощью физических объектов
    2. Мои восприятия не могут быть вызваны моим собственным разумом, потому что они непроизвольны (аргумент Декарта в пользу этого аналогичен, например, аргументу Локка здесь).
    3. Итак, причина моего восприятия должна быть чем-то внешним по отношению к моему разуму
    4. Бог существует (см. Аргумент о товарных знаках выше)
    5. Если причиной моего восприятия является Бог, а не сами физические объекты, то Бог создал меня со склонностью формировать ложные убеждения из моего восприятия (потому что посылка 1)
    6. Но Бог - совершенное существо по определению (см.г. Онтологический аргумент Декарта), и поэтому не создавал бы у меня склонности формировать ложные убеждения из моих восприятий
    7. Итак, я могу доверять своему восприятию
    8. Итак, учитывая посылки 1 и 7 выше, я могу знать, что внешний мир физических объектов существует

    Проблемы

    Один из способов оспорить аргумент о товарных знаках - это отвергнуть первую предпосылку и заявить, что концепция Бога не является врожденной. Если концепция Бога исходит из опыта, как утверждает Локк, то аргумент Декарта не a priori и, следовательно, не может установить рационализм.

    Вилка Хьюма

    Дэвид Хьюм (1711 - 1776) был эмпириком в области знания. Он утверждал, что существует всего два вида знания:

    • Отношения идей (т.е. аналитические, априори )
    • Фактические аспекты (т.е. синтетические, апостериорные )

    Если это не отношение идей или факт , говорит Юм, то это не знание.

    Связь идей

    Связь идей:

    «интуитивно или демонстративно достоверно»

    Другими словами, аналитическая истина, и:

    «можно обнаружить простым действием мысли, вне зависимости от того, что существует во вселенной»

    Другими словами, известный априори .

    Подобно аналитическим истинам, отношения идей нельзя отрицать без противоречия (например, «этот треугольник не имеет трех сторон» - противоречие).

    Факты

    Юм говорит:

    «Противоположное любому факту еще возможно; потому что это никогда не может подразумевать противоречие »

    Другими словами, факты - это синтетическая истина . Кроме того, они требуют эмпирического наблюдения, чтобы установить их истинность, поэтому они известны апостериори .


    Врожденное знание


    Врожденное знание - это знание, с которым вы родились, и поэтому для его познания не требуется опыта ( a posteriori ). Другими словами, врожденное знание - это априори знания.

    Спор между рационализмом и иннатизмом идет о том, есть ли у нас врожденное знание или нет:

    • Иннатизм говорит, что у нас есть врожденные знания
    • Эмпиризм утверждает, что у нас нет врожденного знания

    Также важно отметить, что вид знания, который мы рассматриваем в этом обсуждении врожденного знания, - это врожденное пропозициональное знание.Это бесспорное, например, что дети рождаются с врожденным знанием способности, например, зная, как дышать.

    Платон: Менон

    Платон утверждает, что всякое обучение - это форма вспоминания знаний, полученных до нашего рождения. Другими словами, мы рождены с врожденными знаниями, и нам просто нужно их помнить.

    Чтобы доказать свою теорию, Платон показывает, как раб Мено - мальчик, которого никогда не учили геометрии - может понять геометрическое доказательство.Ключевые факты аргумента следующие:

    • Сократ рисует на земле квадрат размером 2 х 2 фута
    • Раб Мено соглашается, что его площадь составляет 4 квадратных фута
    • Затем Сократ рисует на земле еще один квадрат площадью 8 квадратных футов
    • Затем Сократ спрашивает: Какова длина сторон?
    • Раб Мено изначально неверно угадывает 4 фута (площадь будет 16 квадратных футов, а не 8).
    • Но Сократ задает рабу Мено ряд вопросов
    • Раб Мено правильно отвечает на вопросы и понимает, что стороны квадрата площадью 8 квадратных футов будут равны диагонали исходного квадрата 2 фута x 2 фута

    Если это не имеет смысла, 18-секундное видео ниже - гораздо более простой способ визуализировать доказательство Сократа.Обратите внимание, что зеленый квадрат в два раза больше площади красного квадрата и что стороны зеленого квадрата равны диагонали красного квадрата.

    Опять же, раба Мено никогда не учили геометрии, т.е. у него нет опыта в геометрии. Несмотря на это, раб Мено способен правильно ответить на вопросы Сократа (или, по крайней мере, исправить его ошибки). Учитывая, что раб Мено не имеет опыта в геометрии, его правильные знания здесь должны быть врожденными .

    Лейбниц: необходимые истины

    Апостериорный опыт может рассказать нам только о конкретных случаях. Например, опыт может сказать нам, что добавление этих двух яблок к этим двум двум яблокам дает нам 4 яблока.

    Такой опыт говорит нам, какими вещами являются , но не такими, какими они должны быть . Фактически, никакое количество опыта не может сказать нам, как все должно быть (потому что даже если вы проведете 100000 экспериментов, вы никогда не узнаете, что произойдет в эксперименте 100001).

    Тем не менее, мы знаем, что всегда должно быть верным , что «2 + 2 = 4». Мы знаем, что никогда не будет случая, когда вы добавляете 2 яблока к 2 яблокам и получаете 5 яблок. Другими словами, «2 + 2 = 4» - необходимая истина.

    Мы знаем это, уделяя пристальное внимание тому, «что уже находится в нашей голове». Другими словами, Лейбниц говорит, что знание необходимых истин является врожденным.

    Проблемы

    Джон Локк: Эссе о человеческом понимании
    Аргументы против врожденных знаний
    1.Врожденное знание будет универсальным

    Локк утверждает, что если бы у нас было врожденное знание, то каждый человек имел бы такое знание.

    Так, например, каждый должен знать теорему геометрии, которую раб Менона реализует в приведенном выше примере Платона. Но, как утверждает Лок, дети и «идиоты» не обладают такими знаниями - например, они не знают теоремы геометрии. Итак, это знание не универсальное и, следовательно, не врожденное.

    2. Аргумент против врожденных концепций

    Локк также возражает против существования врожденной концепции .Аргумент состоит в том, что пропозициональное знание опирается на концепции. Например, вы не можете узнать, что «1 + 1 = 2», не имея сначала понятий «1», «+» и «2». Итак, если Локку удастся опровергнуть существование врожденных понятий, он также преуспеет в опровержении существования врожденного знания.

    Локк приводит два примера, чтобы отвергнуть существование врожденных концепций:

    • Наблюдение за новорожденными позволяет предположить, что у них нет никаких представлений, кроме тех, что были в утробе матери (например,г. понятия тепла или боли)
    • Бог часто используется в качестве примера врожденного понятия (как видно из аргументации Декарта о товарном знаке), но у младенцев нет этого понятия. Кроме того, на протяжении всей истории существовало много атеистических обществ, не имевших представления о Боге.

    Возможный ответ на аргументы Локка против врожденных концепций:

    Лейбниц соглашается с Локком, что врожденное знание требует врожденных концепций. Но Лейбниц утверждает, что можно иметь врожденные концепции, но не осознавать их.

    Некоторые из собственных примеров врожденных понятий Лейбница - это логические понятия, такие как идентичность (например, «а = а») и невозможность (например, «невозможно, чтобы и а, и не а были истинными»). Очевидно, новорожденный не может словесно сформулировать эти мысли, но это не значит, что концепции нет. Мы от природы знаем эти концепции - даже если мы не можем их сформулировать - и они важны для любого мышления, независимо от того, осознаем мы их сознательно или нет. Со временем мы учимся распознавать эти концепции и делать их явными, но они всегда были в голове.

    Точно так же то, что у некоторых людей и обществ может отсутствовать слово для обозначения «Бог», это не означает, что у них отсутствует это понятие. Для осознанного развития концепции Бога может потребоваться опыт, но сама концепция не может исходить из опыта, потому что она выходит за рамки опыта. Например, концепция Бога - это концепция бесконечного существа, но ничто из опыта не показывает нам эту концепцию бесконечности.

    Tabula rasa

    Из отрицания Иннатизма Локком следует, что все знания (и концепции) должны исходить из опыта.Как известно, Локк утверждает, что ум при рождении - это «tabula rasa» - чистый лист. Локк утверждает, что разум при рождении не содержит идей, мыслей или концепций. Вместо этого знания приходят из двух типов опыта:

    • Ощущение: Наше чувственное восприятие - то, что мы видим, слышим, обоняем, ощущаем на вкус и т. Д.
    • Отражение: переживание нашего собственного разума - мышление, желание, вера и т. Д.
    Простые и сложные идеи

    Объяснение Локком простых, сложных и абстрактных общих идей дает представление о том, как люди могут формировать сложные концепции, такие как концепция Бога, на основе опыта.

    Когда я смотрю на чистое небо, ощущение синего может дать мне простое понятие голубизны. Точно так же, когда я нахожусь на улице зимой, ощущение холода может дать мне простое представление о холода. Простая концепция - это просто одна такая штука.

    Сложные концепции состоят из строительных блоков простых концепций. Например, моя концепция океана может состоять из и простых понятий синего и холодного выше.Практически все представляет собой сложную концепцию, состоящую из простых концепций в разной степени - например, стул может состоять из множества более простых концепций (например, коричневый, жесткий, деревянный, маленький и т. Д.), Но все они образуют одно и то же: Это стул. Этот стул представляет собой сложную концепцию, потому что в ней содержится много более простых концепций.

    А сложные идеи могут выходить за рамки конкретных экземпляров вещей (например, этого стула) и образовывать абстрактные идеи (например, стулья в целом ). Например:

    • Стул №1 может быть деревянным на четырех ножках
    • Стул №2 может быть металлическим на 3 ножках
    • Стул №3 может быть красный пластиковый табурет

    Точно так же мы формируем абстрактные понятия, такие как красота или справедливость, абстрагируясь от опыта.Например, мы видим красивое озеро, красивую картину, красивого человека и т. Д., И со временем мы абстрагируем общие черты из этого опыта, чтобы сформировать абстрактную концепцию красоты. Локк утверждает, что все концепции - от простых до сложных - каким-то образом основаны на опыте, а потому не являются врожденными.

    <<< Знание из восприятия

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *