Вторник , 7 Декабрь 2021

Как доказать что бог существует: Доказательства бытия Бога

Содержание

Как доказать, что Бог есть. Опыт раннехристианских авторов

«И, став Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашёл и жертвенник, на котором написано: «неведомому Богу», Сего-то, Которого вы не зная, чтите, я проповедую вам». 

(Деян. 17, 23)

Разговор о божественном в эпоху Античности

Выдающийся русский ученый и исследователь античной мысли С.С. Аверинцев охарактеризовал античную философию как загадку о «неизвестном Боге»[1]. От ранних греческих философов, досократиков, до Аристотеля античная мысль настолько разнообразно говорила о сущности, форме, качествах и, как таковом, существовании божества, насколько это вообще было возможно для философской мысли. Этого материала христианству для его философско-богословских размышлений хватило на многие века вперед. Но столь высокий полет мысли относится скорее к классическому периоду античной философии, к Платону и особенно (если речь идет о влиянии на средневековое западное богословие – схоластику) к Аристотелю. Что же касается первых попыток мыслить о Боге, то тут мы видим местами довольно наивные рассуждения, но все же уже в достаточной мере абстрагированные от попыток описать Бога в человеческих категориях, что свойственно мифическому сознанию. Например, подобные начинания можно обнаружить у Ксенофана, слова которого приводит Диоген Лаэртский: «Сущность Бога шаровидна и нисколько не схожа с человеком; он весь – зрение и весь – слух, но дыхания в нем нет; он весь – ум, разумение и вечность»[2]. Весьма оригинальную мысль Ксенофана передает и комментирует Псевдо-Аристотель: «Затем он постулирует, что “Бог превосходит всех”, разумея под этим, что он “самый сильный” и “самый лучший”»[3]. Этот отрывок напоминает нам формулировку знаменитого онтологического доказательства  бытия Бога Ансельма Кентерберийского: «Бог есть то, больше чего нельзя себе ничего помыслить». Сходство есть, но, очевидно, предпосылки этих мыслителей были в корне отличными. Ксенофан противопоставлял единого, наилучшего Бога множеству богов древнегреческого политеизма (многобожия). В целом главная мысль его учения выглядит следующим образом:

  1. Никто из богов не может находиться под властью другого;
  2. Боги не могли возникнуть или переходить из одного места в другое, а стало быть:
  3. Существует лишь единый Бог, вечный и неизменный[4].

 

То есть не могут существовать несколько богов, которые не были бы порождены друг другом, необходим единый источник. Таким образом, тут мы видим первые шаги в европейской философской мысли к единобожию. 

 Нельзя, конечно, сказать, что античная рационалистическая критика мифа сравнима с христианской традицией доказательства бытия Бога. Тем не менее, уже в Античности  существовала дискуссия (например, у Ксенофана, Демокрита, Эпикура) относительно реальности существования богов древнегреческого пантеона, а Платон разрабатывал подходы и аргументы в этой области. Правда, тогда вопрос доказательства бытия Бога стоял лишь в виде теоретической философской проблемы и не имел апологетического значения. Впрочем, это обусловлено самим характером древнегреческой философии: античные философы постоянно затрагивали вопросы морали и религии, их интерес также был связан с кризисом религиозного мировоззрения. Начиная с Платона, можно обнаружить такой феномен, как философское вопрошание о Боге.

 В трактате «Государство» Платон заявляет о существовании мира ощущений, который человек познает рассудком (διάνοια – др.греч.). Существует и умопостигаемый, как бы интуитивный мир — мир идей, который невозможно познать, находясь в мире ощущений, но связь с которым у человека есть благодаря уму (νοῦς – др.греч.) и диалектике (философии). Диалектику использует ум, стремящийся познать сущее.  Платон впервые в истории философии заговорил о невозможности и даже ненужности доказывать существование Бога спекулятивно, формально. Однако люди, сомневающиеся в существовании Бога, по мнению Платона, побуждают философа к поиску доказательств Его бытия. Главное доказательство бытия Бога, согласно Платону, это наличие у человека совести, в которой присутствует Его голос (Апология 31d).

А вот благодаря умозрительной рациональной теологии Аристотеля, ученика Платона, развитой в его XII книге Метафизики, европейская мысль обрела возможность рассуждать о Боге на абстрактном языке логики. У Аристотеля Бог представлен как чистое мышление, которое вечно мыслит «самое божественное и самое достойное и не подвержен изменениям…» (Метафизика, XII, 9, (1074 b, 25)), то есть само себя. Бог по Аристотелю – первая причина всего существующего, Он движет сам себя и является началом всех движущихся вещей.

Почему же античные рассуждения окажутся позднее так близки христианскому богословию? Как кажется, потому, что в христианстве уже произошла непосредственная встреча с Богом, а поиски античных философов, их методы, вопросы и ответы, находящиеся за рамками богопознания, идеально совпали с той культурой, где Бог уже явил Себя. Только тогда философское вопрошание достигает своей цели, и только тогда возможна постановка вопроса о бытии Бога. Платон еще не доказывает непосредственно бытие Бога, но уже касается пограничных тем (например, бессмертие души) и побуждает к тому, чтобы философствовать о Боге.

 Важно отметить, что в античной традиции разговор о существовании Бога начинается с вопрошания человека. Человек – это исходный пункт. В христианском богословии дело обстоит иначе. Исходный пункт уже не человек, но Сам Бог и наличествующая вера в Него. Казалось бы, зачем спрашивать о бытии Бога, если обладаешь верой в Него? Это как раз и есть характерная черта феномена доказательства бытия Бога. Разговор о бытии Бога всегда начинается с веры в Бога. Но феномен веры в Бога необходимо рассмотреть именно в рамках христианского мировоззрения.

Свидетельство и вера

Бытие являлось первоначалом любой античной философии: «Можно лишь то говорить и мыслить, что есть; бытие ведь Есть, а ничто не есть» (Парменид), доказывать существование того, чего «не быть никак невозможно» значило бы заниматься абсурдным делом для греческого философа. Так же обстояло дело и с доказательством бытия Бога для христиан: Бог есть предмет христианской  веры, существование которого, безусловно. Для христианства гораздо больший вес имел феномен Откровения, свидетельства (апостолов, Отцов Церкви, мучеников), чем возможность формального логического доказательства существования Бога. Священное Писание, свидетельствуя о Боге, конечно, в каком-то смысле и само является доказательством Его бытия, но это вовсе не тот феномен, о котором мы говорим в данной статье. Ведь Откровение является сверхъестественным и требует в первую очередь веры, а не философских размышлений и проверки законами разума. Вера – это непременный атрибут богословия, который никуда не исчезнет и в более поздней традиции, она будет на первом месте и для схоластиков, и для логиков, и для реформаторов, а уж философия – это, как говорится, «служанка теологии». Однако непосредственно феномен доказательства бытия Бога в значительной мере относится к вопросам философии, хоть и опирается на веру.

Ранние христианские богословы о доказательстве бытия Бога

 Вместе с тем, очевидна заинтересованность ранних христианских богословов эпохи патристики в разумном осмыслении бытия Бога. Объяснить подобный интерес теологов можно тем, что христианская религия развивалась в рамках цивилизации, сохранявшей еще в значительной мере остатки античной культуры. Многие мыслители получали классическое римское образование, происходили из знатных римских родов, например, Иероним Стридонский и Амвросий Медиоланский, которые стали для западного богословия важнейшими христианскими авторитетами, познакомившими средневековый христианский мир с величайшими философами и поэтами Рима, Греции и Африки (см. «О знаменитых мужах» Иеронима и «Об обязанностях служителей» Амвросия). Другие же, их предшественники – такие как Иларий из Пуатье (~315-366) и Марий Викторин (~300-363гг.), имели огромное значение для соединения греческой философии неоплатонизма и стоицизма с христианским богословием. Первый – галл благородного происхождения, довольно долго оставался язычником, но закончил жизнь епископом своего города, обратившись благодаря своим размышлением над словами Бога о Себе: «Я есмь Сущий» и чтению Евангелия от Иоанна. В своем богословии он обосновывал единство в Троице, а также единосущность Отца и Сына используя терминологию стоиков, в соответствии с которой в основе (hypostasis) всех вещей лежит одна и та же природа  (physis). В божественной же основе троица индивидуальных божественных лиц есть не что иное, как троица одной и той же божественной природы (о нем и о других см. книгу Г. Г. Майорова — «Формирование средневековой философии» и Э. Жильсона – «Философия в средние века»).

Подобное можно проследить также и второго упомянутого нами выше автора, переводчика на латинский Эннеад Плотина, учителя риторики в Риме, активно полемизирующего с христианами – Мария Викторина, который обратился в христианство благодаря чтению Священного Писания с целью полемики с ним. У него «до-бытие» (то есть Бог Отец) из которого рождается Слово – это первичное единое, о котором говорил Плотин в Эннеадах, например так: «До всего, что подлинно есть был Единый, или Сам Единый до бытия единого…».  

Однако подобные размышления о наличии единого, первичного Творца пока, конечно, нельзя отнести к христианскому феномену доказательства бытия Бога. Древнегреческая философия, даже в позднем ее варианте – неоплатонизме, доходила до осознания необходимости источника бытия, некого «единого», но это не Бог в христианском понимании. Раннее же христианство было заинтересовано в первую очередь апологетикой и толкованием Священного Писания.

 В этой связи кратко стоит упомянуть о Боэции: он одним из первых попытался логически обосновать необходимость бытия Бога. Боэций (V век) определил Бога, как существо полностью совершенное, создавшее лучший из возможных миров[i]. И этот мир самим своим существованием, своей божественной гармонией указывает на наличие над собой Творца.

 Первым же христианским богословом, основательно занявшимся темой доказуемости существования Бога, можно считать Августина Гиппонского (V век). Августин действительно близко подошёл к идее доказательства. Уже его формула – верую, чтобы понять» или «верую как понимаю («credo ut intelligam» – лат.)  намекает на то, что возможно некоторое соотношение между верой и разумом, то есть область интуитивного, мистического, сопряженного с Откровением все-таки может быть охвачена рационально. Попытку доказать существование Бога можно разглядеть также в его концепции «след Троицы» (vestigiam trinitatis – лат.). Согласно этой концепции, в человеческом существе отражены память, разум и любовь, данные ему Создателем: «И поскольку рассудок сам помнит, сам осознает, сам любит. Благодаря этому мы узнаем нечто – узнаем Троицу: пока еще не Бога, но отображение Бога[ii]». Некоторые исследователи (К. Барт, например) считают, что в этом образе Августин также показывает равные возможности разных видов познания: память означает сохранение и передачу церковного предания, догматов; разум – это инструмент естественного богословия, а любовь ассоциируется с мистичностью Откровения.

 Еще один шаг на пути к классическим доказательствам бытия Бога сделал Августин в своей концепции иерархии блага. Итак, согласно Августину, высшим благом является Бог, на существование Которого указывает иерархия блага, имеющегося в мире. Конечно, ничто не может быть эдаким «благом-в-себе», должен быть какой-то источник блага, принадлежность к некому высшему и первичному благу. Должна быть, значит, какая-то безначальная сущность, совершеннее которой нельзя себе ничего представить… Августин считает, что такая сущность есть, и это Бог: «Абсолютное, наивысшее благо, выше которого нет ничего и помыслить себе нельзя[iii]». Именно эта идея заинтересует впоследствии Ансельма Кентерберийского (XII век), который напишет очень близкий к ней Monologion, а затем и знаменитый Proslogion с его онтологическим аргументом.

[1] Аверинцев С.С. Образ античности, Азбука-классика. 2004. С. 21

[2] Лаэртский Диоген. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Мысль. М. – 1971. С. 364

[3]Фрагменты ранних греческих философов. Наука. М. – 1989. С. 161

[4] Целлер Э. Очерк истории греческой философии. Канон. М. – 1996. С. 54

[i] Boetius, De trinitate 10

[ii] A. Augustinus, De Trinitate libri XV

[iii] A. Augustinus, De moribus II 24

Докажите, что Бога нет? — Радио ВЕРА

Поделиться

Меня всегда удивляло, почему неверующие требуют у верующих аргументов в пользу существования Бога. Удивляло потому, что они как будто не замечали: их неверие ни на какие аргументы не опирается. Это просто слепая убежденность, что Бога нет. И ни один атеист среди моих знакомых никогда не смог ответить мне на простой вопрос: «Что я должен сделать, чтобы убедиться, что Бога — нет?» Оно и понятно: подвести доказательную базу под тезис об отсутствии чего-то сложнее, чем под тезис о существовании чего-то. Чтобы доказать, что чего-то не существует, нужно рассмотреть бесчисленное количество условий, при которых оно могло бы существовать, и доказать, что в каждом конкретном случае это чего-то — все же не существует. Мне кажется, провести такую работу — просто невозможно. Поэтому неверие не рискует опираться на собственные доказательства. Оно предпочитает опираться на якобы отсутствие доказательств у оппонентов. Мол, верующие не могут доказать, что Бог есть — значит, Его нет…

Принято считать, что у верующих нет доказательств, потому что доказать, что Бог есть, в принципе невозможно. Либо ты веришь, либо нет. В общем и целом это правильно. Но правильно в том смысле, что если изначально человек не настроен поверить, то никакие, даже самые убедительные доводы, ему не помогут. Чтобы поверить нужно либо быть открытым Богу и искать встречи с Ним, либо переживать какую-то внутреннюю душевную ситуацию — может быть, скорбь, тоску или еще что-то такое — которая тебя сама бы к Богу повернула. Словом, нужно быть готовым воспринять Благую весть. Ведь что такое на самом деле доказать — это убедительно показать. И вот если человек настроен заинтересовано и доброжелательно, тут христианство готово предложить ему немало доказательств своей истинности.

Они разные. Те, что наиболее на слуху, — это истории о чудесных исцелениях людей благодаря молитвам старцев. Само собой, скептик и тут может усомниться — дескать, совпадения, случайности, шутка природы и т.д.

Но есть доказательства, лишенные таинственности. Простой факт: в Римской империи первые несколько веков христиан жестоко преследовали. Если власти узнавали, что человек — христианин, его подвергали страшным мучительным пыткам, заставляя отречься от своей веры. Но тысячи людей не отрекались. И видя, как стойко христиане держатся своей веры, их палачи вдруг понимали, что так можно быть преданным только чему-то очень настоящему, чему-то высшему. Были случаи, когда палачи настолько впечатлялись, что тут же, прямо во время казни, вставали и говорили: «Я тоже христианин». Они знали, что и их тут же казнят рядом. Но делали это, потому что вдруг обретали веру во Христа.

А теперь давайте себе представим, какой человек в здравом уме и трезвой памяти будет принимать христианство, зная, что за это лишится жизни? Но ряды христиан с первых веков не уменьшались, но пополнялись. Кто-то скажет, что и сейчас есть фанатики, готовые пожертвовать жизнь ради какой-то своей навязчивой идеи, и это, дескать, не значит, что такая идея — истинная. Один человек — да, может придумать себе просто идею, за которую соберется отдать жизнь. Но никакая «просто идея» не объединит вокруг себя тысячи и тысячи людей из самых разных социальных слоев. Такое под силу только вере в истинного Бога. Тысячи и тысячи людей шли на смерть — ради чего? Неужели ради чего-то придуманного и несуществующего?

Cуществует ли Бог? | Reasonable Faith

Клайв Льюис как-то заметил, что Бог — не та тема, к которой можно проявлять умеренный интерес. В конце концов, если Бога нет, нет и никаких причин Им интересоваться. Напротив, если Бог есть, это представляет огромный интерес, и нашей главной заботой становится наладить правильные отношения с Существом, от Которого каждый миг зависит само наше существование.

И потому люди, которые пожимают плечами и говорят: «Какая разница, есть Бог, или Его нет?» — показывают тем самым, что попросту еще не задумывались над проблемой достаточно глубоко. Даже философы-атеисты — например, Сартр и Камю, которые очень серьезно размышляли на эту тему, — признают, что существование Бога имеет огромное значение для человека. Позвольте мне назвать всего три причины, в силу которых вопрос о существовании Бога очень важен.

Три причины, по которым существование Бога имеет значение

1. Если Бога нет, жизнь, по большому счету, бессмысленна. Если жизнь неизбежно заканчивается смертью, то в конечном итоге неважно, как ты ее проведешь. Жил ты или не жил, безразлично. Да, конечно, твоя жизнь может иметь относительную ценность, если ты повлиял на других людей или изменил течение истории. Но человечество, так или иначе, неминуемо сгинет вместе с тепловой смертью Вселенной. И потому совершенно неважно, кто ты есть, и что ты делаешь. Твоя жизнь не имеет значения.

Таким образом, вклад ученого в прогресс человеческих знаний, старания врача избавить больных от боли и страданий, усилия дипломата установить мир во всем мире, жертвы, на которые повсеместно идут хорошие люди, чтобы улучшить участь человечества, — все это, в конечном итоге, заканчивается ничем. Если атеисты правы, жизнь, в конечном итоге, бессмысленна.

2. Если Бога нет, нам, по большому счету, приходится жить без надежды. Если Бога нет, то в конечном итоге нет и надежды на избавление от прискорбных сторон нашего конечного бытия.

Например, нет надежды на избавление от зла. Многие спрашивают, как мог Бог создать мир, в котором столько зла, но страдания чаще всего имеют своей причиной бесчеловечное отношение одного человека к другому. Кошмар двух мировых войн, произошедших в прошлом столетии, по существу, не оставил камня на камне от возникшего было в XIX веке наивного оптимизма относительно нравственного прогресса человечества. Если Бога нет, мы заперты в мире, полном беспричинных и неизбывных страданий, и надежды на избавление от зла у нас нет.

Опять же, если Бога нет, нет и надежды на избавление от старости, болезней и смерти. Вам, студентам, возможно, пока еще трудно это себе представить, но неумолимая реальность такова, что каждый из вас, если вам не суждено умереть молодыми, однажды станет стариком, ведущим безнадежную войну со старением, с неизбежным физическим и умственным увяданием, с болезнями, а то и со старческим маразмом. А потом вы все умрете. И за порогом смерти жизни нет. Поэтому атеизм — философия, лишенная надежды.

3. Напротив, если Бог существует, у нас есть не только смысл жизни и надежда на лучшее, но и возможность лично познакомиться с Богом и испытать на себе Его любовь. Только подумайте об этом! Что, если бесконечный Бог любит вас и хочет быть вашим другом? Разве это не высшая честь, доступная человеку? Несомненно, если Бог существует, это не только имеет огромное значение для человечества в целом, но может изменить и лично вашу жизнь.

Конечно, все сказанное еще не доказывает, что Бог есть. Но это доказывает, что вопрос о существовании Бога имеет огромную важность. И потому, даже если бы свидетельства за и против существования Бога полностью уравновешивали друг друга, я счел бы разумным решением все равно верить в Него. Иначе говоря, если факты не дают основания для однозначного вывода, мне представляется совершенно неразумным предпочесть смерть, суетность и отчаяние смыслу и счастью.

Между тем, я не считаю, что свидетельства за и против абсолютно равнозначны. На мой взгляд, для веры в Бога есть серьезные причины. И сегодня я хочу кратко рассказать вам о пяти таких причинах. О каждой из них написаны целые тома, поэтому сейчас я смогу представить вам лишь краткий набросок каждого аргумента, а потом, во время обсуждения, мы сможем рассмотреть поглубже любой из них, о котором вы захотите поговорить.

Мы путники на жизненной дороге, и наша цель — осмыслить, попытаться понять, как устроен мир. Наша гипотеза такова, что существование Бога объясняет широкий спектр фактов, известных нам из опыта.

Существование Бога объясняет происхождение Вселенной

Вы когда-нибудь задавались вопросом о том, откуда произошла Вселенная? Почему вместо ничего существует все? Как правило, атеисты отвечают просто: Вселенная вечна, и все.

Но этот ответ неразумен. Подумайте сами. Если у Вселенной никогда не было начала, это означает, что количество прошедших событий в истории Вселенной бесконечно. Однако математики понимают, что существование реально бесконечного количества вещей порождает внутренние противоречия. Например, сколько будет бесконечность минус бесконечность? С точки зрения математики, любой ответ на этот вопрос будет содержать внутреннее противоречие. Это показывает, что бесконечность — всего лишь идея в нашем разуме, а не что-то реально существующее. Дэвид Гилберт (возможно, величайший математик XX столетия) пишет:

Бесконечность нельзя найти в реальности нигде. Ее не существует в природе, и она не дает приемлемой опоры для разумных умозаключений. Единственная роль, которую может играть бесконечность, — это роль идеи1.

Но отсюда следует, что количество событий прошлого должно быть конечным, поскольку эти события — не просто идеи, они реальны. И потому последовательность событий прошлого не может уходить в бесконечность — напротив, Вселенная должна иметь начало.

Этот вывод был подтвержден удивительными открытиями в области астрономии и астрофизики. Благодаря поразительным достижениям современной науки, сегодня мы располагаем вполне убедительными доказательствами того, что прошлое Вселенной не было бесконечным, но ее существование началось примерно 13 млрд. лет назад во время космического катаклизма, именуемого Большим Взрывом. Самое поразительное в теории Большого Взрыва — то, что она говорит о возникновении Вселенной в буквальном смысле из ничего. Ведь вся материя и энергия, даже сам физический пространственно-временной континуум возникли в результате Большого Взрыва. Как объясняет физик Пол Чарльз Уильям Дэвис, «возникновение Вселенной, обсуждаемое современной наукой… это не просто вопрос какого-то упорядочения… предшествующего негармоничного состояния, но буквальное возникновение всех физических вещей из ничего»2.

Конечно, за прошедшие годы в попытках обойти этот вывод о начальной точке бытия были созданы и другие теории, но ни одну из них научное сообщество не сочло более убедительной, чем теория Большого Взрыва. Более того, в 2003 году Арвинд Борд, Алан Гут и Александр Виленкин смогли доказать, что любая вселенная, которая, в среднем, находится в состоянии комического расширения, не могла существовать вечно, но должна была иметь начало. Виленкин не тратит слов попусту:

Говорят, что аргумент убеждает разумного человека, а доказательство убеждает даже неразумного. Теперь, когда мы располагаем доказательством, космологи больше не могут прятаться за возможность извечного существования Вселенной. Выхода нет, они должны повернуться лицом к проблеме космического начала3.

Суть этой проблемы хорошо выразил Энтони Кенни из Оксфордского университета. Он пишет: «Сторонник теории Большого Взрыва — во всяком случае, если он атеист, — должен считать, что Вселенная возникла из ничего и не была создана никем»4. Но это явная бессмыслица! Из ничего ничего получиться не может. Так почему же существует не ничто, а Вселенная? Откуда она взялась? Должна была существовать причина, которой Вселенная обязана своим возникновением.

Итак, наши рассуждения можно подытожить следующим образом:

  1. У всего, что имеет начало, есть причина.
  2. Вселенная имеет начало.
  3. Следовательно, у Вселенной есть причина.

Поскольку обе посылки справедливы, вывод неизбежен.

Исходя из обстоятельств дела, этой причиной должно быть беспричинное, неизменное, вневременное и нематериальное Существо, сотворившее Вселенную. Оно должно не иметь причины, потому что, как мы убедились, бесконечной цепочки причин, уходящей в прошлое, быть не может. Оно должно быть вневременным и потому неизменным, потому что Оно сотворило время. А поскольку Оно сотворило и пространство, то должно находиться вне пространства, то есть быть нематериальным, бестелесным.

Более того, я готов настаивать, что это Существо должно быть также и личностью. Как иначе могла вневременная причина породить такое временное следствие, как Вселенная? Будь причина простым механически действующим набором необходимых и достаточных условий, эта причина не могла бы существовать без следствия. К примеру, причина замерзания воды — падение температуры ниже 0ºC. Будь температура от вечности ниже нуля, вся вода от вечности находилась бы в твердом состоянии. Замерзание воды не могло бы начаться какое-то конечное время назад. Так что у вечной причины должны быть вечные следствия. Единственный вариант, при котором причина может быть вневременной, а следствие — иметь начало во времени, заключается в том, что эта причина — личность, которая принимает добровольное решение сотворить во времени некое следствие, не обусловленное никакими предшествующими условиями. К примеру, человек, сидевший от вечности, может свободно встать, когда захочет. Это приводит нас к заключению, что у Вселенной была не просто трансцендентная причина, а личностный Творец.

Ну разве не поразительно, что теория Большого Взрыва, таким образом, подтверждает истинность того, во что теисты-христиане верили всегда: в начале Бог сотворил Вселенную? И теперь я хочу спросить вас: какое предположение звучит более разумно — что правы теисты-христиане, или что Вселенная появилась ниоткуда и без всякой причины? Для меня, во всяком случае, выбор трудности не представляет!

Существование Бога объясняет приспособленность Вселенной для разумной жизни

За последние четыре десятка лет ученые обнаружили, что существование разумной жизни зависит от сложного и тонкого равновесия первоначальных условий, заданных самим Большим Взрывом. Прежде ученые полагали, что разумная жизнь развилась бы в любом случае, какими бы эти первоначальные условия ни были. Однако теперь нам известно, что наше существование висит на волоске. Существование разумной жизни зависит от сочетания первоначальных условий, уникальность которого в буквальном смысле не поддается воображению и вычислению.

Эта уникальность проявляется в двух обстоятельствах. Во-первых, выразив законы природы в виде математических уравнений, мы находим в них определенные константы, такие как гравитационная постоянная. Эти константы не определяются законами природы. Законам природы удовлетворяет широкий диапазон значений этих констант. Во-вторых, помимо этих постоянных есть также определенные произвольные количественные факторы, также попросту заданные в качестве первоначальных условий, на основании которых действуют законы природы, — например, количество энтропии или баланс материи и антиматерии во Вселенной. Все эти константы и количественные факторы находятся в чрезвычайно узком диапазоне значений, пригодных для жизни. Будь их значения хотя бы ничтожно другими, тонкое равновесие, от которого зависит существование жизни, нарушилось бы, и жизни бы не было.

К примеру, физик Пол Дэвис подсчитал, что изменение силы тяжести или слабого взаимодействия атомов даже на 1/10100 воспрепятствовало бы возникновению вселенной, в которой возможна жизнь. Между тем, точность космологической постоянной, которая обеспечивает инфляцию Вселенной и отвечает за недавно открытое ускорение расширения Вселенной, необъяснимым образом составляет примерно 1/10120. Роджер Пенроуз из Оксфордского университета подсчитал, что вероятность случайного возникновения низкой энтропии в результате Большого Взрыва примерно равна 1/1010(123). Пенроуз комментирует: «Я не могу припомнить ни одну другую величину в физике, точность которой даже отдаленно приближалась к цифре в 1/1010(123)»5. При этом уникально точной настройки требует не только каждая константа или количественный фактор в отдельности; их соотношение друг с другом также должно быть точно выверено. Таким образом, невероятность умножается на невероятность, помноженную на невероятность, до тех пор, пока наш рассудок окончательно не теряется в круговороте непостижимых чисел.

Объяснить эту уникальную точность настройки Вселенной можно тремя способами: физической необходимостью, случайностью или разумным замыслом. Первый вариант предполагает, что существует некая пока неизвестная Теория Всего (ТВ), которая объясняет, почему Вселенная именно такая, какая она есть. Она должна быть именно такой, и нет никакой или почти никакой возможности, что она могла быть непригодной для жизни. Второй вариант, напротив, предполагает, что точная настройка Вселенной — исключительно дело случая. Нам просто повезло, что Вселенная, по случайному стечению обстоятельств, оказалась пригодной для жизни. Третий вариант отбрасывает оба первых в пользу гипотезы о существовании разумного Существа, которое создало Вселенную с таким расчетом, чтобы в ней была возможна жизнь. Какое же из трех объяснений наиболее убедительно?

Первый вариант выглядит крайне неубедительно. Нет попросту никаких физических причин для того, чтобы постоянные и количественные факторы имели именно те значения, которые они имеют на самом деле. Как утверждает Пол Дэвис,

Даже если бы законы физики были единственно возможными, из этого не следует, что и сама физическая Вселенная единственно возможна… законы физики должны быть дополнены первоначальными космическими условиями… Нынешние представления о «законах первоначальных условий» даже отдаленно не намекают, что их соответствие законам физики означает, будто они не могли быть иными. Ничего подобного…

…Следовательно, судя по всему, Вселенная не должна быть именно такой: она могла бы быть и иной6.

К примеру, самый многообещающий на сегодняшний день кандидат на роль ТВ, теория суперструн или М-теория, неспособна однозначно предсказать поведение нашей Вселенной. Если уж на то пошло, теория струн допускает существование примерно 10500 различных вселенных, управляемых нынешними законами природы, так что она никоим образом не объясняет, почему наблюдаемые значения постоянных и количественных факторов должны быть именно такими.

А как насчет второго варианта — что своей приспособленностью для жизни Вселенная обязана случаю? Проблема с этим объяснением заключается в том, что вероятность возникновения приспособленной для жизни вселенной ничтожно мала, и принимать ее в расчет неразумно. Даже если бы по космическому ландшафту были разбросаны многочисленные приспособленные для жизни вселенные, число приспособленных для жизни миров, тем не менее, было бы невероятно ничтожным на фоне ландшафта в целом, так что существование приспособленной для жизни вселенной невероятно — где-то за гранью фантастики. Студенты или простые верующие, которые беспечно утверждают: «Все это могло произойти случайно!», — попросту не имеют понятия о том, какая фантастическая степень точности необходима для существования жизни. Они никогда не стали бы рассматривать подобную гипотезу всерьез, если бы она затрагивала какую-то другую область их жизни, — например, чтобы объяснить, почему ворота их гаража целое утро были заблокированы чужой машиной.

Некоторые попытались обойти проблему, утверждая, что в приспособленности условий Вселенной нет ничего удивительного — ведь если бы не эта точность настройки, некому было бы ей удивляться! Поскольку мы существуем, нам как раз и следует ожидать от Вселенной совершенной приспособленности. Но подобные рассуждения логически некорректны. Продемонстрировать это можно с помощью аналогии. Представьте себе, что при выезде за границу вас арестовали по сфабрикованному обвинению в контрабанде наркотиков, приговорили к расстрелу и поставили перед шеренгой из 100 опытных стрелков, которые целятся вам в сердце. Вы слышите команду: «Целься! Приготовится! Огонь!», — и слышите оглушительный винтовочный залп. А потом вы осознаете, что остались в живых, потому что все 100 опытных стрелков промахнулись! К какому выводу вы придете? «Ну, наверное, в том, что они все промахнулись, нет ничего удивительного. Ведь если бы они не промахнулись, некому было бы этому удивляться! Но поскольку я жив, мне следовало ожидать, что они все промахнутся». Нет, конечно! Вы сразу же заподозрите, что все они промахнулись нарочно, что весь расстрел был спектаклем, разыгранным с какой-то неизвестной целью. В невозможности увидеть себя мертвым действительно нет ничего удивительного, но, уверяю вас, вы очень удивитесь, увидев себя в живых. Аналогичным образом, принимая во внимание невероятно малую вероятность возникновения вселенной, столь точно приспособленной для существования разумной жизни, есть все основания для вывода, что это произошло не случайно, а в соответствии с разумным замыслом.

Пытаясь отстоять возможность случайного сценария, его сторонники, таким образом, были вынуждены принять гипотезу о том, что существует бесконечное число случайным образом устроенных вселенных, которые в совокупности составляют Всемирный Ансамбль, или мультивселенную, частью которого является наша Вселенная. Тот там, то здесь в этом бесконечном Всемирном Ансамбле по чистой случайности появляются приспособленные для жизни вселенные, и нашей Вселенной повезло быть одним из таких миров.

Однако у гипотезы Всемирного Ансамбля есть по меньшей мере два серьезных недостатка. Прежде всего, нет никаких доказательств существования такого Всемирного Ансамбля. Никому не известно, существуют ли иные миры вообще. Более того, не забывайте, что, как доказали Борд, Гут и Виленкин, любая вселенная, находящаяся в состоянии непрерывного космического расширения, не может иметь бесконечного прошлого. Их теорема применима и к мультивселенной. Следовательно, поскольку прошлое конечно, к настоящему моменту могло сформироваться лишь конечное число иных миров, то есть нет никакой гарантии, что в составе Ансамбля возникли миры, приспособленные для жизни.

Во-вторых, если наша Вселенная — не более чем случайная часть бесконечного Всемирного Ансамбля, безгранично более вероятно, что мы наблюдали бы совершенно иную вселенную, нежели наблюдаем в действительности. Согласно подсчетам Роджера Пенроуза, вероятность того, что наша Солнечная система внезапно сформируется в результате случайного столкновения частиц, невероятно больше, нежели вероятность существования вселенной, приспособленной для жизни. (Пенроуз сравнивая последнюю вероятность с другими, образно описывает как «птичий корм»7.) Таким образом, будь наша Вселенная лишь случайной составляющей Всемирного Ансамбля, мы постоянно наблюдали бы совершенно необычайные явления — например, лошадей, возникающих и исчезающих в результате случайных столкновений, или работающие вечные двигатели, — поскольку вероятность существования подобных вещей гораздо больше, нежели вероятность того, что все постоянные и количественные факторы в природе случайным образом окажутся в бесконечно узком диапазоне значений, вне которого существование жизни невозможно. Доступных наблюдению вселенных такого рода во Всемирном Ансамбле должно быть гораздо больше, чем миров, подобных нашему, а потому мы могли бы их наблюдать. Однако тот факт, что подобными наблюдениями мы не располагаем, убедительно свидетельствует против гипотезы мультивселенной. Таким образом, вероятность того, что Всемирного Ансамбля не существует, очень высока — по крайней мере, в рамках атеистических предпосылок.

Итак, точка зрения, которой всегда придерживались теисты-христиане, — что существует некий разумный Творец Вселенной — судя по всему, опять выглядит более разумно, нежели атеистическая точка зрения, согласно которой Вселенная по чистой случайности оказалась с такой невероятной точностью приспособлена для существования разумной жизни.

Подытожить наши рассуждения можно следующим образом:

  1. Своей точной настройкой Вселенная обязана либо физической необходимости, либо случаю, либо разумному замыслу.
  2. Причиной точной настройки не была физическая необходимость или случайность.
  3. Таким образом, она появилась в результате разумного замысла.

Существование Бога объясняет наличие в мире объективных нравственных ценностей

Существует ли Бог? Если Бога нет, то не существуют и объективные нравственные ценности. Наличие объективных нравственных ценностей означает, что те или иные вещи хороши или дурны вне зависимости от того, согласен ли кто-нибудь с такой оценкой. К примеру, нацисты, осуществлявшие Холокост, считали свои поступки нравственными, но объективно нацистский антисемитизм был нравственно порочен и оставался бы порочным, даже если бы нацистам удалось победить во Второй мировой войне и уничтожить или переубедить всех инакомыслящих. Однако я утверждаю, что, если Бога нет, нравственные ценности лишены объективности в таком смысле.

Это мнение разделяют не только теисты, но и многие атеисты. Например, покойный Джон Лесли Мэки, один из самых влиятельных атеистов нашего времени, признавал: «Если… существуют… объективные ценности, существование Бога становится более вероятным, нежели в их отсутствие. Таким образом, апелляция к нравственности является состоятельным аргументом в пользу существования Бога»8. Однако Мэки отрицал, что Бог существует, а потому отрицал и существование объективных нравственных ценностей. Он писал: «Это нравственное чувство имеет простое объяснение: оно является естественным порождением биологической и общественной эволюции…»9.

Майкл Руз, специалист в области философии науки, согласен с этим тезисом. Он поясняет:

Нравственность является результатом биологической адаптации не в меньшей степени, чем руки, ноги и зубы. Рассматриваемая как рационально состоятельный набор утверждений о чем-то объективном, этика иллюзорна. Насколько я понимаю, когда люди говорят: «Возлюби ближнего своего как самого себя», — они думают, что апеллируют к некоему высшему авторитету. Однако такая апелляция поистине безосновательна. Нравственность — это всего лишь подспорье для выживания и воспроизводства… И любой более глубокий смысл — это иллюзия10.

Фридрих Ницше, великий атеист XIX столетия, провозгласивший смерть Бога, понимал, что смерть Бога означает разрушение любого смысла жизни и всех жизненных ценностей.

Я думаю, Ницше был прав.

Однако здесь нам нужно очень четко определиться с предметом рассуждений. Мы не ищем ответ на вопрос: «Обязательно ли верить в Бога, чтобы вести нравственную жизнь?» Я не утверждаю, что это обязательно. Мы также не ищем ответ на вопрос: «Можно ли признавать объективные нравственные ценности, не веря в Бога?» Я полагаю, что это возможно.

На самом деле, мы ищем ответ на вопрос: «Если Бога нет, существуют ли объективные нравственные ценности?» Подобно Мэки и Рузу, я не вижу никаких причин полагать, что в отсутствие Бога человеческая нравственность носит объективный характер. В конце концов, если Бога нет, что особенного в человеческих существах? Они представляют собой не более чем случайный побочный продукт эволюции, произошедшей относительно недавно на крохотной пылинке, затерянной посреди враждебной и бездушной Вселенной, и относительно скоро погибнут — и каждый в отдельности, и все вместе. С точки зрения атеистов, определенные поступки — скажем, изнасилование — не идут на пользу обществу, а потому в процессе эволюции оказались табуированными; но это не коим образом не доказывает, что изнасилование действительно является злом. С точки зрения атеистов, в том, что кто-то кого-то изнасиловал, нет ничего действительно плохого, если не считать последствий для общества. Таким образом, без Бога не существует абсолютных понятий добра и зла, которым подчинялась бы наша совесть.

Однако проблема заключается в том, что объективные ценности существуют, и в глубине души все мы понимаем это. У нас не больше оснований отрицать объективную реальность нравственных ценностей, чем отрицать объективную реальность материального мира. Рассуждения Руза в лучшем случае доказывают, что наше субъективное восприятие объективных нравственных ценностей меняется со временем. Но если нравственные ценности постепенно постигаются, а не выдумываются, то наше постепенное и ненадежное постижение нравственной сферы ставит под сомнение объективную реальность этой сферы не в большей степени, чем наше постепенное и ненадежное постижение материального мира ставит под сомнение объективную реальность этого мира. Большинство людей полагает, что объективные ценности нам знакомы. Как признается сам Руз: «Человек, который говорит, что есть нравственное оправдание насилию над маленькими детьми, ошибается точно так же, как человек, который утверждает, что дважды два равно пяти»11.

Такие поступки, как изнасилование, пытки и совращение малолетних — не просто социально неприемлемые действия, а безнравственные мерзости. Некоторые вещи действительно порочны сами по себе. Аналогичным образом, любовь, равенство и самопожертвование действительно добродетельны. Однако если объективные ценности без Бога существовать не могут, а в действительности они существуют, из этого логически и неизбежно следует, что Бог есть.

Подытожить эти рассуждения можно следующим образом:

  1. Если Бога нет, не существует и объективных нравственных ценностей.
  2. Объективные нравственные ценности существуют.
  3. Следовательно, Бог есть.

Существование Бога объясняет исторические факты жизни, смерти и воскресения Иисуса

Исторический Иисус из Назарета был замечательной личностью. Критики Нового Завета пришли к своего рода консенсусу, признав, что Иисус появился на исторической сцене с беспрецедентным ощущением Своей божественной власти, права говорить и действовать от имени Бога. Вот почему иудейские правители подстроили распятие, обвинив Его в богохульстве. Иисус утверждал, что в Его лице к людям пришло Царство Божье, и в качестве видимого тому подтверждения исцелял болезни и изгонял бесов. Но главным подтверждением Его слов о Себе стало воскресение из мертвых. Если Иисус воскрес из мертвых, мы, по всей видимости, имеем дело с божественным чудом, то есть свидетельством в пользу существования Бога.

Большинство людей, вероятно, полагает, что воскресение Иисуса — это догмат, который можно лишь принять на веру или отвергнуть. Однако на самом деле воскресение Христа наилучшим образом объясняет три исторических факта, достоверность которых сегодня признает большинство специалистов по новозаветной истории: Его пустую гробницу, Его посмертные явления и веру учеников в Его воскресение. Давайте кратко рассмотрим каждый из этих фактов.

Факт №1. Женщины, следовавшие за Иисусом, в воскресенье утром обнаружили Его гробницу пустой. По словам Джейкоба Кремера, австрийского ученого, который специализируется на изучении обстоятельств Воскресения, «без сомнения, большинство ученых твердо убеждены в надежности библейских свидетельств о пустой гробнице»12. Как отмечает библеист Д. Х. Ван-Даален, крайне трудно опровергнуть эти свидетельства на основании исторических фактов — критики, отрицающие их истинность, руководствуются богословскими или философскими предпосылками.

Факт №2. Отдельные люди и группы людей в разное время видели Иисуса живым после Его смерти. По словам видного немецкого библеиста Герда Людеманна, «можно считать исторически бесспорным тот факт, что после смерти Иисуса Петр и прочие ученики сталкивались с тем, что Иисус являлся им как воскресший Христос»13. Свидетелями этих явлений были не только верующие, но и неверующие, скептики и даже противники.

Факт №3. Обычные ученики Иисуса неожиданно поверили в Его воскресение, хотя имели все основания верить в обратное. Задумайтесь о том, в каком положении оказались ученики после распятия Иисуса:

  1. Их вождь был мертв, а мессианским чаяниям иудеев был совершенно неведом образ Мессии, который, вместо того, чтобы сокрушить врагов Израиля, будет предан позорной смерти как преступник.
  2. Иудейские представления о жизни после смерти не допускали мысли о том, что кто-то может воскреснуть из мертвых к славе и бессмертию прежде, чем все мертвые воскреснут при конце мира.

Тем не менее, ученики Иисуса внезапно уверовали в то, что Бог воскресил Его из мертвых, причем столь твердо, что были готовы отдать жизнь за эту веру. Люк Джонсон, библеист из Университета Эмори, говорит: «Для того, чтобы могло возникнуть движение, подобное раннему христианству, требуется некое мощное трансформирующее переживание»14. Известный британский библеист Н. Т. Райт соглашается: «Вот почему я, как историк, не могу объяснить возникновение раннего христианства, если Иисус не воскрес из мертвых и не оставил после Себя пустую гробницу»15.

Современное научное сообщество отвергло все альтернативные объяснения трех упомянутых фактов: например, что ученики украли тело Иисуса, или что Он на самом деле не умер. Реальность такова, что удовлетворительного естественного объяснения этих фактов не существует. И потому, как мне представляется, христианин имеет все основания верить, что Иисус воскрес из мертвых и был именно тем, кем Себя называл. А из этого следует, что Бог существует.

Подытожить наши рассуждения можно следующим образом:

  1. Есть три несомненных факта относительно участи Иисуса из Назарета: находка Его пустой гробницы, Его посмертные явления и вера Его учеников в Воскресение.
  2. Гипотеза о том, что Бог воскресил Иисуса из мертвых, объясняет все эти факты наилучшим образом.
  3. Из гипотезы о том, что Бог воскресил Иисуса из мертвых, вытекает, что Бог, о Котором говорил Иисус из Назарета, существует.
  4. Следовательно, Бог, о Котором говорил Иисус из Назарета, существует.

Бога можно познать лично

По большому счету, это не аргумент в пользу существования Бога; скорее, речь идет о том, что вы можете убедиться в Его существовании, не прибегая к каким-либо аргументам, — путем одних лишь личных взаимоотношений с Ним. Именно таким путем, как поясняет профессор Джон Хик, познавали Бога люди в Библии:

Бог открывался им как живая Воля, взаимодействующая с их волей, как чистая реальность — столь же неотвратимая, как разрушительный ураган или жизнетворный солнечный свет… Они видели в Боге не какое-то гипотетическое существо, а жизненную реалию. Для них Бог был не… идеей, до которой они дошли разумом, а повседневной реальностью, которая придавала их жизни смысл16.

Философы называют такого рода убеждения «фундаментальными». Они не основаны на каких-либо других убеждениях; напротив, они являются основанием всей системы убеждений человека. К числу таких фундаментальных убеждений относятся также вера в реальность прошлого, вера в существование окружающего вас мира и вера в существование других разумов, подобных вашему. Если вдуматься, ни одно из этих убеждений не может быть доказано. Как доказать, что мир — со всеми признаками его древности (завтраком, которого мы никогда не ели, в желудке и воспоминаниями о событиях, свидетелями которых мы никогда не были, в голове) — не был создан каких-нибудь пять минут назад? Как доказать, что ты не мозг, плавающий в чане с химикалиями, а твое присутствие на этой лекции — не галлюцинация, которую с помощью электродов вызывает у тебя в сознании какой-то сумасшедший ученый? Как доказать, что окружающие — не андроиды, которые только внешне похожи на людей, а на самом деле являются бездушными роботами?

Хотя подобные убеждения являются для нас фундаментальными, это не означает, что они взяты с потолка. Они имеют под собой основание в том смысле, что сформированы под влиянием определенного опыта. Я вижу, ощущаю и слышу — и естественным образом прихожу к выводу о существовании тех или иных материальных объектов, доступных для восприятия моих органов чувств. Таким образом, мои фундаментальные убеждения не выдуманы, но прочно основаны на опыте. Доказательств истинности этих убеждений, возможно, и не существует, однако придерживаться их вполне разумно. Напротив, было бы совершенно неразумно исходить из предположения, что мир был сотворен пять минут назад, или что ты — мозг, плавающий в чане с химикалиями! Фундаментальные убеждения действительно фундаментальны.

Аналогичным образом, вера в Бога для ищущих Его является истинно фундаментальным убеждением, основанным на опыте общения с Богом.

Подытожить эти рассуждения можно следующим образом:

  1. Убеждения, имеющие под собой достаточное основание, могут быть рационально приняты как фундаментальные убеждения, не основанные на аргументах.
  2. Вера в существование библейского Бога имеет под собой достаточное основание.
  3. Следовательно, вера в существование библейского Бога может быть рационально принята как фундаментальное убеждение, не основанное на аргументах.

Если так, есть опасность, что поиск доказательств существования Бога может отвлечь внимание человека от Самого Бога. Если вы искренне ищете Бога, Бог явно покажет вам, что Он существует. Библия говорит: «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам» (Иак. 4:8). Нельзя настолько сосредотачиваться на доказательствах, чтобы не слышать внутренний голос Бога, обращающийся к нашему сердцу. Для слушающих же Бог становится реальностью жизни.

Итак, мы рассмотрели пять серьезных причин для веры в существование Бога:

  1. Существование Бога объясняет происхождение Вселенной.
  2. Существование Бога объясняет приспособленность Вселенной для разумной жизни.
  3. Существование Бога объясняет наличие в мире объективных нравственных ценностей.
  4. Существование Бога объясняет исторические факты, связанные с жизнью, смертью и воскресением Иисуса.
  5. Бога можно познать лично.

Это лишь часть свидетельств в пользу существования Бога. Элвин Плантинга, один из ведущих философов мира, перечислил около двух десятков аргументов в пользу существования Бога17. Все вместе они составляют мощное основание для веры в существование Бога.

Поэтому я считаю, что христианский теизм — это основательное мировоззрение, достойное серьезного внимания всякого разумного человеческого существа.

Сноски

1.    Hilbert, David. On the Infinite // Philosophy of Mathematics (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1964), pp. 139, 141.

2.    ABC Science Online. The Big Questions: In the Beginning. Интервью Филиппа Адамса с Полом Дэвисом [aca.mq.edu.au/pdavies.html].

3.    Vilenkin, Alex. Many Words in One: The Search for Other Universes (New York: Hill and Wang, 2006), p. 176.

4.    Kenny, Anthony. The Five Ways: St. Thomas Aquinas’ Proofs of God’s Existence (New York: Schocken Books, 1969), p. 66.

5.    Penrose, Roger. Time-Asymmetry and Quantum Gravity // Quantum Gravity 2, ed. C. J. Isham, R. Penrose, D. W. Sciama (Oxford: Clarendon Press, 1981), p. 249.

6.    Davies, Paul. The Mind of God (New York: Simon & Schuster, 1992), p. 169.

7.    См. Penrose, Roger. The Road to Reality (New York: Alfred A. Knopf, 2005), pp. 762-765.

8.    Mackie J. L. The Miracle of Theism (Oxford: Clarendon Press, 1982), pp. 115-116.

9.    Там же, pp. 117-118.

10.    Ruse, Michael. Evolutionary Theory and Christian Ethics // The Darwinian Paradigm (London: Routledge, 1989), pp. 262-269.

11.    Ruse, Michael. Darwinism Defended (London: Addison-Wesley, 1982), p. 275.

12.    Kremer, Jacob. Die Osterevangelien — Geschichten um Geschichte (Stuttgart: Katholisches Bibelwerk, 1977), pp. 49-50.

13.    Ludemann, Gerd. What Really Happened to Jesus? (Louisville, Kent.: Westminster John Knox Press, 1995), p. 8.

14.    Johnson, Luke Timothy. The Real Jesus (San Francisco: Harper San Francisco, 1996), p. 136.

15.    Wright N. T. The New Unimproved Jesus // Christianity Today (September 13, 1993), p. 26.

16.    Hick, John. Introduction // The Existence of God (New York: Macmillan Pu

Есть ли Бог?

Шесть прямых обоснований существования Бога.

Мэрилин Адамсон

Разве вы не хотите, чтобы хотя бы раз вам кто-то просто привел доказательства существования Бога? Никакого «выкручивания рук» не будет. Не будет также утверждений типа «Вам просто нужно поверить». Мы просто сделаем попытку искренне предложить вам основания, подтверждающие существование Бога.

Однако, примите во внимание следующее. В случае, когда человек опровергает саму возможность существования Бога, любое доказательство может быть рационализировано и опровергнуто. Это все равно, что кто-то отказывается поверить, что люди были на луне. В данном случае, никакая информация не сможет изменить мнение человека. Следы астронавтов, ходившим по планете, интервью с самими астронавтами, лунные породы камней — все эти доказательства в данном случае не будут иметь ценности , потому что человек уже сделал для себя заключение, что люди не могут попасть на луну.

Когда речь заходит о возможности существования Бога, Библия говорит о том, что есть люди, которые видели достаточно доказательств, и тем ни менее, отвергают истину о Боге.1. С другой стороны, для тех, кто хочет знать, есть ли Бог, Он говорит: «И взыщите Меня и найдете, если взыщите Меня всем сердцем вашим. И буду Я найден вами.»2.

Прежде чем вы начнете исследовать факты, связанные с существованием Бога, задайте себе вопрос: «Если Бог существует, захочу ли я знать Его?»

Итак, ниже приведены аргументы в пользу существования Бога…

1. В течение всей истории человечества, во всех культурах мира, люди были уверены в существовании Бога.

Может ли кто-то со всей уверенностью утверждать, что все эти люди ошибались? Миллиарды людей, представляющих различные социологические, интеллектуальные, эмоциональные, образовательные круги …все они пришли к выводу, что существует Творец, Бог достойный поклонения. «Антропологические исследования свидетельствуют, что среди наиболее примитивных народов, проживающих в самых отдаленных местах, существует всеобщая вера в Бога. В ранних легендах и сказаниях народов мира, первоначальное понятие о Боге было связано с Богом-Творцом. Подлинный высший Бог жил тогда в сознании людей даже тех обществ, которые сегодня являются политеистическими.»3

2. Сложность организации нашей планеты указывает на существование Творца, который не только создал нашу Вселенную, но поддерживает ее существование сегодня.

Вероятно, можно было бы приводить бесконечное множество примеров, свидетельствующих о Божьем замысле. Приведем лишь некоторые из них:

Земля… имеет совершенный размер. Размер земли и соответствующая сила тяготения удерживает тонкий слой преимущественно азота и кислорода, который распространяется лишь на 50 миль над поверхностью Земли. Если бы Земля была меньше, существование атмосферы на ней было бы невозможно, так как на планете Меркурий. Если бы Земля была больше, то ее атмосфера содержала бы свободный водород, как на Юпитере.4 Земля — это единственная известная нам планета, которая снабжена атмосферой, содержащей необходимый состав газов для поддержания растительной, животной и человеческой жизни.

Земля расположена на правильном расстоянии от солнца. Известно, что перепады температуры колеблются от -30 до 120 градусов по шкале Фаренгейта. Если бы Земля располагалась хоть немного дальше от солнца, мы бы замерзли. Если ближе, сгорели бы. Даже незначительное отклонение в положении Земли по отношению к солнцу сделало бы жизнь на Земле невозможной. Земля сохраняет данное идеальное расстояние от солнца, вращаясь при этом вокруг солнца на скорости около 67 000 миль в час. К тому же, она вращается на своей оси, позволяя поверхности Земли достаточно прогреваться и охлаждаться каждый день.

Наша луна также имеет совершенный размер и удаленность от Земли при данном гравитационном притяжении. Луна создает необходимые приливы и отливы в океанических водах, так что океаны не приходят в стагнацию. В тоже время она препятствует распространению массивных океанических масс по континентам.5.

Вода… бесцветное, не имеющее вкуса и запаха вещество. Тем ни менее, ни одно живое существо не может без этого вещества выжить. Растения, животные и люди большей частью состоят из воды (вода составляет около 2/3 человеческого организма). Вполне понятно, почему характеристики воды уникально подходят для жизни: у воды необычно высокая температура кипения и замерзания. Вода позволяет нам жить при колебаниях в температуре, сохраняя при этом постоянную температуру тела 98.6 F (36.6 С).

Вода является уникальным растворителем. Если вы возьмете стакан воды и добавите в него стакан сахара, ничего не выльется через край стакана; вода просто впитает сахар. Это свойство воды позволяет тысячам химических веществ, минералов, а также питательных веществ проводится водой по всему телу, включая мельчайшее кровеносные сосуды.6

Вода также химически нейтральна. Без вмешательства в химический состав веществ, которые переносятся ею, она позволяет пище, лекарствам и минералам впитываться в организм и усваиваться им.

У воды уникальное поверхностное натяжение. Благодаря этому, сопротивляясь притяжению, вода способно двигаться вверх от корня растения, насыщая жизненно важной водой и питательными веществами даже самые высокие деревья до самого верха.

Замерзает вода сверху вниз, позволяя рыбе жить в воде в зимнее время.

97 процентов земной воды сосредоточено в океане. Однако, на нашей Земле есть система, которая удаляет соль из воды, а затем распространяет эту воду по всему земному шару. Соленая океаническая вода участвует в испарении, и формируются облака, которые легко движутся ветром и распространяют по земле необходимую для растительности, животных и людей пресную воду. Речь идет о глобальной системе круговорота воды в природе, которая поддерживает жизнь на этой планете, позволяя снова и снова использовать воду.

3. Сложносоставность человеческого мозга доказывает существование еще более разумного Творца, стоящего за этим.

Человеческий мозг… способен одновременно перерабатывать поразительный объем информации. Ваш мозг воспринимает все цвета и объекты, которые вы видите, температуру окружающей среды, давление ног на пол, звуки вокруг вас, сухость во рту. Ваш мозг регистрирует эмоциональные реакции, мысли и воспоминания. В то же самое время мозг контролирует протекающие в вашем теле процессы, такие как дыхание, движение век, чувство голода, движение мускул рук.

Человеческий мозг перерабатывает более миллиона сообщений в секунду.8. Ваш мозг взвешивает важность всей информации, отсеивая относительно маловажную. Мозг, который перерабатывает более миллиона единиц7 информации каждую секунду, одновременно оценивая ее важность и позволяя вам оперировать наиболее значимой для вас в данный момент информацией, … можем ли мы сказать, что такой поразительный орган возник по простой случайности?

Когда НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) организует космическую экспедицию, предполагается, что план был разработан не обезьяной, а знающими и разбирающимися людьми. Как же человек может объяснить существование человеческого мозга? Лишь разум, преобладающий над человеческим, был способен создать человеческий мозг.

4. Простая случайность — недостаточное объяснение.

Представьте себе гору Рашмор, на которой высечены образы Вашингтона, Джефферсона, Линкольна и Теодора Рузвельта. Вы бы когда-нибудь поверили, что эти образы появились там случайно? Даже если предположить наличие неопределенного времени, ветра, дождя и воли случая, сложно поверить, что что-либо подобное, связанное с историей, могло бы случайно сформироваться на плоскости горы. Здравый смысл подсказывает нам, что люди спланировали и умело высекли эти образы.

Эта статься затрагивает всего несколько поразительных аспектов нашего мира: положение Земли по отношению к солнцу, некоторые свойства воды, всего один орган человеческого тела. Могло ли хоть какое-то из этих явлений возникнуть случайно?

Известный астроном Сэр Фридерик Хойл показал насколько абсурдно с точки зрения математики случайное соединение аминокислот в человеческой клетке. Сэр Хойл проиллюстрировал маловероятность подобной случайности, приведя следующую аналогию. Какова вероятность, что торнадо пронесется над рынком старых вещей, на котором будут содержаться все запчасти Боинга 747, случайно сформирует самолет из этих частей и оставит его там, готовым к взлету. Вероятность этого настолько низка, что ее можно не принимать во внимание, даже если бы торнадо проносился над множеством свалок, которых хватило бы, чтобы заполнить вселенную!9

Задумываясь над сложностями устройства нашей жизни и вселенной, будет наиболее приемлемым считать, что любящий, обладающий разумом Творец обеспечил все необходимое для нашей жизни. Библия называет Бога автором жизни на Земле и тем, кто эту жизнь поддерживает.

5. Бог открыл Себя не только в том, что мы можем наблюдать в природе и в человеческой жизни.

Еще более ясно Он проявил Себя в Библии. Мы можем узнать Божьи мысли, его личность и отношения только, если Бог решает открыть их нам. Все остальное будет лишь человеческим предположением. Мы бы оказались в затруднительном положении, если бы Бог не желал, чтобы мы Его узнали. Но Бог хочет, чтобы мы знали Его, поэтому Он рассказал нам в Библии все, что нам необходимо знать о Его характере и отношении с Ним. Все это должно заставить нас серьезно задуматься о достоверности Библии.

«В случае, когда человек опровергает саму возможность существования Бога, любое доказательство может быть рационализировано и опровергнуто».

Археологические раскопки продолжают подтверждать, а не опровергать точность Библии. Например, археологические находки в северном Израиле в августе 1993 года подтвердили существование Царя Давида, автора многих Псалмов Библии.10. Свитки Мертвого Моря и другие археологические открытия доказывают историческую достоверность Библии.

Библия была написана с промежутком в более чем 1500 лет, 40 разными авторами, из разных мест и разных континентов, на трех различных языках, затрагивая различные вопросы в разные моменты истории.11. Тем ни менее прослеживается поразительное постоянство Библейского текста. Во всей Библии поднимаются одни и те же темы:

  1. Бог сотворил мир, в котором мы живем, Он также сотворил нас для общения с Ним.
  2. Он глубоко любит нас.
  3. Он свят, поэтому не может иметь отношений с грешными людьми.
  4. Бог обеспечил способ прощения наших грехов.
  5. Он предлагает нам получить Его спасение и установить с Ним отношения, которые будут продолжаться вечно.

Наряду с данной центральной темой, Библия открывает нам Божий характер. Псалом 144 можно считать типичным описанием Бога, Его мыслей и чувств по отношению к нам. Если вы хотите знать Бога, Он здесь для вас.

6. В отличие от всех остальных откровений Бога, Иисус Христос является самым ясным и конкретно выраженным образом Бога.

Почему Иисус? Рассмотрите основные религии мира и найдете, что Будда, Мухамед, Конфуций и Моисей называли себя учителями и пророками. Никто из них не приравнивал себя к Богу. Ко всеобщему удивлению, это было сделано Иисусом. Это и отличает Иисуса от всех остальных. Он сказал, что Бог существует, и что вы видите Его. И хотя Он говорил о Своем Небесном Отце, делал Он это, находясь не в положении разделения с Ним, но очень близкого единства, уникального для всего человечества. Иисус сказал, что любой, кто видел Его, видел Отца, любой, кто верит в Него, верит и в Отца.

Он произнес: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.»12. Он заявлял, что имеет качества, свойственные только Богу: способность прощать людям их грехи, освобождать их от греховных привычек, давать людям жизнь с избытком и вечную жизнь на Небесах. В отличие от других учителей, которые пытались привлечь внимание людей к своим словам, Иисус указывал людям на Себя. Он не говорил, «следуй моим словам и познаешь истину.».

Он сказал: «Я есмь путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.»13.

Какое доказательство приводит Иисус для подтверждения своей божественной природы? Он делал то, что люди не могут делать. Иисус творил чудеса. Он исцелял людей…больных, калек, глухих, даже воскресил из мертвых несколько человек. Он имел власть над предметами…производил из воздуха еду, которой хватало для того, чтобы накормить несколько тысяч человек. Он творил чудеса над природой…ходил по поверхности озера, ради Своих друзей повелевал разыгравшейся буре прекратиться. Люди повсюду следовали за Иисусом, так как Он постоянно удовлетворял их нужды, делая невозможное. Он говорил так: если вы не хотите верить в то, что Я вам говорю, вам следует поверить в Меня хотя бы на основании тех чудес, которые вы видите.14.

Что открыл Иисус о личности Бога? Что нам открыто о Божьих мыслях, ожиданиях, чувствах по отношению к человечеству? Иисус Христос показал, что Бог нежен и любящ, Он знает о нашем эгоизме и недостатках. И тем ни менее, он глубоко желает иметь отношения с нами. Иисус открыл, что хотя Бог видит нас грешниками, заслуживающими Его наказания, Его любовь к нам взяла вверх, и Бог осуществил другой план. Бог решил послать Своего Сына принять наказание за наши грехи. Иисус добровольно принял этот план.

Иисуса мучили, избивая плетью с девятью острыми наконечниками. «Венец» с двухдюймовыми шипами вонзили Ему в голову. Затем они пригвоздили Его к кресту, вонзив в деревянный крест гвозди, которые прокололи Его руки и ноги. Учитывая все Его чудеса, эти гвозди не могли удержать Его на кресте; Его любовь к нам сделала это. Иисус умер за нас, ради того, чтобы мы получили прощение. Из всех религий, известных человечеству, только через Иисуса вы увидите, как Бог пытается достигнуть человечество, проложив путь для наших отношений с Ним. Иисус являет Божье сердце, исполненное любовью, отвечает на наши нужды и привлекает нас к Себе. Благодаря смерти Иисуса, мы можем иметь прощение, быть полностью принятыми Богом и искренне любимыми Им. Бог говорит: «Любовью вечною Я возлюбил тебя и потому простер к тебе благоволение.»15 Вот что значит Бог, в действии.

Самое убедительно доказательство того, что Иисус Бог, это очень внимательно исследованное чудо Христа — Его собственное воскресение из мертвых. Иисус сказал, что через три дня после Его погребения, Он воскреснет. На третий день после Его распятия камень весом практически в две тонны, находящийся около Его гробницы был отвален.16 Стража, состоящая из хорошо обученных Римских солдат, видела ослепительный свет и появление ангела. Гробница оказалась пустой, в ней осталось лишь одеяние, в которое было увернуто тело Христа при захоронении. В течение многих лет проводился правовой, исторический и логический анализ воскресения Христа. Наиболее вероятным выводом до сих пор остается воскресение Иисуса из мертвых.

Если вы хотите знать, существует ли Бог, проведите изучение личности Иисуса Христа. Нам сказано: «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.»17

Хотите ли вы установить отношения с Богом и знать, что вы приняты Им?

Это решение должно быть только вашим, никакого принуждения здесь быть не может. Но если вы хотите получить Божье прощение и установить с Ним отношения, вы можете сделать это прямо сейчас, если попросите Его простить вас и войти в вашу жизнь. Иисус сказал, «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему».18 В случае, если вы хотите сделать это, но не знаете, как изложить вашу мысль словами, следующие строки могут помочь вам. «Иисус, спасибо Тебе за то, что Ты умер за мои грехи. Ты знаешь мою жизнь, знаешь, что я нуждаюсь в прощении. Я прошу тебя простить меня прямо сейчас и войти в мою жизнь. Спасибо Тебе за то, что Ты желаешь отношений со мной. Аминь.»

Бог считает ваши отношения с Ним постоянными. Иисус Христос сказал обо всех, кто верует в Него: «Я знаю их, и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей.»19

Рассматривая все эти факты, человек может сделать вывод, что любящий Бог cуществует, и наши отношения с Ним могут быть близкими и личными. Если вам интересно узнать больше о существовании Бога или о подтверждении божественной природы Христа, если у вас возникли другие подобные этим важные вопросы, вы можете писать нам.

Об авторе:  Бывшей атеистке Мэрилин Адамсон было сложно опровергнуть постоянные ответы на молитвы, а также образ жизни ее близкой подруги. Пытаясь разобраться в убеждениях своей подруги, Мэрилин была поражена, когда узнала об огромном количестве объективных аргументов в пользу существования Бога. Где-то после года скрупулезного поиска ответов на свои вопросы, она ответила на предложение Бога войти в ее жизнь; ее вера в Него находит множество новых подтверждений и обильно награждается Господом.

[1] Римлянам 1:19-21 [2] Иеремии 29:13-14 [3] Paul E] Little, Know Why You Believe (Victor Books, 1988), p. 22 [4] R.E.D] Clark, Creation (London: Tyndale Press, 1946), p. 20 [5] The Wonders of God’s Creation, Moody Institute of Science (Chicago, IL) [6] Ibid. [7] Ibid. [8] Ibid. [9] Little, p. 24 [10] Thomas McCall, «The Stone of the House of David,» The Levitt Letter (Zola Levitt Ministries), September 1993 [11] Josh McDowell, Evidence That Demands A Verdict (San Bernardino, CA: Here’s Life Publishers, 1979), p. 16 [12] Иоанна 8:12 [13] Иоанна 14:6 [14] Иоанна 14:11 [15] Иеремии 31:3 [16] Josh McDowell, More Than A Carpenter (Wheaton, IL: Tyndale House, 1977), p. 90-91 [17] Иоанна 3:16 [18] Откровение 3:20 [19] Иоанна 10:27-29

7 доказательств — Храм святых Жен

Далее речь пойдет о самом простом и распространенном аргументе. Телеологический аргумент не имеет даже имени или имен ученых, которые его сформулировали. Все потому что, скорее всего, каждый из нас в определенные моменты своей жизни сам находил его в своем уме. Основан этот аргумент на разумности и совершенстве окружающего нас мира. Согласитесь, что наш мир поражает своей гармоничностью, закономерностью и уникальностью. Какие удивительные формы жизни ученые находят в глубинах океана, воздухе, земле, и все они могут существовать рядышком на одной планете. Как сбалансирован питательный круговорот на нашей Земле. Ученые, которые занимаются детальным изучением тех законов, которые заложены в природу, постоянно удивляются ее гармоничности. Вот несколько высказываний видных современных ученых. «Равновесие между гравитационными и электромагнитными взаимодействиями внутри звезд, — пишет П. Девис, — соблюдается почти с немыслимой точностью. Вычисления показывают, что изменение любого из взаимодействий всего лишь на 10-40 его величины повлекло бы за собой катастрофу для звезд типа Солнца». Профессор М. Рьюз, рассуждая о возможной первопричине мира, пишет: «Понятие о такой причине возвращает нас, по сути дела, к признанию Высшей силы того или иного рода, которую вполне можно именовать Богом. Кстати говоря, мне кажется, что эта аргументация подпадает под класс доводов, традиционно известных как телеологические». И продолжает: «Вообще же, предположение, что за покровом наличного бытия вселенной, за ее организацией должен скрываться некий Разум, начинает казаться в наши дни все более правдоподобным». Особенно обращает на себя внимание т.н. антропный принцип. Когда были выявлены значения мировых констант (скорости света, заряда и массы электрона и т.д.), оказалось, что даже при самых ничтожных изменениях их величин, космос был бы совершенно иным и наши формы жизни, прежде всего человек, не смогли бы существовать. Известный американский ученый Ральф Эстлинг так прокомментировал этот принцип: «Абсолютно во всем, начиная от постоянных, определяющих гравитационные, электромагнитные, сильные и слабые ядерные взаимодействия, и вплоть до основных биологических предпосылок, мы обнаруживаем, что космос в целом, наше Солнце в частности, и в особенности Земля настолько точно подогнаны к нам, что неизбежно напрашивается вопрос: а не Бог или кто-то еще с аналогичным именем создал все это, прежде всего имея в виду нас? Это слишком много для совпадения, даже для чуда, чтобы назвать это чистой случайностью». В журнале известия за 1970 года есть статья, посвященная телеологическому аргументу. В этой статье речь шла и о математической вероятности случайного возникновения жизни на планете Земля: «Как-то математики подсчитали вероятность возникновения жизни на земле. Оказалось, что по законам мира чисел мы не имеем права возникнуть, а уж если возникли, то не должны были выжить». Интересно, что этот аргумент еще называют аргументом часовщика: «Если есть часы, то есть часовщик, который их создал». Его разрабатывал в том числе британский ученый Уильям Пейли, который писал: «Если бы вы нашли в чистом поле часы, то исходя из очевидной сложности их конструкции, вы пришли бы к неизбежному выводу о существовании часовщика». В конце отметим, что и православные Богословы не раз обращались к этому аргументу. В частности, Григорий Богослов писал: «Ибо Вселенная как могла бы составиться и стоять, если бы не Бог все осуществлял и содержал? Кто видит красиво отделанные гусли, их превосходное устройство и расположение, или слышит саму игру на гуслях, тот ничего иного не представляет, кроме сделавшего гусли или играющего на них, и к нему восходит мыслью, хотя, может быть, и не знает его лично».

10) «ДОКАЗЫВАЯ СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА» (ФОМА АКВИНСКИЙ). 50 золотых идей в философии

10) «ДОКАЗЫВАЯ СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА» (ФОМА АКВИНСКИЙ)

Великий средневековый теолог Фома Аквинский в одном из своих произведений предпринял попытку доказать существование Божества, исходя из возможностей человеческого разума. Известно, что Бог – это давний предмет размышлений огромного числа философов. Некоторые из них считали, что доказать существование Бога принципиально невозможно, так как разум человеческого существа бессилен перед беспредельным могуществом сверхразумного. Другие полагали, что доказать существование Бога можно косвенным образом, например исходя из того, что окружающий нас мир устроен мудро, и в природе даже невооруженным взглядом видятся закономерности. Третьи же считали, что существование Бога доказуемо, исходя из того, что каждый, думая о вечном и прекрасном, подразумевает за всем этим Божество.

Так, дискуссии о Божестве длились довольно долго, пока святой Фома, чье учение стало официальной доктриной католической церкви, не предложил пять доказательств бытия Бога в своем знаменитой труде «Сумма теологии».

Идея, из которой исходил мудрец, была такой: никто из людей не может сказать, что именно представляет собой Бог, так как ни в речи людей, ни в их мышлении нет достаточных для этого возможностей. Даже если кто-то из нас попытается просто сказать: «Бог есть то-то или то-то», – это окажется невозможным, так как в языке нет слов, при помощи которых можно точно выразить, что есть Бог. Любые слова по отношению к нему не верны.

На первый взгляд, из подобной ситуации может быть только один выход: ничего не говорить о Боге и даже не пытаться доказать, что он существует. Однако каждый из нас испытывает потребность верить во что-то, обратиться с молитвой, испытывает желание быть услышанным, получить помощь и успокоение от высших сил. Поэтому необходимо все же найти способ думать и говорить о Боге. Этот способ будет, конечно же, косвенным, но все же он существует.

Основным принципом доказательств является рассмотрение Божественных творений, то есть мира и человека, и попытка найти в них следы Великого Небесного Творца.

Первое доказательство исходит из такой посылки: если взглянуть на мир, на природу, сразу станет ясно, что она постоянно находится в развитии. Меняются времена года, растительный мир рождается и умирает, то же самое происходит с животными и людьми. Постоянно происходят изменения: круговорот веществ в природе, возникновение и уничтожение, зарождение чего-то нового, разделение и соединение элементов.

Однако любой процесс во Вселенной должен иметь свое начало, иными словами – естественно предположить, что все движение в природе когда-то началось. Что же явилось причиной начала круговорота, что подтолкнуло природу к росту и развитию? Конечно же, это могло быть только Божество, обладающее верховным могуществом. Таким образом, через существование развития и движения в природе можно доказать и существование того, что является перводвигателем, то есть Бога.

Второе доказательство бытия Бога начинается со следующего размышления: мир вокруг нас чрезвычайно богат и разнообразен, в нем столько существ и явлений, что человек за всю свою жизнь не в состоянии увидеть все, узнать обо всем. Нельзя даже представить себе, чтобы все это богатство природы, Космос, множество планет и солнц, человечество, наделенное способностью познавать и творить, были созданы случайно. Конечно же, некий Высший Разум, обладающий беспредельной силой, и только он мог создать все это великолепие.

Таким образом, можно предположить, что причиной того, что существует природа, Космос и человек, является существо, обладающее способностью создать все это, то есть Бог.

Третье доказательство бытия Бога, по Фоме Аквинскому, проистекает из такой предпосылки: каждый человек, задумываясь о том, как мудро устроен окружающий его мир, приходит к мысли о существующей в природе взаимосвязи между явлениями. Например, все мы знаем о том, что вещи и явления могут быть по отношению одного к другому причиной или следствием, то есть одно может влиять на другое и вызывать в нем изменения, или же некое событие может приводить к появлению другого. Таким образом, весь мир оказывается пронизанным сетью связей и влияний.

Но можно предположить, что существует нечто, что не является следствием природных явлений – и пребывает, независимо ни от чего, само по себе. Это конечно же Бог, наиболее совершенное бытие которого ни от чего не зависит.

Четвертое доказательство бытия Бога исходит из такой посылки: наблюдая за окружающим миром, мы естественным образом сталкиваемся с тем, что каждое существо в нем обладает своим собственным совершенством. Действительно, посмотрите, например, на бабочку. Разве она устроена не совершенно? Разве в очертании ее крыльев, рисунке, который их покрывает, не заключена сама красота природы? Или тигр – разве нет совершенной красоты в его движениях? Даже в самой маленькой снежинке заключена бесконечная гармония и красота, которой мыслящее существо может наслаждаться.

Но все это великолепие не могло возникнуть без некоего Великого Творца, Художника, создавшего столь прекрасные произведения, равных которым даже человеческий гений не в силах создать. А быть таким Творцом, конечно же, мог только Бог. И это есть доказательство его существования.

Последнее доказательство бытия Бога непосредственно связано с бытием человека. Каждый из нас в своей жизни преследует какую-то цель, в стремлении к которой он совершает те или иные поступки. Цели людей могут быть очень разными: богатство, красота тела, воспитание детей, карьера, слава, творчество или святость. Для каждой из целей существует свой набор средств, применяя которые, индивид при определенной настойчивости рано или поздно достигнет желаемого.

Но среди всех целей всегда есть такие, которые считаются достойными человека, и такие, которые порицаются и осуждаются как недостойные. В качестве наиболее достойной цели всеми признается нравственное самосовершенствование. Именно здесь появляется возможность для доказательства бытия Бога, а именно – как самого совершенного разума, не способного на дурные помыслы и поступки. Бог настолько совершенен, что в нем нет никакого зла, никакой жестокости. Именно к такому идеалу и должен стремиться человек, вставший на путь нравственного самосовершенствования.

Таким образом, исходя из стремления человека к добру и любви к своим ближним, доказывается существование высшего носителя добра – Бога.

* * *

Известно, что учение, созданное в средние века святым Фомой Аквинским, пользовалось огромной популярностью у богословов и философов и продолжает быть значимым и по сей день. Так, основные идеи Фомы были канонизированы католической церковью и объявлены истинным учением о Боге. На основе идей схоласта в ХХ веке была создана философская школа – неотомизм.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Как профессор MIT доказал существование Бога с помощью математики / Хабр

«Иаков борется с Богом» Александр Луи Лелуар, 1865 год

Внезапно прогремевший около 13.8 миллиардов лет назад Большой Взрыв положил начало истории. Через несколько миллиардов лет после этого из облаков слегка остывшего газа сформировались галактики, спустя какое-то время внутри галактик из туманностей образовались звезды, а вокруг звезд появились планеты. На одной из таких планет в воде вблизи горячих сопок подводных вулканов зародилась химическая жизнь. Постепенно эта жизнь усложнялась и эволюционировала — вначале в простейших вирусов и бактерий, а после в птиц и млекопитающих. И в конце концов, мозг одного из видов млекопитающих развился достаточно, чтобы по косвенным уликам воспроизвести весь пройденный им путь к собственному существованию. Но несмотря на все свои достижения это млекопитающее все еще терзается вопросом: что было до Большого Взрыва?

На этот счет мнения расходятся. Многие считают этот вопрос некорректным, так как до Большого Взрыва не существовало самого времени. Некоторые считают нашу Вселенную внутренностями черной дыры, образовавшейся в некой «внешней» Вселенной. А кто-то считает, что все сущее — это симуляция, запущенная на мощном компьютере в «настоящем» мире. Кто знает, может быть действительно весь наш мир — это всего-лишь навсего школьный проект по программированию шестиклассника из развитой цивилизации. Но даже если наш мир находится внутри «сверхвселенной» или «настоящей вселенной» , то почему существует сама это внешняя Вселенная? Что ее породило? Почему вообще существует все сущее?

Творец

Самым популярным ответом на этот вопрос долгое время считалось существование Бога — создателя нашего мира. Сторонники данной точки зрения рассматривают Большой Взрыв непосредственно как акт Творения.

Логическая цепочка рассуждений, ведущая к доказательству существования Бога, называется космологическим аргументом. Он гласит, что раз в мире неукоснительно действует закон причинно-следственных связей и у всего есть причина, то и у самого мира тоже должна быть причина, и такая первопричина и есть Бог.

Правда, существование Бога порождает логичный вопрос — откуда же в таком случае появился сам Бог? В ответ на это средневековые христианские богословы-схоласты утверждали, что к понятию Бога неприменим вопрос «что было до» и «откуда появился», ведь Бог — это абсолют вне времени и пространства. Поэтому в строго формализованном виде космологический аргумент выглядит так:

  • Всякая вещь во вселенной имеет свою причину вне себя (дети имеют причину в родителях, катящийся шар имеет причину в толкнувшем его человеке и т.д.)

  • Вселенная как состоящая из вещей, имеющих свою причину вне себя, сама должна иметь свою причину вне себя

  • Так как вселенная является материей, существующей во времени и пространстве, то следовательно, причина вселенной должна находиться вне этих категорий

  • Следовательно существует нематериальная причина Вселенной, не ограниченная пространством и временем

  • Такую первопричину можно назвать словом «Бог»

Учение о вечном и бесконечном Боге, создавшем все сущее, и сам космологический аргумент не были оригинальной идеей христианских богословов, они даже не были созданы самими христианами. Все дело в том, что несмотря на то, что христианство в религиозном аспекте является порождением иудаизма, то в идейном аспекте оно является прямым потомком древнегреческой философии.

Парменид — бытие и небытие

Парменид

Древнегреческий философ Парменид не задавался вопросом о том, почему существует всё сущее («бытие»). Он считал гораздо более интересным вопросом: существует ли небытие? Ход его мысли, извините за каламбур, крутился вокруг самой мысли.

Про бытие Парменид утверждал, что его существование для нас абсолютно самоочевидно, поскольку лишь то, что мы мыслим уже говорит о бытие чего-то — самой мысли. Это утверждение спустя много веков после Парменида известный французский философ Рене Декарт сформулировал наиболее кратко: «Я мыслю, а следовательно я существую».

Про небытие Парменид утверждал, что его не существует, поскольку оно немыслимо. Если вы попробуете представить себе небытие, то скорее всего вы представите себе абсолютную черноту и пустоту. Но чернота — это всего-лишь наше представление об отсутствии света, а пустота — наше представление об отсутствии предметов. Настоящее небытие — это отсутствие вообще чего бы то ни было: пространства, времени, материи, даже самой мысли, полное забвение. Такое невозможно себе представить, а следовательно, по мнению Парменида, небытия не существует. Кроме того философ отмечал, что существование небытия логически противоречиво, ибо сводится к утверждению «Есть то, чего нет».

Из существования бытия и несуществования небытия Парменид делает два вывода: о том, что бытие ничем не порождено, иначе пришлось бы признать, что оно произошло из небытия, которого не существует, и о том, что бытие вечно и неуничтожимо, иначе оно превратилось бы в небытие, которого не существует. Как видно, уже во времена Парменида в греческой философии начинают формироваться взгляды о некоем вечном абсолюте, не имеющем ни начала, ни конца.

Кроме того, из существования бытия и несуществования небытия Парменид дедуктивно выводит картину мира, очень похожую на современные представления о нашей Вселенной, которую философ также называет бытием:

  • Бытие одно, и не может быть двух и более бытий, иначе они должны были бы быть отграничены друг от друга небытием, а его не существует

  • Бытие сплошное и единое, то есть не имеет частей. Если бытие имело бы части, они были бы отграничены друг от друга небытием, а его не существует

  • Бытие неподвижно, однородно, совершенно и ограниченно, имеет форму шара

  • У бытия нет ни прошлого, ни будущего, бытие — это чистое настоящее

Неизвестно как именно философ выводит мысль о шарообразной форме бытия, но можно с уверенностью сказать, что он угадал реальную форму нашей Вселенной.

Пифагор — культ единицы

Пифагор

Незадолго до Парменида в греческой Италии жил другой древнегреческий философ и математик Пифагор, и поныне известный своей знаменитой теоремой о соотношении длин катетов и гипотенузы прямоугольного треугольника. Пифагора восхищало открытое им соотношение высоты издаваемого арфой звука от длины ее струн — после этого открытия Пифагор создал первую в историю математическую теорию музыки. Видя, что и остальные закономерности природы, как и музыка, описываются математикой, Пифагор выдвинул гипотезу, что математика лежит в основе всего сущего, или, другими словами, что «всё есть число». Математическую красоту мироустройства Пифагор по аналогии с музыкой называл великой гармонией Вселенной.

Пифагор обожал числа, особенно его восхищала единица — Пифагор называл её монадой и поклонялся ей, считал её высшим абсолютом, символом единой и неделимой первоосновы всего сущего, божеством. Двойку же Пифагор считал принципом раздвоения всего сущего на противоположности: предельное и беспредельное, четное и нечетное, единое и множественное, правое и левое, мужское и женское, покой и движение, прямое и кривое, свет и тьму, добро и зло.

Такая вера привела Пифагора к созданию собственной религии. Набрав идей в популярной в те времена в Греции монотеистической религии орфизме, он создал пифагорейскую школу — религиозно-математический кружок по интересам. Пифагорейцы поклонялись Единому, а в качестве материального воплощения Единого они выбрали Солнце. Пифагорейцы искали у себя грехи и совершали исповеди. По сведениям античных историков Пифагор наказывал своим ученикам: «Да не коснётся очей твоих сон, смежающий веки, прежде, чем трижды дневные дела разберёшь по порядку: «В чём прегрешил? Что сделал? Что должное я не исполнил?»». Несмотря на математичность пифагорейской школы, у них было множество запретов и суеверий: пифагорейцам запрещалось есть бобы, шагать через перекладину, касаться белых петухов, смотреть в зеркало около огня, ломать хлеб и многое другое. Также они практиковали вегетарианство, так как унаследовали от орфизма учение о переселении душ.

Гипотеза Пифагора о математическом устройстве Вселенной стала очень популярной среди учёных — ей вдохновлялись Ньютон, Кеплер, Эйнштейн. Эта гипотеза подтверждается даже в современных научных исследованиях. Если мы посмотрим на квантовую механику, описывающую наш мир на микроуровне, то увидим, что там твердый материальный мир рассыпается на чистые математические абстракции: гильбертово пространство, комплексные числа, волновые уравнения Шредингера, тензоры и линейные операторы.

Платон — вечность души

Платон

Другой известный древнегреческий философ Платон страшно уважал Пифагора и математику. Над воротами основанной им в Афинах академии он написал вошедшую в историю фразу: «Не геометр да не войдет». Но более всего Платон известен тем, что создал учение об идеях. Строго говоря, это учение начал формировать еще учитель Платона знаменитый афинский философ Сократ, но именно Платон развил его в философию, ныне известную как идеализм. Легче всего понять «идею» Платона можно через следующий пример.

В мире существует множество круглых столов, но ни один из этих столов не имеет совершенно круглую форму. Некоторые из столов имеют небольшие трещины и изъяны, некоторые сделаны добротно, но все же на атомном уровне не являются полностью круглыми. Несмотря на это, у нас в голове существует идея о совершенном геометрическом круге. Именно поэтому мы обычно называем такой круг идеальным. Кроме того, в мире существует великое множество столов разной формы, но у нас в голове существует абстрактная идея о столе, под которую подпадают все существующие в мире столы. Таким образом, обычный круглый стол в материальном мире по мнению Платона имеет прототип в мире идей: идею круглого стола, являющегося сочетанием идеи абстрактного стола и идеи круга.

Лучшими примерами платоновских идей являются математические объекты и отношения. Если мы задумаемся, было ли бы два плюс два равно четырем, если бы никакой Вселенной вовсе и не существовало, то мы придем к выводу, что да, было бы. Ведь это равенство не является чем-то материальным и зависящим от каких-то свойств мироздания — оно существует лишь в мире идей. Более того, мы можем бесконечно сочетать разные идеи и их сочетания, порождая все более и более сложные идеи. Таким образом, Платон приходит к выводу, что мир идей в отличии от материального мира вечный и бесконечный. Кроме того по мнению Платона, мир идей, несмотря на все свое многообразие, является нечтом Единым.

Развивая эту мысль, Платон задается вопросом: если наш разум, или образно говоря, душа, является суммой огромного множества идей, а идеи — это вечные сущности, то получается, что наша душа тоже не рождается и не умирает. Платон считал, что после физической смерти, душа человека возвращается обратно в мир идей и достигает с ним полного единения. Так Платон приходит к учению о бессмертии души и ее посмертному возвращению к Богу, которое позже будет перенято отцами христианской церкви.

Аристотель — сотворение материального мира

Аристотель

Ученик Платона философ Аристотель, анализируя мысли своего учителя о мире идей, задался вопросом: если прототипами реальных материальных вещей являются идеи, то что же выковало наш материальный мир по лекалам идей, что же вдохнуло в идеи жизнь, материализовав их? Единственным разумным ответом на этот вопрос Аристотель считал сущестование Перводвигателя. Именно Аристотель впервые сформулировал космологический аргумент — если у всего есть причина, то должна существовать самая первая причина, начало всякого действия в мире — Перводвигатель. Таким образом, Аристотель заканчивает формирование образа Бога, который позже переняли христиане — вечного и бесконечного, нематериального Абсолюта и Перводвигателя всего сущего.

Брахман

В древнеиндийской философской школе существовало схожее с греческим представление об Едином — индийцы называли его словом Брахман. Они верили в то, что весь наш мир во всем его многообразии: каждый листок на дереве, каждый камушек на земле, каждое живое существо, каждый момент времени, являются частичками некоего сверхсущества — Брахмана, а все физические, химические, биологические и исторические процессы во Вселенной являются жизненными процессами этого сверхсущества. Это существо не является личностным Богом, Брахман — это скорее душа мира, индифферентный абсолют, это непосредственно сама реальность. Это существо ниоткуда не появилось, и никуда не исчезнет, оно — само бытие. Утверждали, что Брахману не может быть дано никакое утвердительное определение, его можно определить лишь через отрицание: Брахман бесконечный, Брахман неизменный, Брахман неподвижный. Верящие в Брахмана древние индийцы были первыми пантеистами.

Интересно отметить, что знаменитый физик Эрвин Шрёдингер был ярым поклонником индийской философской школы веданты и написал целый трактат про связь квантовой механики и Брахмана. Но в отличии от Шредингера далеко не все философы древней Индии были согласны с идеей Брахмана, и об одном из них пойдет речь далее.

Будда — взаимозависимое возникновение

Сиддхартха Гаутама — Будда Шакьямуни

Во времена Пифагора и Парменида на другом конце индоевропейской цивилизации жил великий индийский философ Сиддхартха Гаутама, более известный как Будда Шакьямуни. Центральной идеей его философии стала шуньята — лежащая в основе всего пустота.

Будда утверждал, что абсолютно все вещи (объекты и явления) в мире являются составными, то есть могут быть разложены на две и более части.Взаимодействие этих частей порождает иллюзию существования самой этой вещи, никаких собственных свойств у вещи нет — ее природа «пуста». К примеру, атом водорода состоит из протона и электрона, и все его свойства порождаются взаимодействием этих элементарных частиц. Сам атом водорода — это лишь идея в нашей голове, на самом деле никакого атома нет, есть лишь взаимодействие протона и электрона.

Будда указывал, что при взаимодействии самих составных вещей друг с другом порождаются все более сложные составные вещи, и предела этому нет. Как взаимодействие элементарных частиц порождает атомы, так взаимодействие атомов порождает молекулы, взаимодействие молекул порождает клетки, взаимодействие клеток порождает живые организмы, а взаимодействие живых организмов порождает экосистемы и цивилизации. Философ разумно заметил, что все составные вещи и явления недолговечны, стремятся обратно в пустоту и рано или поздно, но уходят в небытие.

Кроме этого Будда указывал на то, что вещи и явления возникают вокруг пустоты только взаимозависимо и симметрично. К примеру, понятие низкий возникает взаимно с понятием высокий, понятие глупый взаимно с понятием умный, день возникает взаимно с ночью, тепло с холодом, свет с тьмой, прошлое с будущим, причина со следствием, бодрствование со сном, а раб может существовать только при существовании хозяина.

Шуньята тесно связана с математикой — изобретенную в восьмом веке нашей эры цифру «ноль» индийцы назвали санскритским словом «шунья», что значит «пустой». Кроме основного значения нуля как пустоты, то есть отсутствия счетных предметов, этим наименованием подчеркивался сакральный смысл нуля: как по индийским философским представлениям пустота лежит в основе всех вещей, так и ноль лежит в самом основании всей математики. Именно относительно нуля взаимно возникают положительные и отрицательные числа.

Также мы можем найти подтверждение философских воззрений Будды в известной нам физике. Такие силы как гравитация и электромагнетизм возникают между двумя объектами только взаимно — оба объекта притягивают друг друга или отталкиваются друг от друга с одинаковой силой. В случае электромагнетизма также симметрично существуют пары положительно и отрицательно заряженных частиц. И так всё стремится обратно в пустоту, к нулю, то разнозаряженные частицы притягиваются друг к другу, а одинаково заряженные отталкиваются.

Согласно законам квантовой физики, даже в пустоте энергия не может быть постоянно равна нулю. Она постоянно испытывает колебания и равна нулю лишь в среднем. Нулевые колебания поляризованного вакуума постоянно порождают симметричные пары виртуальных частиц и античастиц. При столкновении частицы и античастицы аннигилируют, возвращаясь обратно в пустоту.

Существует гипотеза нулевой энергии Вселенной, которая гласит, что общее количество энергии во Вселенной равно нулю, так как количество положительной энергии в форме материи равно количеству отрицательной энергии в форме гравитации. А согласно теореме Нетёр каждый закон сохранения соответствует некоторой непрерывной симметрии физической системы: так закон сохранения энергии соответствует однородности времени, а закон сохранения импульса соответствует однородности пространства.

Симметрия вообще является одним из основных свойств нашей Вселенной: галактики обладают осевой симметрией, шарообразные звезды и планеты сферически симметричны, большинство живых существ на нашей планете билатерально симметричны, есть даже существа вроде сифонофор, образующих колонии со скользящей симметрией. Более того, симметрия нравится нам подсознательно: большей части человеческого искусства, архитектуры, живописи, скульптуры, фотографии, музыки в том или ином виде свойственна симметрия.

Если мы применим буддийский принцип взаимозависимого возникновения к вопросу бытия и небытия, мы увидим, что небытия просто напросто не может существовать без существования бытия. Они обязаны сосуществовать симметрично. Даже чисто логически как для определения «не А» должно быть определено «А», так и для существования небытия обязательно должно быть существовать бытие. Более того, можно сказать, что платоновский мир идей и наш материальный мир тоже возникли взаимозависимо и симметрично.

Нагарджуна — реальность и нереальность

Статуя Нагарджуны в Шотландии

Через несколько сотен лет после смерти Сиддхартхи Гаутамы другой буддийский философ Нагарджуна задумался над вопросом: можем ли мы вообще найти различия между идеальным и материальным мирами и сказать, что реально, а что нет?

Возьмем к примеру, уже упомянутый атом водорода. Раз этот атом — лишь иллюзия, порожденная взаимодействием протона и электрона, и существует лишь в нашей голове в виде идеи, то значит он не является частью материального мира, значит он нереален. Но все остальное в нашем мире построено из атомов — молекулы, клетки, организмы, планеты — и является набором слоев абстракций составных идей. Значит, все материальные вещи тоже нереальны. Более того, даже само ядро атома, протон — является составной иллюзией взаимодействия кварков, а крутящийся по орбите вокруг протона электрон можно представить как иллюзию, порожденную взаимодействием описываемых математическими формулами физических сил. То есть части атома точно также иллюзорны и нереальны и существуют лишь в виде идеи в нашей голове.

Даже такое казалось бы фундаментальное свойство нашей Вселенной как время — лишь иллюзия. Мы делим время на прошлое, настоящее и будущее. Прошлое определено относительно настоящего и будущего, будущее определено относительно настоящего и прошлого, а настоящее определено относительно прошлого и будущего. Прошлого уже нет, будущее еще не наступило. Так где же тогда находится настоящее — тот самый миг между прошлым и будущим? Между тем, чего уже нет, и тем, чего еще нет. Это значит, что настоящее и само время — точно также «пусто», как и все остальное.

Конечно, во времена Нагарджуны не слыхивали про кварки, но разобрав подобным образом все известные ему вещи и явления, философ пришел к выводу, что ничего реального и материального вообще не существует, что вся материя — это лишь идеи и впечатления в нашем сознании, а следовательно материальный и идеальный мир — есть одно и то же. Развивая эту мысль, Нагарджуна пришел к мыслям, очень похожим на мысли знаменитого австрийского философа XX века Людвига Витгенштейна о том, что наш язык в принципе не может адекватно описать реальность, а вся наша философия является не рассуждениями о мире, а рассуждениями о наших представлениях о мире. Мысль изреченная есть ложь. Всё реальное — неописуемо, всё описываемое — нереально, и никакой иной реальности кроме мира идей не существует.

Тегмарк — в поисках Бога

К похожим выводам приходит современный физик и космолог, профессор MIT Макс Тегмарк. В своей книге «Наша Математическая Вселенная» Тегмарк задумывается над проблемой пифагоризма и вопросами, заданными двумя великими физиками: Юджином Вигнером и Стивеном Хокингом. Вигнер удивлялся тому, что математика так непостижимо эффективна в описании физики нашей Вселенной. А Хокинг размышлял, что даже если в будущем мы завершим работу над теорией всего и получим все уравнения, по которым работает наша Вселенная, то перед нами тут же встанут вопросы: «Почему именно эти уравнения?» и «Что вдыхает в них жизнь?».

Тегмарк считает, что ответить на эти вопросы возможно только одним способом. И этот ответ состоит в том, что вся наша Вселенная и есть математика, а точнее лишь одна из возможных математических структур. По утверждению Тегмарка само бытие — это любые непротиворечивые математические структуры, коих существует бесконечное количество, и каждая такая структура — это отдельная Вселенная со своими законами. В каждой такой математической Вселенной взаимодействие ее простейших частей порождает всё более и более сложные подструктуры, некоторые из которых настолько сложны, что могут даже обладать сознанием и созерцать всю божественную красоту этой самой Вселенной.

Получается, что Пифагор, Платон и Нагарджуна были правы. Математика — это действительно основа всего сущего, вечная и бесконечная истина, существующая сама по себе, единственная реальность. Математика — это тот самый всепорождающий Бог, о котором говорили греки, тот самый всеобъемлющий Брахман, о котором говорили индийцы.

Ходит байка, что в XVIII веке при дворе русской императрицы Екатерины II состоялся спор между великим швейцарским математиком Леонардом Эйлером и французским философом Дени Дидро о существовании Бога. На утверждение Дидро, что Бога не существует, Эйлер написал на стене формулу и прокомментировал запись: «следовательно Бог существует».

Послесловие

По преданиям авраамических религий после битвы с Богом, изображенной на заглавной картинке этого поста, Иаков получил новое имя — ישראל — Израиль, или в оригинальном произношении Исраэль. Это слово образовано из двух других слов ישר-אל (Яшар-Эль), что значит «Прямой к Богу», а также оно является омонимом словосочетания איש ראה אל (Иш-Ра-Эль), что значит «мужчина, видящий Бога».

Я надеюсь, после прочтения этого поста вы тоже узрели Бога и стали к нему хоть чуточку ближе. Аминь!

Можем ли мы доказать, что Бог существует?

Я написал докторскую диссертацию о ценности различных философских аргументов, которые пытаются доказать существование Бога. Может быть такое доказательство? Блестящие философы, от Ансельма Кентерберийского, св. Фомы Аквинского, Рене Декарта и современных интеллектуалов, таких как Чарльз Хартсхорн, утверждают, что существование Бога можно доказать с помощью рациональных аргументов. Кроме того, многое зависит от того, что именно мы подразумеваем под словом «доказать». Как нам что-то доказать?

Есть легенда о св.Кристофер, что здесь уместно: Кристофер был человеком одаренным во всех отношениях, кроме веры. Он был физически сильным, сильным, добросердечным, мягким и любимым. Он также был щедрым, используя свою физическую силу, чтобы помогать другим, но ему было трудно поверить в Бога, хотя он и хотел.

Для него физическое было реальным, а все остальное казалось нереальным. Итак, как гласит легенда, он прожил свою жизнь в определенном честном агностицизме, будучи неспособным по-настоящему поверить ни во что, кроме того, что он мог физически увидеть, почувствовать и потрогать.

Однако это не помешало ему использовать свои дары, особенно свою физическую силу, для служения другим. Это было его прибежищем, щедростью и служением. Он стал водителем парома, всю свою жизнь помогая перевозить людей через опасную реку.

Однажды ночью, как гласит легенда, во время шторма паром перевернулся, и Кристофер нырнул в темные воды, чтобы спасти маленького ребенка. Принеся этого ребенка к берегу, он посмотрел ему в лицо и увидел лик Христа.После этого он поверил, потому что увидел лик Христа.

При всей своей набожности эта легенда содержит важный урок. Это меняет взгляд на вопрос о том, как кто-то пытается «доказать» существование Бога. Наша попытка доказать существование Бога должна быть практической, экзистенциальной и воплощенной, а не в основном интеллектуальной. Как нам перейти от веры только в физическое, от веры только в реальность того, что мы можем видеть, чувствовать, осязать, пробовать и обонять, к вере в существование более глубоких, духовных реальностей?

В истории Кристофера есть урок: живите настолько честно и уважительно, насколько это возможно, и используйте свои дары, чтобы помогать другим.Бог появится. Бог находится не в заключении философского силлогизма, а в результате определенного образа жизни. Более того, вера — это вопрос не столько чувства, сколько бескорыстного служения.

Есть еще один урок в библейском повествовании об апостоле, святом Фоме, и его сомнениях относительно воскресения Иисуса. Вспомните его протест: «Я не поверю, если я [физически] не смогу поместить свой палец в раны его рук и воткнуть палец в рану на его боку.”

Обратите внимание, что Иисус не оказывает сопротивления или упрека перед лицом скептицизма Фомы. Вместо этого он ловит Томаса на слове: «Подойди и [физически] приложи палец к ранам моей руки и ране на моем боку; убедитесь сами, что я настоящий, а не призрак ».

Это открытый вызов для нас: «Придите и убедитесь сами, что Бог реален, а не призрак!» Однако это вызов не столько интеллектуальный, сколько моральный, вызов быть честным и щедрым.

Скептицизм и агностицизм, даже атеизм, не являются проблемой до тех пор, пока человек честен, не рационализирует, отказывается от лжи, готов стереть себя перед реальностью, какой она кажется, и великодушно отдавать свою жизнь служению.

Если эти условия соблюдены, Бог, автор и источник всей реальности, в конечном итоге становится достаточно реальным даже для тех, кто нуждается в физических доказательствах. Истории Кристофера и Томаса учат нас этому и заверяют, что Бог не гневается и не угрожает честным агностицизмом.

Для каждого будут темные ночи души, молчание Бога, холодные одинокие времена, времена скептики, когда реальность Бога не может быть осознана или признана. История веры, о чем свидетельствует жизнь Иисуса и жизни святых, показывает нам, что Бог часто кажется мертвым, и в те времена реальность эмпирического мира может настолько пересилить нас, что ничто не кажется реальным, кроме того, что мы можем увидеть и почувствовать прямо сейчас, не в последнюю очередь нашу собственную боль.

Когда бы это ни происходило, мы, подобно Кристоферу и Томасу, должны стать честными агностиками, которые используют нашу доброту и данные Богом силы, чтобы помогать другим переходить через обременительные реки жизни.Бог не требует от нас твердой веры, но требует щедрого и постоянного служения.

У нас есть уверенность в том, что если мы будем искренне помогать другим нести, то однажды мы окажемся перед реальностью Бога, который мягко скажет нам: «Убедитесь сами, что я реален, а не призрак».

Можем ли мы доказать, что Бог существует? Теоретически нет; в жизни да.

Существование Бога доказано наукой

Атеист Джерри Койн ответил на мой пост в прошлое воскресенье о молитве и пандемии коронавируса.Я утверждал, что молитва имеет смысл, потому что Бог существует, и Его существование доказуемо с помощью обычного метода научных выводов. У этой демонстрации есть название — естественное богословие, наука о доказательстве существования Бога с помощью доказательств и логики. Естественное богословие можно противопоставить богооткровенному богословию, которое является изучением Бога через откровение в Писании.

Естественное богословие имеет обширную историю — по крайней мере, она восходит к древнему философу Аристотелю (384–322 гг. До н. Э.) (Аргумент «Первичный двигатель»).Высшей точкой естественного богословия были «Пять путей» Фомы Аквинского, которые представляют собой научные (то есть основанные на фактах) аргументы в пользу существования Бога. Фактически, краеугольный камень метафизики Фомы Аквинского состоит в том, что сущность (то, что есть вещь) полностью отлична от существования (того, что вещь есть).

Существование — это не свойство в том смысле, что «Боб существует» — это не то же самое утверждение, что «Бобу 49 лет, и у него голубые глаза». Существование предшествует всем без исключения категориям. Это звучит эзотерически, но имеет глубокий смысл: существование Бога можно и должно быть доказуемо с помощью обычных научных методов — по образцу доказательства-логического вывода. Существование Бога не может быть доказано простой логикой или одним лишь рассудком. Вы не можете доказать, что что-то существует, только с помощью логики. Вы не можете рассуждать от чистой сущности (логики) к реальному существованию (свидетельству). Вы не можете доказать, что пирамиды Египта существуют только с помощью евклидовой геометрии треугольников. Вы можете доказать существование настоящих пирамид, только предоставив им вещественные доказательства.

Доказательство существования Бога есть и должно быть одним и тем же: оно должно быть логическим — оно должно исходить из свидетельств.В естествознании используется точно такая же структура вывода: доказательство-логический вывод

Вот краткое изложение научных аргументов в пользу Большого взрыва:

  1. Галактики показывают красное смещение, которое пропорционально расстоянию от Земли (свидетельство)
  2. Это означает, что галактики удаляются, и, следовательно, Вселенная в прошлом была единой точкой (логика и тензорные уравнения Эйнштейна гравитации (логика)
  3. Вселенная началась с сингулярности Большого взрыва (заключение)

Вот Первый Путь Аквинского:

  • Изменение существует в природе (свидетельство)
  • Изменение — это срабатывание потенциальности, и существенная цепочка срабатываний не может идти к бесконечному регрессу.Необходим полностью реальный Первичный двигатель (логика)
  • Этот Первичный двигатель — это то, что все люди называют Богом (заключение)

Обратите внимание, что обе научные теории имеют одинаковую структуру:

  1. Свидетельства из природы
  2. Логическая (или математическая) структура
  3. Вывод к заключению

Койн признает эту идентичность, но не согласен с логической структурой аргументации Фомы Аквинского. Койн утверждает: «Нет причин, по которым цепь действий не может« пойти к бесконечному регрессу ».Если есть мультивселенная, это примерно то, что вы получите. См. Обсуждение Шона Кэрролла ниже ». (Шон Кэрролл, «Нужен ли Вселенной в Боге?»)

Ни Койн, ни Кэрролл не понимают этого аргумента — аргумент Аквинского не имеет ничего общего с мультивселенной и действителен независимо от того, существует ли мультивселенная или нет.

Есть четыре (явных и неявных) составляющих Первого пути Фомы Аквинского (Фома Аквинский справа) .

Первое свидетельство:

  1. Свидетельства изменения природы.Это очевидно. Все постоянно меняется — атомы вибрируют, вода течет, листья желтеют, мужчины стареют. Изменения происходят повсюду, и свидетельства Первого пути Аквинского повсеместны и более обширны, чем свидетельства любой другой научной теории.

Тогда логика:

  1. Изменение — это активация потенции.
  2. Инструментальные (существенные) причинные цепи существуют в природе, и они не могут идти к бесконечному регрессу.
  3. Закон Исключенного Середина: вещь не может быть и быть противоположной в одном и том же отношении в одно и то же время.Что-то либо А, либо не А, но не то и другое одновременно.

Давайте рассмотрим логику, шаг за шагом, потому что это то, чего Койн и Кэрролл не понимают.

2) Изменение — это активация потенции: Это, пожалуй, самое фундаментальное метафизическое понимание Аристотеля. Аристотель заметил, что существует три способа описания существования: есть небытие, есть актуальность и есть промежуточное состояние, которое он назвал потенцией. Пример прояснит это.Мне 64 года. Это то, чем я являюсь на самом деле. Мне потенциально 65 лет. Если мое здоровье не изменится, мне скоро исполнится 65. Однако я не собака. Я никогда не стану собакой. Для меня «собака» — это не состояние моего существования, ни актуальное, ни потенциальное. Итак, мне 64 года (действие), потенциально 65 лет (потенция), и я не и никогда не смогу быть собакой (небытие). Когда Аристотель и Аквинский говорят, что изменение — это активация потенции, они имеют в виду только то, что когда что-то изменяется в природе, оно переходит от потенциально чего-то к чему-то на самом деле.Зеленый лист осенью превращается из потенциально желтого в действительно желтый. Желудь превращается из потенциально дуба в фактический дуб, когда он растет. Это очевидная концепция, и вклад Аристотеля заключался в том, чтобы сделать ее точным метафизическим принципом. Есть удивительно глубокие принципы, вытекающие из простой метафизики потенции и действия. Во-первых, как мы увидим, он обеспечивает доказательство существования Бога.

3) Инструментальные (существенные) причинные цепи существуют в природе, и они не могут идти к бесконечному регрессу: Это самая тонкая, но истинная и жизненно важная часть.Причинные цепи существуют в природе — вещи вызывают другие вещи. Причинные цепи означают, что потенция повышается, так что она действует последовательно в вещах. Вещь способна быть чем-то, и на самом деле она становится этим чем-то, потому что на нее действует что-то еще. Зеленый лист, который потенциально может быть желтым, на самом деле становится желтым, когда погода становится холоднее осенью, и погода становится холоднее осенью, потому что Земля вращается вокруг Солнца с осью, не полностью перпендикулярной плоскости орбиты, а Земля вращается вокруг Земли. Солнце, потому что импульс изначальной солнечной системы сохраняется, и т. д.

Причинные цепи бывают двух типов: некоторые цепи, называемые случайными цепями, включают причины, которые не обязательно должны присутствовать постоянно, чтобы эффект имел место. Классическим примером случайной причинно-следственной цепочки является генеалогическое древо. Мой дед вызвал моего отца, мой отец причинил мне, а я своего сына. Однако мой сын может существовать, даже когда все его генеалогическое древо умрет. Его прадед, дед и отец не обязательно должны существовать постоянно, чтобы поддерживать его существование. Причины моего сына могут действовать, затем уходят, а следствие (мой сын) остается.

Инструментальная (существенная) причинная цепочка отличается. В инструментальной причинно-следственной цепочке каждая причина должна продолжать существовать, чтобы следствие продолжало существовать. Если причина не существует одновременно, то и следствия не существует. Аристотель (внизу слева) использовал пример человека, толкающего камень палкой. Палка является инструментальной причиной движения камня: если палка исчезает, камень перестает двигаться. Палочка — необходимый инструмент для непрерывного движения камня.

Бесконечный регресс возможен для случайных (дед-отец и т. Д.) Причинных цепочек. Нет никакой логической причины, по которой эта причинно-следственная цепочка не может вернуться в бесконечность.

Бесконечный регресс невозможен для инструментальных (существенных) причинных цепочек. Причина в том, что инструментальная цепочка причин (цепочка палок, используемых для толкания камня) не может начаться сама по себе. Причинность влечет за собой повышение потенции к действию, но потенция не является чем-то полностью существующим, поэтому она должна быть вызвана чем-то, что действительно существует. Бесконечный регресс возможностей в инструментальной цепочке ничего не может сделать, поэтому он не может быть запущен сам по себе. Бесконечная цепочка палочек не может сдвинуть камень. Кто-то должен подтолкнуть палки. Что-то в начале цепочки должно быть актуальным само по себе и не зависеть от чего-либо еще, чтобы привести его в действие.

4) Закон Исключенного Середина: вещь не может быть и быть противоположной в одном и том же отношении в одно и то же время. Что-то является либо А, либо не-А, но не одновременно А и не-А: Некоторые комментаторы утверждали, что звено в инструментальной цепи причин может активироваться — оно может заставить себя перейти от потенции к действию.Это извечный аргумент «Вселенная сама собой вызвала». Но это невозможно. Потенция означает «не актуально» — если вещь потенциально является чем-то, то на самом деле это не что-то. Если бы это было что-то на самом деле, потенциально этого уже не было бы.

Нечто в потенции не может активироваться, потому что потенция не актуальна, а что-то не актуальное не может вызвать что-либо еще, даже свое собственное существование. Если бы что-то могло вызвать само себя — если бы вселенная могла быть причиной самой себя — и, таким образом, приводила бы в действие цепь инструментально упорядоченных причин, это должно было бы быть в потенции, чтобы быть вселенной, и в действии, чтобы быть вселенной в то же время, что нарушает Закон исключенного среднего.Чтобы вызвать саму себя, вселенная должна потенциально существовать и существовать на самом деле одновременно. Вселенная потенциально может существовать или действительно существовать, но не может одновременно потенциально и реально существовать. Логически и метафизически невозможно, чтобы что-то стало причиной самого себя. Для цепочки инструментально упорядоченных причин логически невозможно вызвать саму себя.

Инструментальная причинная цепь — а таких цепочек в природе бесчисленное множество — требует причины, которая сама по себе не является причиной — Первой Причины (Второй Путь Аквинского) или Первопричины (Первый Путь Аквинского).Первый и Второй Пути Фомы тонко различаются тем, что Первый Путь основывается на изменениях в природе, а Второй Путь исходит из причин в природе.

Его Третий Путь — Доказательство из Необходимого Существования — имеет аналогичную структуру. Вместе эти доказательства называются космологическими аргументами, потому что они приводят аргумент от характеристик природы (космоса) через логику к первопричине, первопричине или необходимому существованию.

Космологические аргументы имеют ту же формальную структуру, что и любая теория в науке.Они обращаются к свидетельствам природы (вещи меняются, вещи возникают, вещи существуют), анализируют свидетельства на логической основе и приходят к индуктивному выводу.

Доказательства космологических аргументов многочисленны, логика безупречна, а вывод неизбежен. Бог существует, а больше, чем , безусловно, чем мы знаем о существовании или в науке.

Койн поднимает другие вопросы по поводу космологических аргументов — как мы узнаем, что Первичный двигатель является Богом откровения, почему всему нужна причина, что послужило причиной Бога и т. Д.Фома Аквинский подробно ответил на эти вопросы (он включает большую часть его Summa Contra Gentile — здесь мы назовем его Summa Contra Coyne), и я отвечу на дополнительные вопросы в следующих публикациях.


Дальнейшее чтение в дискуссии между Майклом Эгнором и Джерри Койном:

Почему молитва мудра во время пандемии. Биолог-эволюционист Джерри Койн считает, что только дураки будут молиться о коронавирусе. Он ошибается, и вот почему.Если Бог реален, то молитва, вероятно, первое, что вы хотите сделать в кризисной ситуации. Мольба к Боссу — прекрасная преамбула к тяжелой работе по управлению кризисом. Я нейрохирург и молюсь перед каждой операцией. Это действительно помогает.

и

Джерри Койн не получил молитвы Он не понимает ни естественного богословия, ни естествознания. С научной точки зрения мы более уверены в существовании Бога, чем в квантовой механике, ньютоновской или релятивистской гравитации. Логика строгая.

Как доказать, что Бога не существует

Есть пара вещей, которые я могу оценить в «Кто разработал конструктор?» аргумент.

Хотя это коренится в карикатуре на первую предпосылку космологического аргумента Калама («Все, что начинает существовать, имеет причину»), это — это положительный аргумент в пользу атеизма, а — это попытка разобраться с гипотезой Бога в единственная арена, где существование Бога может быть решительно подтверждено или опровергнуто: арена философии.

Бог, защищаемый христианскими теистами, является трансцендентным, вечным и духовным существом. Он — единственный создатель всей физической реальности и существовал прежде всего времени, пространства, материи и энергии. Поскольку Бог находится «вне» природного мира, он не может быть открыт или опровергнут только наукой . По этой причине аргументы за и против существования Бога должны быть, в конце концов, философскими.

Например, если бы скептик мог выявить ошибку в формулировке популярного аргумента Калама — скажем, что его основная посылка «Все, что начинает существовать имеет причину», ложна, то это заставит один из самых убедительных аргументов теизма обратиться к блок нарезки.Действительно, такое опровержение было предпринято, например, астрофизиком Лоуренсом Крауссом, который в своей книге « Вселенная из ничего» пытался заявить, что Вселенная действительно может возникнуть и возникла из ничего.

Краусс был подвергнут критике в New York Times атеистом Дэвидом Альбертом за двусмысленность слова ничто . Конечно, даже если бы Краусс добился успеха и обоснованность аргумента Калама была серьезно опорочена, это все равно не доказало бы окончательно, что атеизм истинен; это опровергло бы только один теистический аргумент.

Как тогда атеист может пойти на все и доказать ложность теизма? Он может показать, что божественный атрибут (например, всеведение) внутренне противоречив сам по себе; он может показать, что два или более божественных атрибута противоречат друг другу; или он может показать, что атрибуты Бога противоречат известному факту о мире, в котором мы живем.

Давайте рассмотрим три самых известных божественных атрибута Бога: Его всеведение, всемогущество и вездесущность.

Во-первых, давайте еще немного поработаем над нашим определением Бога.Как уже отмечалось, Бог — это чистый дух, нематериальный «разум», существующий вне времени и пространства. Мы также можем сказать, что он является совершенным актом самого бытия, и, таким образом, все совершенства находятся в нем. Другими словами, Бог не может быть совершенствован дальше, потому что Он — это бесконечное совершенство .

Поскольку Бог не имеет частей, бесконечен в своем бытии и, следовательно, абсолютно «прост», мы можем сказать, что бесконечная сила Бога — это Его бесконечная благость, что — это Его бесконечное знание, и так далее.Таким образом, в конце концов, нам гораздо выгоднее говорить о Боге в аналогиях (всемогущий и т. Д.) И говорить о том, чем Бог не является (беспространственный, так далее).

Всеведение

Теперь давайте рассмотрим всеведение Бога. Бог знает все истины и не принимает ничего ложного за истину. Но мог ли вседобрый Бог знать, что значит грешить? Да, потому что Бог знает все истины; но он не знает всех истин непосредственно из личного опыта .Бог знает, что такое грешить, зная, что такое нас, грешить.

Так вот, если Бог всезнающий — если он знает все, что каждый человек когда-либо сделает — что это значит для нашей свободной воли? Является ли такая причинная свобода иллюзией? Нисколько. Я знаю, что моего больного гриппом ребенка с рвотной массой вот-вот вырвет, а не вызовет у нее рвоты. Предвидение не равно причинно-следственной связи.

Всемогущество

Это подводит нас к заявлению о всемогуществе Бога.Есть ли какое-нибудь философское противоречие, которое можно вывести из безграничной силы Бога? Как мы уже отмечали, Бог не может грешить, потому что он морально совершенен, идеальный стандарт того, что значит быть добрым. Таким образом, Бог имеет власть делать все логически возможные дела, то есть он имеет власть делать все значимые вещи. Вот почему он не может создать четырехсторонний треугольник (который на самом деле вообще ничто).

Бог также не может создать скалу, слишком тяжелую для того, чтобы его всемогущество могло поднять.Такое понятие бессмысленно, потому что оно не признает, что Бог на самом деле — это . Холостяк не может забыть день рождения жены, потому что он холостяк; Бога не может одолеть никакое создание, потому что он всемогущ.

Вездесущность

Наконец, как насчет вездесущности Бога? Как такое может быть? Что ж, пока Бог не связан временем и пространством, противоречия нет. Не только Бог создал все вещи, но и Его присутствие необходимо, чтобы поддерживать их в существовании, так же как присутствие атомов водорода необходимо для поддержания существования воды.Бог присутствует для всех существ, но не для всех (это пантеизм). Он присутствует во всех вещах, и существование всех вещей зависит от его присутствия, точно так же, как вызывающий кадриль присутствует перед танцорами на полу, а существование кадрили зависит от ума (и голоса). звонящего.

Таким образом, Бог, Который содержит в себе все совершенства, по праву может быть назван всемогущим, всемогущим, всезнающим и т.д. вопреки обвинению доктора Ф.Докинз — потому что зловоние — это недостаток и добра; но Бог совершенно хорош. Такое утверждение о бесконечной вонючести Бога — забавная риторика, но она ни в коей мере не вытекает логически из данного философского определения Бога. Это свидетельствует о непонимании Докинзом того, кто такой Бог .

Достаточно сказать, что философские доказательства за или против существования Бога не будут достаточно разработаны без строгой интеллектуальной основы. Действительно, ограниченность человеческого разума, заставляющая нас проводить аналогии и отрицательные утверждения о Боге, иногда может привести к разочарованию и головным болям.Но я на стороне Г.К. Честертон, который признал, что «загадки Бога приносят больше удовлетворения, чем решения человека».

Можем ли мы доказать, что Бог существует? | Израиль Дразин

Многие великие ученые пытались доказать, что Бог существует, в том числе еврей Маймонид и католик Фома Аквинский, предложившие, по его мнению, пять способов познания Бога. Все они потерпели неудачу. Мы не можем доказать существование Бога. Маймонид зашел так далеко, что сказал, что на самом деле мы не знаем ничего положительного о Боге.Только негативы, такие как не может быть более одного божества.

Информативная книга Ларри Уитема «Доказательство Бога, дебаты, сформировавшие современную веру» 2008 года рассказывает историю и мысли трех важных ученых, которые задавались вопросом: можем ли мы доказать, что Бог существует? Это Ансельм (1033–1109), Вильгельм Оккам (около 1288–1349) и Рене Декарт (1596–1650). Все трое были верующими католиками. Все трое обращались к учениям своей церкви, двое пытались показать, что мы можем доказать, что Бог существует, но другие признают его потерпевшим неудачу.

Читатели будут очарованы историей, которую описывает Уитхэм. Идеи церкви менялись с годами, и церковь не всегда настаивала на возможности доказать существование Бога. Например, до одиннадцатого века Римско-католическая церковь радикально отличалась от сегодняшней. Хильдебранд, ставший папой Григорием VII в 1073 году, разработал идею о том, что Римско-католическая церковь должна начать оказывать религиозную власть, централизовать власть в Риме, лишить светских правителей возможности выбирать епископов и пап, лишить светских правителей права собственности на церковь. , требуют от духовенства, которое до этого состояло в браке, хранить целомудрие и порвали с греческой церковью, которая не позволила римскому папе возглавить церковь в качестве ее главного епископа.Одним из способов достижения этого было признание Папой прелюбодейного королевского брака. Другой был компромисс: папа назначал епископов, но епископы продолжали давать взятки царям.

Ансельм жил задолго до этого Папы. Он жил, когда началась «схоластика», в другое время, когда изменилось христианство. Это было время, когда церковь внесла рациональные идеи древнегреческого философа Аристотеля (384-322 до н.э.) в церковные учения, но они отказались упоминать его имя в ранний схоластический период, потому что Аристотель был язычником.

Древние христианские учителя, такие как Августин, как и многие современные христианские учителя и раввины, советуют, что вера в Бога — это тайна, которую необходимо принимать на основе веры. Ансельм хотел выйти за рамки веры и Священного Писания и доказать существование Бога, основываясь только на разуме.

Ансельм представил так называемый онтологический аргумент для доказательства существования Бога. По сути, он утверждал, что если человек может что-то придумать, это должно существовать. Таким образом, поскольку люди думают о Боге, Бог должен существовать.Философ Артур Шопенгауэр издевался над Ансельмом, говоря, что его аргумент «действительно очаровательная шутка». Многие современные люди согласятся; люди могут думать о летающих лошадях и дружелюбных идолах, но это не так.

Оккам также издевался над Ансельмом. Он разработал то, что называется «бритвой Оккама». Он сказал, что когда есть два или более возможных объяснения явления, самое простое объяснение обычно является правильным. Таким образом, он утверждал, что, поскольку проще сказать, что вселенная вызвала само существование, а не то, что Бог был вовлечен в манипулирование вселенной; одна вещь, одна вселенная, была вовлечена, а не две, вселенная и Бог, мы должны принять более простое объяснение, что Бог не участвовал, и мы можем познать Бога только через слепую веру.Таким образом, многие ученые называют его основателем протестантской веры.

Декарт, как Ансельм. Пытался доказать существование Бога с помощью логики. Он известен тем, что заявляет, что базовые знания — это «я думаю, следовательно, я существую». Это, конечно, проблематично. Люди могли подумать, что у них две ноги, а правда в том, что о них мечтает четвероногое существо на планете Венера, а у людей действительно четыре ноги. Декарт также настаивал на том, что у людей есть и душа, и тело, и оба они отделены друг от друга.Он не мог объяснить, как отдельная душа влияет на тело; как люди, например, могут захотеть пошевелить ногой и сделать это. Он также утверждал, что вера в существование Бога — это идея, которую Бог насаждал людям, поэтому она должна быть правдой. Он настаивал на этих идеях, потому что они были тем, что, как он понимал, было учением его церкви, даже несмотря на то, что он не мог доказать их рациональным мыслителям, как он должен был делать в соответствии со своей философией.

Читатели «доказательств» Ансельма и Декарта, что Бог существует, могут задать вопросы: «Были ли эти мыслители введены в заблуждение своими религиозными учениями, чтобы развить нелогичные идеи?» Не правда ли, что невозможно доказать, что Бог существует? Не правда ли, что эта невозможность доказать существование Бога не доказывает, что Бога не существует?

ДокторИсраэль Дразин прослужил 31 год в армии США и дослужился до звания бригадного генерала. Он адвокат и раввин, имеет степень магистра психологии и литературы на иврите, а также докторскую степень по иудаике. Как юрист, он разработал правовую стратегию, которая спасла военного капеллана, когда его конституционность была подвергнута критике в суде, и за свою службу он получил Легион заслуг. Доктор Дразин является автором более 50 книг по Библии, философии и другим предметам.

Можно ли опровергнуть существование Бога?

«Бог благословляет седьмой день» Уильяма Блейка

Источник: Уильям Блейк / Wikimedia Commons

В 2013 году я опубликовал статью в журнале Think под названием «Существуют ли души.В 2016 году я написал «Существует ли свобода воли». Сейчас, в 2019 году, я работаю над завершением трилогии «Существует ли Бог?» В нем я изложу самые популярные аргументы за и против существования Бога, покажу, почему попытки доказать существование Бога терпят неудачу, но буду утверждать, что есть веские доказательства того, что Бога не существует. Но доказательства — это одно; твердое стопроцентное абсолютное доказательство — другое. Это заставило меня задуматься: можно ли на 100 процентов без всяких сомнений доказать, что Бога не существует? (С этого момента, когда я говорю «докажите», я имею в виду именно этот уровень уверенности.)

В спорах о существовании Бога часто задают этот вопрос: «Можете ли вы доказать, что Бога не существует?» Как попытка предоставить причину для веры в существование Бога, постановка этого вопроса просто совершает апелляцию к заблуждению невежества. То, что вы не можете доказать, что что-то ложно, не является причиной думать, что это правда; Точно так же невозможность доказать, что чего-то не существует, не является основанием полагать, что оно существует.

В конце концов, я не могу доказать, что единорогов не существует; можно прятаться где-нибудь, куда я не могу смотреть — вселенная огромна.Но это не означает, что единороги существуют, или что разумно так думать. Когда дело доходит до экзистенциальных вопросов (вопросов о том, что существует, а что нет), бремя доказательства лежит на верующем. До тех пор, пока не будут предоставлены доказательства того, что что-то существует, вера в то, что что-то не существует, является рациональной позицией.

Но этот вопрос также можно задать законно: «Можете ли вы доказать, что Бога не существует?» Что я имею в виду?

Часто говорят, что «вы не можете доказать отрицание», как в «вы не можете доказать, что чего-то не существует».«И обычно это правда. Как и в случае с единорогами, предмет, о котором идет речь, всегда может быть там, куда вы не можете смотреть. Но вы можете доказать, что чего-то не существует, показав, что само понятие этого логически невозможно. Я могу, например, доказать, что не существует квадратных кругов, показав, что само понятие «квадрат-круг» противоречит терминам. Не может быть «четырехстороннего объекта без сторон». Поскольку это противоречит самому себе, эта строка слов не имеет смысла в английском языке.Я могу знать, что фраза «есть квадратный круг» обязательно ложна, точно так же, как я могу знать, что фраза «прыгать сверху на яйцо» обязательно ложна, и по той же причине: это чепуха, это бессмысленно.

Вопрос о том, можете ли вы доказать, что Бога не существует, сводится к тому, можете ли вы показать, что само понятие Бога логически противоречиво. Если это так, то «Бог есть» — такая же ерунда, как «есть квадратный круг», и, следовательно, Бога не существует. Оказывается, есть все основания полагать, что концепция Бога логически противоречива.Как так?

Хотя Бог не всегда представлялся совершенным существом, и исследователи Библии соглашаются с тем, что Бог Библии несовершенен, Бог был определен теистами как совершенный примерно с того времени, когда Августин включил идеи Платона о демиурге ( совершенное существо, упорядочившее вселенную согласно платоническим формам) в свое христианское богословие [1]. Сегодня теисты думают, что совершенство Бога влечет за собой то, что он (среди прочего) всемогущ (всемогущ), всеведущ (всезнающий), всемогущ (всеблагой), вездесущ (полностью и везде), неизменен (неизменен), совершенно справедливо, совершенно милосердно и совершенно бесплатно.

Однако беспокойство заключается в том, что логически невозможно, чтобы существо обладало всеми этими свойствами. Некоторые свойства сами по себе могут быть несогласованными. Но другие кажутся противоречащими друг другу; если у вас есть одна собственность, вы не можете иметь другую.

Наиболее частое беспокойство по первой строке: «Может ли Бог создать такой большой валун, что он не сможет его поднять?» Если он не может, то он не всемогущий, но если он может, то его сила может быть ограничена (так что он не всемогущий).Всемогущество само по себе порождает парадокс. Известное беспокойство, связанное с последней строкой, заключается в том, может ли Бог быть всемогущим, но также и всеблагым. Если он всеблагой, то по определению он не может творить зло; но если он всемогущ, то по определению он может творить все, в том числе и зло. Парадокс! Если хотя бы один из парадоксов сохраняется, само понятие совершенного существа логически противоречит [2].

Атеист Уильям Роу, однако, утверждает, что эти парадоксы разрешимы. И для этого он не просто говорит: «Бог выше нас; мы не можем понять, как Бог может обладать теми качествами, которые ему необходимы.«Во-первых, это просто напрашивается вопрос; он предполагает истинность того, что пытается доказать: существование существа с такими свойствами. Но что еще более важно, Роу понимает, что логические противоречия не могут быть правдой. Роу признал бы, что если бы понятие совершенного существа было логически противоречивым, человека не могло бы существовать. Однако Роу утверждает, что такая концепция не противоречит логике — по крайней мере, не по причинам, которые я изложил в последнем абзаце.

Однако, чтобы понять его аргумент, нам нужно понять, почему философы соглашаются с тем, что Бог не сможет сделать что-то, что логически невозможно (и тем не менее, Бог все равно будет всемогущим).Короче говоря, быть всемогущим — значит иметь силу сделать любое предложение истинным. Но (выражаясь просто, но немного неточно) строки слов, которые выражают логические противоречия — например, есть квадратный круг — на самом деле не являются предложениями. Почему? Потому что они противоречивы и поэтому не имеют смысла. Итак, Бог не может сделать их истинными, потому что они буквально не могут быть правдой, но это не значит, что Бог не всемогущ. (Подумайте об этом так: Бог не может сделать так, чтобы «Прыжок на яйце» было правдой или «хе-ба-ге-ба-блинг-бла-бла», но это не значит, что он не все- мощный.Бог может сделать вещь , но на самом деле это не так. Точно так же квадратный круг на самом деле не вещь.)

Что ж, Роу утверждает, что задаваться вопросом, может ли Бог лишить себя существенного свойства, такого как всемогущество или всемогущество, — все равно что сомневаться в том, может ли он образовать квадратный круг. Конечно, он не может, утверждает Роу, но это не значит, что он не всемогущ. Конечно, существо с неограниченной силой не может ограничивать свою силу (создавая валун, который он не может поднять). Это все равно, что спросить, может ли он нарисовать квадратный круг.И Бог может быть всемогущим, не имея возможности творить зло, потому что «Есть всеблагое существо, которое может творить зло» так же логически противоречиво, как «Есть четырехгранный объект без сторон» [ 3]

Но, конечно, Роу всего лишь один философ. И не все уверены, что он прав. И именно к возражениям против его аргумента я обращусь в следующий раз.

Существование Бога — Евангельская коалиция

Если богословие — это изучение Бога и его дел, то существование Бога является таким же основополагающим для богословия, как существование горных пород для геологии.Были подняты два основных вопроса относительно веры в существование Бога: (1) Является ли истинным ? (2) Является ли рационально оправданным (и если да, то на каком основании)? Второе отличается от первого, потому что убеждение может быть правдой, не будучи рационально обоснованным (например, кто-то может иррационально полагать, что он умрет в четверг, убеждение, которое случайно оказывается правдой). Философы пытались ответить на оба вопроса на протяжении тысячелетий. В этом эссе мы рассмотрим, что Библия отвечает на эти вопросы, прежде чем пробовать ответы некоторых влиятельных христианских мыслителей.

Священное Писание и существование Бога

Библия начинается не с доказательства существования Бога, а с провозглашения Божьих дел: «В начале сотворил Бог небо и землю». Это основополагающее утверждение Писания предполагает, что читатель не только уже знает, что Бог существует, но также имеет базовое представление о том, кто этот Бог. На протяжении всего Ветхого Завета вера в Бога-Творца рассматривается как нормальная и естественная для всех людей, даже несмотря на то, что языческие народы не понимают истинной сущности этого Бога.Псалом 19 ярко выражает доктрину естественного откровения: вся сотворенная вселенная «провозглашает» и «возвещает» славные дела Божьи. Притчи говорят нам, что «страх Господень» является отправной точкой для познания и мудрости (Притчи 1: 7; 9:10; ср. Псалтырь 111: 10). Следовательно, отрицание существования Бога является интеллектуально и морально извращенным (Псалом 14: 1; 53: 1). Действительно, во всем Ветхом Завете главное беспокойство — не , является ли Бог, а , кто является Богом. Является ли Яхве единственным истинным Богом или нет (Втор.4:35; 1 кг. 18:21, 37, 39; Джер. 10:10)? Мировоззрение, которое служит фоном для еврейского монотеизма, — это языческий политеизм, а не светский атеизм.

Эта позиция о существовании Бога продолжается и в Новом Завете, который строится на фундаменте бескомпромиссного монотеизма Ветхого. В своем послании к римлянам апостол Павел настаивает на том, что «вечная сила и божественная природа» Бога ясно видны из самого сотворенного порядка. Объективно говоря, не может быть никаких рациональных оснований для сомнений в существовании трансцендентного личного творца, и, следовательно, не может быть оправдания неверию (Рим.1:20). Обладая естественным знанием своего творца, мы обязаны Богу честью и благодарностью, и наша неспособность сделать это служит основной основой для проявления гнева и суда Бога. Твердое учение апостола о естественном откровении подняло вопрос о том, может ли кто-нибудь действительно быть атеистом. Ответ будет зависеть, во-первых, от того, как определяется термин «атеист», а во-вторых, от того, что именно имеет в виду Павел, когда говорит о людях, «знающих» Бога. Если идея состоит в том, что все люди сохраняют какое-то подлинное знание Бога, несмотря на их греховное подавление естественного откровения, трудно утверждать, что кто-то может полностью лишиться какого-либо познавательного осознания существования Бога.Но если «атеист» определяется как тот, кто отрицает существование Бога или исповедует , что не верит в Бога, то 1-е послание к Римлянам не только допускает существование атеистов, но и фактически предсказывает его. Тогда атеизм можно было бы понять как форму преступного самообмана.

Убеждения Павла о естественном откровении используются в его проповеди языческим слушателям в Листре и Афинах (Деяния 14: 15–17; 17: 22–31). Павел предполагает не только то, что его слушатели знают определенные вещи о Боге из сотворенного порядка, но также и то, что они греховно подавляли и исказили эти открытые истины, вместо этого обратившись к идолопоклонническому поклонению творению (ср.ПЗУ. 1: 22–25). Даже в этом случае его призывы к общему откровению никогда не делаются изолированно от особого откровения: Священных Писаний Ветхого Завета, личности Иисуса Христа и свидетельства апостолов Христа.

В другом месте Нового Завета вопрос о существовании Бога почти никогда прямо не поднимается, а скорее служит фундаментальной предпосылкой, неоспоримым исходным предположением. Единственным исключением может быть автор Послания к евреям, который отмечает, что «всякий, кто хочет приблизиться к Богу, должен верить в то, что Он существует и что он вознаграждает тех, кто ищет его» (11: 6).В общем, Новый Завет меньше озабочен философскими вопросами о существовании Бога, чем практическими вопросами о том, как грешники могут иметь спасительные отношения с Богом, существование которого очевидно. Как и в Ветхом Завете, насущный вопрос — не , является ли Бог, а , кто является Богом. Является ли Иисус Христос откровением Бога в человеческой плоти или нет? В этом суть проблемы.

Аргументы в пользу существования Бога

Еще раз рассмотрим два вопроса, упомянутых в начале.(1) Верна ли вера в Бога ? (2) Является ли рационально оправданным ? Один из привлекательных способов утвердительно ответить на оба вопроса — это предложить теистический аргумент , который пытается вывести существование Бога из других вещей, которые мы знаем, наблюдаем или принимаем как должное. Можно предположить, что убедительный теистический аргумент не только продемонстрирует истину о существовании Бога, но и предоставит рациональное оправдание для веры в нее. По теистическим аргументам существует обширная литература, поэтому здесь можно привести лишь некоторые основные моменты.

Первое поколение христианских апологетов не чувствовало необходимости доказывать существование Бога по той же причине, по которой такие аргументы не встречаются в Новом Завете: основные вызовы христианскому теизму исходили не от атеизма, а от нехристианского теизма (иудаизма) и языческое многобожие. Только в средневековый период мы находим формальные аргументы в пользу существования Бога, и даже тогда эти аргументы действуют не как опровержение атеизма, а как философские размышления о природе Бога и взаимоотношениях между верой и разумом.

Одним из самых известных и спорных является онтологический аргумент Св. Ансельма (1033–1109), согласно которому существование Бога может быть выведено просто из определения Бога, так что атеизм неизбежно ведет к внутреннему противоречию. Отличительной чертой этого аргумента является то, что он опирается только на чистый разум, без зависимости от эмпирических предпосылок. Разрабатывались и защищались различные версии онтологического аргумента, и даже среди христианских философов мнения резко разделились по поводу того, существуют ли или даже могут быть какие-либо здравые версии.

Космологические аргументы стремятся продемонстрировать, что существование Вселенной или некоторого явления во Вселенной требует причинного объяснения, происходящего от необходимой первой причины за пределами Вселенной. Св. Фома Аквинский (1225–1274), как известно, предложил «Пять способов» доказательства существования Бога, каждый из которых можно рассматривать как своего рода космологический аргумент. Например, в одном из «Пяти способов» утверждается, что любое движение (изменение) должно быть объяснено каким-то движением (причина).Если этот движитель сам демонстрирует движение, то должно быть движение , предшествующее , чтобы объяснить это, а поскольку не может быть бесконечного регресса перемещенных движителей, должен быть исходный неподвижный движитель : вечный, неизменный и самосуществующий первая причина. Среди других известных защитников космологических аргументов — Дж. У. Лейбниц (1646–1716) и Сэмюэл Кларк (1675–1729), а в последнее время — Ричард Суинберн и Уильям Лейн Крейг.

Телеологические аргументы , которые, наряду с космологическими аргументами, восходят к древним грекам, утверждают, что Бог — лучшее объяснение видимого замысла или порядка во Вселенной.Проще говоря, для дизайна нужен дизайнер, и поэтому появление дизайна в мире природы свидетельствует о сверхъестественном дизайнере. Уильям Пейли (1743–1805) наиболее известен своим аргументом по аналогии, который сравнивает функциональное устройство в естественных организмах с таковым в человеческих артефактах, таких как карманные часы. В то время как аргументы в пользу дизайна потерпели неудачу с появлением дарвиновской теории эволюции, которая претендует на объяснение очевидного замысла организмов с точки зрения ненаправленных адаптивных процессов, так называемое Движение за разумный замысел усилило телеологические аргументы с помощью идей современной космологии и молекулярной биологии. биологии, выявив серьезные недостатки в натуралистических дарвиновских объяснениях.

В двадцатом веке моральный аргумент приобрел значительную популярность, не в последнюю очередь благодаря тому, что он был использован Ч. С. Льюисом (1898–1963) в его бестселлере Простое христианство . Аргумент обычно направлен на то, чтобы показать, что только теистическое мировоззрение может объяснить объективные моральные законы и ценности. Как и в случае с другими теистическими аргументами, существует множество различных версий морального аргумента, основанных на различных аспектах нашей моральной интуиции и предположений. Поскольку такие аргументы обычно основываются на моральном реализме — представлении о том, что существуют объективные моральные истины, которые не могут быть сведены к простым человеческим предпочтениям или условностям, — часто требуется дополнительная работа для защиты таких аргументов в культуре, где моральные чувства были размыты из-за субъективизм, релятивизм и нигилизм.

Корнелиус Ван Тиль (1895–1987) получил известность за свою резкую критику «традиционного метода» христианской апологетики, который капитулировал перед «автономным человеческим разумом». Ван Тиль считал, что любой респектабельный теистический аргумент должен раскрыть неоспоримость триединого Бога, открытого в Писании, а не просто Первопричину или Разумного Создателя. Поэтому он отстаивал альтернативный подход, основанный на трансцендентном аргументе в пользу существования Бога, посредством которого христианин стремится показать, что человеческий разум, далеко не автономный и самодостаточный, предполагает Бога христианства, «Все-обусловливающего». «Который сотворил, поддерживает и направляет все по совету своей воли.Как выразился Ван Тиль, мы должны аргументировать «невозможность обратного»: если мы отрицаем Бога Библии, мы отбрасываем самые основания полагать, что наш разум обладает способностью к рациональному мышлению и надежному познанию мира. .

После возрождения христианской философии во второй половине двадцатого века интерес и энтузиазм к проекту разработки и защиты теистических аргументов возобновились. Были предложены новые и улучшенные версии классических аргументов, в то время как развитие современной аналитической философии открыло новые возможности для естественного богословия.В своей лекции 1986 года «Две дюжины (или около того) теистических аргументов» Элвин Плантинга набросал от А до Я аргументов в пользу Бога, большинство из которых ранее никогда не исследовались. С тех пор предложения Плантинги были расширены до целой книги других философов. Дисциплина христианского естественного богословия процветает как никогда раньше.

Основная вера в существование Бога

Тем не менее, действительно ли нужны какие-либо из этих аргументов? Должна ли уверенность в существовании Бога подкрепляться философскими доказательствами? Со времен Просвещения часто считалось, что вера в Бога рационально оправдана, только если она может быть подтверждена философскими доказательствами или научными доказательствами.Хотя Послание к Римлянам 1: 18–21 иногда использовалось как повод для теистических аргументов, язык Павла в этом отрывке предполагает, что наше познание Бога из естественного откровения гораздо более непосредственное, интуитивное и общедоступное.

В первых главах своего Института христианской религии Жан Кальвин (1509–1564) рассматривает то, что можно знать о Боге, помимо особого откровения, и утверждает, что Создатель повсеместно привнес в человечество естественное знание: « В человеческом разуме есть осознание божественности, и действительно, благодаря естественному инстинкту »( Institutes , I.3.1). Кальвин говорит о sensus divinitatis , «чувстве божественности», которым обладает каждый человек в силу того, что он создан по образу Бога. Это внутреннее осознание Творца «невозможно стереть», даже если грешные люди «яростно борются», чтобы избежать этого. Наше насаждаемое естественное знание Бога в некоторых отношениях можно сравнить с нашим естественным знанием морального закона через данную Богом способность совести (Рим. 2: 14-15). Мы инстинктивно знаем, что лгать и воровать — неправильно; для доказательства таких вещей не требуется никаких философских аргументов.Точно так же мы инстинктивно знаем, что есть Бог, который создал нас и которому мы обязаны почестями и благодарностями.

В 1980-х годах ряд протестантских философов во главе с Элвином Плантингой, Николасом Вольтерсторффом и Уильямом Алстоном разработали изощренную защиту представления Кальвина о sensus divinitatis . Названные «реформатскими эпистемологами», они утверждали, что теистические убеждения могут быть (и обычно должны быть) правильно базовыми : рационально оправданными даже без эмпирических свидетельств или философских доказательств.С этой точки зрения вера в существование Бога сравнима с верой в то, что мир нашего опыта действительно существует; это совершенно рационально, даже если мы не можем продемонстрировать это философски. В самом деле, было бы неправильно думать иначе.

Аргументы против существования Бога

Даже если допустить, что существует универсальное естественное познание Бога, несомненно, есть люди, которые отрицают существование Бога и приводят аргументы в свою защиту. Некоторые пытались выявить противоречия в концепции Бога (e.g., между всеведением и божественной свободой) тем самым уподобляя Бога «квадратному кругу», существование которого логически невозможно. В лучшем случае такие аргументы исключают только определенные концепции Бога, концепции, которые в любом случае часто расходятся с библейским взглядом на Бога.

Менее амбициозный подход состоит в том, чтобы возложить бремя доказательства на теиста: в отсутствие веских аргументов в пользу существования Бога следует принять «стандартную» позицию атеизма (или, по крайней мере, агностицизма). Эту позицию трудно поддерживать, учитывая множество впечатляющих теистических аргументов, которые сегодня отстаивают христианские философы, не говоря уже об аргументе реформатских эпистемологов о том, что вера в Бога является поистине основной.

Самый популярный атеистический аргумент — это, несомненно, аргумент от зла. Сильная версия аргумента утверждает, что существование зла логически несовместимо с существованием вседобого и всемогущего Бога. Более скромная версия утверждает, что особенно ужасающие и кажущиеся беспричинными примеры зла, такие как Холокост, предоставляют убедительное доказательство против существования Бога. Проблема зла привела к появлению различных теодиций : попыток объяснить, как Бог может быть морально оправдан, допустив зло, с которым мы сталкиваемся в этом мире.Хотя такие объяснения могут быть полезны, они не являются строго необходимыми для опровержения аргумента от зла. Достаточно указать, что, учитывая сложность мира и значительную ограниченность человеческих знаний, мы не можем сделать вывод, что Бог не может иметь морально оправдывающих причин для допущения зла, которое мы наблюдаем. В самом деле, если у нас уже есть основания верить в Бога, мы можем разумно заключить, что Бог должен иметь такие причины, независимо от того, можем ли мы их различить или нет.

Доказывают ли законы природы, что Бог существует? Новая морщина на старой проблеме

Что-то случается. И происходящее заставляет происходить другие вещи. Бросьте яйцо с Эмпайр-стейт-билдинг, и оно обязательно разобьется, когда упадет на тротуар. Воткните голый палец в электрическую розетку под напряжением, и вы получите очень неприятный электрошок. Кажется, что Вселенная — это упорядоченное место, где причины надежно производят следствия. Мы описываем эти закономерности причин и следствий как законы природы .Мы полагаемся на законы природы, чтобы предвидеть то, что должно произойти, а также объяснять то, что уже произошло. Почему разбилось яйцо? Потому что он ударился об асфальт. Что произойдет, если вы засунете палец в розетку? Вы получите адский шок!

Некоторые люди думают, что сами законы природы нуждаются в объяснении. «Откуда, — спрашивают они, — пришли законы природы?» Может быть, они были здесь вечно. Это явно один из вариантов ответа на вопрос. Есть и другой вариант, доступный тем, у кого религиозный склад ума.Эти люди говорят, что законы природы существуют, потому что их создал Бог, а затем используют законы природы как доказательства того, что Бог существует. Они настаивают на том, что законная вселенная была бы немыслима, если бы они не были божеством, которое так ее устроило.

Чтобы понять это мышление, полезно сравнить законы природы с обычными человеческими законами. Когда мы думаем о человеческих законах — например, о законе, запрещающем проезжать через красный светофор, — мы ни на минуту не допускаем, чтобы такие законы существовали всегда.Очевидно, что такие законы кто-то издал. Некоторые верующие считают, что мы должны рассматривать законы природы примерно так же. Они утверждают, что законы природы должны были быть созданы кем-то , и что единственный кандидат — Бог, и поэтому существование универсальных законов доказывает, что Бог существует. Это известно как аргумент естественного закона в пользу существования Бога.

Некоторые люди находят аргумент о естественном законе убедительным, в то время как другие находят его смехотворным. Многие в последнем лагере думают, что этот аргумент смешивает два разных значения слова «закон» (философы называют такую ​​путаницу ошибкой и двусмысленностью ).Они указывают на то, что законы, подобные закону, запрещающему проезжать через красные светофоры, — законы, которые принимают законодатели и обеспечивают соблюдение полицией, — на самом деле являются правилами и . Правила могут быть нарушены, но законы природы (например, законы термодинамики) — нет. Они описывают неисключительную закономерность — причинные связи, которые сохраняются несмотря ни на что (именно поэтому МакКэвити, загадочный кот Т.С. Элиота, главный преступник, который не только нарушает все человеческие законы, но даже нарушает закон всемирного тяготения, так забавен).

Аргумент Защитников естественного закона есть ответ на это возражение. Они могут сказать, что это не выдерживает критики, потому что даже если законы природы полностью отличаются от человеческих законов, они все равно должны были откуда-то исходить, и гипотеза Бога — единственное правдоподобное объяснение того, откуда они пришли.

Вот другой способ вырвать почву из-под аргумента Закона о природе — способ обойти возражение, о котором я только что упомянул. Это стиль аргументации, который философы называют reductio ad absurdum (сокращение до абсурда).Чтобы осуществить reductio , вы принимаете предположения вашего оппонента просто для того, чтобы показать, что, если вы действительно их хорошо продумаете, вы в конечном итоге придете к странному выводу.

Итак, давайте примем «ради аргументации», что (1) все причины производят свои следствия в соответствии с законами природы, (2) законы требуют законодателя и (3) только Бог мог установить законы природа (ведущая к выводу, что Бог существует) — и продвиньте эту линию рассуждений немного дальше. Понятно, что если Бог установил законы природы, то это произошло , верно? И если все, что происходит, соответствует законам природы, то действие Бога, создавшее законы природы, должно быть, также соответствовало законам природы (потому что это то, что произошло).А теперь подумайте об этом на мгновение, и вы увидите, насколько это странно и запутанно. Если это правда, что действие Бога по созданию законов природы должно было соответствовать законам природы, тогда законы природы должны были существовать до того, как Бог создал их! Но это безумие, потому что ничего не могло существовать до того, как существовало.

Этот безумный вывод показывает, что что-то не так с одним из вышестоящих помещений. Итак, подведем итоги. Может быть, неправда, что все происходящее соответствует законам природы.Может быть, что-то происходит просто так, без всякой причины. Это могло быть, но принятие этого лишает исходный аргумент большей части его силы (не очень убедительно создавать лазейку в принципе только для того, чтобы Всевышний мог проскользнуть сквозь нее). Если бы законы природы еще не соблюдались, то было бы абсолютной глупой удачей, если бы Вселенная возникла так, как этого хотел Бог. Когда мы, люди, решаем что-то сделать, мы рассчитываем на законную связь между нашими решениями и нашими действиями.В противном случае мы можем выбрать одно, но обнаружим, что делаем что-то совершенно другое. Точно так же без законов, надежно связывающих намерения Бога с их последствиями, его решение создать вселенную могло бы (например) привести к появлению огромного дикобраза.

Другая возможность состоит в том, что законы природы не требуют законодателя. Предположим, что законы природы существовали всегда или что они были производными от других законов, которые всегда существовали.В таком случае факт существования законов природы не дает нам никаких оснований полагать, что Бог существует.

Эти соображения не доказывают, , что аргумент естественного закона неверен. В философии всегда есть возвращение. В этом случае защитники аргумента могут оспорить правильность моей концепции естественных законов (у философов есть несколько теорий естественного права на выбор).