Среда , 5 Октябрь 2022

Общество потребления благо или зло эссе: Общество потребления: зло или благо? Часть первая. | Взгляд из-за угла

Содержание

Общество потребления: зло или благо? Часть первая. | Взгляд из-за угла

Об обществе потребления сказано уже много. Выскажусь и я.

В конце 80-х, перед развалом Союза, если не всем, то очень многим, хотелось жить как на Западе. Но откуда мы тогда знали, как живёт Запад? Ведь за границу мало кто ездил. Правильно, из фильмов. Западных фильмов. Роскошные машины, неоновые вывески, сверкающие витрины, изобилие в магазинах. Вечерние платья, рестораны. Дух капитализма.

Сравнивая их фильмы с нашей действительностью, многие делали вывод: жизнь на Западе гораздо лучше. Что это всё сверкающая обёртка, а начинка может оказаться совсем другой, тогда не думали. В позднем СССР, действительно, деньги у людей ещё были, а вот потратить их было сложнее — однообразный ассортимент в магазинах, причём полки пустели с каждым годом. Чтобы купить машину, нужно было отстоять очередь. Ковры и хрусталь были признаками достатка. В результате многие хранили деньги на книжке (эти сбережения в конце концов обесценились при развале страны).

И вот, капитализм пришёл. Теперь у нас много всего на полках. Но стало ли от этого лучше?

В магазине. Источник КП.Ру

В магазине. Источник КП.Ру

Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, я хочу сделать короткий экскурс в прошлое.

В чём видели смысл жизни в царской России?

Можно ответить тогдашним лозунгом: за веру, царя и отечество! Кратко, ёмко. Практически всё население было верующими, а это давало опору, стержень. Люди старались не совершать неблаговидных поступков (сверху-то всё видно) и готовы были терпеть какие-либо неудобства, чтобы, достойно пройдя земной путь, получить шанс на жизнь вечную. Царь был помазанником Божьим, и сомневаться в его решениях мало кому приходило в голову.

Но этот мир был разрушен (при активном участии Запада).

При Союзе мы создали новое государство и приступили к строительству светлого будущего. Строились электростанции, заводы, железные дороги. Отодвинув в сторону церковь, большевики, тем не менее, заложили в основу государства библейские принципы. Вчерашние неграмотные крестьяне получили доступ к бесплатному образованию. Развивалась наука. Были созданы целые наукограды и при этом учёным не нужно было думать о крыше над головой и размерах зарплаты.

Разрушили и это (опять-таки, не без участия Запада).

В чём же теперь смысл нашего существования? Что навязывается из всех источников информации? Потребление. Безудержное, непрерывное потребление. Непрерывное удовлетворение своих потребностей.

Сейчас модно называть телевизор зомбо-ящиком. И говорить «Да я его не смотрю!» Обычно, когда так говорят, имеют в виду политику. И забывают о другой опасности, исходящей из этого ящика. О рекламе.

Когда в начале 90-х на нас, неподготовленных и неиспорченных, всё ещё советских людей, обрушилась первая реклама, мы ей верили! Студенты откладывали со стипендии, чтобы купить «сникерс». Или «баунти». Студентки нашего института заказывали в кафе «сникерс» и чашечку кофе. На большее уже не хватало. Оказалось, что это обычные батончики, но как красиво их преподносили! И стоили они в несколько раз дороже конфет.

После открытия первых «Макдональдсов» в них выстроились очереди. Некоторые, усевшись за столиком, ждали официанта -это же ресторан! До сих пор помню разочарование от «биг-мака» -воздушная булка с невкусной котлетой, сжимаемая двумя пальцами до толщины этой самой котлеты, стоящая как половина курицы-гриль. Но как красиво это выглядело в рекламе!

Картинка из открытых источников

Картинка из открытых источников

Постепенно люди стали понимать, что в рекламе говорят неправду. Но постоянное и навязчивое повторение одних и тех же слоганов приводит к тому, что информация всё же фиксируется. И приводят к неосознанным покупкам рекламируемых товаров.

Итак, в чём же теперь смысл жизни? Верующих людей сейчас немного. Да и священник, вылезающий из «мерседеса», с крестом, усыпанным бриллиантами, мало напоминает верующего. В партию и светлое будущее теперь тоже не верят. Остаётся золотой телец. Именно веру в него нам и пропагандируют. По-простому, теперь главное -деньги.

Новая вера. Яндекс- картинки

Новая вера. Яндекс- картинки

Многие до сих пор считают, что в США справедливое общество свободных людей. Но что такое американская мечта? Если отбросить напыщенные лозунги, то это свой дом, машина (а лучше не одна) и много денег. То есть желание разбогатеть. И всё. С 90-х годов эти ценности стали навязывать и нам.

Американская мечта (Яндекс -картинки)

Американская мечта (Яндекс -картинки)

«Бери от жизни всё», «И пусть весь мир подождёт», «Ты этого достойна»- самые запоминающиеся из лозунгов. Вспомните многочисленные телепередачи, появившиеся в 90-е — «Слабое звено», «Алчность», многочисленные реалити-шоу. В них нам показывали, что не нужно помогать другому — от слабого нужно избавиться, а не подавать ему руку, и от сильного тоже, иначе он помешает тебе. Нужно быть только за себя, любимого! И думать только о себе! С пропаганды жадности, подлости, эгоизма начиналось навязывание новой модели общества.

Благополучие теперь измеряют уровнем потребления. С магазинных полок на тебя смотрят многочисленные товары. Только покупай! Ведь ты заботишься о себе, любимом, бери, да побольше!

Карикатура с сайта DEMOTIVATORS.RU

Карикатура с сайта DEMOTIVATORS.RU

Но вот вы купили автомобиль, телевизор, стиральную машину и, как правило, рассчитываете, что они прослужат не один год. Зачем опять покупать новое, если старая техника нормально работает?

Такой ход мыслей производителям невыгоден, и в дело снова вступает реклама. Зачем ездить на старой машине, если есть новая, гораздо лучше! Бери, ты этого достойна! Да и машины теперь делают из настолько тонкого металла, что он не прослужит много лет. Ремонт невыгоден, лучше сразу купить новую. Тоже самое с бытовой техникой, телефонами, одеждой. То, что раньше служило много лет, теперь нужно заменить новым при первой возможности.

У людей появился новый вид развлечения — shopping about -прогулка по торговым центрам без особой цели. Просто походить-посмотреть. С появлением всё новых и новых торговиков такие прогулки становятся всё более частыми. Соответственно, не каждый может удержаться от незапланированных покупок, на что, собственно, и рассчитывают владельцы торговых сетей.

Считается, что рост потребления стимулирует экономику и так далее, что это хорошо. Но так ли это? Представьте, сколько людей работает в сфере рекламы, маркетинга, продвижения товаров, сколько на это тратится денег. Эти бы усилия, что называется, да в мирных целях — на развитие науки, к примеру.

Но нет, в приоритете только торговля. Даже новогодние праздники — это теперь повод для всевозможных распродаж. Народ привлекают в магазины с помощью «чёрных пятниц». Ёлки и праздничные украшения теперь появляются в ноябре -чтобы поднять настроение потребителям и увеличить «средний чек» в магазинах.

В дни скидок на Западе людей охватывает безумие. Они занимают очередь с ночи, опасаясь, что товаров на них не хватит. Устраивают истерики, если действительно не хватило.

Чёрная пятница, США. Открытие магазина. Фото из открытых источников

Чёрная пятница, США. Открытие магазина. Фото из открытых источников

Чёрная пятница. США. Яндекс-картинки

Чёрная пятница. США. Яндекс-картинки

Не хватило!

Не хватило!

Продолжение следует.

Технологии — добро или зло? Мнения Илона Маска, Юваля Ноя Харари и других

Насколько ученые, предприниматели и CEO крупных компаний одобряют стремительное развитие технологий, каким видят наше будущее и как относятся к приватности собственных данных?

Технооптимисты

  • Рэй Курцвейл, технический директор Google, футуролог

«Искусственный интеллект — это не инопланетное вторжение с Марса, это результат человеческой изобретательности. Я верю, что технологии в конечном итоге будут интегрированы в наши тело и мозг, смогут помогать нашему здоровью.

Например, мы подключим наш неокортекс к облаку, сделаем себя умнее и создадим новые типы знаний, до этого нам неизвестные. Это мое видение будущего, нашего сценария развития к 2030 году.

Мы делаем машины умнее, и они помогают нам расширять свои возможности. В слиянии человечества с искусственным интеллектом нет ничего радикального: это происходит прямо сейчас. Сегодня в мире не существует единого искусственного интеллекта, но есть около 3 млрд телефонов, которые также им являются» [1].

  • Питер Диамандис, CEO Zero Gravity Corporation

«Каждая мощная технология, которую мы когда-либо создавали, используется и для блага, и во вред. Но посмотрите на данные за длительный период: насколько снизились затраты на производство продуктов питания в расчете на одного человека, насколько увеличилась продолжительность жизни.

Я не говорю, что при разработке новых технологий не будет никаких проблем, но, в целом, они делают мир лучше. Для меня речь идет о том, чтобы улучшить жизнь миллиардов людей, которые находятся в сложной жизненной ситуации, на грани выживания.

К 2030 году владение машиной останется в прошлом. Вы превратите свой гараж в свободную спальню, а подъездную дорожку — в розарий. После завтрака утром вы пройдете к входной двери вашего дома: искусственный интеллект будет знать ваше расписание, увидит, как вы двигаетесь и подготовит автономный электрический автомобиль. Так как вы не выспались прошлой ночью, на заднем сидении для вас будет разложена кровать — чтобы вы могли избавиться от недосыпа по дороге на работу» [2].

  • Митио Каку, американский физик-теоретик, популяризатор науки и футуролог

«Выгоды от использования технологий для общества всегда будут заметнее угроз. Я уверен, что цифровая трансформация поможет устранить противоречия современного капитализма, справиться с его неэффективностью, избавиться от присутствия в экономике посредников, которые не вносят никакой реальной ценности ни в бизнес-процессы, ни в цепочку между производителем и потребителем.

С помощью цифровых технологий люди в каком-то смысле смогут достичь бессмертия. Можно будет, скажем, собрать все, что мы знаем об известном умершем человеке, и сделать на основе этой информации его цифровую личность, дополнив ее реалистичным голографическим образом. Еще проще будет сделать цифровую личность для ныне живущего человека, считав информацию с его мозга и создав виртуального двойника» [3].

  • Илон Маск, предприниматель, основатель Tesla и SpaceX

«Меня интересуют вещи, которые меняют мир или которые влияют на будущее, и чудесные, новые технологии, которые видишь и задаешься вопросом: «Вау, как это вообще случилось? Как это возможно?» [4].

  • Джефф Безос, основатель и CEO Amazon

«Когда дело касается космоса, я использую свои ресурсы, чтобы следующее поколение людей смогло совершить динамичный предпринимательский прорыв в этой области. Я думаю, что это возможно, и верю, что знаю, как создать эту инфраструктуру.

Я хочу, чтобы тысячи предпринимателей могли делать удивительные вещи в космосе: для этого нужно значительно снизить стоимость доступа за пределы Земли» [5].

«Три самые важные вещи в розничной торговле — это локация, локация и еще раз локация. Три самых важных вещи для нашего потребительского бизнеса — это технологии, технологии и технологии» [6].

  • Михаил Кокорич, основатель и CEO Momentus Space

«Я однозначно считаю себя технооптимистом. На мой взгляд, технологии в средней и долгосрочной перспективе идут по пути улучшения человеческой жизни и общественной системы, несмотря на проблемы, связанные с приватностью и потенциальным вредом — например, если говорить о геноциде уйгуров в Китае.

В моей жизни технологии занимают большое место, потому что по сути ты живешь в Интернете, в виртуальном мире. Как бы ты ни защищал свои личные данные, все равно они достаточно публичные и их невозможно полностью спрятать».

  • Руслан Фазлыев, основатель e-commerce-платформ ECWID и X-Cart

«Вся история человечества — история технооптимизма. То, что я в 40 лет по-прежнему считаюсь молодым человеком, возможно благодаря технологиям. То, как мы сейчас общаемся — тоже следствие технологий. Сегодня мы можем получить любой товар за один день, не выходя из дома — раньше о таком и мечтать не смели, а сейчас технологии работают и каждый день совершенствуются, сберегая наш временной ресурс и давая небывалый выбор.

Личные данные важны, и я, конечно, за то, чтобы их максимально беречь. Но эффективность и скорость важнее, чем призрачная защита личных данных, которые в любом случае уязвимы. Если можно ускорить какой-то процесс, я без проблем делюсь своей личной информацией. Корпорациям вроде Большой четверки GAFA (Google, Amazon, Facebook, Apple), мне кажется, доверить свои данные можно.

Я против современных законов о защите персональных данных. Требования постоянного согласия на их передачу заставляют пользователя проводить часы жизни за кликанием на соглашения с cookie-файлами и использованием личных данных. Это замедляет рабочий процесс, но по факту никак не помогает и вряд ли по-настоящему убережет от их утечки. Вырабатывается слепота на диалоги одобрения. Такие механизмы защиты личных данных безграмотны и бесполезны, они лишь мешают работе пользователя в интернете. Нужны хорошие общие умолчания, которые пользователь мог бы дать всем сайтам и одобрял бы лишь исключения».

  • Елена Бехтина, CEO «Делимобиля»

«Конечно, я технооптимист. Я считаю, что технологии и digital очень сильно упрощают нашу жизнь, повышая ее эффективность. Честно говоря, я не вижу угроз будущего, в котором машины захватят мир. Я считаю, что технологии несут нам огромные возможности. На мой взгляд, будущее за нейронными сетями, большими данными, искусственным интеллектом и интернетом вещей.

Я готова делиться своими неперсонифицированными данными, чтобы получать лучшие услуги и удовольствие от их потребления. В современных технологиях больше добра, чем рисков. Они позволяют адаптировать огромный выбор услуг и товаров под запросы каждого конкретного человека, сэкономив ему массу времени».

Технореалисты и технопессимисты

  • Франциск, Папа Римский

«Интернет можно использовать для построения здорового и открытого для совместного использования общества. Социальные сети могут содействовать благополучию общества, но они могут также привести к поляризации и разделению отдельных людей и групп. То есть, современная коммуникация — дар Божий, который влечет за собой большую ответственность» [7].

«Если бы технологический прогресс стал врагом общего блага, то это привело бы к регрессу — к форме варварства, продиктованной властью сильнейшего. Общее благо не может быть отделено от конкретного блага каждого человека» [8].

  • Юваль Ной Харари, писатель-футуролог

«Автоматизация скоро уничтожит миллионы специальностей. Конечно, на их место придут новые профессии, но пока неизвестно, получится ли у людей достаточно быстро освоить необходимые навыки».

«Я не пытаюсь остановить ход технологического прогресса. Вместо этого я стараюсь бежать быстрее. Если Amazon знает тебя лучше, чем ты сам, то игра окончена» [9].

«Искусственный интеллект пугает многих людей, потому что они не верят в то, что он останется послушным. Научная фантастика во многом определяет возможность того, что у компьютеров или роботов появится сознание — и вскоре они попытаются убить всех людей. На самом деле, нет особых причин полагать, что ИИ будет развивать сознание по мере своего совершенствования. Мы должны бояться ИИ как раз потому, что он, вероятно, всегда будет повиноваться людям и никогда не будет бунтовать. Это не похожий ни на что другое инструмент и оружие; он наверняка позволит и без того могущественным существам еще больше закрепить свою власть» [10].

  • Николас Карр, американский писатель, преподаватель Калифорнийского университета

«Если мы не будем осторожны, автоматизация умственного труда, изменяя природу и направленность интеллектуальной деятельности, может в конечном итоге разрушить одну из основ самой культуры — наше желание познавать мир.

Когда непостижимая технология становится невидимой, нужно насторожиться. В этот момент ее предположения и намерения проникают в наши собственные желания и действия. Мы больше не знаем, помогает ли нам программное обеспечение, или же оно контролирует нас. Мы за рулем, но мы не можем быть уверены, кто за рулем на самом деле» [11].

  • Шерри Теркл, социальный психолог профессор Массачусетского технологического института

«Сейчас мы достигли «роботизированного момента»: это точка, в которой мы передаем роботам важные человеческие отношения, в частности, взаимодействие в детстве и в пожилом возрасте. Мы переживаем из-за синдрома Аспергера и из-за того, как мы общаемся с живыми людьми. На мой взгляд, любители технологий просто играют с огнем» [12].

«Я не против технологий, я — за разговор. Тем не менее, сейчас многие из нас «одиноки вместе»: обособлены друг от друга за счет технологий» [13].

  • Дмитрий Чуйко, сооснователь Whoosh

«Я скорее технореалист. Не гонюсь за новыми технологиями, если они не решают конкретную задачу. В этом случае интересно попробовать, но использовать технологию я начинаю, если она решает какую-то конкретную задачу. Например, так я протестировал очки Google, но не нашел им применения, и пользоваться ими не стал.

Я понимаю, как работают технологии, работающие с данными, поэтому не переживаю за свою личную информацию. Есть определенная цифровая гигиена — набор правил, который защищает: те же отличающиеся пароли на разные площадках».

  • Джарон Ланье, футуролог, ученый в области биометрии и визуализации данных

«Подход к цифровой культуре, который я ненавижу, действительно превратит все книги мира в одну, как предлагал Кевин Келли. Это может начаться уже в следующем десятилетии. Сначала Google и другие компании отсканируют книги в облако в рамках Манхэттенского проекта по оцифровке культуры (Manhattan Project of cultural digitization).

Если доступ к книгам в облаке будет осуществляться через пользовательские интерфейсы, то мы будем видеть перед собой только одну книгу. Текст будет разделяться на фрагменты, в которых будет затемняться контекст и авторство.

Так происходит уже сейчас с большинством контента, который мы потребляем: часто мы не знаем, откуда взялся цитируемый фрагмент новости, кто написал комментарий или кто снял видео. Продолжение этой тенденции сделает нас похожими на средневековые религиозные империи или на Северную Корею — общество с одной книгой» [14].


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Денис Подвойский о последствиях информационной революции — Реальное время

Социолог Денис Подвойский о последствиях информационной революции, не всегда радующих нас

«Мужчины и женщины прошлого испытали бы серьезные затруднения, если бы им пришлось вести любовно-романтическую переписку в формате WhatsApp. Они, вероятно, ощутили бы «тесноту», ограничения со стороны предоставленной им в распоряжение медиасреды, придуманной для решения иных коммуникативных задач. Можно ли разложить письмо Татьяны Онегину на кубики СМС-сообщений без ущерба?» — задается вопросом социолог и историк социальной мысли Денис Подвойский. В колонке, написанной для «Реального времени», он рассуждает о соотношении позитивных и негативных последствий информационной революции.

«The medium is the message» — само средство коммуникации определяет ее направленность и характер

Влияние техники на общество и человека — тема довольно старая, и о ней много всего написано философами, обществоведами, футурологами/прогнозистами, писателями-фантастами, практиками-управленцами, инженерами. В этом многоголосом хоре выделяется своя апологетическая линия и/или оптимистическая, но имеется и иная — критическая и/или пессимистическая (имена тут опускаю — их немало). Есть и те, кто говорят, что техника сама по себе нейтральна и может использоваться как во благо, так и во зло: все, мол, зависит от целей, которые перед ней человек ставит. Кто прав?

То, что техника особым образом влияет на характер и формы общественных отношений, это, конечно, очевидно. Подход, акцентирующий внимание на таком влиянии, именуется технологическим детерминизмом.

Наверное, на экономику техника воздействует особенно сильно. Маркс в свое время писал: ручная мельница породила феодализм и общество с сюзереном во главе, а паровая машина создала капитализм. Техническая инфраструктура диктует нам, как мы работаем: вместе или порознь, одновременно или последовательно, каковы уровень и формы разделения труда, контроля и координации отдельных производственных действий, каковы роль мускульной силы, зависимость от машины (станка, аппарата, электронного устройства), скорость движений, операций и реакций, внимания, требуемый уровень психического напряжения. Какие при этом вырабатываются навыки, является ли труд механическим, рутинным или творческим, каков уровень автономии работника и т. д., и т. п.

Но есть и другие сферы, где влияние техники огромно, хотя может и не ощущаться людьми конкретных эпох, особенно — если им не с чем сравнивать. Такова сфера коммуникации.

Как люди обмениваются сообщениями, как распространяется информация? В устном разговоре в условиях физического соприсутствия, или беседе по стационарному или мобильному телефону, скайпу и т. д., в письмах, отправленных по обычной почте, или по имейлу, записках, подсунутых под дверь, переданных служанкой или дворовым мальчишкой, телеграммах, шифровках, СМС-сообщениях. Разница очень большая. Как говорил Маршалл Маклюэн, the medium is the message. Эта емкая формула означает среди прочего, что само средство коммуникации определяет в известной мере ее направленность и характер, а порой даже и ее содержание. Средство передачи информации определяет границы и рамки возможного, удобного, уместного, целесообразного…

Репродукция belukin.ru
Можно ли разложить письмо Татьяны Онегину на кубики СМС-сообщений без ущерба, риска потери чего-то важного?..

Разумеется, всякое общество стремится формировать техно-среду и среду коммуникации под себя и свои запросы. Люди XIX века — из числа грамотных и обеспеченных — писали друг другу длинные письма от руки, и у них хватало на это времени. Средний городской человек конца XX — начала XXI века слишком торопится, слишком занят, чтобы позволить себе такую роскошь. «Правильно» литературно образованные мужчины и женщины прошлого испытали бы серьезные затруднения, если бы им пришлось вести любовно-романтическую переписку в формате WhatsApp. Они, вероятно, ощутили бы «тесноту», ограничения со стороны предоставленной им в распоряжение медиасреды, придуманной для решения иных коммуникативных задач. Можно ли разложить письмо Татьяны Онегину на кубики СМС-сообщений без ущерба, риска потери чего-то важного?..

Поэтому на самом деле техника, доминирующие средства коммуникации и само общество развиваются в том или ином направлении, взаимно обусловливая друг друга. Современная техника — продукт и одновременно двигатель многоэтапной эволюции обществ «модернового» типа (как бы мы их ни называли, у них много имен: индустриальное/постиндустриальное, капиталистическое, урбанистическое, массовое, информационное, общество потребления… etc), их «расширение вовне», материальная оболочка, инструментальная сумка.

Теперь насчет соотношения позитивных и негативных последствий новейшей информационной революции. Высчитать итоговый баланс «издержек» и «прибыли» для общества в целом трудно. Надо обсуждать конкретные случаи. Но, тем не менее, про теневую сторону этих процессов нельзя забывать. В отличие от «плюсов» и «пользы», которые приносит с собой информатизация, «минусы» порой не лежат на поверхности, ускользая от несколько наивного технократического взгляда, эмоционально запечатленного в позиции: «если ты пользуешься гаджетами и девайсами, ты — продвинутый и крутой, если не пользуешься — ты отстой».

Что будет с обществом, если на неделю забрать у него телефон и отрубить интернет?

Если вы вооружены смартфоном, то вам доступен в любой момент времени огромный массив информации — без всяких энциклопедий, карт, словарей, учебников, художественных и фотоальбомов, библиотек, архивов, театров, киноконцертных залов, радио и телевидения… Вернее, все это у вас «потенциально» под рукой и сосредоточено в одной маленькой коробочке. А что если вы ее забыли где-то, батарейка села, сигнал слабый или отсутствует, тариф не оплачен, в общем, как сейчас говорят, если «что-то пошло не так»? Вы начинаете ощущать свою полнейшую беспомощность, если, конечно, не можете получить необходимую информацию иным способом или если не обладаете ею сами, без всякого устройства.

Возьмем хотя бы навигаторы и разные геолокационные сервисы. Они позволяют владельцу смартфона в любой или почти любой точке планеты сориентироваться на местности. Прогресс? Да. Удобно? Несомненно. Но если отнять навигатор у современного водителя, что будет? Дело не только в том, что он лишится при этом оперативной информации о пробках, авариях, ремонтных работах по маршруту следования.

Все гораздо серьезнее: он просто не знает города. Опытный московский (ленинградский… etc) шофер (таксист, например) еще в 80-е держал огромный город в голове, включая дворы, вывески, гнутые столбы и т. д., то есть помнил, знал сам — где что находится и как туда проехать. А за несколько десятилетий до этого — тем более. Все, наверное, помнят эпизод из фильма: Копытин, водитель группы Глеба Жеглова в погоне за машиной Фокса сокращает расстояние от преследуемых, несмотря на «слабость баллонов» и темное время суток, благодаря блестящему знанию околояузских закоулков. Можно ли считать эту информацию лишней? И что вообще надо, положено, имеет смысл знать самому, а что можно доверить прибору?

Фото carobka.ru
Если отнять навигатор у современного водителя, что будет? Дело не только в том, что он лишится при этом оперативной информации о пробках, авариях, ремонтных работах по маршруту следования. Все гораздо серьезнее: он просто не знает города

То же можно сказать и о другой информации. Многие нынешние учащиеся, как школьники, так и студенты, реагируют на упреки «старших зануд»: а зачем мне все это знать, если я в любой момент могу обратиться к электронному помощнику — относительно всего чего угодно — мест, дат, имен, событий, концепций, научных законов, картин, перевода текстов, и т. д.? Как говорится, «гугл в помощь!» или — «о’кей, гугл/ Алиса… а не подскажешь ли мне… ну, например: как пройти в библиотеку? Ой, нет, извини, в библиотеку мне не надо, потому что у меня есть ты».

И носитель подобной установки без чужого коллективно-портативного мозга путает Сокол, Сокольники и Соколинку, не отличает Бургос от Бургаса, Пергам от Бергамо, Брест Литовский и Бретонский, улицы Ивана Бабушкина и летчика Бабушкина… и вдобавок, как говорили раньше, Де Голля от Гоголя, Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, Бебеля от Бабеля, Бабеля от кабеля… и т. д. Такой индивид, лишенный электронного устройства, по сути, не может и не знает ничего сам.

Резюмируя эти нехитрые рассуждения, можно прийти к формулировке пугающей закономерности: в процессе информационной революции последних десятилетий общая технокоммуникационная среда, в рамках которой циркулируют, воспроизводятся и накапливаются знания, несомненно, прогрессирует, причем геометрически (по части доступности, демократичности, объемов информации), а отдельно взятый средний человек как ее актуальный пользователь скорее деградирует.

Раньше информации было мало и ее трудно было достать. Теперь информации много и ее трудно переварить

С большим трудом люди в современном мире переваривают тот большой поток информации, который через них проходит. Десятки мессенджеров и социальных сетей сообщают нам, что пришло новое сообщение. Раньше информации было мало и ее трудно было достать, теперь информации много и ее трудно переварить. На этой почве легко может образоваться когнитивный «заворот кишок». Если ты во всем привык доходить до сути, изучать досконально и в деталях, остается только расплакаться и опустить руки.

Что же тогда остается, как адаптироваться к переизбытку информации? Приходится скользить по поверхности, не проникая в глубину. Именно поэтому поведение человека в Сети сравнивают с серфингом. Быть всегда в курсе, на острие иглы, уметь правильно интерпретировать ключевые слова, реагировать на хештеги, переходить по ссылкам, прыгать с ветки на ветку, уметь легко переключаться с темы на тему… Все эти навыки формируются у современного человека в процессе информационного интернет-потребления, и все эти качества принципиально расходятся с чертами образа классической образованности той эпохи, когда принято было поглощать содержимое немногих важных книг, читать их от корки до корки, неспешно размышляя над прочитанным. В общем, тенденция хорошо просматривается: от медленно, глубоко и обстоятельно к быстро и поверхностно.

На дворе эра, которую З. Бауман назвал «текучей современностью», и если ты хочешь соответствовать требованиям дня, ты должен поторапливаться. Из уст представителей молодого поколения сегодня нередко можно слышать призыв: помчали! (Раньше так, кажется, массово не говорили).

Фото teachervision.com
Человек почти все время занят, грань между работой и жизнью вне работы размывается, трещит по швам и перекраивается. И информацию в таких условиях приходится именно схватывать, ловить на ходу, приблизительно так, как перехватывается пища — в собственном автомобиле, стоящем перед светофором или в пробке, в общественном транспорте, на улице, в забегаловке

Человек эпохи модерна всегда спешит: в сто мест важнейших день-деньской опаздываю разом. Скорости, темп и ритм жизни постоянно нарастают, это относится и к скорости, и к объемам потребляемой информации. Говоря научным языком, наблюдается кардинальное изменение структур темпоральности — рабочего графика, досуга и отдыха. Человек почти все время занят, грань между работой и жизнью вне работы размывается (так называемый WLB — work-life balance) трещит по швам и перекраивается.

И информацию в таких условиях приходится именно схватывать, ловить на ходу, приблизительно так, как перехватывается пища — в собственном автомобиле, стоящем перед светофором или в пробке, в общественном транспорте, на улице, в забегаловке. Маховик городского образа жизни ни на секунду не останавливается, логика Макдональдса (см. у Джорджа Ритцера) торжествует. Скорость прокрутки «информационной ленты» в мобильном устройстве должна быть соответствующей: остановившийся, задумавшийся проигрывает или как минимум выключается, выходит из тренда.

«Индивид как продукт массового общества боится оставаться наедине с самим собой»

Многие из этих процессов стартовали в мировой истории отнюдь не вчера. Более ста лет назад Георг Зиммель в своем эссе «Большие города и духовная жизнь» описывал черты ментально-психологического склада жителя мегаполиса, столь разительно отличающегося от типажей обитателей деревень, поселков и маленьких городков: специфическое равнодушие в отношениях к людям в сочетании с особой нервозностью, холодность, пресыщенность глаза, избирательная слепота, фрагментарность восприятия и контактов с окружающими, дробность/делимость жизненного ритма, культ часов, расписаний, графиков и количеств. Все это сегодня читается так, как будто бы написано про сегодняшний день.

Если же человек останавливается, сходит с дистанции, выбывает из игры, перестает участвовать в гонке, его может посетить пугающее чувство пустоты, ненужности, оторванности, забытости, брошенности, оставленности. Во многом это связано с доминированием на современном этапе развития того социального характера, который Дэвид Рисмен назвал «извне ориентированным человеком». Индивид как культурный продукт массового общества боится оставаться наедине с самим собой, ему нужны «лайки», знаки внимания, постоянное — пускай и мало искреннее и сугубо поверхностное — одобрение окружающих, ощущение, что он находится в гуще событий, в мейнстриме, что жизнь не проходит мимо него. Среда интернет-коммуникации и социальных сетей для жизни такого личностного типа прекрасно подходит. Нет, он — не один, у него много «друзей». Вот, они все здесь: светятся на экране их улыбающиеся лица или аватарки; так же, как и он, они сейчас на связи, в зоне доступа, дают о себе знать, подмигивают, вывешивают фотки, комментируют, шутят, делают перепосты…

Продолжение следует

Денис Подвойский

Справка

Денис Подвойский — российский социолог, специалист в области теоретической социологии, социальной философии и истории общественной мысли. Ведущий научный сотрудник Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук. С середины 1990-х годов преподает в Российском университете дружбы народов. Автор около 150 научных и учебно-методических работ по проблематике теории и истории социологии и социальных наук, в том числе более 60 статей в Большой Российской Энциклопедии. Член редколлегий научных журналов «Социологические исследования», «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены», «Вестник Российского университета дружбы народов. Серия — Социология».

ОбществоКультураТехнологииМедиаТелекоммуникации

Что дала миру атомная бомба? | Статьи

: все больше государств обзаводятся собственными ядерными арсеналами, с технологией производства атомной бомбы может ознакомиться любой пользователь интернета, а завладение ею террористами является только вопросом времени. Так что же на самом деле дала миру атомная бомба?

Вадим Самойлов, группа «Агата Кристи»: «Самые дерзкие открытия обязательно будут использованы для демонстрации силы»

Атомное оружие, беспощадно продемонстрированное американцами 60 лет назад в Хиросиме и Нагасаки, еще раз показало со всей жестокостью двоякую сущность человека: его стремление к познанию мира и к утверждению своей власти над ним. Самые дерзкие и романтичные открытия умнейших ученых планеты обязательно будут использованы другими людьми для демонстрации силы и безнаказанности. Мы живем в очень хрупком и уязвимом мире, вся наша биосфера не толще пленки мыльного пузыря, покрывающего планету, которая жила миллиарды лет до нас и будет жить миллиарды лет после. День атомной бомбардировки — день позора для американского народа и всего мира, по цинизму сравнимый с геноцидом Гитлера и терактами «Аль-Каиды».

Вячеслав Гришин, президент Союза «Чернобыль»:»Это не столько прогресс, сколько предупреждение человечеству»

Первое, что приходит на ум при словосочетании «атомная бомба», — это трагедии и человеческие жертвы. Атомная бомба — это три источника поражения. Но если ударная волна и световое излучение поражают сразу, то действие радиации длится десятилетия и даже века. Атомная бомба — это не столько прогресс, сколько предупреждение человечеству о тех последствиях, которые таятся в его неразумном использовании. Не дай бог, оружие попадет в руки террористов. Последствия могут быть еще более катастрофическими, чем при испытаниях или бомбардировке Хиросимы и Нагасаки.

Всеволод Чаплин, протоиерей, заместитель председателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата: «Только она сдерживает попытки установления мирового господства»

Лучше, чтобы ее не было. Но, к сожалению, только она сдерживала и сдерживает попытки установления мирового господства, попытки установления единой для всех идеологии, будь то идеология марксизма, мирового халифата или политкорректной демократии.

Дана Борисова,  телеведущая :»Единственным плюсом может быть эффект сдерживания»

Безусловно, атомная бомба — изобретение ужасное. Так же как и эксперименты с атомной энергией. Даже меня лично коснулись последствия этих изобретений. Моя семья жила неподалеку от Чернобыля — очень многие мои родственники в довольно молодом возрасте умерли от рака. Обе мои бабушки, которые жили в 60 километрах от атомной станции, слава богу, еще живы, но до сих пор очень радуются и удивляются, почему вырастают такие огромные яблоки и картошка.

Единственным возможным плюсом может быть эффект сдерживания, который оказала атомная бомба во время мировых конфликтов, не позволив развязать войну, например, во время Карибского кризиса. Может быть, она помогла избежать еще больших жертв.

Махмут Гареев, президент Академии военных наук: «Создание ядерного оружия в СССР предотвратило третью мировую войну»

Открытие атомной энергии было неизбежным. Как и в других сферах, оно может служить на благо, а может и превратиться в трагедию. Сейчас на атомную энергию приходится 12% мирового потребления, но за ядерной энергетикой будущее. К сожалению, в истории создания и использования ядерной энергии превалировала военная сторона. Ведь создавали атомную бомбу в противовес тому, что пыталась сделать фашистская Германия.

О первом использовании атомного оружия американцы открыто говорили — включая тогдашнего президента США Гарри Трумэна, — что оно было применено в Японии, но против Советского Союза. Их намерением было устрашить и сдержать СССР после Второй мировой войны. С военной точки зрения применение атомного оружия было совершенно бессмысленным. И на послевоенную политику его наличие повлияло в самую плохую сторону.

Но нет худа без добра. С точки зрения интересов нашей страны создание ядерного оружия в СССР предотвратило третью мировую войну, которая иначе была бы неизбежна с учетом проводимой США политики.

Для России сегодня ядерное оружие остается важнейшим, наиболее надежным средством обеспечения ее безопасности. Но не надо возводить это в абсолют: полной безопасности оно не гарантирует — не уберегло, например, СССР от распада. Сегодня есть новые угрозы, против которых оно бессильно.

Макс Покровский, группа «Ногу свело»: «Чокнутое человечество пытается находить плюсы даже в атомной бомбе»

Человечество в последнее время с ростом научно-технического прогресса стало до такой степени чокнутым, что пытается находить даже какие-то плюсы в атомной бомбе, в каких-то технологических скачках, в том числе и в технологиях средств массового уничтожения. Все это идет просто от вымирания. Вообще странно, что мы пытаемся каким-то образом искать плюсы и минусы в такого рода вопросах. Я бы лично не стал возиться со всей этой парашей.

Сергей КАПИЦА, профессор «Какую страшную вещь мы сделали… Это проблема взросления человечества»

Сейчас читаю воспоминания про президента Академии наук СССР Анатолия Александрова, который участвовал в атомном проекте. Однажды Курчатов после испытания особенно крупной бомбы вернулся в Москву в полной депрессии и сказал Александрову: «Анатолиус, я теперь вижу, какую страшную вещь мы сделали. Теперь мы должны добиться того, чтобы ядерная война была исключена». Недавно в английском журнале я прочитал статью о том, что в архивах обнаружены данные о выдающемся немецком ученом Гейзенберге, который отнюдь не саботировал, как считалось раньше, работы по немецкой атомной бомбе, а помог Германии далеко продвинуться в этом направлении. Конечно, в те годы атомная бомба помогла предотвратить ядерное столкновение супердержав. Мне думается, вопрос о ядерном оружии — это проблема взросления человечества. Мировые лидеры сделали так много ядерного оружия, что в какой-то момент осознали его опасность и приступили к сокращению арсенала. А те страны, которые пытаются обзавестись атомной бомбой сегодня, просто еще не повзрослели.

Ядерный кошмар приближается

Применению ядерного оружия нет оправдания, но опасность его использования с каждым годом увеличивается, — считает подавляющее большинство россиян. 71% опрошенных социологами Фонда «Общественное мнение» граждан заявили, что первой ассоциацией, которая возникает у них при слове Хиросима, являются «ядерная катастрофа» и «самое трагическое событие всех войн». Представление о том, что мощь и значимость страны на мировой арене определяется наличием у нее ядерных арсеналов, разделяет сегодня только пятая часть наших сограждан. Из результатов опроса, который сегодня обнародует Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), следует: величие страны, по мнению россиян, измеряется прежде всего уровнем благосостояния ее граждан и развитием экономики, образованностью населения, масштабом культурного наследия и отсутствием ущемления прав и свобод человека в государстве. Обладание атомной бомбой стоит в этом списке только на шестом месте. Вместе с тем только 4% граждан считают, что Россия должна вообще отказаться от ядерного оружия, в то время как каждый четвертый уверен: его надо совершенствовать, а количество боеголовок увеличивать.

Абсолютное зло

Атомная бомба не дала миру ничего, кроме глобального невроза всего человечества, вдруг убедившегося, что «конец света» может наступить уже при нынешнем поколении.

Если же говорить о роли ядерного оружия в качестве средства сдерживания, то еще надо посмотреть, сдерживало ли оно агрессию или, наоборот, ее провоцировало. Кубинский кризис, когда мир ближе всего подошел к ядерной войне, как раз и имел своей первопричиной само ядерное оружие. Кеннеди настолько испугался появления советских ракет вблизи Америки, что готов был пустить в ход собственный атомный арсенал.

Если бы сегодняшняя Россия не имела возможности уповать на свое ядерное оружие, она уже давно провела бы военную реформу, создав гибкую милиционную систему обороны по типу швейцарской, которая одновременно и надежна, и не угрожающа для соседей.

Так что, на мой взгляд, атомная бомба суть абсолютное зло.

Василий Семенов, активист миротворческих движений 1970-1980-х гг., г. Москва

По всему миру — СССР

Если бы американцы не создали атомное оружие и не показали в первую очередь Сталину его разрушительную силу летом 1945 года, то набравшая в конце Второй мировой войны всесокрушающую мощь Красная Армия легко дошла бы до Ла-Манша в Европе, поработив не только Восточную, но и Западную Европу. Известно, что Сталин строил планы выхода к Индийскому океану для создания невиданной по масштабам советской империи. Если бы не противостояние Америки и всего Запада коммунистической экспансии, если бы не речь Черчилля в Фултоне, что бы было? По всему миру — Советский Союз? Иногда с ужасом представляю себе это, и во мне поднимается волна благодарности к тем, кто этого не допустил. Спасибо Америке!

Федор Полетаев, инженер, г. Москва

Сможет ли природа понять себя?

Политика ядерного сдерживания в сочетании с договоренностями о нераспространении ядерного оружия между странами — членами Совета Безопасности ООН не допустила развязывания во второй половине ХХ века атомной мировой войны. Но джинн уже был выпущен из бутылки. К сожалению, природа не ставит для человека запретов, когда он запускает руку в самые потаенные ее уголки. Тайны атома, клонирования животных и человека, открытые людям, могут обернуться непоправимой катастрофой для человечества. Как писал Шукшин, человечество — это попытка природы понять саму себя. Думаю, это попытка обернется неудачей.

Ирина Коломейцева, научный работник, г. Королев МО

Страшная точка во Второй мировой

К сожалению, человек (по крайней мере, большинство людей), как показала история, устроен так, что самым действенным средством давления на него является страх. В том, что применение атомной бомбы американцами поставило точку в конце Второй мировой войны, есть хоть и печальная, но правда. Это, конечно, звучит цинично, но неизвестно, как долго бы продолжалась война (и вообще сколько бы их еще было), какие бы были жертвы, если бы не угроза атомной бомбы. По-моему, надо смотреть реально на вещи: человечество в своем развитии делает не только открытия, позволяющие СОХРАНЯТЬ жизнь, но и совершенствуется в средствах УНИЧТОЖЕНИЯ себе подобных.

Алексей Папоров, военнослужащий, г. Плавск

Запугиванием хорошего не достичь

В повести Сергея Довлатова «Иностранка» один из героев говорит: «Демократию надо внедрять любыми средствами. Вплоть до атомной бомбы». Это, конечно, сарказм со стороны автора. Мое глубокое убеждение — ничего хорошего запугиванием достичь невозможно. Даже самые благие намерения не могут пролегать через ужас и страдания, иначе они превращаются в преступление. И я думаю, что такая точка зрения должна все более утверждаться среди людей. А мы — люди, живущие в стране, которая еще совсем недавно смотрела на мир, ощетинившись оружием, которая из всех средств воздействия на собственных граждан признавала в основном их устрашение, — должны лучше многих народов это понимать.

Афанасий Коловратов, учитель, г. Бобров Воронежской обл.

📚 Является ли потребительское общество хорошим обществом? Бесплатный эссе

Общество потребления рассматривает потребление материальных благ как главную черту своей стабильности и ценностей. Центральный принцип общества потребления — покупать продуктов больше, чем нужно, или, скорее, больше, чем можно использовать. Специалисты по маркетингу гарантируют, что они влияют на потребителя при покупке продуктов их организаций. Считается, что реклама развращает общество с помощью продуктов потребительской культуры, более того, она дает ложное осознание потребностей, которые позже превращаются в образ жизни.(Laura & Dan, 2015) Сообщество потребителей превратилось из индустриального прошлого в то, в чем мы находимся сегодня. Мы перешли в более материалистический мир. Чем изобретательнее человек, тем лучше он может выжить в обществе, частью которого он хочет быть. С другой стороны, более бедные люди, которые не могут позволить себе роскошную часть рынка, теряют вовлеченность в общество (Suaib, 2014). Это эссе исследует, право ли общество потребления. Кроме того, будет объяснено, как это влияет на здоровье и благополучие человека

Если этот образец эссе на тему «Является ли потребительское общество хорошим обществом? Бесплатное эссе» не поможет, то
наши авторы помогут!

Примечательно, что общество потребления не является здоровым обществом, потому что оно способствует весьма экстравагантному поведению.Люди тратят деньги на продукты, которые им не нужны. Рекламодатели и крупный бизнес неустанно работают над созданием среды, благоприятной для импульсных покупок. Люди тратят время на поиски новой вещи для покупки, а не на размышления о способах повторного использования вещей, которые у них есть в настоящее время. В большинстве случаев консьюмеризм приводит к перепроизводству товаров, что в конечном итоге приводит к истощению ценной энергии и ресурсов, а также способствует увеличению количества мешков для мусора и пластика на свалках и в океанах (Pierre, 2012).В дополнение к этому, сегодня существуют различные торговые тактики, стимулирующие потребление, например продажа в кредит, которая всегда приводит к долгам среди потребителей. Обычно это случается с людьми, увлекающимися покупками (Rosando, 2011).

Во-вторых, консьюмеризм манипулятивен. Он пытается манипулировать нами, принимая взгляды на то, как нам следует жить, вместо того, чтобы позволить людям решать самим. Коммуникации и реклама в обществе потребления выходят далеко за рамки их функции, потому что они пытаются повлиять на людей, чтобы они приняли конкретные решения.Современная реклама больше не предназначена для информирования людей о существовании продукта; например, реакция на существующие потребности или желания, которые могут возникнуть у кого-то. Речь идет о создании желаний и требований, которых у нас не было до того, как мы увидели рекламу. Другими словами, общество потребления создает в нас ложные потребности и желания посредством манипуляций. Это убеждение в выборе товаров пытается вызвать у людей (ложное) чувство неудовольствия, и это агрессивная попытка установить власть над потребителями.Эта психологическая агрессия равносильна злобе физическому нападению, последствия которого могут быть вредными. (Lifesquared, 2009)

Наконец, потребительство ограничивает возможности людей и их жизни. Даже если бы потребительство отвечало нашим потребностям, это было бы неприемлемой философией для нашего общества. Это потому, что люди должны выбирать жизнь, которую они хотят вести, а общество потребления предотвращает это. В широком смысле потребительство можно рассматривать как точку зрения на хорошую жизнь — точку зрения, согласно которой жизнь становится лучше, когда у вас есть больше рыночных товаров, таких как услуги, продукты и виды деятельности (Eduado, 2014).Эта картина возникает в результате действия различных факторов, таких как желание восстановить экономику после Второй мировой войны и стремление к росту, присущее нашей глобальной экономической системе. Потребительство совершенно неуместно, поскольку это система, которая ограничивает нашу способность видеть варианты, доступные нам в жизни, и делать выбор. Причина этого ограничения заключается в том, что он стал чрезвычайно мощной силой, оказывающей влияние на большинство регионов общества и наши отдельные жизни (Nelson, et al., 2008).

Несмотря на негативное воздействие, общество потребителей дает людям возможность иметь огромный выбор на рынке. Это привело к развитию специализированных магазинов для всех возможных видов деятельности или интересов. С коммерческой точки зрения консьюмеризм позволяет дифференцировать торговую марку, когда конкретный продукт может продаваться под множеством наименований. Помимо получения хороших денег для бизнеса, консьюмеризм допускает здоровую конкуренцию на рынке, которая работает на благо экономистов, корпораций и капиталистов (BBC, 2015)

Потребительское общество способствовало общему улучшению состояния здоровья.Это стало возможным благодаря новому определению культуры питания. Сегодняшние потребители очень активны и прогрессивны в своем подходе к благополучию и здоровью. Продвинутые потребители велнеса прокладывают путь к улучшению здоровья, делясь своими знаниями и энтузиазмом с обычными потребителями, которые жаждут совета и совета. (Swenerton, 1982). Общество больше не думает об управлении ситуацией (артериальное давление или снижение холестерина) или диете, но оно сосредоточено на свежей, менее технологичной пище, действительно качественной пище и позитивном питании.В настоящее время люди перешли от точки зрения покупки и использования; это означает переход от диетических продуктов, пакетов с зельями на 100 калорий и диетических продуктов к капусте, качественным жирам и свежим фруктам (Forbes, 2015).

Во-вторых, консьюмеризм добился огромного успеха в маркетинге здоровья. Люди получают информацию о здоровье из различных источников, включая друзей и семью, информацию о маркировке продуктов, национальные кампании и средства массовой информации. Эта маркетинговая стратегия обеспечивает осведомленность о рисках для здоровья и информацию о действиях, которые необходимо предпринять для улучшения здоровья.Например, местные службы улучшения здоровья и поликлиники, обращение за немедленным советом или помощью по телефонным линиям помощи и домашние средства от общих инфекций или болезней. Маркетинг здоровья позволил обществу с осторожностью относиться к своему сексуальному здоровью. Например, благодаря международным кампаниям люди понимают опасность незащищенного секса, а также преимущества использования презервативов для снижения риска незапланированной беременности или инфекций, передаваемых половым путем. (Zones.Sk, 2016)

Наконец, консьюмеризм способствует предотвращению таких болезней образа жизни, как ожирение, рак и диабет.Существуют межправительственные кампании, направленные на повышение осведомленности о рисках ожирения для здоровья. Эти кампании также включают стратегии о том, как соблюдать диету в качестве основной профилактики, а также выполнять упражнения в случае кризисного управления. Что касается рака, существует множество руководств для потребителей, которые не рекомендуют употреблять в пищу продукты, которые могут быть злокачественными. В этих руководствах представлены альтернативные варианты канцерогенных продуктов, которые продлевают жизнь клиентов и уменьшают количество случаев рака. В целом, существует несколько кампаний по укреплению здоровья, таких как кампании по борьбе с наркотиками, кампании по первичной профилактике заболеваний и кампании за здоровый образ жизни, среди прочего.(Europa Environment Agency 2012)

Очевидно, что потребительство обеспечило обществу улучшенное состояние здоровья, успешные стратегии маркетинга здоровья, профилактику заболеваний, разнообразие товаров на рынке и здоровую конкуренцию. Однако это оказало значительное негативное влияние на потребителей: поощрять экстравагантное поведение, манипулировать образом жизни людей и лишать людей их навыков принятия решений. С этой целью было бы крайне и нереалистично присвоить потребительскому подходу плохой или хороший тег, поскольку у него есть свои положительные и отрицательные стороны, как обсуждалось выше.

Список литературы

BBC, 2015. Здоровье в обществе потребителей. [Онлайн] Доступно по адресу: http://news.bbc.co.uk/nol/shared/bsp/hi/pdfs/16_11_04_chapter2.pdf [доступ 17 апреля 2016 г.].

Эдуадо, А., 2014. Заключительный анализ. [Онлайн] Доступно по адресу: http://www.scielo.br/scielo.php?script=sci_arttext&pid=S1413-81232015000100145 [Доступно 17 апреля 2016 г.].

Europa Environment Agency., 2012. Жизнь в обществе потребителей. [Онлайн] Доступно по адресу: http: //www.eea.europa.eu / signal / signal-2012 / article / living-in-a-consumer-Society [по состоянию на 17 апреля 2016 г.].

Forbes, 2015. Forbes. [В Интернете] Доступно по адресу: http://www.forbes.com/sites/thehartmangroup/2015/11/19/consumer-trends-in-health-and-wellness/#29f591144be7 [по состоянию на 17 апреля 2016 г.].

Лаура, С. и Дэн, К., 2015. Производство потребительской культуры. [Онлайн] Доступно по адресу: http://www.vision.org/visionmedia/society-and-culture-consumerism/74097.aspx [доступ 17 апреля 2016 г.].

Lifesquared, 2009.Lifesquared. [Онлайн] Доступно по адресу: http://lifesquared.org.uk/content/problem-consumerism [доступ 17 апреля 2016 г.].

Нельсон, Дж. А., Акерман, Ф., Гудвин, Н. и Вайскопф, Т., 2008. Потребление и общество потребителей. [Онлайн] Доступно по адресу: http://www.ase.tufts.edu/gdae/education_materials/modules/Consuming_and_the_Consumer_Society.pdfn[ Доступно 17 апреля 2016 г.].

Пьер Д., 2012. Quora. [Онлайн] Доступно по адресу: https://www.quora.com/What-are-the-advantages-and-disadvantages-of-consumerism [по состоянию на 17 апреля 2016 г.].

Росандо, А., 2011. Casqenglish. [Онлайн] Доступно по адресу: http://english20emj.blogspot.co.ke/2011/01/pros-and-cons-of-living-in-consumer.html [доступ 17 апреля 2016 г.].

Суаиб, Э., 2014. ТЕСТБИГ. [Онлайн] Доступно по адресу: http://testbig.com/ielts-writing-task-ii-essays/many-people-say-we-now-live-consumer-socities-where-money-and-0[ Доступно 17 Апрель 2016 г.].

Свенертон, Х., 1982. Journal of Diary Science. [Онлайн] Доступно по адресу: http://www.journalofdairyscience.org/article/S0022-0302(82)82218-2/abstract[ Доступно 17 апреля 2016 г.].

Web Archieve, 2010. Национальный архив. [Онлайн] Доступно по адресу: http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/+/www.dh.gov.uk/en/Publicationsandstatistics/Publications/PublicationsPolicyAndGuidance/Browsable/DH_4880575 [по состоянию на 17 апреля 2016 г.].

Zones.Sk, 2016. Мы живем в обществе потребителей. [Онлайн] Доступно по адресу: http://www.zones.sk/studentske-prace/anglictina/8082-we-live-in-a-consumer-society/ [доступ 17 апреля 2016 г.].

Что нужно знать о консьюмеризме

Консьюмеризм можно определить как экономическую и социальную идеологию и порядок, которые поощряют потребление или приобретение товаров / услуг в бесконечном цикле.Потребительство поощряет покупку и потребление товаров и услуг, превышающих основные потребности человека.

В экономике термин потребительство используется для обозначения экономической политики, поощряющей потребление. В обществе потребления людей засыпают рекламой, скидками, запуском новых продуктов, раздачей продуктов среди множества других рекламных акций, призванных стимулировать постоянные и значительные траты на товары и услуги. Потребительство поощряет стремление к «хорошей жизни». Это может происходить за счет таких вещей, как сбережения и инвестирование.

История и рост консьюмеризма

Истоки консьюмеризма восходят к возникновению капитализма в 16 веке в Европе. Потребительство усилилось в восемнадцатом веке из-за роста среднего класса, который поддерживал потребление предметов роскоши. В восемнадцатом веке также наблюдался рост интереса к моде, а не к необходимости, как определяющей для покупки. Рост консьюмеризма также можно отнести к политике и экономике. Чтобы страны могли процветать в политическом и экономическом плане, капиталистическая конкуренция за прибыль и рынки должна быть в центре повестки дня каждой страны.Колониализм также считается одной из основных движущих сил консьюмеризма.

Колониалистам приходилось искать рынки для своих товаров, создавая спрос, потому что было предложение. Промышленная революция также подстегнула консьюмеризм, поскольку количество потребительских товаров на рынке увеличилось из-за все более широкого использования машин. За многие десятилетия покупка товаров / услуг стала образом жизни в Великобритании и во многих других частях света. Культура потребления продолжается и сегодня. Он поощряет тратить на предметы потребления, такие как автомобили, одежду, обувь и гаджеты, вместо того, чтобы экономить и инвестировать.Потребители покупают товары и услуги, чтобы идти в ногу с модой / трендами. Поиск лучших товаров бесконечен.

Рост потребления сегодня очевиден как в развивающихся, так и в развитых странах. Это можно увидеть в массовом производстве предметов роскоши. СМИ тоже насыщены рекламой. Уровень личного долга также растет во всем мире, что свидетельствует о том, что все больше людей покупают товары чрезмерно импульсивно или без надлежащего финансового планирования. К другим очевидным признакам консьюмеризма относятся инновации в продуктах.

Преимущества консьюмеризма

1. Экономический рост:

Консьюмеризм способствует экономическому росту. Когда люди тратят больше на товары / услуги, производимые в бесконечном цикле, экономика растет. Увеличивается производство и занятость, что ведет к увеличению потребления. Уровень жизни людей также должен улучшиться из-за потребительства.

2. Способствует инновациям и творчеству:

Поскольку потребители активно ищут для покупки следующие лучшие продукты / услуги, производители / производители находятся под постоянным давлением, требующим инноваций.По мере того как потребители получают доступ к более качественным товарам / услугам, уровень жизни повышается.

Минусы консьюмеризма

1. Ухудшение состояния окружающей среды:

Растущий спрос на товары оказывает сильное давление на природные ресурсы, такие как вода и сырье. Потребительство также приводит к чрезмерному использованию энергии. Потребительство также поощряет использование химикатов, которые, как известно, разрушают окружающую среду. Короче говоря, консьюмеризм приносит больше вреда, чем пользы окружающей среде.

2. Моральная деградация:

Растущее потребительство имеет тенденцию отвлекать общества от таких важных ценностей, как целостность. Вместо этого делается упор на материализм и конкуренцию. Люди склонны покупать товары и услуги, в которых они не нуждаются, чтобы быть на том же уровне или на более высоком уровне, чем все остальные.

3. Более высокий уровень долга:

Потребительство также увеличивает уровень долга в обществе. Число людей, берущих краткосрочные ссуды, такие как ссуды до зарплаты, для покупки предметов роскоши, резко увеличилось.Многие краткосрочные кредиты сегодня не используются в конструктивных целях.

4. Проблемы психического здоровья:

Потребительство увеличивает уровень долга, что, в свою очередь, приводит к проблемам с психическим здоровьем, таким как стресс и депрессия. Попытки следовать последним тенденциям при ограниченных ресурсах могут быть очень утомительными для ума и тела. Потребительство заставляет людей больше работать, больше брать взаймы и проводить меньше времени с близкими. Потребительство мешает плодотворным отношениям.В долгосрочной перспективе это отрицательно влияет на общее благополучие людей, поскольку исследования доказали, что материализм не дает людям полноценного и длительного удовлетворения.

Резюме

Потребительство имеет хорошие и плохие стороны. Хотя консьюмеризм способствует экономическому росту и стимулирует инновации, он сопряжен со значительным количеством проблем, начиная от экологической и моральной деградации до более высоких уровней долга и проблем с психическим здоровьем. Поскольку мы уже находимся в обществе потребления, рекомендуется поддерживать здоровый баланс.Любовь человека к прекрасному в жизни не должна происходить за счет его / ее психического здоровья и финансовой стабильности.

15 За и против потребительства — Vittana.org

Капитализм — недавнее открытие в истории человеческих обществ. Начиная с XVI века в Европе консьюмеризм развивался как способ улучшения условий жизни, обеспечения продовольственных ресурсов и поддержки роста рабочих мест на ранних этапах промышленной революции. К 18 веку эта практика распространилась на несколько различных отраслей, включая моду и предметы роскоши.

В основе консьюмеризма — активная конкуренция за доходы. Компании должны предоставлять потребителям лучший продукт или услугу. Если они не самые лучшие, то заказчик перейдет к конкуренту. Эта тенденция заставляет компании искать конкретные причины, по которым люди покупают товары, что позволяет им создавать товары или услуги, отвечающие конкретным потребностям.

Сейчас рост консьюмеризма влияет на развивающийся мир по мере того, как развитые страны становятся все более зрелыми. Вы найдете новую рекламу товаров или услуг по всему миру.Уровень долга растет по мере того, как люди покупают товары, которые им нужны. Инновационные продукты по-прежнему требуют покупки.

Вот плюсы и минусы потребительства, которые стоит оценить сегодня.

Список плюсов консьюмеризма

1. Консьюмеризм стимулирует экономический рост.
Когда в обществе есть спрос на товары или услуги, предприятиям необходимо больше работать над их производством. Это создает бесконечный цикл покупки и продажи, который позволяет экономике расти. Повышение уровня производства приводит к увеличению количества рабочих мест.Дополнительная занятость ведет к повышению заработной платы в местных сообществах. Более высокая заработная плата ведет к увеличению расходов. Поскольку цикл продолжает расти, уровень жизни постоянно повышается. Этот процесс создает больше безопасности для дома, еды и работы для средней семьи.

2. Это также способствует творчеству и инновациям.
Компании должны продолжать предлагать новые товары или услуги для стимулирования текущих продаж. Единственный способ предоставить такие возможности — это инвестировать в исследования и разработки.Потребители всегда ищут следующий продукт, который решает их проблемы лучше, дешевле или и то, и другое. Это стремление к чему-то лучшему оказывает сильное давление на компании, чтобы они продолжали производить более качественные товары. Затем цикл экономического роста продолжается.

3. Снижение затрат поощряется из-за консьюмеризма.
Когда общество делает упор на потребительство, цель состоит в том, чтобы создать для потребителя наилучшее возможное обещание. Чтобы определить ценность, компании должны осознавать болевые точки своей целевой демографии.Затем они должны применять новаторские методы производства, чтобы снизить производственные затраты. Эта комбинация снижает цены, что позволяет потребителю покупать товары, не будучи чрезмерно в долгу перед процессом.

4. Это естественным образом отсеивает плохих исполнителей.
Компании вынуждены оставаться новаторскими при управлении потребителями. Другого способа быть конкурентоспособным нет. Любой может войти на рынок с относительно небольшим количеством входных барьеров. После этого потребители будут иметь последнее слово в отношении того, кто останется, а кто уйдет, в зависимости от их покупательских предпочтений.Хотя это приводит к тому, что некоторые компании уходят из бизнеса, а это означает, что меньше рабочих мест, лучшие и самые умные почти всегда остаются.

5. Потребительство поощряет фриланс, предпринимательство и самозанятость.
Людей поощряют рисковать в обществе, которое поощряет потребление. В этом типе общества вы найдете больше фрилансеров, работающих самостоятельно, получив контракты на работу на дому, по сравнению с другими. Предприниматели, которые руководят «экономными и скупыми» организациями, имеют возможность добиться больших успехов.Самостоятельная занятость становится вариантом, потому что люди предоставляют высококачественные услуги по ценам намного ниже, чем у среднего конкурента.

Именно в этих областях происходит реальный экономический рост.

  • 99,9% всех предприятий в США классифицируются как малые предприятия.
  • В настоящее время в США работает 8 миллионов малых предприятий, принадлежащих меньшинствам.
  • 58,9 миллиона человек в США в настоящее время работают из-за структуры потребления.
  • Более 20 миллионов человек работают в агентствах с числом сотрудников не более 20 человек.

6. ​​Создает более безопасные товары для потребителей.
Когда консьюмеризм является движущей силой общества, покупатели знакомятся со своими правами и обязанностями. Они ищут защиты от бракованной продукции или неадекватных товаров в холдинговых компаниях, соответствующих более высоким стандартам. Если эти стандарты не соблюдаются, то покупатель следует процессу, чтобы исправить ситуацию — часто через судебную систему.

Эти стандарты могут даже включать в себя то, как компания относится к своим клиентам. Если две компании продают схожий товар по одинаковой цене, ценностное предложение будет зависеть от обслуживания клиентов.

7. В этом обществе у потребителей больше выбора.
Сегодня вы можете найти больше вариантов, чем когда-либо прежде, в нескольких товарных категориях. Новые вкусы напитков Coca-Cola и Pepsi представлены чаще, чем когда-либо прежде. Вы можете найти новые вкусы картофельных чипсов, лунного пирога и многое другое.У потребителей даже есть возможность выбрать, каких знаменитостей они предпочитают поддерживать, покупая товары, которые они предпочитают. Вот как консьюмеризм улучшает экономику. Вы получаете то, что хотите, если готовы за это платить.

Список минусов консьюмеризма

1. Экономика превалирует над окружающей средой.
Когда общество ориентируется на потребительство, окружающая среда обычно является первым элементом, который видит деградацию. Когда потребители сосредотачивают повышенный спрос на товары или услуги, природные ресурсы в этом районе оказываются под давлением.Сырье, вода и продукты питания могут испытывать дефицит. Поскольку также поощряется самая выгодная цена, также случаются короткие пути, такие как использование вредных химикатов для поощрения более выгодной цены. К тому времени, как все сказано и сделано, с точки зрения окружающей среды, потребительство приносит больше вреда, чем пользы.

2. Он изменяет моральную ткань общества.
Консьюмеризм фокусируется на личной способности обеспечить самые лучшие товары или услуги, когда это необходимо. В этой транзакции нет никаких этических норм.Если вы можете получить самую низкую цену при решении большинства проблемных моментов, тогда вы лучший. Не учитывается, как вы туда попали.

Семьи тоже переживают этот сдвиг в моральной ткани. Они чувствуют «потребность» в приобретении товаров или услуг, которые не требуются, как если бы шоппинг был зависимостью. Эти покупки совершаются для обеспечения равенства в обществе, где каждый имеет доступ к тем же продуктам или услугам, что и все остальные.

3. Потребительство поощряет долги.
Люди берут краткосрочные ссуды для удовлетворения потребностей потребителей чаще, чем при различных структурах расходов. Покупки по кредитным картам происходят часто, особенно во время особых мероприятий, праздников или запуска новых продуктов. В Черную пятницу 2018 года потребители в США потратили более 717 миллиардов долларов на праздничные товары, что на 4,3% больше, чем годом ранее. Впервые было потрачено более 1000 долларов на человека. Сравните это с 2005 годом, когда было потрачено 496 миллиардов долларов, из них в среднем 734 доллара на человека.

Соединенные Штаты часто считают мировым лидером в сфере защиты прав потребителей. Вы обнаружите, что у среднего американца есть 3 или 4 кредитных карты, и у него есть постоянно обновляемый долг на сумму более 16 000 долларов. Когда чистая стоимость семьи составляет менее 5000 долларов, их средний долг по кредитной карте составляет чуть менее 4000 долларов.

4. Это приводит к проблемам со здоровьем.
Когда люди сталкиваются с долгами, которые не исчезнут, обязательно последует более высокий уровень стресса. Постоянное воздействие стресса приводит к постоянным проблемам со здоровьем, от бессонницы до депрессии и других проблем с психическим здоровьем.Единственный способ добиться успеха, когда вы сосредоточены на потребительстве, — это усерднее работать, зарабатывать больше, больше занимать и тратить больше времени на эти дела. У вас меньше времени на отношения, хобби или время на себя.

5. Потребительство не дает удовлетворения.
Исследования неизменно показывают, что люди не получают длительного удовлетворения, когда их основное внимание уделяется материализму, который возникает через потребительство. К тому времени, когда кто-то начинает зарабатывать 200 000 долларов в год, выгода от получения более высокой зарплаты исчезает.Люди, которые зарабатывают больше всего денег, как правило, получают самые высокие баллы по шкале отрицательных эмоций, достигая более 50% к моменту достижения 360 000 долларов.

6. ​​Его можно использовать как политический инструмент.
В 1950-е годы американцев хвалили за их подход к консьюмеризму. Некоторые сообщения были настолько сильными, что людям говорили, что они не патриотичны, если они предпочитали копить деньги вместо того, чтобы их тратить. За это десятилетие экономика США выросла на 37%. В 1959 году у семей было на 30% больше покупательной способности по сравнению с показателями 1950 года.Безработица за десятилетие упала до 4,5% в какой-то момент.

Несмотря на все эти преимущества, каждый четвертый человек все еще жил в бедности, несмотря на все траты. Это был один из самых высоких показателей бедности, когда-либо наблюдавшихся в стране за пределами Великой депрессии и военных действий, но из-за всех расходов и политики его часто вспоминают как лучшее десятилетие в истории США.

7. Потребительство противоречит различным духовным убеждениям.
Иисус сказал богатому молодому правителю, что все, что ему нужно сделать, чтобы попасть на небеса, — это отдать все, что у него есть.Исламский закон запрещает получать проценты или выплачивать их. Буддизм рассматривает упорный труд и постоянные усилия как путь к процветанию и прогрессу. Иудаизм верит в завершение творения Бога, будучи умными распорядителями денег. Чрезмерно религиозные общества склонны избегать потребления. Семьи, которые следуют духовным практикам, часто остаются в стороне, живя в странах потребления. Трудно любить деньги и Бога одновременно, и консьюмеризм учит, что деньги должны быть на первом месте.

8.Потребительство всегда оставляет бедных позади.
Если у вас нет денег, чтобы делать выбор, значит, у вас нет выбора. Вы покупаете то, что можете себе позволить, чтобы удовлетворить свои потребности. В потребительских обществах существует негативная стигма, связанная с людьми, которые просят о помощи. Даже если вы были отвергнуты не по своей вине, если вы не совершаете покупку, значит, вы не участвуете. Вы отрезаны от самой ткани общества, пока не сможете снова обеспечить себя. Это создает замкнутый круг, который трудно разорвать.Вы не можете участвовать, потому что вы не работаете или бедны, но вы не можете найти работу, потому что вы не связаны с обществом.

Эти «за» и «против» потребительства не предназначены для оценки состояния какого-либо общества, индивидуальной точки зрения или личных убеждений. Они смотрят на факты. Когда приоритетом общества является накопление предметов, оно создает рабочие места, но также возникают долги. Положительные циклы экономического роста дополняются отрицательными циклами задолженности. Вот почему многие домохозяйства предпочитают избегать потребления, когда это возможно, и многие считают, что из-за этого их жизнь стала лучше.


Полномочия автора сообщения в блоге
Луиза Гейл является автором этого сообщения. Она получила степень бакалавра искусств. по экономике Вашингтонского университета. Помимо того, что Луиза является опытным писателем, она имеет почти десятилетний опыт работы в области банковского дела и финансов. Если у вас есть предложения по улучшению этого поста, перейдите сюда, чтобы связаться с нашей командой.

Упадок и падение потребительского общества?

Четыре десятилетия прошло с тех пор, как социальные аналитики впервые задумались о распаде потребительского общества в Соединенных Штатах и ​​других богатых странах.За прошедшие годы реализация государственной политики, основанной на экономическом дерегулировании, либерализации торговли и милитаризации, предотвратила, а затем успешно обратила вспять перспективу этого перехода. Политический консенсус, поддерживавший эти стратегии, сейчас рушится, и снова становится трудно поддерживать экономический рост, движимый потребителями. В сочетании с изменениями некогда благоприятных демографических, экономических, социальных, культурных и ресурсных тенденций, основы современного массового потребительства разрушаются.Модели неопределенности и нестабильности стимулируют многочисленные инновации в образе жизни. В этом эссе исследуется гипотеза о том, что недавние события представляют собой ранние сигналы упадка и падения потребительского общества, по крайней мере, в США (в центре внимания данного эссе), при этом признается, что любой такой сдвиг, вероятно, будет долгим, сложным и останавливающимся. процесс.

Введение | Прекращение экономического роста | К постконсьюмеристскому будущему? | Примечания

Введение

Решительное вмешательство правительства в годы после Второй мировой войны способствовало подъему полноценных потребительских обществ в США и других богатых странах.Начав в большинстве стран с предоставления гарантированных пенсий, что снизило потребность в накоплении пенсионных сбережений и увеличило склонность к тратам, правительства приняли все более широкий спектр мер политики для поддержки потребительского образа жизни. Например, в ответ на ослабление ориентированного на потребителя экономического роста в конце 1970-х — начале 1980-х годов грандиозная политическая сделка в пользу дерегулирования ключевых секторов экономики (особенно финансов), либерализации международной торговли и восстановления военной мощи за рубежом оживила домохозяйства. потребление в США, что спровоцировало новую волну корыстных социальных стремлений и чрезмерных расходов.

По иронии судьбы, в то время как потребление среднего класса в Китае и других странах ускоряется, этот способ социальной организации демонстрирует признаки усталости в странах, которые его первопроходцы. С 2008 года Глобальный Север, кажется, попал в новый период замедления экономического роста, и сопровождающая его турбулентность способствует зарождающимся проявлениям «постконсьюмеризма», которые бросают вызов старым предположениям. Лихорадочная приверженность извращенному антикейнсианству ослабила потребительский спрос и усугубила условия, близкие к рецессии, во многих странах Большой двадцатки.Более того, сложившиеся обстоятельства вряд ли изменятся в ближайшее время. Либеральный экономист Джозеф Стигилиц охарактеризовал состояние экономики США как «длительное недомогание». «Американская мечта о хорошей жизни в обмен на упорный труд, — пишет он, — медленно умирает». 1

Прекращение экономического роста

Все экономические системы опираются на поддерживающие столпы, которые требуют периодического подкрепления для поддержания своей жизнеспособности. Например, когда запасы критически важного сырья исчерпываются, необходимо определить заменители или ввести технологические изменения.Неспособность сделать это своевременно чревато риском постепенного истощения или, в некоторых более драматических случаях, резкого спада. Текущие события, лежащие в основе современного общества потребления, предполагают, что такие результаты могут появиться в ближайшем будущем при отсутствии значительного возрождения.

На протяжении многих десятилетий американское массовое потребительство способствовало развитию трех опор: благоприятная демография, растущее и относительно равное распределение доходов и податливые культурные ценности. Поддержкой этих опор служили надежные балки, в первую очередь стимулирующая государственная политика, которая со времен Второй мировой войны давала преимущество экономическому расширению, ориентированному на потребителя, и гарантировала доступ к обильным природным ресурсам.В этих условиях мало кто сомневался в обществе потребления: они просто видели в нем неукротимое условие повседневной жизни.

Несколько сквозных течений в настоящее время ослабляют эшафот американского общества потребления: старение американского населения, стагнация доходов домохозяйств (для домохозяйств со средним и низким доходом), проникновение менее потребительских ценностей (особенно среди молодежи) , и наступление различных форм нехватки ресурсов. В то же время федеральное правительство находится в состоянии политического паралича и неспособно выполнять свою обычную роль по подзарядке способности потребителей стимулировать экономический рост.Многие правительства штатов и местные власти, попавшие в ловушку строгой экономии, проводят политику, которая извращенно подрывает потенциал для значимого омоложения. Есть несколько причин сомневаться в том, есть ли у политиков политическая воля для повышения покупательной способности чрезмерно расточительных потребителей.

Во-первых, на демографическом фронте средний возраст населения США достиг своего надира после Второй мировой войны в 27,7 лет в 1970 году. С тех пор он вырос до 36,8 лет и, как ожидается, выровняется на уровне 39 лет.0 к 2050 году. Движущей силой этого процесса стало старение «бэби-бумеров», родившихся между 1946 и 1964 годами. Домохозяйства, выросшие в этом поколении, запустили первую поистине массовую волну субурбанизации в 1950-х годах и связанное с ней явление потребления среднего класса. культура. Однако по мере выхода на пенсию «бумеров» их предпочтения резко меняются: в сторону небольших домов, меньшего количества товаров и большего количества медицинских услуг.

Во-вторых, меняется динамика доходов населения. В годы после Второй мировой войны устойчивая занятость в промышленности и относительно прогрессивная налоговая политика повысили заработную плату и снизили неравенство доходов.Средний доход домохозяйства достиг в 1999 году чуть менее 55 000 долларов (в долларах 2011 года), но снизился примерно до 50 000 долларов в течение следующего десятилетия. Неравенство в доходах упало до исторического минимума в конце 1960-х годов, но затем изменило курс. 2 Хотя легкий потребительский кредит смягчил некоторые последствия этих изменений, он также способствовал росту задолженности домашних хозяйств, банкротству и отчуждению права выкупа, особенно для бедных.

Эти тенденции доходов ставят под сомнение важную предпосылку хорошо функционирующего потребительского общества, которую еще в 1914 году заметно отстаивал Генри Форд: рабочие-потребители должны зарабатывать доход сверх прожиточного минимума, чтобы покупать продукты своего труда.Однако для того, чтобы эта стратегия была эффективной, сначала необходимо преодолеть проблему коллективных действий. У производителей-капиталистов есть стимул удерживать зарплаты своих сотрудников на низком уровне и полагаться на других работодателей в повышении заработной платы для увеличения потребления, но если все они будут действовать в соответствии с этой логикой, спроса окажется недостаточно, чтобы поглотить имеющееся производство. Таким образом, последние тенденции поднимают связанный с этим вопрос: сможет ли общество потребления устоять перед лицом сокращающегося среднего класса? Увеличивающаяся разница в доходах в обществе делает это маловероятным, поскольку углубляет разрыв между богатыми знатоками позиционных товаров и нуждающимися в денежных средствах покупателями повседневных товаров. 3 Политики могут попытаться изменить эту тенденцию, но, похоже, у них нет мотивации мобилизовать политическую волю для этого.

В-третьих, исследование культурных ценностей поколений предполагает, что сегодня у людей двадцати с небольшим лет потребительские предпочтения, отличные от предпочтений их предшественников, что свидетельствует о снижении интереса к материальным благам, приверженности менее упорядоченной практике найма (отчасти из-за преобладающих условий на рынке труда). , и в значительной степени полагаясь на социальные сети для управления отношениями и повседневными делами.Ярким примером является отношение поколения миллениалов к самому знаменитому потребительскому товару: личному автомобилю. Все большая часть нынешнего поколения молодежи даже не удосужилась приобрести водительские права, не говоря уже о покупке автомобиля. 4 Что вызвало это изменение? Для молодого водителя автомобиль — это, прежде всего, средство поддержания связи с социальной сетью, а моторизованный транспорт менее важен в эпоху повсеместной мобильной связи.И товарный фетишизм, и статусная конкуренция, ранее связанная с автомобилями, теперь применимы к цифровым устройствам. Кроме того, сегодня молодежь склоняется к городскому образу жизни, который позволяет ей отказаться от затрат и неудобств личного автомобиля или, по крайней мере, передать ему менее командную роль. Соответственно, дачный дом поступает на переоценку. На протяжении более полувека финансовые стимулы, такие как налоговые льготы по ипотечным кредитам и щедрые государственные субсидии на освоение земель, способствовали развитию пригородов и разрастанию земель, но наша постоянная способность поддерживать эти дорогостоящие выплаты остается открытым вопросом. 5

Наконец, глобальная система сталкивается с несколькими типами нехватки ресурсов, от нехватки драгоценных металлов до нехватки пресной воды в густонаселенных регионах. 6 В последнее время внимание было сосредоточено на «пике добычи нефти» — точке, в которой мировая добыча достигает своего апогея, а затем снижается. Возможно, мы приближаемся к этому историческому рубежу. По словам геолога Колина Кэмпбелла, мы потребляем четыре барреля нефти на каждую вновь обнаруженную. 7 В то время как глубоководное бурение и эксплуатация битуминозных песков и других нетрадиционных источников постепенно сокращают дефицит, эра легко используемых запасов идет на убыль.В будущем, если нам не удастся успешно отказаться от ископаемого топлива, нам придется искать более дорогие (и экологически опасные) источники. Между тем, в среднесрочной и долгосрочной перспективе спрос будет продолжать расти в Китае, Индии и на развивающихся рынках Глобального Юга. Повышение цен со временем вызовет явные трудности для США, которые существенно не улучшили свою энергоэффективность и не расширили возобновляемые источники поставок. В конце концов, недорогая нефть привела к расточительству и расточительству, и грядущее значительное повышение цен будет иметь серьезные последствия для экономического роста и жизнеспособности американского общества потребления.

К постконсьюмеристскому будущему?

Сворачивание массового потребительства может вызвать тревожный образ праздного общества, ослабленного и лишенного особого динамизма. Однако такое неблагоприятное будущее не является неизбежным, а может быть, даже маловероятным. В более долгосрочной перспективе мы можем предвидеть ступенчатую траекторию развития от аграрного движения (до 1800 г.) к индустриализму (1800–1945 гг.) И консьюмеризму (с 1945 г. по настоящее время). Если США и, возможно, другие аналогичные страны сейчас достигают пределов этого способа социальной организации, пришло время подумать, что может произойти дальше.

Хотя проблема предвидения постконсюмеристского будущего до сих пор не привлекала особого внимания, если мы присмотримся внимательнее, мы сможем различить ее предзнаменования, которые начинают проявляться в поле зрения. Сегодня в некоторых регионах мы наблюдаем заметный всплеск социальных инноваций (см. Всплывающее окно). Независимо от того, основаны ли эти эксперименты на экономическом локализме, самообеспечении и коллективном обеспечении, совместном владении и использовании, одноранговом обеспечении или других проявлениях постконсюмеристского взаимодействия, они бросают вызов знакомым средствам доставки товаров и услуг для дома и демонстрируют потенциал для расширения масштабов. и расширяя их охват.Эта в значительной степени несогласованная деятельность по построению экономики, которая выходит за рамки нынешних режимов массового потребления, начинается, что, вероятно, будет долгим процессом. В ближайшие годы множество социальных инноваций должны превратиться в последовательный системный подход, чтобы конкурировать с доминирующими экономическими институтами. Наша неспособность предсказать, как может развиться это предприятие, не должна отвлекать нас от размышлений о том, как меняются фундаментальные условия современного общества потребления. Скорее всего, любая трансформация общества от массового потребительства к пост-консьюмеризму будет происходить скачкообразно, с вариациями по регионам.Некоторые люди получат пользу, а другие проиграют, возможно, серьезно. Более ранние переходы аналогичного масштаба, такие как от средневекового европейского аграрного движения к индустриализму, а затем и к глобальному потреблению, дают ценные уроки. Эти предшествующие сдвиги потребовали обширной корректировки на микро- и макроуровне с течением времени, что привело к значительным сбоям в политической власти, экономических институтах и ​​ритмах повседневной жизни.

Напротив, защитники нынешней парадигмы утверждают, что общество потребления сталкивалось и преодолевало различные проблемы в прошлом и, со временем, успешно сделает это снова.Соответственно, заявления об упадке и падении необоснованны, а разговоры о надвигающемся переходе преждевременны, если не опасны. Некоторые сторонники общества потребления заходят так далеко, что утверждают, что эта система социальной организации необходима для процветания человека, и мы не можем позволить ей ускользнуть. 8 Сбои в экономическом росте, движимом потребителями, и упадок потребительского образа жизни, тем не менее, придают таким утверждениям пустоту.

Если в структуре общества потребления происходит историческое изменение, где можно увидеть его в зарождающейся форме? Кому-нибудь в конце восемнадцатого века, заинтересованному в зарождающейся индустриальной эпохе, было бы разумно отправиться в Ланкашир или Манчестер.Лос-Анджелес был бы хорошим местом для наблюдения за расцветом массового потребительства после Второй мировой войны. Сегодня такое место, как Вильямсбург (Бруклин), благодаря своему социальному разнообразию, культурному творчеству и адаптируемой инфраструктуре, может иметь статус авангарда при переходе к пост-консьюмеризму. 9 Среди других заметных претендентов в США — Беллингем (Вашингтон), Портленд (Орегон), Беркли (Калифорния) и Берлингтон (Вермонт). 10

Все эти города являются направлениями «идиокультурной миграции». 11 Другими словами, преобладания альтернативного образа жизни в этих местах сейчас достаточно, чтобы побудить к переселению единомышленников, и это движение продолжает расширяться в числах и эффектах. Парадоксально, но некоторые из этих регионов используют свою географическую близость к городам-регионам, которые являются архетипами действующей экономической системы. Эти мнимые предшественники постконсьюмеризма нередко привлекают финансовый и социальный капитал основной экономики и перенаправляют небольшую часть его на новые альтернативные системы потребления (и производства).Стилизованным примером может служить семья, в которой один член является партнером инвестиционного банка Уолл-стрит, а другой занимается садоводством, обменом одеждой и другими зарождающимися формами пост-консьюмеризма в районе Бруклина пары. Такие обстоятельства предполагают тесное переплетение — возможно, даже неразрывную связь и неизбежную зависимость — между старым и новым.

Если не считать социальной сортировки, вызванной идиокультурной миграцией, как мог бы переход к пост-консьюмеризму действительно набрать обороты? Новые практики не могут возникнуть в полной форме.Зарождающиеся рутины будут возникать из преобладающих форм прерывистым и частичным образом и не будут быстро или полностью вытеснять традиционные институты, которые поддерживают и способствуют современному массовому потреблению. Индустриализм, например, только постепенно вытеснил аграризм, установив с ним взаимозависимые отношения (промышленные рабочие должны были есть, а фермерам все чаще требовались тракторы). Вместо того, чтобы полностью оставить позади потребительский образ жизни, продолжающиеся изменения могут постепенно дестабилизировать доминирующую систему, поскольку она продолжает терять способность обеспечивать удовлетворительные средства к существованию.Эти изменения демонстрируют, что общество потребления не будет последней главой человеческого опыта. Тогда возникает вопрос, какой будет следующая система и как мы обеспечим ее равноправие, справедливость и устойчивость.

Примечания

1. Джозеф Стиглиц, «Неравенство сдерживает выздоровление», New York Times , 19 января 2013 г., https://opinionator.blogs.nytimes.com/2013/01/19/inequality-is-holding- назад-восстановление /.
2. См., Например, Бюро переписи населения США, Доходы, бедность и медицинское страхование в США: 2011 (Вашингтон, округ Колумбия: Бюро переписи населения США, 2012 г.), http: // www.census.gov/newsroom/releases/archives/income_wealth/ cb12-172.html; К. Раффинг, «Индекс Джини по данным переписи населения подтверждает рост неравенства за четыре десятилетия», Off the Charts (блог), Центр бюджетных и политических приоритетов, 19 сентября 2014 г., http://www.cbpp.org/blog/ индекс gini-from-census-подтверждает рост неравенства за четыре десятилетия; Р. Кочхар, «Восстановление не лучше, чем рецессия», Pew Research, 12 сентября 2012 г., http: //www.pewsocialtrends. org / 2012/09/12 / восстановление-не лучше-рецессии.
3. См., Например, Кристиа Фриланд, Плутократы: подъем новых глобальных супербогачей и падение всех остальных, (Нью-Йорк: Penguin, 2012).
4. См. Выпуск 33 (3) журнала Transport Reviews для всестороннего обзора феномена «пиковых автомобилей», http://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/01441647.2013.804133#preview .
5. Примечательной особенностью заключительного отчета Национальной комиссии по фискальной ответственности и реформе (известной как Комиссия Симпсона-Боулза) была ее рекомендация, призывающая отменить вычет процентов по ипотеке.См. Https://www.senate.gov/reference/resources/pdf/NationalCommissiononFiscalResponsibilityandReform_Dec012010.pdf. См. Также Роберт Позен, «Еретическая реальность: необходимо сократить удержание процентов по ипотеке», Forbes, 25 марта 2011 г., http://www.forbes.com/sites/greatspeculations/2011/03/25/heretic-reality-mortgage -процент-вычет-нужно-разрезать /.
6. Майкл Клар, Гонка за тем, что осталось: глобальная борьба за последние ресурсы мира, (Нью-Йорк: Метрополитен Букс, 2012).
7. Пик открытия мировых запасов нефти пришелся на 1965 год, когда на каждый израсходованный баррель было обнаружено примерно два новых барреля.
8. См., Например, Дуг Стивенс, Возрождение розничной торговли: переосмысление бизнеса для новой эпохи консьюмеризма (Хобокен, штат Нью-Джерси: Wiley, 2013) и Джеймс Ливингстон, Против бережливости: почему культура потребления полезна для экономики , Окружающая среда и ваша душа (Нью-Йорк: Basic Books, 2011).
9. См. Бен Шиллер, «Бруклин как лаборатория для развития городских идей», Fast Co.EXIST , 10 ноября 2011 г., http: //www.fastcoexist. com / 1678795 / brooklyn-as-a-lab-to-amp-urban-idea.
10. На уровне страны интерес к Японии как потенциальному прародителю пост-консьюмеризма начинает расти. См., Например, Мори Коэн, Turnning Japanese, Sustainability: Science, Practice, and Policy 7, no. 2 (2011 г.), https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/15487733.2011.11

8.
11. Джейсон Кауфман и Мэтью Калинер, «Реконструкция места в Вермонте и Нью-Гэмпшире двадцатого века: история повторяется, пока она не повторяется», Theory and Society 40, no.2 (2011): 119-154, http://link.springer.com/article/10.1007%2Fs11186-010-9132-2.

Очерк о консьюмеризме

Прочтите это эссе, чтобы узнать о консьюмеризме. Прочитав это эссе, вы узнаете о: 1. Происхождение консьюмеризма 2. Значение консьюмеризма 3. Потребности и причины 4. Консьюмеризм в Индии 5. Критика 6. Эффекты 7. Затраты на потребительство Экономический 8. Издержки консьюмеризма Окружающая среда.

Состав:

  1. Происхождение консьюмеризма
  2. Значение консьюмеризма
  3. Потребность и причины консьюмеризма
  4. Потребительство в Индии
  5. Критика консьюмеризма
  6. Последствия консьюмеризма
  7. Затраты на потребление экономики
  8. Затраты на консьюмеризм Экология

Очерк №1.Происхождение консьюмеризма:

Потребительство имеет прочные связи с западным миром, но на самом деле это международное явление. Люди, покупающие товары и потребляющие материалы сверх своих основных потребностей, стара, как первые цивилизации (например, Древний Египет, Вавилон и Древний Рим).

Великий поворот в сфере потребления произошел незадолго до промышленной революции. В девятнадцатом веке капиталистическое развитие и промышленная революция были в первую очередь сосредоточены на секторе капитальных товаров и промышленной инфраструктуре (т.е., горнодобывающая, металлургическая, нефтяная, транспортные сети, сети связи, промышленные города, финансовые центры и т. д.).

В то время сельскохозяйственные товары, товары первой необходимости и коммерческая деятельность развивались в определенной степени, но не в такой степени, как другие отрасли. Представители рабочего класса работали сверхурочно за низкую заработную плату до 16 часов в день, 6 дней в неделю. На потребительскую деятельность оставалось мало времени и денег.

Кроме того, капитальные товары и инфраструктура были довольно долговечными и потребляли много времени, чтобы их использовать.Генри Форд и другие лидеры отрасли понимали, что массовое производство предполагает массовое потребление.

После наблюдения за сборочными линиями в мясоперерабатывающей промышленности Фредерик Уинслоу Тейлор применил свою теорию научного управления к организации сборочных линий в других отраслях; это высвободило невероятную производительность и снизило стоимость всех товаров, производимых на сборочных линиях.

Консьюмеризм долгое время имел преднамеренную основу, а не просто развивался из капитализма.

В качестве примера Эрнест Элмо Калкинс заметил своим коллегам-руководителям рекламного бизнеса в 1932 году, что «потребительская инженерия должна следить за тем, чтобы мы использовали те товары, которые мы сейчас просто используем», в то время как отечественный теоретик Кристин Фредерик заметила в 1929 году, что « способ выйти из порочного тупика, связанного с низким уровнем жизни, — это свободно тратить и даже тратить творчески ».

В 21 st век :

Начиная с 1990-х годов, наиболее частая причина посещения колледжа изменилась на зарабатывание больших денег, превосходящее такие причины, как получение авторитета в своей области или помощь другим в затруднительном положении.

Это коррелирует с ростом материализма, особенно с технологическим аспектом: растущим распространением проигрывателей компакт-дисков, цифровых носителей, персональных компьютеров и сотовых телефонов. Мэдлин Левин раскритиковала то, что она считала большим изменением в американской культуре — «отход от ценностей общности, духовности и целостности в сторону конкуренции, материализма и разобщенности».

Компании осознали, что богатые потребители являются наиболее привлекательными объектами маркетинга.Вкусы, образ жизни и предпочтения высшего класса постепенно становятся стандартом для всех потребителей. Менее обеспеченные потребители могут «приобрести что-то новое, что будет говорить об их месте в традициях изобилия». Потребитель может получить мгновенное удовлетворение от покупки дорогого предмета для улучшения социального статуса.

Эмуляция также является ключевым компонентом консьюмеризма 21, , века. Как общая тенденция, обычные потребители стремятся подражать тем, кто находится выше их в социальной иерархии.Бедные стремятся подражать богатым, а богатые подражают знаменитостям и другим иконам.

Поддержка продуктов знаменитостями может рассматриваться как свидетельство желания современных потребителей покупать продукты частично или исключительно для подражания людям с более высоким социальным статусом. Такое покупательское поведение может сосуществовать в сознании потребителя с представлением о себе как о индивидуалисте.


Эссе № 2. Значение консьюмеризма :

Потребительство — это социальный и экономический порядок, основанный на систематическом создании и поощрении желания покупать товары или услуги в еще больших количествах.Этот термин часто ассоциируется с критикой потребления, начиная с Торстейна Веблена или, в последнее время, движения под названием Enoughism.

Объект исследования Веблена, молодой средний класс, возникший на рубеже двадцатого века, полностью реализовался к концу двадцатого века в процессе глобализации.

Это также может относиться к движению, стремящемуся защитить и информировать потребителей, требуя таких методов, как честная упаковка и реклама, гарантии на продукцию и повышенные стандарты безопасности.В этом смысле это движение или набор политик, направленных на регулирование продуктов, услуг, методов и стандартов производителей, продавцов и рекламодателей в интересах покупателя.

Потребительство — это :

1. Современное движение по защите потребителя от бесполезных, некачественных или опасных товаров, вводящей в заблуждение рекламы, несправедливого ценообразования и т. Д.

2. Концепция, согласно которой постоянно растущее потребление товаров выгодно для экономики.

3. Факт или практика увеличения потребления товаров: критика американского потребительства.

Консьюмеризм — это организованное движение граждан и правительства, направленное на укрепление прав и влияния покупателей по отношению к продавцам. Это идеология и концепция, которые остались в деловой литературе. Потребитель подвергается многочисленным опасностям — физическим, экологическим и эксплуатационным из-за недобросовестной торговой практики.

Ему нужна защита, например, от продуктов, небезопасных для употребления, таких как наркотики и фальсифицированные пищевые продукты и продукты, которые могут причинить серьезные травмы, например, неисправные электрические приборы.

Ему нужна защита от злоупотреблений и обмана со стороны продавцов.

Он должен иметь адекватные права и право прибегать к мерам компенсации в отношении нарушивших свои обязательства бизнесменов.

Он должен быть защищен от загрязнения окружающей среды воздухом, водой и шумом, и должны быть разработаны эффективные меры для поддержания чистоты и чистоты окружающей среды.

Словарь американского наследия определяет консьюмеризм как «Движение, стремящееся защищать и информировать потребителей, требуя таких методов, как честная упаковка и реклама, гарантии продукции и повышенные стандарты безопасности» или, альтернативно — «Теория, согласно которой все большее потребление товар экономически выгоден ». Таким образом, это противоположность антипотребительству или продюсированию.

и. Антипотребительство — это социально-политическое движение против потребительства. В этом смысле потребительство — это отождествление личного счастья с покупкой материальных благ и потреблением.

ii. Применительно к продюсированию — это вера в то, что потребители должны диктовать экономическую структуру общества, а не интересы производителей. Это также может относиться к экономической политике, в которой упор делается на потребление.


Очерк № 3. Потребность и причины консьюмеризма:

Потребность в сильном консьюмеризме в нашей стране объясняется следующими причинами:

1. В такой огромной стране, как Индия, очень сложно организовать потребителей. Люди не только отсталые, но и имеют лингвистические, культурные и религиозные различия, что делает проблемы довольно запутанными или сложными.

2. Большая часть нашего населения неграмотна, необразована, невежественна и плохо информирована.

3. Бедность, недостаток социальной осведомленности, принятие жизни такой, какая она есть, и пассивное мировоззрение — вот некоторые из факторов, которые затрудняют рост потребительского движения.

4. У потребителей не может быть общей позитивной цели, кроме их стремления к безопасным качественным продуктам, по разумной цене и ощущения сильной негативной реакции на продукты. Ввиду крупномасштабного производства и разнообразия и выбора, предоставленного потребителям, потребителю необходимы рекомендации, которые могут быть надлежащим образом предоставлены только организацией потребителей.

5. Рекламные объявления, которые бомбардируют потребителей, сбивают их с толку и, следовательно, снова требуют рекомендаций для потребителей.


Очерк № 4. Консьюмеризм в Индии :

Во-первых, за это десятилетие произошла демократизация предметов роскоши:

Продукты, которые были рассчитаны на немногих, начали достигать все больших и больших масс потребителей — от колы до шампуней и готовой одежды до мобильных телефонов и авиакомпаний.Категории, появившиеся в 90-х, начали расширять свое присутствие и стали частью массовой жизни.

Потребление и консьюмеризм достигли большего числа людей, чем в 90-е годы. Социальное неравенство по-прежнему является частью экономики Индии, но капиталистический принцип, согласно которому «открываются сверху для немногих, а выгоды будут доходить до многих», стал реальностью. Консьюмеризм поистине массовый!

Вместе с этим пришла культура обновления и пошагового движения, а не пожизненного владения и постепенного движения.

Технологии, в частности мобильные телефоны, заставили потребителей привыкнуть к постоянным изменениям — покупать новый продукт, даже когда старый был «функциональным», тем самым преодолевая барьер мышления «заменяйте, когда он сломается». А затем это распространилось на другие категории в жизни — от одежды до телевизоров и домов.

Каждый рынок Индии предоставляет маркетологам возможность побудить потребителей продвинуться вверх. По мере совершенствования технологий и увеличения располагаемого дохода потребителей желание и склонность потребителей совершать скачки от небрендовых к фирменным и платить значительные премии также возрастают.Это уже не «пожизненное владение», а «пожизненная потребительская ценность»!

В-третьих, произошел переход от продуктов к услугам и опыту:

И это происходит по категориям. Кофе превратился в кафе, косметические товары поступают в салоны — и это распространяется и на небольшие города, где местные «тётушки» ощущают возможности для бизнеса, открывая дома салоны и консультационные центры по красоте, — а домашнее видео превратилось в мультиплексы. И в каждом случае это дает маркетологам возможность извлекать больше пользы.

Великий индийский средний класс и рост индийского потребительства:

McKinsey global опубликовала свое исследование потребителей в Индии, и вот несколько ключевых выводов из отчета:

а) Доходы Индии утроятся в течение следующих двух десятилетий.

б) В течение следующих двух десятилетий средний класс страны вырастет с примерно 5 процентов населения до более чем 40 процентов и создаст пятый по величине потребительский рынок в мире.

c) В 2005 году частные расходы достигли около 17 триллионов индийских рупий (372 миллиарда долларов), что составляет более 60 процентов ВВП Индии, поэтому в этом отношении страна ближе к развитым экономикам, таким как Япония и США, чем Китай. и другие быстрорастущие развивающиеся рынки Азии.

г) Индия остается наименее урбанизированной из развивающихся стран Азии. Сегодня только 29 процентов индийцев живут в городах.

Сияние Индии:

а.Крайняя бедность в сельских районах снизилась с 94 процентов в 1985 году до 61 процента в 2005 году.

г. В 1985 году 93 процента населения жили на семейный доход менее 90 000 рупий в год, к 2005 году эта доля сократилась почти вдвое, до 54 процентов.

г. Рост, который вытащил миллионы людей из нищеты, также создает огромный средний класс, который будет сосредоточен в городских районах Индии.

г. Если Индия сможет достичь 7,3% ежегодного роста в течение следующих 20 лет, еще 465 миллионов человек будут спасены от жизни в условиях крайней нужды

e.Около 400 миллионов индийских городских жителей — группа, которая почти на 100 миллионов человек больше, чем нынешнее население Соединенных Штатов, будет принадлежать к семьям с комфортным уровнем жизни.

Потребительские расходы в Индии:

Дискреционные расходы в Индии вырастут с 52 процентов от общих частных расходов сегодня до 70 процентов в 2025 году.

а. К 2025 году число самых богатых граждан Индии составит 24 миллиона человек, что больше, чем нынешнее население Австралии.К тому же году богатый класс Индии будет больше, чем сопоставимый сегмент Китая, который, по прогнозам, составит около 19 миллионов человек

.

г. Расходы на покупки, которые улучшают экономические перспективы и качество жизни человека или семьи, здоровье, образование, транспорт и связь, резко возрастут и, в конечном итоге, составят большую долю потребления, чем где-либо еще.

г. Несмотря на пристрастие Индии к крикету и фильмам «Болливуд», на товары и услуги для отдыха там уйдет меньшая часть расходов домохозяйств, чем в других странах.

г. Транспорт, который уже является самой большой категорией расходов после продуктов питания, в ближайшие годы займет большую часть семейных бюджетов, превысив его долю во всех странах, в которых мы проводим анализ. Наибольший рост будет за счет покупки автомобилей. Ожидается, что такие категории, как одежда и товары для дома, будут демонстрировать более медленный годовой рост по сравнению с общим потреблением

Что означает консьюмеризм для маркетологов?

К 2025 году число самых богатых граждан Индии составит 24 миллиона человек, что больше, чем нынешнее население Австралии.

Индия станет свидетелем быстрого роста среднего класса — домашних хозяйств с располагаемым доходом от 200 000 до 10 000 000 рупий в год. Этот класс сейчас составляет около 50 миллионов человек, примерно 5 процентов населения.

а. Сегодня 57 процентов частных расходов приходится на сельские районы, но к 2025 году на города будет приходиться 62 процента покупательной способности страны.

г. В абсолютном выражении городское население страны значительно увеличится с 318 миллионов сегодня до 523 миллионов в 2025 году.

г. Смещение покупательной способности из сельской местности в города сделает большую часть частного потребления Индии доступной для крупных компаний

Излишне говорить, что Индия сияет, фондовый рынок движется вперед, и теперь нам нужно больше индийских стартапов, чтобы добавить глазурь на торт. Итак, все вы, стартапы, смотрите на возможности, которые ждут впереди, и оставляйте свой след.


Эссе № 5. Критика консьюмеризма :

С момента зарождения консьюмеризма различные люди и группы сознательно стремились к альтернативному образу жизни, например к движениям «простой образ жизни», «эко-сознание» и «местное предпочтение» / «покупай местное».

Во многих критических контекстах консьюмеризм используется для описания тенденции людей сильно отождествлять себя с продуктами или услугами, которые они потребляют, особенно с коммерческими торговыми марками и воспринимаемой привлекательностью символизма статуса, например роскошный автомобиль, дизайнерская одежда или дорогие украшения. Культуру, пронизанную потреблением, можно назвать культурой потребления или рыночной культурой.

Противники консьюмеризма утверждают, что многие предметы роскоши и ненужные потребительские товары могут действовать как социальный механизм, позволяющий людям выявлять единомышленников посредством демонстрации аналогичных продуктов, снова используя аспекты символики статуса для оценки социально-экономического статуса и социального расслоения.

Некоторые люди считают, что отношения с продуктом или торговой маркой заменяют здоровые человеческие отношения, отсутствующие в обществах, и наряду с потреблением создают культурную гегемонию и являются частью общего процесса социального контроля в современном обществе.

Критики консьюмеризма часто указывают на то, что общества потребления более склонны к нанесению ущерба окружающей среде, способствуют глобальному потеплению и используют ресурсы более высокими темпами, чем другие общества.


Очерк 6.Последствия консьюмеризма :

Поскольку потребление играет ключевую роль в экономике многих стран и даже в нынешних формах глобализации, его последствия также проявляются во всем мире. То, как мы потребляем и для каких целей, зависит от того, как мы добываем ресурсы, производим продукты и производим загрязнения и отходы.

Проблемы, связанные с потреблением, следовательно, также влияют на деградацию окружающей среды, бедность, голод и даже рост ожирения, который приближается к уровням, аналогичным официальным глобальным уровням бедности.

Политические и экономические системы, которые в настоящее время продвигаются и продвигаются во всем мире отчасти для увеличения потребления, также приводят к огромной бедности и эксплуатации. Большая часть мира не может потреблять и не потребляет на уровне более богатых людей.

Действительно, приведенная выше статистика ООН очень четко это подчеркивает. Фактически, неравенство, структурированное внутри системы, таково, что, как говорит Ричард Роббинс, кто-то должен платить за то, как более богатые в мире потребляют.

Экономически консьюмеризм проявляется в постоянной покупке новых товаров и услуг, когда мало внимания уделяется их истинным потребностям, долговечности, происхождению продукта или экологическим последствиям производства и утилизации.

Консьюмеризм обусловлен огромными суммами, потраченными на рекламу, призванную вызвать как желание следовать тенденциям, так и возникающую в результате систему личного самовознаграждения, основанную на приобретении. Материализм — один из конечных результатов потребительства.

Консьюмеризм вмешивается в работу общества, заменяя обычное здравое желание адекватного снабжения жизненными потребностями, общественной жизни, стабильной семьи и здоровых отношений искусственным постоянным и ненасытным поиском вещей и денег для их покупки без особого внимания к ним. истинная полезность того, что куплено.

Предполагаемое последствие этого, продвигаемое теми, кто наживается на консьюмеризме, состоит в том, чтобы ускорить отказ от старого, либо из-за недостаточной прочности, либо из-за изменения моды.


Очерк № 7. Издержки консьюмеризма Экономический :

Чем больше распространяется консьюмеризм, тем слабее стимул к производству долговечной и качественной продукции, и тем выше вероятность того, что дешево производимая продукция будет вместо этого импортирована от экологически нерегулируемого зарубежного производителя с самой низкой заработной платой, который когда-либо ищет мобильный капитал. самая высокая отдача, которую можно найти.

Импорт может создать несколько громко разрекламированных рабочих мест, но их основной продукт — это тихая, но впечатляющая прибыль для транснациональных корпораций, которые экспортируют нашу рабочую силу, импортируя продукцию низкого качества и продавая ее здесь с небольшим или нулевым снижением цены.

Законы о «свободной торговле» продвигаются с тем, чтобы американские корпорации могли экспортировать загрязнение, окончательно регулируемое здесь, и импортировать беспошлинные товары обратно в США из своих зарубежных дочерних компаний в той республике, где они могут найти самых дешевых рабочих.

НАФТА — это кодифицированный пример этой политики, проводимой на национальном уровне. Недавние попытки продвинуть другие соглашения о свободной торговле были сорваны гражданским активизмом.


Эссе № 8. Издержки консьюмеризма Окружающая среда:

Потребительство приводит к расточительному использованию энергии и материалов, намного превышающих то, что необходимо для повседневной жизни на комфортном уровне. Деньги — не единственный способ измерить стоимость предмета.

Если сложить все сырье и энергию, которые идут на товары и услуги, потребляемые в течение жизни человека, ущерб окружающей среде становится ошеломляющим. Когда эта стоимость умножается на продолжительность жизни семей, городов и стран, пропорции становятся невероятными.

Пример:

220 миллиардов банок, бутылок, пластиковых картонных коробок и бумажных стаканчиков выбрасываются каждый год.


[Пример эссе], 2527 слов. GradesFixer

«Счастье за ​​деньги не купишь.«На протяжении всей истории эту концепцию слышали снова и снова, и ее истинность доказывалась. Люди могут постоянно покупать материальные вещи, но, в конце концов, они никогда не смогут удовлетворить врожденную потребность человека в любви и общении. Покупая такие предметы, люди предпринимают неудачные попытки заполнить недостающую пустоту в своей жизни. В 1920-х годах этот идеал начал терять свое значение, поскольку общество погрузилось в консьюмеризм. Покупки стали излюбленным времяпрепровождением людей, и постоянно растущее потребление товаров стало устанавливать стандарты счастья.Олдос Хаксли испытал рост рынка сбыта и увидел негативное влияние, которое он оказал на общество, поскольку потребительство стало доминировать в жизни людей; следовательно, Хаксли написал О дивный новый мир , чтобы изобразить преувеличение мира, если общество продолжит участвовать в массовом потреблении. Хаксли задумал свой роман, чтобы предупредить публику о последствиях потребительства и гарантировать, что его воображаемая антиутопия не станет реальностью.

В своем романе Хаксли проиллюстрировал сборочную линию, которая вместо производства автомобилей производит людей, делая «принцип массового производства, наконец, применимым к биологии» (Huxley 5).Благодаря реализации процесса Бокановского на конвейере одно яйцо может «превратиться в от восьми до девяноста шести эмбрионов» (Huxley 4). В Мировом Государстве люди постоянно производятся как материальные предметы, такие как автомобили Ford Model-T. Использование техники Форда для репродукции человека дегуманизирует создание жизни и превращает его в механический процесс, а не в личный и интимный опыт, которым он является на самом деле. Поскольку люди созданы и начинают жизнь бесчувственным образом, они продолжают жить таким же образом, делая общество Дивный новый мир эмоционально чахлым.Возможность создавать копии одного генетического существа на конвейере Форда безмерно снижает ценность жизни. Люди воспринимаются как объекты в Мировом Государстве, которые общество может использовать, пока они живы и хорошо функционируют; однако, когда они больше не используются, их отбрасывают и просто заменяют другим искусственным существом.

В 1920-х годах Генри Форд был ведущим производителем автомобильной промышленности. Его изобретение конвейерной линии сделало возможным производство тысяч Model-Ts.Его способность непрерывно производить один и тот же продукт быстро и эффективно — это то, что вдохновило Хаксли на создание собственной версии сборочной линии в Brave New World . В своем романе Хаксли выразил свое мнение о том, что по мере процветания технологий и потребления нравственность общества падает. В 20-е годы приоритетом людей было приобретение новых продуктов и содействие рынку сбыта. Поскольку товары производились часто, люди стали постоянно делать покупки, причем настолько, что это стало любимым занятием общества.Писательница Шэрон Бедер описала растущее желание делать покупки, поскольку «досуг [y]» обеспечивает «бегство от реальной жизни» (45). По мере того, как процветал консьюмеризм, он вытеснял семейные обязательства и дружбу, поскольку люди предпочитали ходить по магазинам и быть в своем потребительском раю, вместо того чтобы проводить время со своей семьей и друзьями. Сентиментальность потеряла свое значение в цивилизации, и материализм взял верх. Общество в 1920-х годах было ошибочно зациклено на конвейере и потреблении, настолько, что Хаксли проиллюстрировал мир, где конвейер является источником человеческой жизни, а потребительство — основой их цивилизации, чтобы предостеречь людей от рисков потребления.

В Дивный новый мир , после того как люди сконструированы с помощью сборочных конвейеров, они затем подвергаются кондиционированию, которое превращает их в идеального гражданина Мирового Государства. Чтобы сохранить структуру цивилизации, используется кондиционирование, чтобы держать публику под командованием Мировых Контроллеров. Дети терпят поражение электрическим током, чтобы научить их «ненавидеть страну», но также «любить все сельские виды спорта», требуя «использования сложного оборудования», что требует от них «производства [d] предметов, а также транспорта» (Huxley 16) .Обусловливание — это форма манипуляции, призванная гарантировать, что люди продолжают покупать товары и не заботятся ни о чем, кроме потребительства. Мировые Контролеры считают это обусловливанием оправданным, поскольку общество развалится, если цикл покупки товаров прекратится. Поскольку консьюмеризм практически прививается гражданам с детства и способствует стабилизации общества, люди не осознают своих недостатков. Поэтому Мировые Контролеры используют консьюмеризм как отвлечение публики, чтобы гарантировать, что люди не оторвутся от норм общества.Вместо того, чтобы ставить под сомнение этичность и справедливость Мирового Государства, люди приучены сосредотачиваться на консьюмеризме.

Корпорации и производители превратили консьюмеризм в бесконечный цикл. В 1920-х годах компании поощряли людей покупать товары — даже когда у них не было достаточного количества средств — через предоставление кредита и рассрочку. Понятие «покупай сейчас, плати потом» позволяло людям постоянно покупать товары, не беспокоясь о том, что они не смогут заплатить полную цену за продукт («Экономика потребления»).Имея возможность покупать многочисленные товары в кредит и по планам платежей, население продолжало увеличивать сумму денег, которую они должны производителям. В конце концов безрассудство людей настигло их, поскольку они больше не могли расплачиваться за свои товары, и производители начали требовать причитающуюся сумму. Корпорации разрешили кредитование и рассрочку для достижения своей «цели [] заманивать [пинг] потребителей в мир потребления» (Spierings and Houtum 902). Компании обманывали людей, приукрашивая кредитные и платежные планы, чтобы улучшить продажи своей продукции.

В «О дивный новый мир » Хаксли продемонстрировал недостаточную заботу производителей в 20-х годах об истинных намерениях потребителей и компаний, лежащих в основе кредитных и платежных планов. Использование кредита и рассрочки платежа было формой манипулирования, вынуждающей население продолжать покупать товары. Планы кредитования и рассрочки были созданы не для того, чтобы помочь покупателям покупать больше товаров, а для того, чтобы покупатели были должны больше денег. Люди неосознанно попадали под пятку производителей, все время находясь под ложным предлогом, что корпорации предоставляют потребителям выгодные возможности.Хаксли хотел, чтобы люди перестали тратить свои средства на покупку ненужных вещей, полагая, что кредитные планы и планы платежей были созданы как полезные системы. Использование кредитов и рассрочки платежей создало паразитический цикл, поскольку корпорации извлекали выгоду из подпитки покупок потребителей, а потребители страдали, поскольку в конечном итоге у них оставались финансовые проблемы.

Еще одним важным аспектом Мирового государства, который помогает поддерживать социальный порядок, является сома. Поскольку консьюмеризм необходим для функционирования Мирового Государства, Мировые Контролеры используют сому, чтобы побудить публику постоянно покупать товары, гарантируя, что цивилизация не рухнет.Soma доставляет удовольствие своим пользователям и гарантирует, что умы публики не уходят прочь от их вымышленного счастливого мира. С помощью сомы Мировые Контролеры могут «сделать [население] послушным» и обеспечить подчинение людей их условиям и нормам общества (Hickman 145). Поскольку сома делает людей более сговорчивыми и вселяет в них «мир комфорта и удовольствия», они неосторожно выполняют требование делать покупки, поскольку «все остальное не имеет значения» (Sawyer 82). У людей нет сомнений относительно того, зачем они ходят по магазинам или нужно ли им делать покупки, скорее, их сознание, вызванное сомой, заставляет их поверить в то, что покупки — это то, что они должны делать, и единственное занятие, которое они должны делать, кроме секса.Мировые Контролеры манипулируют общественностью с помощью сомы, поскольку наркотик заставляет людей верить, что покупка товаров — их цель в жизни, но на самом деле сома — это то, что позволяет Мировым Контроллерам контролировать свою жизнь.

В 1920-х годах реклама, как и сома в World State, стимулировала консьюмеризм. Использование рекламы вынуждает людей продолжать свой потребительский образ жизни, поскольку люди постоянно сталкиваются с рекламными акциями, которые убеждают их делать покупки. Рекламные объявления украшали продукты, чтобы склонить публику к их покупке.Благодаря продвижению продуктов «рекламодатели больше не просто отвечали на спрос; они создавали спрос »(« Потребительская экономика »). Компании использовали рекламу, чтобы убедить людей продолжать покупать бессмысленные товары. Хаксли использовал сому в «О дивный новый мир », чтобы описать влияние рекламы на публику в 20-е годы, когда люди продолжали покупать товары на основе преувеличенных преимуществ продуктов, которые изображались в рекламе. Производители приукрашивали свои товары, чтобы убедить людей покупать их, и как только люди покупали их товары, они редко оправдали рекламируемые ожидания.Производители меньше заботились о цене своего продукта и способности продукта соответствовать рекламируемым требованиям, поскольку они были в первую очередь озабочены продажей своих товаров. Рекламный процесс в 1920-х годах был просто формой стимула, который Хаксли воспроизвел с помощью сомы в «О дивный новый мир» , чтобы показать публике, что производители использовали рекламу для манипулирования публикой. Благодаря рекламе производители смогли заработать огромные деньги и внести свой вклад в развитие рынка сбыта.Он хотел, чтобы люди увидели правду, скрывающуюся за приукрашенными заявлениями, сделанными в рекламе, и использовал для этого влияние сомы в «О дивный новый мир» .

Сома — не единственный фактор, который побуждает покупать товары в Мировом Государстве, поскольку мантра «конец лучше, чем исправление» существенно способствует росту консьюмеризма (Huxley 37). Горожане в О дивном новом мире постоянно покупают новые вещи, поскольку они приучены «любить новую одежду» (Huxley 37).Они отказываются от любого элемента, который считается старым или даже незначительно «использованным», и вместо того, чтобы пытаться исправить элемент, они считают, что лучший выбор — заменить его новой версией. Люди выбирают продукты, которые легко ремонтируются, просто потому, что они считают, что слегка поврежденный объект больше не может функционировать должным образом и потерял всякую значительную ценность. Покупка новых продуктов снижает любые шансы на творчество и инновации, которые могут возникнуть при ремонте объекта, а также гарантирует, что у людей не формируется эмоциональная привязанность к своим объектам.Поскольку старые и сломанные предметы постоянно выбрасываются, общество остается скучным и эмоционально отстраненным. Принцип «конец лучше, чем исправление» еще больше стимулирует потребление продуктов в Мировом государстве, наряду с подавлением творчества и глубоких эмоций.

Подобно Мировому Государству, 20-е годы характеризовались непрерывным производством товаров. Постоянно создавались и выпускались новые продукты. Люди покупали «совершенно новое», «только что выпущенное» радио с «лучшими динамиками для самого чистого звука» в попытке заполучить самое новое и лучшее; тем не менее, они никогда не смогут достичь своей цели, поскольку на следующий день будет выпущено еще одно «новенькое» и «лучшее» радио.Стремление публики к новейшим продуктам укрепляло консьюмеризм, поскольку люди продолжали покупать предмет за предметом, «поскольку это [было] постоянное порождение новых желаний, которые определяют [d] и dr [ove]» потребительства (Spierings and Houtum 902). Компании продолжали создавать продукты, которые, как они утверждали, были лучше, чем раньше, хотя на самом деле были внесены лишь незначительные улучшения, пытаясь увеличить свои продажи и заработать больше денег. Хаксли показывает, как бесполезные траты на ненужные предметы способствовали замкнутому кругу консьюмеризма и побуждали корпорации продолжать двуличный выпуск продуктов.Используя концепцию «конец лучше, чем исправление», Хаксли показывает, как трата денег на постоянные покупки новых товаров не наносит ущерба никому, а только самим потребителям. Поэтому Хаксли хотел донести до людей 20-х годов послание о том, что вместо того, чтобы продолжать покупать продукты с небольшими улучшениями и поддаваться манипуляциям с рекламой, люди должны довольствоваться предметами, которые у них есть в настоящее время.

В Мировом Состоянии кондиционирование и сома используются для обеспечения отсутствия идентичности и индивидуальности среди населения.С помощью обусловленности мышление людей формируется в образ мышления идеального гражданина Мирового Государства, а с помощью сомы люди отвергают все, что отрицает их внушаемые ими убеждения; следовательно, общественность вынуждена не иметь никаких мыслей, кроме мыслей Мировых Контроллеров. Когда Джон, посторонний, выросший в резервации Дикарей, приезжает в Мировое Государство, он восстает против общественного строя Мирового Государства. Он стремится поддерживать и развивать свою личность и предпочитает не «желать комфорта», а скорее хочет «Бога», «поэзию», «опасность», «свободу», «добро» и «грех» (Huxley 182).Он хочет узнать больше о том, что мир может предложить, и развить свой ум с помощью идей, выходящих за рамки тех, которые были задуманы Мировыми Контролерами; однако, согласно общественным стандартам Мирового Государства, преследуя свои устремления, он «заявляет о праве быть несчастным» (Huxley 182). Утрата фундаментальных черт, которые формируют личность людей, считается императивным аспектом в поддержании счастья в Мировом Государстве. Представление Мировых Управляющих о счастье возможно только в том случае, если люди потеряли свое мнение, мораль и, по сути, свою идентичность.

С ростом консьюмеризма в 1920-е годы люди утратили свою индивидуальность и характеристики, которые делали их уникальными, и начали строить свою идентичность на основе консьюмеризма. Предметы, которые они покупали, определяли их социальный статус, то, как другие смотрели на них, и, в конечном итоге, на самих себя. Консьюмеризм привел к тому, что люди «покупают [пинг] в поисках« идентичности »», и, поскольку идентичность превратилась в товар, ее могли «купить другие покупатели для получения того же статуса» (Spierings and Houtum 903).Вместо того, чтобы ценить свою индивидуальность, люди сосредоточились на постоянной покупке товаров, чтобы создать образ того, кем, по их мнению, они хотят быть. Консьюмеризм заставил общество заботиться только о материальных предметах и ​​создал веру в то, что нематериальные предметы жизненно важны для успешной и содержательной жизни; тем не менее, автор Стивен Уайт описывает, как люди могут «чувствовать удовлетворение через [потребительство], но это удовлетворение в конечном итоге является социальным, а не индивидуальным» (91). В книге «О дивный новый мир » Хаксли показывает, как материалистические предметы не должны определять счастье и идентичность.Имущество людей не определяет их характер, а трата времени и денег на материальные блага просто создает иллюзию превосходства человека. Хаксли хотел, чтобы люди вместо этого тратили время и силы на уточнение своей личности, чтобы стать лучшей версией самих себя, и, поступая так, они могли достичь настоящего счастья. Следуя установленным стандартам, таким как стандарты Мировых Контроллеров и консьюмеризм, люди пренебрегают аспектами, которые их индивидуализируют и делают их уникальными по сравнению с остальной цивилизацией.

Потребительство, охватившее 20-е годы Хаксли, вдохновило Хаксли описать свои убеждения и причины, лежащие в основе конкретных компонентов «О дивный новый мир». С ростом консьюмеризма в 20-е годы жадные производители начали манипулировать потребителями, чтобы увеличить их богатство, а самобытность и счастье стали зависеть от материализма. Поскольку общество менялось из-за негативного воздействия консьюмеризма, Хаксли стал свидетелем этих изменений и в своем романе проиллюстрировал возможные последствия консьюмеризма.Создавая свой антиутопический мир, Хаксли изобразил недостатки в своем мире, вызванные влиянием консьюмеризма, в частности такие аспекты консьюмеризма, как сборочная линия, кредит, рассрочка платежей и непрерывное производство товаров. Проиллюстрировав преувеличенные эффекты консьюмеризма в «О дивный новый мир », Хаксли надеялся изменить концепцию удовлетворенности и идентичности, проистекающую из материалистических покупок, и вывести публику из-под мрачной тени консьюмеризма.

Потребительство и потребление | Нэнси Ф. Коэн

Национальная культура потребления впервые возникла в Соединенных Штатах в конце XIX века. Но истоки общества потребления уходят корнями как минимум на столетие раньше. В 1780-х годах Томас Джефферсон мечтал о добродетельной республике, состоящей из самодостаточных фермеров-йоменов, незапятнанных нищетой, связанной с производством. Потребление, согласно утопии Джефферсона, будет вращаться вокруг основных требований к существованию, все из которых можно найти в щедрости земли.У него было мощное видение, и его идеологическое влияние было долговременным. Но это не было точным описанием того, как большинство людей жили в новых Соединенных Штатах. Сам Джефферсон был одним из самых заметных потребителей в стране: он влез в долги, чтобы наполнить свой дом, Монтичелло, дорогими товарами со всего мира.

На небольших фермах в Массачусетсе, в элегантных рядных домах в Филадельфии и на обширных плантациях Вирджинии американцы в конце восемнадцатого века покупали, обменивали и использовали ряд товаров, которые они не производили или не могли производить сами, включая чай. , фарфоровая посуда, специи, бязь, атлас, часы, голландские печи и сахар.Даже на окраинах Аппалачей разносчики и кладовщики снабжали домохозяйства виски, иглами, мотыгами и множеством других предметов.

Многие из этих товаров поступали из Великобритании или через Великобританию. В целом экспорт Великобритании в Северную Америку и Вест-Индию увеличился более чем на 2300 процентов в течение восемнадцатого века. К началу 1800-х годов Северная Америка и Вест-Индия покупали более половины британского экспорта, подавляющее большинство которого составляли промышленные товары, особенно текстильные и металлические изделия.

Довоенное потребление
В первые десятилетия девятнадцатого века большинство коммерческих связей в Соединенных Штатах были местными. Разносчики из Новой Англии, например, продавали Библии, альманахи и псалтырь как отдельным фермерским домам в сельской местности Вермонта, так и региональным торговцам. Владельцы плантаций в восточной Джорджии отправились в Саванну, чтобы купить гречку, крекеры, сало и чай, используя кредит на свои будущие продажи хлопка.

В течение девятимесячного периода в начале девятнадцатого века в бухгалтерской книге одного универсального магазина в Луисвилле, штат Кентукки, было зарегистрировано шестьдесят шесть разных покупателей.Большинство посетителей были белые мужчины, но несколько женщин и афро-американских рабов также делали там покупки. В почти тысяче двести транзакций, в среднем около восемнадцати на одного покупателя или двух посещений в месяц, эти люди покупали нитки, обувь, шляпы, ночные горшки, очки и другие товары и оплачивали свои покупки наличными, в кредит в магазине, шкурами и т. Д. и дерево.

У жителей городов начала девятнадцатого века был больший выбор товаров и торговых точек, чем у жителей сельских районов. Сотни магазинов заполнили городские улицы, предлагая ассортимент продуктов, галантереи, посуды, лекарств и даже красок.Благодаря быстрому росту населения и росту торговли, с 1820-х годов в городах США также появились специализированные магазины. Первоначально эти торговые точки были ориентированы на широкие категории товаров, такие как бакалея и скобяные изделия, но к 1850 году городские потребители могли найти магазины, посвященные узким ассортиментам товаров, таким как книги, ковровые покрытия, чай и кофе, фарфор, столовые приборы и шляпы.

Почти все магазины были небольшими, размером в несколько сотен квадратных футов. Многие из них управлялись неофициально из домов владельцев без сложных дисплеев или обширной рекламы.В первой половине девятнадцатого века места часто не хватало, и, как и в случае с их собратьями в деревне, большое количество городских жителей оплачивали свои покупки другими товарами или в кредит.

Эта локализованная потребительская экономика не обязательно приводила к повсеместному материальному достатку или комфорту. Например, в 1830-е годы большинство фермерских семей жили в трех- или четырехкомнатных домах без подвала и полов, за исключением голой земли. В среднем эти домохозяйства, вероятно, тратили менее 200 долларов (около 3100 долларов в долларах конца ХХ века) в год на все расходы, кроме жилья.В 1830-х годах сельские семьи тратили на продукты питания около 40 процентов своих нежилых бюджетов. Более половины из них пошли на крупы, муку, вяленое мясо и рыбу. Большая часть остатка была потрачена на соль, специи, сахар и напитки. В городе, как и в деревне, большинство американцев придерживались мягких и однообразных диет. Корнеплоды (особенно картофель), мясо, хлеб и сушеные бобовые (фасоль, горох и чечевица) составляли основную часть потребляемых калорий. Мужчины съедали около пятнадцати фунтов еды в неделю, а женщины ели около двенадцати или тринадцати фунтов.Запивали не водой, что часто было небезопасно, а большим количеством чая, кофе, горячего шоколада, пива, вина и спиртных напитков.

До 1850 года большинство американцев могло сосчитать количество произведенных долговечных изделий, которыми они владели, по пальцам обеих рук. Некоторые из этих предметов, такие как ваза Веджвуда, напольные часы или серебряные ложки, занимали особое место в домашнем инвентаре, являясь ценными символами аристократии или, для тех, кто на границе, людей и мест, когда-то близких, а теперь далеких.Рассказывая о переезде своей семьи в Лоуэлл, штат Массачусетс, в довоенный период, одна женщина из среднего класса вспомнила

знакомых предмета, [которые] путешествовали с нами: лопата с латунной головкой и щипцы, которые моей особой задачей было поддерживать яркость … две фарфоровые кружки с фигурками леди и джентльменов восемнадцатого века, диковинки, привезенные из-за море. … Неодушевленные предметы действительно собирают в себе что-то от характера тех, кто живет среди них, посредством ассоциации… Они являются семейными сокровищами, потому что являются частью семейной жизни, полны воспоминаний и вдохновения

Larcom, Девочки в Новой Англии , стр. 149-150

Возникновение потребительского общества
В середине и конце девятнадцатого века в Соединенных Штатах постепенно сформировался национальный рынок. Благодаря резкому развитию телеграфа и железных дорог после Гражданской войны люди, скот и товары пересекали континент быстрее, дешевле и надежнее, чем это было возможно раньше.В 1830 году потребовалось три недели, чтобы перевезти ситцевую или импортную глиняную посуду из Нью-Йорка в Чикаго. В 1860 году это заняло всего три дня, а к 1880 году люди и товары могли путешествовать менее чем за двадцать четыре часа.

Эта «транспортная революция», как ее называют историки, объединила экономику беспрецедентных масштабов. Ранее разрозненные и локализованные транзакции уступили место частым коммерческим связям, охватывающим регионы, отрасли и страну. К 1880-м годам даже поселенцы на отдаленной территории Дакота перестали выращивать большую часть своих основных продовольственных культур.Вместо этого растущее число фермеров сосредоточилось на пшенице или крупном рогатом скоте для продажи на восточные рынки. Что касается остальных продуктов питания, таких как мука, соленые огурцы в бутылках, соль, специи, фрукты и некоторые овощи, эти мужчины и женщины все больше полагались на консервные банки и других производителей.

Развитие интегрированного национального рынка способствовало развитию массового производства. В 1869 году более половины товаров, производимых в Соединенных Штатах, были сельскохозяйственными, а около трети — промышленными. Тридцать лет спустя соотношение резко изменилось: 33 процента всех произведенных товаров были сельскохозяйственными, а 53 процента — промышленными.Остальные 14 процентов приходятся на горнодобывающую промышленность и строительство.

В поисках работы в этих растущих секторах люди хлынули в города, где они приняли новые модели потребления. Большинство свежих овощей привозили с уличной тележки или из продуктового магазина, а не с семейного участка. Новая обувь, которую сельские домохозяйства часто покупали только тогда, когда появлялся разносчик подходящих размеров, была доступна городским семьям в различных размерах и стилях круглый год.

Индустриализация принесла экономический рост и рост доходов.С 1869 по 1900 год реальный доход на душу населения увеличивался на 2,1 процента в год. Хотя конец девятнадцатого века был отмечен несколькими значительными депрессиями, начавшимися в 1873, 1884 и 1893 годах, долгосрочная тенденция была сильно восходящей. Это был самый значительный и устойчивый рост экономики США до сих пор, и его последствия были весьма значительными. Одним из наиболее заметных результатов нового процветания стало массовое производство бесчисленных новых потребительских товаров, включая консервированные супы, готовые рубашки, упакованное мясо, безалкогольные напитки и часы.Некоторые из тех же усовершенствований, которые привели к появлению новых вещей, помогли сделать уже известные продукты, такие как револьверы, часы, корсеты, перчатки и замки, лучше, дешевле и легче получить.

Домохозяйства конца девятнадцатого века встретили многие из этих товаров в новых формах и торговых точках. На протяжении большей части века сельские и городские клиенты покупали основные продукты, такие как уксус, мыло и крекеры с содовой, в местных магазинах, где клерки разливали, взвешивали и черпали эти объемные продукты в желаемых количествах, часто консультируя клиентов по качеству.Однако примерно после 1880 года быстрорастущие компании, такие как Heinz, Procter and Gamble и National Biscuit Company (Nabisco), начали брендировать и упаковывать широкий спектр продуктов для национального распространения. Наряду с American Tobacco Company, Singer Sewing Machine Company, Kellogg’s, Eastman Kodak и Pillsbury, эти производители использовали свои бренды и маркетинговые инициативы, которые помогли им построить прямые отношения с конечными потребителями и создать большие рынки для своих предложений.

По мере расширения масштабов и размаха национального распределения домохозяйства все меньше полагались на оценку того или иного продукта местными розничными торговцами.Вместо этого потребители узнали о товарах и стали доверять им по тому, как рекламировались новые бренды. Запеченные бобы Хайнца были «чистой пищей для стола», а кока-кола, изобретенная в 1886 году, рекламировалась как «восхитительный, вкусный и полезный напиток». Реклама утверждала, что швейные машины Singer помогли объединить «женщин мира в одно всеобщее родство и сестринство». Многие из этих фирменных товаров продавались через установленные каналы сбыта, такие как городские специализированные магазины, сельские торговцы, «барабанщики» или коммивояжеры.

К концу века появилось несколько новых важных торговых точек, в том числе сетевые магазины, универмаги и пункты доставки по почте. А. Монтгомери Уорд опубликовал свой первый каталог по почте в 1872 году. Его предприятие имело огромный успех, и к 1890-м годам его каталог насчитывал более тысячи страниц, имел тираж 730 000 экземпляров и собирал в среднем два с половиной заказа. по каталогу. Один покупатель вспомнил, что появление каталога Montgomery Ward «было похоже на Рождество, которое наступает три или четыре раза в год.«Вдохновленные достижениями Уорда и появлением в 1896 году бесплатной доставки в сельской местности, другие розничные торговцы, такие как Sears, Roebuck, также начали предлагать товары по почте. К концу века почти тысяча двести компаний, занимающихся доставкой по почте, конкурировали за более чем 6 миллионов клиентов. Для домашних хозяйств, особенно в удаленных местах, каталоги с доставкой по почте были жизненно важным звеном в расширяющемся мире товаров.

Одним из первых и наиболее важных сетевых магазинов была компания Great Atlantic and Pacific Tea Company (A&P), которая начала свою деятельность в 1859 году как небольшой магазин по продаже шкур и перьев в Нью-Йорке.Через несколько лет основатель, Джордж Фрэнсис Гилман, решил специализироваться на чае. Он и его партнер Джордж Хантингтон Хартфорд открыли новые магазины и постепенно расширили их ассортимент, включив в него продуктовые магазины. К концу века у сети было почти двести магазинов в двадцати восьми штатах. Другие быстро последовали за A&P. Чайная компания братьев Джонс, которая позже стала Гранд Юнион, начала свою деятельность в 1872 году; Ф. В. Вулворт открыл свой первый «магазин стоимостью пять и десять центов» в Ланкастере, штат Пенсильвания, в 1879 году; а в 1882 году открыла свои двери Великая западная чайная компания Цинциннати (позже компания Kroger).Эти сети постепенно гомогенизировали продуктовый рынок США, открывая доступ миллионам американцев к растущему и примерно аналогичному набору товаров.

Доставка по почте и сетевые магазины полагались на централизованные закупки и управление, высокую оборачиваемость товарных запасов и современные системы бухгалтерского учета. Эти методы позволили снизить удельные затраты по сравнению с теми, с которыми сталкивается большинство местных торговцев. Сетевые магазины позволили покупателям сэкономить, предлагая товары национальных брендов и товары под частными торговыми марками по фиксированным ценам ниже, чем у независимых розничных продавцов.

Появление универмагов в середине века также сформировало желания и потребности городских потребителей. К концу столетия в большинстве крупных и многих небольших городов был хотя бы один из этих «дворцов желаний». В Нью-Йорке были А. Т. Стюарт, Р. Х. Мэйси и Лорд и Тейлор; В Филадельфии был Джон Ванамейкер; Бостон был домом для Джордана Марша и Филена; а Чикаго был домом для Маршалл Филд, Ярмарка и Карсон-Пири. Универмаги были очень загруженными местами, которые были намного больше по размеру, чем городские специализированные магазины или сельские универсальные магазины.В конце века в Marshall Field работало более семи тысяч человек для персонала своего магазина на Стейт-стрит в Чикаго, который включал более полумиллиона квадратных футов торговых площадей на двенадцати этажах, каждый из которых выходил на большой атриум с огромным потолочным окном. Был выставлен широкий ассортимент товаров — от женских мехов до детских трехколесных велосипедов и южноафриканских бриллиантов. До пятидесяти тысяч человек в день собирались в большом магазине Филда. К 1900 году ежедневные транзакции исчислялись десятками тысяч, а годовые продажи превышали 17 миллионов долларов.Ослепительные витрины, продуманное освещение и многочисленные комнаты, заполненные товарами, Marshall Field и другие торговые центры были магнитом как для жителей, так и для туристов. Большая часть мерчендайзинга и рекламы была нацелена на женщин, которые составляли большинство покупателей. Покупатели в универмагах оказались в «сказочной стране», как заметил один современный обозреватель, в сцене «великолепия и красоты».

В универмагах, специализированных магазинах и на открытых рынках городские женщины покупали продукты, одежду и мебель, которые больше не производились дома.Потребление стало жизненно важным компонентом работы домашнего хозяйства, и женщины взяли на себя основную ответственность за него, создав для себя новые важные общественные роли. Этот социальный сдвиг происходил медленнее в отдаленных районах, где мужчины продолжали составлять большинство покупателей в универсальных магазинах даже в двадцатом веке. К 1920 году розничные торговцы, руководители рекламных компаний, социологи и члены семей признали, что женщины являются главными покупателями потребительских товаров в домашних хозяйствах.

В начале двадцатого века у большинства американцев был доступ к значительно более высокому уровню жизни, чем у их предков в 1800 году.Семьи по-прежнему тратили основную часть своих доходов, в среднем около 70 процентов, на еду, жилье и одежду, но у них был более широкий и часто лучший выбор в этих расходах, чем у предыдущих поколений. Например, в 1890 году каждый городской американец ел в среднем фунт свежей говядины в неделю и выпивал больше литра молока.

Вещи, которые большинство американцев когда-то считали роскошью, такие как каркас кровати и пружины или часы, стали незаменимыми для всех, кроме очень бедных.Пианино и зеркала, о которых едва ли можно было мечтать в начале девятнадцатого века, нашли свое место в гостиных городских и сельских домов среднего класса. В 1900 году у рабочих семей с годовым доходом ниже 600 долларов часто были ковры и занавески. Хотя каникулы оставались прерогативой богатых семей, семьи рабочего и среднего класса тратили небольшие суммы на случайные поездки в парк развлечений или пятицентовый кинотеатр.

Общество потребления, которое возникло в конце девятнадцатого века, сильно отличалось от общества конца двадцатого века в Соединенных Штатах.В 1900 году только каждая четвертая семья имела проточную воду, менее чем каждая пятая имела морозильную камеру и только каждая шестая имела унитаз со смывом. Не было ни телевизоров, ни детских садов, ни клубов здоровья, ни противозачаточных таблеток, ни видеомагазинов, ни точек быстрого питания. Большинство домохозяйств не слишком полагались на рассрочку для финансирования своих покупок. Несмотря на эти различия, консьюмеризм в США в конце XIX века смотрел вперед, а не назад. Индустриализация, урбанизация, экономический рост, массовое производство и распространение, которые ускорились после 1870 года, значительно расширили представление американцев о материальных возможностях.Эти силы создали потребителей, действующих на массовом рынке, где когда-то только клиенты взаимодействовали в местной экономике через личные связи. По мере того как современное общество потребления прочно закрепилось в начале двадцатого века, ценности более старой, доиндустриальной культуры, которая делала упор как на духовное, так и на материальное улучшение, начали ослабевать. На их месте возникла культура, организованная вокруг производства и приобретения товаров и услуг, ориентированная на самореализацию через экономическое процветание.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Атертон, Льюис E . Пограничный торговец в Средней Америке 903 14. Колумбия: University of Missouri Press, 1971.

Бурстин, Дэниел Дж. Американцы: демократический опыт . Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1973.

«А. Почтовый бизнес Монтгомери Уорда. История Чикаго 2 (1973): 142-152.

Брэди, Дороти С. «Потребление и стиль жизни». В американский экономический рост: история экономиста Соединенных Штатов .Под редакцией Лэнса Э. Дэвиса и др. Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1972 г.

Брин, Т. Х. «Империя товаров: англицизация колониальной Америки, 1690–1776». Журнал британских исследований 25 (1986): 467-499.

Коэн, Лизабет А. «Украшение трудовой жизни: интерпретация материальной культуры американских домов рабочего класса, 1885–1915». В Исследования материальной культуры в Америке . Под редакцией Томаса Дж. Шлерета. Нэшвилл, Теннесси: Американская ассоциация государственной и местной истории, 1982.

Галлман, Роберт Э. «Товарная продукция, 1839-1899». Тенденции в американской экономике в девятнадцатом веке. Отчет Национального бюро экономических исследований . Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press, 1960.

Хендриксон, Роберт. The Grand Emporiums: Иллюстрированная история великих универмагов Америки . Нью-Йорк: Stein and Day, 1979.

.

Горовиц, Даниэль. Нравственность расходования средств: отношение к обществу потребителей в Америке, 1875-1940 гг. .Балтимор: Johns Hopkins University Press, 1985.

Джеффи, Дэвид. «Торговцы прогрессом и преобразование сельского севера, 1760-1860». Журнал американской истории 78 (1991): 511-535.

Ларком, Люси. Девичье детство Новой Англии, очерченное по памяти . Нью-Йорк: Houghton, Mifflin, 1889.

Лич, Уильям. Земля желаний: торговцы, власть и рост новой американской культуры . Нью-Йорк: Пантеон, 1993.

.

Лир, Джексон. Басни изобилия: культурная история рекламы в Америке . Нью-Йорк: Бейсик, 1994.

Перкинс, Элизабет А. «Потребительские границы: потребление домохозяйств в раннем Кентукки». Журнал американской истории 78 (1991): 486-510.

Поттер, Дэвид Моррис . Люди изобилия: экономическое изобилие и американский характер . Чикаго: University of Chicago Press, 1954.

Шаммас, Кэрол. «Поведение потребителей в колониальной Америке. История социальных наук 6 (1982): 67-86.