Пятница , 23 Июль 2021

Почему евреи хитрые: Привычка ненавидеть: почему евреев продолжают преследовать | Статьи

Содержание

Привычка ненавидеть: почему евреев продолжают преследовать | Статьи

1 мая в Тель-Авиве специалисты Центра Кантора представили результаты доклада о состоянии антисемитизма во всем мире. Исследователи бьют тревогу: ненависть к евреям превратилась в норму. Порой совершившие преступление даже не чувствуют раскаяния. Так, 19-летний Джон Эрнест, который 27 апреля убил одного и ранил троих человек (в том числе ребенка) в синагоге калифорнийского городка Пауэй, отказывается признать свою вину. И это несмотря на показания многочисленных свидетелей и антисемитское письмо, которое Эрнест сам же опубликовал незадолго до нападения на популярном среди экстремистов сайте. Оскорбительные карикатуры в газетах, марши неонацистов в Германии накануне Дня Катастрофы (День памяти 6 млн жертв Холокоста). Больше всего враждебность заметна на бытовом уровне: от брошенной в общественном месте оскорбительной фразы, надписи на заборе и травли в соцсетях до выпуска мороженого «Бедный еврей». Согласно данным агентства Европейского Союза по основным правам человека, 38% проживающих в Европе евреев задумываются об эмиграции. Почему народ, переживший геноцид, и сейчас не чувствует себя в безопасности — выясняли «Известия».

Дошли до точки

В 2018 году эксперты зафиксировали самое большое количество смертей от рук антисемитов за последние несколько лет — 13. После стрельбы в Пауэй Дональд Трамп заявил о том, что «антисемитизм и ненависть должны быть побеждены». С этим сложно поспорить, а еще труднее поверить, как если бы президент США призвал накормить всех голодных и дать кров нуждающимся. Как показал ежегодный отчет Центра Кантора при Тель-Авивском университете о ситуации с антисемитизмом во всем мире, в 2018 году Соединенные Штаты стали лидерами по количеству зафиксированных случаев проявления ненависти по отношению к евреям: 100 серьезных инцидентов, самый страшный из которых — теракт в синагоге Питтсбурга «Древо жизни» в октябре 2018 года. Тогда от рук 46-летнего Роберта Бауэрса погибло 11 евреев.

Полиция на месте массовой стрельбы в синагоге «Древо жизни» на Белки-Хилл, 27 октября 2018 года, Питтсбург, США

Фото: Global Look Press/Aaron Jackendoff

Недалеко от США ушла Великобритания — 68 серьезных случаев проявления нетерпимости.

«В Великобритании антисемитизм достиг институционального уровня в главной оппозиционной партии — Лейбористской, — подчеркивает президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Вячеслав Моше Кантор. — Ее высокопоставленные члены недооценивают или полностью игнорируют это явление. Надо четко сказать, что антисемитизм ультраправых опасен так же, как и антисемитизм ультралевых».

На Германию и Францию приходится 35 инцидентов, в Канаде — 20, Бельгии — 19, в Нидерландах зафиксировано 15 серьезных инцидентов, на Украине — 12 случаев, в Аргентине — 11. В России в прошлом году инцидентов с применением насилия не было (имели место несколько конфликтов с участием иностранных болельщиков на чемпионате мира по футболу, но они быстро сошли на нет). Впрочем, если вы путешествуете из аэропорта Шереметьево в Москву на аэроэкспрессе, то заметите по пути граффити с советом кого нужно бить, чтобы спасти Россию, а подсчитать число антисемитских комментариев в интернете вообще не представляется возможным

.

Молящиеся возле Стены Плача в Иерусалиме

Фото: Depositphotos

Количество наиболее серьезных и жестоких происшествий по всему миру выросло на 13% — с 342 до 387 инцидентов. Но даже если речь не идет о реальном насилии, оскорбления и травля могут ранить ничуть не меньше, создавая атмосферу напряженности и страха. По данным французского министерства внутренних дел и Службы по защите еврейской общины, ни один день во Франции не проходит без антисемитского выпада.

«Enough is enough!» — восклицают исследователи, «Всему есть предел!». 13 унесенных жизней на почве национальной нетерпимости — это уже слишком.

«Описать ситуацию в 2018 году и начале 2019 года можно одним словом — критическая. Евреи во многих странах не чувствуют себя в безопасности, — отмечает Вячеслав Моше Кантор. — Как показало второе нападение в американской синагоге, страны, которые прежде считались безопасными, более таковыми не являются».

Нашли крайних

«Мы не просто машем рукой, мы включили сирену, — говорит специалист Центра Кантора доктор Хаим Фиреберг. По его словам, всплеск антисемитизма не связан с арабо-израильским конфликтом — в прошлом году в регионе было относительно тихо, масштабные военные операции не проводились. Речь идет именно о классическом антисемитизме.

«Растет невежество, слабеет приверженность обязательствам: всего 2% молодежи интересуется Второй мировой войной. Молодое поколение не несет ответственность за антисемитские проявления, не чувствует обязанность знать, помнить, искупать грехи прошлого, они даже не знают, где на карте находится Израиль, — констатирует директор Центра Кантора, профессор Дина Порат.

Осмотр жителей Варшавского гетто нацистами. Снимок с сентября 1939 года

Фото: Global Look Press/dpa

В представлении многих еврей до Холокоста ничуть не лучше еврея после: жадный до компенсаций, власти, марионеточник, который заботится только о своем благосостоянии, чужак и двурушник («и нашим, и вашим»).

Сам термин «еврей» во многих странах и языках стал ругательством. Но исследователи подчеркивают: нетерпимость — проблема не только еврейского народа, как показывают недавние теракты на Шри-Ланке.

«В Нигерии были убиты тысячи христиан, сотни церквей осквернены во Франции. Давайте не будем смотреть только на евреев, а обратим внимание на то, что происходит с меньшинствами во всем мире. Экстремистские группировки культивируют ненависть по отношению ко всем, кто не разделяет их взглядов», — подчеркивает Дина Порат.

Прервать молчание

Кому-то может показаться, что на 7,5 млрд человек несколько сотен случаев проявления антисемитизма в мире — невысокий показатель, но это статистика только по официальным данным. Большинство евреев, около 75–80%, столкнувшись с проявлением антисемитизма, молчат, не обращаясь в правоохранительные органы и общины. Чтобы не привлекать внимания, всё меньше евреев выходят на улицу в кипе, из-за напряженности в общеобразовательных школах некоторые еврейские семьи вынуждены отдавать детей в католические учреждения.

Растет «внутренняя миграция». Так евреи, живущие десятки лет в небольших городках Франции, переезжают в Лион или Тулузу. Количество евреев в Англии сократилось на 100 тыс. человек.

Фото: Global Look Press/Li Rui

«Почему молчат? Они боятся одной простой вещи: если они пожалуются на соседа, сосед отомстит. Или, скажем, если они пожалуются против мусульманской общины, то община примет меры. И эта проблема: что сделает полиция в таком случае? — поясняет «Известиям» профессор Дина Порат. — Наша цель — добиться того, чтобы еврейские диаспоры сообщали нам как можно больше информации».

Впрочем, на мировом уровне лед потихоньку, но все-таки тронулся. Так, Дональд Трамп назначил на должность спецпосланника по вопросам мониторинга и борьбы с антисемитизмом военного офицера, бывшего прокурора по уголовным делам Элана Карра (место было вакантно два года). 6 мая Карр выступит на еврейской конференции в Киеве. И в целом семинары, конференции, репортажи СМИ о проблемах антисемитизма дают результаты.

Фото: Getty Images/Michele Tantussi/

Мемориальная плита, украшенная бабочками, посвященная еврейским детям, которые погибли в Холокосте. Германия

«Было принято рабочее определение антисемитизма, совет ЕС одобрил декларацию о борьбе с антисемитизмом, укреплении безопасности и усилении защиты еврейских диаспор Европы. Специально созданная рабочая группа разрабатывает план по противостоянию антисемитизму. И это действительно результат: все-таки ЕС включает в себя 28 стран, это международная организация, — подчеркивает директор Центра Кантора. — Но главное — это информированность. Страны, общественные движения, сами гражданские общества должны говорить об антисемитизме как о части общей проблемы расизма, расовой и этнической нетерпимости (например, антицыганских настроений). Не нужно ни преувеличивать, ни преуменьшать угрозу, нужно действовать, рассматривая антисемитизм в мировом масштабе, понять, что чувствуют евреи».

14 мая в Тель-Авиве откроется музыкальный конкурс «Евровидение». Эксперты надеются, что фестиваль поможет укрепить культурные связи и понизить градус напряженности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сели как-то пить водку четверо: русский, еврей, немец и украинец. Пили, пили и в какой-то момент... - Газета.Ru

Сели как-то пить водку четверо: русский, еврей, немец и украинец. Пили, пили и в какой-то момент принялись обсуждать национальный вопрос.

— Русские нас никогда не поймут, — сказал один из этих четырех, и вы скоро поймете, кто это был.

— И почему же? – спросил – чуть позже вы поймете, кто из нас.

— А потому что нас, а также евреев и немцев, никто не любит.

Русский выслушал это молча. Но мысли на его лице читались тем не менее неплохо. Он думал: «Ну а за что вас любить? Это я так, по дружбе, в виде исключения с вами тут сижу. Скажите спасибо. И вы, конечно, мне завидуете, потому что нас, русских, все ведь любят».

Еврей с немцем тоже молчали, а думали они о русских в этот момент то, что и положено в такой ситуации инородцам. Но вслух мы, конечно, ничего такого не говорили. И не потому, что хорошо воспитаны, и замечательно образованны, и девушки нам дают даром, в отличие от других; вы догадались, что уже я вам тут привожу аргументы из интернет-дискуссий, в которых грызутся, как собаки, чекисты с эмигрантами и с соседями по постсоветскому пространству, и эти дискуссии очень полезны, про это вам любой психиатр и политтехнолог расскажет. Пусть уж лучше брызжут слюной люди, чем махать дубьем или стрелять из неучтенного пистолета в универсаме.

Так вот, вслух мы так грубо не выражались по национальному вопросу по другим причинам. По ряду причин, в которые мы тут не будем углубляться, не лекцию же читать, в самом деле, а sapienti и так sat.

Ну вот. Сидим мы, молчим с минуту, выпиваем еще по рюмке. Закусываем, и я продолжаю свою шутливую речь, в которой таки есть доля шутки:

— Но мы спокойно относимся к тому, что нас не любят. Кроме, правда, нашего еврейского друга, — он как раз в это время запивал водку пивом, — евреи с негативным к себе отношением смириться не могут.

— Да пошел ты нах, — сказал наш еврейский друг ласковым голосом, — не люблю я таких разговоров.

— Все, все. Больше не буду. Я о другом хотел сказать: русские нас не поймут потому, что они думают, будто их кто-то любит.

— И кто же это нас не любит? – напрягся наш русский друг.

— Ты первый начал уточнять! Ну что же, скажи, кто вас любит.

Он молчал, он задумался. Я взялся ему помочь, стал подкидывать ему, будто он Штирлиц, информацию к размышлению:

— Чухна? Фашисты? Чурки? Звери? Хохлы? Чучмеки? Пиндосы? Хачи? Ну, кто? Кто же любит русских? Скажи!

Он молчал, поглощенный работой мысли.

— Так вот, никто русских не любит. Как и нас. Но русские, в отличие от нас, не способны в этом признаться — даже себе! И вот они ходят и удивляются, что не видно нигде всеобщей в них влюбленности. Наверно, думают они, мы просто как-то невнимательно смотрим.

Он по-прежнему молчал. Крыть ему было нечем.

Национальный вопрос – это очень интересно, но добром его обсуждение не кончится, если вы приметесь его обсуждать с м…ками; а так-то можно – с друзьями, если они не сошли еще с ума, — это даже увлекательно.

— И вот отсюда: когда человек не видит ситуацию и не понимает ее, когда он не может отличить друга от врага и обижается, что его никто не кидается любить просто так, ни за что, будто он прекрасное милое дитя-вундеркинд – столько бед проистекает! Столько недоразумений!

Наш русский молча сопел. Ему, кажется, начало открываться истинное положение вещей…

Лирическое отступление закончено. Теперь к делу. Правильно Медведев наехал на Украину вообще и на Ющенко лично! (Дело тут даже не в том, что я родился в Донбассе и Янукович мне поэтому ближе, хотя бы как земляк и красавец.) Раз президент РФ взялся командовать русскими, ему надо соответствовать. Или уходить. Русские не любят хохлов, не считают их ровней себе, держат за вспомогательную нацию, неспособную к суверенитету; президент, если ему еще не надоела его должность и он не заготовил себе преемника, за которого пойдет голосовать его клака, должен на хохлов наезжать. Такая его планида, и я не в претензии. И очень уместно это делать в годовщину грузинской кампании, которая тоже проведена в соответствии с пожеланиями левого русского большинства. Русские – спросите любого – не любят грузин, и потому честный президент обязан свою симпатию к генацвале, если она есть, сохранять в тайне до того момента, как он сам объявит имя преемника и начнет наслаждаться своей личной неприкосновенностью.

Такая работа! Я себе легко могу представить учителя, который ненавидит детей; но ему таки лучше про эту нелюбовь молчать. До пенсии. В этом смысле учителю проще, чем президенту: преемника не надо назначать, не надо тащить его на затратную и неубедительную имитацию акции народного волеизъявления.

Большинство и без шоу все правильно поймет…

Любовь — это очень тонкое дело, если кто не в курсе. Если вы любили. Если один какой-то народ не любит некий другой народ, с этим ничего нельзя сделать. Обоим народам надо научиться с этим жить, без взаимной любви. Так живут миллиарды людей на этой планете, и редко кто из них из-за этого идет войной на соседа.

Считается, что кого-то можно принудить к миру. Но уж к любви-то – никак.

Ну, разве только к имитации оргазма можно склонить, — но тогда надо за это заплатить. Вон американцы часто платят, причем хорошо, и оплаченные так здорово имитируют, что начинают сами верить в свое светлое чувство. Часто у людей деньги вызывают то же чувство, что у птиц – яркие перья.

А на халяву? Ожидать имитации оргазма? Что же, если вас зовут Элвис Пресли и вы все еще живы, — к вам выстроится очередь.

Если же у вас другие паспортные данные, и иной экстерьер, и платить нечем, или вы просто к этому психологически не готовы, а вас не любят, — то не спешите впадать в отчаяние. Всегда ведь можно обратиться с жалобой во Всемирную лигу сексуальных реформ. Вдруг там чем помогут.

Что же касается Зурабова, то я даже не знаю, на что Украине обижаться больше: что его посылают в Киев или что не посылают. Что-то я не припомню, чтоб этого персонажа в России утомляли изъявлениями народной любви…

Как вырастить еврейского ребенка? — JEvents Петербург

Как вырастить еврейского ребенка? Ой, тут все сложно: надо сначала с терминологией определиться.

Еврейского – это какого?

Кто-то считает, что достаточно десятка архивных документов по материнской линии. Кто-то возмутится – да ну, что сразу по материнской. Можно по любой, и даже по подруге. Кто-то будет говорить, что главное – это Тора, молитвы, тусовка с каменным ножом на 8-й день… Мнений по этому вопросу через край, ибо в обсуждении участвует сильно больше двух евреев. Так что мы это все оставим и возьмем за основу то, что мне нравится больше всего (ибо это моя синагога мой блог): стереотипы.

В этой статье я собрала мои самые любимые стереотипы о евреях, чтобы свериться – как там Яша, еврейский ли ребенок получается? И, если-таки еврейский, поделиться с Вами опытом – как же мне таких сногсшибательных результатов удалось достичь. Вдруг Вам тоже надо?

(1) Евреи умные

Альберт Эйнштейн

…И гениальные. Это, конечно, не про всех – но про Яшу справедливо. Как у нас такой ребенок получился? (скромно пожимая плечами) Не знаю, личный пример, наверное. (участливо улыбаясь) А у Вас не так?

На самом деле, мне кажется, когда говорят, что евреи умные, имеют в виду симбиоз логического мышления и некоторой образованности. Можно предположить, что многовековое изучение Торы, натренировало логическое мышление на кучу поколений вперед. Ага, а еще, что полное собрание сочинений Бабеля в голове передается по наследству. В общем, спорно это все. Но тренируется и без всяких хитрых генов на раз-два: точно Вам говорю.

Логическое мышление – постоянными рассуждениями с ребенком в стиле «Ты же понимаешь: если мы пойдем на красный, то нас собьёт вооон та машина. А, если не пойдем, то ой, смотри, облако в форме ёжика!». И ребенок такой: «Мам, это тебе пра-прадедушка Торой такое мышление сформировал или мат-школа?».

А условную образованность — внутрисемейной модой. Если в семье играть во «Что? Где? Когда?» по вечерам не считается отчаянным ботанством, а родители регулярно записываются на лекции «Coursera» (не заканчивают, естественно, не подумайте о нас с мужем ничего плохого), то, при дружеских отношениях с родителями, ребенок тоже впечатлится. И в какой-то форме он не утратит этот вектор и в будущем. Ну это я так надеюсь.

(2) Евреи хитрые

Роман Абрамович

…И, конечно, прирожденные предприниматели. Пока Яшина хитрость заключается лишь в том, что каждый раз, как мы начинаем одеваться, Яшу одолевает непреодолимое желание спать. Или пить. Или ам-ам-ам. А я еврейская мама. Первая ступенька пирамиды Маслоу — это святое. Поэтому мы раздеваемся-едим-моемся-берем одежду-откладываем ее-пьем-берем одежду… Короче, рассусоливаем нереально и (3) везде опаздываем, чем подтверждаем очередной стереотип.

Как предприниматель Яша откровенно не очень. Был момент, когда он сам не мог разгрызть сушку. Но полюбить ее крошащуюся по всему дому плоть уже успел. Поэтому он в своих регулярных рейдах по квартире в поисках тайничков с едой раздобывал эту круглую красавицу. Сначала пытался разрулить проект своими силами, потом обращался к профессионалам.

«Мама» — мы на рынке разлома сушек с 2017го года, и уже успели зарекомендовать себя, как надежного партнера в решении непростых задач. У тебя пока нет зубов? А, может, зубы нужны тебе, чтобы кусать родителей, и просто обидно тратить их на сушку? Напиши нашему чат-боту для круглосуточной консультации. Для соединения со специалистом — плачь.

В общем Яша ведется на эту рекламу, и дальше у нас толлинг в миниатюре: произвожу из его целых сушек разломанные. Но руками я ломаю плохо, мелкая моторика – не мой профиль. Я работаю зубами и полсушки беру в качестве комиссии. И вот потеря 50% давальческого сырья Яшу вполне устраивает. Бизнесмен, ага. С другой стороны, иначе он готовой продукции совсем не получит, так лучше уж заплатить хоть какую комиссию. Других-то заводов поблизости нет.

(4) Евреи жадные

«Венецианский купец».  Шейлок — Дэвид Суше. Королевский Шекспировский театр, 1981

В этом смысле все дети евреи. Потому что их «жадность» видна невооруженным глазом. Ходят по площадке, набрав весь свой скарб, что не поместилось в зубы – маме на хранение. И ой, что будет, если мама посмеет часть драгоценной колекции хлама из фикс-прайса дать поиграть другому ребенку (даже взамен на другой хламоэкспонат из того же источника). Яша в этом смысле — на четверть. То есть он ревностно относится ко мне, к папе (ну это, знаете ли!), к беговелу (это как еще одна нога, тут вообще другие законы) и к той игрушке, которая вот прям щас зажата к его руке. Если кто-то пытается вырвать у Яши игрушку – я не спешу на помощь: я пробовала, я знаю, что это невозможно технически.

Но как же сделать так, чтобы жадность сохранилась на всю оставшуюся жизнь? Это же самый популярный стереотип, это для ощущения национальной идентификации! В детстве мне показалась логичной одна мысль:

«От жадности, — сказал доктор, посоветовавшись со старшими медсестрами, — хорошо помогает разное изобилие. Когда кругом изобилие, и чего-нибудь очень много, жадность проходит сама.»

Григорий Остер, «Остров Эскадо»

Идея хорошая, жаль только с детьми не прокатывает: у нас в песочнице живет штук 30 лопаток, ведерок, формочек, машинок. И дети дерутся за них все равно. Почему? Потому что они разные. То есть для выведения жадности нужно унифицированное изобилие? И снова нет. Сегодня на площадке Яша с плачем требовал у одного мальчика зеленый самокат, mini micro. Мальчик не хотел отдавать — это же его самокат. Пока я не предложила поменяться на Яшин самокат. Зеленый. Mini micro. Сделка состоялась.

Продолжая мысль Остера, получается, что в условиях дефицита и нужды процветает жадность. То есть дело просто в финансовом состоянии родителей. Но ведь и это не обязательно — бессеребренники и просто нежадные люди обитают во всех слоях общества, проявляются в разных ситуациях. В Яд Вашеме есть история женщины: она заболела в лагере, ее отправили в медицинский блок, где хлеба не давали, что для нее в больном состоянии означало смерть. И ее подруга по бараку нашла возможность переправить ей пайку хлеба. Свою. Ту, которая предназначалась ей самой, чтобы не умереть после 12тичасового рабочего дня. Вряд ли она сделала это от цветущего изобилия вокруг.

(5) Евреи богатые

Скрудж МакДак

и дюже любят деньги. Ну вот это правда, конечно. «Де!» — одно из любимых Яшиных слов. Когда я говорю: «Яш, в кафе пойдем?», Яша протягивает мне ладонь и ворчливо говорит: «Де, мама». Это типа: «Лааааадно, пойду, но платишь ты». Ну, правильно, с этими женщинами надо на берегу договариваться.

Недавно Яша штурмовал комнату, в которой Ваня вел урок с живым учеником. (Не то чтобы он обычно мертвых английскому учит, просто чаще по скайпу).

— Яша, — говорю, — Папе надо реализоваться как личности, дай ему поработать.

— Папа? – недоверчиво спрашивает Яша. Типа какая ему еще к черту реализация нужна, тут же есть Я.

— Да, папе. А еще дядя ему деньги заплатит.

— Ааа, де! – радостно говорит Яша и оставляет дверь в покое. И весь урок мы тихонечко проводим в соседней комнате.

Как только скрипнула дверь, как сигнал окончания образовательного процесса, Яша рванул по коридору с двумя протянутыми ладонями и жалобным криком: «Дядя, де!». Дядя, опешив, заплатил в два раза больше. Потом, правда, не появлялся. То ли экзамен-таки сдал, то ли ему и так по ночам снится голодающий сын бедного учителя английского, и он боится ре-травмироваться.

(6) Евреи любят поесть

Дети из еврейских семей перед началом Песаха. Лондон, 1925.

…мацу, конечно. У Яши так начался прикорм: она нашел на подоконнике у бабушки с дедушкой ЕЕ. И сразу переехал на подоконник. Любит ее до сих пор, но только правильно приготовленную. Надо, чтобы мука была хорошо просеяна, процесс приготовления не превышал 18 минут и чтобы кровь христианского младенца была свежая. Мы на Даниловском рынке берем, там еще смузи есть.

На самом деле Яша только недавно стал мечтой любой бабушки (то есть начал поглощать человеческую еду в круглосуточном режиме). Теперь Яшина типичная фраза во время выхода из кафе, в котором за полтора часа выпил стакан воды, съел яблоко и 2 порции котлет с пюре (утробным голосом): АМ-АМ-АМ!

(7) Евреи читают. Много

Борис Пастернак

У всех разная идиллическая картинка материнства. У кого-то из рекламы сока «Моя Семья» — все улыбаются и вместе поглощают пищу. В солнечных лучах, понятное дело. Рядом с панорамными окнами на стерильной кухне. Я всю беременность представляла себе кровать (залитую солнцем, ну как иначе, в России-то), и на ней, на белом хрустящем постельном белье, сижу я с ребенком лет так трех, и читаю ему вслух книжки. Я, конечно, худая. И с кудрями. Ребенок слушает внимательно, иногда только прерывается, чтобы обнять меня и сказать: «Как я люблю тебя мамочка!». И я такая «И я тебя, мое солнышко!». И давай дальше читать.

В общем, где-то с Яшиного года так и есть. Ну, примерно так. Знаете, как если вот эту картинку заказать на AliExpress. Вроде хмурое утро и из-за погрешностей камеры у меня лишние 15 килограмм, но зато, да, сидим. Читаем. Читать Яша готов круглосуточно.

«Яш, у нас дома книжка новая» — это единственная нормальная приманка закруглить прогулку, когда у мамы заинведевели все конечности, а ребенок только-только нашел в песочнице кошачьи экскременты и приготовился к их детальному изучению.

Если Ваш ребенок не любит книжки так же истово – может, Вы тоже не прям фанат? Подумайте об этом.

(каждого, кто посмеет пафосно цитировать мне меня же, например «Асечка, есть твой ребенок не любит спать до 11 утра так же истово – может, ты тоже не прям фанат?» ждет смерть через мой испепеляющий взгляд и едкая эпитафия потом на фейсбуке).

(8) Евреи во всех подозревают антисемитов

Ооо, тут Яша мастер. Как сказано выше — Яша любит, когда ему читают. Но выше не сказано, что эта повинность обрушивается на любого приходящего и деться от нее нельзя. Яша видит свежую жертву (например, нового бебиситтера), которая направляется к нему с дежурным «утипусеньки, покажимнесвоиигрушечки» и радостно несет ей книжку почитать. Жертва с энтузиазмом начинает:

«Везде смотрела я почти,

Чтобы кусок мацы найти…эээ, что?»

Я эти минуты ныкаюсь в соседней комнате и просто отмечаю изменение интонации. И то, как  быстро человек откладывает книжку и мягко предлагает Яше почитать другую. Яша без слов приносит другую, насильно мил не будешь.

«А вот и Ту-би-шват??»

— читает жертва сломанным в трех местах языком.

«Яшенька, а, есть еще какие-то книжки?» — с надеждой спрашивает жертва.

«Апуф!» — гордо говорит Яша и несет еще одну.

«Это тоже что-то ВАШЕ?» — аккуратно спрашивает бебиситтер входящую в комнату меня.

«Нет, это НАШЕ. «Апуф» — это Пушкин. Яша сын учителя английского и добавляет ко всему неопределенный артикль. Чаю хотите?»

(9) Евреи играют на скрипке в перерыве между операциями на открытом сердце

М.Пикон в роли Идл в фильме «Идл со скрипкой» (1936)

…а по выходным доказывают теорему Ферма. Вот это все точно про Яшу. Я тут решила возвыситься над недоваренным куриным супом и грязными носками, которыми щедро усыпан наш пол, и вызвать репетитора по музыке. Себе. Ну а как ребенок вырастет музыкантом, если мама при нем не играет? В общем Яша сидит рядом со мной на табуретке, жаждет сам играть гаммы, а я не даю, нет. Только, если очень упрашивает. Метод Тома Сойера еще никто не отменял, а?

С врачеванием у Яши совсем хорошо: Яша вылечил нас с Ваней от болезненной привычки спать по ночам.  А про математику даже говорить нескромно. Яше год и 11 месяцев, Яша умеет считать.

— Яша, сколько будет пять минус три?

— Два!

— Яша, а сколько атомов водорода в молекуле воды?

— Два!

— Яша, а сколько лет было Марии Кровавой когда она была помолвлена с Франциском III?

— Два!

Короче, такой вот разносторонний еврейский ребенок, тут делиться секретами не буду. Но, кажется, теперь я знаю чуть больше про шоу дрессированных морских котиков.

(10) Евреи предпочитают нееврейских девушек

Bugs Bunny& Lola Bunny

У нас во дворе есть Фанечка, Ева и три Сони. А еще есть Марфуша, Владочка, Ясмин и две Мелании (по акции). Фаня, Ева и Сонечки дерутся за право обнять Яшу первой. Яша, естественно, всем им предпочитает качели. Качели неопределенной национальности, но на обороте сиденья иероглифы, и это явно не иврит. Кто-то сейчас задумался, импортирует ли Россия израильские качели. Кто-то о том, что качели тут притянуты за уши (и о том, есть ли мочки у этих ушей). И только Яшины бабушки тревожно заерзали у компьютеров: а что такого случилось с Яшенькой, что она аж надписи на сиденье рассмотрела?

На самом деле, чтобы ребенок вырос и целенаправленно предпочитал нееврейских девушек, маме нужно всего лишь являть собой ярчайший образец стереотипной еврейской мамы. И все: юноша предпочтет ЧТО УГОДНО годами душившей его гипер-опеке, приправленной мещанским сбором веревочек, этикеточек, контейнерчиков из-под творога и прочего. А, может, наоборот. Как бы его там все не раздражало, по непонятным причинам он будет искать в своей жене плюс-минус то же самое. Короче, не разберешь их.

(11) Из кошек и собак евреи предпочитают кошек

С этим у нас неайс, ав-ав определенно рулят. Но кошек, конечно, Яша тоже любит. Нашу домашнюю кошку Марту Израилевну Яша любит настолько, что пытается накормить ее своим супом. Самым любимым – куриным ((12) любовь к куриному супу, кстати, тоже стереотип). Раньше он тихонечко складывал кусочки кнейдлах ей в миску. Когда я доходчиво объяснила, что не стоит, перешел на новый уровень: он готовит суп специально для нее. Из того, что есть. Ссыпает сухой корм в миску с водой и задумчиво перемешивает пальцем. А иногда решает разнообразить ее меню и сыпет ей в миску наполнитель для туалета. А ав-ав разных калибров Яша просто смотрит, как кино, и, мне кажется, в этом стереотипе, скорее я перестаю быть еврейкой – некоторые ав-ав определенно ничего.

(13) Евреи очень любят маму

Говард Воловиц пытается объяснить своей маме, что придет попозже

Так как у нас вообще не так (вот тут можно почитать, кого Яша на самом деле любит), сейчас расскажу, как сделать так, чтобы ребенок прям очень тебя любил (теоретически-то я подкована).

Во-первых, нужно найти ребенку ниочёмного папу. Это создаст Вам выигрышный фон. Кого-то же ребенку нужно любить. А тут и Вы такая оп! На коне. Дополнительно можно папу показательно подпиливать (за дело, разумеется) и высмеивать его несостоятельность в сфере смены памперсов, чтобы у ребенка точно не оставалось сомнений – кто тут папа кто тут классный. Да, в какой-то момент у него может появиться собственное мнение на этот счет, но я теоретик. Так далеко в своих мечтах я не заходила.

Во-вторых, нужно максимально делать все за ребенка: кормить с ложки, мыть руки, открывать двери. Тогда он будет хотеть оставаться только с Вами и точно возьмет Вас на первое свидание – там же вроде надо что-то есть и дверь перед девушкой распахивать? Вот она, любовь. Извините, слезы наворачиваются.

(14) У евреев нет мочки

Ну не прям нет – не подумайте, что евреи вообще любят себе что-нибудь обрезать, и почему бы бедной мочке не стать крайней? Просто есть вот такая расистская легенда, что у евреев мочка не выделена каплей, а плавно перетекает переходит в кожу лица. Мне ее будущий муж рассказал на первом свидании. А ему в детстве раскрыл этот секрет чукча-скинхед. Ну что, посмотрели в зеркало? Как там, я же волнуюсь! Я вот в тот же день проверила эту дичь на всей своей семье (Яши тогда еще не было, мы не настолько стремительные ребята). Ну и да. У всех плавно перетекает. Кроме папы, у которого, единственного в нашей семье, до 15-го колена каждому можно на Таглит по два раза.

Когда Яша родился, я тоже прочекала его мочку. Точнее, ее отсутствие. Теперь не только я не знаю, означает ли это что-нибудь, но и Вы тоже. Не благодарите.

P.s. Если я забыла какой-то стереотип, а Вы его прям обожаете – напишите мне в личку (VK, FB), с удовольствием добавлю пункт.

P.p.s. У меня есть еще telegram-канал «будни плохой матери», там еще больше историй про Яшу, и, кстати, его читают не только Яшины бабушки.

P.p.p.s. За заглавную картину (не поднимаются пальцы напечатать «картинку») спасибо Ольге Воропаевой. Слышите, что ребенок играет «My Yiddishe mama»? Я тоже слышу.

Ася Явиц

Меня зовут Ася Явиц и в ноябре 2015го я неожиданно стала мамой мальчика Яши. Выдержка у меня невероятная, поэтому здесь не будет миллиона фотографий Яшиной попы, хотя, поверьте, там есть на что посмотреть! А что же тогда будет? Будут заметки на всякие околоматеринские темы с небольшим еврейским акцентом. Надеюсь, вам будет интересно их читать и вы будете всячески лайкать-репостить, а то моя собственная аидише мама очень расстроится, а расстраивать маму - нельзя. p.s. благодаря jevents.ru я начала писать. Потом я вошла во вкус и начала писать и в другие места смешные статьи про материнство и отношения. А еще завела telegram-канал "будни плохой матери" https://t.me/bad_mother_daily, где я описываю свои фейлы на материнском поприще и кидаю ссылки а все свои статьи (и на jevents, естественно).

Все статьи автора Ася Явиц

Как вырастить еврейского ребенка?

Об отношении к евреям и антисемитам / ФОМ

12 Ноября 2013

Лишь немногие – 6% – признались, что испытывают неприязнь к евреям. Однако в вопросе о том, почему другие люди испытывают к евреям неприязнь, проявилось весьма неоднозначное отношение к людям этой национальности. По мнению 15% респондентов, другим людям евреи не нравятся, потому что они жадные, хитрые и непорядочные. Вдвое реже говорится, что неприязнь к евреям – это следствие бескультурья самого человека. Кроме того, более половины россиян безразличны к антисемитам. скачать данные

ФОМнибус – репрезентативный опрос населения от 18 лет и старше. В опросе участвовали 1500 респондентов – жителей 100 городских и сельских населенных пунктов в 43 субъектах РФ. Интервью в режиме face-to-face проходили по месту жительства респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,6%.

ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ГРУПП ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ ДАННЫЕ В % ОТ ОПРОШЕННЫХ

Подробнее на fom. ru/obshchestvo/11188

материалы

Особым праздником, важным, значимым считают Пасху 72% участников общероссийского опроса. Люди, которые назвали себя православными, естественно, чаще дают такой ответ, но и среди тех, кто не считает себя верующим, 40% называют праздник значимым. Для 25% россиян Пасха не является важным праздником

37% россиян придерживаются мнения, что женщины и мужчины имеют равные возможности для продвижения по службе. 52% считают, что у мужчин возможностей больше. С предвзятым отношением из-за пола сталкивались на работе 19% женщин и 8% мужчин, в других сферах жизни – 17% и 9%, соответственно

По мнению 23% россиян, сегодня в нашей стране слишком много демократии, 31% наших сограждан (значительно чаще – молодые и образованные) считают, что ее слишком мало, 24% – что демократии столько, сколько нужно. 58% россиян говорят, что лично им важно, чтобы в России была демократия, 26% это неважно

Женщины должны активнее участвовать в политике, уверены 61% участников общероссийского опроса. 29% респондентов придерживаются мнения: политика –не женское дело

91% россиян считают, что муж и жена должны в равной мере участвовать в ведении хозяйства. При этом только 52% опрошенных говорят, что в семьях их знакомых домашние обязанности супруги делят поровну

ГОЛОС КРОВИ | HIAS

В октябре 1941года эшелон с эвакуированными с Украины остановился около мордовской деревни Баево. Меня с мамой и еще несколько семей высадили и распределили по избам. Хозяйка отправила нас в баню, а затем накормила. У мамы с ней сложились хорошие отношения. Когда через несколько месяцев мама сказала, что мы перебираемся в Чебоксары, она очень расстроилась.  Перед нашим отъездом выяснилась причина расстройства. Хозяйка сказала, что мы хорошие люди, а  скоро должны прийти эшелоны с ужасными евреями.  Так, я впервые узнал о существовании евреев. Надо сказать, что в этой деревушке никогда не было евреев, но уже было известно об их ужасных качествах. По понятиям жителей деревни мама не вписывалась в образ ужасных евреев: довольно статная блондинка, чисто говорящая по-русски, деликатная и тихая не  ассоциировалась с евреями. В Чебоксарах нас поселили в бараке, выделив крохотную комнатушку, отгороженную от других стенкой из фанеры. Знакомство со двором началось на следующий день. Только я вышел, как рядом оказались двое мальчишек на пару лет старше меня, и дальше последовало: «Скажи кукуруза». Не понимая в чем дело, я почувствовал какой-то подвох ипослал их подальше, используя деревенскую лексику. Только потом я узнал, что нигде картавое «р» не звучит так раскатисто, как в слове кукуруза, а это точный, по мнению многих, признак еврея. Букву «р» я выговаривал, светлые волосы и использование известного им жаргона, видимо, оказались в их глазах признаком своего. Впрочем, я и сам считал себя  «своим»,  потому что в доме вопрос о национальности не обсуждался и я узнал, что мы  евреи только через пару лет. Дворовые испытания на этом не закончились. На следующий день та же пара потребовала у меня деньги, угрожая избиением. Денег не было, но экзекуцию перенесли на следующий день с предупреждением, если я не возьму денег у матери, будет плохо. Деньги у мамы я не просил, а если попросил бы, едва ли получил. Уже с утра через половинку окна, приходящегося на нашу коморку, я увидал этих ребят, но их было уже трое. Деваться было некуда – все удобства во дворе. Страх овладел мною и каждый шаг к выходу давался с большим трудом. Пересиливая его, я доплелся до двери, увидал довольно толстую палку и захватил ее с собой. Мой выход породил шквал оскорбительных  глумливых выпадов и,я думаю, не будь их, едва ли я пустил бы вход свое оружие, но они породили во мне такую ярость, что она превалировала перед страхом. Крича что-то несуразное, размахивая палкой, я бросился на обидчиков, которые к моему большому удивлению обратились в бегство, что породило во мне еще большую ярость. Я гонялся за ними по всему двору и бил до тех пор, пока они, плача, не удрали в соседский овраг. Больше меня не трогали и я стал своим и летом мы не раз сообща устраивали налеты на соседские огороды. Следующий урок «интернационального» советского воспитания я получил зимой 1944 года в украинском городе Сумы, куда мы вернулись после эвакуации. В 3-й класс новой школы я пришел в феврале. Первый день прошел спокойно, не считая диктанта на украинском языке, который, возможно, стал прелюдией к последующим событиям. На следующий день, как и полагалось, я не только получил заслуженную единицу, но мой диктант стал предметом всеобщего разбирательства. На большой перемене несколько ребят бросили клич – бить кацапа. Я не знал, кто такие кацапы, но догадался, что это относится ко мне, и успел отскочить к кафедре и вооружиться табуреткой. Избиения не получилось, но ознакомление с местными нравами на этом не закончилось. На обратном пути из школы мой сосед по парте спросил, есть ли у меня рогатка и предложил пойти пострелять жидов. Рогатки у меня не было, и я не стал уточнять, кто такие жиды. Все вопросы я решил отложить до вечера и ответ получил от мамы. Выяснилось, что кацапы – люди, живущие в России, а жид это тоже, что и евреи, только ругательное название. Стрелять мне предложили не евреев, а воробьев, которых на Украине почему-то называли жидами. Кроме того, я узнал, что мы евреи. Видимо, мама посчитала, что это сообщение будет для меня ударом, и смягчила его словами, что люди есть хорошие и плохие, а национальность не имеет значения. Однако ее усилия оказались напрасными, потому что ее сообщение о нашей национальности не произвело на меня ни какого впечатления. На следующий день жизнь преподнесла, как мне казалось тогда, более серьезный урок. После занятий во дворе школы меня ждал один из несостоявшихся вчерашних обидчиков вместе со своим старшим братом и несколькими его одноклассниками. Не успел я еще ничего сообразить, как он подошел ко мне и под хохот всех присутствующих, растопырив пальцы, довольно больно провел ими по моему лицу. Не столько боль, как их хохот, привелименя в бешенство. Пока они ждали продолжения, я не очень соображая, что делаю, ударил коньком обидчика по лицу, которое тут же окрасилось кровью. Затем вся компания во главе с Мухой ( уже потом я узнал кличку этого, как тогда говорили приблатненного хулигана) бросилась в бегство. Мне сильно повезло. Удар оказался не сильным и только неглубоко рассек ему кожу, и никаких административных последствий не было, но мой авторитет вырос до необыкновенных высот. Именно тогда я понял, что в драке побеждает не сильнейший, а более отчаянный и более внутренне защищенный своей правотой. Уже  намного позже я пришел к выводу, что показать свою беззащитность – значит в глазах многих показать свое ничтожество. Читателю может показаться, что автор был этакий забияка и хулиган, но это совсем не так. Просто таковы были нравы многих мальчишек военной поры. Как я уже говорил, о своей национальности я не задумывался в течение многих лет. Мне, конечно, не один раз приходилось слышать о том, что называется бытовым антисемитизмом, но об этих случаях я слышал, как говорят, со вторых рук. Лично я объектом его не был, а восприятие чужой боли или унижения очень отличаются от своих ощущений. Впервые вопрос о моей национальности встал при получении паспорта. Все дело было в том, что в то время, когда я родился на Украине в свидетельстве о рождении не было графы  национальность родителей. Только их фамилия, имя и отчество, которые, как и у многих, были русифицированы. Поэтому в паспортном столе офицер, заполняющий анкету, глядя на мою внешность спросил: « Русский?» И я, без каких-либо размышлений,ответил: «Еврей»! Видимо, это и был голос крови. Фортуна явно ко мне благоволила. Школу я закончил в тяжелом для выпускников, отягощенных «пятым» пунктом, 1952 году, но за год до этого отца перевели служить в Барнаул и проблем с поступлением в институт у меня не было. Вообще в отличие от Украины и даже городов центральной России сибирские города антисемитизмом грешили намного меньше. Даже во времена пресловутого дела врачей я не слышал о каких-либо эксцессах, включая и увольнения специалистов из оборонной промышленности. Возможно, что в Сибири, заполненной спецпереселенцами, не очень доверяли советской власти и ее пропагандистскому аппарату. Институт я закончил в 1958 году в разгар хрущевской оттепели и становления Совнархозов, получивших невиданную в те времена самостоятельность. Учился я довольно прилично и пришел на распределение уверенный в своем будущем. Однако через пару часов болтания по институтским коридорам в ожидании вызова комиссии моя уверенность слегка поубавилась. Чтобы не показать свою нервозность и отвлечь себя от каких-либо грустных мыслей, я начал рассказывать анекдоты. Вскоре к слушателям присоединился незнакомый человек лет на 15-20 старше нас. Он постоял с нами несколько минут, посмеялся, задал несколько вопросов и даже сам рассказал какой-то анекдот и ушел. На комиссию меня вызвали часа через полтора и первым, кого я увидел, был слушатель моих рассказов. Я сейчас не могу вспомнить, какие вопросы задавали мне члены комиссии, но четко помню его слова: «Этого парня я возьму. Оформите документы и пришлите к нам.» 15 сентября, опоздав на полтора месяца, я вышел на работу. И в моей трудовой книжке появилась первая запись: «Завод № 662, принят на должность инженера-конструктора по направлению Алтайского Совнархоза, приказ №280к». Я специально фиксирую внимание читателей на этом малозначительном факте опоздания потому, что в моей дальнейшей судьбе он сыграл важную роль. Все дело было в том, что весь состав отдела главного конструктора, за исключением инвалидов и беременных женщин, на весь сентябрь отправили в колхоз на сбор картошки. Таким образом, я оказался «самой мощной конструкторской силой» отдела. И тут, как говорили раньше, я попал в «случай» и мне поручили работу явно превышающую мои конструкторские навыки, заключающиеся только в подготовке диплома и еще нескольких курсовых проектов. Работа была выполнена, хотя мне пришлось тщательно проштудировать некоторые институтские дисциплины. При этом я не только заработал себе определенный профессиональный капитал, но и, самое главное, приобрел уверенность в своих силах и умение принимать самостоятельные решения. Следующая запись через полгода гласила: «Переведен на должность старшего инженера-конструктора». Так началось мое восхождение по служебной лестнице. В 1960 году по семейным обстоятельствам я переехал в Москву. С заводом я расставался с большим сожалением и примешивающимся к нему чувством страха. Впереди неизвестность и все надо начинать сначала.  На повестке дня встал вопрос о работе. Не мудрствуя, я отправился устраиваться в организацию, с которой был связан наш завод и через месяц, который, видимо, ушел на запрос допуска, я вышел на работу. Наша «контора», как называли нашу организацию старожилы, имела многолетнюю историю. Завод был только одним из ее подразделений, кроме него был НИИ, или как говорили не очень уважительно на заводе «наука», и стержень всего – ОКБ и служба испытаний. Через пару лет я стал ведущим конструктором в ОКБ и затем начальником подразделения или, выражаясь современным языком,менеджером среднего звена.   Начало Шестидневной войны совпало с моей командировкой в Пермь, куда я приехал вместе с начальником отделения. Радио трубило победные реляции из Каира, и во время одной из передач начальник, которого ни в коей мере нельзя было отнести к антисемитам, сказал: «Ну, твои совсем обалдели. Перережут их всех». Если говорить честно, в то время я никакой особой связи с Израилем не чувствовал, но пробурчал не очень уверенно: «Время покажет». И время показало. К моменту нашего возвращения в Москву «войска израильских агрессоров» стояли на берегу Суэцкого канала и на Голанских высотах. Война стала предметом всеобщего обсуждения. Она полностью изменила не только представление  евреев о себе, но и всего мира о них. В ней победили совсем не те, кто по укоренившемуся насаждаемому стереотипу должен был победить, а те, кому на роду было написано быть битыми. Произошло то, чего не хотело осознать советское руководство, которое не могло придумать ничего лучшего, чем прервать дипломатические отношения с Израилем тем самым лишить себя возможности какого-либо прямого влияния на его политику.Пропагандистский аппарат трубил об израильских фашистах, американских прихвостнях и т.д.  Евреи в СССР отреагировалибыстрее. Блестящая победа Израиля вызвала всплеск самосознания у многих советских евреев и превратила их из запуганных париев в народ, который начал бороться за право выезда на свою историческую родину. Государство ответило всплеском антисемитизма, прикрытого эдаким флером борьбы с сионизмом. Этот метод уже прошел апробацию еще во времена Сталина во время борьбы с «безродными космополитами». Суть этого метода хорошо вписывалась в незамысловатый стишок того времени: « Чтобы не слыть антисемитом, зови жида космополитом». Политиздат почти ежемесячно выпускал в свет книги, в названии которых обязательно фигурировало слово сионизм («Сионизм без прикрас», «Осторожно сионизм» и т.д.). Однако сталинские времена миновали и усиление антисемитизма только многим добавило решительности, и количество заявлений в ОВИР о разрешении на выезд в Израиль значительно выросло. Подавших заявление прорабатывали на собраниях «коллектива», а затем увольняли. В отношении к  евреям появилась секретная инструкция о кадровой политике «не увольнять, не повышать, новых не брать», которая была сродни инструкции времен войны начальника Политуправления Щербакова «евреев награждать ограничено». Применительно к оборонным отраслям, где работающие имели допуск к секретным работам, было рекомендовано уменьшить количество евреев на командных должностях. В той системе, где я работал, первой «жертвой» чистки стал Генеральный конструктор Пермского КБ машиностроения Михаил Юльевич Цирюльников. Он возглавлял работы по созданию в СССР первой межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) 8К98. Цирюльников был переведен на преподавательскую работу в канун окончательных испытаний. Главным конструктором стал секретарь парткома Лавров. МБР 8К98 сняли с вооружения только в 1994 году ввиду физического старения топлива.   В октябре 1973 года началась война Судного дня. В начале большинство евреев ожидало быструю победу израильтян, но уже через несколько дней, благодаря «вражеским» голосам, стало понятно, что события развиваются драматично. В один из таких муторных дней во время обеда в полупустой столовой ко мне за стол подсел зам. начальника службы испытаний Иван  Ханутин. Знакомы мы были шапочно и встречались только на совещаниях. Разговор не клеился. Да и по возрасту мы отличались лет на десять-пятнадцать. После обеда Иван, к моему удивлению, позвал меня к себе в кабинет: «Есть одно дело, о котором нужно переговорить». Особых дел в моем понимании не было, но я промолчал и пошел. По дороге нам встретился секретарь парткома, который окликнул Ивана, а я прошел вперед и остановился, ожидая его. Тут я оказался свидетелем довольно резкого разговора, суть которого я не слышал и понять не мог. Несмотря на то, что прошло почти 40 лет, я могу довольно точно воспроизвести  этот разговор: «Послушай, придурок (тогда это слово уже входило в оборот) мне ребята говорят, что ты лазишь при подготовке испытаний туда, где людей не должно быть. Что и кому ты доказываешь? Себе, другим, а не дай бог, что-нибудь случиться, отвечать придется мне. Хочешь показать, что евреи не трусы. Дурак! У меня во взводе в 44 году уже был Зяма Липкинд, который лез во все дыры, боясь, что скажут- еврей обделался. Его нет, а продолжают говорить все равно». Я очень обозлился и спросил: «Иван! Тебя чего это колышет, что говорят». Ответ меня поразил: «Да не Иван я, не Иван Ханутин, а  Изя Ханютин. Сейчас я тебе расскажу, как стал Иваном».  Может быть, какие-то подробности стерли годы, но суть услышанного воспроизведена точно. « ... 8 мая 1945 года мы вошли в Дрезден. Никаких боев уже по сути не было. Была весна. Все знали, что войне конец. Тишина необыкновенная, от которой кружилась голова. Цвел миндаль и вся округа была в розово – фиолетовом цвете, а центра города не было – одни развалены. Все как в Воронеже. Я начинал воевать там. Разнесено было все. Остались одни руины. Уже позже я узнал, что в ночь на 15 февраля 1945 года английская авиация полностью уничтожила центральную часть Дрездена. И на фоне всеобщей расслабухи меня вызывает командир нашего саперно-штурмового батальона и говорит о том, что я поступаю в распоряжение, стоящего рядом с ним лейтенанта. Приказ есть приказ и, я прихватив пару солдат, пошел за новым начальником. По дороге он сказал мне, что мы выполняем приказ командующего фронтом маршала Конева, согласно которому должны осмотреть Цвингер – сокровищницу саксонских королей. Возможно там сохранилось что-нибудь ценное. Тогда, мне, бывшему школьнику из обычной семьи, название Цвингер не говорило ни о чем». Впрочем, как и автору, уже побывавшему на демонстрации картин Дрезденской галереи, это название мало о чем говорило. ... Вернемся к рассказу Ханутина: «Через какое-то время я узнал, что никому неизвестный лейтенант пробился к маршалу и рассказал ему о Цвингере и добился приказа, который мы шли выполнять. Мин там не было, но зато неразорвавшихся бомб огромное количество, но порядок есть порядок и я написал обычную в таких случаях фразу: «Проверено. Мин нет. И. Ханютин». В дальнейшем я принимал участие в разминировании тайника в здании Академии художеств, где хранились скульптуры и картины, а также замка Кенигштайн, где было обнаружено много ценных картин. Мое «крещение» произошло так. Через несколько дней развалины Альтштата и Цвингера приехал осмотреть член Военного Совета нашей армии. Увидав мою надпись, он спросил: «Как фамилия того, кто разминировал». Ему ответил командир батальона. Затем я предстал перед генералом и доложил, как полагалось по уставу: «Товарищ генерал, лейтенант Ханютин по вашему приказу прибыл». «Как зовут тебя, лейтенант?» –последовал вопрос генерала. «Израиль», – ответил я. Генерал помолчал и затем сказал: «Не знаю такого офицера. Есть гвардии лейтенант Иван Ханутин, понятно». И затем бросил порученцу: «Оформите документы и представление на награждение лейтенанта Ханутина орденом Красной Звезды. Выполняйте». Я стоял ошеломленный, не зная, что сказать. Генерал тоже молчал, а затем сказал: «Иди служи, гвардии лейтенант Иван Ханутин. Еще будет время, когда ты вспомнишь меня, сынок. Иди служи». Вот собственно и все». Я, выслушав все ошеломлено, спросил, а что ты собачился с партией. Иван ответил: «На празднование 10-летия годовщины открытия галереи я получил официальное приглашение, но для выезда была необходима характеристика. Я пошел в партком и объяснил ситуацию. Секретарь уперся и потребовал официального запроса, а не какого-то приглашения. Время поджимало. И я обратился в высокие партийные инстанции, и он получил разгон. После этого характеристику я получил на следующий день. Вот он и завел на меня зуб. Чем ничтожней человек, тем больше власть возвышает его в собственных глазах. Как же можно устоять перед таким соблазном и не унизить человека, зависящего от него». « Кстати, фамилия лейтенанта – продолжал Иван – неведомо как пробившегося к самому Коневу, была Рабинович, но приехав в Дрезден на празднование я узнал, что бывший лейтенант стал писателем Волынским, описавший поиски и спасение картин Дрезденской галереи в книге «Семь дней». Как он превратился в Волынского я не спрашивал. Ведь и я из еврея Ханютина превратился в Ивана Ханутина. Генерала я вспоминал не один раз. Он действительно облегчил мне жизнь, но иногда становилось муторно. Ты спирт пьешь?» – закончил Иван свой рассказ вопросом. Видимо, его трансформация в русского без всяких усилий с его стороны, которой он как бы отгородился от своих родных, прошлого и того же Зямы, вытащившего его раненного под минометным огнем, спеклась в капсулу с горячим углем в середине,  периодически прожигавшим  наружную оболочку. Война Судного дня, несмотря на уверения арабов в их победе, закончилась для них полным разгромом. Военно-политическое руководство СССР, которое формально дистанцировалось от этой войны после высылки советских военных советников из Египта, находилось в шоке. Последовал новый виток «антисионистской» кампании. Радио, телевидение и газеты каждый день клеймили сионистов.  Однако, по крайней мере, в Москве эффективность антисемитской пропаганды явно не соответствовала ее масштабам. Безусловно, в любой стране даже самой демократической, к коим СССР никогда не относился, всегда и везде находились подонки , ни в чем не преуспевшие, которые рядом с евреями чувствовали себя гордо, исходя соком превосходства. В тоже время многие люди отдают должное евреям – врачам, ученым, музыкантам,  артистам и шахматистам, но не принимают евреев, как равных. Как тут не вспомнить рассказ Игоря Губермана о том, как в Казани группа его друзей – музыкантов перед началом концерта в парке устроилась выпить, и в тот момент к ним подошел человек и спросил, увидав лежащие рядом инструменты: « Музыканты, евреи?» Получив утвердительный ответ, задал следующий вопрос: «Почему, как хороший врач, инженер, музыкант или шахматист, так обязательно еврей?» Получив такую лестную оценку, они предложили ему выпить, что он с большой охотой и сделал, после чего задумавшись, сказал: «Хитрые только, падлы». Для неумелых правителей нет лучше и беспроигрышней карты, чем государственный антисемитизм, который давно стал лакмусовой бумажкой проверки благополучия страны. И, тем не менее, в России с ее многовековой историей государственного антисемитизма, идея полного уничтожения евреев не прошла. Можно только удивляться, с какой легкостью Гитлеру хватило нескольких лет пребывания у власти, чтобы вовлечь большинство цивилизованных немцев в исполнение планов Холокоста. Вернемся к нашей « конторе», руководство которой начало выполнять указание сверху и провело структурную перестройку ОКБ. Происходило слияние подразделений, в результате которого начальником подразделения становился кто-то третий. Правда, надо сказать, что уволен не был никто и почти всем сохранили должностные оклады. В подвешенном положении, в основном, оказались евреи, занимающие руководящие должности. Поняв свою должностную уязвимость, я начал поиски работы. Я был связан со многими открытыми организациями, которые по договорам выполняли работы для нас, и в первую очередь я обратился в эти организации. За два десятилетия жизни в Москве я обзавелся большим кругом знакомых. Как выяснилось, в сложившейся ситуации не все они оказались друзьями, на которых можно было рассчитывать, несмотря на, казалось бы, теплые отношения. В стране царил застой. Уже не успехи в работе определяли стабильность положения руководства, а другой критерий – послушание. Возникло явное противоречие: есть хороший специалист, но «соображения высшего порядка», лицемерная идеология, неприкрытый негласный антисемитизм, ущербный по своей сути, вредный для общественного сознания и благополучия общества, но, как говорится, своя рубашка ближе к телу. Столкнулся я и с другим, как мне тогда казалось, феноменом. Некоторые евреи просто боялись давать рекомендации, опасаясь обвинений типа «своих тащишь». Некоторые  просто давали почувствовать, что, по их мнению, в организации и без того достаточно евреев и если количество их (евреев) увеличится, отношение к лично к ним станет хуже. Перемен боялись – только не было бы хуже. К счастью, были и другие, как среди «братьев по крови», так и в руководстве. И вновь фортуна не покинула меня. Еще с антисемитских сталинских времен станкостроение стало прибежищем евреев. Даже в начале 50-х годов Станкин оставался одним из немногих московских ВУЗов, который при приеме руководствовался знаниями абитуриентов, а не их национальной принадлежностью. Приведу «финальный» разговор, который произошел у меня с главным инженером научно- производственного объединении (НПО) в Минстанкопроме. После обсуждения производственных вопросов он сказал: «Лев Борисович, вы нам подходите, но секретарь парткома против. Но, тем не менее, я подпишу ваше заявление прямо сейчас при условии, что вы дадите слово не подавать заявление на выезд, работая у нас. Вы понимаете, что я ваш гарант и мне это икнется не один раз ». Я, не раздумывая, дал слово, сказав: «От Вас я не уеду». Слово я сдержал. С «конторой» я расстался с сожалением. Я знал, что достиг той точки ,выше которой подняться беспартийному, скорее всего и партийному еврею, было невозможно, но оставался интерес к работе. Впереди были новые люди и неизвестность, всегда страшившая любого человека. С сотрудниками я расстался тепло и с некоторыми сохранил отношения до отъезда. С Иваном, несмотря на всплеск откровенности, а возможно из-за него, дальнейшие отношения не сложились, хотя распрощались мы по доброму. От друзей я узнал, что в конце 70-х он ушел с работы из-за какого-то конфликта. В 90-е годы он уехал заграницу к детям. В 80-е годы в составе туристской группы я попал в ГДР. Маршрут начинался с Берлина (восточный), который ни на кого из нас не произвел большого впечатления. Да и сейчас, по прошествии почти тридцати лет ничего,  кроме музея Пергамон и статуи воина – освободителя в Трептов парке,  вспомнить не могу. В то время одним из самых ошеломляющих  впечатлений в Берлине осталось от посещения магазина «Деликатесы»,  расположенного на Лейпцигштрассе. Даже для человека из  «благополучной» Москвы многие продукты, не говоря об их изобилии, были  просто музейными раритетами.  Запомнился маленький Потсдам с его великолепным парком и дворцом Сан-Суси, фасад которого, обращенный к  парку, был украшен фигурами вакхов и вакханок. Поражали своей чистотой,  архитектурой и изобилием в магазинах не только большие, но и маленькие  немецкие городки. Следующим пунктом нашего маршрута был Веймар, который считается литературной столицей Германии. В нем жили и творили Гете, Шиллер, Лист и великий художник 17 века Лукас Кранах старший и многие другие. Веймар- небольшой город, застроенный 2-х и 3-х – этажными домами, поразил нас обилием парков и  своей чистотой. Недалеко от Веймара находился самый известный из нацистских концлагерей – Бухенвальд. Это на воротах Бухенвальда, словно в насмешку, в 1937 году было отлито изречение Цицерона «Каждому – свое». Здесь погибло более 50 тыс. человек, в память о которых сделан музей, с примыкающим к нему громадным мемориалом над захоронениями узников концлагеря.  После открытия музея в него привозили жителей Веймара, которые единогласно утверждали, что не знали о существовании концлагеря. Возможно, действительно, не знали. Вернее, не хотели знать. Так спокойнее и безопаснее. Так же, как не знали, и не хотели знать о преступлениях сталинского режима многие россияне. Последним пунктом нашего путешествия была столица Саксонии Дрезден. Едва ли найдется человек, который может описать старый Дрезден лучше, чем это сделал в 1910 г. И.В. Цветаев, создатель Музея изящных искусств в Москве (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина): «…Шлю Вам низкий поклон из чудесного Дрездена. Называю его чудесным потому, что с больным сердцем, с больным духом этот город творит чудеса без всяких психиатров, а так, сам, собственным умом. Недаром называли Дрезден прежде Северными Афинами. Между этими двумя городами есть что-то общее: там и здесь вам становится так хорошо, так мирно и тихо на сердце. И люди, и природа представляются такими красивыми и добрыми, а это необозримое богатство картин, скульптур, гравюр, книг дает такую обильную пищу уму...» . К сожалению, такой Дрезден нам увидеть не удалось. В ночь с 14 на 25 марта 1945 года  500 бомбардировщиков «Галифакс» английских ВВС буквально стерли с лица земли центр Дрездена. В огненном смерче погибло от 40 до 70 тысяч человек. Около 75 % зданий в городе было разрушено. После войны развалины дворцов, церквей и исторических зданий были аккуратно разобраны, все фрагменты описаны и вывезены за город. Цвингер – жемчужина саксонского Барокко стал первым историческим памятником, восстановленным к 1964 году.  На месте остальной  части центра города фактически образовалась ровная площадка с размеченными на ней границами бывших улиц и зданий. Власти ГДР построили вокруг восстанавливаемого исторического центра современные (на тот период) здания. Только на набережной Эльбы стояло несколько полуразрушенных обгорелых зданий, которые оставили, как сказала немка-экскурсовод, памятником о зверствах войны. У меня после ее слов промелькнула мысль: сколько же таких домов должно стоять у нас в стране.  На другом берегу Эльбы на солнце сверкали купола Цвингера.  На внутренней прямоугольной площади, окруженной павильонами и галереями, находилось 4 бассейна с фонтанами. Особой красотой отличался расположенный в углу фонтан « Купающиеся нимфы». Фасады всех зданий внутреннего двора были украшены скульптурами и барельефами наиболее крупных скульпторов барокко того времени. Подобного дворцового комплекса, пожалуй, нет ни в одной европейской стране. Самой большой ценностью Цвингера является Дрезденская картинная галерея, в которой всемирно известная «Сикстинская мадонна» Рафаэля по праву считается самой выдающейся картиной эпохи Возрождения. На картине изображена богоматерь с младенцем, идущая по небесам. Ее глаза полны тревоги за своего сына, которого ей придется отдать людям. Картину не повредили ни войны, ни пожары, ни наводнения. Среди других всемирно известных полотен – «Автопортрет с Саскией» Рембранта , «Девушка с письмом» Яна Вермера Делфского , «Спящая Венера» Джорджоне и другие. При входе в галерею слева на стене высечена надпись на русском языке (в 1945 году она была сделана мелом): «Музей проверен. Мин нет. Проверял Ханутин». Так благодарные немцы, сами того не ведая, увековечили память советского воина – еврея. Многие успешные люди из ассимилированной среды, к категории которых я относил и себя, редко задумывались о своей национальности.  Всплеск любого вида национализма и антисемитизма, в частности, порождает ответную реакцию. Так было и со мной. Сентенции типа евреи не воевали на меня действовали мало. Я с детства видал много евреев – военных, на груди  у которых было такое количество орденов и медалей, что им могли позавидовать многие русские. Однако сложившаяся в стране ситуация заставила меня задуматься, как получилось, что евреи – единственный народ, разбросанный по всему свету, в своей массе не ассимилировался в среде коренных народов. Давно уже исчезли набатеи, филистимляне, хаанане и многие другие народы, заселяющие эти земли, а евреи продолжали существовать. Большинство из нас читало исторические хроники Иосифа Флавия, романы Лиона Фейхтвангера, но ответа на этот вопрос там не было. В значительной степени ответ на него дал Леон Юрис в романе «Эксодус». Недаром его включили в списки запрещенной к ввозу литературы наряду с книгами Солженицина. Возможно, многие люди не согласятся со мной, что  «Эксодус»  имел значительно больший резонанс, чем книги Солженицина.  Дело все в том, что «Архипелаг ГУЛАГ» и другие его книги рассказали Западу правду о советском режиме, которая многим советским людям была давно известна. Книга Юрисапоказала, непривычный стереотип евреев как лавочников, торговцев и вечных жертв, а воинов и тружеников. По силе эмоционального воздействия  «Эксодус» не имеет себе равных до наших дней, и неудивительно, что для многих советских евреев он стал путеводной звездой. Они проломили незыблемую до этого советскую границу, мужественно преодолели все препятствия, унижения и эмигрировали. Многие уезжали, ощущая свою второcортность, другие из-за бытового антисемитизма, многие – ради будущего своих детей. Была еще и другая категория людей – идейные сионисты. Многие евреи не были готовы преодолеть эти трудности и оставались в стране, надеясь на перемены. В конце 80-х стало ясно, что никакие фантастические проекты типа конверсии оборонных отраслей, создание гибких производственных систем или чего-то другого, положения не спасут. Страна трещала по швам и все, кто стоял у какой-то власти, приватизировал все, что было под руками, а больше всего было под руками именно у высшего партийного руководства. Именно оно растащило страну и ее богатство по кускам, которое, в основном, попало к ним через подставных лиц. Как грибы после дождя, появились новоиспеченные миллионеры, а затем и миллиардеры. Наука и промышленность оказались не нужны никому. Их ценность зависела от размера зданий и места расположения, которые определяли стоимость аренды. Моей жене и мне удалось довольно быстро переквалифицироваться с учетом потребностей новых условий жизни. Наша зарплата обеспечивала возможность не только вести достойную жизнь, но и даженемного посмотреть мир. Эмиграция детей в США обострила ощущение одиночества и ненужности. Я и жена расстались со своей работой и в 2003 году иммигрировали в США. Люди,  незнакомые воочию со страной иммиграции, своим воображением, исходя из укоренившихся у них стереотипов, «строят» ее сами. В жизни виртуальный образ и реальный не всегда совпадают. Не потому, что страна такая плохая, а потому, что она другая, чем человек ее представлял. В большей степени это относится к пожилым людям. И мы не были исключением из этого правила. Для нас, привыкших к внешнему виду европейских городов, малоэтажные американские дома в городе были нонсенсом и только Downtown  соответствовал нашему представлению о США, выработанному за долгие годы фильмами и  книгами. Угнетала и языковая зависимость. И только через пару лет начинаешь понимать, что внешняя шелуха застилает истинный образ Америки –  страны, не только декларирующей права человека, но и представляющей их. Пожилые люди, которые, как говорят, не забили ржавого гвоздя для Америки, получают пособия, обеспечивающие им достойную жизнь, бесплатную медицинскую помощь, лекарства и еще многое другое. Вначале это вызывало удивление и только прожив несколько лет в Америке, начинаешь понимать, что оказание помощи иммигрантам зиждется на традициях страны, основанной иммигрантами. Недаром один из почитаемых американских праздников – День Благодарения (Thanksgiving Day) отмечают в знак благодарности за помощь первым иммигрантам, оказанную американцами индейцами.  Подобного праздника нет ни в одной стране мира. Видимо, желание помогать людям заложено у многих американцев еще с детства. Нам остается только благодарить Америку за ее щедрость, но я уверен, что следующее поколение « русских» иммигрантов с лихвой вернет новой родине все то, что она предоставила их предкам.

евреи и татары умеют дружить

Елена Рыковцева: Один московский журналист решил напомнить общественности, что между разными народами еще случается настоящая дружба. В качестве объекта для исследования он выбрал татар и евреев. Он приходил к известным представителям татар и просил их рассказать теплую историю об их отношениях с евреями. И наоборот. Все эти замечательные истории он собрал в одну книжку и назвал ее "Лехаим, татары!" Лехаим, кто не знает, это что-то вроде русского тоста "на здоровье". Зачем он этим занимался? Что хотел доказать и чего добиться? Об этом мы сегодня сможем узнать у самого автора. С нами в студии журналист РИА Новости, президент Лиги мусульманских журналистов Радик Амиров. С нами также сопредседатель Союза диаспор России Роман Спектор. И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: что такое дружба народов? И отличаются ли отношения между народами в современной России от тех, что существовали в СССР? Если отличаются, то чем и почему?

Сразу скажу, что лично мне идея этой книги не кажется совершенно бесспорной, однако же начнем с мнения человека, которому эта идея совершенно понятна. Вот что написал в предисловии к ней Александр Кабаков.

Диктор: "Книга Радика Амирова простая и бесхитростная, тем и привлекательна. Мне понятно, как появился ее замысел. В любом крупном российском городе две самые большие национальные диаспоры, особенно, в прежние, советские, времена до массового выезда из страны евреев и до массового притока мигрантов из Средней Азии были татарская и еврейская. Удивительно ли, что людей тянуло друг к другу. Идея – проследить пересечение судеб татар и евреев – позволила автору рассказать о многом, прежде всего, о той безвозвратно ушедшей жизни, в которой остались декларация о дружбе народов и обязательный при этом 5-й пункт во всех анкетах, в которой наряду с официальным лицемерием были и бескорыстная помощь простых людей друг другу, и настоящая дружба, которой не мешали национальность и религия, и любовь вопреки традиционным предрассудкам. Думаю, именно поэтому книга эта будет интересна не только татарам и евреям. Она не только о сосуществовании двух народов в великой стране, она о людях этой страны вообще".

Елена Рыковцева: Пожалуйста, Радик, объясните все, что понятно Александру Кабакову. Почему вы пишете о татарах - это и мне более или менее понятно, но почему именно евреи? Почему не русские, не азербайджанцы?

Радик Амиров: Я думаю, что и русские, и азербайджанцы будут в других сериях. Мы начали именно о татарах и евреях (мы это Лига мусульманских журналистов) вот почему. Мы считаем, что нужна была провокация с большим знаком плюс.

Елена Рыковцева: Провокация со знаком плюс!

Радик Амиров: Обязательно! Мы последние лет 20, когда установились дипотношения России и Израиля, слышим только о том, что между мусульманами и иудеями в принципе невозможен разговор, диалог о мире, о существовании. И возникла у меня в мечети такая шальная мысль "Лехаим, татары!". Идея возникла года 4 назад, когда я работал руководителем пресс-службы муфтия Равиля Гайнутдина, удивительного человека, очень толерантного человека, который не на словах, а на деле строит межконфессиональный мир. Кстати, на днях ему исполнилось 50 лет. От всей души его поздравляем!

Почему о татарах и евреях? Потому что это две большие, я бы не назвал диаспоры, я бы назвал их общинами, потому что мы не пришлые в своей стране люди. Мы при всей той полярности на первый взгляд, очень похожи. Наверное, в такой большой стране как Россия, с таким большим русским населением в количественном отношении, мы смогли не только сохранить, а приумножить свою национальную историю, культуру, свою религию, которая является стержнем сохранения самобытности каждого из нас. Нам бы хотелось эту дружбу, эти факты из жизни, эти не придуманные, не высосанные из пальца случаи, эпизоды продемонстрировать. Нам, я думаю, это удалось, потому что опять же при всей кажущейся невозможности диалога оказалось, что жизнь намного мудрее любого политиканства, любых так называемых цивилизационных войн.

Елена Рыковцева: Радик, я хочу поделиться своими впечатлениями. Мне кажется немножко искусственной идея этой книги. Например, вы приходите к Иосифу Кобзону и спрашиваете: "А что бы вы, Иосиф, сказали хорошего о татарах?" Он сначала говорит вам, что с ходу не припоминает, а потом начинает перебирать всю свою жизнь, и оказывается, что есть такие истории. Я представила, что ко мне приходит ваш журналист и говорит (допустим, я татарка): "Лена, вспомни что-нибудь такое замечательное об евреях". Получается, что я должна всю свою жизнь переосмыслить с точки зрения того, какой национальности был тот человек, который сделал мне добро. Мне это в реальной жизни в голову не приходит – думать о том, кем он был. А теперь я должна сесть и задуматься – а кем же был по национальности тот замечательный мой первый учитель, второй, третий и так далее? Мне это так кажется. И когда, например, я спрашиваю у слушателей - что такое дружба народов? – в моем восприятии дружба народов – это когда ты не думаешь о том, какой народ рядом с тобой за этим столом сидит. Это мое личное восприятие. Может быть, у вас по-другому.

Радик Амиров: Совершенно верно. У каждого, конечно, свое видение на эту книгу, на наше издание. Совершенно верно, что мы не смотрим татарин он, еврей, русский или украинец. Мы просто хотели бы показать не только на примере, скажем, Иосифа Кобзона, а я бы привел в пример маму нынешнего муфтия Белоруссии Шабановича, когда перед простой татарской женщиной в течение 10 секунд встал вопрос жизни и смерти, спасать ей еврейских парней от расстрела или не спасать.

Елена Рыковцева: Которые бежали из гетто.

Радик Амиров: Да, которые бежали из гетто от расстрела, потому что фашисты уже были в татарской деревне в Белоруссии. Простая, полуграмотная женщина сделала правильный выбор. Она сделала выбор – спасение жизни. В Коране сказано, что спасение одной жизни – это есть спасение всего человечества и неважно какой ты национальности, неважно мусульманин ты или иудей.

Елена Рыковцева: Но ведь ей в тот момент и было неважно, кто они по национальности. Люди были в беде. Она делала выбор – рисковать своей жизнью ради другого человека или нет. Если бы к ней прибежал не еврей, она бы поступила ведь также.

Радик Амиров: Я думаю, что она поступила бы также. Но в данном случае были евреи. Много мусульман, уже после того, как наша книжка вышла, из Киева обратилось к нам с рассказами о том, что в Киеве очень много татар, которые спасали и попали в список праведников мира. Это очень важно.

Елена Рыковцева: Это очень трогательные истории, конечно.

Радик Амиров: В Киеве, в Минске перед носом у полицаев спасали. Конечно, это не то, что было деление или не деление. Конечно, это было не деление, но получилось так, что мы спасали евреев.

Елена Рыковцева: Потому что евреи оказались в такой ситуации в тот момент.

Радик Амиров: Был риск. Если бы был поляк или белорус, может быть, обошлось, если бы он, конечно, не был коммунистом. В данном случае, это были просто евреи, парни, которым было по 15-16 лет. Они ничего не знали. Они были просто виноваты в том, что они евреи. Вот и все.

Елена Рыковцева: Роман, как вы оцениваете идею этой книги?

Роман Спектор: Прежде, чем я наговорю кучу банальностей относительно дружбы народов, я хочу присоединиться к Радику и поздравить досточтимого Равиля Гайнутдина с его юбилеем.

Елена Рыковцева: Молодой какой человек – всего 50 лет.

Роман Спектор: Хочу пожелать ему здоровья, благоденствия не только ему, но и его ближним, его приходу, его пастве. Он для нас и добрый друг, и партнер, и брат. Мы с ним проводили не одно мероприятие. Я вот теперь вслушиваясь и вглядываясь в своего визави, припоминаю, что мы в мечети встречались, и на других площадках, где мы проводили укрепление межконфессионального мира. В этом смысле продолжали диалог и дружбу между татарами и евреями. Поэтому я не только как сопредседатель Союза диаспор, но еще и как представитель еврейского меньшинства и Евроазиатского еврейского конгресса хочу от всей души поздравить его с юбилеем и выразить надежду, что он и впредь будет оставаться динамичным, молодым, предприимчивым, остроумным и в полном смысле слова мусульманином. Теперь, что касается татар и евреев.

Елена Рыковцева: Идеи этой книги подчеркнуть эту связь.

Роман Спектор: Я решительнейший противник того, чтобы при авторе обсуждать его произведение.

Елена Рыковцева: Ничего, он переживет. Он знал, на что идет.

Роман Спектор: Но не могу не обсудить его мотив и ту добрую волю, которую я почувствовал, проглядывая эту книжку и вчера, и сегодня. Я уже читал даже какие-то отзывы на эту книжку. Понятное дело, обсуждать текст – это как бы очень просто. Там можно найти массу тонких или уязвимых вещей.

Елена Рыковцева: Да, мы сейчас не о стилистике.

Роман Спектор: Но мотив замечательный. Мне кажется, что дружба народов строится на самых разных уровнях. Важней всего в этом уровне тот самый низовой, который и поднял Радик, мой собеседник и автор этого проекта. Говорить о межгосударственных, говорить о соседских отношениях, говорить об истории, всякого рода территориальных конфликтах и так далее совершенно бессмысленно, поскольку во всех этих конфликтах правы обе стороны. Допытываться или доглядываться до того, кто из них правее или кто из них ровнее, бессмысленно. Я хочу напомнить, что татары – это второе по количеству население Российской Федерации. Как хорошо сказал Радик, да и не только он, они не считают себя диаспорой, хотя большая часть татар проживает сегодня за пределами Татарстана, который является их национально-территориальным образованием. Это проклятие Советского Союза – это национально-территориальное деление. Оно оказывается неким фактором, который мешает установлению добрых и тесных отношений между народами. Не то между евреями и татарами. Мало того, что это разные этнические группы, очень важно, как у последователей своих религий, у них этот контакт, эта дружба носит еще и сакральный характер. Евреи имеют право приходить в мечеть и отправлять там свои требы и свои молитвы.

Елена Рыковцева: Когда нет синагоги, они этим и пользуются.

Роман Спектор: Они никогда не зайдут в церковь. Я вовсе не хочу ранить представителей нашего конфессионального большинства. Просто так уложен еврейский религиозный закон. Мусульмане, особенно татары, это очень хорошо знают. Тот факт, что в Москве (об этом хорошо сказал Кабаков в своем введении) татары и евреи действительно пересекались самым тесным образом, образуя своего рода такие субкомъюнити, это несомненно. Мы это обсуждали на целом ряде конференций.

Елена Рыковцева: Роман, тогда что же он нам пытается доказать?

Роман Спектор: А вот я сейчас скажу. Поскольку мы живем с вами в тот период, который вы хорошо озаглавили: а ну, дорогие радиослушатели, скажите – отличаются сегодня отношения между народами от того, что было раньше или не отличаются? Вы живете в век этой риторики, при которой мы везде и всякий раз наблюдаем конфликты, за которыми стоят либо конфессиональные, либо территориальные, либо этнические какие-то мотивы. Только что мы с вами послушали сводку новостей про Палестину и Израиль, можем войти в Европу и увидеть там эти конфликты, может войти в Америку и увидеть там это, я уж не говорю про Азию и так далее. Я уж не говорю про наследие сталинско-советского режима, который поделил самым таким конъюнктурным образом народы на те, у которых есть какая-то псевдогосударственность, на те, у которых ее нет, и на те, у которых никогда не может быть просто. Вот это разноправие приводит к разным энергиям, которые схватываются теми или иными лидерами. И, не дай Бог, у них появляется какой-то экстремист, какой-то политикан, о которых говорил сейчас Радик, и вот тогда это все превращается в такой насильственный конфликт. И не дай Бог до него довести. Я что-то не припомню, чтобы в том своде знаний, который у меня есть, чтобы у нас с татарами были какие-то насильственные конфликты или у нас были бы претензии друг к другу.

Елена Рыковцева: Роман, тем более спрашиваю: что он хочет нам доказать?

Роман Спектор: Сегодня очень своевременно и актуально появление такой книжки, поскольку это несомненный пример, образец и модель нормальных отношений между этносами, которых не имеют никакие новые регионы, новые разрушенные страны в Европе. Возьмем Балканы, возьмем Кавказ.

Елена Рыковцева: Хорошо. Вам с Радиком и без того было понятно, что эти отношения замечательные - исторически и религиозно. Надо показать другим, какими могут быть отношения. Правильно?

Роман Спектор: Конечно.

Радик Амиров: Такими, какие они есть.

Елена Рыковцева: Я не случайно параллель с советским прошлым стараюсь проводить, потому что совершенно уверена, что мы сейчас будем получать ностальгические сообщения. Ведь есть какие-то искажения даже в этой книжке хронологического характера. Например, вот что я заметила на первой же странице - "Бакинские дворики" Тимура Абдикеева. Послушайте абзац: "В Баку рядом располагались немецкие, татарские, еврейские дворы. Дети разных национальностей всегда жили дружно – встречались, общались. Потому что в Советском Союзе это культивировалось, а национализм подавлялся. Там просто не давали расти национализму. Это потом уже, когда СССР распался, начались всплески, затем эти конфликты из Нагорного Карабаха, например, которые, конечно, очень сильно повлияли на общее настроение". Как это? Что значит, когда СССР распался, начался Карабах?! Конечно же, это все началось в СССР!

Роман Спектор: Но это же не точка зрения Радика.

Радик Амиров: Совершенно верно. Понимаете, мы давали слово тем людям…

Елена Рыковцева: Вот это розовое отношение к СССР даже искажает факты.

Радик Амиров: Это ваше мнение, Лена.

Елена Рыковцева: Это мое знание, а не мнение.

Радик Амиров: То, что говорит Тимур - он видит Баку интернациональным городом.

Елена Рыковцева: Он видит конфликт с Карабахом после распада Советского Союза! Вот, что он видит.

Радик Амиров: Совершенно верно.

Елена Рыковцева: Он не хочет, чтобы этот конфликт ассоциировался с замечательным Советским Союзом и все!

Радик Амиров: Это его право. Это его позиция. Давайте, эту позицию уважать.

Роман Спектор: Мы тут рискуем перейти в политологию и заниматься решением – какой из режимов более безопасный для индивидуумов. Причем тут дружба народов?! Тогда, когда стальная пята стоит у каждого твоего дворика, думать о чем-то очень сложно. Думаешь только о выживании. И там взаимопомощь и близость сразу возникают. В любой экстремальной ситуации проявляется и самое низкое, и самое высокое и достойное.

Елена Рыковцева: Роман, я все хочу сбить вас с этой волны. Вы уже сказали все замечательно, хорошо и тепло, а я продолжаю делиться своими сомнениями. А вы эти сомнения, пожалуйста, опровергайте. Вот монолог Альберта Ассадулина, который говорит какие-то вещи, и журналисту, который записывает, даже не приходит в голову, что эти вещи могут быть кем-то восприняты совершенно по-другому. Итак: он говорит: "Евреи – это совершенно потрясающий народ. А после поездки в Израиль, я как-то засомневался во многих утверждениях, потому что это удивительно добрый, удивительно добродушный, веселый, открытый, честный, чистый, трудолюбивый, замечательный народ". Получается, не съездил бы Альберт Ассадулин в Израиль, он бы не сомневался, что это не добрый, не добродушный и так далее.

Радик Амиров: Понимаете, Альберт сам по себе уникальный человек. Он артист. Иногда его чувства переполняют. В данном случае, конечно, знал евреев и без Израиля, но в объективном понимании этого слова. На самом деле, в понимании обывателя, еврей – это некое закрытое гетто, которое со своими законами, со своими устоями, со своими правилами. Например, у меня очень много знакомых русских ребят, которых воспитывали примерно таким образом: "Вот, если сейчас не заснешь, придет бабай и тебя унесет". Почему унесет «бабай"?!

Смех в студии

Радик Амиров: Здесь то же самое. Примерно такое – евреи хитрые, у них все деньги, все СМИ, которые владеют всем миром. Здесь то же самое - устоявшиеся стереотипы, рамки. На самом деле, я тоже когда-то посетил Израиль, это было в 1995 году, это было сразу же после того, как я побывал в Казани. Я заметил очень много параллельных линий в сохранении языка, культуры, религии. Здесь я понимаю точку зрения Альберта Ассадулина.

Роман Спектор: Совершенно очевидно, что знакомство с Израилем и знакомство с евреями в диаспоре должно дать разные ощущения. Здесь евреи в меньшинстве, и это накладывало на их поведение определенный какой-то отпечаток. Там они доминирующий этнос. Они в своем государстве естественно другие. В этом смысле любой ученый скажет, что это два разных импульса этносгинеза. Они там складываются в совершенно другой антропоморфический тип.

Елена Рыковцева: Прочитаю несколько сообщений.

"Истинная дружба народов возможна только в бесклассовой стране, какой и был Советский Союз. Эта страна была, как кость в горле мирового империализма. Вот они и вредили как могли, пока не достигли своей цели", - Николай Павлович пишет.

Митрофанов пишет, что "дружба народов – это взаимопомощь, основанная на взаимном уважении и интересе". Мы принимаем такое определение.

"Что касается СССР, то, конечно, был пятый пункт, который многим испортил жизнь. Но на бытовом уровне все-таки люди относились друг к другу иначе. А сегодня такое впечатление, что все ненавидят всех, во всяком случае, в Москве. Или воздух чем-то пропитан, или слишком перенаселен город, что зачастую вызывает раздражение".

Радик, скажите сразу, кто еще создавал книгу?

Радик Амиров: У нас были люди, которые занимались этим анонимно, потому что не хотели светиться. Это их право.

Елена Рыковцева: Интересно! А поподробнее? Почему не хотели светиться?

Радик Амиров: Есть люди, которые не хотели озвучивания своих имен и фамилий.

Елена Рыковцева: В этом контексте.

Радик Амиров: Да, в этом контексте. Но при этом они, конечно, нам помогали очень. У нас такой сильный состав получился, очень многонациональный – есть русские, есть татары, есть евреи, конечно. Помогала Юлия Азифовна Насреддинова, редактор. Она работает на MTV. Помогали Татьяна Зайнашева, Айгуль Зазединова, Екатерина Денисова, Тимур Сулейманов. Особое спасибо фонду CAF Россия «Еврейские сообщества». Вот вам и провокация – финансовая поддержка была от евреев.

Елена Рыковцева: Между прочим, очень красиво книга издана – такая мелованная бумага, роскошная.

Радик Амиров: Это наше правило, если делать, то делать хорошо. Мы могли бы сделать все очень экономно на какой-то бумаге районной газеты с мягким переплетом. Нам этого не хотелось.

Елена Рыковцева: Делюсь своим очередным сомнением по поводу этой книги. Прочитаю один эпизод. Рассказывает Янина Батыршина, спортсменка, об истории своей семьи. Папа у нее был татарин, а мама еврейка. Я подсчитала, что примерно речь идет о 50-х годах. Она начала заниматься гимнастикой в 1984, допустим, ей было лет 7-8. Значит, где-то 50-60-е годы она описывает. "Родители папы были очень недовольны выбором их сына. У них была семья, где, повторюсь, были в основном татары. Допускалось, как мы говорили, смешивание кровей только с представителями тюрков, уйгурами. Все папины родственники женились, в основном, на татарках. Такова была традиция, и нарушать ее было нежелательно. А тут папа устроил – привел в дом еврейку! Как это так?! Всполошилась папина родня и все близкие и дальние родственники. Поэтому в семье сначала были определенные трудности". Но потом у них все утряслось. Они стали жить дружно.

Но вот вопрос вам, Радик. Мы обсуждаем дружбу народов, или мы обсуждаем исключения из этой дружбы?

Радик Амиров: Вы, я думаю, сейчас процитировали один из исключительных моментов. В основном, конечно же, дружбу народов мы обсуждаем.

Елена Рыковцева: Нет, исключительный момент был, когда они приняли еврейку в дом. Вот, где был исключительный момент, судя по контексту.

Радик Амиров: Не знаю. Когда приводят даже татарку невестку, не всегда татарская семья довольна этим кандидатом, скажем так. Потому что, во-первых, есть разные сословия. Татары ревностно относятся к сословиям. Во-вторых, есть такой определенный просмотр невест – откуда она, кто она, кто ее родители. Почему? Потому что у татар семья является одним из основополагающих принципов жизни. Один из этих принципов – какой будет невестка, умеет ли она готовить, сможет ли смотреть за родителями жениха, что тоже очень важно. Это я вам говорю как татарин.

Елена Рыковцева: Вы сейчас говорите, как дипломатичный татарин, потому что вы сейчас уходите от темы национальности.

Радик Амиров: Нет, я не ухожу. Например, есть, может быть, и неприятие русских невесток или женихов. Что здесь скрывать?! Это есть. Это жизнь, и это нормально.

Елена Рыковцева: Смотрите, и ей кажется, что все, о чем она рассказала, это нормально, это жизнь. А при этом пишет о том, что "в самом СССР, несмотря на пропаганду равенства и братства, антисемитизм все же имел место. Мама рассказывала, что хотела стать балериной, пробовала записаться в балетный класс. Но когда там узнали, что она еврейка, ее, маленькую девочку, не взяли из-за ее национальности". Мне кажется, что в представлении человека, который рассказывает эти истории, Советский Союз – это одно с его официальным антисемитизмом, а семья, где очень сомневаются – брать ли еврейку в дом, это другое, это не антисемитизм, это традиция.

Радик Амиров: Да, это традиция. В этом нет ничего страшного, потому что, у нас традиционно брать татар, башкир, из тюрков.

Елена Рыковцева: Обращусь за консультацией к Роману. Почему? Потому что вот какую фразу я нашла в этой книжке, сказанную Иосифом Кобзоном. Он говорит следующее: "Я, будучи до мозга костей интернационалистом, против смешанных браков. Татарин должен жениться на татарке, еврей – на еврейке, украинец – на украинке, хотя им можно и на русской. Они славянские народы. Это абсолютно нормально для сохранения рода и для сохранения религиозных традиций. Мне, например, не нравится, когда евреи принимают православную веру" и так далее. Что вы на это скажете?

Роман Спектор: Просто Иосиф Давыдович перескакивает с этнической на конфессиональную площадку. Это смешивает остроту вашего вопроса. Но ваш предыдущий вопрос мне очень нравится. Мы утверждаем дружбу между народами или исключение из чего? Из ненависти что ли? Я хочу сказать и подчеркнуть, что татары…

Елена Рыковцева: Вот именно – исключение из ненависти. Правильно. Вы точнее задали этот вопрос.

Роман Спектор: Татары никогда не призывали к еврейским погромам. Этого не делали ни украинцы, этого не делали русские. К погромам призывала та власть, которая была в этом заинтересована, и те выродки и политиканы, которые этим пользовались. Везде и всегда, когда мы говорим о дружбе между народами, не надо примешивать сюда Советский Союз. Советский Союз – это не народ.

Елена Рыковцева: Так вот они тоже разводят. Я вижу, что по книжке это разводят. В Советском Союзе – одно, в семье – другое. Они тоже это все не смешивают.

Роман Спектор: Советский Союз – это некоторая политика и достаточно экстремальная политика, которая для своего укрепления утопила столько народов и столько людей, что мы сейчас просто должны будем сменить тему передачи. Дело в том, что ностальгия по Советскому Союзу у каждого может иметь разный мотив. В первую очередь - это что-то возрастное, связанное с молодостью, с еще не растраченными иллюзиями и надеждами. Но вместе с тем, я повторяю еще раз, Сталин разделил народы на совершенно разные категории, лишив их в большей части тех прав, за которые они стали бороться, как только сталинский, что называется, обруч, сковывавший весь Советский Союз, лопнул. Это одно. Надо каким-то образом анализировать.

Я один из авторов Закона "О национально-культурной автономии", который сосредоточен на том, чтобы дать хоть какие-то права и установить хоть какие-то правоотношения не просто между территориями и федеральной властью, но между такими крупными коллективами, какими являются народ, то есть те самые диаспоры, о которых мы говорили. И очень важно сегодня, к чести Российской Федерации, она лидирует в этом законодательном отношении, потому что закон был принят в 1996 году. Очень важно понимать, что Советский Союз обеспечивал любовь и дружбу - он вполне обеспечивал ГУЛАГ. Эта экстремальная ситуация сближала людей, хотя и там лились кровь и мозги этих заключенных, этих нечастных зэков. В этом отношении одно дело, когда вынужденные выживать оказываются рядом, и несомненно это порождает взаимовыручку и взаимную дружбу. И совсем другое, когда тебя как народ лишают всего, предоставляют тебе только какие-то огрызки, остатки. Поэтому пусть и наши радиослушатели понимают разницу между этими обстоятельствами.

Мы говорим о том, что сегодня нужны позитивные примеры. До нас доносятся только самые что ни на есть конфликтные ситуации. Они являются носителями главных новостей. А надо понимать, что народы стремятся к дружбе. А политики и государство их разъединяют.

Елена Рыковцева: Владимир Алексеевич из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Лехаим, Леночка! Лехаим, гости ваши! Такая животрепещущая тема. Вы меня обратили в экскурс. Я тоже по национальным признакам никогда никого не делил.

Елена Рыковцева: Сейчас нас с вами научат делить (смеется).

Слушатель: Смысл в том, что мне 82 года, но память моя, слава Богу, что-то хранит. Я вспомнил. Я с 1943 года по 1984 носил военную форму. Самые лучшие служители, сослуживцы и подчиненные, и начальники – это были татары. Из евреев… Я тоже прошел жизнь с ним рука об руку. Это мои все педагоги были, к счастью, евреи. Почему, к счастью? Потому что была война, послевоенная разруха, в академии они ведущие дисциплины читали. Я с удовольствием принимаю. Искусство, все классики исполнители. Мой любимый исполнитель Иосиф Кобзон. Я с ним согласен, по этносу не надо делить, но браки все-таки, когда сохраняют свои традиции.

Елена Рыковцева: Спасибо, Владимир Алексеевич. Читаю сообщения. Алла пишет: "Уважаемые господа! Недавно узнала, что есть небольшая татарская община в Израиле. Мужья и жены эмигрантов из России прекрасно вписались в общество и сейчас патриоты Израиля".

Радик Амиров: Скорее всего, будет презентация этой книги в Израиле. Закира Зарипова, которая возглавляет движение "Татары за Израиль", сказала мне, что в Израиле проживает порядка 15 тысяч татар. Это выходцы из Баку, из Поволжья, из Средней Азии. Это, скажем так, большая дружная община. Живут по законам Израиля, что называется.

Елена Рыковцева: "У меня папа татарин, а мама еврейка. Кто я?" – спрашивает Вася. Вы Янина Батыршина, как я понимаю. Кто же еще?

Смех в студии

Елена Рыковцева: "Почему в многонациональной стране США не возникает пресловутый вопрос о дружбе народов? Не потому ли, что там нет национальности? Там все американцы, а по сему мир, гладь и божья благодать". Роман, такая уж божья благодать?

Роман Спектор: Отнюдь это не так. История даже послевоенных десятилетий хорошо знает те конфликты, которые там были. Они были, несомненно, на расовой почве и на межэтнической. Их множество. Они самые разные. Наши радиослушатели могут помнить эти мрачные времена маккартизма, когда евреям и неграм просто по объявлению, которые висели на улицах где-то возле 5-й авеню в Нью-Йорке, не позволено было входить, пересекать порог того или иного заведения.

Радик Амиров: Кстати, литовский татарин Чарльз Бронсон, у него была литовская фамилия. Поэтому в эпоху маккартизма он поменял фамилию и имя.

Роман Спектор: Поэтому, конечно, не надо думать, что есть земной рай. Это все сладкие ностальгические советские сказки. Рай, где был, там и есть. На земле есть люди. У них очень сложные отношения. Еще раз хочу подчеркнуть. Народы не призывают к ненависти. Ни одна народная традиция эту ненависть не культивирует. И только некоторые представители, которые видят в этом возможность для влияния власти и манипулирования массами, они пользуются всеми этими запрещенными, с нашей с Радиком точки зрения, приемами.

Елена Рыковцева: Сергей пишет: "Дружба народов как и любая семья проверяется испытаниями. Татары не раз подтверждали делом свою преданность всему российскому народу. Вместе с ним переносили все тяготы и лишения, чего нельзя сказать о других народах бывшего СССР". Почему нельзя сказать это других народах бывшего СССР? Очень странно.

Роман Спектор: Можно сказать. По этому поводу можно сказать, что в угоду политическим интересам, когда мы вспоминаем не менее мрачные времена сталинизма, появляется процедура депортации целых народов. До сих пор нет еще достаточно завершенного законодательства, которое может хоть каким-то образом компенсировать те утраты и потери, которые понесли эти народы.

Елена Рыковцева: "Такие книги, скорее всего, полезны, но писатель не должен забывать, что его книги читают не только нормальные люди, но и фанатики. Об этом нужно помнить", - Борис. Мне не очень понятно это предупреждение.

Радик Амиров: Мне понятно.

Роман Спектор: Радику просто советуют купить бронежилет, чтобы на него не напали в подворотне.

Елена Рыковцева: Федор вам объясняет, что "бабай – это в прошлом. Сейчас детей Чубайсом пугают".

Радик Амиров: То есть от бабая перешли к евреям.

Елена Рыковцева: "Хорошо русским, хорошо другим нациям", - пишет так Евгений.

Слушаем Александра из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Добрый день! Дружба татарского и еврейского народов имеет свою историю. Прежде всего, поволжский каганат. Вышли мы оттуда.

А вот у меня вопрос к Роману. Вы, наверное, забыли о резне евреев в Крыму. Притом вырезали караимов. На сегодняшний день ничего тут доказывать не надо. Это исторически известно. Поэтому не надо уж совсем переслащать историю.

Второе. Мне бы хотелось все-таки обратить внимание на то, что сегодня, к сожалению, даже в Москве эта культурная автономия стала уже принимать вполне видимые следы на карте города. Например, сегодня есть возрождение некой еврейской общности в районе Верхославского переулка, начиная от метро "Новослободская". Туда переселяются активно евреи. Там ведется строительство административных зданий евреями. А рядом, кстати, очень активная татарская община строит свою новую мечеть. Туда также переселяются татары.

Елена Рыковцева: Александр, и что в этом такого?

Слушатель: А я боюсь, что мы скоро превратимся в Нью-Йорк с Гарлемом, Брунксом, Бруклином. Если говорить о советской истории, все-таки народ, который подавлял в себе националистические инстинкты тем, что мы перемешивались. Это то, что Кобзон называет интернационализмом.

Роман Спектор: Александр, когда вы последний раз были в Брунксе или в Гарлеме?

Слушатель: Я очень часто летаю в Америку. Практически по 5-6 раз в год.

Роман Спектор: И как Гарлем сейчас? У меня там друзья живут, я там часто бываю.

Слушатель: Гарлем, к сожалению, завален грязными, черными мешками с мусором, как и раньше.

Роман Спектор: Приезжайте в Италию, заходите в Неаполь, посмотрите…

Елена Рыковцева: Из безупречно чистой Москвы звонил нам Александр, в которой нет ни одного мешка с мусором, ни грязи.

Аркадий из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Здравствуйте! В советское время, конечно, многое тлело подспудно, но у меня была подруга Надия, все было очень хорошо. В последние годы развилось много разного толка фашистов. Но вот что смешно. Здесь в Москве русские фашисты и скинхеды не нападали на меня ни разу, с некоторыми даже общаться доводилось. А вот татары, я не спутаю их с киргизом или китайца с японцем, нападали трижды. Причем, один раз успели сопроводить ссылкой лично на товарища Гитлера. Все, что вы рассказываете, наверное, оправдано. Это достаточно сусально. С нынешней обстановкой, по-моему, имеет мало общего.

Радик Амиров: Я бы не делил фашистов на русских, татар или кого-то еще. Потому что я сам сталкивался с татарским наци и в Казани, и здесь. Только вчера читал сумасбродное письмо одного татарина. Наверное, есть и у тех, и у других свои сволочи, с которыми нужно бороться. Что я банальности буду говорить.

Елена Рыковцева: У нас вот такое сообщение от Светланы Ивановны, которое выводит нас на вопрос, как воспитывать в людях интернациональное мировоззрение. "Моя внучка ходила в детский сад в Северной Швейцарии, где много иностранцев. И каждое утро их встречала детская песенка, где каждый куплет на разных языках. А в праздники родителей просили принести свои национальные блюда. Может быть, и нам так? И тогда не будет таких разговоров". Что вы скажете?

Роман Спектор: Я могу это поддержать, потому что Евроазиатский еврейский конгресс, который активно занимается межконфессиональным миром и воспитанием толерантности, проводит такие детские лагеря, куда мы собираем представителей разных этносов, разных народов. Технология или методология у нас такова, что каждые два дня дети проживают в культурных кодах одного из народов, которые там присутствуют. Где-то от 7 до 12 разных этнических групп у нас пребывают. Можете себе представить, по несколько дней они живут, едят, рядятся, выступают, дискутируют по-татарски, по-еврейски, по-узбекски, по-украински, по-белорусски и так далее. Мне кажется, это достаточно неплохой социальный тренинг. Безусловно, он не является панацеей. Этим только мы мир не переделаем. Но тут важно понимать, что если мы каждый день будет делать хоть какую-то малость, направленную на то, о чем мы сегодня с вами говорили, пусть нас обвиняют в сусальности, мир станет лучше.

Елена Рыковцева: Радик, что вы скажете по этому поводу? Какие вы предлагаете методы, меры интернационального воспитания детей в школах?

Радик Амиров: Искусственного ничего не должно быть.

Елена Рыковцева: А это искусственное, вы считаете?

Радик Амиров: Нет, я не говорю, что это искусственно, о чем Роман говорит, это делается от всей души, с чистым сердцем.

Елена Рыковцева: Любые методы будут искусственными. Например, сегодня сказать детям – принесите свое национальное блюдо – это уже некий приказ. Это искусственно. Тем не менее, такая методика.

Радик Амиров: Я не тот смысл имел в виду. Когда читаются сухими протокольными лекциями о дружбе народов или с телевидения, или с проповеди… Я слышал, к сожалению, такие сухие проповеди не только в мечети о том, что мы должны жить, мы обязаны беречь и так далее, а за этим ничего не следовало. Одна сухая теория. Это априори обречено на то, что, наоборот, будет такое различие между народами.

Елена Рыковцева: А что не обречено? Что должно быть? Чем заменить эту сухую теорию, эти голые призывы, которых никто не слышит?

Радик Амиров: А вот то, о чем говорит Роман. Те же самые лагеря. Например, на Кавказе проходят совместные православно-мусульманские лагеря молодежи, или на Селигере. Это тоже реальные дела, которыми мы можем укрепить.

Роман Спектор: Я скажу, что надо делать. Прежде всего, мы, конечно, должны модернизировать законодательство нашей страны, которая обладает уникальным историческим достоянием, поскольку на ее территории живет очень много самых разных народов, включая просто цивилизационно разных. Возьмем почти что до конца истребленных и убитых северян, или возьмем юг. Это абсолютно разные цивилизационные узлы. Очень много этносов, языков, культур. Отсюда была наша борьба за права. И наш Закон "О национально-культурной автономии" дает надежду, поскольку он не подкреплен никакими другими нормативными актами. Их ужасно мало. Если каждый народ возьмет в свои руки свое состояние, свою историю, свою традицию, свое образование, свои суды, то есть доведет этот автономизм до логического уровня…

Елена Рыковцева: Вот тогда, вам сейчас кто-нибудь скажет, Россия и распадется.

Смех в студии

Роман Спектор: Что значит – распадется?! Наоборот! Федерализм и автономизм – это две дополнительные силы, которые создадут опять же уникальные условия для уникальной страны.

Елена Рыковцева: Когда все у каждого в своих руках?

Радик Амиров: Федерация сильна регионами.

Роман Спектор: Государство сильно своими народами. А территории могут меняться из-за каких-то экономических и политических условий. Посмотрите на эту послевоенную карту. Сколько там уже разбомблено границ, несмотря на все призывы декларации о нерушимости оных! Посмотрите, насколько сильно поменялась политическая карта Европы!

Елена Рыковцева: Я все-таки вижу противоречие в ваших словах. Вы, с одной стороны, призываете к тому, чтобы эти границы как-то нивелировать, а с другой стороны – народ должен заниматься законами, порядком на своей территории.

Роман Спектор: Конечно. Он уже давно перестает жить только в тех границах, которые ему обусловила конъюнктурная политика. Я повторю еще раз. Татары в большинстве своем живут вне Татарстана. Евреи в большинстве своем пока еще живут вне Израиля. И, тем не менее, возможность и права быть татарами или быть евреями они неотъемлемы. Это естественно.

Радик Амиров: Может соберемся в одном регионе?

Смех в студии

Елена Рыковцева: Радик, вы сегодня в современной Москве ощущаете отношение к татарам, к детям татар, какое-то негативное? Или все как в советские времена, когда никто даже не думал, какой вы национальности?

Радик Амиров: Конечно, в Москве есть такие отношения. Я с сыном еду в метро. Мне говорят, что-то вы не по-русски говорите! Хотя я один раз в мечети видел ситуацию лет 15 назад, когда один не очень трезвый товарищ вышел из кустов и сказал, когда мы говорили на русском, мусульмане: "Что же вы не по-мусульмански разговариваете?" Такие ситуации, конечно же, есть. Однажды, лет 15 назад, провожал одну девушку Ольгу. Я пришел к ней домой в Перово, а бабушка ей говорит: "Ольга, а что это за гой пришел?"

Смех в студии

Елена Рыковцева: На этом мы завершаем программу "Час прессы" на волнах Радио Свободы.

В Лондоне рядом с синагогой появился знак "Осторожно, евреи!"

Автор фото, PA

Подпись к фото,

Импровизированный дорожный знак был прикреплен к фонарному столбу возле синагоги

На севере Лондона на фонарном столбе по соседству с синагогой появился дорожный знак в форме красного треугольника, в центре которого изображен мужской силуэт в традиционном для ортодоксальных иудеев одеянии - длинном кафтане и шляпе.

Это произошло в районе Стамфорд-Хилл, значительную часть населения которого составляют ортодоксальные иудеи.

Местная добровольная еврейская дружина Shomrim NE London сообщила об этом знаке в полицию во вторник вечером и разместила его фотографию в своем аккаунте в "Твиттере", добавив, что его появление вызвало "тревогу и озабоченность" в местной еврейской общине.

Автор фото, Twitter

Подпись к фото,

Информацию о появлении оскорбительного указателя распространила местная еврейская дружина Shomrim NE London

В среду знак с ортодоксальным иудеем удалили сотрудники районного совета Хакни.

Как рассказал Би-би-си один из активистов дружины Shomrim, Барри Бард, особое беспокойство у его коллег вызвал тот факт, что это акция явно была тщательно спланирована.

"Жителям Стамфорд-Хилла, к большому сожалению, не привыкать к антисемитским выходкам, но в большинстве случаев это - словесные оскорбления или даже проявления насилия. Тот, кто устроил это [водружение дорожного знака], совершенно очевидно предпринял определенные усилия с тем, чтобы причинить жителям района беспокойство и вселить в них страх".

Дайан Эббот, теневой министр внутренних дел и депутат парламента от лондонского округа Хакни, в чью юрисдикцию входит Стамфорд-Хилл, назвала эту акцию "отвратительной и неприемлемой". Другой депутат-лейборист от соседнего округа Тоттенхэм, Дэвид Лэмми, сказал, что эта выходка демонстрирует "ужасное, подлое поведение, которому нет места в нашем обществе".

Автор фото, @JSavageTweets

Подпись к фото,

В этом районе были замечены и другие импровизированные знаки схожего типа

Би-би-си стало известно, что по соседству также были обнаружены похожие знаки с силуэтами пожилой женщины и мужчины с ожирением.

По данным властей Хакни, в Стамфорд-Хилле проживают около 30 тысяч ортодоксальных иудеев. Это самая большая иудейская община в Европе.

В феврале благотворительная организация Community Security Trust сообщила, что число преступлений антисемитского характера в Британии за минувший год выросло более чем на треть и достигло рекордного уровня.

Согласно CST, в прошлом году число преступлений, совершенных на почве антисемитизма, выросло на 36% по отношению к 2015 году и составило 1309 случаев. Предыдущий рекорд приходится на 2014 год, когда полиция зарегистрировала 1182 подобных инцидента.

Более 75% зарегистрированных инцидентов произошли в пределах Большого Лондона и Большого Манчестера, где проживают две самые большие еврейские общины в Британии.

разоблачений антисемитизма | Мемориал Холокоста, Филадельфия, Плаза

Неправильно указанная цитата из Happy Merchant

С тюбетейкой, растрепанными бровями и волосами, густой бородой, большим носом, лукавым выражением лица и жестами рук фигура на этом снимке, получившая название «Счастливый торговец», впервые появилась в начале 2000-х годов и теперь является обычным явлением. в антисемитских интернет-форумах. Хотя этот конкретный мем может быть новым, его корни лежат в антисемитских образах Европы до Холокоста.В сочетании с этой опасной иллюстрацией неверно приписанная цитата призвана убедить зрителя в том, что его антисемитские наклонности проистекают из реальных обид, а не из-за внутреннего фанатизма.

Приспособление на форумах, таких как 4chan и Gab, два крупных онлайн-портала, которые часто посещают представители альтернативных правых, The Happy Merchant был адаптирован для широкого спектра антисемитских и других фанатичных изображений, гифок, мультфильмов и многого другого. Также называемый «Веселый торговец», «Лицо торговца» и «Лицо еврея», «Счастливый торговец» часто служит антисемитской стенографией и часто сопровождается текстом, высмеивающим горе евреев по поводу Холокоста или предполагаемое намерение угнетать других.

Отличительные черты Счастливого торговца проявляются в антисемитских материалах, написанных на сотни лет назад. Возможно, наиболее очевидная черта, которая должна указывать на еврейство Счастливого Купца, - это его резко большой нос. Упоминания о евреях с большими носами относятся еще к 12 -му веку; тем не менее, стереотип основан на негативных коннотациях, связанных с большим носом, а не на каких-либо реальных физических характеристиках. Беспорядочная внешность Счастливого торговца - близкий родственник антисемитского стереотипа о распространении грязи и болезней.

Изображения, подчеркивающие еврейскую жадность и излишество, часто содержат отсылки к бриллиантам и драгоценностям, часто показываемым в отношении людей с ограниченными средствами или тех, кого еврей пытается убедить под своим влиянием (1, из Нью-Йорка 1902 г .; 2, из 1910 г. Великобритания ; 3, из Лондона, дата неизвестна; 4, из Германии 1920-х годов; и, 5, из США 1906 года).

Мнение | Секреты еврейского гения

Примечание редактора:

В более ранней версии этой колонки Брета Стивенса цитировались статистические данные из статьи 2005 года, в которой выдвигалась генетическая гипотеза, лежащая в основе интеллекта евреев-ашкенази.После публикации г-н Стивенс и его редакторы узнали, что один из авторов газеты, умерший в 2016 году, пропагандировал расистские взгляды. Г-н Стивенс не поддерживал исследование или взгляды его авторов, но было ошибкой цитировать его некритически. В результате у многих читателей сложилось впечатление, что мистер Стивенс утверждал, что евреи генетически превосходят их. Это не было его намерением. Вместо этого он продолжал утверждать, что культура и история являются решающими факторами в еврейских достижениях и что, как он выразился, «в лучшем случае Запад может уважать принцип расового, религиозного и этнического плюрализма не как неохотное приспособление к незнакомцам, но» как подтверждение собственной разнообразной идентичности.В этом смысле евреев особенными делает то, что они не такие. Они репрезентативны ». Мы удалили ссылку на исследование из столбца.


Выдающийся литовский раввин раздражен тем, что его ученики ешивы посвящают свои обеденные перерывы игре в футбол, а не обсуждению Торы. Студенты, намереваясь убедить своего rav в красоте игры, приглашают его посмотреть профессиональный матч. В перерыве они спрашивают, что он думает.

«Я решил вашу проблему», - говорит раввин.

«Как?»

«Дайте по мячу каждой стороне, и им не за что будет драться».

У меня есть этот (апокрифический) анекдот из новой книги Нормана Лебрехта «Гений и тревога», эрудированного и восхитительного исследования интеллектуальных достижений и нервной жизни еврейских мыслителей, художников и предпринимателей между 1847 и 1947 годами. Сара Бернхардт и Франц Кафка; Альберт Эйнштейн и Розалинда Франклин; Бенджамин Дизраэли и (вздыхает) Карл Маркс - как получилось, что люди, которые никогда не составляли даже одной трети 1 процента населения мира, внесли столь плодотворный вклад в столь многие из его самых новаторских идей и инноваций?

Распространенный ответ: евреи умны или склонны быть умными.Но объяснение «евреи умные» скорее затемняет, чем освещает. Помимо постоянных вопросов о природе или воспитании, есть более сложный вопрос: почему этот интеллект так часто сочетался с такой бодрящей оригинальностью и благородной целью. Можно применить колоссальный интеллект для решения прозаических вещей - например, для составления плана войны или постройки корабля. Можно также применить блестящий талант в исправлении ошибки или преступления, например, в управлении плановой экономикой или ограблении банка.

Но, как показывает история литовского раввина, еврейский гений действует иначе. Он склонен подвергать сомнению предпосылку и переосмысливать концепцию; спрашивать почему (или почему нет?) так часто, как и как; видеть абсурд в обыденном и возвышенное в абсурде. Преимущество евреев чаще всего заключается в том, что они думают иначе.

Откуда берутся эти умственные привычки?

Существует религиозная традиция, которая, в отличие от некоторых других, требует от верующего не только соблюдать и подчиняться, но также обсуждать и не соглашаться.Статус евреев никогда не был весьма комфортным в тех местах, где они составляют меньшинство - они хорошо знакомы с обычаями страны, сохраняя при этом критическую дистанцию ​​от них. Согласно Эйнштейну, существует моральное убеждение, «воплощенное в еврейском народе», что «жизнь отдельного человека имеет ценность только в той мере, в какой она помогает сделать жизнь каждого живого существа более благородным и прекрасным».

И есть понимание, рожденное многократным изгнанием, что все, что кажется твердым и ценным, в конечном счете бренно, в то время как все нематериальное - прежде всего знание - потенциально вечно.

«Мы были хорошо обеспечены, но это все, что мы получили», - вспоминал покойный финансист Феликс Рогатин о своем узком побеге с несколькими спрятанными золотыми монетами от нацистов в детстве во время Второй мировой войны. «С тех пор у меня было ощущение, что единственное постоянное богатство - это то, что вы носите в своей голове». Если кажется, что у величайших еврейских умов нет стен, это может быть потому, что для евреев стены так часто рушились.

Эти объяснения еврейского блеска не обязательно окончательны.И они не только для евреев.

В лучшем случае американский университет все еще может быть местом непрекращающихся интеллектуальных вызовов, а не идеологического соответствия и социального группового мышления. В лучшем случае Соединенные Штаты все еще могут быть страной, которая уважает, а иногда и поощряет всевозможные ереси, возмущающие вежливое общество и противоречащие устоявшимся убеждениям. В лучшем случае Запад может уважать принцип расового, религиозного и этнического плюрализма не как неохотное приспособление к незнакомцам, а как подтверждение своей собственной разнообразной идентичности.В этом смысле евреев особенными делает то, что они не такие. Они репрезентативны.

Запад, однако, не в лучшем виде. Неудивительно, что ненависть к евреям вернулась, хотя и в новом обличье. Антисионизм занял место антисемитизма как политическая программа, направленная против евреев. Глобалисты заняли место безродных космополитов в качестве теневых агентов экономического беззакония. Евреи были убиты белыми националистами и черными «евреями». Преступления на почве ненависти против ортодоксальных евреев стали почти повседневной реальностью в Нью-Йорке.

Евреи конца 19 века знали о ненависти. Евреи начала 21 века должны понять, к чему они могут привести. Что не секрет в еврейском гении, так это то, что это ужасно хрупкий цветок.

The Times обязуется опубликовать различных писем редактору. Мы хотели бы услышать, что вы думаете об этой или любой из наших статей. Вот несколько советов . А вот и наш электронный адрес: письма в любое время.ком .

Следите за разделом мнения New York Times на Facebook , Twitter (@NYTopinion) и Instagram .

Миф - Евреи жадные

Знай это

Один из самых распространенных и устойчивых стереотипов о евреях заключается в том, что они жадны и алчны, надеясь разбогатеть любыми средствами. Их считают неумолимыми в погоне за богатством, а также скупыми скупцами, полными решимости не допустить, чтобы деньги выскользнули из их рук.Предполагается, что они контролируют мировые финансовые системы, но их также обвиняют в регулярном обмане друзей и соседей.

Художник неизвестен, «Дорога к Красному морю - это путь крови» (1944), плакат, Мемориальный музей Холокоста в США https://collections.ushmm.org/search/catalog/irn544978 https://www.middleeasteye.net/discover / евреи-деньги-антисемитизм-миф-ненависть-родился-еврей-музей-лондон Подробная информация из итальянского плаката 1944 года «Путь через Красное море - это путь крови», на котором изображены ухмыляющиеся еврейские банкиры, несущие мешки с деньгами мимо мертвых. солдаты.

Иногда обвинение в еврейской жадности исходит из наблюдений или предположений о еврейском богатстве, которые по своей сути воспринимаются как незаслуженные. Хотя, по данным исследовательского отчета Pew за 2016 год, американские евреи в целом представляют собой религиозную группу с самым высоким доходом в Соединенных Штатах, более половины американских еврейских семей зарабатывают менее 99000 долларов в год, при этом 31 процент зарабатывает менее 49000 долларов. Демонизировать экономические привилегии более богатых американских еврейских семей как «жадность» или как жажду власти - значит подразумевать, что такое богатство обязательно незаслуженно, исключая возможность того, что семейный доход евреев с высоким доходом отражает ценности упорного труда и искренних обязательств. в этические, медицинские, правовые, культурные и другие социальные области, которые поощряются нашим обществом.

Стереотип еврейской жадности утвердился в средние века, когда евреи часто ассоциировались с деньгами. У евреев обычно были ограничения на их экономическую деятельность, а иногда им запрещалось владеть землей. Как описано ранее, иногда единственным доступным вариантом заработка в таких обстоятельствах было кредитование под высокие проценты - роль, на которую христианские правители иногда нанимали евреев, поскольку христианам это было запрещено. Это привело к сложной и напряженной динамике между евреями и христианским обществом, которая продолжалась далеко за пределами средневековья.Это облегчило лидерам возможность позиционировать евреев как козлов отпущения, как причину финансовых бед простых людей; это также усугубило восприятие некоторыми христианскими теологами евреев как аморальных и лишенных добродетели.

Льюис, Э. Г., Шейлок, из Венецианского купца (1863), акварель, Шекспировская библиотека Фолджера https://teachingshakespeareblog.folger.edu/2016/05/11/recognizing-shylocks-humanity-merchant-venice/ Изображение Шейлока в 1863 году автор: EG Льюис из Шекспировской библиотеки Фолджера.

евреев часто называли злодеями в литературе и искусстве того времени, что отражает широко распространенное представление о евреях как о бессовестных, жаждущих денег и работающих против интересов честных граждан. Известным персонажем в истории литературы является Шейлок, жадный еврейский ростовщик в шекспировском «Венецианском купце » Шекспира. В конце концов этот стереотип вошел в современный жаргон: «Еврей кого-то низложил» стало обычным выражением, означающим бессовестную торговлю по более низкой цене.

Обвинения против предполагаемой еврейской жадности продолжаются и в 21 веке. Например, в 2006 году Илан Халими, 23-летний еврей-француз, был похищен, подвергнут пыткам в течение трех недель и убит бандой в Париже, которая надеялась получить от его семьи выкуп в размере 500 000 долларов. Они предполагали, что, поскольку он еврей, он станет богатым. Но на самом деле Халими был продавцом сотовых телефонов со скромным достатком, чья североафриканская семья из рабочего класса опровергала этот стереотип.

Некоторые евреи по-прежнему воспринимаются как развращенные ненасытным аппетитом к деньгам, и их часто обвиняют в накоплении богатства, которое они используют для подкупа людей, находящихся у власти.Некоторые продолжают утверждать ложное убеждение, что евреи дергают за ниточки мировых финансовых рынков. Существует множество заговоров, многие из которых связаны с семьей Ротшильдов, о контроле евреев над экономикой и важными экономическими институтами, такими как Федеральная резервная система США и Международный валютный фонд. В основе такой веры лежит идея о том, что евреи жаждут доступа к деньгам и контроля над ними.

Бомер, Юлий и Делиус, Х., Die Generalpumpe (ок. 1840-1849), литография, Архив Ротшильдов https: // www.Немецкая карикатура 19 века на Мейера Амшеля Ротшильда изображает его в виде насоса с двумя ручками, выливающего деньги государственным деятелям и банкирам.

Антисемитизм в США сегодня - это вариация на старую тему

Сенаторы Джеки Розен и Джеймс Ланкфорд, которые называют себя «практикующим еврейским демократом из Невады и преданным христианином-республиканцем из Оклахомы», возглавляют новые усилия по борьбе со старой проблемой: антисемитизмом в Америке.

Двухпартийная целевая группа по борьбе с антисемитизмом, писали сенаторы в колонке мнений для CNN, «будет сотрудничать с правоохранительными органами, федеральными агентствами, властями штата и местными властями, педагогами, защитниками, духовенством и другими заинтересованными сторонами в борьбе с антисемитизмом. путем обучения и расширения прав и возможностей наших сообществ ».

У них впереди большая работа.

Древние корни

После призывов к ее отставке член городского совета Трентона Кэти МакБрайд пришлось извиниться за использование на собрании фразы «Еврей ее вниз».AP / Мел Эванс

В начале сентября президент городского совета Трентона Кэти Макбрайд произнесла фразу «Еврей ее вниз» в ходе публичного обсуждения. Макбрайд сказала, что ей было жаль 12 дней спустя. Агентство Associated Press опубликовало заголовок: «Политик приносит извинения за использование антисемитского образа».

Конгрессмен Ильхан Омар в ответ на угрозы Республиканской партии осудила ее за осуждение Израиля: «Все дело в ребенке Бенджамина». Она имела в виду доллары, которые AIPAC, комитет по связям с общественностью Америки в Израиле, якобы бросает в законодателей, защищающих интересы Израиля.Позже Омар извинился.

Президент Трамп говорит американским евреям: «Если вы голосуете за демократа, вы очень нелояльны по отношению к еврейскому народу и очень нелояльны по отношению к Израилю».

Скорее всего, никто из этих политиков в тот момент не осознал антисемитизм, лежащий в основе их высказываний. Это был не первый случай, когда евреев на американской земле обвиняли в финансовой хитрости, правительственных манипуляциях и сомнительной лояльности.

Эти утки, уходящие корнями в древний и средневековый антииудаизм, имеют долгую историю в Америке.

Религиозный антисемитизм

Есть разные виды антисемитизма.

Религиозный антисемитизм - это обвинение евреев в распятии Иисуса. В этой формулировке их потомки должны навсегда заплатить за это предательство - иногда их запирают за стенами гетто, а иногда - своей жизнью. Это восходит к отделению христианства от иудаизма в первом веке.

Пятнадцать веков спустя, в 1654 году, губернатор Нового Амстердама Питер Стуйвесант попытался изгнать 23 еврея, спасающихся от преследований, которые только что приземлились в колонии.Он назвал их «лукавым народом - такими ненавистными врагами и богохульниками имени Христа».

Впоследствии учебники для американских воскресных школ, брошюры с библейской миссией и популярные романы напоминали о соучастии евреев в убийстве Иисуса и стремились обратить их в свою веру. «Уроки субботы» (1813 г.) рассказывали детям воскресных школ о «заговоре иудейских правителей против Иисуса Христа». В романе «Князь дома Давидова» (1855), части трилогии, которая, как сообщается, была продана тиражом более 5 миллионов экземпляров, автор, епископальный священник, призвал «дочерей Израиля» отказаться от иудаизма и последовать за Христом. .

Иллюстрация 1882 года в сатирическом журнале «Судья», изображающая вереницу женщин, ищущих работу, стоящих перед развратным мужчиной, который явно был евреем. Библиотека Конгресса

Фильм Мела Гибсона 2004 года «Страсти Христовы» перенес религиозный антисемитизм в 21 век. Его еврейская толпа - мужчины с огромными бородами и носами, их головы покрыты молитвенными шалями - появилась на широком экране с криками «Распни его» окровавленному Иисусу, стоявшему перед римским губернатором Понтием Пилатом.

Деньги и власть

Антисемитизм, о котором сегодня пишут заголовки, не всегда повторяет обвинение в том, что евреи убили Иисуса. Вместо этого он основан на длинном списке других антиеврейских стереотипов. Они изображают евреев как людей, заинтересованных только в деньгах, злонамеренно использующих свое богатство для подрыва политического строя.

Всего в шести словах, «о Беньяминах», член Миннесоты Омар повторил извечные заявления еврейской хитрости, финансовых манипуляций и государственного контроля.Ее замечания перекликались с репликами журналиста New York Times 1852 года, который писал о «высокой школе евреев в зарабатывании денег» и о том, что, контролируя весь капитал, они объявляли «империи платежеспособными или банкротами по своему желанию».

Позже, в 19 веке, в январском 1897 году в Atlantic Monthly друг профессора и посла Гарварда Джеймс Рассел Лоуэлл вспоминал, как Лоуэлл - сын министра, знавший иврит, - осуждал еврейских банкиров, брокеров и тех, кто ускользнул в политику и дипломатию. Лоуэлл опасался, что они готовы контролировать «поверхность Земли».”

Настроение Лоуэлла было типичным для многих из его поколения хорошо воспитанных, образованных государственных служащих, интеллектуалов и гражданских лидеров.

В 1890 году преподобный Чарльз Ф. Димс писал о части евреев, единственной страстью которых является «жадность наживы». В романах эта любовь к деньгам выражается в обвинении евреев в том, что они «контролируют денежную власть мира».

Утверждение Лоуэлла о международном еврейском заговоре предшествовало подделке, известной как «Протоколы сионских мудрецов».Впервые он появился в России в 1905 году в книге о пришествии антихриста, опубликованной мистиком Сергеем Нилусом. Его антисемитские фантазии о еврейских лидерах, замышляющих уничтожение христианства и установление контроля над миром, вдохновили Адольфа Гитлера на «Майн кампф».

Миф о мировом еврейском заговоре нашел пристанище в Америке в 1920-х годах благодаря публикации «Еврей из разных стран - главная проблема мира». Обильно цитируя «Протоколы», эта серия в газете Dearborn Independent была впоследствии опубликована в виде многотомной книги.

«Международный еврей» обвинял евреев в том, что они контролируют мировые финансы, что они являются «силой, стоящей за многими тронами».

Тираж «Дирборн индепендент» вырос до 700 000 к 1924-1925 гг., Поскольку его издатель разослал тысячи экземпляров по всей стране президентам банков, клубам Ротари, женским клубам, президентам колледжей и членам Конгресса. Издателем был промышленный магнат Генри Форд.

Первая страница Dearborn Independent, 22 мая 1920 г.Летопись Америки: Исторические американские газеты. Библиотека Конгресса

Навсегда аутсайдеры

Когда Дональд Трамп сказал, что американские евреи, выступающие против его политики, нелояльны по отношению к еврейскому народу и Израилю, он имел в виду, что евреи придерживаются двойной лояльности.

С этой точки зрения, вечные пришельцы и пришельцы, евреи ставили свою преданность еврейскому народу выше преданности своему народу.

В 2015 году ведущая NPR Дайан Рем спросила сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса, дисквалифицирует ли его «двойное гражданство» с Израилем для работы в качестве U.С. президент. Сенатор Сандерс не является гражданином Государства Израиль.

Обвинения в двойной лояльности преследовали евреев во времени и по всему миру. Наполеон прямо задал вопрос собранию еврейской знати в 1806 году: «Считают ли евреи, родившиеся во Франции и рассматриваемые по закону как французские граждане, Францию ​​своей страной? Обязаны ли они его защищать? Обязаны ли они подчиняться (его) законам? »

В обзоре 1890 года об антисемитизме спрашивается мнение известного У.С. цифры. Критик, Google Книги

В 1890 году, наблюдая всплеск антисемитизма, когда евреев исключали из летних курортов, заносили в черный список в качестве членов частных клубов и отказывали в приеме в частные школы, редакторы нью-йоркской еврейской газеты American Hebrew попросили более 50 священников, колледж президенты, юристы и политики о «предубеждениях против евреев». Затем они опубликовали ответы.

Президент колледжа Тафтс Э. Капен заявил: евреи никогда не смогут «ассимилироваться, как другие инопланетяне; они всегда на иврите ... Они никогда не могут быть американцами, в чистом виде.Его ответ был не единственным, и он категорически заявил, что евреи остаются нацией внутри нации.

После создания государства Израиль в 1948 году его премьер-министр Давид Бен-Гурион заявил: «Евреи Соединенных Штатов, как община и как отдельные лица, имеют только одну политическую привязанность, а именно к Соединенным Штатам Америки. Они не имеют политической верности Израилю ».

Обвиняя евреев, голосующих за Демократическую партию, как и большинство американских евреев, в нелояльности своему народу и Израилю, президент Трамп переворачивает этот принцип с ног на голову.

Еще раз озвучивается старое обвинение. Евреи никогда не могут быть полностью американцами. Их верность еврейскому народу и Израилю превосходит их верность Америке.

Сегодня, когда антисемитизм атакует американских евреев справа и слева, момент кажется новым, но его язык - нет. Это очень старая тема.

[ Глубокие знания, ежедневно. Подпишитесь на рассылку новостей The Conversation. ]

История антисемитизма - Мемориальный музей Холокоста в США

[Рассказчик]
Между 1939 и 1945 годами нацисты убили около шести миллионов евреев и миллионы других мирных жителей по всей Европе.

Это те, кто был убит во время Холокоста - поколение, потерянное навсегда.

[Текст на экране]
ЕВРОПЕЙСКИЙ АНТИСЕМИТИЗМ ОТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДО ХОЛОКАСТА

[Рассказчик]
Евреи - это народ еврейской Библии, живший в стране, ныне известной как Израиль. Они верят, что есть только один Бог.

Христианство возникло из иудаизма. Иисус из Назарета был евреем, проповедовавшим особую религиозную весть. Первыми христианами были евреи, которые молились на иврите и соблюдали обычаи и религиозные ритуалы иудаизма.Тайная вечеря была еврейской религиозной трапезой, вероятно, на Пасху.

Иисус был казнен римскими властями при Понтии Пилате в Иудее, но евангельские рассказы были истолкованы как обвинение всех евреев в распятии. Для своих последователей Иисус был Христом, Мессией. Его смерть, жертвенное искупление. Большинство евреев считали, что Мессия еще не пришел. Искупления не было.

Вскоре после распятия римские войска разрушили Храм в Иерусалиме.Евреи были изгнаны и рассеяны, чтобы жить как рассредоточенное меньшинство. К 5 веку христианство стало доминирующей религией в Римской империи.

Ранняя христианская церковь изображала евреев как не желающих принять слово Божье; Иллюминация показала, что сатана связывает глаза евреям. Некоторые церковные лидеры усилили обвинение, осуждая евреев как агентов дьявола и убийц Бога. Обвинение не было снято до 1960-х годов, когда Второй Ватиканский собор официально опроверг древнее обвинение в том, что евреи убили Христа.

На протяжении веков государственные и церковные законы ограничивали евреев, не позволяя им владеть землей и занимать государственные должности. Гильдии исключали евреев из большинства занятий, заставляя их заниматься такими занятиями, как ссуды, торговля, коммерция. Исключенные из христианского общества, евреи сохранили свои религиозные и социальные обычаи.

В 1095 году папа Урбан II призвал к освобождению Иерусалима. Христианские крестоносцы отправились освобождать Святую Землю от мусульман. По дороге они вырезали тысячи евреев.

В средние века христиане преследовали евреев. Евреи, которых изображали иностранцами, считались ростовщиками. Говорили, что евреи отравили колодцы Европы, вызвав Черную чуму. На иллюстрациях евреи изображались в виде дьявола с рогами и раздвоенными ногами, а также они использовали кровь христианских детей в ритуальных жертвоприношениях. Эта ложь была принята за правду.

Но там, где они были нужны, евреев терпели. Когда им было разрешено участвовать в жизни общества, евреи процветали.

Во многих местах светские и религиозные государства загнали евреев в отдельные районы, позже названные гетто. Англия, Франция, Испания, Португалия и многие немецкие государства изгнали массы евреев, большинство из которых мигрировали на восток, унося с собой свои религиозные убеждения и традиции.

В 1517 году Мартин Лютер напал на Папу и развратил его собственную Римско-католическую церковь, положив начало протестантской Реформации. Молодой Лютер надеялся, что терпимость убедит евреев обратиться.Но когда евреи придерживались своих религиозных убеждений и отказались присоединиться к его новой реформированной церкви, разочарование Лютера сменилось ненавистью.

Что же нам, христианам, делать с этим отвергнутым и осужденным народом, евреями? . . . Свои синагоги. . .должно быть подожжено, а то, что не горит, должно быть засыпано землей, чтобы никто больше никогда не видел их камня или шлака. . . . Их дома также должны быть снесены и разрушены. . . . Все их молитвенники. . .должен быть взят у них.

Протестантская Реформация не положила конец антиеврейской традиции христианства.

С акцентом на разуме в эпоху Просвещения 18 века господство церкви уменьшилось. Некоторые мыслители эпохи Просвещения призывали к полноправию евреев, но только при условии, что они откажутся от своих религиозных обычаев. Другие обвиняли иудаизм как источник иррациональной религиозной веры.

Несмотря на то, что многие евреи ассимилировались социально и культурно, предрассудки не исчезли.

Во Франции в 1894 году капитан Альфред Дрейфус, единственный еврей в генеральном штабе французской армии, был осужден за передачу военных секретов Германии. Позже доказательства подделки подтвердили его невиновность, но Дрейфус остался жертвой прикрытия, чтобы отвлечь внимание от коррупции в армии. Спустя столетие после того, как Французская революция провозгласила свободу, равенство и братство, дав евреям их свободу, неистовые толпы на улицах Парижа скандировали евреям смерть.

[Текст на экране]
Это не вопрос религии.Враг - ИУДАИЗМ!

[Рассказчик]
Религиозная дискриминация постепенно превратилась в процветающий светский, политический и социальный антисемитизм.

Тем не менее, освобожденные от некоторых ограничений, многие евреи вошли в христианский мир и стали видными гражданами.

Затем, примерно в 1900 году, была выдвинута новая ложь: евреи сговорились доминировать в мире, используя свои деньги и интеллект для манипулирования доверчивыми христианами. Российская тайная полиция подделала документ в поддержку истории о заговоре с целью захвата власти, предположительно созданной конференцией еврейских лидеров.Доказанная подделка, Протоколы сионских мудрецов , тем не менее, была переведена на все основные языки и распространена по всему миру. Он распространяется даже сегодня, несмотря на неопровержимые доказательства того, что это подделка.

Чтобы отвлечь народное недовольство ужасными условиями жизни и автократическим контролем, российские власти поощряли антисемитское насилие. Евреи были обвинены в убийстве царя Александра II в 1881 году. В течение следующих трех десятилетий в России неоднократно вспыхивали погромы, кровавые выступления против евреев.

Во второй половине XIX века зародился еще один вид антисемитизма. В ее основе лежала теория, согласно которой евреи были не просто религиозной группой, а отдельной «расой» - семитами, выделенной из-за генетически унаследованных характеристик.

Антисемиты считали, что расовые характеристики нельзя преодолеть ассимиляцией или даже обращением. Говорят, что евреи опасны и опасны из-за их «еврейской крови». Антисемитский расизм объединил псевдонаучные теории с многовековыми антиеврейскими стереотипами.Эти идеи получили широкое признание.

Разорение Первой мировой войны, унизительный Версальский мир, гиперинфляция 1920-х годов и депрессия 1929 года вызвали массовое недовольство.

Присутствие евреев в немецкой культурной, экономической и политической жизни сделало их удобными козлами отпущения за несчастья Германии.

Введите: Адольф Гитлер. Гитлер рассматривал мировую историю как расовую борьбу за выживание сильнейших. Он видел в евреях источник всего зла: болезней, социальной несправедливости, культурного упадка, капитализма и всех форм марксизма, особенно коммунизма.

Антисемитизм станет преобладающей идеологией Третьего рейха.

Нацистский расизм стал жертвой многих групп людей, но именно против евреев нацистское государство мобилизовало все свои ресурсы для террора.

После прихода к власти нацистов антиеврейские меры применялись одна за другой: еврейские предприятия бойкотировались, а затем конфисковывались. Были определены евреи, отделенные от неевреев. Евреи были исключены из профессий и учебы. Еврейским детям не разрешали посещать школы.Евреи подвергались публичному унижению.

Изменения - постепенные или внезапные - были непонятны. Мало кто мог представить, что будет дальше. Даже евреи.

Нацисты довели антисемитизм до беспрецедентного уровня насилия. Геноцид: систематическое убийство миллионов людей, считающихся неполноценными. Шесть миллионов евреев. Вот некоторые из них.

[Текст на экране]
После Холокоста некоторые христианские церкви, включая Римско-католическую и Евангелическо-лютеранскую церковь в Америке, пересмотрели свои учения о евреях и иудаизме.

Многие деноминации продолжают обращать внимание на роль векового христианского антисемитизма в создании обстоятельств, сделавших возможным Холокост.

Антисемитизм не закончился с Холокостом и сегодня является глобальной проблемой. Ненависть к евреям, основанная на религиозных, политических или расовых идеологиях, продолжается среди простых граждан, влиятельных людей и даже при государственной поддержке. Эта ненависть часто перекликается с той же ложью, которую использовали нацисты. Попытки исказить или отрицать Холокост являются одним из способов выражения антисемитизма в настоящее время.

История Холокоста показывает, что нападение на целую группу имеет далеко идущие последствия. Это ведет к росту ксенофобии, расизма и экстремизма в обществе, что может иметь разрушительные последствия для отдельных людей, сообществ и наций.

Узнайте больше на ushmm.org/antisemitism.

Я вышла замуж за еврея - Атлантика

[Примечание редактора: эта статья была опубликована в январе 1939 года.]

Отец и мать моего мужа - евреи.Мои родители оба являются тем, кого г-н Гитлер с удовольствием назвал бы «арийскими» немцами. Я девушка американского происхождения и первая, кто отстаивает мой американизм в споре; тем не менее, семейные узы настолько сильны и воспоминания о счастливом тринадцатимесячном пребывании в Vaterland несколько лет назад, что я часто ловлю себя на том, что пытаюсь взглянуть на вещи с точки зрения нацистов и найти оправдания этому. они делают - к ужасу наших либерально настроенных друзей и болезненному замешательству моего мужа.

Итак, мы с Беном, еврей и американец немецкого происхождения, женаты четыре года, в высшей степени счастливы, с трехлетним сыном, у которого быстрые карие глаза отца и мои желтые волосы.У нас был пылкий любовный союз, усугубляемый тем фактом, что нам приходилось тайно ждать два года, пока Бен не заработает на своей профессии достаточно, чтобы содержать семью. Он знал других девушек, и, поскольку мне было двадцать пять лет до нашей свадьбы, я пользовался своей долей внимания со стороны других мужчин. Следовательно, наш брак не был поспешным, страстным прыжком двух людей, парящих на икарийских крыльях первой любви. То, что было между нами, было спокойным, как ночь, глубоким, как море; в свете этого мы оба знали, что навсегда после этого он будет смотреть на других женщин, а я на других мужчин, как на бледных привидений.Мы решили, что никакие препятствия не должны мешать нашему союзу, и препятствий появилось множество, как только наши семьи узнали о нашем намерении.

«Дитя», - умоляла моя мать, которая в глубине души всегда надеялась, что то, что она называла моим превосходным интеллектом, заботливым воспитанием, талантами и привлекательностью, сделало бы меня мужем, который займет более высокий социальный уровень », - подумал он. сами, что это значит. Вы замужем за евреем, и вас не пускают в определенные круги. Они могут говорить о Германии все, что им нравится, но демократическая Америка далеко не безоговорочно принимает евреев.Помните, что Бен не мог вступить в братство в своем университете. Помните, что есть клубы, курорты и жилые районы, в которых запрещены евреи. Помните, что против них существует еще дюжина других менее ощутимых форм дискриминации ».

«Для меня это не имеет никакого значения», - упрямо утверждал я. «Я люблю Бена. Я бы вышла за него замуж, если бы он был готтентотом ».

«Но, дитя, помни о расовых и религиозных различиях между тобой. Помните, что ваших детей будет тянуть в двух разных направлениях.'

Мать и отец Бена посещают православную синагогу, соблюдают правила питания и все ритуальные праздники. Однако Бен, как и большая часть современных и умных молодых евреев, с нежной терпимостью относится к этим родительским привычкам, но избегает их для себя. Он ходит в синагогу на Рош ха-Шана, чтобы доставить удовольствие своей матери, а в остальное время колеблется между агностицизмом и откровенным атеизмом.

На все это я указал маме, добавив: «Бен не просит меня готовить кошерно, если это вас утешает.И помните, что, хотя я люблю учение Иисуса, я не принадлежу ни к какой секте или церкви. Не то чтобы между нами стояли тени священника и раввина ».

Тогда моя мать вытащила самые старые и самые горькие каштаны, которые бросали против евреев, обвинения стары, как Римская империя.

«Евреи - это, по сути, восточная раса, - буркнула она, - Восток есть Восток, и евреи и христиане не могут встретиться больше, чем христиане и китайцы. Евреи чувственны, агрессивны, показухи, хитры - это наследие, которое они никогда не смогут преодолеть.Они добиваются успеха в бизнесе, потому что они проницательнее христиан и никогда не упускают возможности воспользоваться несправедливым преимуществом. Да, они достигают успехов в науке, но в основном это ветреные теории, такие как теории Эйнштейна и Фрейда. Еврейские художники, такие как Пикассо и Модильяни, умны, но никогда не велики. Евреи в театре - ну, вы видели, что они сделали с Голливудом. Движущиеся картинки полны секса и чувственности и предназначены исключительно для еврейского бога - денег. Был ли когда-нибудь еврей, который мог бы приблизиться к Бетховену или Рафаэлю? Было ли когда-нибудь… »

Не следует делать вывод, что мать из-за своего немецкого происхождения была особенно антисемитской.Я слышал то же самое из уст множества стопроцентных американцев,

«Мать, - сказал я тихо, - помни, что величайший Человек, который когда-либо жил, был евреем - Иисусом». Это задержало ее на минуту. «Да, - пробормотала она, - это великий парадокс».

«И другие великие евреи», - быстро добавил я. «Например, Спиноза и Эпштейн».

Мать посмотрела на меня немного грустно. Ее не облизывали, но в данный момент у нее не было ссор.

То, что сказала ему мать Бена, я могу только догадываться, потому что он мне никогда не рассказывал.«Бен, - скорее всего сказала она, - мое старое сердце печалится, что ты женился на Шиксе, а не на одном из нас. По всему миру снова усиливаются старые преследования. Нам, как никогда раньше, нужно придерживаться своего народа и традиций ».

Но, любя Бена больше остальных своих детей, она, вероятно, также сказала: «Что ж, если вы любите ее и уверены, что она для вас единственная женщина, то мое благословение на вас. Прежде всего я хочу, чтобы ты был счастлив ».

Наши матери встретились, обнялись и сразу же забыли свои разногласия в чисто женских обсуждениях свадебных планов (мы должны были пожениться гражданским судьей, чтобы устранить трудности), материнской высадки их потомства и медового месяца.После того, как брак стал очевидным явлением, ни одно слово против расы или религии Бена не слетело с уст моей матери. Она могла бы сохранить это негативное отношение и при этом сохранить семейный покой. Но постепенно, по мере того, как она узнавала Бена лучше и видела, насколько он хорош и как добр к ее дочери, ей стали приходить робкие слова любви и восхищения.

«Он прекрасный молодой человек с большим будущим», - с гордостью в голосе слышу она своим друзьям. «Евреи - прекрасные мужья; так я всегда поддерживал.«

» Но, - всегда добавляет она, - я рада сказать, что Бен вовсе не еврей по внешности. Он не выглядит евреем, и у него не еврейские обычаи. На самом деле, вы бы вообще не подумали, что он еврей ».

Естественно, для наших друзей самым интересным аспектом нашего брака является его межрасовая сторона, я знаю, что даже сейчас многие из них, осознавая мои прогерманские наклонности, все еще хихикают у нас за спиной; «Ну-ну, наша маленькая нацистка Гертруда должна была пойти и выйти замуж за еврея».

Иногда почти каждый из моих близких спрашивал меня sotto voce : «Каково это - жить с евреем? Он очень еврей? Вы когда-нибудь обсуждали различия между вами?

Именно это, наконец, подтолкнуло меня к нашей пишущей машинке - рассказать миру, как на самом деле происходит между евреем и христианином, поскольку мир, очевидно, так сильно заинтересован.Хотел бы я сказать, что, поскольку Бен и я работали, чтобы достичь полного счастья, нет причин, по которым евреи и язычники повсюду не могут жить мирно и счастливо бок о бок. Но я боюсь, что эти гармоничные отношения могут возникнуть только тогда, когда неевреи перестанут быть стопроцентными язычниками, а евреи - стопроцентными евреями - когда обе стороны откажутся от своей ложной расовой гордости, своей замкнутости, изношенности выходят, традиции, и идут навстречу друг другу.

Да, мы обсуждаем наши различия.Наши дискуссии нечасты, потому что я редко думаю о Бене как о евреях, а он редко думает обо мне как о неевреях. Мы просто Бен и Гертруда друг для друга. Так бывает, когда любишь. Но когда у нас есть обсуждения, мы свободно увольняемся. Я знаю, что во многих христианско-еврейских союзах считается более разумным и более благоприятным для супружеской гармонии относиться к этим различиям как к несуществующим, окутывать их завесой молчания. Мы с Беном всегда считали это нездоровой практикой. Мы думаем, что задушить предмет и сделать его запрещенным ведет к искажению, а зачастую и к взрыву.

Однако в наших дискуссиях я всегда должен выбирать более тактичный путь, потому что Бен, бедняга, по-прежнему обладает гиперчувствительностью евреев ко всей критике своей расы, в которой нельзя винить ни его, ни его людей. Вначале он вообще не мог этого принять, хотя громко заявил, что приглашает к спору, что он хочет изучить христианскую точку зрения, чтобы более ясно понять вековые трения между двумя группами.

Хорошо, мы возьмемся за это.Он начинал с того, что говорил о христианах, что он никогда не мог переварить. Я соглашался с ним или попустительствовал этому вопросу, в зависимости от обстоятельств, а затем указывал на несколько еврейских черт, которые раздражали язычников. В тот момент, когда я это сделал, он стал выглядеть раздавленным визуальным воплощением «Эли, Эли». Малейшее слово против чего-либо еврейского он воспринимал как личную критику самого себя. «Бен, дорогой, - сказал я ему, - когда ты нападаешь на преступность в Америке, ты думаешь, я думаю, что ты имеешь в виду, что я сам преступник?» Потребовалось некоторое время, чтобы довести до конца эту мысль.Но затем выстрелил еще один. Всякая критика еврейства была хвастовством христианского превосходства. «В глубине души большинство христиан думают о нас как о« грязных евреях », - сетовал он.

И мне пришлось его утешить: «Бен, если я скажу, что англичане слишком самодовольны, немцы слишком неуклюжи и упрямы, французы слишком материальны, значит ли это, что я не вижу в них ничего хорошего, что я называть их «грязными англичанами», «грязными французами» или «грязными немцами»? Это тоже потребовало времени, чтобы понять это.

Конечно, мы спорим о религии.Я был с ним в синагоге в тот день, когда он уходит, Рош ха-Шана. Я обнаружил, что пение, музыка и проповедь прекрасны и не сильно отличаются от католических или епископальных служб. Я нахожу небольшую разницу между католическими святыми и иудейскими ангелами, между чудесами, с которыми столкнулись Моисей и Илия, и чудесами Иисуса. Я признал, что нахожу странным и немного смешным присутствие людей в черных дерби у алтаря, скрипучие звуки шофара или бараньего рога, непрерывное хихиканье и сплетни на протяжении долгих богослужений (Бен сказал мне, что вы нельзя ожидать, что люди будут молчать шесть часов подряд), отсутствие той благоговейной тишины, которая делает католические или епископальные службы вдохновляющими.

Со своей стороны, Бен находит колени, благовония, хитросплетения мессы, мальчиков из хора, процессии, святые статуи, святую воду и молитвы Христу как божеству столь же странными, он не понимает, как кто-то может верить в Непорочное зачатие и непорочное зачатие Иисуса.

«Ну, - парирую я, - но вы верите, что евреи и никто другой - избранный Богом народ. Для нас это звучит забавно ».

Мое личное убеждение, которому здесь действительно нет места, состоит в том, что это скорее символические, чем буквальные истины.Для меня Непорочное зачатие и непорочное зачатие означают, что Христосознание может родиться только в непорочном и чистом сердце, также как «Израиль» означает всех и всех, кто живет путями Бога.

Бен говорит, что в этом может быть что-то, но он на самом деле не верит в это, потому что совсем не уверен, что Бог существует.

Опять же, я должен действовать мягко, когда мы говорим о религии, потому что, хотя Бен считает совершенно просвещенным и уместным высмеивать различные аспекты христианских религий, его губы сжимаются, когда я осмеливаюсь предположить, что иудаизм по крайней мере так же догматичен, как и католицизм. и, будучи завистливой к себе, еврейская церковь играет в политику так же сильно, как и Рим, обладает столь же сильным международным влиянием и для такого известного агностика, как он сам, должна представлять по крайней мере такую ​​же ритуальную чепуху - запрет на молоко или масло. во время трапезы, где едят мясо, ношения молитвенных шалей и головных уборов прихожанами во время богослужений, слезливых стенаний кантора, раскачивания молящихся взад и вперед во время молитвы в синагоге.Нет, Бен не прихожанин, но инстинкт подсказывает, что иудейская церковь принадлежит его людям, и поэтому ее нельзя высмеивать или критиковать.

Как и большинство язычников, я читал как Ветхий, так и Новый Заветы Библии, но ни Бен, ни кто-либо из его друзей-евреев, насколько я могу судить, никогда не удостоили Нового Завета хоть одним взглядом. Я нахожу многое в Ветхом Завете, чтобы понять еврейский характер, и я верю, что еврей мог бы найти многое в Новом Завете, чтобы помочь ему понять христианский характер, хотя он не верит в божественность Христа и хотя он может не верьте, что Христос когда-либо ступал на эту землю.Даже если Новый Завет был чистой воды фантазией, Святой Матфей и Святой Лука говорят так же много мудрости, как Моисей или Соломон.

Бен часто ругает представителя своей расы - и он не согласен с теми, кто считает, что евреи представляют религию, а не расу. Как он указывает, вы можете крестить еврея и превратить его в внешнего христианина, но вы не можете отнять у него чувства к своему народу, его расовую внешность или его вкусы.

Бен будет часто называть г-на Финклельтейнера или г-на Салорнора «крысой», если считает нужным.Но если бы я сделал то же самое, ему бы это не понравилось. Его не волнует программа Эдди Кантора; Я делаю. Ему нравится программа Уолтера Винчелла, а мне нет. Но если я говорю, что не люблю Уолтера Винчелла, он думает, что это потому, что Винчелл еврей. Семья Бена сияет всякий раз, когда упоминаются такие великие евреи, как Эйнштейн, Эпштейн, Фрейд. Они кивают и улыбаются, как бы говоря: «Ах да, где был бы мир сегодня, если бы не наши великие евреи?» Но вы никогда не слышите, чтобы они говорили о еврейских негодяях или преступниках.Если вы просто упомянете, что Такой-то еврей, они заподозрят вас в антисемитизме.

Часто Бен высказывает давнюю жалобу своей расы: язычники думают, что они выше евреев. Лицом к лицу они вежливы с евреями, берут их деньги, работают в своих фирмах, покупают в еврейских магазинах, едят за столиками друзей-евреев, а затем поворачиваются, чтобы посмеяться и усмехнуться за их спиной. Это правда, я признаю это Бену, ужасно верно и ужасно неверно, и, безусловно, одна из основных причин многовековых трений между двумя расами.Но тогда, наоборот, это верно и для евреев. Они, в свою очередь, думают, что намного превосходят язычников. Если бы они так не думали, остались бы они евреями после многих поколений, живущих среди язычников? Даже Бен часто упускает из виду, что евреи намного умнее христиан. И кто из евреев будет отрицать, что, хотя он также ведет дела с язычниками, ест за их столами и называет их друзьями, он также уходит в частном порядке, радуясь своему превосходству?

К сожалению, еврейские публикации и церковь не так уж и скрытны в этом отношении; они открыто хвалят превосходство своей расы и не стесняются критиковать гоев, на земле которых они живут.И поэтому трения продолжались на протяжении веков, обе стороны прочно укоренились в самодовольстве. И поэтому трение будет продолжаться, то спящее, то беспокойное бурлящее, то перерастающее в бунты и преследования.

Бен готов признать, что если правда, что христиане в массе редко пытались понять евреев, прочитать то, что они написали о своем затруднительном положении, то также верно и то, что евреи не пытались понять Христианам и идти им навстречу.Еврей редко пытается смешаться с массой. Из-за своей религии и традиций он доволен тем, что живет отдельно от общества. А когда наступают гонения, он склоняет голову и говорит, что это воля Бога.

Семья Бена не без гордости говорит о проклятии Израиля и называет себя мученической расой. Они честно считают себя святыми жертвами. Они очень охотно рассказывают вам, что не так с язычниками, но ни в семье, ни среди других евреев я не встречал никого, кто хотел бы признать, что некоторый ремонт может быть произведен и в доме Израиля.Практически любой интеллигентный язычник признает, что наше отношение к евреям часто было несправедливым и постыдным, хотя, признаваясь, мы вообще ничего не делаем с этим.

Однако мне кажется, что, поскольку оба не могут быть правы в этой ссоре веков, необходимо внести коррективы с обеих сторон, и я говорю Бену. Мы должны искоренить наше безосновательное и высокомерное чувство превосходства. Они должны избавиться от устоявшейся мистической идеи о том, что еврей навсегда обречен быть странником и проклятым; вместо того, чтобы поворачиваться лицом к Стене Плача каждый раз, когда загораются искры древнего трения, они должны предпринять некоторые практические и рациональные усилия, чтобы более любезно приспособить свои пути к языческому образцу, поскольку они предпочитают жить в языческих землях.

Наш самый горячий аргумент касается вопроса, существует ли такая вещь, как еврейская проблема. Бен готов обсуждать отдельные различия между евреями и христианами, но когда я объединяю их все вместе как составляющие мировой еврейской проблемы, он вспыхивает. О, конечно, есть проблема, он допускает, но она касается только евреев, и он благодарит язычников за то, что они занимаются своими делами и держат руки подальше. На что я отвечаю: «Как мы можем игнорировать это, если это касается нас не меньше, чем евреев? Как может хозяин игнорировать ссоры гостя в его доме? » На что Бен отвечает с жаром; «Мы не гости; мы хорошие граждане стран, в которых живем.'

Здесь фехтование становится действительно стремительным. «Что представляет собой гражданин первого сорта?» Я спрашиваю. Согласно Платону, ответ - тот, кто ставит свою страну и интересы этой страны выше своих собственных. Это правда о евреях? Едва. Инстинктивно он в первую очередь желает благополучия и развития своего народа. Пока страна дает ему на жизнь и оставляет в покое, ему все равно, что с ней происходит. Когда дела идут хорошо, он остается; когда дела идут не так, он собирает вещи и уезжает в другую страну.Где тот еврей, который говорит: «Моя страна, правильная или неправильная»?

«Хорошо, - говорит Бен, - но ты можешь нас винить? Какая страна, кроме Англии и Америки, заставляла нас чувствовать, что мы можем принадлежать? '

«Вы правы, - отвечаю я, - и я вас не виню. Я бы чувствовал то же самое, если бы был евреем. Но что это доказывает? Что еврей, за редким исключением, во-первых, еврей, а во-вторых, гражданин страны, где он разбил свою палатку. После двух тысяч лет жизни с язычниками он все еще сохраняет свою идентичность как еврея - как инопланетянина, если инопланетянин означает того, кто не был поглощен основным потоком.Это, конечно, не другая религия, которая сделала его чуждым, и не выдающийся нос. Есть много язычников с выпуклыми носами, и разница между иудейской церковью и, скажем, католической не больше, чем разница между католической и греческой православной церковью. Нет, то, что делает еврея чуждым, - это его чуждая культура, его чуждые традиции, его яростная гордость за принадлежность к тому, что он считает высшей расой ».

«Ну, - возражает Бен, - предположим, что мои люди - это те, кого вы называете пришельцами.Что мешает им жить в мире с другими, пока они ведут себя прилично? И большинство евреев ведут себя прилично. Не ляжет ли лев с ягненком?

С моральной точки зрения Бен полностью прав. Печально и несправедливо, что во всем мире к инопланетянам относятся с подозрением. Поскольку он «другой», он не может быть таким же хорошим, как знакомый. Это задница для насмешек обывателей, для осуждения самодовольных.

«Но посмотрите на дело с политической стороны», - советую я Бену.«Когда швед или китаец оседают в чужой стране, например в Соединенных Штатах, швед спешит стать настоящим американцем - во всяком случае, он позволяет своим детям стать настоящими американцами; китайцы, понимая, что это невозможно, отчужденно живут в китайском квартале, занимаются своими делами и держатся подальше от американских политических дел. Еврей, однако, тоже хочет съесть свой пирог. Подобно китайцам, он цепляется за свою расу, культуру и традиции; он приучает своих детей так же упорно цепляться за них.Затем, как швед, он намеревается аннексировать все привилегии американизма. Он хочет подняться на вершину нееврейской социальной структуры, обладать властью в языческой политике сообщества, государства и нации. Он хочет, чтобы его оставили в покое, но он также хочет, чтобы страна, в которой он живет, хорошо о нем заботилась. Он хочет иметь полное гражданство в этой стране, но при этом сохранить свое гражданство еврейской нации.

«Конечно, это ханжество со стороны общества отвергать его, я признаю, возмущаться его успехами в бизнесе и профессии, его увлечением политикой, его сильными международными союзами.Никто не может отрицать, что еврей часто более талантлив в этих занятиях, чем язычник. Почему он должен быть наказан за свой интеллект? Ответ прост: человеческая природа возмущена господством инопланетян. До тех пор, пока еврей носит плащ чужих цветов, до тех пор его господство на любом уровне нееврейской структуры будет возмущаться ».

После того, как мы зашли так далеко, Бен спрашивает: «Кажется, вы в состоянии проанализировать проблему, но можете ли вы найти решение?»

«Да, - отвечаю я, - но это только мое личное мнение и, вероятно, не стоит многого».«

» «Ну, давай, - рычит он. И я говорю ему: евреи должны оторваться от забора и решить, хотят ли они быть в первую очередь гражданами, скажем, Франции или Англии, или в первую очередь гражданами еврейства. Они не могут быть евреями в своих домах и французами или англичанами на улице. Они не могут заявить о своей гордости и преданности Израилю и ожидать, что французы и англичане будут относиться к ним так же, как к другим французам и англичанам. Если они решат, что более важно сохранить еврейскую культуру, традиции и гордость своей расы, то они должны более снисходительно принять различие, оказываемое им как инопланетянам.В этом случае у них будет меньше трений, если они будут придерживаться своего собственного общества, общественных центров, клубов и так далее. В то же время мы, со своей стороны, должны относиться к ним с величайшим уважением как к замечательным и достойным восхищения пришельцам. Мы должны преодолеть собственное чувство превосходства и научиться относиться к ним как к равным себе, потому что они, безусловно, таковы.

С другой стороны, если они решат, что они предпочли бы быть целиком с нами и обращаться с ними как с таковыми, они должны отбросить большую часть своей (для язычников) мертвой и устаревшей культуры и традиций, своей ложной расовой гордости. .Еврейская религия должна быть отделена от пропаганды расового сознания, которое каждая синагога и храм считает такой же важной частью иудаизма, как молитва; он должен быть умерщвлен, по крайней мере, до такой степени, чтобы он не умалял великий идеал западной культуры и цивилизации: Христа.

«Но, - возражает Бен, - некоторые из нас пытались стать язычниками в разное время в истории. Мы изменили наши имена, даже нашу религию, и нас не приняли ».

На это я могу только ответить: «Верно, предубеждение язычников против евреев в прошлые века было обоюдоострым мечом, который пронзил еврея, когда он оставил свою расу, а также когда он присоединился к ней.Но я также утверждаю, что были периоды, когда для евреев были открыты почти все двери - период в Польше, период в Австрии и особенно либеральный период в Англии, кульминацией которого стало восхождение еврея Дизраэли к пост премьер-министра.

«Если бы евреи воспользовались этой возможностью для объединения, в конечном итоге все преграды были бы разрушены. Но евреи не воспользовались возможностью. Они решили сохранить свою идентичность и остались нетронутыми, как и раньше.Сегодня именно Америка предлагает детям Израиля величайшую в истории возможность для поглощения. Смешанные браки между евреями и язычниками, деловые партнерства и еврейские государственные деятели вызывают не более чем мимолетный комментарий. Осталось несколько барьеров, но их можно сломать, как соломинку, в этой молодой, иконоборческой стране. И все же синагоги и храмы призывают свою паству помнить, что они евреи, что они были евреями в течение 4000 лет и, слава Богу, через 4000 лет останутся евреями.Некоторые культурные и интеллектуальные евреи объявляют, что они сначала американцы, а затем евреи, но это голоса, вопящие в пустыне ».

Конечно, в конечном итоге мы подходим к Гитлеру, Бену и мне. В глазах Бена, как и в глазах всего его народа, Гитлер олицетворяет еврейский эквивалент антихриста - маленького напыщенного монстра, единственная цель которого и удовольствие - в жизнь состоит в том, чтобы пороть, заключать в тюрьму, обеднять, унижать и мучить Израиль. Немногие книги по истории прослеживают путь гонений на евреев, которые происходили на протяжении веков.Они происходили в Древнем Риме, Польше, России, Испании, Англии и Франции, обычно всякий раз, когда еврейство становилось слишком многочисленным и слишком могущественным, всякий раз, когда оно становилось в глазах язычников потенциальной или реальной угрозой господству язычников. Я пытаюсь сказать Бену, что Гитлер просто пишет еще одну страницу в истории, которая будет продолжаться до тех пор, пока сохраняется статус-кво между евреями и язычниками - статус, который могут устранить только добровольные плечи обоих протагонистов.

Но Бену трудно смотреть вдаль.Он смотрит на Гитлера как на нечто злобно уникальное, и бесполезно пытаться сказать ему, что через сто лет мир будет называть Гитлера свиньей за изгнание евреев не больше, чем Эдуарда I из Англии, который сделал то же самое в тринадцатого века - изгнание, которое оставалось в строгом действии до времен Кромвеля, потому что через сто лет другая страна будет иметь свои еврейские проблемы, если только…

Не следует делать вывод, что раз мы с мужем ведем эти дискуссии, наши семейная жизнь - это длинная диалектика различий между евреями и язычниками.Наши аргументы сравнительно редки, потому что они не запрещены ложным чувством такта и, как и плоды, которые не запрещены, имеют не более чем случайную привлекательность. Мы спорим, когда чувствуем побуждение сделать это, когда читаем или слышим что-то, что затрагивает жизненно важный нерв еврейско-языческой проблемы. В остальное время мы ведем уравновешенную жизнь двух людей, счастливых в браке и глубоко влюбленных.

Поскольку я пишу о Бене как о евреях, я должен описать одну из его черт - его гордость за свою нееврейскую внешность, манеры и фамилию.Его отец изменил труднопроизносимую фамилию на что-то более англизированное. Люди случайно знали Бена в течение двух или трех лет, не подозревая, что он еврей. Ему нравится, что он выглядит и ведет себя как другие люди. Его друзья преимущественно неевреи, но не по соображениям целесообразности, а потому, что, по его словам, «мы, современные евреи, должны отказаться от своих узких, клановых привычек и стать более единым целым с остальным миром. Гетто больше не существует в физическом мире, но оно все еще остается в сознании слишком многих наших пожилых людей.'

Только когда Бен находится в окружении своей семьи, он впадает в еврейский уклад, и тогда, без сомнения, из-за его раннего еврейского образования. Семья очень клановая. Каждое воскресенье и праздник они собираются в доме того или иного участника. Каникулы тоже вместо того, чтобы проводить в горах или на берегу, вдали от отношений, тратятся в гости друг к другу. Они переполняют меня добротой, побуждают полнее входить в семейную жизнь. Это противоречит здравому смыслу по нескольким причинам.Во-первых, мои собственные семейные отношения всегда были более или менее случайными, и у меня полностью отсутствовал клановый инстинкт. Более того, как бы я ни отрицал это, стараюсь преодолеть это, хотя я и пытаюсь, для меня есть что-то немного «чуждое» в атмосфере, в которой собрано так много ортодоксальных членов Израиля, даже несмотря на то, что они родственники и кровь моего мужа. Отдельно увлекаюсь ими; индивидуально приветствую их в моем доме; но в большой группе я чувствую себя рыбой из воды.

Я никогда не могу понять причину этого.Не факт, что идишские слова, такие как мешуге и зиммис и chassah , часто встречаются в разговоре. Это не непрерывный лепет голосов - многие из моих друзей больше болтают. И это не еврейская напряженность мировоззрения, которой не хватает того, что мы называем широтой взглядов, потому что я знаю других людей, у которых нет широких взглядов.

Я думаю - если я могу это выразить - это факт, что они не делают уступок мне как язычнику. Они игнорируют этот факт, как будто его не существует.Они ходят по своим еврейским обычаям, рассказывают о своих еврейских проблемах и считают меня отчужденным, если я не вхожу во все это всем сердцем и не становлюсь одним из них. Из вежливости я стараюсь поступать так же, как они, когда я среди них, но то, что они не идут мне навстречу, через некоторое время становится проблемой. В результате я сократил свои посещения до минимума; и, честно говоря, я сокращаю до такого же минимума посещения мужем моей семьи. Это тот компромисс, которого мы с мужем достигли путем молчаливого понимания, а не путем открытого обсуждения.Вы можете обсуждать абстрактные проблемы, какими бы деликатными они ни были; но когда дело доходит до чего-то столь же конкретного, как семья, чем меньше произносится слов, тем мудрее, как известно любой супружеской паре.

В тот момент, когда Бен уходит от семьи, его еврейство исчезает с него, как плащ. Не то чтобы его нееврейство стало еще одним прикрытием. Я думаю, что это в большей степени его реальное отношение, чем иное, чем другое, являющееся пережитком его детства; ведь Бен - один из тех, кто чувствует себя сначала американцами, а затем евреями.

Несмотря на все это, однако, еще до того, как наш ребенок родился, Бен однажды объявил, что если бы это был мальчик, он хотел бы, чтобы его воспитывали как еврея. Если бы это была девочка, то я бы «набила ее христианскими верованиями». И он имел это в виду не недоброжелательно.

«Но, Бен, - спросил я, - почему, если это мальчик, ты хочешь заставить его думать о расе? Вы не верите активно в религию и говорите, что большинство иудейских традиций не имеют отношения к современной жизни, как и традиции древних христиан.«

« Ну… э-э, - пробормотал он, - я родился евреем, ходил в школу иврита, и… э-э… ну, я хочу, чтобы он был похож на меня ».

Но в конце концов выяснилось, что что его настоящим желанием было доставить удовольствие своей матери. Что этот человек не сделает, чтобы доставить удовольствие своей матери! Из всех сыновей евреи, несомненно, самые лучшие и самые преданные. Но когда я указал Бену, что это я, мать ребенка, буду воспитывать ребенка, что то, что ребенок узнает в коленях матери, проникает гораздо глубже, чем то, что было бы наложено в еврейской школе, и что я , который не разбирается в иудаизме, вряд ли мог научить этому ребенка - тогда он отказался от этой идеи.

Любопытно, что самые ярые агностики или атеисты все же хотят, чтобы их дети росли с верой во «что-то». Так было и с Беном.

«Бен, - сказал я, - ты ни во что не веришь. Я верю в учение Христа, а также в учение Ветхого Завета. Вы признали, что Его учение звучит прекрасно, даже если вы не верите, что Он когда-либо жил. Затем, поскольку я так сильно верю в Него, позвольте мне научить ребенка Его заповедям без формул какой-либо религии.Позвольте мне также научить его красоте Псалмов Давида, мудрости Соломона, вдохновенным изречениям Илии, Самуила и Исии. Я научу его, что Соломон, Давид и Иисус принадлежат к той же прославленной расе, что и его отец, что принадлежность к этой расе - это то, чем можно гордиться, - если это чувство не станет преувеличенным ''.

Бен просиял. 'Да это оно. Совершенно верно ''. Так было и с нашим маленьким Джозефом.

Когда одна из моих подружек, охотящихся за мужьями, спрашивает меня: «Бывают ли евреи хорошими мужьями?», Я думаю о Бене, уважительном к женщинам, щедрому до греха, добром ко всем существам, непредубежденном, остроумном, трезвомыслящем. привычка, но веселые манеры, образные и амбициозные, и от всего сердца говорят: «Лучший в мире!»

Справочник идиота по антисемитским образцам

(JTA) - Уважаемый JTA,

Я - выборное должностное лицо в большой демократии в Западном полушарии.Многие мои коллеги в последнее время попали в беду из-за использования антисемитских «тропов». Я знаю, что такое антисемитизм, но менее уверен, чем он отличается от «тропа». Есть какие-нибудь указания, чтобы я случайно не сказал что-нибудь оскорбительное?

Ваш,

Уважаемый коллега

Уважаемый округ Колумбия,

Я понимаю ваше недоумение. Это была эпоха антисемитского «тропа», когда это слово появилось в сотнях новостей после кампании 2016 года.Короче говоря, тропы - это фразы или образы, которые вызывают классические антисемитские идеи, а не выражают их явно. Это длинный список: образ двойной лояльности, кровавый навет, обвинение в клановости, мотив глобального заговора и мантры контроля над СМИ (и это лишь некоторые из них).

Когда в заключительном аргументе Дональда Трампа в конце кампании 2016 года упоминались «глобальные особые интересы», которые «не имеют в виду ваше благо», а затем фигурировали изображения финансиста, банкира и председателя Федеральной резервной системы, все евреи - его обвиняли в использовании «тропы» еврейского глобального контроля.

Когда правительство Венгрии провело кампанию против продемократического филантропа Джорджа Сороса с его улыбающимся лицом и лозунгом «не позволяйте ему смеяться последним», некоторые говорили, что это напоминает нацистский образ «смеющегося еврея».

И в этом месяце, когда член парламента-первокурсник Ильхан Омар пожаловался, что политика США по отношению к Израилю «все сводится к Бенджаминам, детка», политики и наблюдатели настаивали на том, что демократ из Миннесоты использовал вековые стереотипы еврейского могущества и контроля («Бенджаминс. «Как у Бена Франклина, как на лицевой стороне 100-долларовой купюры).

Антидиффамационная лига ответила: «Представление о том, что богатые евреи контролируют правительство, является давним антисемитским стереотипом и одним из столпов современного антисемитизма».

Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси, штат Калифорния, и все руководство демократов выступили с совместным заявлением, в котором Омар назвал «использование антисемитских стереотипов и предвзятые обвинения в адрес сторонников Израиля» глубоко оскорбительным и потребовал извинений. У них есть один.

Антисемиты обычно позволяют нам легко их идентифицировать.Они рисуют свастику на еврейских надгробиях. Они прямо описывают еврейские заговоры и цитируют классиков антисемитизма, таких как «Майн кампф» или «Протоколы сионских мудрецов». Они ясно дают понять, что «евреи не допускаются».

Но «тропы» - это антисемитизм один раз (по крайней мере) удален. Преднамеренные пользователи используют троп в качестве кода, надеясь избежать обвинений в антисемитизме, при этом собачьи свистят свою аудиторию. (На иврите такое ругательство звучит как «хамевин явин» - буквально «те, кто понимает, поймут» или, как выразился раввин Эрик Айдл, «подмигнуть, подмигнуть, подтолкнуть, подтолкнуть, не сказать больше, не сказать больше».”)

Тропы часто легко идентифицировать, потому что они могут быть использованы неосознанно теми, кто не мог случайно, скажем, испортить синагогу.

В результате, образы позволяют обвиняемым в антисемитизме определенную степень отрицания. Как вы помните, кампания Трампа настаивала на том, что «глобалист» - это универсальный термин для тех, кто не ставит Америку на первое место, а те, кто говорит иное, являются параноиками. Когда член палаты представителей Рашида Тлаиб заявила, что сторонники ряда произраильских законопроектов «забыли, какую страну они представляют», защитники новичка от штата Мичиган-демократ заявили, что целью ее твитов даже не были евреи.

Точно так же защитники Омара настаивают, что она просто указывала на общепризнанную истину: такие лоббистские группы, как Американский комитет по связям с общественностью Израиля, собирают и тратят много денег, чтобы повлиять на политические дебаты. Почему нормально указывать на то, что NRA тратит средства на влияние на дебаты об оружии, но с антисемитизмом обращать внимание на то, как AIPAC помогает формировать политику на Ближнем Востоке?

Ответы могут лежать в послужном списке пользователя. Омар ранее писала в Твиттере антисемитский образ: она писала об Израиле, который «загипнотизировал» мир, что затронуло такой же старый, как «Протоколы» евреев, образ, заставляющий правительства подчиняться.Местные еврейские лидеры говорят, что они пытались объяснить Омару, как можно критиковать Израиль, не спотыкаясь о них, но разочарованы тем, что она не слушала.

Точно так же кампания Трампа уже находилась под пристальным вниманием к торговле всеми видами темных мемов, популярных среди фанатичных «альтернативных правых».

Мотив «смеющегося еврея» может быть не так очевиден для североамериканской аудитории, как другие тропы, но крайне правые в Европе определенно знают, что «смеющийся еврей» был частой темой выступлений Адольфа Гитлера.Как отмечали два историка в газете «Гаарец», Гитлер часто обвинял евреев в том, что они смеются над хорошими арийцами, и заявлял, что он навсегда заставит их смеяться замолчать.

Конечно, можно употреблять тропы без всякого смысла. А иногда евреи слышат об антисемитских намерениях там, где они не предполагаются, или используют возмущение как политическую тактику.

И иногда в ухе слушателя слышится фанатизм. В этом отношении Трамп является лучшим испытанием. Поскольку Трамп редко, если вообще когда-либо, выступает с чем-то явно расистским или фанатичным, нам всем остается спорить о том, являются ли его слова оскорбительными по умыслу, по действию или нет.

На этой неделе The Washington Post разместила эти дебаты в колонке, в которой читателям предлагалось оценить комментарии Трампа по шкале от низкого к высокому. Примеры - это повторный курс на неоднозначность тропов. Когда Трамп назвал депутата-демократа афроамериканского происхождения Максин Уотерс «низким IQ», было ли это обычным оскорблением или распространением стереотипов об интеллекте чернокожих? Когда он подверг сомнению беспристрастность мексиканско-американского судьи, наблюдающего за судебным процессом против Университета Трампа, действительно ли он требовал отвода или предлагал детям латиноамериканских иммигрантов ставить свою лояльность к своей родине и этнической группе выше своих гражданских обязанностей?

Мой любимый тест Трампа Роршаха связан с его комментариями Республиканской еврейской коалиции в 2015 году.На прошлой неделе, обсуждая полемику вокруг Омара, Джейк Таппер из CNN язвительно сказал, что Трамп также использовал метафору «евреи и деньги» в разговоре с RJC (а затем, как пожаловался Таппер, имел наглость призвать Омара уйти в отставку из-за такое же преступление). Вот что Трамп сказал RJC:

«Я переговорщик, как и вы, мы - переговорщики. Есть ли в этой комнате кто-нибудь, кто не пересматривает сделки? Эта комната согласовывает их - возможно, больше, чем любая другая комната, в которой я когда-либо говорил.”

Позже он говорит:

«Ты не поддержишь меня, потому что мне не нужны твои деньги. Вы хотите контролировать своих политиков, это нормально ".

Довольно тропический. Но вот в чем дело: после того, как Трамп «пошутил» своих переговорщиков, еврейская толпа захохотала. Стереотипы, в том числе тот, что евреи являются проницательными переговорщиками, являются основой многих юморов. Они становятся тропами только тогда, когда вы не доверяете поставщику. Смех RJC показал, что его члены были склонны рассматривать слова Трампа как беззаботные.Что касается линии «Вы хотите контролировать своих политиков», то в защиту Трампа он заявлял об этом крупным политическим спонсорам во время всех остановок своей кампании под популистским предлогом, что он собирался самофинансировать свою кампанию и отвергать их деньги и влияние. .

Или нет. У Трампа есть талант или, возможно, бессознательная склонность к тому, чтобы балансировать на очень тонкой грани между оскорблением и отрицанием, что делает его либо Йо-Йо Ма собачьим свистком, либо чем-то вроде Чонси Гардинера 21-го века, зрители которого слышат то, что они хочу услышать.

Но вернемся к исходному вопросу: как избежать непреднамеренных высказываний оскорбительных слов?

Задайте себе вопрос: что хуже всего говорят об одной этнической группе или меньшинстве? Точно сказать не могу? Спросите их. И сделайте следующее: если они говорят, что их что-то обижает, верьте им. Не объясняйте, как им не следует обижаться или что они проявляют чрезмерную чувствительность.