Понедельник , 6 Декабрь 2021

Правило исповеди: Как проходит исповедь? Что делать на исповеди?

Содержание

Правильная исповедь: как исповедоваться, в чем каяться, какая исповедь не примется Богом

А не пора ли нам всем научиться правильно исповедоваться? – решительно и не колеблясь поинтересовались сотрудники портала «Православная Жизнь» у духовника Киевских духовных школ, преподавателя КДА архимандрита Маркелла (Павука).

– Большое количество людей не знает, в чем каяться. Многие идут на исповедь и молчат, ждут наводящих вопросов от священников. Почему так происходит и в чем нужно каяться православному христианину?

– Обычно люди не знают, в чем каяться, по нескольким причинам:

1. Они ведут рассеянную жизнь (заняты тысячами дел), и им некогда заниматься собой, посмотреть в свою душу и увидеть, что там не так. Таких людей в наше время 90%, если не больше.

2. Многие болеют завышенной самооценкой, то есть горды, а потому больше склонны замечать и осуждать чужие грехи и недостатки, нежели свои.

3. Их ни родители, ни учителя, ни священники не научили, в чем и как нужно каяться.

А каяться православному христианину следует прежде всего в том, в чем обличает его совесть. Лучше всего исповедь строить по Десяти заповедям Божиим. То есть во время Исповеди вначале надо говорить о том, чем мы согрешили против Бога (это могут быть грехи неверия, маловерия, суеверия, божбы, клятвы), затем каяться в грехах против ближних (непочитание, невнимание к родителям, непослушание им, обман, хитрость, осуждение, гнев против ближних, неприязнь, заносчивость, гордость, тщеславие, скупость, воровство, соблазнение других на грех, блуд и др.). Советую ознакомиться с книгой «В помощь кающемуся», составленной святителем Игнатием (Брянчаниновым). В труде старца Иоанна Крестьянкина представлен образец исповеди по Десяти заповедям Божиим. Ориентируясь на эти работы, можно составить свою неформальную исповедь.

– Насколько подробно нужно рассказывать о своих грехах на исповеди?

– Все зависит от степени вашего раскаяния в грехах. Если человек в своем сердце обрел решимость больше к тому или иному греху не возвращаться, то он старается его вырвать с корнем и поэтому описывает все до мельчайших подробностей.

А если человек кается формально, то у него получается что-то вроде: «Согрешил делом, словом, помышлением». Исключение из этого правила – грехи блуда. В данном случае подробностей описывать не надо. Если священник почувствует, что человек равнодушно относится даже к таким грехам, то может задать дополнительные вопросы, чтобы хоть немного такого человека устыдить и подвигнуть на истинное покаяние.

– Если не испытываешь легкости после исповеди, что это значит?

– Это может говорить о том, что не было подлинного покаяния, исповедь совершалась без сокрушения сердечного, а лишь формальным перечислением грехов с нежеланием изменить свою жизнь и больше не грешить. Правда, иногда Господь не дает ощущения легкости немедленно, чтобы человек не возгордился и тут же не впал снова в те же самые грехи. Легкость также не сразу приходит, если человек исповедует застарелые, глубоко укоренившиеся в нем грехи. Чтобы пришла легкость, надо пролить очень много слез покаяния.

– Если на вечерне были на исповеди, а после службы успели согрешить, нужно ли идти утром опять на исповедь?

– Если это блудные грехи, гнев или пьянство, то обязательно нужно еще раз в них покаяться и даже попросить у священника епитимию, дабы так быстро не совершать прежние грехи. Если же допущены грехи другого рода (осуждение, лень, многословие), то следует во время вечернего или утреннего молитвенного правила искренне попросить прощения у Господа за допущенные провины, а при очередной исповеди исповедовать их.

– Если на исповеди забыл упомянуть какой-то грех, а потом спустя время вспомнил его, нужно ли опять подходить к священнику и говорить об этом?

– Если есть такая возможность и священник не очень занят, то он даже возрадуется за ваше усердие, а если такой возможности нет, то надо записать этот грех, чтобы вновь его не забыть, и во время очередной исповеди раскаяться в нем.

– Как научиться видеть свои грехи?

– Свои прегрешения человек начинает видеть, когда перестает осуждать других людей. Кроме того, видеть свою немощь, как пишет преподобный Симеон Новый Богослов, научает тщательное исполнение заповедей Божиих. Пока человек одно исполняет, а другим пренебрегает, он не сможет почувствовать, какую рану наносят грехи его душе.

– Что делать с чувством стыда на исповеди, с желанием затенить, спрятать свой грех? Будет ли этот скрытый грех прощен Богом?

– Стыд на исповеди – естественное чувство, которое свидетельствует о том, что у человека жива его совесть. Хуже, когда нет никакого стыда. Но главное, чтобы стыд не сводил к формальности нашу исповедь, когда мы одно исповедуем, а другое прячем. Вряд ли Господу будет угодна такая исповедь. Да и каждый священник всегда чувствует, когда человек что-то прячет и формализует свою исповедь. Для него это чадо перестает быть дорогим, таким, за которое он всегда усердно готов молиться. И, наоборот, вне зависимости от тяжести греха, чем глубже покаяние, тем больше священник радуется за кающегося. Не только священник, но и Ангелы на небе радуются за искренне кающегося человека.

– Нужно ли исповедовать грех, который вы стопроцентно совершите в ближайшее время? Как возненавидеть грех?

– Святые отцы учат, что самый большой грех – это грех нераскаянный.

Даже если мы не чувствуем в себе сил для борьбы с грехом, все равно надо прибегать к Таинству Покаяния. С Божией помощью, если не сразу, то постепенно мы сможем победить укоренившийся в нас грех. Но не надо себя слишком переоценивать. Если мы ведем правильную духовную жизнь, то никогда не сможем ощутить себя полностью безгрешными. Дело в том, что все мы удобопреклонны, то есть очень легко впадаем во всевозможные грехи, сколько бы раз мы в них ни каялись. Каждая наша исповедь – это своеобразный душ (баня) для души. Если мы постоянно заботимся о чистоте своего тела, то тем более надо заботиться о чистоте своей души, которая намного дороже тела. Итак, сколько бы раз мы не согрешали, надо не медля бежать на исповедь. А если человек не кается в повторяющихся грехах, то они повлекут за собой другие, более тяжкие провины. Например, кто-то привык по мелочам все время обманывать. Если он в этом не будет каяться, то в конце концов может не только обмануть, но и предать других людей. Вспомните, что случилось с Иудой.
Он вначале незаметно воровал деньги с ящика для пожертвований, а затем предал Самого Христа.

Человек может возненавидеть грех, лишь ощутив в полноте сладость благодати Божией. Пока ощущение благодати у человека слабое, ему трудно не впасть в грех, в котором он недавно раскаялся. Сладость греха в таком человеке оказывается сильнее сладости благодати. Потому святые отцы и особенно преподобный Серафим Саровский так настаивают на том, что главной целью христианской жизни должно быть стяжание благодати Святого Духа.

– Если священник разорвал записку с грехами, не заглядывая в нее, эти грехи считаются прощенными?

– Если священник прозорлив и умеет читать, что написано в записке, не заглядывая в нее, то, слава Богу, все грехи прощаются. Если же батюшка так делает из-за своей торопливости, равнодушия и невнимательности, то лучше подойти на исповедь к другому или, если такой возможности нет, исповедовать свои грехи вслух, без записи их.

– Существует ли в Православной Церкви общая исповедь? Как относиться к этой практике?

– Общая исповедь, во время которой читаются специальные молитвы из Требника, обычно проводится перед индивидуальной исповедью. Святой праведный Иоанн Кронштадтский практиковал общую исповедь без индивидуальной, но это он делал вынужденно из-за множества народа, который приходил к нему за утешением. Чисто физически, по немощи человеческой, ему не хватало сил, чтобы выслушать каждого. В советское время тоже иногда практиковались такие исповеди, когда один храм был на целый город или район. Ныне, когда количество храмов и духовенства значительно увеличилось, нет нужды обходиться одной общей исповедью без индивидуальной. Мы готовы выслушать каждого, лишь бы было искреннее покаяние.

Беседовала Наталья Горошкова

 

http://pravlife.org

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы священников, посещающих «красные зоны» больниц / Патриарх / Патриархия.ru

2 ноября 2021 г. 21:26

2 ноября 2021 года состоялась онлайн-встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла со священниками, которые посещают «красные зоны» больниц. В ходе встречи Предстоятель Русской Церкви ответил на вопросы участников форума.

— Благословите, Ваше Святейшество! Иерей Александр Лаврухин, служу в храме царевича Димитрия в 1-й Градской больнице. У меня десять детей, старший в этом году венчался, младшему два годика. Несу послушание больничного священника и директора православной Свято-Димитриевской общеобразовательной школы, в которой сейчас учится уже 600 детей. Посещаю «красную зону» с декабря прошлого года. В основном я ходил в 40-ю городскую клиническую больницу в Коммунарке, обычно бывало от трех до пяти вызовов в неделю. Сейчас гораздо реже, поскольку изменились правила посещения больных и приходить вечером, как я это делал раньше, стало сложнее; сейчас в основном посещаю 1-ю Градскую больницу. Еще пишу диссертацию по управлению образованием в магистратуре Высшей школы экономики, поэтому временно посещаю «красную зону» реже, чем раньше. Вопрос, Ваше Святейшество, который я хотел бы Вам задать, касается крещения. С этой проблемой я столкнулся, посещая реанимацию. Ко мне обратился сын пожилого человека, который просил его покрестить, но было известно, что человек находится в реанимации без сознания. Сын твердо меня уверял, что этот человек хотел креститься и уже собирался идти в храм, даже был назначен день встречи со священником, но заболел ковидом, попал в реанимацию и состояние у него ухудшается, — поэтому сын и просил совершить Таинство крещения.

(Епископ Пантелеимон) Отец Александр покрестил этого человека, Ваше Святейшество. Я тоже знаю эту историю, но все-таки у священников иногда возникает вопрос, как поступать в такой ситуации. Было бы очень хорошо, чтобы Вы благословили, как действовать, и чтобы все придерживались этого правила. Будьте добры, расскажите!

— Хотел бы напомнить, что в Древней Церкви, в первые времена христианской истории, очень многие принимали крещение в конце жизни и делали это сознательно. Даже появился такой термин, как клиническое крещение, т.е. крещение на ложе, на предсмертном ложе. Среди тех, кто принял клиническое крещение, был и равноапостольный Константин, — всю жизнь он прожил некрещеным и принял крещение лишь на смертном ложе. Конечно, Церковью эта традиция была переосмыслена, но причина ее возникновения заключалась в том, что люди были глубоко убеждены, что крещение снимает все грехи, освобождает человека от бремени греховного. А потому совершение крещения на пороге смерти предполагало, что в Царство Небесное, пред лицо Божие человек приходит совершенно очищенным от своих грехов. Мнение, что крещение в конце жизни не просто возможно, но даже желательно, действительно существовало в первые столетия истории христианской Церкви, но, к счастью, впоследствии ушло из нашей жизни, из нашей практики.

Однако крещение человека на ложе болезни или даже на смертном ложе вполне возможно и должно приветствоваться; никаких неудобоносимых бремен на крещаемого возлагать не следует. Нужно с радостью воспринимать сам факт, что кто-то захотел креститься на смертном ложе, и возблагодарить за это Господа! Не возлагать, еще раз хочу сказать, никаких тяжелых бремен на плечи несчастного, который страдает и хочет войти через крещение в ограду церковную — пусть даже, с точки зрения общепринятой сегодня практики, не совсем подготовленным. Крестите, ни о чем не задумываясь! Если есть у человека желание войти в ограду церковную, особенно когда нет уверенности в том, что он выйдет живым из стен больницы, то крещение нужно совершить. И принимающий крещение действительно обретает возможность войти в Божественное Царство, получив прощение грехов.

Поэтому все эти наши дисциплинарные требования в отношении подготовки к крещению — катехизация и т.д. — не работают, когда идет речь о жизни и смерти. Все нужно в сторону отставить и откликнуться на желание человека болящего, тем более умирающего, принять крещение.

— Ваше Святейшество, а если человек находится без сознания, но родственники говорят, что он хотел креститься, и свидетельствуют об этом? Если есть такое свидетельство, то в этом случае тоже можно совершить крещение?

— Конечно! Как же можно отвергнуть людей, которые желают, чтобы на смертном ложе был крещен их отец, или брат, или муж, или жена? Эти люди являются свидетелями. Даже если их свидетельство не в полной мере отражает то, что было в действительности, мы крестим по их вере. Это их желание, и потому никаких отговорок быть не должно. Тем более не должно быть отсылок к тому, что человек катехизацию не прошел, креститься не умеет и как же, мол, мы его будем крестить. Наш долг — крестить. Еще раз вспомните о примере святого равноапостольного Константина, который был и в уме, и в доброй памяти, — и не крестился до последнего мгновения своей жизни.

(Епископ Пантелеимон) Спасибо большое, Ваше Святейшество! Действительно, сейчас в паллиативных отделениях больше половины людей, которые там находятся, хотят, чтобы к ним пришел священник. И очень многие люди перед концом своей жизни, как Вы говорили, в период личного или общего кризиса, обращаются к вере.

— Благословите, Ваше Святейшество! Протоиерей Димитрий Мышев, клирик храма Живоначальной Троицы в Останкине города Москвы. Несу послушание ответственного за социальную деятельность храма, больничного священника и, кроме того, общественного методиста по курсу Основ религиозных культур и светской этики. «Красную зону» посещаю с самого начала пандемии, с весны 2020 года, в настоящее время окормляю ковидный госпиталь на территории ВДНХ — очень большой госпиталь, один из самых больших, больше тысячи человек в терапии и реанимации. И вопрос у меня такой. Действительно, приходится сталкиваться с разными людьми, и очень часто некрещеные, либо представители других исповеданий просят за них помолиться, иногда о них просят помолиться родственники, помянуть на молебне; также и родственники усопших просят молитв. Какие формы поминовения таких людей возможны? Может быть, на молебне, или что-то еще? Потому что родственникам это действительно особо важно, у них очень болит душа за своих близких… Вот такой вопрос, Ваше Святейшество.

— Отвечу Вам литургическим возгласом: И о всех и за вся. Что это означает? Это означает, что и о всех и за вся молится Церковь. Это ее долг — за верующих и неверующих, за православных и неправославных, за христиан и мусульман, за все Божие творение мы возносим Святую Евхаристию, мы благодарим Господа за все. Мы не входим в суд над этими людьми — только Богу дано право суда. Поэтому молиться можно за всех, в том числе и за мусульман, за кого угодно можно молиться.

Другой разговор — Евхаристия, которую мы совершаем, предполагает участие верных. В первые времена истории христианства совершение Евхаристии происходило в особых, как вы знаете, условиях, часто в катакомбах, куда вообще не допускались те, кто не принадлежал данной общине. Делалось так, конечно, из соображений безопасности, но не только поэтому. Мы не можем сказать, что участие в Евхаристии является возможным для всех — в Евхаристии принимают участие только члены Церкви, и причащать нехристиан абсолютно недопустимо. А вот молиться можно за всех, а уж Господь Сам либо примет нашу молитву, либо не примет, — это уже не наше с вами дело. Наше с вами дело молиться за людей, когда они того просят, в том числе за неверующих — бабушек, дедушек, бывших комсомолок, гонителей Церкви — за всех! Такова миссия Церкви. И Боже упаси, чтобы мы вводили какие-то свои человеческие критерии в оценку того, за кого можно молиться, а за кого нельзя. При этом еще раз хочу сказать, что участвовать в Евхаристии могут только члены Православной Церкви.

(Епископ Пантелеимон) Спасибо, Ваше Святейшество! Дорогие друзья, у кого из вас есть еще вопросы?

— Ваше Святейшество, доброго дня! Хорошего Вам настроения!

— Спаси Господи!

— Протоиерей Евгений Попиченко, Екатеринбург. 48 лет, 27 из них — у престола Божиего, милостью Божией пятеро детей, в этом году внучок появился. Настоятель собора Успения Пресвятой Богородицы, восстанавливаемого храма, памятника архитектуры XIX века. Руковожу социальным отделом, в следующем году нашему отделу 20 лет исполняется, и председатель некоммерческой организации «Православная служба милосердия». «Красную зону» посещаю с декабря прошлого года, последний раз был десять дней назад — друг попросил посетить его маму. Договорился с врачом, прихожу в субботний день, народу почти нет, одна сестричка сидит. Захожу в реанимацию и вижу, что мама лежит на том же месте, где неделю назад умер священник, тоже от ковида. Говорю: Алевтина Владимировна, меня попросил Ваш сын Вас навестить. (А у нее трахеостома, она говорить не может.) Он меня попросил Вас поисповедовать, причастить, Вы хотите? И она прямо головой замотала — она ни разу не причащалась. Я растерялся: есть же правила, что нельзя без желания… И говорю: Ну, давайте мы с Вами помолимся. Начинаю читать начальные молитвы — и смотрю, у нее слезинка покатилась. Спрашиваю: Вы что-нибудь знаете об Иисусе Христе? Она головой качает. А Вы в Бога верите? Вы же крещеная. Она перекрестилась, и я говорю: Ну давайте попробуем, я сейчас буду называть грехи, а если они у Вас были, Вы как-то про себя кайтесь. Кратенько перечислил и говорю: Вы каетесь? Она головой кивнула. Молитвы прочитал, рассказал о Христе, что Господь пришел, что есть Церковь, что для нашего спасения учреждены Таинства покаяния и причастия. Будете причащаться? Она головой кивнула, я ее Кровью причастил, кратенько пособоровал, попрощался и ушел. Сын ждет на улице, весь в беспокойстве. Я говорю: Ну все, слава Богу, уже ничего не страшно. И он просиял. А на следующий день его мама умерла. Ее по-хорошему проводили, и сын говорит: теперь я понимаю, зачем она заболела ковидом и оказалась в этой больнице… Ваше Святейшество, а вопрос у меня такой: как научиться относиться к человеку по-человечески? Не как к объекту, не как к функции — больной, прихожанин, бездомный, доброволец — а видя в нем человека? Спаси Бог!

— Во-первых, спасибо Вам за эту историю, которую Вы рассказали, — очень поучительная и трогательная. А что касается вопроса, то ответ очень простой: Вы себя поставьте на место того человека. Вот и всё! Вот представьте, что Вы — это он, а он — это Вы. Вы на его месте, и Вы пришли к священнику с какой-то просьбой или даже без нее. Вы страдающий, Вы на дне жизни, у Вас нет никакой надежды, и только священник — последний луч света, последняя надежда. Исходя из этого и нужно действовать, а все условности отодвигать в сторону.

Наша задача, задача Церкви — нести людям свет Божественной любви, а если сказать просто, являть пример любви. А всякий законнический подход мертвит, а не оплодотворяет. Вот так кратко могу ответить.

— Спаси Бог, Ваше Святейшество!

— Помогай Вам Бог в трудах Ваших.

— Ваше Святейшество, благословите! Иерей Иоанн Новиков, клирик храма священномученика Ермогена в Крылатском, ответственный по вопросам физической культуры и спорта в Западном викариатстве. Я посещаю временный Крылатский госпиталь уже в течение полутора лет, стараюсь ходить регулярно. Ваше Святейшество, благословите, тоже кратенькую историю расскажу из «красной зоны». Однажды на праздник Преображения Господня, во время Божественной литургии, на сердце пришло желание посетить в этот день больных в реанимации, хотя с вечера не собирался туда идти, и маршрут сестра милосердия мне не готовила, как это обычно бывает. Но вот появилось большое желание поздравить с праздником, я взял Святые Дары и отправился в реанимацию. Подхожу в епитрахили к первому попавшемуся больному, а он, увидев меня, начинает плакать, прямо слезы ручьем. Я немножко даже испугался, а он плачет, не может остановиться. Говорю: что случилось, я пришел с праздником поздравить. А он отвечает: батюшка, я священник, сегодня день моей хиротонии священнической, вот я и лежу, сокрушаюсь, плачу, что в такой день, в день моей Пятидесятницы, я без причастия остался, — а вдруг ко мне приходит Сам Господь! Честно говоря, я и сам прослезился. Батюшка причастился, а когда он мне сказал слова, которые мы всегда говорим в алтаре, — Христос посреди нас, — то Христос без сомнения, по-настоящему, был рядом с нами в тот момент, когда такое чудо совершилось. И, как Вы сказали, действительно, там, где тяжело, всегда Господь рядом с людьми; очень часто Господь Сам направляет, к кому подойти, кого поддержать. Когда проходишь маршрут (а нам накануне сестры милосердия составляют маршрут, с указанием больных, которые желают поговорить со священником и причаститься), всегда берешь с собой запасные Дары, потому что причащаются и другие люди, увидев, что подошел батюшка. И я всегда захожу еще в реанимацию, если остаются Дары. И вот однажды я в реанимации подхожу к первому попавшемуся человеку, — а это бабушка из храма по соседству с тем, где я служу. Она столько ждала, молилась, просила Бога о том, чтобы ей причаститься, — и вот причастилась. Я не запомнил, где она лежит, но и через неделю у меня снова остались Святые Дары, и Господь вывел именно к ней. А еще через несколько дней она преставилась ко Господу, и настоятель ее храма мне звонил, благодарил за причастие и говорил, что эта бабушка была его главным помощником, с самого основания прихода. Слава Богу, что мы являемся свидетелями такой Божией помощи!

Ваше Святейшество, а вопрос у меня такой. Именно в «красной зоне» многие исповедуются впервые, или после многолетнего перерыва; порой приходится исповедовать человека перед самой смертью. Бывает, что человек уже в таком тяжелом состоянии, что беседа перед исповедью очень ограничена по времени, и сердце сокрушается, что человек, возможно, покаялся неполно. О чем самом главном нужно спросить его в такой момент?

— Хотел бы поблагодарить и Вас, отец Иоанн, за то, что Вы рассказали. Тоже трогательные истории. Замечательно, что у нас священники имеют сейчас возможность соприкоснуться с той стороной жизни, которая в нормальных условиях остается чаще всего за пределами нашего пастырского внимания. Кризис ввел нас в соприкосновение с этой тяжелой, очень скорбной стороной человеческой жизни.

А о чем спросить на исповеди? Если перед вами человек мало воцерковленный, не имеющий опыта исповеди, то перечислять ему грехи по требнику — это самое неправильное дело. Многие и не понимают, что имеется в виду, спрашивают на исповеди: батюшка назвал такой-то грех, а что это означает? Никакого формального подхода, никакой опоры на заготовленные тексты в данном случае быть не может. Ставлю себя на Ваше место и задумываюсь: а что бы я спросил у больного? Я бы спросил: что было в Вашей жизни такого, о чем Вы сожалеете? А если у собеседника есть определенная способность анализировать свое внутреннее состояние, то вопрос мог бы звучать так: а что угрызает Вашу совесть? Вспомните, как Вы жили: может, в молодости кого-то обманули, нечестно поступили, когда-то взяли чужое, вольно или невольно, — поройтесь в своей совести! Такие наводящие вопросы могут привести человека к осознанию того, что тот или иной поступок, на который он и не обращал особо внимание, на самом деле является греховным. А если человек и на эти вопросы не сможет ответить, то надо просто предать его в руки Божии и, конечно, прочитать над ним разрешительную молитву. Не надо отвергать этого человека, ведь не мы грехи прощаем, а Господь, и мы не можем становиться преградой между Божественным милосердием и этим человеком. Мы не знаем всех перипетий его жизни, всего того, что творится в глубине его души, и потому ни в коем случае нельзя нам, недостойным и грешным, восхищать те права, которые принадлежат только Господу, — прощать и разрешать от грехов. Вот так бы я ответил.

— Ваше Святейшество, благословите! Иеромонах Агафангел (Шкуранков), Ярославская епархия, настоятель Вознесенско-Благовещенского храма города Ярославля, руководитель социального отдела Ярославской епархии, благочинный храмов медико-социального благочиния Ярославской епархии. В ковидной зоне бываю с осени прошлого года, а организацией служения занимаюсь практически с самого начала пандемии. Каждый священник, безусловно, сталкивается на своем опыте с различным восприятием Церкви, с различным восприятием того, что в «зону» приходит священнослужитель. Не только для наших пациентов, но и для врачей величайшая радость, когда они видят священника. Но, Ваше Святейшество, иногда приходишь в «зону» и, видя лица людей, даже не знаешь, с чего начать разговор, настолько люди бывают разные. В «красной зоне» мы видим, что многие воспринимают Церковь, ее служение совершенно неоднозначно. Мы привыкли общаться с теми, кто к нам приходит, кто готов как минимум нас слушать, мы их видим в храме, видим, как они подходят задать вопрос к батюшке; даже в такси водитель часто обращается: «Батюшка, а можно у Вас спросить?» Но, обходя больных, мы увидели, как мало у нас миссионерского опыта, необходимого для общения с людьми, которые к Церкви равнодушны. Зачастую даже просто начать общение — целая проблема для священника. Многими Церковь воспринимается лишь как общественный институт. Сакральная жизнь Церкви, предназначение Церкви для соединения человека с благодатью Божией, преображающей наше естество, таинства Церкви — все это не ассоциируется с личным поиском Бога. Такое ощущение, будто между нами и этими людьми, зачастую ищущими Бога, нет мостика, или будто мы говорим на разных языках. Церковь редко сталкивается в своей миссии с атеистами, агностиками, но чаще мы видим непонимание людьми смысла служения Церкви и участия Церкви в их жизни. И вот, если позволите, мой вопрос такой: Ваше Святейшество, как Вы считаете, что необходимо сделать в рамках миссии всей Церкви, чтобы не допустить десакрализацию в сердцах людей, дать им ощущение необходимости Богообщения?

— Вот сейчас я слушал Вас, и почему-то в сознании возник образ апостола Павла. А ведь его и палками побивали, и камни в него бросали! Слава Богу, Вас не побивают палками и камни не бросают, — чего тогда грустить? Другими словами, все то, что Вы испытываете, Церковь испытывала всегда, с апостольских времен, и будет испытывать до последнего дня человеческой истории. Ведь слово Божие — словно обоюдоострый меч, рассекающий даже до разделения души же и духа, членов же и мозгов (Евр. 4:12), как в Священном Писании по-славянски сказано. Поэтому, несомненно, проповедь о Христе всегда является вызовом, и на этот вызов каждый отвечает по-своему. Проповедь Церкви всегда встречала, встречает и будет встречать у части людей неприятие, — к этому мы должны быть готовы.

Почему же мы так болезненно это воспринимаем? А потому что Православие, несмотря даже на годы атеизма, — это органическая часть нашей народной культуры, нашей истории, и хотят того люди или не хотят, но они сформировались в этом культурном, историческом пространстве; если не сами, то их родители, дедушки, бабушки. Вот нам и обидно, когда нас гонят, нас не признают, а на самом деле мы должны привыкнуть к тому, что не всякое наше слово воспринимается с восторгом и не каждый священник встречает уважительное к себе отношение.

Думаю, по мере приближения к завершению истории все более озлобленным, нетерпимым будет отношение к тем, кто проповедует Христа. А иначе как антихрист придет, если все будут добрыми, хорошими, если идеалы добра, правды, веры будут жить в людях? Антихрист может прийти тогда, когда эти идеалы будут выброшены на обочину жизни, когда их будет принимать абсолютное меньшинство людей. Вот тогда антихрист и воцарится, а иначе как за такого зверя проголосует народ, да еще во вселенском масштабе?

Негативная реакция на нашу проповедь —это то, что всегда было и будет до скончания века. Поэтому мы должны себя готовить и духовно, и психологически к встрече с людьми, которые без всякого уважения относятся к нашей личности, к нашему служению, к нашим словам. В конце концов, «не бойся, малое стадо!» (Лк. 12:32) — это слова, которые обращены к Церкви воинствующей, Церкви, живущей в меньшинстве, к Церкви, которая встретится с антихристом лицом к лицу. Поэтому мы все, особенно священнослужители, должны быть абсолютно убежденными в правоте своего дела, способными проповедовать Спасителя в любых условиях. Настой во время и не во время (2 Тим. 4:2), как говорит апостол Павел.

А теперь вопрос: а вот наше духовенство, в абсолютном большинстве, к этому готово? У меня есть сомнения по этому поводу. Не надо ожидать, что каждый встретит нас благорасположенно. Такого не будет. Кроме того, и враг рода человеческого работает: смотрите, сколько всего неправедного, злого, клеветнического выплескивается сегодня на Церковь в соцсетях и в других средствах массовой информации! Мы не живем в условиях полного благоприятствования, многие силы продолжают формировать антицерковные, антирелигиозные убеждения в нашем народе, особенно среди молодежи. Поэтому наше слово всегда будет обоюдоострым, разделяющим человеческое общество — одни будут «за», другие «против», и нельзя исключать, что по мере движения человечества к завершению истории зла будет становиться больше, чем добра.

Что же такое конец мира? Когда он наступит? Только тогда, когда количество зла многократно превысит количество добра, когда зло приобретет глобальную власть. Зло нежизнеспособно, при торжестве зла не может существовать человеческая цивилизация, — вот тогда и придет конец. Но мы с благодарением Богу должны осознавать, что на сегодня количество и сила добра в человеческом обществе в масштабах всей земли превышает количество зла. Тогда возникает вопрос: а где мы, как Церковь, что мы сейчас должны делать? А мы должны работать в пользу добра на всех направлениях, на каких только возможно, — и нашим словом, и нашим делом, и нашим примером, и особенно нашей молитвой.

Вот почему Церкви абсолютно необходимо принимать сегодня участие во многих общественно значимых проектах, которые могут так или иначе отразиться на нравственном состоянии людей. Есть у нас такие «суперправославные», которые призывают уйти в гетто, в затвор, отгородиться от этого мира, который во зле лежит. Это сектантская психология, абсолютно антицерковная, и она работает на пришествие антихриста. Ведь на протяжении всей истории антихристианские силы и пытались загнать нас в гетто. Но нам нельзя отступать, и уступать место антихристу никак нельзя, нужно бороться за каждую человеческую душу и употреблять все допустимые усилия и способы, чтобы сохранить наше влияние, в первую очередь на нашу молодежь, которая в силу многих причин более всего расположена к некритическому восприятию разного рода идей. Вот почему работа с молодежью представляется мне особенно важной.

— Спаси Господи, Ваше Святейшество, за такие утверждающие в нашем служении слова.

— Благословите, Ваше Святейшество. Иерей Николай Юрченко, настоятель храма святителя Луки Крымского г. Азова Ростовской епархии. На протяжении более года я окормляю «красную зону». В нашем городе три ковидных госпиталя и ковидная реанимация, и Господь так управил, что врачи, которые работают в «красной зоне», настолько расположились к вере, что сами обходят больных, спрашивают, к кому пригласить священника, а потом звонят мне и просят прийти. Но так было не всегда — в начале пандемии меня не хотели пускать в «красную зону». Я окормляю в нашем городе сестричество милосердия во имя святителя Луки Крымского, у нас есть сестры с медицинским образованием, и в начале пандемии они сами обратились ко мне за благословением пойти работать в «красную зону». На протяжении всего этого времени они работают, и доктора, видя, как вера помогает сестрам, как они с молитвой заходят в «красную зону», как они несут свое служение ближнему, также стали располагаться к вере, задавать мне вопросы. Когда я захожу в «красную зону», врачи берут благословение. Также этому предшествовала работа, организованная в нашем городе. Нашим благочинием была проведена акция «Дышать, чтобы жить», — мы собрали средства на покупку десяти кислородных концентраторов. Мы организовали отдельную кухню, на которой готовим обеды для врачей, — ежедневно они их получают. Вот такое у нас хорошее взаимодействие, по милости Божией, но когда меня приглашают в «красную зону» других городов, возникают большие сложности. Не все главные врачи пускают, не всегда удается найти взаимопонимание, потому что они относятся к священникам по-разному. Некоторые говорят: Вам, батюшка, опасно туда заходить; некоторые не понимают, зачем это нужно. Я пытаюсь им объяснить, на примере нашего города, и кто-то склоняется, а кто-то нет. К сожалению, вот такая ситуация, — то есть в моем городе все очень хорошо, а в соседних городах, к сожалению, священников не пускают. Ваше Святейшество, мой вопрос вот о чем: как подобрать правильные слова, с каким расположением духа обратиться к главврачу, чтобы он осознал необходимость и важность посещения больных священником? Также, Ваше Святейшество, смиренно прошу Ваших святых молитв о моей маме Елене, которая сейчас находится в «красной зоне» под кислородным концентратором. 

— Спаси Господи! Господь пусть будет с Вашей мамой, а Вы, конечно, особо молитесь за нее, просите Ваших прихожан. Будем надеяться, что Господь приклонит милость.

Ваш вопрос очень принципиальный и затрагивает, в том числе, сферу церковно-государственных отношений. У меня есть справка, которую я хотел бы зачитать, с тем чтобы не уклоняться в свободный пересказ, потому что данный текст важен для понимания того, как решать вопросы, которые Вас беспокоят. «Синодальный отдел по благотворительности совместно с Минздравом России разработал рекомендации по установлению регионального порядка посещения священнослужителями пациентов. Эти рекомендации, после согласования в Минздраве и в Правительстве России, будут направлены для реализации в регионы и в федеральные учреждения. Каждый субъект Федерации должен будет принять свои региональные правовые акты на основании направленных им рекомендаций. Предполагается, что в каждом субъекте Федерации будет назначен ответственный за посещение священниками пациентов больниц. Такие ответственные будут назначены и в каждой больнице. В соответствии с новыми правовыми актами эти ответственные должны будут обеспечивать доступ священника к пациентам. До того как в регионах будут приняты соответствующие правовые акты, Синодальный отдел по благотворительности готов в ручном режиме обращаться в Минздрав России для того, чтобы тот давал указания конкретному региональному Минздраву о допуске священника». 

Вот это официальная позиция, поэтому прошу Вас обращаться к владыке Пантелеимону, пока не будут выработаны общие правила для решения трудностей, которые возникают в сфере посещения священнослужителями больных в больницах и вообще пастырского окормления находящихся на излечении. 

(Епископ Пантелеимон) Спасибо, Ваше Святейшество! Сейчас эти рекомендации находятся у Татьяны Алексеевны Голиковой, которая обещала их поддержать и разослать в регионы. Действительно, бывают случаи, когда приходится обращаться в ручном режиме, — я хотел о таком случае рассказать, если благословите. 

— Пожалуйста. 

— У нас по Вашему благословению действует линия церковной социальной помощи 8-800. Сейчас этот номер разослан во все епархии, во всех храмах он должен быть обязательно, по Вашему благословению. По этому номеру звонят люди, которые нуждаются в помощи, и попадают в нашу диспетчерскую. И вот нам позвонила женщина из Вологды, певчая церковного хора. Ее мама, семидесяти лет, оказалась в больнице в очень тяжелом состоянии, но в реанимацию не положили, мест не было. Она на глазах угасала, все показатели ухудшались, и она очень хотела причаститься, однако заведующий отделением в просьбе отказал, главный врач оказал, администрация отказала. Мы обратились в региональный центр — нам тоже отказали, и тогда мы обратились к Олегу Олеговичу Салагаю, заместителю министра здравоохранения, который обещал помочь. В течение двух суток, несмотря на выходные дни, ситуация была решена, нам позвонили из больницы, выделили даже специальную комнату и пропустили священника. Так что, слава Богу, сейчас, пока не приняты общие решения, работает такой механизм. 

— Спасибо, владыка, за эту информацию. Действительно, в таких случаях, когда на местном уровне решить невозможно, когда даже вмешательства правящего архиерея недостаточно, нужно обращаться к владыке Пантелеимону, а у него, как видите, есть соответствующие механизмы для решения этого вопроса на московском уровне. Думаю, то взаимопонимание с Минздравом, которое у нас сложилось в Москве, должно транслироваться и на места, особенно в тех случаях, когда жизнь в регионах течет немножко иначе. Для того чтобы откорректировать происходящее в сфере церковно-государственных отношений, иногда требуется сигнал из Москвы. Полагаю, что это единственный путь, которым следует идти, когда все возможности решить на местах тот или иной вопрос остаются закрытыми. 

— Спаси Господи, Ваше Святейшество, сердечно благодарю.

— Ваше Святейшество, благословите! Протоиерей Виктор Музыкант, Петропавловск-Камчатская епархия, город Петропавловск-Камчатский. Я клирик кафедрального собора Святой Живоначальной Троицы. В 2010 году, когда Вы приезжали, Вы освятили этот собор. Помним Ваш приезд, очень благодарны Вам. Я руководитель епархиального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, также хожу в «красную зону», больницы посещаю. И вот был у меня случай, когда человек позвонил и попросил исповедовать и причастить его пожилых родителей в «красной зоне». Родители приехали на Камчатку из Владимира и, к сожалению, тяжело заболели. Конечно, для них приход священника был большой радостью и утешением, особенно для супруги — она очень переживала из-за дедушки, который очень давно не исповедовался, не причащался, а он был в тяжелом состоянии, на кислородном аппарате. И вот удалось их поисповедовать и причастить, а буквально через два дня мне позвонили и говорят: пошел на улучшение. В это воскресенье я их видел в нашем храме, пришли с благодарностью, и, наверное, скоро поедут домой, во Владимир, и слава Богу!

У меня вопрос такой, Ваше Святейшество. В «красной зоне» мы бываем в СИЗ-костюмах, в которых нас очень трудно узнать. Даже медсестра спрашивает: а Вы действительно священник? Я стал надевать на СИЗ-костюм крест и епитрахиль, после посещения их обрабатываю. Конечно, очень трудно в этом костюме утешить человека, как-то его подбодрить. Порой, может быть, это становится препятствием к тому, чтобы увидеть в нас священников, — во всяком случаем, для наших врачей, медсестер. И как, Ваше Святейшество, утешить людей в этих условиях? 

— Да, представляю себе, как тяжело общаться с больным, когда он не видит лица, когда перед ним неизвестно кто; и неслучайно люди спрашивают, священник ли Вы. Конечно, было бы правильно надевать епитрахиль поверх костюма, если медики с этим согласны. Наверное, епитрахиль следует оставлять в больнице, а потом как-то дезинфицировать. Но какой-то знак священнического отличия от всех остальных людей, которые посещают палаты в таких костюмах, должен присутствовать — крест, может быть, или лучше всего епитрахиль. 

Но самое главное заключается в том, что и как священник говорит, как он действует перед лицом этой трагедии. Думаю, невозможно дать совет, который покрывал бы все возможные варианты, — очень многое зависит от того, как сам больной воспринимает самого себя и ситуацию в целом. Он в отчаянии или надежда остается? Он при смерти или может выздороветь? С каждым пациентом нужно говорить по-разному. Одно дело, когда вы сознаете, что человек уходит, и совсем другое дело, когда понимаете, что он выздоровеет, и врачи говорят, что он идет на поправку.

Поэтому здесь не может быть никакого общего ответа: поступайте так, а не иначе; говорите то, а не другое. Каждый священник должен слушать в первую очередь голос своей совести, и совесть подскажет, что сейчас можно сказать, а что нельзя. Но еще очень важно помнить, что священник приходит не для того, чтобы вынести на исповеди некий суд. Священник приходит, чтобы выслушать покаяние больного и максимально его поддержать. Почему? Потому что вера без дел мертва, но и дела без любви тоже мертвы. Тогда это дела механические, по принуждению, по инструкции; а вот для того чтобы эти дела шли от сердца и оказывали нужное воздействие, необходимо, чтобы каждый из нас, кто соприкасается с этими несчастными, поставил бы себя на их место: это не я пришел, а ко мне пришли, и что я хочу услышать, какие слова?

Опять-таки, очень многое зависит от духовного опыта священника и, не побоюсь сейчас сказать очень важную вещь, от того, какое место в жизни священника занимают молитва и покаяние. Если священник сам не умеет каяться, если исповедь становится формальным делом, приуроченным к Страстной седмице или первой седмице Великого поста, если все остальное время проходит вне покаянного контекста, то, думаю, очень трудно призывать другого человека к искреннему покаянию, а особенно тех, кто страдает.

Поэтому общий совет сводится к такому: братья, давайте научимся ставить себя на место того, к кому мы пришли. Что бы я сам ожидал сейчас от священника? Что бы я хотел от него услышать? И как Господь вам подскажет в этот момент, так и поступайте. Но не может быть никакого нравоучения, никакого упрека в том, что в жизни совершались какие-то ошибки: «вы невенчанные? разве можно было так жить? вот теперь понимаете?» Надо не критиковать, но выслушать исповедь с любовью, со снисхождением и пониманием того, что ведь и я могу оказаться на том же месте. Буду ли я рад, если ко мне придет отец благочинный и начнет спрашивать и напоминать, что, когда и как я нарушал? Ведь я не этого жду, не нравоучения жду — я жду проявления любви, а самое главное, совершения надо мной Таинства, которое воссоединит меня с Церковью и Самим Христом.

Если так поступать, то, думаю, все станет на свои места. Но конкретный сценарий, общий для всех случаев, написать невозможно, — все упирается в наше внутреннее состояние, в нашу способность сострадать, в нашу способность поставлять под критику самого себя больше, чем других. Собственно, это и есть ключ к успеху пастырского служения. 

(Епископ Пантелеимон) Спасибо, Ваше Святейшество, за этот пастырский принцип, который Вы сформулировали. Святоотеческий принцип, сформулированный современными словами, коротко, очень ясно и понятно. 

Ваше Святейшество, у нас есть сестры во Христе, которые нам помогают в нашем служении, сейчас их очень много. У нас были курсы специальные, ими же организованные. Сестры участвуют в организации нашей работы, в катехизации больных, они являются свидетелями веры во Христа в больницах, помогают при совершении треб, ухаживают за больными. Я уже говорил, что сейчас больше 200 добровольцев работают у нас в больницах Москвы бесплатно, и с нами трудятся сестры. Позвольте последний вопрос, последний рассказ, может быть, — вот наша дорогая Мария Меринова, которая помогает в госпитале в Сокольниках. 

— Ваше Святейшество, благословите. 

— Спаси Господи, Мария. 

— Меня зовут Меринова Мария, я жена, мама двух сыновей 16 и 12 лет, прихожанка храма Живоначальной Троицы при больнице святого Владимира. Сейчас тружусь в качестве координатора добровольцев в «красной зоне» госпиталя в Сокольниках. Пять лет я занималась организацией работы сети стоматологических клиник, но в период пандемии возникла возможность пересмотреть, скажем так, смысл своего существования. Я поняла, что хотела бы заниматься чем-то другим, приносить пользу людям. Уволилась, начала помогать своему духовному отцу Владимиру Суханову — сначала в больнице с детками, а позже получила благословение помогать в 1-й Градской больнице. Ходила как волонтер два-три раза в неделю в неврологическое отделение, потом поняла, что моих знаний недостаточно и окончила курсы по уходу за лежачими больными. Мечтала, честно говоря, стать сестрой милосердия при 1-й Градской больнице, но Господу Богу было угодно, чтобы я помогала по-другому. Теперь отец Владимир Суханов получил в окормление как раз ковидный госпиталь в Сокольниках и попросил меня помогать. Последние три месяца, с июля, я координирую добровольческую деятельность в госпитале. Хотела немножко рассказать, сколько у нас сейчас добровольцев — 174, из которых 30 — это наставники, те, кто помогает мне с таким количеством волонтеров. Сейчас у нас организованы регулярные дежурства в госпитале, в четыре смены, добровольцы ходят каждый день, семь дней в неделю. Батюшки нас посещают пять раз в неделю, с понедельника по пятницу. В общей сложности, у нас уже было 343 смены, 1190 выходов волонтеров и 65 выходов священников. У нас, наверное, на данный момент самый лояльный госпиталь среди всех, в которых мы помогаем, — нас очень ждут, очень любят и действительно принимают нас как своих.

Хотела Вам рассказать несколько историй. В частности, о двух пациентах, которые были непосредственно у меня — я была участником этой чудесной истории. У нас был пациент, который регулярно причащался, мы с батюшкой приходили к нему. Один раз он расчувствовался и рассказал, что очень сильно переживает за свою супругу, которая в данный момент находится в реанимации. Я, конечно же, согласилась сразу же ее навестить, предложила что-нибудь ей передать, — потому что возможности связаться с пациентом в реанимации, к сожалению, нет, они лишены телефонов. Я незамедлительно пошла к его супруге, она была действительно в тяжелом состоянии, но в сознании. Я передала ей слова поддержки от супруга, а медсестра, которая находилась рядом (она очень-очень замечательный человек, я на самом деле благодарна ей за такую теплоту и доброту к пациентам, в частности, к этой пациентке), предложила, чтобы он написал супруге письмо. Я побежала к супругу — он писал и плакал, честно говоря, необыкновенно много слов написал. Я с этим письмом побежала обратно, хотела передать его супруге, а она поняла, что не видит, к сожалению, из-за маски, которая полностью покрывает все лицо. Сказала: это его почерк, но ничего разобрать не могу. Тогда я говорю: если Вы позволите, я зачитаю. Когда я читала, я плакала, пациентка плакала, медсестра плакала, — в общем, мы все втроем плакали, потому что там было столько слов любви, столько слов поддержки, столько веры. Он просто умолял ее, чтобы она держалась, чтобы она обязательно осталась жива, потому что он действительно в ней очень сильно нуждается. Честно скажу, это не оставило равнодушной никого из нас. И медсестра говорит: как же так, он ей передал, а что же от нее мы сможем передать? И обещала, что будет во все возможные минутки, когда у больной стабильное состояние, подходить и записывать то, что бы она хотела передать супругу. Попросила, чтобы кто-то из добровольцев в вечернюю смену зашел за письмо, и тем же вечером другой доброволец, не я, забрал это письмо, передал супругу. Хочу сказать, что это письмо, которое он написал, действительно ее поддерживало. Потом мы навещали ее, и когда у нее падала сатурация, я брала это письмо и читала эти слова, которые он для нее написал. Ну, на самом деле, необыкновенно трогательная история. Хотела с Вами ею поделиться.

Была еще одна очень замечательная история. Сегодня батюшка с нами на этой конференции, его зовут Роман (Сокольников), — он тоже чудесным образом оказался среди пациентов, о которых мы заботились. История не моя, поэтому рассказываю с чужих слов. Очередной раз, когда мы посещали пациентов, мы никак не могли найти одного из них. Зашли в одну из палат, а там врач. Он любезно согласился нас проводить к пациенту, которого мы искали, а заодно, говорит, не хотите своего навестить? Сашенька говорит: какого «своего»? Врач говорит: да там, говорит, лежит один ваш. Мы, естественно, думаем: ну, раз наш, значит нужно зайти. Оказалось, что это иеромонах (Роман Сокольников), из Александровской епархии. Честно говоря, он даже не знал, что есть возможность пригласить священника. Ребята, конечно, его навестили, и его причащение было, наверное, одно из самых ярких, потому что батюшку сопровождал тогда семинарист, медсестра оказалась дочерью священника, и на самом деле это было самое красивое причастие, потому что там не просто читали молитвы — их даже пели. Чудо наш батюшка, которого мы на самом деле сильно полюбили, посещали его каждую свою смену, просили у него благословения. У него было очень большое поражение легких, если я не ошибаюсь, 85 %, и, честно говоря, шансов, что он выживет, было крайне мало. Когда мы впервые пришли к нему, он был в очень тяжелом состоянии, не мог даже руку поднять, но, слава Богу, выздоровел, вот и сейчас может рассказать свою историю, как все это было для него. Благословите! 

— Спасибо Вам большое. Это очень трогательные истории, и они очень помогают по-настоящему понять, что происходит в тех местах, где лежат люди, проходящие через тяжелейшие испытания, душевные и телесные. Лучше понять значение той миссии, которую вы осуществляете. Сердечно благодарю в Вашем лице всех наших добровольцев. Всех, кто оставляет нормальную, более или менее спокойную жизнь, и сами себя погружает в эту атмосферу страдания, скорби, чтобы облегчить страдания и скорбь тех, кто в ней находится. Пусть Господь хранит всех вас, благословляет вашу жизнь, ваши труды, наполняет вашу жизнь радостью, миром, покоем, столь необходимым в наше тревожное время, дает силы к дальнейшему совершению добрых дел. Спасибо. Благодарю Вас. 

— Спасибо Вам большое, Ваше Святейшество. 

(Епископ Пантелеимон) Ваше Святейшество, отец Роман, может быть, тоже попросит Ваших молитв. Он сейчас поправляется. Отец Роман, Вы можете отозваться? Вы с нами, да? 

Иеромонах Роман (Сокольников). Благословите, Ваше Святейшество! Я с точки зрения человека с больничной койки могу рассказать о том, насколько важно было для меня волонтерское служение и посещение моих собратьев-священников. По причине географической близости города Александрова и Москвы я оказался в ковидном госпитале в Сокольниках с 45-процентным поражением легких. Но болезнь развивалась очень стремительно, буквально за несколько дней поражение составило 85%, а впоследствии стало тотальным — 98% поражения. Я очень смутно помню первые дни в госпитале, потому что задыхался. Смутно помню, как я попал в реанимацию. Там меня погрузили в медикаментозную кому, в которой я провел три дня. И когда я пришел в себя после комы, ч увидел, что нахожусь на аппарате искусственной вентиляции легких, что я не могу говорить, что мне очень тяжело двигаться. Я был уверен в том, что Господь уже призывает меня в вечность, что Он дает мне последние дни для того, чтобы я не ушел в вечность нераскаянным. Вот почему было страшно, было скорбно, но я горячо молился своему небесному покровителю князю Роману Угличскому, чтобы он исходатайствовал у Господа возможность и я бы смог причаститься, подкрепиться духовно. И буквально в тот же день, когда я очнулся от комы, чудесным образом, как сказала Мария, в палате появились волонтеры и священник.

Сегодня говорили о том, что очень трудно священника узнать в специальном костюме. Но, тем не менее, даже через маску на лице у священника видны его глаза. И это гораздо красноречивее всяких слов, потому что в этих глазах видна любовь, видно сострадание и горячее желание разделить с тобой ту боль, которая тебя постигла, прежде всего молитвенно. В тот момент была очень горячая, пламенная молитва, — я, пожалуй, впервые в жизни испытал, что Господь прямо совсем рядом, где-то между нами. Это было очень радостно, очень трогательно. Я уверен, что именно с этого момента страх и отчаяние совершенно исчезли и в сердце появилась уверенность того, что Господь даст силы все это преодолеть и исцелиться.

Волонтеры проводят огромную работу в «красных зонах», потому что они каждый день, несколько раз в день посещают больных, в том числе меня, интересуются, есть ли какие-то нужды. Для больных очень важно, чтобы была хоть какая-то связь с внешним миром, с родственниками, с друзьями. Благодаря волонтерам у тех пациентов, которые находятся в «красной зоне», есть такая возможность связаться со своими близкими. У некоторых это бывает последний раз в жизни, потому что, к сожалению, очень многие умирают, уходят в вечность. И та молитва, которая совершается в палате, если к кому-то пришли священники, помогает преобразить гнетущую, в психологическом плане тяжелую атмосферу. И это не только мое свидетельство — это свидетельство тех медицинских работников и врачей, с которыми я общался после того, как волонтеры уходили. Не всегда у докторов, у медицинских сестер есть время, при обилии обязанностей в «красной зоне», немножечко оторваться от всего этого и помолиться. А когда священники приходят, медики хоть мимолетно, но все равно во всем этом участвуют. Ведь все то, что происходит в реанимации, сродни боевым действиям, о чем Вы говорили сегодня, Ваше Святейшество. Люди умирают, уходят в вечность, и это, конечно, отражается на всех сотрудниках госпиталя, им психологически очень тяжело. От этого бывает очень гнетущая, тяжелая атмосфера в палате реанимации. Но когда приходит духовенство, когда приходят волонтеры, когда начинается молитва, все со знака «минус» меняется на знак «плюс». Поэтому служение, которое сегодня несут наши батюшки в ковидных госпиталях, важно, необходимо не только для пациентов, которые оказались на больничной койке, но и для медицинских работников.

Я провел в реанимации в общей сложности полтора месяца. Болезнь проявляла себя достаточно сложно, и у врачей были самые пессимистические прогнозы по поводу меня. Но когда все это начало меняться, сами врачи очень приветствовали приход духовенства и всегда меня поддерживали словами, что надо подключить все духовные резервы, чтобы, объединив их с лечением, достичь максимального результата. По милости Божией так и случилось, поэтому я очень благодарен моим собратьям-священникам, которые приходили ежедневно меня причащать, соборовать, утешать, поддерживать духовно. Волонтерам, которые также поддерживали меня, и вселяли надежду на то, что день выздоровления близок. Ну и, прежде всего, я благодарю Вас, Ваше Святейшество, за то, что наше духовенство возвращается в больницы, потому что как минимум в моем случае это оказалось жизненно важным. 

— Спасибо, отец Роман. Вы из Александровской епархии? 

— Да, я клирик Александровской епархии, служу в селе Нововоскресенское, я настоятель храма Вознесения Господня.

— Помогай Вам Бог трудиться, рад был с Вами познакомиться. Помощи Божией Вам и крепости сил. Может быть, еще как-то повидаемся. 

— Благодарю Вас, Ваше Святейшество. Благословите. 

— Спаси Господи! 

(Епископ Пантелеимон) Ваше Святейшество, мы Вас сердечно благодарим за эту встречу, которая позволила нам услышать Ваши слова. Мы тоже нуждаемся в ободрении, у нас тоже бывают трудные минуты в нашей жизни. У всех священников, которые бывают в «красных зонах», бывают трудные минуты. Сестры говорят, что когда идут в «красную зону», словно переступают через какой-то порог. Иногда не хочется идти туда, где скорбь, где страдания, где боль, и поэтому эта встреча с Вами очень поможет и нашим батюшкам найти дополнительные силы и продолжать свое служение. Мы надеемся, что такие встречи будут повторяться. У нас осталось много вопросов, много проблем нужно решать с больничным служением, поэтому надеемся, что мы еще сможем как-нибудь Вас увидеть и продолжить наше общение. 

— Спасибо, владыка! Благодарю Вас и всех сотрудников нашего Синодального отдела, но более всего благодарю добровольцев, которые не по принуждению, а по голосу совести своей, по призыву Божиему вступили на этот очень непростой путь оказания помощи людям, находящимся в ситуации смертельной опасности.

Действительно, эти испытания, через которые проходит сейчас наш народ и наша Церковь, должны иметь своим следствием наше духовное обновление, пересмотр каждым из нас многих привычных позиций. Мы должны извлечь из всех этих испытаний очень важные уроки для нашей личной жизни, а если говорить о священнослужителях, то и для нашего пастырского служения. И, конечно, всей нашей Церкви тоже предстоит сделать какие-то выводы.

Полагаю, что на предстоящем Архиерейском Соборе мы сможем поразмышлять над всем тем, чем явилась для нас эта напасть. Ослабила ли она наши силы, или это испытание, которое Господь нам дал для того, чтобы мы, преодолевая скорбь и страдания, становились лучше и в личном плане, и в плане нашей веры, нашего призвания и наших трудов?

Я начал с того, что напомнил, что слово «кризис» в буквальном переводе на русский язык означает «суд». Вот дай Бог, чтобы приговор всем нам по этому суду был направлен на спасение наших душ, на укрепление и развитие нашей церковной жизни, на то, чтобы мы отказались от неких ложных стереотипов в мыслях, действиях, в своем служении. Что и говорить, эти стереотипы очень укоренились в повседневной жизни: привык батюшка совершать одно и тоже богослужение, требыи так далее, и, может быть, теряет возможность понять, что он сейчас должен делать для своей паствы, для своего народа, какова его главная задача перед лицом тех проблем и вызовов, с которыми сталкивается Церковь, да и вся человеческая община. В катехизисе митрополита Филарета (Дроздова) ответ на вопрос о том, как действует промысл Божий, завершается замечательными словами: и зло обращает к добрым последствиям. Дай Бог, чтобы и эти скорбные обстоятельства были обращены к добрым последствиям, чтобы все мы вышли из этого кризиса иными. Не потерявшими жизненные ориентиры, духовно ослабленными людьми, но, напротив, более сильными, с ярко выраженной мотивацией к нашей пастырской работе и к построению правильной системы ценностей.

Призываю на всех вас благословение Божие. Пусть Господь каждого из нас укрепляет на месте того служения, на которое Он нас поставил, чтобы все то, что с нами сегодня происходит, привело нас и к личному духовному обновлению, и к изменению к лучшему течения нашей церковной жизни. Всех вас благодарю за участие в этой встрече.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Исповедь — это… Что такое Исповедь?

И́споведь — в авраамических религиях (иудаизме, христианстве и в исламе) один из обрядов (в православии и католичестве — таинство) покаяния, заключающийся в признании в совершённом грехе. Для совершения исповеди обязательно раскаяние и намерение в дальнейшем не грешить.

Архиепископ Фессалоникийский Симеон о покаянии пишет следующее[1]:

Покаянием мы исправляем всё новые и новые грехи наши. Дар покаяния дан нам потому, что после крещения нет иного способа призвать нас ко спасению кроме подвигов <ко Христу> и слёз, кроме исповедания прегрешений и удаления от зла. К этому дару особенно приближается чин монахов, как постоянный залог покаяния.

— Симеон Солунский

В Библии

Понятие исповеди часто встречается как в Пятикнижии, так и в других книгах Библии. В Пятикнижии акт исповеди всегда предшествует обряду повинного жертвоприношения, и без него недействительны ни раскаяние, ни жертва.

[2] Библия предписывает: «мужчина или женщина, совершившие какой-либо грех… пусть исповедаются в грехе своём»  (Чис.5:6, 7)

Библия не предписывает определённую форму исповеди, а содержащиеся в ней формулировки признания в грехах, как правило, отличаются предельной краткостью. Таковы исповедь Каина (Быт.4:13), Моисея (Исх.32:31), Ахана (Нав.7:20), Давида (2Цар.12:13). Исповедь многословна лишь когда ей придаётся поэтическая или молитвенная форма: Пс.38, 51; Езд.9:6–11, 15; Неем.1:6, 7; –35.[2]

В христианстве

В православии и католицизме исповедь в таинстве покаяния являет собой признание верующим грехов перед священником, который, в данном случае, будучи только свидетелем, от имени Иисуса Христа специальными разрешительными словами отпускает грехи всем искренне раскаявшимся.[3]

По вере Церкви, покаявшийся получает прощение грехов от самого Господа. Власть отпускать грехи, согласно церковному вероучению, была дана Иисусом Христом своим ученикам (а через них и Церкви): «Примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся»  (Ин.20:22-23).

Исповедь — неотъемлемая часть жизни христианина. В православии и католицизме входит в число таинств.

Важность покаяния

Иисус Христос и Иоанн Креститель — оба начинают свою проповедь словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.4:17,Мф.3:2). Царь Давид убеждён, что одна жертва нужна Богу: глубокое покаяние, «сердце смиренное» и «дух сокрушен» (Пс.50:19). В притчах «О мытаре и фарисее» (Лк.18:9), «О блудном сыне» (Лк.15:11) и др., Христос подчёркивает, спасение даётся только кающемуся. Евангелия благовествуют, что Бог прощает любой грех, если человек имеет покаянное чувство (первым в рай вошёл благоразумный разбойник (Лк.23:33-43)). Любая молитва угодна Богу только при наличии покаянного чувства и благоговения[4]. Все Святые Отцы говорят о чрезвычайной важности покаяния в жизни человека. Прп Марк Подвижник утверждает: «Нет иного, столь же благого и милостивого, как Бог, но даже Он не прощает непокаявшегося [… ]. Всё множество Божиих заповедей можно свести к одному началу — покаянию […]. Мы осуждаемся не за множество наших прегрешений, но за то, что отказываемся каяться. […]. И для великих, и для малых покаяние остаётся несовершенным до самого смертного часа».

Сущность покаяния

Греческое слово μετάνοια (метанойя — «покаяние») букв. «после ума», означает «перемена ума», «перемена мыслей»[5]. Проповедь Христа призывает к изменению образа мысли и образа жизни, отказу от греховных дел и помыслов. Синонимом покаяния является часто встречающееся в Библии слово «обращение»: «Обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте пути ваши и поступки ваши» (Иер.18:11). Кающийся человек подобен блудному сыну из евангельской притчи (Лк.15:11-24): живя в грехе, он удаляется от Бога, но после многих невзгод, «пришед в себя», решается вернуться к Отцу.

Покаяние подразумевает не столько сожаление о прошлом, сколько новый взгляд человека на самого себя, на других и на Бога, это перенесение центра жизни на Святую Троицу. Обратиться, объясняет Митрополит Антоний Сурожский, «значит отвернуться от множества вещей, которые имели цену для нас только потому, что были нам приятны или полезны. Обращение проявляется прежде всего в изменении шкалы ценностей: когда в центре всего Бог, всё остальное становится на новые места, получает новую глубину. Всё, что Божие, всё, что принадлежит Ему — положительно и реально. Всё, что вне Его, не имеет ни ценности, ни значения. […] это активное, положительное состояние, заключающееся в том, чтобы идти в правильном направлении».

Исторические формы исповеди

В раннехристианских общинах практиковалась публичная исповедь, когда кающийся открывал свои грехи перед всей церковью, а все присутствующие христиане молились за кающегося, и считали его грехи своими. Отлучённые от причастия кающиеся не допускались в храм, а стояли вместе с оглашаемыми в притворе, откуда должны были выйти перед началом литургии верных. В IV веке святитель Василий Великий ввёл тайные епитимии для соблудивших жён, которых могли убить их разгневанные мужья (в ранней Византийской империи женщины были фактически бесправными, и за их убийство мужья не несли почти никакого наказания). Тайную исповедь стали требовать и государственные (императорские) чиновники. Но ещё в требнике XV века можно было встретить традицию, когда священник возлагал руку кающегося на свою шею и брал на себя все грехи исповедующегося. После преобразований императора Петра I, ориентировавшегося на европейские нормы, была внедрена католическая тайноразрешительная молитва, в которой священник лишь произносил слова: «Аз иерей (имя рек), властью, данной мне от Бога прощаю и разрешаю от всех грехов…», — священники не имели права разглашать грехи кающихся. На рубеже XIX—XX веков святой праведный Иоанн Кронштадтский популяризировал общую исповедь.

Подготовка к исповеди

Кающемуся, прежде всего, необходимо простить всех, кто, так или иначе, причинил обиды и огорчения ему самому (Мф.6:14-15), а также попросить прощения за нечаянно или преднамеренно причинённые обиды. При подготовке к исповеди кающемуся желательно поститься, воздерживаться и дополнительно молиться. Христианину рекомендуется духовно подготовиться к таинству исповеди: читать покаянные молитвы, духовные книги и размышлять о своей греховности и благости Бога. Нужно покаянным взглядом окинуть свою жизнь и свою душу, проанализировать свои поступки, помышления и желания с точки зрения заповедей Божьих (лучше даже записать свои грехи, чтобы не упустить чего-либо во время совершения таинства).

Православный обряд исповедания грехов

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 25 сентября 2012.

К исповеди призываются все люди, достигшие 7-летнего возраста. Человек несёт ответственность только за свои личные грехи.

Исповедоваться можно в любое время и в любой обстановке, но общепринятой является исповедь в храме — во время богослужения или в специально назначенное священником время (в особых случаях, например, для исповеди больного на дому, нужно индивидуально договориться со священнослужителем). Исповедующийся человек должен быть крещёным членом Православной церкви, сознательно верующим (признающим все основы православного вероучения и сознающим себя чадом Православной Церкви) и раскаивающимся в своих грехах. Законным тайносовершителем может быть только православный священник или архиерей. Священник обязан хранить тайну исповеди, то есть он не может никому пересказать то, что услышал на исповеди.

«Таинство исповеди.» Слева православный священник. От исповедовавшегося отходит бес. Над ним ангел-хранитель держит венец. Над ангелом — Дух Святый в виде белого голубя

В храме священник исповедует перед аналоем, на котором находятся Крест и Евангелие. Пришедшие на исповедь становятся на некотором расстоянии от аналоя (чтобы не мешать и не слышать чужой исповеди). Когда настаёт их очередь — подходят к аналою. Обычно священник покрывает голову кающегося епитрахилью, молится, спрашивает, как зовут исповедующегося и что он желает исповедать пред Богом, но иногда епитрахиль надевается на голову кающегося только во время чтения священником разрешительной молитвы. Это не должно смущать верующего, в каждом храме существуют свои небольшие особенности богослужения.

Кающийся должен перечислить свои грехи. Таинство не может свершиться без искреннего покаяния в своих проступках. Следует признаться в наиболее свойственных страстях (например: маловерие, сребролюбие, гневливость) и в тех конкретных грехах, которые кающийся видит за собой, особенно тех, которые наиболее тяготят его совесть. Если исповедующийся медлит или запамятовал грехи, то священник может задавать наводящие вопросы. Кающийся должен избегать повторения грехов.

Смертные грехи — те, которые особенно сильно поражают духовный организм, глубоко ранят человека, делают его душу «мёртвой». Следствие смертного греха — «окамененное нечувствие», убийство чувства Бога, неспособность к молитве, к переживанию Бога, к покаянию.[6] Самым тяжёлым и опасным считается любой нераскаянный грех и наиболее повторяющийся грех. Затем следуют грехи, повлекшие тяжкие последствия: убийство по злобе или умыслу (в том числе аборт живого плода и самоубийство), разврат, отречение от Бога (хула на Святого Духа), хищения, и проч.

Выслушав исповедь, священник как свидетель и ходатай пред Богом, задаёт, если считает нужным вопросы, и говорит наставления (может назначить и какую-нибудь епитимию), затем молится о прощении грехов кающегося и, когда видит искреннее раскаяние и стремление к исправлению, читает разрешительную молитву. Хотя само прощение грехов совершается не в момент чтения разрешительной молитвы, а по всей совокупности чинопоследования исповеди. При этом, и на это часто указывают Святые Отцы, при сознательном утаивании грехов или отсутствии искреннего раскаяния перед Богом Таинство исповеди не совершается, даже если священник и прочитал разрешительную молитву.

За совершение исповеди взимать деньги запрещено. Человек может исповедоваться только по своей воле. Священнику запрещено принуждать человека к исповеди.

В традициях Русской, и ряда других поместных Православных церквей исповедь мирян (наряду с говением) обязательна перед Таинством причащения, но, например, в Сербской православной церкви прихожане причащаются каждую неделю, а исповедуются по желанию. Исповедь священнослужителей перед литургией и причастием не является обязательной[7] и существует как местная традиция.[8] Поощряется также исповедь перед венчанием, рукоположением, монашеским постригом, перед предстоящей тяжёлой и опасной хирургической операцией и, вообще, перед всяким важным делом. Исповедаться необходимо и перед крещением, что является благочестивым обычаем и не является таинством (в таинствах могут участвовать только крещёные), поэтому епитрахиль на голову не возлагается и разрешительная молитва не читается.[9][10]

Каждому православному рекомендуется иметь своего духовника — священника (желательно со своего прихода), преимущественно у которого бы постоянно и исповедовался бы этот христианин, и который бы управлял его духовным ростом. Насельники некоторых монастырей ежедневно открывают духовному отцу не только содеянные грехи, но и свои помыслы. Откровение помыслов было всеобщей практикой в первоначальном монашестве, и является лучшим средством в борьбе со страстями.[11] Кроме исповеди у священника, христианам предлагается постоянно повторять про себя покаянную молитву Иисусову, или более краткую молитву мытаря «Боже, милостив буди мне грешному», или просто «Господи помилуй!».[12] С помощью глубокого покаяния исихасты (иноки-подвижники) созерцали нетварный Фаворский свет.

В православии нет единого мнения о том, как прощаются грехи. Некоторые[кто?] настаивают на том, что если священник прочитал над кающимся разрешительную молитву, то грехи уже отпустились (во всяком случае, в это все призываются твёрдо верить). Другие возражают, что Бог не зависит от обрядодействий, совершаемых священником, и может не только не принять небрежно совершённое таинство, но и покарать за такое кощунство. Касательно непосредственно исповеди, известно, что многие подвижники благочестия до конца своей жизни (то есть, многократно) каялись в одном и том же отягчающем их душу грехе. Чем искреннее покаяние, тем полнее прощение и благодатное мздовоздаяние от Бога. Например, по православному преданию, апостол Пётр каждую ночь вскакивал во время пения петухов и с молитвой горько оплакивал своё троекратное отречение от Христа, совершённое им во дворе дома первосвященника Каиафы, и лично уже ему прощённое явившимся воскресшим Христом. Так же, преподобная Мария Египетская после своего покаяния ещё много лет в пустыни молилась о прощении прежних грехов.

Кроме того, некоторые считают, что если человек не исправляется, а вновь повторяет тот грех, в котором он уже покаялся, то этот грех значительно усугубляется.

Католический обряд исповедания грехов

Принятие исповеди грекокатолическим священнослужителем

Исповедь строго обязательна для всех католиков раз в год (даже если нет тяжких грехов), а также в случае тяжёлого греха (имея на совести тяжёлый грех до исповеди нельзя приступать к причастию). Многие священники рекомендуют исповедоваться раз в месяц или даже чаще, если есть такая потребность. Перед таинством крещения взрослых исповедь не проводится, так как считается, что крещение смывает все грехи, совершённые до него.

Для того, чтобы исповедь была действительной необходимо выполнение следующих условий:

  • Испытание совести.
  • Искреннее сокрушение о грехах.
  • Твёрдое намерение больше не грешить.
  • Искренняя исповедь перед священником.
  • Удовлетворение за грехи Богу и ближнему (прежде всего исполнение наложенной епитимьи и посильное возмещение ущерба, причинённого людям).

Порядок исповеди такой же, как в православии.

Исповедание грехов обычно происходит в специальной кабине, называемой исповедальней или конфессионалом (возможна исповедь и вне конфессионала). Конфессионал сконструирован таким образом, чтобы священник имел возможность слышать исповедь, но не имел возможности видеть лицо исповедующегося (окошко исповедальни затянуто материей).

Принятие исповеди латинским священнослужителем в исповедальне

Исповедь в Евангелическо-лютеранской Церкви

Евангелическо-лютеранская Церковь учит, что исповедь состоит из двух частей: исповедания грехов и отпущения грехов:

Во-первых мы признаём свои грехи. Во-вторых мы принимаем отпущение грехов. (Краткий Катехизис, V, 1)

Отпущение грехов, произносимое обычно пастором или проповедником, исходит от самого Бога. Прощение грехов даётся даром, по милости Божьей, в лютеранской церкви не накладывается епитимья. Прощение грехов зависит только от милосердия Бога и веры в искупительную жертву Иисуса Христа, дарующую прощение и спасение. Во время исповеди не требуется перечисление всех грехов, XXV артикул Аугсбургского вероисповедания указывает, что человек не в состоянии вспомнить и перечислить все свои грехи (ссылаясь на Псалом 18:12).

Практикуется как частная, так и общая исповедь. Частная исповедь — исповедание грехов наедине с пастором или проповедником. Общее исповедание грехов происходит во время богослужения и во многих лютеранских церквях является его неотъемлемой частью (как, например, в Евангелическо-лютеранской Церкви в России, Украине, Казахстане и Средней Азии). К Святому Причастию допускаются только те верующие, которые исповедовали свои грехи (поэтому на богослужении со Святым Причастием общая исповедь присутствует непременно), при этом необходимость исповеди и покаяния не зависит от тяжести совершённого греха, так как лютеранская теология учит, что любой грех является тяжким грехом.

Тайна исповеди и Закон о недонесении о преступлении

До конца V века, согласно А. Ф. Кони, в Христианской церкви допускалась как исповедь пред пресвитером, так и всенародная, в храме; с начала же VI века единственной принятой формой исповеди, сопряжённой с соблюдением молчания обо всём при ней открытом, является тайная исповедь.[3]

Католическая церковь, исходя из мнения Фомы Аквинского и других учёных-богословов, установила «печать молчания», запрещая священникам говорить кому бы то ни было об услышанном во время исповеди. Нарушение этого правила, согласно 21-ой статье 4-го Латеранского Собора, грозило пожизненным заключением в монастыре «строжайшего» ордена. Булла Папы Климента VIII 26 мая 1594 года говорит о такой же ответственности открывшего тайну исповеди.

В православии тайна исповеди тоже соблюдалась строго. Номоканон при требнике 1662 года, запрещает открывать тайну исповеди и грозит виновному самым тяжким наказанием.

Однако безусловность тайны исповеди была нарушена во времена царствования Петра I. «Духовным Регламентом» того времени, предусматривалось в трёх пунктах «прибавлений о правилах причта церковного» жестокое наказание за открытие тайны исповеди, в других же трёх пунктах разрешалось разглашать тайны исповеди по отношению к тем, кто, «вымыслив или притворно учинив, разгласят ложное чудо», и к умыслившим государственное преступление, если они, «объявляя намеряемое зло, покажут себя, что не раскаиваются, но ставят себе в истину и намерения своего не отлагая, не яко грех исповедуют»[13].

Согласно Полному православному богословскому энциклопедическому словарю:

«Ныне всё сказанное на исповеди сохраняется в тайне, за исключением таких случаев, когда сокрытие грозит опасностью монарху, императорскому дому или государству»[14].

Ст. 19 УК РСФСР определяла рассматриваемый вид прикосновенности как недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении и устанавливала, что недонесение о преступлениях влечет ответственность лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

Современное российское законодательство охраняет тайну исповеди. В соответствии с ч. 7 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» «тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди».[15] Это правило конкретизируется в процессуальном законодательстве: так, согласно п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; аналогичное правило действует и в гражданском процессе (п. 3 ч. 3 ст. 69 ГПК РФ).

В иудаизме

В иудаизме термин носит название виддуй (ивр. וִדּוּי‎). В современном значении впервые появляется в Мишне.[16] Опираясь на библейское предписание «мужчина или женщина, совершившие какой-либо грех… пусть исповедаются в грехе своём»  (Чис.5:6, 7), еврейская Галаха заключает, что несоблюдение любой заповеди должно быть искуплено исповедью и раскаянием.[17]

Формула исповеди, произносившаяся первосвященником в ходе храмовой службы в Йом-Киппур (День Искупления) за себя, свою семью, коэнов и весь народ, сформулирована очень кратко и состоит всего из двух предложений. В первом (собственно исповедь) перечислены три разновидности грехов: извращение [Закона], преступление [его] и прегрешение; во втором испрашивается прощение Бога за них.[18] Формулы личной исповеди, читаемые на богослужении в Йом-Киппур[19], очевидно, сложились уже после разрушения Храма и были призваны заменить исповедь, читавшуюся первосвященником.

В исламе

Покаяние в исламе может называться «тауба». Похожим (но не идентичным) понятием в исламе может при определённых допущениях считаться мольба о прощении (поиск прощения Бога — Аллаха), которая называется «истигфар»[20][21]. Некоторые трактуют истигфар как произнесение слов просьбы о прощении. Покаяние в грехах осуществляется Богу, а не человеку, кроме принесения (просьбы) прощения жертве греха.

См. также

Примечания

  1. Объяснение православных богослужений, обрядов и таинств. Блаженный Симеон Солунский. стр.6. Изд-во Оранта. 2010.
  2. 1 2 Исповедь — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  3. 1 2 Исповедь // Энциклопедия «Религия»
  4. Святитель Феофан Затворник. УЧЕНИЕ О МОЛИТВЕ
  5. Метанойя как изменение духовного опыта
  6. Профессор МДАиС А. И. Осипов, «В чем логика выбора из огромного числа грехов семи смертных», аудиозапись на официальном сайте А. И. Осипова
  7. Таинство Покаяния. Сайт «Азбука Веры»
  8. ДIАКОННИКЪ • Просмотр темы — исповедь священнослужителей
  9. Нужно ли исповедаться перед крещением?
  10. Последование Святого Крещения/прот. Владимир Воробьев Лекции о церковных таиствах
  11. Откровение помыслов/Концевич И. М. Стяжание Духа Святаго в путях Древней Руси
  12. Игнатий Брянчанинов [Слово о молитве Иисусовой http://www.pravbeseda.ru/library/?page=book&id=201]
  13. Цит. по: Тайна исповеди // Энциклопедия «Религия»
  14. Тайна исповеди // Полный православный богословский энциклопедический словарь (CD-версия: «Богословская энциклопедия». — М.: Directmedia Publishing. — 2005. — С. 8760.
  15. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»
  16. Мишна, Биккурим 2:2; Меггила 2:5
  17. Сифри Чис. 2, 3; Маймонид, Мишне Тора, Законы раскаяния 1:1
  18. Мишна, Иома 3:8; 4:2; 6:2
  19. Иерусалимский Талмуд Иома 8:9, 45в; Вавилонский Талмуд, Иома 87б; Мидраш Вайикра Раба 3:3
  20. Истигфар
  21. Различие между Тауба и Истигфар

Ссылки

Таинство Исповеди | СОБОРНЫЙ ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ АЛЕКСИЯ МОСКОВСКОГО г.Нягани Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Югорской Епархии Русской православной Церкви

Таинство исповеди, как к нему подготовится.

Исповедь (покаяние) — одно из семи христианских Таинств, в котором кающийся, исповедующий свои грехи перед священником, при видимом прощении грехов — чтении разрешительной молитвы — невидимо разрешается от них. Для того, чтобы Таинство Покаяния совершилось, со стороны кающегося необходимы: осознание своей греховности, искреннее сердечное раскаяние в своих грехах, желание оставить грех и не повторять его, вера в Иисуса Христа и надежда на Его милосердие, вера в то, что Таинство Исповеди имеет силу очистить и смыть по молитве священника чистосердечно исповеданные грехи.Условно все прегрешения, совершенные человеком, можно разделить на три группы: грехи против Бога, грехи против ближних и грехи против самого себя. Перечислим некоторые из них:

Грехи против Бога

— Неблагодарность Богу, неверие, сомнение в вере, оправдание своего неверия атеистическим воспитанием, неношение нательного креста, посещение различных сект, упоминание имени Божия всуе (когда имя Бога упоминают не в молитве и не в благочестивом разговоре о Нем), ворожба, лечение у «бабушек», обращение к экстрасенсам, чтение книг по магиии оккультной литературы, мысли о самоубийстве, игра в карты и прочие азартные игры, невыполнениеутреннего и вечернего молитвенного правила, непосещение храма Божьего в воскресные и праздничные Дни, несоблюдение постов в среду и пятницу, нарушение другихпостов, установленных Церковью, отчаяние в трудных ситуациях и неверие в Промысел Божий, малодушный ропот, опасение старости, нищеты, болезни, рассеянность на молитве, мысли о житейском во время богослужения, осуждение Церкви и ее служителей.

Пристрастие к различным земным вещам и удовольствиям

Продолжение греховной жизни в одной надежде на милосердие Божие, т. е. чрезмерное упование на Бога.Пустая трата времени на просмотр телепередач, на чтение развлекательных книг в ущерб времени для молитвы, чтения Евангелия и духовной литературы.

Утаивание грехов на исповеди и недостойное причащение Святых Тайн.Самонадеяние, человеконадеяние, т. е. излишняя надежда на собственные силы и на чью-то помощь, без упования на то, что все в руках Божиих.

Грехи против ближних

— Воспитание детей вне христианской веры, вспыльчивость, гнев, раздражительность, высокомерие, лжесвидетельство, месть, насмешливость, скупость, невозвращение долгов, неуплата за труд заработанных денег, неоказание помощи нуждающимся, непочитание родителей, раздражение их старостью, непочтение к старшим, неусердие в своей работе, осуждение, злорадство, присвоение чужого, воровство, ссоры с соседями и ближними, убийство своего ребенка во чреве (аборт), склонение других к совершению убийства (аборта), убийство словом — доведение человека клеветой или осуждением до болезненного состояния и даже до смерти.

Грехи против самого себя

— Многословие, пересуды, празднословие, беспричинный смех, сквернословие, самолюбие, делание добрых дел напоказ, тщеславие, сребролюбие, зависть, ложь, пьянство, употребление наркотиков, чревоугодие, любодеяние — разжигание блудных помыслов, нечистые желания, блудные прикосновения, просмотр эротических фильмов и чтение подобных книг, блуд — физическая близость лиц, не связанных узами брака, прелюбодеяние — нарушение супружеской верности, блуд противоестественный — физическая близость лиц одного пола, рукоблудие, кровосмешение — физическая близость с близкими по родству или кумовству.

КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ К ИСПОВЕДИ

Желающий принести перед Богом покаяние в содеянных грехах должен подготовиться к Таинству Исповеди. К исповеди нужно приготовиться заранее: вспомнить все свои грехи, можно выписать их на отдельный листок, чтобы перед исповедью просмотреть его. Иногда листок с перечисленными грехами отдают на прочтение духовнику, но о грехах, которые особенно тяготят душу, нужно рассказать вслух. Не нужно рассказывать духовнику длинных историй, достаточно изложить сам грех. Богу и духовнику важен не список грехов, а покаянное чувство исповедуемого, не детальные рассказы, а сокрушенное сердце. Нужно помнить, что исповедь — это не только осознание собственных недостатков, но и жажда очиститься от них. Ни в коем случае недопустимо оправдание себя. Хорошо выработать привычку каждый вечер приносить ежедневное покаяние перед Богом, записывая серьезные прегрешения для будущей исповеди у духовника. Необходимо примириться с ближними и попросить прощения у всех, кого обидели.

Как происходит исповедь

Существуют некоторые правила прохождения Таинства исповеди. К этому Таинству нельзя приступать Покаяния женщинам в период месячного очищения. Те грехи, которые кающийся исповедовал в предыдущие исповеди и которые уже были ему отпущены, вновь не называются. При возможности нужно исповедоваться у одного и того же духовника. После исповедания грехов и прочтения священником разрешительной молитвы, кающийся целует лежащие на аналое Крест и Евангелие и, если готовился к причастию, берет у духовника благословение на причащение Святых Христовых Тайн.

В некоторых случаях священник может наложить накающегося епитимию — духовные упражнения для углубления покаяния и искоренения греховных навыков. К епитимий нужно относиться, как к воле Божией, изреченной через священника, требующей обязательного исполнения для врачевания души кающегося. Желающие не только исповедаться, но и причаститься, должны достойно и в соответствии с требованиями Церкви приготовиться к Таинству Причащения. Называется такое приготовление говением.

 

 

(381)

Как подготовиться к исповеди

Исповедь для современного человека может быть очень трудным делом. Далеко не все, кто часто или время от времени бывает в церкви, регулярно исповедуются и причащаются. Что же говорить о людях, которые причисляют себя к верующим, но в церковь не ходят? Им и вовсе трудно решиться на такой шаг. О том, как начать исповедоваться, рассказал в интервью «МИР 24» православный священник отец Дмитрий (Николаев), иерей Храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке.

— Отец Дмитрий, когда на исповедь приходит человек, который давно или вообще никогда не исповедовался, за какой срок ему нужно вспомнить свои грехи? За всю жизнь, или последние прегрешения, или самые острые для него?

Отец Дмитрий (Николаев): Обычно, если человек приходит на исповедь, то с чем-то, что ему кажется очень важным. Совесть ему подсказывает, что он живет в грехе и перед Богом виноват. Иногда подразумевается что-то конкретное, чаще – общее состояние, понимание того, что все рушится, но выход из этого неведом для него.

Фото из архива Дмитрия Николаева

Нет такого правила, что на исповеди нужно ограничиться тремя, пятью или пятнадцатью пунктами. Он может быть и один. Важно, чтобы во время этой встречи Господь коснулся человека, и тот пришел во второй раз.

—  А на какое время исповеди можно рассчитывать? Обычно очереди ждут и другие люди, иногда их много. Можно ли позволить себе занять побольше времени или нужно высказаться сжато?

Д. Н.: Разговор не обязательно должен быть длинным. И в короткой беседе можно наметить какие-то важные точки, которые очевидно окажутся болевыми. Нужно об этом поговорить, потому что все равно человек сразу не сможет во все вникнуть. Даже если специально к этому готовился и принес целую тетрадку своих грехов. Условно говоря, важно выявить причины острого состояния, обратить внимание на них и не обращать внимания на насморк.

Если священник один, то, конечно, он не сможет разговаривать долго, а если служит сразу несколько священников, то будет больше времени, чтобы высказать все то, что отягощает душу. Подробно лучше исповедоваться на вечернем богослужении.

— Предположим, что человек не ходит в храм. Он молится дома или совсем не молится. Зачем ему приходить на исповедь, какую цель он должен перед собой ставить?

Д. Н.: Когда болит зуб, то цель одна – чтоб он не болел. Так и тут. Человек приходит не для чего-то, а по причине.

Если человек пришел на исповедь, то это не просто так. Это значит, что его привел Бог. Это значит, что в его жизни наступило время перемены, что с этого момента жизнь уже не может идти так, как шла раньше. У человека начинается новый этап в его взаимоотношениях с Богом. 

О тех, кто не приходит, говорить сложно. Что мы можем им сказать? У них все хорошо. Они сильны и величавы. Они знают, как жить в материальном мире. Но штука в том, что дорога эта рано или поздно упирается в непроходимую стену. Потому что человек создан для большего и призван не только ходить, но и летать.

А если ему пока не надо, то бессмысленно его уговаривать. Можно пробовать заронить в его душу семя Божьего Слова, но не своими словами, а личным примером. Тогда оно прорастет.

Если человеку не надо мыться, значит так все и будет, пока он не зарастет грязью и пока не начнутся болезни. Если человеку не надо исповедоваться, то давайте будем последовательны: давайте тогда не будем и мыться. Представьте, что вы не моетесь год и два. Что с вами будет? А душа ведь тоже требует очищения и заботы. Исповедь – это баня для души. 

— Может ли быть такое, что человек пришел на исповедь, а батюшка ему грехи не отпустил? В каких случаях?

Д. Н.:  Нет, этого быть не может.  Если человек кается, то как это, чтобы ему грехи не отпустили? Бывают, конечно, случаи, что человек пришел вроде на исповедь, но совсем не исповедоваться.

Он считает, что у него грехов нет, но ему надо пройти некий ритуал и батюшка ему должен прочесть молитву. Но если человек ни в чем не кается, то  в чем его прощать? Можно и молитву прочесть, в ней говорится о прощении грехов. Но рядом с двумя людьми стоит Третий. Сам Господь, и все это слушает. Потому исповедь и называется таинством. 

Но как правило тот, кто считает, что он не грешен, до исповеди не доходит. А если человек пришел, то, хотя он себя и может убеждать что у него все в порядке, но в глубине души понимает, что это не так.

— Как правильно себя вести на исповеди? Каким языком разговаривать со священником? Полезно ли написать записку?

Д. Н.: Никакого специального языка не требуется. Если человеку есть что сказать, если у него есть мысли и переживания, то он сможет их облечь в слова. А если сказать ему нечего, то можно обложиться формулировками, а толку не будет.

Наоборот, какие-то специальные термины иногда даже вредны, потому что за ними можно спрятаться. А Богу надо свое сердце принести, а не формулировку. Важно понимать, что на исповеди  мы стоим перед самим Христом.

А вот писать полезно: можно создать шпаргалку для себя. Но не протягивать ее батюшке, склонив смиренно голову и оставаясь отстраненным. Нужно самому произносить свои прегрешения. На худой конец можно и зачитать, но лучше, чтобы записка была тезисной, а вы просто туда посматривали, чтобы не забыть ничего. Потому что действительно во время исповеди человек может растеряться, ведь он находится в необычной для себя ситуации.

Фото: Википедия/Пресс-служба Липецкой и Задонской митрополии РПЦ

А бывает так, что, когда он дома готовился, он мог испытывать покаянные чувства. А тут пришел – и ничего не чувствует! Это может его огорчить или ввергнуть в сомнения. Хотя, ничего страшного в этом нет, обычная ситуация. Важно, что человек уже почувствовал и зафиксировал это и в сердце своем, и на бумаге, и опыт этого покаянного чувства у него уже есть. Мы же не можем плакать по заказу. Это все очень интимные вещи.

— Есть и такая точка зрения: «А зачем я буду что-то священнику говорить? Я же уже перед Богом покаялся в молитве, понял свои грехи».

Д. Н.:  Да, перед Богом мы каемся каждый день. Но священник – это свидетель. Он присутствует при том, как человек кается. А рядом незримо стоит сам Христос, принимает исповедь. И он сам так установил, что отпущение грехов происходит через молитву, которую читает именно священник.

Когда я учился в школе, мы очень активно перерисовывали фотографии очень плохого качества, которые тогда ходили по рукам. На них были изображены приемы запрещенных в те годы каратэ и боевого самбо. Мы очень тщательно все это переписывали в надежде на то, что мы сейчас все узнаем и дома сами всему научимся. Но никто не научился.  Потому что, чтобы научиться, надо работать с тренером. Так и здесь.

Можно каяться самому, но все-таки Церковь – есть Церковь. Конечно можно плыть по морю и на бревне, и на плоту, и на лодочке худой. А можно плыть на большом корабле. На корабле-то, наверное, понадежнее и подальше можно доплыть. А если надо, то и перелететь.

— А как нужно относиться к словам священника, которые сказаны на исповеди? Ведь священники – люди, они могут ошибаться.

Д. Н.:  Как говорят опытные духовники, все происходит по вере. Если исповедующийся пришел с убеждением что он предстоит перед Богом и готов принять любое его решение, то Господь вложит в уста священника нужные слова.

И священник скажет их не от себя, а именно потому, что ему Бог велел ответить. Это уже совсем другой опыт, это совсем другие взаимоотношения с Богом.

Но, совсем не обязательно все будет происходить именно так. Более того, не стоит даже ждать, что с каждым приходом на исповедь батюшка обязательно скажет что-нибудь значительное. Что он скажет два слова, и разведет этими словами все тучи над головой. Так бывает, но далеко не всегда. Обычно что-то подобное случается именно тогда, когда ничего не ждешь.

Кроме слов, сказанных священником, есть еще его молитва. Ведь он не только слушает исповедь, но еще и молится за человека. И вот эта молитва зачастую важнее тех слов, которые он может произнести в ответ на исповедь.

— Надо ли искать для исповедей какого-то одного священника или каждый раз приходить к разным священникам нормально?

Д. Н.: Это кто как устроен: кто-то ходит к разным, кому-то нужен один. Но еще бывают разные периоды. Вроде ходит  человек к одному священнику, а потом раз – и опять в поиске. 

Желательно найти такого священника, с которым у вас получится контакт, и именно из такого контакта постепенно вырастают отношения духовника и духовного чада. Если священник постоянно один и тот же, то он, как врач, который ведет больного и знает его историю болезни. Он знает все препараты, которые ему давал, как тот реагировал на эти препараты, какие были случаи положительной динамики, какие были рецидивы. Так же и здесь. А вот если человек  согрешил в чем-то таком, в чем ему стыдно признаться перед знакомым батюшкой, то он начинает бегать к другим, то это уже лукавство и малодушие. 

Во-первых, батюшка ничего не подумает, его сложно чем-то удивить. Да и батюшка-то сам грешный человек. Бояться нечего. А вот эти мысли – они мешают, толкают человека, чтобы он пошел по пути наименьшего сопротивления, к другому батюшке, чтобы было полегче, как бы не так стыдно. Но ведь вся сила покаяния – в стыде. Не зря говорят, что грехи  в стыде сгорают. И это очень важно.

— Что делать, если человек кается, но при этом понимает, что с этим грехом он покончить все равно не сможет?

Д. Н.: Покаяться все равно надо. Потому что, если болезнь не уходит после первого сеанса электрофореза, это же не значит, что его не надо делать. А потом есть болезни, которые лечатся быстро, а есть глубоко укоренившиеся в нашей душе.

Но мало-помалу можно дойти до такого состояния, когда этот или тот привычный грех станет по-настоящему ненавистен. Когда ты уже совсем не хочешь в нем находиться. И тогда можно выйти победителем в этой схватке на долгое время. А может, и навсегда.

— Бывает так, что батюшка отругает на исповеди, и человек себя некомфортно чувствует. И уже в следующий раз не хочет вообще идти в церковь. Как быть?

Если человек приходит в храм за комфортом, то он немножко ошибся дверью. Ему надо идти на массаж, в хорошее кафе – посидеть душевно. А в храм мы идем с болью, вопросами или благодарностью. Мы приходим выпрямлять свою жизнь, которая подобна мотку изогнутой проволоки. Ее приходится выпрямлять, и это больно.

Если батюшка пожурил, то скорее всего по делу. Но привычка относиться к себе необычайно трепетно, конечно, не дает воспринимать это адекватно.

Один из моих педагогов в свое время говорил такие слова: «Люди делятся на две категории. Одни люди ищут возможности, а другие ищут причины».

Известно, что Бог сначала обращается к человеку шепотом Любви. Если он не услышан – то голосом Совести. Если человек не слышит голоса совести – то Бог обращается к нему через рупор страданий.

Понимаете, некоторые люди не идут в церковь, потому что считают ее какой-то структурой, аналогичной институтам светской власти. На самом же деле Церковь— это совокупность верующих людей, это мы сами. Если ты крещен – то ты тоже часть Церкви, она из нас, людей и состоит.

Каяться нужно — в прошедшем времени

Мы один раз в жизни принимаем Крещение и миропомазываемся. В идеале один раз венчаемся. Таинство Священства не носит всеобъемлющего характера, оно совершается лишь над тем, кому Господь судил быть принятым в клир. В Таинстве Соборования наше участие очень невелико. А вот Таинства Исповеди и Причащения ведут нас через всю жизнь к вечности, без них немыслимо бытие христианина. К ним мы приступаем раз за разом. Так что рано или поздно имеем все же возможность задуматься: а правильно ли мы к ним готовимся? И понять: нет, скорее всего, не совсем. Поэтому разговор об этих Таинствах представляется нам очень важным. В настоящем номере, в беседе с главным редактором журнала игуменом Нектарием (Морозовым), мы решили коснуться (потому что охватить все — задача непосильная, слишком «безбрежная» тема) исповеди, а в следующий раз — поговорить о Причащении Святых Таин.

— Предполагаю, точней, догадываюсь: девять из десяти приходящих на исповедь исповедоваться не умеют…

— Действительно, это так. Даже регулярно ходящие в храм люди многих вещей в нем делать не умеют, но хуже всего дело обстоит именно с исповедью. Очень редко прихожанин исповедуется правильно. Исповедоваться надо учиться. Конечно, было бы лучше, если бы о Таинстве Исповеди, о покаянии говорил опытный духовник, человек высокой духовной жизни. Если я решаюсь здесь об этом говорить, то просто как человек исповедующийся — с одной стороны, и с другой — как священник, которому довольно часто приходится исповедь принимать. Я постараюсь обобщить свои наблюдения за собственной душой и за тем, как другие участвуют в Таинстве Покаяния. Но ни в коем случае не считаю свои наблюдения достаточными.

— Поговорим о наиболее распространенных недоумениях, заблуждениях и ошибках. Человек идет на исповедь впервые; он слышал, что прежде, чем причащаться, надо исповедоваться. И что на исповеди надо говорить свои грехи. У него сразу возникает вопрос: а за какой период «отчитываться»? За всю жизнь, начиная с детства? Но разве это все перескажешь? Или не надо все пересказывать, а надо просто сказать: «В детстве и в юности много раз проявлял эгоизм» или «В молодости был очень горд и тщеславен, да и сейчас, по сути, остаюсь таким же»?

— Если человек пришел на исповедь впервые — совершенно очевидно, что ему надо исповедаться за всю прошедшую жизнь. Начиная с того возраста, когда он уже мог отличать добро от зла — и до того момента, как он решил, наконец, исповедаться.

Как можно рассказать всю свою жизнь за короткое время? На исповеди мы рассказываем все же не всю свою жизнь, а то, что является грехом. Грехи — это конкретные события. Однако нет необходимости пересказывать все случаи, когда вы согрешили гневом, например, или ложью. Надлежит сказать, что вы совершали этот грех, и привести какие-то наиболее яркие, наиболее страшные проявления этого греха — те, от которых болит по-настоящему душа. Есть еще один указатель: что вам меньше всего хочется о себе рассказывать? Вот именно это и надо рассказать в первую очередь. Если вы идете на исповедь в первый раз, вам лучше всего поставить перед собой задачу: исповедаться в самых тяжелых, самых мучительных грехах. Потом уже исповедь станет более полной, более глубокой. Первая исповедь такой быть не может — по нескольким причинам: это и психологический барьер (впервые прийти и при священнике, то есть при свидетеле, сказать Богу о своих грехах — это нелегко) и другие препятствия. Человек ведь не всегда понимает, что есть грех. К сожалению, даже и не все люди, живущие церковной жизнью, знают и хорошо понимают Евангелие. А кроме как в Евангелии, ответа на вопрос, что есть грех, а что есть добродетель, нигде, пожалуй, не найдешь. В окружающей нас жизни многие грехи стали привычным явлением… Но даже и при чтении Евангелия человеку его грехи открываются не сразу, их открывает постепенно благодать Божия. Преподобный Петр Дамаскин говорит, что начало здравия души есть видение своих грехов бесчисленными, как песок морской. Если бы Господь сразу открыл человеку его греховность во всем ее ужасе — ни один человек этого вынести не смог бы. Вот почему Господь открывает человеку его грехи постепенно. Это можно сравнить с чисткой луковицы — сначала одну шкурку сняли, потом вторую — и, наконец, до самой луковицы добрались. Вот почему очень часто бывает так: человек ходит в храм, регулярно исповедуется, причащается — и осознает, наконец, необходимость так называемой генеральной исповеди. Очень редко бывает, что человек готов к ней сразу.

— Что это такое? Чем генеральная исповедь отличается от обычной?

— Генеральной исповедью, как правило, называют исповедь за всю прожитую жизнь, и в определенном смысле это верно. Но генеральной можно назвать исповедь и не столь всеобъемлющую. Мы каемся в своих грехах из недели в неделю, из месяца в месяц, это — простая исповедь. Но время от времени нужно устраивать себе генеральную исповедь — пересмотр всей своей жизни. Не той, что прожита, а той, что сейчас. Мы видим, что одни и те же грехи у нас повторяются, избавиться от них не получается — вот поэтому надо разобраться в себе. Всю свою жизнь, как она есть сейчас, пересмотреть.

— Как относиться к так называемым вопросникам для генеральной исповеди? Их можно видеть в церковных лавках.

— Если под генеральной исповедью понимать именно исповедь за всю прожитую жизнь, то здесь действительно возникает необходимость в каких-то внешних пособиях. Лучшее пособие для исповедников — это книга архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди», она о духе, правильном настрое кающегося человека, о том, в чем именно надо каяться. Есть книга «Грех и покаяние последних времен. О тайных недугах души» архимандрита Лазаря (Абашидзе). Полезны выдержки из святителя Игнатия (Брянчанинова) — «В помощь кающемуся». Что касается вопросников — да, есть духовники, есть священники, которые этих вопросников не одобряют. Говорят, что в них можно вычитать такие грехи, о которых читающий и слыхом не слыхал, а прочитает — и повредится… Но, к сожалению, почти не осталось таких грехов, о которых современный человек не знал бы. Да, там есть вопросы неумные, грубые, есть вопросы, грешащие явно излишним физиологизмом… Но если относиться к вопроснику как к рабочему инструменту, как к плугу, которым один раз нужно всего себя перепахать, то, я думаю, использовать его можно. В старину подобные вопросники называли таким чудным для современного уха словом «поновление». Действительно, человек с их помощью поновлял себя как образ Божий, как поновляют старую, обветшавшую и закопченную икону. Думать о том, в хорошей или плохой литературной форме составлены эти вопросники, совершенно необязательно. К серьезным недостаткам некоторых вопросников нужно отнести вот что: составители включают в них то, что, в сущности, грехом не является. Не мыл ли руки душистым мылом, например, или не стирал ли в воскресенье… Если стирал во время воскресной службы — это грех, а если стирал после службы, потому что другого времени не было,— лично я в этом греха не вижу.

— К сожалению, в наших церковных лавках можно подчас такое купить…

— Вот почему необходимо посоветоваться со священником прежде, чем использовать вопросник. Могу порекомендовать книгу иерея Алексия Мороза «Исповедую грех, батюшка» — это разумный и очень подробный вопросник.

— Здесь же необходимо уточнить: что мы подразумеваем под словом «грех»? Большинство исповедующихся, произнося это слово, имеют в виду именно греховный поступок. То есть, по сути, проявление греха. Например: «Вчера был резок и жесток с мамой». Но ведь это не отдельный, не случайный какой-то эпизод, это проявление греха нелюбви, нетерпимости, непрощения, эгоизма. Значит, нужно не так говорить, не «вчера был жесток», а просто «я жесток, во мне мало любви». Или как нужно говорить?

— Грех — это проявление страсти на деле. Надо каяться в конкретных грехах. Не в страстях как таковых, потому что страсти — они всегда одни и те же, можно на всю жизнь одну исповедь себе написать, а в тех грехах, которые от исповеди до исповеди были совершены. Исповедь — это то Таинство, которое дает нам возможность положить начало новой жизни. Мы покаялись в совершенных грехах, и с этого момента наша жизнь началась заново. Это и есть то чудо, которое в Таинстве Исповеди совершается. Вот почему каяться нужно всегда — в прошедшем времени. Не надо говорить: «Я обижаю ближних», надо сказать: «Я обижал ближних». Потому что у меня есть намерение, сказав это, впредь людей не обижать.

Каждый грех на исповеди должен быть назван так, чтоб было понятно, в чем именно он заключается. Если мы каемся в празднословии, не надо все эпизоды нашего празднословия пересказывать и все наши праздные слова повторять. Но если в каком-то случае празднословия было столько, что мы кого-то этим утомили или наговорили чего-то совсем уж лишнего — наверное, надо об этом на исповеди сказать чуть подробней, определенней. Есть ведь такие слова евангельские: За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда (Мф. 12, 36). Надо и на исповедь свою заранее с этой точки зрения посмотреть — не будет ли в ней празднословия.

— И все же о страстях. Если я испытываю раздражение от просьбы моего ближнего, но ничем этого раздражения не выдаю и необходимую помощь ему оказываю — должна ли я каяться в испытанном мною раздражении как в грехе?

— Если Вы, чувствуя в себе это раздражение, сознательно боролись с ним — это одна ситуация. Если же Вы это свое раздражение приняли, развивали его в себе, упивались им — это ситуация другая. Все зависит от направления воли человека. Если человек, испытывая греховную страсть, обращается к Богу и говорит: «Господи, я этого не хочу и не желаю, помоги мне от этого избавиться» — греха на человеке практически нет. Грех есть — настолько, насколько в этих искусительных желаниях участвовало наше сердце. И насколько мы позволяли ему в этом участвовать.

— Видимо, надо остановиться на «болезни рассказывания», проистекающей от определенного малодушия при исповеди. К примеру, вместо того, чтобы сказать «я вела себя эгоистично», я начинаю рассказывать: «На работе… мой коллега говорит… а я в ответ говорю…» и т. д. О грехе своем я в конечном итоге сообщаю, но — именно вот так, в обрамлении рассказа. Это даже не обрамление, эти рассказывания играют, если разобраться, роль одежды — мы одеваемся в слова, в сюжет, чтоб не чувствовать себя голыми на исповеди.

— Действительно, так легче. Но не нужно облегчать себе задачу исповеди. На исповеди не должно быть ненужных подробностей. Не должно быть каких-то других людей с их поступками. Потому что когда мы говорим о других людях, мы чаще всего оправдываем себя за счет этих людей. Также мы оправдываемся за счет каких-то наших обстоятельств. С другой стороны, иногда мера прегрешения зависит от обстоятельств совершения греха. Избить человека по пьяной злобе — это одно, остановить преступника, защищая жертву,— совсем другое. Отказать в помощи ближнему из-за лени и эгоизма — одно, отказать потому, что температура в тот день была сорок,— другое. Если человек, умеющий исповедоваться, исповедуется подробно — священнику легче увидеть, что и почему с этим человеком происходит. Таким образом, обстоятельства совершения греха нужно сообщать только в том случае, если без этих обстоятельств не понятен совершенный вами грех. Этому тоже учатся на опыте.

Лишнее рассказывание на исповеди может иметь еще и другую причину: потребность человека в участии, в душевной помощи и тепле. Здесь, может быть, уместна беседа со священником, но она должна быть в другое время, никак уж не в момент исповеди. Исповедь — это Таинство, а не беседа.

— Священник Александр Ельчанинов в одной из своих записей благодарит Бога за то, что Он помогает ему всякий раз переживать исповедь как катастрофу. Что мы должны делать для того, чтоб наша исповедь, по крайней мере, не была сухой, холодной, формальной?

— Надо помнить, что исповедь, которую мы произносим в храме,— это верхушка айсберга. Если вот эта исповедь — это все, и ею все ограничивается — можно сказать, что у нас ничего нет. Не было исповеди на самом деле. Есть только благодать Божия, которая вопреки нашему неразумию и безрассудству действует все-таки. У нас есть намерение каяться, но оно формально, оно сухо и безжизненно. Это как та смоковница, которая если и принесет какие-то плоды, то с великим трудом.

Наша исповедь в другое время совершается и в другое время готовится. Когда мы, зная, что завтра пойдем в храм, будем исповедоваться, садимся и разбираемся в своей жизни. Когда я задумываюсь: почему за это время столько раз осуждал людей? А потому, что, осуждая их, я сам в своих глазах выгляжу лучше. Я, вместо того, чтоб заниматься собственными грехами, осуждаю других и оправдываю себя. Или нахожу для себя в осуждении какое-то удовольствие. Когда я понимаю, что, пока я осуждаю других, я не буду иметь благодати Божией. И когда я говорю: «Господи, помоги мне, иначе — сколько я буду убивать этим свою душу?». После этого я приду на исповедь и скажу: «Я без числа осуждал людей, я превозносился над ними, я находил для себя в этом сладость». Мое покаяние заключается не только в том, что я это произнес, но в том, что я решил больше этого не делать. Когда человек кается именно так, он от исповеди получает очень большое благодатное утешение и совсем по-другому исповедуется. Покаяние — это изменение человека. Если изменения не произошло, исповедь осталась до известной степени формальностью. «Исполнением христианского долга», как почему-то принято было выражаться до революции.

Есть примеры святых, которые приносили покаяние Богу в сердце своем, изменяли свою жизнь, и Господь это покаяние принимал, хотя не было над ними епитрахили, и молитва об оставлении грехов не была прочитана. Но покаяние-то было! А у нас по-другому — и молитва прочитана, и причастился человек, а покаяния как такового не произошло, разрыва в цепи греховной жизни нет.

Есть люди, которые приходят на исповедь и, встав уже перед аналоем с крестом и Евангелием, начинают вспоминать, чем они согрешили. Это всегда сущее мучение — и для священника, и для тех, кто ждет своей очереди, и для самого человека, конечно. Как к исповеди готовиться? Во-первых — внимательной трезвой жизнью. Во-вторых — есть хорошее правило, взамен которого ничего не придумаешь: каждый день вечером уделять пять-десять минут даже не размышлению о том, что произошло в течение дня, а покаянию перед Богом в том, в чем человек считает себя согрешившим. Сесть и мысленно пройти день — от утренних часов до вечерних. И каждый грех для себя осознать. Большой грех или малый — его надо понять, прочувствовать и, как говорит Антоний Великий,— поставить меж собой и Богом. Увидеть в нем препятствие между собой и Творцом. Почувствовать эту страшную метафизическую сущность греха. И за каждый грех попросить у Бога прощения. И в сердце своем положить желание оставить эти грехи в дне минувшем. Желательно эти грехи в какой-то блокнот записывать. Это помогает полагать греху предел. Не записали мы этот грех, чисто механического такого действия не сделали, и он «перешел» в следующий день. Да и готовиться к исповеди тогда будет проще. Не надо все «вдруг» припоминать.

— Некоторые прихожане предпочитают исповедь в такой форме: «Согрешил против такой-то заповеди». Это удобно: «Согрешил против седьмой» — и больше ничего рассказывать не надо.

— Я полагаю, что это совершенно неприемлемо. Любая формализация духовной жизни эту жизнь убивает. Грех — это боль человеческой души. Если этой боли нет, то нет и покаяния. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что о прощении наших грехов нам свидетельствует та боль, которую мы чувствуем, каясь в них. Если мы не испытываем боли, у нас есть все основания сомневаться, что грехи нам прощены. А преподобный Варсонофий Великий, отвечая на вопросы различных людей, неоднократно говорил, что признак прощения — это потеря сочувствия к прежде совершенным грехам. Вот это и есть то изменение, которое с человеком должно произойти, внутренний поворот.

— Еще одно распространенное мнение: зачем я буду каяться, если я знаю, что все равно не изменюсь — это будет с моей стороны лицемерием и ханжеством.

— «Невозможное человекам возможно Богу». Что такое грех, почему человек вновь и вновь его повторяет, даже понимая, что это плохо? Потому что это то, что возобладало над ним, что вошло в его природу, сломало ее, исказило. И сам человек с этим справиться не может, ему нужна помощь — благодатная помощь Божия. Через Таинство Покаяния человек прибегает к Его помощи. Первый раз человек приходит на исповедь и подчас даже не собирается свои грехи оставлять, но пусть он хотя бы раскается в них перед Богом. О чем мы просим Бога в одной из молитв Таинства Покаяния? «Ослаби, остави, прости». Сначала ослаби силу греха, потом остави, и уж потом — прости. Бывает так, что человек приходит на исповедь много раз и кается в одном и том же грехе, не имея сил, не имея решимости его оставить, но кается искренне. А Господь за это покаяние, за это постоянство посылает человеку свою помощь. Есть такой замечательный пример, по-моему, у святителя Амфилохия Иконийского: некий человек приходил в храм и там вставал на колени перед иконой Спасителя и слезно каялся в ужасном грехе, который раз за разом вновь совершал. Его душа настолько исстрадалась, что он однажды сказал: «Господи, я устал от этого греха, я никогда его более не совершу, я Тебя Самого призываю в свидетели на Страшном Суде: этого греха отныне не будет в моей жизни». После этого он вышел из храма и вновь впал в этот грех. И что же он сделал? Нет, не удавился и не утопился. Вновь пришел в храм, встал на колени и каялся в падении. И так, возле иконы, умер. И святителю была открыта участь этой души. Господь помиловал каявшегося. И диавол спрашивает Господа: «Как же так, разве он не обещал Тебе много раз, не призывал Тебя Самого в свидетели и не обманывал потом?». И Бог отвечает: «Если ты, будучи человеконенавистником, столько раз после его обращений ко Мне принимал его к себе обратно, как же Я его не приму?».

А вот известная лично мне ситуация: в один из московских храмов регулярно приходила девушка и исповедовалась в том, что зарабатывает себе на жизнь древнейшей, как говорится, профессией. Никто не допускал ее до Причастия, конечно, но она продолжала ходить, молилась, пыталась как-то участвовать в жизни прихода. Не знаю, удалось ли ей оставить это ремесло, но точно знаю, что Господь ее хранит и не оставляет, ожидая необходимой перемены.

Очень важно верить в прощение грехов, в силу Таинства. Те, кто не верит, жалуются, что после исповеди не наступает облегчения, что они уходят из храма с тяжелой душой. Это от маловерия, даже от неверия в прощение. Вера должна давать человеку радость, а если веры нет, не нужно надеяться на какие-то душевные переживания и эмоции.

— Иногда бывает так, что некий давний (как правило) наш поступок вызывает у нас реакцию скорее юмористическую, чем покаянную, и нам представляется, что говорить об этом поступке на исповеди — это излишнее усердие, граничащее с ханжеством либо с кокетством. Пример: я вдруг вспоминаю, что когда-то в юности украла книгу в библиотеке дома отдыха. Думаю, что надо сказать об этом на исповеди: как ни крути, восьмая заповедь нарушена. И тут же самой становится смешно…

— Я бы не относился к этому столь несерьезно. Есть поступки, которые нельзя даже формально совершать, потому что они нас разрушают — даже не как людей веры, а просто как людей совестливых. Есть определенные барьеры, которые мы должны себе установить. Это святые могли иметь духовную свободу, которая позволяет совершать вещи, формально осуждаемые, но они совершали их только тогда, когда эти поступки были во благо.

— Верно ли, что не нужно каяться в грехах, совершенных до Крещения, если крестился в зрелом возрасте?

— Формально верно. Но дело вот в чем: раньше Таинству Крещения всегда предшествовало Таинство Покаяния. Крещению Иоаннову, вхождению в воды Иордана предшествовало исповедание грехов. Сейчас взрослых людей в наших храмах крестят без исповедания грехов, лишь в некоторых храмах есть практика предкрещальной исповеди. И что происходит? Да, в крещении человеку грехи прощаются, но он не осознал этих грехов, не пережил покаяния в них. Вот почему он к этим грехам, как правило, возвращается. Разрыва не произошло, линия греха продолжается. Формально человек не обязан о грехах, совершенных до крещения, на исповеди говорить, но… лучше не углубляться в такие вот расчеты: «Это я должен сказать, а вот это могу не говорить». Исповедь не предмет такого торга с Богом. Здесь не в букве дело, здесь дело в духе.

— Мы достаточно много говорили здесь о том, как готовиться к исповеди, но что мы должны читать или, как говорят, вычитывать накануне дома, какие молитвы? В молитвослове есть Последование ко Святому Причащению. Нужно ли вычитывать его целиком и достаточно ли этого? Кроме того, Причастия за исповедью может ведь и не следовать. Что читать перед исповедью?

— Очень хорошо, если человек перед исповедью прочитает Покаянный канон Спасителю. Есть также очень хороший Покаянный канон Божией Матери. Это может быть просто молитва с покаянным чувством «Боже, буди милостив ко мне грешному». И очень важно, вспоминая каждый совершенный грех, доводя до сердца сознание его гибельности для нас, от души, своими словами попросить за него прощения у Бога, просто стоя перед иконами или полагая поклоны. Прийти к тому, что преподобный Никодим Святогорец называет ощущением себя «виновномилуемым». То есть почувствовать: я погибаю, и это сознаю, и не оправдываю себя. Я признаю себя достойным этой гибели. Но я с этим иду к Богу, повергаюсь перед Его любовью и надеюсь на Его милость, веря в нее.

У игумена Никона (Воробьева) есть замечательное письмо некоей женщине, уже немолодой, которая из-за возраста и болезни должна была приготовиться к переходу в Вечность. Он пишет ей: «Вспоминай все свои грехи и в каждом — даже и в том, который исповедала — кайся перед Богом, пока не почувствуешь, что Господь тебя прощает. Это не прелесть — почувствовать, что Господь прощает, это то, что святые отцы называли радостнотворным плачем — покаянием, приносящим радость». Это самое необходимое — почувствовать мир с Богом.

Журнал «Православие и современность» № 10 (26), 2009 г.

Исповедь (в религии) — «Энциклопедия»

ИСПОВЕДЬ (греческий — έξομολόγησις, латинский — сonfessio), в таинстве покаяния называние верующим в присутствии священника (духовника) совершённых после крещения грехов и чтение этим священником специальной разрешительной молитвы, дающей прощение.

Согласно учению православной и католической Церквей, покаяние установлено Иисусом Христом во время Его земного служения, когда перед вознесением Он дал власть прощать грехи Своим ученикам-апостолам: «…примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:22-23). Однако в ранней Церкви существовало мнение, что отрёкшийся от веры или впавший в тяжкие грехи христианин не может так просто вернуться в лоно Церкви (Евр. 6:1-10). Некоторые христианские авторы приравнивали покаяние к таинству крещения и тем самым отрицали возможность повторного покаяния («Пастырь» Ермы). Тем не менее христианские источники, начиная с середины 3 века, сообщают о довольно развитой исповедальной практике. Исповедь совершалась в присутствии всей общины, окончательное же решение о прощении или запрете причащаться и исключении из общины принимал епископ. В зависимости от тяжести прегрешения грешник причислялся к одному из 4 разрядов кающихся и мог вернуться в полное общение с Церковью только после длительного периода покаяния. С появлением в Церкви монашества в христианскую жизнь стала постепенно входить практика так называемой тайной, или индивидуальной, исповеди (которая могла повторяться сколько угодно раз), но общераспространённой она становится лишь к концу 1-го тысячелетия. Связано это было, вероятно, с практикой монастырей Студийской традиции, влияние которых на богослужение Византии в послеиконоборческий период было определяющим.

Реклама

В Русской православной церкви практика совершения исповеди, как и всё богослужение в целом, сложилась под влиянием византийской литургической традиции. По славянскому Требнику чин исповеди состоит из следующих элементов: после чтения обычного начала и специальных молитв чинопоследования исповеди кающийся называет совершённые им грехи, после чего священник читает над ним разрешительную молитву, являющуюся видимым свидетельством получения прощения или избавления от грехов; иногда, если исповеданные грехи имеют особую степень тяжести, священник может наложить на человека епитимию, рекомендовать особое молитвенное правило, поклоны и пр. В практике русской Церкви исповедь обычно связывается с таинством Евхаристии, является своеобразным предваряющим элементом. Исповедоваться принято с 7-летнего возраста. В русской Церкви в конце 19 — начале 20 века появилась практика общей исповеди, которую впервые ввёл святой праведный Иоанн Кронштадтский; этот вид исповеди используется при большом стечении желающих исповедоваться, однако это идёт вразрез с литургической практикой.

В католической церкви исповедь состоит из следующих элементов: кратких вступительных молитвословий, благословения священником кающегося, чтения из Священного Писания, цель которого — побуждение исповедующего грехи к сокрушению, собственно исповеди, наложения епитимии, чтения разрешительной молитвы, заключительных молитвословий и благословения. Со времени 4-го Латеранского собора (1215) католикам предписывается исповедоваться не менее одного раза в год. Начиная с 17 века, исповедь в католической церкви становится анонимной: в храмах сооружаются специальные кабинки-исповедальни, в которых кающийся и принимающий исповедь разделены перегородкой, позволяющей слышать голос, но не видеть друг друга.

В большинстве протестантских церквей исповедь не признаётся таинством. Протестанты отрицают возможность отпущения грехов священником. Спасение, по их мнению, достигается исключительно верой. Тем не менее, институт исповеди в некоторых протестантских деноминациях присутствует, но исповедь рассматривается как средство пробуждения веры. Принять исповедь может любой член общины, однако обычно исповедуются пастору.

Лит.: Алмазов А. И. Тайная исповедь в православной восточной церкви: опыт внешней истории. М., 1995; Пентковский А. М. Покаянная дисциплина христианской церкви в конце I тысячелетия // Журнал Московской патриархии. 2002. №10; Смирнов С. И. Духовный отец в древней восточной церкви: [история духовничества на Востоке]. М., 2003; Арранц М. Избранные сочинения по литургике. Рим; М., 2006. Т. 5: Введение в таинства Византийской традиции.

С. Ю. Акишин.

исповедь | закон | Британника

признание , в уголовном праве, заявление, в котором лицо признает себя виновным в совершении одного или нескольких преступлений.

Термин признание имеет различные определения в контексте современного уголовного правосудия. Некоторые комментаторы понимают это широко, включая признание преступного поведения частным лицам, признание сотрудникам правоохранительных органов не вины, а других фактов, которые могут связать подозреваемого с преступлением, и оправдательные заявления (например,g., объяснение в целях самообороны), а также поведение, указывающее на вину (например, попытка ввести в заблуждение или скрыться от полиции). Однако желательно отличать признание от других видов самообвиняющих действий.

Признания использовались как доказательства против обвиняемых по уголовным делам с давних времен. Однако допустимость признаний обвиняемых всегда вызывала опасения относительно их справедливости и точности. Эти опасения отражены в современном американском законодательстве, особенно в решениях Верховного суда США.

Исповедь в древних правовых системах

Законы Древней Греции и Рима признавали признание обвиняемого доказательством по уголовным делам. В Афинах в IV веке до н. Э. Магистраты начали уголовные процессы, прочитав обвинение и спросив обвиняемого, признал ли он свою вину. Такое признание избавило бы ответчика от необходимости подавать официальное заявление об отказе и, как правило, привело бы к менее чем максимальному штрафу.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Во II веке до нашей эры римские трибуны (магистраты) председательствовали на публичных процессах, проводимых перед толпами зрителей. После предъявления обвинения трибун объявлял штраф и спрашивал подсудимого, признал ли он вину. В таком случае трибун незамедлительно выносит обвинительный приговор. Но если подсудимый трижды отрицает преступление, трибун приступает к слушанию дела перед официальным собранием народа. Собрание должно было решить большинством голосов, была ли установлена ​​вина и какое наказание, если таковое будет, должно быть применено.

Исповедь в Китае, Японии и Индии

Классические правовые системы Восточной и Южной Азии обычно уделяли большое внимание исповеданию. В Китае ранние конфуцианские ученые подчеркивали ценность покаяния. Людей поощряли обсуждать свои проступки со своими родственниками и упорно трудиться, чтобы покаяться и исправиться. Еще при династии Суй (581–618 гг.) Кодифицированный китайский закон предусматривал более мягкие наказания для тех, кто признался правдиво и добровольно. Те, кто сознался в преступлении, о котором ранее власти не знали, обычно освобождались от наказания или, по крайней мере, получали значительно меньший приговор по сравнению с обычным наказанием за такое преступление.

Хотя такой акцент на признании привел к снисхождению к некоторым, он сопровождался обычным применением судебных пыток против тех, кого считали неправдивыми или недостаточно откровенными. Китайские официальные лица рассматривали признание не только как достоинство само по себе, но и как способ избежать ошибок в уголовных расследованиях и сохранить свой авторитет. Следовательно, ко времени правления династии Тан (618–907 гг. Н. Э.) Признание вины производилось в ходе следственного процесса, который включал тщательно контролируемую систему пыток.

Такое сочетание пыток и мягких приговоров, часто сопровождаемое реституцией жертвы, продолжалось и в 20 веке. Аналогичная картина существовала в Китайской Народной Республике в начале 21 века, несмотря на периодические попытки с 1980-х годов запретить пытки со стороны полиции и запретить использование доказательств, полученных с помощью пыток, в судах. Хотя полиция часто прибегала к жестоким мерам, когда считала виновным нераскаявшегося подозреваемого, добровольное признание, рассматриваемое как искреннее и правдивое, все же считалось заслуживающим внимания смягчающим обстоятельством.

Ранние китайские методы доказывания оказали решающее влияние на правителей Японии в VII и VIII веках. Следовательно, ранний японский закон распространил снисхождение на преступников, которые добровольно признались и считались искренне раскаявшимися. На протяжении веков японское право отходило от китайской модели и все больше подвергалось европейскому влиянию. Тем не менее признание, раскаяние и реституция жертвы продолжали — и продолжают — играть важную роль в японском уголовном правосудии.

Современные японские власти рассматривают искреннее признание и прощение жертвы как смягчающие факторы. Но японская полиция обычно использует длительные допросы, угрозы и другое жестокое обращение, чтобы побудить к признанию, особенно тех, кто считается виновным, но отказывается признаться. Такое поведение рассматривается как свидетельство того, что злоумышленник не получит пользы от исправительного лечения, и поэтому полиция и прокуратура с большей вероятностью прибегнут к жестким мерам с целью добиться признания.Неудивительно, что подавляющее большинство подсудимых из Японии признаются в выдвинутых против них обвинениях. В свою очередь, подавляющее большинство тех, кто признает свою вину, признаются виновными, даже несмотря на то, что японское законодательство теперь требует, чтобы прокуроры доказали, что признание было добровольным, и предоставили хотя бы некоторые дополнительные подтверждающие доказательства.

Классический индийский закон также подчеркивал достоинства исповеди и покаяния. Ману-смрити («Законы Ману»), которые, как принято считать, были составлены около 100 г. н.э., были основаны на древней индуистской концепции дхармы (как правило, религиозных и моральных законах, регулирующих индивидуальное поведение).Глава 11 «Ману-смрити » предупреждает грешников о необходимости искупления своих проступков и придает очищающий эффект исповеди и покаянию. Вера в то, что признание — это первый шаг к искуплению, все еще присутствует в Индии, где искреннее признание обычно приводит к смягчению приговора преступнику.

Северо-западная школа права Притцкера


Определение

Оправданный дал ложное признание, если (1) он или она сделали ложное заявление властям, которое было сочтено признанием, (2) власти заявили, что оправданный сделал такое заявление, но оправданный его отрицал, или (3) оправданный сделал заявление, которое не было признанием вины, но было неправильно истолковано властями как таковое.

Что заставляет людей давать ложные признания? (Трибун)

Примеры случаев

Средства правовой защиты

Реформы, которые предотвратили бы большинство задокументированных ложных признаний штата Иллинойс:

  • Ограничение продолжительности допросов. Национальное исследование, проведенное Стивеном А. Дризином из Центра неправомерных приговоров и Ричардом А. Лео из Калифорнийского университета в Ирвине («Проблема ложных признаний в мире после ДНК», North Carolina Law Review, март 2004 г.) показало что 84% ложных признаний произошли после допросов продолжительностью шесть и более часов, а средняя продолжительность допросов составила более 16 часов.Дризин и Лео рекомендуют, чтобы допросы продолжительностью более 12 часов были категорически недопустимыми в суде, а допросы продолжительностью более шести часов были допустимы только в том случае, если обвинение может установить вне разумных сомнений, что они были добровольными.
  • Полиграфы и анализ голосового напряжения должны быть запрещены. На самом деле нет надежной технологии обнаружения лжи, но невиновные подозреваемые часто верят — и их заставляют верить — что машины надежны. Таким образом, многие подозреваемые с нетерпением ждут проверки, ожидая, что проверка докажет, что они говорят правду.Затем они расстраиваются, когда говорят — часто ложно — что они потерпели неудачу. Затем следуют признания. Лучшим средством правовой защиты было бы, чтобы суды не допускали никаких заявлений подозреваемых после того, как им сказали, что полиграфы или анализаторы голосового стресса показали, что они лгали.
  • Ложь следователей, которая встречается практически во всех случаях ложных признаний, должна быть строго ограничена. В настоящее время ложь разрешена в соответствии с решением Верховного суда 1969 года, известным как Frazier v. Cupp. Интересам правосудия лучше послужило бы подавление всех признаний несовершеннолетними, умственно отсталыми и психически больными, которым лгали следователи.Точно так же следует подавлять признания нормально функционирующих взрослых, если им солгали в отношении членов семьи. Кевину Фоксу, например, сказали, что его жена больше не верит ему, и его семья перестала любить его.
  • Неявные обещания снисхождения должны быть запрещены. Следователи редко дают явные обещания снисхождения — например, если подозреваемый признается, ему не будут предъявлены обвинения. В случае доказательства такие обещания, согласно действующему законодательству, приведут к подавлению любых последующих признаний.Полицию, однако, обучают процессу, известному как прагматический подтекст. Идея состоит в том, чтобы предложить альтернативные сценарии совершения преступлений: один — холодный, расчетливый и преднамеренный, другой — импульсивный, непреднамеренный результат или самооборона. Смысл очевиден — принятие последнего сценария смягчит или, возможно, устранит наказание. Подозреваемому, даже если он невиновен, может показаться разумным сократить свои потери и признаться, если он убедится, что дальнейшие отрицания бесполезны.Неявные обещания следует запретить, потому что их эффект такой же, как и у явных.
  • Гипотеза сценариев отключения электроэнергии, как это было сделано в деле Гэри Гогера, должна быть запрещена. Когда невиновного подозреваемого, такого как Гогер, заставляют поверить, что есть неопровержимые доказательства того, что он совершил преступление, которое он не может вспомнить, остается единственный вопрос: почему он не может согласовать доказательства со своей памятью. В этот момент следователь предлагает объяснение — возможно, он совершил преступление в состоянии затемнения или амнезиального транса.Затем подозреваемого просят представить, как он мог это совершить, и он послушно начинает рассуждать. То, что он говорит, естественно, может включать информацию, согласующуюся с любыми фактами преступления, которые он узнал во время своего предыдущего допроса. Эти факты затем неверно истолковываются как знания, которые могут быть доступны только лицам, причастным к преступлению. Поскольку, несомненно, бывают случаи, когда виновные подозреваемые симулируют потерю памяти, было бы неразумно запрещать полиции когда-либо выдвигать гипотетические сценарии амнезии.Тем не менее, любое последующее заявление должно быть подавлено, если обвинение не сможет продемонстрировать четкими и убедительными доказательствами, что заявление содержит значительный объем точной информации, которая не была передана во время допроса и не была общедоступной в то время.
  • Судьи должны провести досудебные слушания по делу, прежде чем признательные показания будут приняты в качестве доказательств. Согласно действующему законодательству, единственным предварительным условием является то, что признание должно быть добровольным. Надежность просто не проблема.Это должно измениться. Слушания о достоверности уже широко распространены в отношении других видов доказательств — опознаний очевидцев, свидетельских показаний информаторов, новых судебно-медицинских доказательств и слухов. Нет никакой логической причины, по которой признания должны быть исключением. Уже существует общий консенсус относительно того, что делает обвинительное заявление надежным — существенное подтверждение, которое подлежит объективному исследованию до суда. Конечно, кажется, что вопрос о достоверности признательных показаний с большей вероятностью будет точно решен судьей на досудебном производстве, чем присяжными в заряженной эмоциями атмосфере судебного разбирательства.

Признаний и признаний

% PDF-1.7 % 1 0 объект > / Метаданные 2 0 R / Контуры 3 0 R / Страницы 4 0 R / StructTreeRoot 5 0 R / Тип / Каталог / ViewerPreferences> >> эндобдж 6 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать application / pdf

  • M. C. Slough
  • Признания и признания
  • Prince 12.5 (www.princexml.com) AppendPDF Pro 6.3 Linux 64 бит 30 августа 2019 Библиотека 15.0.4Appligent AppendPDF Pro 6.32019-11-25T15: 49: 23-08: 002019-11-25T15: 49: 23-08: 002019- 11-25T15: 49: 23-08: 001uuid: 847a6835-ad0a-11b2-0a00-9092fe010000uuid: 847a6836-ad0a-11b2-0a00-60b4c39efd7f конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject> >> / StructParents 0 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / StructParents 1 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 108 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 37 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 122 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 38 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 136 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 39 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 150 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 40 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 164 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 41 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 178 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 42 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 192 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 43 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 206 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 44 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 220 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 45 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 234 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 46 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 248 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 47 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 262 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 48 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 276 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 49 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 290 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 50 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 304 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 51 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 318 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 52 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 332 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 53 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] / XObject 346 0 R >> / Тип / Страница >> эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание (Fordham Law Review) / Rect [72.0 650,625 223,25 669,375] / StructParent 3 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 73 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание () / Rect [72,0 612,5547 124,3037 625,4453] / StructParent 4 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 74 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание () / Rect [130,3037 613,5 172,1807 624,5] / StructParent 5 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 75 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание () / Rect [499,416 612,5547 540,0 625,4453] / StructParent 6 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 76 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание / Rect [230.8867 220,0227 373,2842 231,7414] / StructParent 7 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 77 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание (Law Commons) / Rect [137.2383 199.1906 204.167 210.9094] / StructParent 8 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 78 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание ([email protected]) / Rect [382.2012 72.3516 491.3613 82.8984] / StructParent 9 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 79 0 объект > транслировать xXNG} ߯ HU} FHeGXJ} X $ q ~ s {n; (= lw] O է ǦmώOn˫vH $ &> Lryq, $ 4VY n6) IцwF ڷ G @ 畗 c} i (x9! o7-yscunz + Bi 8H «Kx € t: @ a ~ -s ٛ `? nf2L0g, RJ + ɰFr EJV / C $ ѓ-i> nD’saS d˸H-c! /} Rͯ = s8’B8 K!? (Ŝ & hH- ֑ D & / X% qJ e1

    страница не найдена — Williams College

    ’62 Центр театра и танца, ’62 Центр
    Касса 597-2425
    Магазин костюмов 597-3373
    Менеджер мероприятий / Ассистент менеджера 597-4808 597-4815 факс
    Производство 597-4474 факс
    Магазин сцен 597-2439
    ’68 Центр карьерного роста, Мирс 597-2311 597-4078 факс
    Академические ресурсы, Парески 597-4672 597-4959 факс
    Служба поддержки инвалидов, Парески 597-4672
    Прием, Вестон-холл 597-2211 597-4052 факс
    Программа позитивных действий, Хопкинс-холл 597-4376
    Africana Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
    Американские исследования, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
    Антропология и социология, Холландер 597-2076 597-4305 факс
    Архивы и специальные коллекции, Sawyer 597-4200 597-2929 факс
    Читальный зал 597-4200
    Искусство (История, Студия), Spencer Studio Art / Lawrence 597-3578 597-3693 факс
    Архитектурная студия, Spencer Studio Art 597-3134
    Фотостудия, Spencer Studio Art 597-2030
    Студия гравюры, Студия Спенсера Арт 597-2496
    Студия скульптуры, Студия Спенсера Арт 597-3101
    Senior Studio, Spencer Studio Art 597-3224
    Видео / Фотостудия, Spencer Studio Art 597-3193
    Азиатские исследования, Холландер 597-2391 597-3028 факс
    Астрономия / астрофизика, Thompson Physics 597-2482 597-3200 факс
    Департамент легкой атлетики, физическое воспитание, отдых, Ласелл 597-2366 597-4272 факс
    Спортивный директор 597-3511
    Лодочный домик, Озеро Онота 443-9851
    Автобусы 597-2366
    Фитнес-центр 597-3182
    Hockey Rink Ice Line, Lansing Chapman 597-2433
    Intramurals, Спортивный центр Чандлера 597-3321
    Физическая культура 597-2141
    Pool Wet Line, Атлетический центр Чандлера 597-2419
    Спортивная информация, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
    Спортивная медицина 597-2493 597-3052 факс
    Площадки для игры в сквош 597-2485
    Поле для гольфа Taconic 458-3997
    Биохимия и молекулярная биология, Thompson Biology 597-2126
    Биоинформатика, геномика и протеомика, Бронфман 597-2124
    Биология, Thompson Biology 597-2126 597-3495 факс
    Охрана и безопасность кампуса, Хопкинс-холл 597-4444 597-3512 факс
    Карты доступа / системы сигнализации 597-4970 / 4033
    Эскорт-сервис, Хопкинс-холл 597-4400
    Офицеры и диспетчеры 597-4444
    Секретарь, удостоверения личности 597-4343
    Коммутатор 597-3131
    Центр развития творческого сообщества, 66 Stetson Court 884-0093
    Центр экономики развития, 1065 Main St 597-2148 597-4076 факс
    Компьютерный зал 597-2522
    Вестибюль 597-4383
    Центр экологических исследований, выпуск 1966 г. Экологический центр 597-2346 597-3489 факс
    Лаборатория наук об окружающей среде, Морли 597-2380
    Экологические исследования 597-2346
    Лаборатория ГИС 597-3183
    Центр иностранных языков, литератур и культур, Холландер 597-2391 597-3028 факс
    Арабоведение, Холландер 597-2391 597-3028 факс
    Сравнительная литература, Hollander 597-2391
    Критические языки, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Языковой кабинет 597-3260
    Россия, Hollander 597-2391
    Центр обучения в действии, Brooks House 597-4588 597-3090 факс
    Библиотека редких книг Чапина, Сойер 597-2462 597-2929 факс
    Читальный зал 597-4200
    Офис капелланов, Парески 597-2483 597-3955 факс
    Еврейский религиозный центр, Стетсон-Корт, 24 597-2483
    Молельная комната мусульман, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
    Католическая часовня Ньюмана, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
    Химия, Химия Томпсона 597-2323 597-4150 факс
    Классика (греческий и латинский), Hollander 597-2242 597-4222 факс
    Когнитивная наука, Бронфман 597-4594
    Маршал колледжа, Thompson Physics 597-2008
    Отношения с колледжем 597-4057
    25-я программа воссоединения, Фогт 597-4208 597-4039 факс
    Программа 50-го воссоединения, Фогт 597-4284 597-4039 факс
    Advancement Operations, Мирс-Вест 597-4154 597-4333 факс
    Мероприятия для выпускников, Vogt 597-4146 597-4548 факс
    Фонд выпускников 597-4153 597-4036 факс
    Связи с выпускниками, Мирс-Уэст 597-4151 597-4178 факс
    Почтовые службы для выпускников / разработчиков, Мирс-Уэст 597-4369
    Разработка, Vogt 597-4256
    Отношения с донорами, Vogt 597-3234 597-4039 факс
    Офис по планированию подарков, Vogt 597-3538 597-4039 факс
    Grants Office, Мирс-Уэст 597-4025 597-4333 факс
    Программа крупных подарков, Vogt 597-4256 597-4548 факс
    Фонд родителей, Фогт 597-4357 597-4036 факс
    Prospect Management & Research, Мирс 597-4119 597-4178 факс
    Начало и академические мероприятия, Jesup 597-2347 597-4435 факс
    Коммуникации, Хопкинс Холл 597-4277 597-4158 факс
    Спортивная информация, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
    Веб-группа, Саутвортская школа
    Williams Magazines (ранее — Alumni Review), Хопкинс-холл 597-4278
    Компьютерные науки, Thompson Chemistry 597-3218 597-4250 факс
    Конференции и мероприятия, Парески 597-2591 597-4748 факс
    Запросы Elm Tree House, Mt.Ферма Надежды 597-2591
    Офис контролера, Хопкинс-холл 597-4412 597-4404 факс
    Счета к оплате и ввод данных, Хопкинс-холл 597-4453
    Bursar & Cash Receipts, Hopkins Hall 597-4396
    Финансовые информационные системы, Хопкинс-холл 597-4023
    Карты закупок, Хопкинс Холл 597-4413
    Студенческие ссуды, Хопкинс-холл 597-4683
    Танец, 62 Центр 597-2410
    Дэвис-центр (бывший мультикультурный центр), Дженнесс 597-3340 597-3456 факс
    Харди Хаус 597-2129
    Дженнесс Хаус 597-3344
    Рисовый домик 597-2453
    Декан колледжа, Хопкинс-холл 597-4171 597-3507 факс
    Декан факультета, Хопкинс Холл 597-4351 597-3553 факс
    Столовая, капельницы 597-2121 597-4618 факс
    ’82 Гриль, Парески 597-4585
    Булочная, Пареский 597-4511
    Общественное питание, факультет 597-2452
    Driscoll Dining Hall, Дрисколл 597-2238
    Эко-кафе, Научный центр 597-2383
    Grab ‘n Go, Парески 597-4398
    Lee Snack Bar, Парески 597-3487
    Обеденный зал Mission Park, Mission Park 597-2281
    Whitmans ‘, Парески 597-2889
    Экономика, Шапиро 597-2476 597-4045 факс
    английский, Hollander 597-2114 597-4032 факс
    Сооружения, здание бытового обслуживания 597-2301
    Запрос на автомобиль в колледже 597-2302
    Экстренная помощь вечером / в выходные дни 597-4444
    Запросы на работу оборудования 597-4141 факс
    Особые события 597-4020
    Склад 597-2143 597-4013 факс
    Клуб преподавателей, Дом факультетов / Центр выпускников 597-2451 597-4722 факс
    Бронирование 597-3089
    Офис стипендий, Хопкинс-холл 597-3044 597-3507 факс
    Financial Aid, Weston Hall 597-4181 597-2999 факс
    Науки о Земле, Кларк Холл 597-2221 597-4116 факс
    Немецко-Русский, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Глобальные исследования, Холландер 597-2247
    Магистерская программа по истории искусств, Кларк 458-2317 факс
    Службы здравоохранения и хорошего самочувствия, Thompson Ctr Health 597-2206 597-2982 факс
    Медицинское просвещение 597-3013
    Комплексное благополучие (консультирование) 597-2353
    Чрезвычайные ситуации с опасностью для жизни Позвоните 911
    Медицинские услуги 597-2206
    История, Hollander 597-2394 597-3673 факс
    История науки, Бронфман 597-4116 факс
    Лес Хопкинса 597-4353
    Розенбург-центр 458-3080
    Отдел кадров, B&L Building 597-2681 597-3516 факс
    Услуги няни, корпус B&L 597-4587
    Преимущества 597-4355
    Программа помощи сотрудникам 800-828-6025
    Занятость 597-2681
    Заработная плата 597-4162
    Ресурсы для супруга / партнера 597-4587
    Занятость студентов 597-4568
    Погодная линия (ICEY) 597-4239
    Гуманитарные науки, Шапиро 597-2076
    Информационные технологии, Jesup 597-2094 597-4103 факс
    Пакеты для чтения курсов, ящик для сообщений офисных услуг 597-4090
    Центр кредитования оборудования, приложение Додда 597-4091
    Служба поддержки преподавателей / сотрудников, [электронная почта] 597-4090
    Медиа-услуги и справочная система 597-2112
    Служба поддержки студентов, [электронная почта] 597-3088
    Телекоммуникации / телефоны 597-4090
    Междисциплинарные исследования, Холландер 597-2552
    Международное образование и учеба, Хопкинс-холл 597-4262 597-3507 факс
    Инвестиционный офис, Хопкинс Холл 597-4447
    Бостонский офис 617-502-2400 617-426-5784 факс
    Еврейские исследования, Мазер 597-3539
    Правосудие и закон, Холландер 597-2102
    Latina / o Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
    Исследования лидерства, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
    Морские исследования, Бронфман 597-2297
    Математика и статистика, Bascom 597-2438 597-4061 факс
    Музыка, Бернхард 597-2127 597-3100 факс
    Concertline (записанная информация) 597-3146
    Неврология, Thompson Biology 597-4107 597-2085 факс
    Окли Центр, Окли 597-2177 597-4126 факс
    Управление институционального разнообразия и справедливости, Хопкинс-холл 597-4376 597-4015 факс
    Управление счетов студентов, Хопкинс-холл 597-4396 597-4404 факс
    Производственные исследования, Центр 62 597-4366
    Философия, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
    Физика, Thompson Physics 597-2482 597-4116 факс
    Планетарий / Обсерватория Хопкинса 597-3030
    Старый театр обсерватории Хопкинса 597-4828
    Бронирование 597-2188
    Политическая экономия, Шапиро 597-2327
    Политология, Шапиро 597-2168 597-4194 факс
    Офис президента, Хопкинс-холл 597-4233 597-4015 факс
    Дом Президента 597-2388 597-4848 факс
    Услуги печати / почты для преподавателей / сотрудников, ’37 House 597-2022
    Программа обучения, Бронфман 597-4522 597-2085 факс
    Офис Провоста, Хопкинс Холл 597-4352 597-3553 факс
    Психология, психологические кабинеты и лаборатории 597-2441 597-2085 факс
    Недвижимость, корпус B&L 597-2195 / 4238 597-5031 факс
    Ипотека для преподавателей / сотрудников 597-4238
    Аренда жилья для преподавателей / сотрудников 597-2195
    Офис регистратора, Хопкинс Холл 597-4286 597-4010 факс
    Религия, Холландер 597-2076 597-4222 факс
    Romance Languages, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Планировщик помещений 597-2555
    Соответствие требованиям безопасности и охраны окружающей среды, класс ’37, дом 597-3003
    Библиотека Сойера, Сойер 597-2501 597-4106 факс
    Службы доступа 597-2501
    Приобретения / Серийные номера 597-2506
    Каталогизация / Услуги метаданных 597-2507
    Межбиблиотечный абонемент 597-2005 597-2478 факс
    Исследовательские и справочные службы 597-2515
    Стеллаж 597-4955 597-4948 факс
    Системы 597-2084
    Научная библиотека Schow, Научный центр 597-4500 597-4600 факс
    Исследования в области науки и технологий, Бронфман 597-2239
    Научный центр, Бронфман 597-4116 факс
    Магазин электроники 597-2205
    Машинно-модельный цех 597-2230
    Безопасность 597-4444
    Специальные академические программы, Харди 597-3747 597-4530 факс
    Спортивная информация, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
    Студенческая жизнь, Парески 597-4747
    Планировщик помещений 597-2555
    Управление студенческими центрами 597-4191
    Организация студенческих мероприятий 597-2546
    Студенческое общежитие, Парески 597-2555
    Вовлеченность студентов 597-4749
    Программы проживания в старших классах 597-4625
    Студенческая почта, Паресский почтовый кабинет 597-2150
    Устойчивое развитие / Зилха Центр, Харпер 597-4462
    Коммутатор, Хопкинс Холл 597-3131
    Книжный магазин Уильямса 458-8071 458-0249 факс
    Театр, 62 Центр 597-2342 597-4170 факс
    Trust & Estate Administration, Sears House 597-4259
    Учебники 597-2580
    Вице-президент по вопросам жизни в кампусе, Хопкинс-холл 597-2044 597-3996 факс
    Вице-президент по связям с колледжем, Мирс 597-4057 597-4178 факс
    Вице-президент по финансам и администрированию, Хопкинс-холл 597-4421 597-4192 факс
    Центр визуальных ресурсов, Лоуренс 597-2015 597-3498 факс
    Детский центр Williams College, Детский центр Williams 597-4008 597-4889 факс
    Музей искусств колледжа Уильямс (WCMA), Лоуренс 597-2429 597-5000 факс
    Подготовка музея 597-2426
    Служба безопасности музея 597-2376
    Музейный магазин 597-3233
    Уильямс Интернэшнл 597-2161
    Williams Outing Club, Парески 597-2317
    Оборудование / Студенческий стол 597-4784
    Проект Уильямса по экономике высшего образования, Мирс-Вест 597-2192
    Уильямс Рекорд, Парески 597-2400 597-2450 факс
    Программа Уильямса-Эксетера в Оксфорде, Оксфордский университет 011-44-1865-512345
    Программа Williams-Mystic, Mystic Seaport Museum 860-572-5359 860-572-5329 факс
    Исследования женщин, гендера и сексуальности, Шапиро 597-3143 597-4620 факс
    Написание программ, Хопкинс-холл 597-4615
    Центр экологических инициатив «Зилха», Харпер 597-4462

    Слухи

    Введение

    Когда свидетель дает показания в суде, он не может использовать чужие сказал в качестве доказательства.Это называется слухами. Суд должен выслушать человек сам считает это доказательством. Например, если вы свидетель в суде вы не можете дать следующие показания «. Моя мать сказала мне, что видела обвиняемого в 3 часа дня ». Это доказательство внесудебного заявления и слух. Чтобы представить это доказательство, вашей матери придется встаньте и опишите то, что она сама видела.

    Правила

    По общему правилу, доказательства, полученные с чужих слов, не принимаются в суде.если ты дают показания и начинают говорить что-то, что равносильно слухам доказательства, вас могут прервать и попросить остановиться кто-нибудь из людей в дело или судьей.

    Исключения из правила о слухах

    Не все заявления вне суда являются слухами. Например, если обвиняемый утверждает, что они тупые, вы можете дать показания, что вы их видели и слышали скажите: «Я хочу мороженое». Эти доказательства не приводятся, чтобы доказать, что обвиняемые хотели мороженого, но чтобы доказать, что они могут говорить.Для этого причина, допустимо.

    Самым важным исключением из правила о слухах является признание или признание свидетельство. Обычно предполагается, что кто-то не сделает заявления. против их собственных интересов, поэтому утверждение должно быть правдой. Это означает, что вы может дать показания, что обвиняемый сказал вам в день смерти потерпевшего: «Я сделал это. Я убил его «. Обычно это было бы свидетельством слухов, поскольку это внесудебное заявление, и оно было введено, чтобы доказать, что обвиняемый убил умершего.Однако, поскольку признания являются исключением из По слухам, доказательства могут быть приняты в суде.

    Дополнительная информация

    Для получения более подробной информации по этому поводу обратитесь за юридической консультацией.

    Страница отредактирована: 16 мая 2019

    Добровольных признаний | LegalMatch

    В уголовном праве признание — это, по сути, признание вины, сделанное обвиняемой стороной.Добровольное признание — это признание, данное подозреваемым добровольно и не полученное с помощью силы, принуждения или запугивания.

    В соответствии с 14-й поправкой к Конституции США надлежащая правовая процедура требует, чтобы все признания, полученные полицией, были добровольными. Нарушение этого права на надлежащую правовую процедуру сделает признание признания неприемлемым в качестве доказательства в суде.

    Как суд доказывает, что признание является добровольным?

    В зависимости от штата или юрисдикции суды могут использовать разные стандарты для доказательства того, является ли признание добровольным или нет.Например, в некоторых юрисдикциях требуется, чтобы добровольность признания доказывалась с использованием стандарта «преобладание доказательств». Это означает, что доказательства должны показывать, что заявление более чем вероятно добровольное. С другой стороны, в некоторых штатах и ​​юрисдикциях требуется более высокий стандарт доказательства, такой как стандарт «вне разумного сомнения».

    Как правило, признание считается добровольным, если оно «отражает сознательный выбор» и является продуктом «свободной и неограниченной воли.Опять же, это определение может быть изменено юрисдикцией. Определение добровольности во многом зависит от фактов, представленных в деле.

    Что будет, если признание не является добровольным?

    Недобровольные признательные показания не могут быть приняты в суд в качестве доказательства. Следовательно, если признание было получено путем запугивания, угроз или применения силы в отношении свидетеля, оно будет исключено из судебного разбирательства. Кроме того, если в суде было использовано недобровольное признание, судья может иногда отменить обвинительный приговор, если он был основан на заявлении по принуждению.Однако недобровольное признание не отменяет автоматически всю судимость. Приговор может оставаться в силе, если он подтверждается независимыми доказательствами, такими как свидетельские показания, подтверждающие действия обвиняемого.

    Нужно ли мне присутствие адвоката во время допроса?

    Во избежание недобровольных признаний в ваших интересах присутствие адвоката на любом допросе. У вас есть право на адвоката в соответствии с 5-й поправкой во время первоначального расследования Миранды.Кроме того, если обвинения были предъявлены, шестая поправка гарантирует вам право на адвоката во время последующих допросов после предъявления обвинения.

    Наличие адвоката по уголовным делам может помочь гарантировать, что все ваши заявления и признания будут сделаны добровольно. Адвокат сможет помочь вам ответить на допрос и помочь, если у вас возникнут какие-либо вопросы относительно процесса.

    Хосе Ривера

    Ответственный редактор

    Редактор


    Последнее обновление: 25 июня 2018 г.

    Признание в соответствии с Законом Индии о доказательствах



    Признание

    впервые появляется в разделе 24 Закона Индии о доказательствах.

    Слово «признание» впервые появляется в статье 24 Закона Индии о доказательствах. Этот раздел имеет заголовок «Допуск», поэтому ясно, что признания — это всего лишь один из видов признания. Признание в законе не определено. Судья Стивен в своем Сборнике законов о доказательствах определяет признание как «признание — это признание, сделанное в любое время лицом, обвиняемым в совершении преступления, с указанием или предположением о том, что оно совершило это преступление».

    В Пакала Нараян Свами против Императора Лорд Аткин заметил
    : «Признание должно либо признать преступление, либо, по крайней мере, практически все факты, составляющие преступление.Признание факта, содержащего серьезное обвинение, даже факта, содержащего неоспоримое обвинение, само по себе не является признанием ».

    В деле Палвиндер Каур против штата Пенджаб Верховный суд утвердил решение Тайного совета по делу Пакала Нараян Свами более чем двумя баллами.
    Во-первых, признание заключается в том, что оно должно либо признать вину в терминах, либо признать практически все факты, составляющие преступление. Во-вторых, то, что смешанное заявление, даже если оно содержит какое-то признание, все же приведет к оправданию, не является признанием.Таким образом, заявление, содержащее оправдание, которое, если оно истинно, отрицает суть дела или правонарушение, не может быть признано признанием.

    Однако в деле Ниши Кант Джа против штата Бихар Верховный суд указал, что не было ничего неправильного или полагался на часть признательных показаний и отклонил остальные, и для этой цели Суд заручился поддержкой англичан. власти. Когда имеется достаточно доказательств, чтобы отклонить оправдательную часть показаний обвиняемого, Суд может полагаться на обвинительную часть.

    Признание и признание
    Разделы 17–31 касаются приема в целом и включают разделы 24–30, которые касаются признания в отличие от приема.

    Признание Прием
    1. Признание — это заявление обвиняемого, которое должно быть доказано против него в уголовном производстве для установления факта совершения им преступления. 1.Допуск обычно относится к гражданско-правовым операциям и включает в себя все заявления о допуске, определенные в разделе 17 и сделанные лицом, указанным в разделах 18, 19 и 20.
    2. Признание, если оно сделано умышленно и добровольно, может быть принято как решающее в отношении сделанных вещей. 2. Признания не являются окончательными в отношении допущенных вопросов, которые могут действовать как эстоппель.
    3. Признания всегда идут против человека 3.Признания могут быть использованы от имени лица, делающего это, за исключением статьи 21 Закона о доказательствах.
    4. Признания, сделанные одним или двумя или более обвиняемыми, совместно судимыми по одному и тому же правонарушению, могут быть приняты во внимание против сообвиняемых (статья 30) 4. Признание одним из нескольких подсудимых не является доказательством против других подсудимых.
    5. Признание — это письменное или устное заявление, которое является прямым признанием иска. 5. Допуск — это устное или письменное заявление, в котором делается вывод об ответственности лица, делающего допуск.

    Кислотный тест, который отличает признание от признания, заключается в том, что если обвинительный приговор может быть основан только на заявлении, это признание, а когда необходимы некоторые дополнительные доказательства для утверждения обвинительного приговора, тогда это признание, как указано в деле Ram Singh v. Государство Другой критерий состоит в том, что если обвинение полагается на утверждение как на истинное, это признание, а если на утверждение полагаются, поскольку оно ложно, то это признание.В уголовных делах заявление обвиняемого, не являющееся признанием, но дающее основания для вывода о том, что обвиняемый мог совершить преступление, является его признанием.

    Формы признания
    Признание может иметь разные формы. Когда оно передается в суд, то это будет называться судебным признанием, а когда оно сделано кому-либо вне суда, в этом случае это будет называться внесудебным признанием. Он может даже состоять из разговора с самим собой, который может стать доказательством, если его подслушает другой.Например, в деле Sahoo v. State of U.P. обвиняемый, обвиняемый в убийстве своей невестки, с которой он всегда ссорился, был замечен в день убийства выходящим из дома и произносящим слова на этот счет: «Я прикончил ее и вместе с ней ежедневные ссоры ». Заявление было сочтено признанием, имеющим отношение к доказательствам, поскольку для релевантности признания необязательно, чтобы оно было передано какому-либо другому лицу.

    Судебные признания — это признания, сделанные перед мировым судьей или в суде в ходе судебного разбирательства.Признание в суде было определено как «признание вины по договоренности (сделанное в суде), если оно сделано добровольно лицом в подходящем состоянии духа.

    Внесудебные признания — признания, сделанные обвиняемым в другом месте, а не перед мировым судьей или в суде. Необязательно, чтобы заявления были адресованы какому-либо конкретному лицу. Возможно, это произошло в форме молитвы. Это может быть признание частному лицу. Внесудебное признание было определено как «свободное и добровольное признание вины лицом, обвиняемым в преступлении, в ходе разговора с другими лицами, кроме судьи или мирового судьи, обвиняемого против него самого.Мужчина после совершения преступления может написать письмо своему родственнику или другу, выразив свое сожаление по этому поводу. Это может быть признанием. Признание во внесудебном порядке может быть принято и может быть основанием для обвинительного приговора, если оно пройдет проверку на достоверность. Внесудебные признания обычно даются перед частным лицом, которое включает даже судебного должностного лица в его личном качестве. В его состав также входит магистрат, не уполномоченный записывать признания в соответствии с разделом 164 Cr.P.C. или магистрат, наделенный такими полномочиями, но получивший признание на этапе, когда статья 164 не применяется.

    Статья 164 Уголовно-процессуального кодекса —
    Разница между судебными и внесудебными признаниями —

    Признание в суде Внесудебное признание

    1. Судебные признания — это признания, сделанные судебному магистрату в соответствии с разделом 164 Cr.P.C. или в суде во время производства по делу или во время судебного разбирательства.
    1. Внесудебные признания — это признания, сделанные любому лицу, кроме лиц, уполномоченных законом давать признательные показания. Это может быть сделано любому лицу или полиции во время расследования правонарушения.
    2. Для доказательства признания в суде лицо, которому сделано признание в суде, не нуждается в вызове в качестве свидетеля. 2. Внесудебные признательные показания подтверждаются вызовом в качестве свидетеля лица, перед которым дается внесудебное признание.
    3. Судебное признание может служить доказательством вины против обвиняемого, если суду оно представляется добровольным и истинным. 3. На одно лишь внесудебное признание нельзя полагаться, поскольку оно требует подтверждения других подтверждающих доказательств.
    4. Приговор может быть основан на признании в суде. 4. Основывать обвинительный приговор на внесудебных признаниях небезопасно.

    Добровольное и недобровольное признание — признание обвиняемого можно разделить на Добровольное и недобровольное признание.Признание офицеру полиции — это признание, сделанное обвиняемым во время содержания под стражей сотрудника полиции, которое никогда не имеет отношения к делу и не может быть доказано в соответствии с разделами 25 и 26. Теперь что касается внесудебных признаний и признаний, сделанных обвиняемым перед какому-то магистрату, к которому он был направлен полицией в ходе расследования, они допустимы только тогда, когда они сделаны добровольно. Если признание в суде представляется суду вызванным каким-либо побуждением, угрозой или обещанием, имеющим отношение к изменению в отношении обвиняемого, исходящим от лица, наделенным властью и достаточным, по мнению суда, для того, чтобы дать обвиняемому основания, что могло бы показаться ему разумным для подтверждения того, что, сделав это, он получит какое-либо преимущество или избежит какого-либо зла временного характера в отношении судебного разбирательства против него, это не будет иметь отношения к делу и не может быть доказано против лица, сделавшего заявление.Раздел 24 Закона о доказательствах устанавливает правило исключения добровольных признаний.
    Раздел 24 Закона Индии о доказательствах — признание, вызванное побуждением, угрозой или обещанием, когда оно не имеет отношения к уголовному процессу — Признание, сделанное обвиняемым, не имеет отношения к уголовному процессу, если признание в суде представляется вызвано любым побуждением, угрозой или обещанием, имеющим ссылку на обвинение против обвиняемого, исходящим от лица, наделенным властью и достаточным, по мнению суда, для того, чтобы дать обвиняемому основание, которое могло бы показаться ему разумным, для поддержки что, сделав это, он получит какое-либо преимущество или избежит любого зла временного характера в отношении судебного разбирательства против него.

    Признание, сделанное в четырех углах раздела 24, не имеет отношения к делу и не может быть использовано против создателя.

    Составляющие статьи 24
    Для привлечения запрета, установленного в статье 24, должны быть установлены следующие факты:
    • То, что данное заявление является признанием,
    • То, что такое признание было сделано обвиняемым,
    • Это это было сделано уполномоченному лицу,
    • Признание было получено по причине любого побуждения, угрозы или обещания, исходящего от лица, наделенного властью,
    • Такое побуждение, угроза или обещание должны иметь ссылку на обвинение против обвиняемый, и
    • Побуждение, угроза или обещание должны, по мнению суда, быть достаточными, чтобы дать обвиняемому основание, которое могло бы показаться ему разумным, для поддержки того, что, сделав это, он получит какое-либо преимущество или избежит зла временный характер по отношению к судебному разбирательству против него.

    1. Признание, сделанное путем побуждения, угрозы или обещания — признание должно быть свободным и добровольным. «Если он исходит из раскаяния и желания возместить преступление, это допустимо. Если он проистекает из надежды или страха, возбужденного человеком, облеченным властью, это недопустимо ». Термин «побуждение» подразумевает угрозу судебного преследования, если вина не будет признана, и обещание прощения, если это будет сделано. Очень трудно установить какое-либо жесткое правило относительно того, что составляет побуждение.Решение по каждому делу остается за судьей. Подстрекательство может быть явным или подразумеваемым, оно не обязательно должно быть направлено обвиняемому непосредственно лицом, облеченным властью. Прежде чем признание может быть принято как таковое, необходимо показать, что оно было сделано свободно и добровольно. Это означает, что признание не должно быть получено посредством какой-либо угрозы или насилия, ни с помощью какого-либо обещания, прямого или косвенного, выраженного или подразумеваемого, какими бы незначительными ни были надежда или страх, порождаемые этим, ни путем оказания влияния.Основание, на котором признания, сделанные обвиняемым под обещаниями милости или угрозой причинения вреда, исключаются из доказательств, заключается не в том, что обвиняемому был причинен какой-либо вред при подаче иска, а в том, что он может быть побужден давлением надежды или страха признать свою вину. безотносительно к их правде, чтобы получить облегчение или избежать угрожающей опасности. Таким образом, очевидно, что если для получения признания используются угрозы или обещания со стороны лиц, облеченных властью, они не будут приняты в качестве доказательства. Любые угрозы или побуждения могут быть недостаточными для того, чтобы заставить обвиняемого признать свою вину.Правильный вопрос перед тем, как исключить признание, состоит в том, было ли рассчитано, что побуждение заключенного сделало его признание ложным. Настоящее расследование заключается в том, существовала ли какая-либо угроза такого характера, что из страха перед ней заключенный мог сказать неправду. В таком случае признание не должно допускаться.

    В случае обычного признания обвинение не обязано доказывать, что признание, которое требуется доказать, не было получено путем побуждения, угроз и т. Д.Обвиняемый имеет право на исключение признания, равно как и обязанность суда исключить его даже suo moto. Пусто ожидать, что обвиняемый представит убедительные доказательства избиения или давления. Но он должен указать на некоторые доказательства или обстоятельства, на которых, по крайней мере, может быть обосновано обоснованное предположение о том, что имело место избиение или давление.

    2. Побуждение должно иметь ссылку на обвинение — побуждение должно иметь ссылку на обвинение против обвиняемого, которое является обвинением в преступлении в уголовных судах, и выводить мнение обвиняемого относительно побега от обвинения.Побуждение должно иметь ссылку, чтобы избежать обвинения. Таким образом, необходимо исключить признание из числа доказательств того, что обвиняемый должен работать под влиянием того, что в отношении рассматриваемого обвинения его положение было бы лучше или хуже, в зависимости от того, признается он или нет. Побуждения в связи с другими правонарушениями или делами или правонарушениями, совершенными другими лицами, не повлияют на действительность признания, таким образом, если лицо, обвиняемое в убийстве, было вынуждено признаться панчаяту, который угрожал его пожизненным удалением из касты, признание было считался относящимся к делу, поскольку угроза не имела ничего общего с предъявленным обвинением.

    Побуждение не обязательно должно быть выражено. Это может подразумеваться из поведения лица, облеченного властью, из заявления заключенного или из обстоятельств дела. Точно так же это не нужно делать непосредственно заключенному; Достаточно того, что он узнал о нем, при условии, что это, по-видимому, побудило его к признанию.

    3. Угроза, побуждение и обещание от лица, облеченного властью — угроза, побуждение и обещание, в связи с которыми обвиняемый признает свою вину, должны исходить от лица, обладающего некоторой властью в данном вопросе.Для ясности, человек, дающий различные обещания, угрожающий обвиняемому или побуждающий его сделать признание, должен быть лицом, наделенным властью, как указано в деле Пьяре Лал против штата Раджастан. Если друг обвиняемого побуждает его к признанию или родственнику, если он дает ему обещание, что, если он признается, он освободит его, или даже если он угрожает ему, и обвиняемый по этому поводу признает свою вину, это заявление не будет исключено Разделом 24, поскольку угроза, побуждение или обещание исходят не от лица, наделенного властью.

    Если обвиняемый дает признательные показания, полагая, что тем самым власти смягчат к нему отношение, признание признания нельзя признать недобровольным.

    Термин «уполномоченное лицо» в значении статьи 24 означает лицо, имеющее право вмешиваться в дело обвиняемого. Если принять это определение, то термин «лицо, облеченный властью» будет означать только полицию, которая отвечает за расследование, и магистрат, который должен рассматривать дело.Этот взгляд кажется слишком ограничительным. Похоже, что лицо, обладающее властью по смыслу статьи 24, должно быть тем, кто в силу своего положения имеет какое-то влияние на обвиняемого.

    Вопрос о том, является ли лицо, которому было дано признание, авторитетным лицом, естественно, будет зависеть от обстоятельств каждого дела с учетом статуса обвиняемого по отношению к лицу, перед которым делается признание. Домашний хирург — это лицо, уполномоченное по отношению к медсестре той же больницы.

    4. Достаточность побуждения, угрозы или обещания — до того, как признание будет исключено, побуждение, угроза или обещание, по мнению суда, были бы достаточными, чтобы дать обвиняемому основание, которое показалось бы обвиняемому разумным для предположения, что сделав признание, он получит преимущество или избежит зла ​​той природы, о которой идет речь в этом разделе. Следовательно, следует судить о менталитете обвиняемого, а не о человеке, облеченном властью. В этом случае не только сами слова, но и слова, за которыми следуют действия или поведение лица, облеченного властью, которые могут быть восприняты обвиняемым как побуждение, угроза или обещание, должны быть приняты во внимание. в учетную запись.Совершенно невинное выражение в сочетании с действиями или поведением лица, облеченного властью, вместе с окружающими обстоятельствами может быть приравнено к побуждению, угрозе или обещанию. Он не касается того, какие именно слова могли быть использованы, но в каждом случае, какими бы словами ни были использованы, судья должен рассмотреть, были ли использованные слова такими, чтобы передать в уме человека, которому адресовано указание. что ему будет лучше признаться в совершении преступления или хуже для него, если он этого не сделает.Выражение «все, что вы скажете, будет использовано против вас» не исключает признания. С другой стороны, «тебе лучше заплатить деньги, чем сесть в тюрьму», «если ты скажешь мне, где мои товары, я буду благосклонен к тебе», «Я отпущу тебя, если ты скажешь мне правду». быть достаточным, чтобы дать обвиняемому основание полагать, что, сделав признание, он получит преимущество или избежит зла.

    Следует иметь в виду, что полученное преимущество или предотвращенное зло должны иметь временную природу, поэтому любое побуждение, имеющее отношение к будущему состоянию награды или наказания, не влияет на допустимость признания.Не будет исключено признание, полученное обвиняемым путем морального или религиозного увещевания. Выражения «вам лучше, как хорошие мальчики, говорить правду», «преклонить колени и сказать мне правду в присутствии Всевышнего» не дают какой-либо материальной выгоды, и поэтому признание, полученное на основе этих признаний, не исключается статьей 24. Признание, полученное на основании заявления панчеров о том, что, если обвиняемый не признается, он должен быть отлучен от церкви, не исключает признания.Следует иметь в виду, что выгода или зло должны иметь отношение к судебному разбирательству против него.

    Доказательная сила признания
    Значение судебного признания — дело, в котором нет доказательств состава преступления, следует отличать от другого дела, в котором оно доказано. При отсутствии состава преступления одного признания может быть недостаточно для оправдания осуждения.

    Признательные показания, сделанные обвиняемым перед мировым судьей, являются веским доказательством, и обвиняемый может быть осужден на основании этого.Признание, очевидно, может быть использовано против его создателя, и оно само по себе является достаточным для подтверждения его убеждения. Высокий суд Раджастана также постановил, что признание обвиняемого является вещественным доказательством, и обвинительный приговор может быть основан исключительно на признании.
    Если будет установлено, что признание было сделано и было свободным, добровольным и искренним, обвинение не сможет ничего сделать для обеспечения осуждения. Если суд установит, что обвиняемый действительно совершил преступление, это означает, что обвиняемый виновен, и суду ничего не остается, кроме как зафиксировать обвинительный приговор и вынести ему приговор.В данном случае не возникает вопроса о подтверждении. Вообще говоря, было бы небезопасно с точки зрения благоразумия, если бы не закон, основывать обвинительный приговор за убийство только на признании в предполагаемом убийстве и не более того. Было бы крайне небезопасно делать это, когда признание открыто для значительной критики и было получено в тюрьме без достаточных оснований, и когда в историю убийства, изложенную в признании, трудно поверить. Это замечание было сделано Верховным судом, и поэтому его нельзя назвать хорошим законом в случае признания в суде.

    В настоящее время установленный закон гласит, что обвинительный приговор может быть основан на признании только в том случае, если доказано, что оно является добровольным и истинным. Если требуется подтверждение, достаточно, чтобы общая тенденция признания подтверждалась некоторыми доказательствами, которые соответствовали бы содержанию признания. Достаточно общего подтверждения.

    Значение внесудебных признаний — внесудебные признания обычно не рассматриваются в пользу признания, но это не означает, что такие признания исходят от лица, у которого нет оснований для ложных заявлений и которому они сделаны при обстоятельствах, поддерживающих его заявлению не следует верить.

    Доказательство внесудебного признания является слабым доказательством. Внесудебное признание следует воспринимать с большой осторожностью и осторожностью. На него можно положиться только тогда, когда он ясен, последовательнен и убедителен. Суд должен решить, является ли лицо, перед которым было сделано признание, заслуживающими доверия свидетелями. Внесудебное признание чревато ошибкой из-за неправильного понимания свидетелем, перед которым было сделано признание, неправильного употребления слов и неспособности стороны выразить свое собственное мнение.Это также чревато опасностями другого рода. Отсутствие протокола и отсутствие санкций обвинению очень легко задержать любого свидетеля, который может прийти и дать показания о том, что обвиняемый признал свою вину в его присутствии в определенное время. По этим причинам для судов очень опасно выносить обвинительный приговор исключительно на основании внесудебных признаний. Обычно суды в качестве меры предосторожности требуют материального подтверждения внесудебного признания, которое связывает обвиняемого с данным преступлением.

    Внесудебные признания следует принимать с большой осторожностью и осторожностью, и когда в основе обвинения лежит признание, которое якобы сделал обвиняемый, обвинение должно установить три вещи. Во-первых, признание было сделано, во-вторых, можно дать доказательства, то есть сказать, что это было добровольное признание, и в-третьих, что это правда. Такое признание должно быть подтверждено независимыми или удовлетворительными доказательствами.

    In State of Karnataka v.A.B.Nag Raj было утверждение, что умершая девочка была убита ее отцом и мачехой в Национальном парке. Предполагаемое внесудебное признание было сделано обвиняемым во время содержания под стражей в лесном управлении. Ни упоминания об этом признании в рапорте, переданном в полицию, ни присутствующих там свидетелей, упоминающих об этом же признании. На это внесудебное признание нельзя полагаться.
    Прежде чем полагаться на признание во внесудебном порядке, необходимо рассмотреть, действительно ли признание было сделано.Следует также учитывать, почему обвиняемый оказал доверие свидетелям, заявившим о признании. Утверждалось, что обвиняемый дал признательные показания свидетельнице, которая была вдовой одного из заговорщиков и помогала своему мужу делать копья и другое оружие. Считалось, что признание было недостоверным.

    Значение отказа от признания — отказ от признания — это заявление, сделанное обвиняемым до начала судебного разбирательства, в котором он признает, что совершил преступление, но которое он отвергает в суде.После совершения тяжкого преступления какой-то сотрудник милиции проводит расследование, допрашивает свидетелей и обвиняемых. Если, по его мнению, будет доказано, что обвиняемый совершил преступление, он представляет отчет судье, имеющему юрисдикцию в этом вопросе. Суд собирает доказательства и исследует обвиняемого. Если в ходе расследования обвиняемый при допросе сотрудником полиции готов признать свою вину, сотрудник полиции направляет обвиняемого к какому-либо мировому судье для записи его показаний.Судья убедится, что обвиняемый признает в своем заявлении совершенное преступление, это записанное мировым судьей заявление может быть доказано в суде. Когда начинается судебный процесс, обвиняемый, когда его спрашивают, совершил ли он преступление, может сказать, что не совершал преступления. Ему снова может быть задан вопрос о том, давал ли он показания перед мировым судьей во время расследования с признанием вины. Он может вообще отрицать свое заявление или может сказать, что сделал это заявление из-за ненадлежащего влияния полиции.В этом случае признание, сделанное обвиняемым мировому судье до начала судебного разбирательства, называется отказом от признания.

    Основывать обвинительный приговор на отказе от признания небезопасно, если оно не подтверждено достоверными доказательствами. Не существует определенного закона о том, что отказ от признания не может быть основанием для вынесения обвинительного приговора, но был установлен в качестве правила практики и благоразумия не полагаться на отказанное признание, если оно не подтверждено. Суды признали виновными лиц на основании отказа от признания, когда они придерживались мнения, что признание, когда оно было сделано, было добровольным или последовательным и истинным, но реальная норма закона в отношении отказа от признания заключается в том, «где отказанное признание является единственным доказательством, которым оно может быть не имеет особой ценности, особенно когда делается во время конкурса на помилование, которое иногда происходит, когда несколько лиц подозреваются в правонарушении ».Очень часто бывает, что несколько человек обвиняются в убийстве, бандитизме или любом другом преступлении. Лицо, ответственное за расследование, основанное на прямых и независимых доказательствах, выбирает некоторых из обвиняемых, которые признают свою вину, обещая сделать его свидетелем по делу. Нередки случаи, когда молодого человека заставляют признать вину из-за давления или страха.

    Действительно, очень странно, что обвиняемый признается перед следствием в том, что он совершил убийство.Это заявление, если оно сделано без какого-либо давления, страха или надежды, должно быть вызвано раскаянием или страхом перед Богом, или это так, потому что обвиняемый так же правдив, как Хариш Чандра и Юдхиштхир. Если это так, и если это заявление было сделано из-за раскаяния, или из-за того, что он сделал признание из-за страха перед Богом, или потому, что он был правдив, то нет причин, почему он отказывается от этого заявления, когда его предают суду. Из-за этого подозрения всегда можно заподозрить, что отказанное признание было получено под давлением, ненадлежащим влиянием, побуждением или угрозой со стороны какого-либо лица, облеченного властью.

    Доказательство судебного признания — В соответствии со статьей 80 Закона о доказательствах признание, записанное мировым судьей в соответствии с законом, считается подлинным. Достаточно того, чтобы записанное судебное признание было подано в суд. Нет необходимости допросить мирового судью, записавшего это признание, для подтверждения признания. Но личность обвиняемого должна быть доказана.

    Доказательство внесудебного признания — внесудебное признание может быть письменным или устным. В случае письменного признания само письмо будет лучшим доказательством, но если оно недоступно или утеряно, то лицо, перед которым было сделано признание, должно показать, что обвиняемый сделал это заявление перед ним.Если признание не записано, лицо или лица, в присутствии которых обвиняемый сделал заявление, должны быть представлены в суд, и они должны доказать заявление, сделанное обвиняемым.

    Признание в полиции
    Раздел 25 — признание в полиции, не подлежащее доказыванию.
    Никакие признательные показания, сделанные сотруднику полиции, не могут быть доказаны в отношении лица, обвиняемого в каком-либо правонарушении.

    Причины для исключения признания в полиции — еще одна разновидность признаний, которые в соответствии с законом о доказательствах считаются недобровольными, — это признания, сделанные в отношении персонала.Раздел 25 прямо заявляет, что такие признания не могут быть доказаны.

    Если бы признания, сделанные в полиции, были подтверждены доказательствами, полиция подвергала бы обвиняемого пыткам и, таким образом, заставляла бы его признаться в преступлении, которого он мог не совершать. Признание, полученное таким образом, естественно, было бы ненадежным. Это не было бы добровольным. Такое признание будет неуместным, независимо от его формы, прямой, явной, подразумеваемой или вытекающей из поведения. Причины, по которым эта политика была принята во время принятия закона в 1872 году, вероятно, все еще актуальны.

    В деле Дагду против штата Махараштра , A.I.R. 1977 S.C. 1579, Верховный суд отметил:
    Архаическая попытка получить признательные показания всеми правдами и неправдами, кажется, является концом полицейского расследования. Полиция должна помнить, что признание не всегда может быть кратчайшим путем к решению. Вместо того, чтобы пытаться «начать» с признания, они должны стремиться «прийти» к нему. Иначе, когда они заняты своим коротким путем к успеху, веские доказательства могут исчезнуть из-за невнимания к реальным уликам.После получения признания часто отмечается рвение к полному и тщательному расследованию с целью установления дела, когда признание признания неприемлемым по той или иной причине, дело передается в суд.

    В деле Р. против Муругана Рамасая , (1964) 64 C.N.L.R. 265 (PC) at 268
    Сама полиция, однако, тщательно контролируемая, несет угрозу тем, кто внезапно оказался в ее тени, и закон признает и защищает от опасности совершения инкриминирующих признаний такими лицами с намерением умиротворить власть и без оглядки. к правде того, что они говорят.

    Эффект присутствия полиции
    Простое присутствие полицейского не должно иметь такого эффекта. Когда признание дается кому-то другому, а полицейский присутствует только случайно и подслушивает его, что не нарушает добровольный характер признания. Но если этот человек является секретным агентом полиции, назначенным именно с целью получения признания, он будет страдать от недостатка — признания перед полицией.
    В довольно необычном случае обвиняемый оставил письмо с записью своего признания возле трупа своей жертвы с явной целью, что оно должно быть обнаружено полицией. Верховный суд счел это признание относящимся к делу.Когда письмо писалось и закидывалось, не было даже тени полицейского.

    Исключение только признательных заявлений
    Этот принцип исключения применяется только к заявлениям, которые равносильны признанию. Если заявление не соответствует признанию, то есть не признает вину с точки зрения или устойчивости всех фактов, составляющих правонарушение, оно будет приемлемым, даже если оно сделано полицейскому, например, заявление обвиняемого в полицию, что он был свидетелем убийцы.Заявление, не являющееся признанием, было получено против него в качестве доказательства его присутствия на месте.

    Показания во время расследования и до предъявления обвинения
    Признательные показания, сделанные лицом в полицию еще до того, как его обвинили в каком-либо правонарушении, также не имеют отношения к делу. В разделе четко сказано, что такое заявление не может быть доказано против лица, обвиняемого в каком-либо правонарушении. Это означает, что даже если обвинение выдвигается после заявления, утверждение не может быть доказано.

    Признательная ель
    Допускается только та часть первого информационного отчета о признании, которая не является признанием или которая подпадает под действие статьи 27. Неконфессиональная часть FIR может быть использована в качестве доказательства против обвиняемого как показывающее его поведение в соответствии с разделом 8.

    Заявление, не считающееся признанием
    Заявление, которое не является признанием, не попадает в планку раздела. В ходе расследования было установлено, что проектирование выполнено по плану.В заявлении не упоминались лица, причастные к убийству, равно как и автор заявления не ссылался на себя. Это было сочтено неконфессиональным заявлением. Следовательно, раздел 25 не затронут. Заявление инспектора (преступления), которое обвиняемый принял до себя, что он получил фальшивые денежные знаки от незнакомца, но обвиняемый отрицал это, не было приемлемым в качестве доказательства.

    Использование признательных показаний обвиняемым
    Хотя заявления в полицию, сделанные признанным обвиняемым, не могут быть использованы в качестве доказательств против него, он сам может полагаться на эти заявления в свою защиту.Заявление обвиняемого в FIR о том, что он убил свою жену, нанеся ей смертельный удар, когда были доступны некоторые материальные доказательства ее неосмотрительности, не могло быть использовано против него для установления его вины. Но как только его вина была установлена ​​другими доказательствами, ему было разрешено полагаться на свое заявление, чтобы показать, что он действовал под серьезной и внезапной провокацией. В Законе о доказательствах нет ничего, что мешало бы обвиняемому полагаться на свои собственные признательные показания в своих целях.

    Специальное законодательство
    Специальное законодательство может изменить систему исключения полицейских признаний. Например, в соответствии с Законом о территориях и подрывной деятельности (предотвращение) 1987 года (S15) признательные показания не исключались из состава доказательств на том основании, что лица, делавшие их, находились под стражей в полиции. В другом деле суд заявил, что статья 15 является важным отклонением от обычного закона и должна получить такое толкование, которое достигнет цели этого положения, заключающееся в том, что признание, записанное в соответствии с S.15 документа ТАДА было существенным вещественным доказательством и также могло быть использовано против сообвиняемого.
    Раздел 26 — Признание обвиняемого, находящегося под стражей в полиции, не доказывается против него.

    Никакое признание, сделанное кем-либо, пока оно находится под стражей сотрудника полиции, кроме случаев, когда оно сделано в непосредственном присутствии магистрата, не может быть доказано в отношении такого лица.
    Цель. Целью статьи 26 Закона о доказательствах является предотвращение злоупотребления полицией своими полномочиями, и, следовательно, признания, сделанные обвиняемыми во время содержания под стражей в полиции, не могут быть доказаны против них, если они не сделаны в присутствии мирового судьи.Содержание под стражей сотрудника полиции дает легкую возможность принуждения к вымогательству признательных показаний, полученных от обвиняемых в результате любого неправомерного влияния, полученного в качестве доказательства против него.

    Признание обвиняемого, находящегося под стражей в полиции, кому-либо еще —
    Статья 26 предусматривает, что признание, сделанное полицейским под стражей, не может быть доказано против него. Если это не сделано в присутствии мирового судьи.

    В деле Кишор Чанд против штата Химачал-Прадеш внесудебное признание было сделано Прадхану, которого сопровождал полицейский (дознаватель).Единственное вмешательство, которое может быть выведено из обстоятельств дела, состоит в том, что признание было сделано в то время, когда обвиняемый находился под стражей в полиции, и его нельзя было доказать против обвиняемого. Нельзя было поверить, что, увидев в последний раз обвиняемого с покойным, полицейский не возьмет обвиняемого под стражу.

    В данном случае очевидно, что полицейский устроил сцену, и, чтобы избежать разделов 25 и 26, полицейский оставил обвиняемого под стражей у старосты деревни (прадхана).
    Полицейский в этом случае не имеет проблем доставить обвиняемого к судебному магистрату и принять внесудебные признания в соответствии со статьей 164 УПК РФ, которая имеет более вероятную ценность и дает возможность сделать необходимое предупреждение, что это признание будет использовано против обвиняемого, и после этого предупреждения он записывает признание. В соответствии со статьей 26 никакие признательные показания, сделанные обвиняемым кому-либо во время содержания под стражей сотрудника полиции, не могут быть доказаны против него.

    Отделение полиции
    Слово «заключение» используется здесь в широком смысле. Полицейский может наложить руку на человека, надеть на него наручники или связать его талию веревкой и может взять его с собой. Опять же, полицейский может даже не прикасаться к человеку, но может сохранять над ним такой контроль, что человек, которым он управляет, не может двигаться так, как ему нравится. Его передвижение находится под контролем полицейского. Офицер полиции приходит к A и просит его проследовать в полицейский участок, поскольку он разыскивается в связи с делом о бандитизме.А. следует за ним. Он находится под стражей у сотрудника полиции.

    Таким образом, установлено, что «содержание под стражей сотрудника полиции для целей статьи 26 Закона о доказательствах не является простым физическим заключением». Лицо может находиться под стражей у сотрудника полиции, хотя другой не может физически находиться на руках у обвиняемого, дающего признательные показания. Для того, чтобы считаться опекой, должны быть две вещи. Во-первых, должен быть какой-то контроль над передвижением исповедующего, он не может быть свободен идти любым путем, во-вторых, такой контроль должен осуществляться каким-то полицейским косвенно.Важнейшим критерием является то, является ли человек в момент признания свободным или скрытые движения контролируются полицией либо через какое-либо другое агентство, используемое ими с целью обеспечения такого признания. Слово «содержание под стражей» в этом нижеследующем разделе не означает формального обращения, но включает такое положение дел, при котором можно сказать, что обвиняемый попал в руки полицейского, или можно сказать, что он вел своего рода наблюдение. или ограничение.

    В деле R. v. Lester обвиняемый был взят в тонгу полицейским констеблем. В отсутствие констебля обвиняемый признался водителю танга в том, что совершил преступление. Признание находилось под стражей в полиции, поскольку обвиняемый находился под стражей констебля, и это не имело значения для его временного отсутствия. Когда женщина, обвиняемая в убийстве своего мужа, была взята под стражу полицией, ее также сопровождал друг. Полицейский оставил женщину с подругой и ушел за свежей лошадью.Женщина признала свою вину перед подругой, пока милиционера не было. Признание в отношении обвиняемого будет недопустимым, поскольку заключенный должен рассматриваться под стражей в полиции, несмотря на то, что он отсутствовал в течение короткого времени. Но если обвиняемый не арестован и не находится под надзором, а его просто приглашают для объяснения определенных обстоятельств, то секция гарантирует исключение заявления, которое он делает на том основании, что он, как считается, находится под стражей в полиции.

    Если обвиняемая употребила яд, и поэтому она была доставлена ​​в больницу для лечения, и с момента ее поступления в больницу до ее выписки оттуда сотрудники полиции не присутствовали в комнате, где обвиняемая находилась для лечения или даже в непосредственной близости от больницы, и они часто бывали в больнице, нельзя сказать, что передвижения обвиняемой были ограничены, или что она находилась под каким-либо прямым или косвенным полицейским надзором, и она находилась под стражей в полиции для целей раздела 26 Закона о доказательствах.

    Раздел 27 — Сколько информации, полученной от обвиняемого, может быть доказано:
    При условии, что, когда любой факт будет опровергнут как обнаруженный в результате информации, полученной от лица, обвиняемого в каком-либо правонарушении, под стражей офицера полиции , можно доказать так много такой информации, независимо от того, является ли она признанием или нет, которая явно относится к факту, обнаруженному таким образом.

    Принцип — этот раздел закона основан на том принципе, что если признание обвиняемого подтверждается установлением факта, то оно может считаться правдивым и не полученным.Он вступает в действие только —
    • Если и когда будут опровергнуты определенные факты, обнаруженные в результате информации, полученной от обвиняемого, находящегося под стражей в полиции, и
    • Если информация явно относится к обнаруженному факту.

    Этот раздел основан на мнении о том, что если факт действительно обнаруживается в результате предоставленной информации, тем самым предоставляется некоторая гарантия того, что информация была правдивой и, соответственно, может быть безопасно предоставлена ​​в качестве доказательства.Но очевидно, что объем допустимой информации должен зависеть от точного характера обнаруженного факта, к которому такая информация должна относиться.

    В деле Панду Ранг Каллу Патил против штата Махараштра Верховный суд постановил, что статья 27 Закона о доказательствах была принята в качестве оговорки. Положения разделов 25 и 26, которые налагают полный запрет на допустимость любого признания, сделанного обвиняемым в полиции или кому-либо еще во время содержания под стражей в полиции.Тем не менее, запрет будет снят, если заявление явно связано с установлением фактов. Целью внесения положения в статью 27 было разрешить определенную часть заявления, сделанного обвиняемым сотруднику полиции, приемлемым в качестве доказательства, независимо от того, является ли такое заявление признательным или неконфессиональным.

    Сфера действия — статьи 24, 25 и 26 Закона о доказательствах исключают определенные признания. Раздел 24 устанавливает, что если признание вызвано угрозой, обещанием или побуждением со стороны какого-либо человека, облеченного властью, оно не имеет отношения к делу и не может быть доказано против исповедующего.Раздел 25 исключает признание, сделанное сотруднику полиции. Статья 26 устанавливает, что если лицо, находящееся под стражей у полицейского, признает свою вину перед любым другим лицом, не являющимся мировым судьей, его решение не будет доказано против него.

    Раздел 27 устанавливает, что в ходе любого судебного разбирательства приводятся доказательства того, что некоторый факт был обнаружен в результате информации, предоставленной обвиняемым в совершении правонарушения под стражей сотрудника полиции, причем большая часть информации, относящейся к факты, обнаруженные с помощью этой информации, могут быть доказаны независимо от фактов, обнаруженных с помощью этой информации, могут быть доказаны независимо от фактов, является ли эта информация признанием или нет.

    Требования в соответствии с разделом — условия, необходимые для применения статьи 27:
    1. Факт должен быть обнаружен в результате информации, полученной от обвиняемого.

    2. Лицо, сообщающее информацию, должно быть обвинено в правонарушении.

    3. Он должен находиться под стражей сотрудника полиции.

    4. Подтверждением может быть только та часть информации, которая явно относится к обнаруженному факту. Остальное недопустимо.

    5. Прежде чем заявление будет доказано, кто-то должен показать, что предметы были обнаружены в результате информации, полученной от обвиняемого. В приведенном выше примере, прежде чем показания обвиняемого могут быть доказаны, кто-то, такой субинспектор, должен показать, что в результате данной информации, предоставленной обвиняемым, были обнаружены некоторые факты.

    6. Обнаруженный факт должен быть релевантным фактом, то есть иметь отношение к совершению рассматриваемого преступления.

    В деле Суреш Чандра Бахри против штата Бихар по просьбе одного обвиняемого было обнаружено и изъято предметы, которые использовались для обертывания трупа, а также части Сари, принадлежащие покойному. Найденные предметы не были ни видны, ни доступны для людей, а были спрятаны под землей. Никаких публичных свидетелей обвинение не допрашивало. Однако показания следователя не лишены каких-либо сомнений или слабости. Обнаруженные предметы были надлежащим образом опознаны свидетелем.Было установлено, что в этих обстоятельствах неспособность следователя зафиксировать раскрытие показаний не было фатальным. Показанное полицией на пресс-конференции не было основанием не поверить в факт выздоровления.

    Раздел 28 — Признание, сделанное после снятия впечатления, вызванного побуждением, угрозой или обещанием, имеет отношение:
    Если такое признание, как упомянуто в разделе 24, сделано после впечатления, вызванного любым таким побуждением, угрозой или обещанием , по мнению суда, снято полностью, это актуально.
    Признание после устранения угрозы или обещания — в соответствии с разделом 24 мы видели, что, если по мнению суда признание вызвано каким-либо побуждением, угрозой или обещанием, имеющим ссылку на обвинение и исходящим от лица, облеченного властью, оно не имеет отношения к делу и не может быть доказано даже против лица, делающего признание,

    Статья 28 предусматривает, что если есть побуждение, угроза или обещание, данное обвиняемому с целью добиться от него признания вины, но признание дается после того, как произведено впечатление Любое такое побуждение, угроза или обещание, которые, по мнению суда, были полностью удалены, признание будет уместным и станет предварительным и добровольным.

    Следует иметь в виду, что должны быть веские и убедительные доказательства того, что влияние побуждения действительно прекратилось. Слугу заподозрили в краже денег. Ее любовница в понедельник сказала ей, что простит ее, если она скажет правду. Во вторник она предстала перед мировым судьей, и, поскольку никто не предъявлял никаких улик против нее, ее оставили. В среду ее снова арестовали. Суперинтендант полиции вошел с ее любовницей в Брайдвелл и сказал ей в присутствии ее любовницы, что «она не обязана говорить что-либо, если ей не нравится, и что, если ей будет что сказать, хозяйка ее услышит.Он не сказал ей, что ее заявление могло быть дано в качестве доказательства против нее. Затем заключенный сделал заявление, что это может быть дано в качестве доказательства против нее, после чего заключенный сделал заявление, в котором признал свою вину. Было решено, что это доказательство не было приемлемым в качестве доказательства, поскольку обещание любовницы должно рассматриваться как действующее в сознании заключенного во время заявления. Не будь хозяйки на месте, могло бы быть иначе.

    Впечатление, произведенное обещанием или угрозой, может быть снято
    • По прошествии времени, или
    • Путем вмешательства предостережения, сделанного каким-либо лицом, имеющим высшие полномочия, лицу, подавшему побуждение, если заключенный признался через несколько месяцев после обещание и после предупреждения его признание было получено.

    Раздел 29 — Признание, в противном случае относящееся к делу, не становится неактуальным из-за обещания секретности и т. Д .:
    Если такое признание имеет значение иным образом, оно не теряет актуальности только потому, что оно было сделано под обещанием секретности или в последствия обмана, примененного к обвиняемому с целью его получения, или когда он был в состоянии алкогольного опьянения, или потому, что это было сделано в ответ на вопрос, на который ему не нужно было отвечать, независимо от формы этих вопросов, поскольку он был не предупредили, что он не был обязан делать такое признание, и что доказательства, если они могут быть даны против него.

    ИСПОВЕДАНИЕ ОБ ОБЕЩАНИИ СЕКРЕТНОСТИ, ETC — статья 29 устанавливает, что если признание имеет отношение к делу, то есть, если оно не исключено из числа доказательств каким-либо другим положением Закона Индии о доказательствах, оно не может иметь отношения, если оно было взято из обвиняемый:
    1. Дал ему обещание хранить тайну, или
    2. Обманув его, или
    3. Когда он был пьян, или
    4. Потому что это было ясно дано в ответе на вопрос, на который ему не нужно было отвечать, или потому, что не было сделано никаких предупреждений о том, что он не обязан ничего говорить и что все, что он скажет, будет использовано против него.

    Раздел 24 устанавливает, что признание, которое является результатом побуждения, угрозы или обещания со стороны лица, наделенного властью, не имеет значения. Раздел 25 устанавливает, что признание, данное сотруднику полиции, не имеет значения. Раздел 26 исключает заявление обвиняемого, находящегося под стражей в полиции, какому-либо лицу, кроме магистрата. Раздел 29 устанавливает, что, если признание не исключено статьями 24, 25 или 29, оно не будет исключено на основании обещания хранить тайну, обмана или пьянства, или того, что признание было сделано в ответ на вопрос или без предупреждения о том, что это будет использовано против него в качестве доказательства.
    Раздел 29 предполагает, что нет никаких препятствий для допустимости данного признания, вытекающих из любого из более ранних положений, а именно статей с 24 по 26, и затем переходит к признанию недействительным или отрицательным другим положительным возражениям или запретам, которые могут быть выдвинуты против допустимость.

    Обычно в состоянии алкогольного опьянения мужчина признает свою вину. Если признательные показания сделаны каким-либо обвиняемым в состоянии алкогольного опьянения, это будет допустимо, если он не стал совершенно бессмысленным именно по той причине, что они не были получены путем принуждения или угрозы сейчас, как это было сделано, когда он находился под стражей. офицер полиции.

    Когда заявление сделано добровольно без побуждения, угрозы или обещания со стороны человека, облеченного властью; и когда это не сделано сотруднику полиции, это допустимо, несмотря на тот факт, что лицо, принявшее признание, не предупредило обвиняемого о том, что он был обязан сделать это заявление, и если он это сделал, оно может быть использовано в качестве доказательства. против него, и после этого он может быть осужден.

    Отсутствие предупреждения : добровольное признание допустимо, хотя не представляется, что заключенный был предупрежден, и даже несмотря на то, что, напротив, его не предупреждали об этом.

    Раздел 30 — Рассмотрение доказанного признания в отношении лица, делающего его и других лиц, совместно находящихся под судом за одно и то же преступление —
    Когда несколько человек предстают перед судом совместно за одно и то же преступление, и признание, сделанное одним из таких лиц, затрагивающим себя и в отношении некоторых других таких лиц суд может принять во внимание такое признание как против такого другого лица, так и против лица, которое делает такое признание.

    Принцип, лежащий в основе : когда несколько человек одновременно предстают перед судом за одно и то же преступление, признание, сделанное одним из них, если оно допустимо в качестве доказательства, должно приниматься во внимание против всех обвиняемых, а не против лица, которое единолично сделай это.Кажется очень странным, что признание одного человека принимается во внимание против другого. Если признание одного обвиняемого доказывается в суде, другие обвиняемые не имеют другой возможности подвергнуть его перекрестному допросу. Использование заявления против человека без предоставления ему возможности подвергнуть перекрестному допросу лица, делающего заявление, противоречит принципу юриспруденции. Этот раздел является исключением из правила, согласно которому признание одного человека полностью допустимо против другого.

    В деле Кашмира Сингх против штата MP обвиняемый Кашмира, который был помощником инспектора по закупкам продуктов питания, его услуги вместе с другим инспектором по продовольствию были прекращены на основании отчета инспектора по продовольствию, когда они шлифовали рис в рисовая мельница. Дважды слышали, как Кашмира сказал, что преподает урок офицеру по продовольствию. Через несколько месяцев сын продовольственного офицера был найден пропавшим без вести, а его тело было найдено в колодце. Кашмира, Гурудаял, брат Кашмиры, Притипал, сын Гурудаяла, и некий Гурубачан, занимавшийся в этом деле рикшей, были привлечены к ответственности за заговор и убийство ребенка.Согласно версии обвинения, Приципал повел ребенка, когда он играл возле Гурудвара, на некоторое расстояние, а затем Кашмира отвела ребенка на велосипеде в дом, где он был убит. Согласно решению SC, Гуруибачан не был рикшой по профессии, и рикша была нанята только на эту ночь для захоронения тела умершего.

    Следовательно, прежде чем признание одного обвиняемого может быть принято во внимание против других, необходимо доказать, что:
    1) Исповедующее лицо и другие судятся совместно.
    2) Их судят за одно и то же преступление.
    3) Признание влияет на исповедника и других.

    Заключение
    Это изменение в Законе о доказательствах необходимо для того, чтобы укрепить доверие и веру народа Индии в судебную систему в то, что им будет предоставлено скорейшее правосудие в отношении причиненных им несправедливостей любым лицом. В законопроекте об уголовном законе (поправка) 2003 года в изложении объектов и причин упоминается, что рассмотрение уголовных дел в судах требует значительного времени и что во многих случаях судебное разбирательство не начинается в течение 3-5 лет после того, как обвиняемый был передан под стражу в суде.Вместо этого уместно изменить положения Уголовного закона, чтобы сократить время, необходимое обычному человеку для того, чтобы добиться правосудия. В конце концов, «справедливость не только свершается, но и должно быть видно».
    ************
    [1] A.I.R. 1939 P.C. 47
    [2] A.I.R. 1952 S.C. 354
    [3] 1959 S.C.R. 1033
    [4] A.I.R. 1959 г. Alld. 518
    [5] A.I.R. 1966 S.C. 40
    [6] CAVE J, в деле R против Томпсона, (1893) 2 Q.B. 12
    [7] Императрица против Мохана Лала (1881) I.L.R. 4 Все. 46
    [8] A.I.R. 1963 SC 1094
    [9] R.K. Далмия против администрации Дели A.I.R. 1962 SC 1821
    [10] Мотилал против Кайлаша Нараин А.И.Р. 1960 MP 132
    [11] Виранвалли против государства, A.I.E 1961 JK
    [12] Эмперо против Панчкаури A.I.R 1925 Cal 587
    [13] In re Karumari China Mallayya A.I.R. 1948 Безумный 324
    [14] Бирей Сингх против государства 1951 Все
    [15] Стэйт против Балчанда А.И.Р. 1960 Радж 101
    [16] Мади Ганга против штата Орисса 1981 Cr LJ 628 SC
    [17] Рам Сингх против штата Вашингтон. ВОЗДУХ. 1967 SC 152
    [18] A.I.R. 2003 SC 666
    [19] Канан против штата Керала A.I.R. 1979 SC 1127
    [20] Кашмира Сингх против штата М.П. ВОЗДУХ. 1952 SC 159
    [21] Император против Хар Пиари, A.I.R. 1926 All, 737.
    [22] Sita Ram v. State (1966) Supp. S.C.R. 265
    [23] Королева-Императрица против Лагрупа, I.L.R (1885) 7 Все. 646
    [24] Рамеш Чандра Мехта против штата Западная Бенгалия, A.I.R 1970 S.C. 940
    [25] Раджан Джонсонбхай против штата Гуджарат, 1997 Cr. L.J. 3702 (Guj.)
    [26] In Re: Adham, 1992 Cr. L.J.2012 (Безумный.)
    [27] Мадаайя против государства, 1992 Cr. L.J. 502 (Карн)
    [28] Лал Сингх против штата Гуджарат A.