Понедельник , 6 Декабрь 2021

Дефляция в экономике: Дефляция — Что такое Дефляция?

Содержание

Дефляция — чем она опасна

Дефляция, как можно догадаться, — это антоним инфляции, и при дефляции общий уровень цен в экономике не растет, а снижается. На первый взгляд ситуация не выглядит опасной, однако это не так, и в современном мире низкая инфляция и дефляция — одни из насущных проблем, с которыми борются центральные банки во всем мире.

Что же, собственно, плохого, в низкой инфляции и дефляции? При дефляции искажаются многие привычные процессы: например, если вы берете деньги в долг, то само по себе тело кредита даже без процентов становится со временем сравнительно дороже (ведь цены в экономике снижаются). А уж долгосрочно инвестировать в бизнес или недвижимость – себе дороже, ведь цены в будущем будут только снижаться. Кроме того, зарплаты как минимум перестают расти привычными темпами, а при долгосрочной дефляции могут и снижаться (что уж точно не понравится никому).

Все это вместе закручивает дефляционную спираль: доходы снижаются, кредитование снижается, инвестиции снижаются, что приводит к замедлению или даже снижению экономики и новому этапу снижения доходов и дефляции.

Сгущает проблему и то, что люди при дефляции стараются как можно больше сберегать, а не тратить (завтра ведь будет дешевле!): текущий спрос снижается еще больше, нанося дополнительный вред экономическому росту. В общем, выйти из дефляционной спирали также непросто, как и из инфляционной.

В Украине мы уже наблюдали период низкой инфляции и дефляции в 2012 и 2013 годах, после которых грянул мощный экономический кризис 2014-2015 годов. В попытке сохранить легендарный курс по 8 при низкой инфляции Национальный банк тщательно забирал с рынка все лишние (по его мнению) деньги, что ограничивало кредитование в и так не слишком благоприятной экономической ситуации. Предкризисная дефляция, как оказалось впоследствии, мигала красной лампочкой о том, что почва для кризиса уже готова.

В украинском примере стоит обратить внимание на то, что Национальный банк сжимал денежную массу как мог, и это, вообще говоря, верный путь к дефляционной спирали (если только вы не живете в условиях очень быстрого роста цен). Здесь связь очень даже прямая: если фактически денег в экономике становится меньше при том же объеме товаров и услуг – цены снижаются сами собой. Именно поэтому центральные банки стран, которые с переменным успехом борются с низкой инфляцией, снижают ставки (вплоть до отрицательных), чтобы наполнить экономику деньгами и стимулировать рост кредитования.

Кстати, можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны: если денежная масса (то есть все деньги в экономике в том или ином виде) растет медленнее экономики – у нас есть все для дефляции. Это было одной из причин отказа от золотого стандарта (как бы ни хотелось это объяснить желанием тайного мирового правительства печатать ничем не обеспеченную зеленую бумажку), ведь золото – ограниченный ресурс, и при росте экономики цены, выраженные в золоте, обязательно будут снижаться.

Это же касается и одной из «сильных» сторон отдельных криптовалют (в частности – bitcoin). Адепты верят, что сильно ограниченная возможность выпуска новых виртуальных монет – благо, но это не так. Если бы криптовалюта с ограниченным выпуском стала по какой-то причине мировой – дефляционная спираль была бы неминуема. В общем, давайте все-таки оставим центральным банкам возможность выпуска новых денег — при грамотной политике это все-таки полезно.

А есть ли дефляция во благо? На самом деле, есть, правда, она часто находится не на поверхности. Это структурная дефляция, когда цены снижаются под воздействием технического прогресса. Например, еще недавно считалось, что добыча сланцевых нефти и газа не станет окупаемой, а с развитием технологии добычи США уже полным ходом ворвались в лидеры экспорта углеводородов. Компьютеры вроде бы сильно не дешевеют, однако если посмотреть, как изменилась стоимость гигабайта памяти или флопса вычислительной мощности, то снижение цен произошло где-то в десятки, а где-то и в сотни раз за последние десятилетия. Иными словами, для потребителя такая дефляция обычно означает, что он может покупать больше ценности за те же деньги или дешевле.

В завершении цикла еще раз хочется подчеркнуть, что цены – это важно, и именно уровнем роста цен в первую очередь озабочен центральный банк любой страны. Когда цены растут слишком быстро – это плохо, когда растут слишком медленно или не растут вовсе – тоже плохо. Достичь баланса, при котором цены умеренно растут и подталкивают экономику, – весьма непросто, ведь все инструменты, которые для этого может использовать центральный банк, обязательно отразятся и на росте экономики, и на ставках, и на курсе. Но об этих важных показателях и их взаимосвязях мы поговорим уже в следующий раз.

Оригинал этой публикации на портале the page

Самый радикальный в мире эксперимент с денежной политикой провалился

США по-видимому раньше других стран откажутся от политики ультранизких процентных ставок, которую центробанки использовали для стимулирования экономического роста и борьбы с дефляцией. Федеральная резервная система США уже начала повышать ставки, а Европейский центральный банк думает над сокращением своей программы стимулирования. Но это не касается Японии, проводящей самый длительный и радикальный эксперимент со ставками. Прошло уже четверть века с тех пор, как лопнул пузырь на местном рынке недвижимости, и за это время в стране выросло целое поколение бережливых людей, не видевших ничего, кроме экономических проблем, стагнации зарплат и дефляции.

Уверенность в том, что дефляция продолжится, настолько укоренилась, что проблемы в денежной политике представляются уже непреодолимыми. Это должно послужить уроком для других стран. «Даже с помощью радикальной политики сложно изменить дефляционный тип мышления, — говорит Фредерик Нойманн из HSBC. — Готов поспорить, что Япония будет оставаться в этом состоянии еще много лет».

Первопроходец

Центробанк Японии уже почти четыре года пытается стимулировать экономику, печатая триллионы иен и опустив ставки до отрицательных значений. Эта программа, начатая в апреле 2013 г. председателем ЦБ Харухико Куродой, сначала привела к краткосрочному ускорению экономики и росту цен, но затем потеряла эффективность. В 2016 г. в Японии снова зафиксирована дефляция. В ноябре Курода отложил цель достичь значения инфляции на уровне 2%, фактически признавшись в отсутствии идей. В последние месяцы инфляция снова стала положительной, но экономисты связывают это с победой Дональда Трампа на выборах в США, укреплением доллара и ростом цен на нефть, а не с экономической ситуацией в Японии. Немногие прогнозируют уверенный рост ВВП и цен в стране.

Представитель Куроды отказался предоставить комментарии.

Дефляция подрывает экономический рост, поскольку компании меньше зарабатывают и, следовательно, меньше инвестируют, снижают зарплаты и прекращают нанимать сотрудников. В свою очередь, потребители на фоне экономической неопределенности прекращают тратить деньги или откладывают покупки на потом, усугубляя ситуацию.

Предполагалось, что низкие процентные ставки поспособствуют ускорению инфляции, заставляя компании и потребителей увеличить затраты. Но они этого не делают, так как привыкли к дефляции и ждут продолжения снижения цен. Более того, есть доказательства, что околонулевые процентные ставки на самом деле пугают людей, заставляя экономить деньги на черный день, а не тратить их.

Импровизацией занимались и другие центробанки, но они не заходили так далеко. Банк Японии первым опустил ключевую процентную ставку почти до нуля в 1999 г. — задолго до того, как это сделали ЕЦБ, ФРС и Банк Англии в ответ на финансовый кризис 2008 г. Также японский центробанк в 2001 г. стал наводнять финансовую систему страны деньгами в попытке стимулировать рост ВВП и инфляцию. Эту практику, получившую название «денежное стимулирование» (или количественное смягчение), позже стал применять Запад. В 2013 г. Курода начал вливать столько денег в финансовую систему (в итоге около $700 млрд в год), что некоторые инвесторы начали опасаться возникновения пузырей и гиперинфляции. Но этого не произошло. В 2016 г. Банк Японии вслед за ЕЦБ опустил процентные ставки ниже нуля, чтобы все-таки заставить банки увеличить кредитование.

Нынешние проблемы Японии было почти невозможно себе представить во время бума в 1980-е гг. Тогда японские магнаты покупали такие известные здания, как Rockefeller Center в Нью-Йорке, а цены на недвижимость в Токио были самыми высокими в мире. Но в 1989 г. Банк Японии повысил процентные ставки, и пузыри на рынках акций и недвижимости лопнули. С тех пор среднегодовой рост ВВП не превышает 1% и периодически случаются рецессии. В конце 1990-х гг. начали падать цены. В результате Японию обогнал Китай, и она стала третьей по величине экономикой мира. Фондовый индекс Nikkei сейчас примерно вдвое ниже пикового значения в 1989 г., а недвижимость подешевела за последние четверть века.

Производитель замороженных десертов Akagi Nyugyo в прошлом году даже извинился в рекламе после того, как впервые за 25 лет повысил цены (на 9%). Денежные запасы японских компаний – почти $2 трлн, и чиновники негодуют, что эти средства не инвестируются в экономику.

Смена поведенческих норм

Также дефляция во многом определяет поведение 20 млн японцев в возрасте от 20 до 34 лет. Повышение зарплат, рост фондового рынка или высокие ставки по депозитам – для них это что-то из области фантастики. Они привыкли к тому, что завтра цены будут ниже, чем сегодня. Поэтому они инстинктивно предпочитают не рисковать и экономить. В отличие от поколения своих родителей, они не имеют склонности к потреблению, считая это излишком. Из-за этого в Японии появился новый феномен: некоторые молодые люди живут с соседями по комнате в общежитиях и питаются в ресторанах быстрого питания. Если японцы и готовы на что-то тратить деньги, так это на путешествия, поскольку в отличие от материальных вещей впечатления не теряют ценность в условиях дефляции.

Некоторые пожилые японцы, помнящие о лишениях послевоенных лет, обеспокоены отсутствием амбиций у молодежи. В стране даже появился термин «НУНРы» для молодых людей, которые «Не Учатся и Не Работают»; «фритеры» – для имеющих нестабильную или временную работу; «одиночки-паразиты» – для живущих с родителями. Также японки жалуются на «травоядных мужчин», не проявляющих интереса к противоположному полу. «Их проблема в том, что они слишком комфортно устроились, – говорит бывший министр экономики Хейзо Такенака. – У них низкие ожидания. Мы хотели иметь роскошные автомобили, а они, по-видимому, нет».

Многие экономисты верили, что предпринятого в 2013 г. Банком Японии стимулирования будет достаточно, чтобы вывести страну из нисходящей спирали слабого роста экономики и снижения цен. Курода и члены правительства премьер-министра Синдзо Абэ указывали на первоначальный скачок инфляции и роста как на признаки эффективности стимулирования. Другие специалисты считают, что денежная политика работала, пока в 2014 г. не был повышен налог с продаж.

Согласно октябрьскому опросу Банка Японии, только 5% респондентов планируют увеличить затраты в 2017 г., а 48% – снизить.

Не тратить, а копить

Например, 30-летний госслужащий Кеита Камеяма из сельской провинции Кагава откладывает около 25% зарплаты, равной $40 000 в год, на свадьбу с девушкой, с которой уже давно встречается. Он живет с матерью, ездит на старом автомобиле Honda и редко покупает новые вещи. Денежная политика центробанка почти не повлияла на расходы Камеямы. Он по-прежнему кладет деньги на обыкновенный банковский счет, хотя ставки по депозитам в его банке не превышали 1% с 1995 г., а сейчас равны 0,05%. Камеяма боится, что из-за стагнации у него будет маленькая пенсия и недостаточно денег для ухода за матерью. Последнее очень актуально в стране, гле людей старше 60 лет сейчас вдвое больше, чем в возрасте 20-34 лет. «Я слышал об усердных попытках [центробанка] заставить людей тратить свои деньги, но не думаю, что полезу в свой кошелек», — отмечает Камеяма.

Многие молодые японцы экономят просто потому, что не имеют достаточно денег. Все больше людей работают на низкооплачиваемой или временной работе. «Компании не растут и не могут уволить своих стареющих сотрудников. Поэтому у них нет возможности нанимать молодежь», – утверждает основатель Japan Macro Advisors Такудзи Окубо.

Компании, продающие автомобили, пиво и косметику, больше не рекламируют свою продукцию молодым людям, вместо этого сосредоточившись на пенсионерах, отмечает Йохеи Харада из рекламного агентства Hakuhodo. «Дети и родители поменялись ролями. Люди более старшего поколения по-прежнему ведут себя как дети и хотят покупать модные автомобили, в то время как их дети обеспокоены их тратами», — говорит он.

Такаси Саито, 33-летний неженатый предприниматель, жил в коммунальной квартире в Токио, когда два года назад решил начать свое дело. Он основал интернет-компанию, позволяющую женщинам брать одежду напрокат, чтобы не покупать ее. Платя $45 в месяц, они могут брать одновременно три вещи и вернуть их, когда пожелают. Саито думал, что ему будет легко получить кредит благодаря низким процентным ставкам, которые должны были заставить банки активнее кредитовать малый бизнес. Но он ошибся. Саито с большим трудом получил от Japan Finance Corp. менее $50 000, хотя просил $200 000. Год спустя его бизнес вырос, и Саито попросил еще денег, но получил отказ. В результате ему пришлось использовать собственные сбережения, брать в долг у семьи и надеяться на венчурных инвесторов.

В Japan Finance Corp. отказались предоставить комментарии.

По словам аналитиков, японские банки стали вести себя консервативнее, особенно с не имеющими залога стартапами, поскольку из-за низких процентных ставок уменьшилась их прибыль.

Без надежды на прибавку

Некоторые экономисты советуют правительству увеличить фискальное стимулирование и еще сильнее смягчить денежную политику. Но другие предупреждают, что из-за стимулирования долг Японии и так уже вырос до 230% ВВП, поэтому это может обернуться крахом экономики.

Японский модный бренд Uniqlo стал популярным в эпоху дефляции, предлагая бережливым японцам недорогую повседневную одежду. Но спрос упал, когда Uniqlo повысила цены в 2015 г., поэтому компании пришлось снова их снизить. Основатель Uniqlo Тадаси Янаи считает, что это отрицательные процентные ставки и денежное стимулирование центробанка пугают потребителей: «Это вызывает беспокойство о будущем. [Банк Японии] должен отказаться от отрицательных процентных ставок, ведь это идиотизм».

По мнению экономиста JPMorgan Chase Масааки Канно, дефляционный образ мышления укоренился, потому что он рациональный. Зарплаты не менялись уже 25 лет, поэтому молодежь не уверена, что в будущем будет получать больше.

Если в 1980-х гг. Хироми Сибата могла потратить месячный заработок на одежду, которую надевала лишь несколько раз, то теперь ее 26-летняя дочь Нанако Сибата признается, что треть ее гардероба составляют вещи, доставшиеся от матери. Более того, Сибата недавно стала снимать гораздо более дешевую квартиру и вообще перестала покупать новые вещи, чтобы работать лишь три дня в неделю. Вместо карьеры она посвящает время современным танцам. «По-моему, нечестно, если я буду полностью посвящать себя компании, ведь в наши дни вряд ли стоит ждать прибавки к зарплате», – говорит она.

Перевел Алексей Невельский

Дефляция вступает в свои права в США

МОСКВА, 10 апр — Dow Jones. Потребительские цены в марте падали самыми быстрыми темпами боле чем за пять лет. Это стало первым признаком того, что коронавирус вызвал в экономике США период дефляции – потенциально наносящий ущерб и самоусиливающийся цикл падения цен.

В пятницу Министерство труда сообщило, что индекс потребительских цен (CPI) в марте упал на 0,4% по сравнению с предыдущим месяцем, так как его подтолкнули вниз цены на энергоносители. Цены на энергоносители упали на 5,8% по сравнению с февралем, тогда как цены на бензин снизились на 10,5%.

Это падение оказалось немного сильнее, чем ожидали аналитики. Экономисты, опрошенные Bloomberg, ожидали, что общие цены в марте снизятся на 0,3%.

Даже без учета цен на энергоносители и продукты питания (цены на продукты выросли на 0,3%, так как самоизоляция продолжается, и люди делают запасы) так называемый базовый индекс в марте упал на 0,1%, что стало самым сильным падением более чем за десять лет. Экономисты часто исключают цены на продукты питания и энергоносители и следят за базовыми ценами, чтобы сгладить резкие колебания волатильных компонентов, хотя они составляют значительную долю расходов многих американцев.

Прибыль компаний США в первом квартале будет худшей в истории

Падение базового показателя было более неожиданным, чем падение общего индекса CPI, говорит Иэн Линджен из BMO Capital Markets. Цены упали во многих категориях, начиная с одежды и кончая новыми автомобилями и авиабилетами.

Мартовский отчет по инфляции показывает, что дефляция уже набирает обороты. Хотя затяжное падение потребительских цен кажется привлекательном, оно может привести к порочному кругу, при котором компании берут меньше денег, а потребители меньше тратят и больше экономят.

Этот отчет «показывает, что последствия коронавируса имеют большой дефляционный эффект на цены ввиду масштабного шока для спроса, падения цен на нефть и укрепления доллара», говорит Кэти Бостьянчич, главный финансовый аналитик Oxford Economics.

«Дефляционный импульс в сочетании с резким падение экономической активности и финансовых рынков – это основная причина того, что ФРС разворачивает новые масштабные программы стимулирования», — отмечает она.

Хотя агрессивные меры стимулирования, в конце концов, вызовут инфляцию, многие экономисты говорят, что этого не стоит ожидать в ближайшее время.

Тем не менее, потребители по-прежнему сталкиваются с ростом цен в некоторых важных секторах. Помимо продуктов питания, где уже сказались распоряжения о самоизоляции и о закрытии ресторанов в марте, при этом цены на макаронные изделия и на рис выросли на 1,8% по сравнению с предыдущим месяцем, цены на яйца повысились на 2,8%, а на фрукты на 4,6%, стоимость услуг здравоохранения также продолжает расти.

Цены на медицинские услуги в марте выросли на 0,5% по сравнению с предыдущим месяцем, тогда как больничные услуги выросли в цене на 0,4%. Это повышение наблюдается в то время, когда аренда повысилась на 0,3%, что соответствует темпам инфляции до эпидемии коронавируса. Этот рост частично нивелировал падение цен в других секторах.

«В целом эти данные должны вызвать тревогу у ФРС, которая старается восстановить инфляции, хотя, учитывая то, что вспышка вируса началась в середине отчетного месяца, эти данные подразумевают дальнейшее падение цен», — говорит Линджен.

— Автор Lisa Beilfuss; перевод ПРАЙМ, +7 495 645-37-00, dowjonesteam @ 1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ

Эксперты оценили риск возникновения дефляции в России

Эксперты института «Центр Развития» Высшей школы экономики (ВШЭ) увидели риск возникновения дефляции: за первые три недели мая общий уровень цен по оперативным данным вырос на 0,1%. Причем цены росли только в первую неделю, а в следующие две – оставались на нулевом уровне. «Газета.Ru» выясняла, что это значит для российской экономики.

После резкого роста инфляции в марте-апреле этого года в первые три недели мая темпы роста цен существенно замедлились и грозят перерасти в дефляцию уже в июне. Такой риск описывает «Центр развития» НИУ ВШЭ в бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе» (есть в распоряжении «Газеты.Ru»). Несмотря на то, что основной вклад в торможение инфляции внесло типичное для России падение цен на плодоовощную продукцию в теплое время года, оно наступило раньше, чем этого ожидали эксперты, в том числе – из Банка России.

Подготовившие материал экономисты уверены, что именно вероятность наступления дефляции может быть одной из основных причин для очередного снижения ключевой ставки Банка России в июне, возможно до уровня 4,5%.

Сама по себе дефляция – это отрицательная инфляция, то есть цены на товары и услуги начинают дешеветь, а ценность денег повышается. Но в экономике

этот процесс чаще всего воспринимают как безусловно отрицательный. Люди перестают покупать товары, ожидая дальнейшего падения цен. Это – так называемая «дефляционная спираль».

В результате магазины остаются затоваренными, перестают покупать продукцию у поставщиков, а те распродают свои товары ниже себестоимости, теряют доходы, сокращают производство и увольняют людей. Одним из самых характерных примеров дефляции считают падение цен в США во время Великой Депрессии.

В бюллетене эксперты ВШЭ отметили, что

апрельский скачок инфляции (с учетом корректировки на сезонность цены за месяц выросли в 1,6 раза сильнее, чем в марте – на 0,8%) на первый взгляд не соответствовал решению Банка России снизить ключевую ставку до 5,5%.

Дело в том, что принимая подобные решения ЦБ в первую очередь смотрит на индекс роста потребительских цен, ведь одна из главных задач регулятора в последние годы — не допустить его значительных скачков и удерживать общую инфляцию на низком уровне.

«Решение Банка России 27 апреля снизить ключевую ставку до 5,5% могло бы выглядеть выбивающимся из общей логики инфляционного таргетирования, однако оперативная статистика по ценам в мае продемонстрировала резкий слом инфляционного тренда», – указано в бюллетене.

Аналитики института пишут, что тем самым Банк России по сути предугадал риск ухода показателя инфляции в отрицательную зону этим летом.

«У нас возможна традиционная летняя дефляция в сегменте продовольственных товаров в связи с удешевлением плодоовощной продукции, – рассказал «Газете.Ru» один из авторов бюллетеня, эксперт института «Центр развития» ВШЭ Игорь Сафонов. – Это начало происходить раньше, чем ожидали мы и Банк России. Они говорили, что это случится где-то в июне, но когда мы смотрели данные Росстата, оказалось, что этот процесс начался уже в третью неделю мая».

Все почти как всегда

Заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко в комментарии «Газете.Ru» тоже указал на то, что дефляция может быть связана с тем, что в корзину, по которой рассчитывается инфляция, включаются сезонные товары. «Не думаю, что в этом году что-то изменится. Дефляция как непрерывный и длительный процесс нам не грозит», – констатировал эксперт.

Но есть и некоторые сигналы, которые могут свидетельствовать о том, что нынешняя ситуация – не совсем стандартная. В частности,

глава Банка России Эльвира Набиуллина в начале мая – уже после апрельского снижения ключевой ставки – не исключила, что в июне ее могут снизить и до 4,5%.

Хотя обычно о таких решениях регулятора становится известно день в день.

«Сначала нам это казалось странным, но, по всей видимости, у ЦБ были более оперативные данные, и сейчас стало понятно, что намерение снижать и дальше ключевую ставку будет ответом на риск ухода показателя инфляции в отрицательную зону», – рассказал «Газете. Ru» Игорь Сафонов из ВШЭ.

Эксперт отметил, что если рассматривать ситуацию в вакууме, то одних только мер Банка России по снижению ключевой ставки, особенно в ситуации текущего кризиса, было бы недостаточно.

«Но реальность такова, что у нас не только Банк России действует, но и план правительства по выходу из пандемического кризиса и восстановлению экономики,

– рассказал Игорь Сафонов. – В совокупности это позволит нивелировать риск дефляции. Может быть у нас и будет месяц, например июнь, в котором инфляция будет нулевой, но в отрицательную зону она все равно вряд ли уйдет».

Еще один собеседник «Газеты.Ru» – аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин – тоже не видит существенных рисков для возникновения долгосрочной дефляции. Исходя из его оценок, летом диапазон роста индекса потребительских цен в России составит от 0,25 до 0,95% каждый месяц.

«Вероятность того, что инфляция «провалится» в один из летних месяцев в область отрицательных значений, исходя из имеющегося опыта наблюдений, составляет 35%», – рассказал Александр Осин.

Пора открываться

В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» Игорь Сафонов согласился с тем, что одним из ключевых факторов, которые позволят полностью нивелировать риск возникновения дефляции, может стать рост потребительского спроса на товары и услуги.

А это возможно только в том случае, если экономические ограничения в России будут постепенно сниматься. Ведь основные потребители – это сотрудники приостановленных предприятий, которые сидят дома и без работы, и без зарплаты.

«Сейчас все внимание смещается к населению, потому что статистика по безработице, которая недавно вышла — 5,8% за апрель — означает, что фактически

многие люди на неоплачиваемых отпусках. У них связаны руки и они не могут подать на пособие, с другой стороны у них, скорее всего, урезаны доходы»,

– рассказала «Газете.Ru» главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова.

Александр Осин из «Фридом Финанс» подчеркнул, что, помимо прочего, сохранение ограничений, несмотря на потенциальный эффект от мер стимулирования на внешних рынках, а также возможного позитивного влияния сделки ОПЕК+ на нефтяные цены, дорого обойдется и всей экономике в целом.

«Продление карантина еще на один месяц – с учетом того, что промышленность и строительство возобновят работу, – будет «стоить» экономике РФ в 2020 году еще порядка 5% ВВП

или приблизительно 11% снижения в сумме с учетом оценочного эффекта от ограничительных мер в марте-апреле», – считает Александр Осин.

Нужно ли бояться дефляции? — РИА Новости, 26.05.2021

Впрочем, о таком или хотя бы любом однозначном показателе инфляции россиянам в последнее время оставалось только мечтать. Показатели инфляции в России уже не первый год двузначные, и даже хотя бы ее небольшое снижение уже было бы полезным и для экономики, и для граждан.

Действительно, когда говорят, что инфляция – это дополнительный налог на бедняков, имеют в виду повышение цен на потребительском рынке и «вымывание» недорогих товаров и продуктов. Но в еще большей степени инфляция разрушает финансовую систему, поскольку резко возрастают ставки кредитов, а без кредитов реальный сектор вот-вот остановится. Накачанные в банки государственные средства также не доходят до производства и потребителя потому, что банкиры, во-первых, сомневаются в их платежеспособности, а во-вторых, потому что есть способы «получше распорядиться» деньгами.

При нынешней ставке рефинансирования ЦБ, опустившейся ниже 11 процентов, реальные ставки по кредитам вдвое больше, но даже и они невыгодны банкам. Как отмечено в отчете ЦБ за апрель,  в общей структуре доходов наших кредитных организаций доходы от операций с иностранной валютой составляют 78,7% , а от кредитования физических и юридических лиц — 6,2%.

Между тем, некоторые финансисты поспешили заявить, что в августе-сентябре в России также можно ожидать дефляции, в связи с тем, что произойдет сезонное снижение цен на овощи и фрукты. Статистика прошлых лет, действительно, отмечала кратковременное падение цен на потребительском рынке, однако, следует заметить, что влияния на годовой итог оно, как правило, не оказывало. А то, что инфляция с начала года уже составила 7,2 процента, заставляет с сомнением относиться к таким прогнозам.
Всплеск инфляции в начале года эксперты объясняют прошедшей девальвацией, сделавшей дорогим многочисленный импорт. Но, как считают эксперты, это еще полбеды, тем более что девальвация до определенного уровня даже полезна, так как делает российскую продукцию более конкурентоспособной на мировом рынке.

Главная же причина инфляции – отсутствие реального рынка. Так, казалось бы, кризис, который в значительной мере сократил спрос на продукцию, должен был бы заставить производителей снизить цены, чтобы хоть как-то обеспечить сбыт. Нежелание производителей и продавцов идти навстречу покупателю тем более необъяснимо, что рецессия в реальном секторе экономики нарастает, что приводит к еще большему падению спроса.

Если говорить о потребительском рынке, то понятно, что безработные не обеспечат ажиотажный спрос. Теперь к ним добавятся еще и те, кто пока не потерял работу, но несколько месяцев не получает зарплату. Во всех странах подобная модель изменения потребительского спроса дает дефляцию. Меньше спрос – меньше сбыт, меньше сбыт – меньше денег у производителя. В результате последний вынужден либо продавать по сниженным ценам, либо закрывать производство и увольнять персонал, вызывая тем самым дальнейшее снижение спроса.

Касается это не только потребительского рынка, но и производителей техники, строителей. Даже газовый сектор – уж на что ликвидный товар – и тот вынужден сокращать производство. Так что, феномен России, ухитряющейся наращивать инфляцию, когда во всем остальном мире возникает угроза дефляции, не только и не столько в экономических причинах, сколько в монополизированности и импортозависимости нашей экономики.

Попытки же государства вмешаться в политику производителей, продавцов и банков вызвали бурную реакцию, заговорили даже о конце рыночной экономики. Между тем, например, в контроле за деятельностью банков и ограничении их ставок нет чего-то экстраординарного, тем более, что деньги в условиях кризиса банки используют государственные. Это же делают Европа, Япония и Америка. И угроза, что банки в итоге не захотят стать финансовыми агентами правительства – не более чем слова.

Это в Америке увеличивается количество банков, досрочно возвращающих казначейству взятые деньги. В России таких «камикадзе» пока не отмечено. А вот в соседнем Казахстане, где банковская система (в пересчете на количество населения) более развита, чем в России, ранее обладала активами, равными ВВП страны, и была сплошь частной, после кризиса пошли на самые жесткие меры. Самые крупные банки были практически национализированы за счет вхождения государства в капитал. Зато денежные потоки – более 10 миллиардов долларов в 2009 году – на реальный сектор, на ипотеку, на поддержку малого бизнеса, на инфраструктуру идут четко и доходят до заемщика вовремя. При этом инфляция в Казахстане чуть больше 2 процентов. И если рядовые жители жалуются на нее, то серьезные экономисты опасаются дефляции и даже говорят, что в ряде отраслей уже сталкиваются с ней.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Дефляция (экономика) — это.

.. Что такое Дефляция (экономика)? У этого термина существуют и другие значения, см. Дефляция.

Дефляция (от лат. deflatio — сдувание) — повышение покупательной способности местной валюты, что проявляется в снижении индекса цен. По сути дела, дефляция — это инфляция с отрицательными темпами роста цен. Однако, по ряду причин, расценивается как менее благоприятный фактор, чем инфляция.

Причиной дефляции может быть:

В современных условиях дефляция свидетельствует о спаде в экономике, снижении выпуска продукции и росте безработицы. Из-за падения цен экономические агенты могут снижать объёмы инвестиций, чтобы через некоторое время (несколько лет) разместить средства более выгодно (купить ресурсы дешевле в результате снижения цен). Это приводит к дополнительному падению спроса, что ещё больше стимулирует падение цен на товары и сокращение объёмов производства.

Дефляционная политика подразумевает регулирование спроса через денежно-кредитный и налоговый механизмы:

  • снижения государственных расходов;
  • повышения процентной ставки за кредит;
  • усиления налогового пресса;
  • ограничения денежной массы.

Кейнсианский подход к дефляции

Согласно взглядам Кейнса, рост налогов, формирующих доходную часть бюджета, может дать краткосрочный результат. В долгосрочном периоде такая политика оборачивается снижением инвестиций и замедлением экономического развития. Высокие ставки налогов могут вызвать сужение налоговой базы, то есть суммы доходов, с которых идут отчисления в бюджет. Понижение ставок подоходных налогов приведёт к увеличению личных сбережений, если удастся переломить инфляционную психологию потребителей. Тогда прирост сбережений пойдёт как на финансирование экономического развития, так и на покрытие дефицита бюджета.

Во время снижения государственных расходов недопустимы резкие сокращения тех или иных статей бюджета. Необходим стратегический план восстановления равновесия государственного бюджета. Например, государственные дотации убыточным предприятиям за счёт средств бюджета являются необоснованными в рыночном хозяйстве. Предположим, что они прекращены. Дефицит бюджета уменьшится, но одновременно последуют массовые банкротства и увольнения, начнётся рост безработицы. С одной стороны, потребуется увеличить государственные расходы, связанные с социальным обеспечением дополнительного количества безработных, их переквалификацией, трудоустройством. С другой стороны — неизбежно сократятся доходы за счёт снижения прибыли предприятий и уменьшения суммы подоходного налога. Возможно, что, в конечном счёте, правительство получит противоположный результат — увеличение дефицита, ускорение инфляции.

Главный принцип сокращения бюджетных расходов состоит в следующем: постепенное уменьшение финансирования тех видов деятельности государства, от которых можно отказаться в силу их самостоятельности.

Результатом действия этого механизма дефляционной политики является замедление экономического роста и даже кризисные моменты, что нередко служит причиной отказа правительства от его использования.

См. также

Ссылки

ИНФЛЯЦИЯ.

ДЕФЛЯЦИЯ. БИФЛЯЦИЯ | Совет по внешней и оборонной политике

Александр Лосев

КоммерсантЪ — Деньги

Трихотомия последствий борьбы с рецессией

«Я твердо убежден, что нам нужна отрицательная ставка»,— заявил президент США Дональд Трамп. Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл выступил против перспективы установить отрицательные процентные ставки в США, хотя и не полностью исключил этот вариант в качестве потенциального инструмента в будущем.

«Данные об отрицательных ставках противоречивы»,— сказал Джером Пауэлл 12 мая, отвечая на вопросы после выступления на вебинаре, организованном Институтом международной экономики Петерсона. Он отметил, что представители ФРС обсуждали, идти ли в этом направлении по примеру других центробанков, и сказал, что «пока мы не рассматриваем» такой вариант, но отметил, что фискальная политика, возможно, должна сделать больше для борьбы с длительным экономическим ущербом от пандемии коронавируса.

Днем ранее президент США Дональд Трамп написал в Twitter, что «пока другие страны получают преимущества от отрицательных ставок, США также должны принять этот «подарок»». Правда, опыт Японии и ЕС от введения отрицательных процентных ставок свидетельствует: вместо того чтобы стимулировать экономическую активность, такая политика на самом деле может быть дезинфляционной. Дефляция в ряде государств — это одна из сторон начавшейся рецессии мировой экономики. Рецессии всегда снижают уровень инфляции, поскольку появляются избыточные мощности и увеличивается разрыв в объеме производства и потребления. Снижение цен на товары происходит из-за повсеместного падения совокупного потребительского спроса.

На данный момент монетарные стимулы правительств и центральных банков большинства развитых стран являются беспрецедентными. Поэтому сейчас одной из актуальных задач в макроэкономике становится ответ на вопрос: что всех ждет в обозримом будущем — инфляция или дефляция? Инфляция из-за гигантских денежных эмиссий и девальваций валют или дефляция из-за длительного сжатия потребительского спроса? Поможет ли колоссальная денежная и фискальная экспансия избежать «дефляционной спирали» и не приведет ли к гиперинфляции в более отдаленном будущем?

Большинство аналитиков крупных инвестбанков и фондов сходятся во мнении, что краткосрочное воздействие принимаемых мер является дефляционным, но разногласия возникают в отношении более дальней перспективы.

Необычный кризис

Необычность текущего кризиса состоит в том, что ведущие центральные банки мира и правительства развитых и крупных стран вкачали триллионы долларов, евро, иен и юаней в не работающие из-за распространения коронавируса и карантинных мер национальные экономики. В 2008 году и в предыдущие кризисы, даже в периоды войн, экономика не блокировалась так жестко, как сейчас. Монетарные власти многих стран обеспокоены, что длительная и глубокая рецессия может привести к «длительному периоду низкого роста производительности труда и стагнации доходов». А это уже прямой путь дефляции.

Развитые страны могут войти в дефляционную спираль в ближайшее время или уже находятся в ней.

Инфляция в развивающихся странах также сейчас продолжает снижаться. Банк России констатирует в своих комментариях и пресс-релизах, что ограничительные меры снижают и внешний, и внутренний спросы и это становится значимым дезинфляционным фактором на длительный период. В Китае экономика переживает самый сильный спад за последние десятилетия. Там падение инфляции потребительских цен и цен производителей также отражает слабый спрос как внутри страны, так и за рубежом.

Сложившаяся ситуация заставляет вспомнить дефляцию Великой депрессии, причинами которой стали резкое сокращение кредитования и массовые банкротства, вызвавшие спрос на наличные деньги. Но тогда ФРС США сократила денежную массу на 30% в соответствии с ее новой монетарной политикой, вместо того чтобы удовлетворить спрос на деньги. Банковская система начала обрушаться, что вызвало одновременное падение объемов кредитования и предложения денег, а также снижение скорости денежного обращения. Дефляция цен продолжалась даже тогда, когда начался рост денежной массы.

Остается лишь надеяться, что некоторые центральные банки (не будем показывать пальцем), откровенно не желающие увеличивать денежное предложение в кризис, не повторят ошибки ФРС 30-х годов прошлого века.

Если же к дезинфляционным процессам добавляется политика бюджетной экономии или приостановка инвестиционных программ, лишающая предприятия госзаказов, а граждан дополнительной социальной поддержки, и при этом начинается кредитное сжатие, когда банки сокращают кредитование из-за высоких рисков, а компании, находясь в катастрофическом положении, стремятся сократить любые издержки и по возможности погасить кредиты, чтобы уменьшить нагрузку на бизнес, то в этом случае в экономике начинает раскручиваться так называемая дефляционная спираль. Доходы населения и потребительский спрос продолжают падать при одновременном росте безработицы, что лишь увеличивает экономические и социальные проблемы в стране.

Немного теории

Инфляция — это устойчивое повышение общего уровня цен на товары и услуги в экономике в течение определенного периода. При инфляции происходит потеря реальной стоимости денег как средства расчетов внутри экономики. Считается, что высокие темпы инфляции обусловлены чрезмерным ростом денежной массы. Инфляция негативно влияет на сбережения и инвестиции, но при умеренных уровнях инфляция может стимулировать рост экономики, сокращать безработицу и позволяет правительствам и центральным банкам более свободно проводить денежно-кредитную политику, поощрять кредитование экономик и избегать неэффективности, связанной с дефляцией.

Существуют две противоположные точки зрения на природу инфляции. Монетаристы считают, что в инфляции виноват рост денежной массы из-за эмиссии. Согласно монетарной теории, длительный устойчивый период инфляции вызван тем, что денежная масса растет быстрее, чем темпы экономического роста.

Кейнсианцы отводят основную роль в росте инфляции совокупному спросу, полагая, что денежная масса является только одним из множества факторов, влияющих на совокупный спрос, который существует не благодаря наличию денег, а благодаря величине предложения товаров и услуг. Скорость обращения денег, обслуживающих товарные потоки, также влияет на величину инфляции.

Противоположностью инфляции является дефляция — устойчивое снижение цен на товары и услуги. С точки зрения монетарной теории дефляция вызвана прежде всего снижением скорости движения денег и/или объема денежной массы на душу населения. Но текущая ситуация сочетания дефляции с гигантской денежной накачкой в разных частях планеты ставит эту теорию под сомнение.

Дефляция возникает при низком спросе или при недостаточном денежном предложении, а также при перепроизводстве товаров, когда повышение эффективности производства снижает общую цену товаров. Вывод производств из развитых стран в Юго-Восточную Азию привел к удешевлению товаров, но одновременно возник феномен экспорта дефляции.

Дефляция также связана с неприятием риска, что явно демонстрирует финансовая система Евросоюза, и даже отрицательные процентные ставки, введенные Европейским центральным банком, не в состоянии простимулировать кредитование на необходимом для экономики уровне.

Наблюдаемый сейчас в развитых странах дефляционный шок из-за коронавирусной остановки экономик становится дополнительной проблемой, поскольку дефляция увеличивает реальную стоимость долга, который и так сейчас растет очень быстрыми темпами. Дефляция также может усугубить рецессию, но главная опасность дефляции состоит в раскрутке «дефляционный спирали», когда падение экономики приводит к снижению цен, а вслед за этим к сокращению инвестиций и объемов производства, что, в свою очередь, провоцирует дальнейшее сжатие экономики, ведет к остановке предприятий, уменьшению занятости, падению общего потребления и к еще большей дефляции.

В России уже много лет существует «скрытая дефляция», поскольку из-за многолетнего падения уровня жизни большинства граждан происходит смещение покупательского спроса в сторону более дешевых и менее качественных продуктов и товаров. То есть происходит относительное удешевление средней потребительской корзины, несмотря на ее номинальный рост, потому что из-за падения реальных располагаемых денежных доходов людям приходится постоянно экономить и отказываться от привычных продуктов.

А еще есть такие явления, как: дезинфляция — снижение уровня инфляции; гиперинфляция — неконтролируемый рост инфляции; стагфляция — сочетание инфляции, медленного экономического роста и высокой безработицы; рефляция — попытка поднять общий уровень цен для противодействия дефляционному давлению; наконец, инфляция цен активов — общий рост цен на финансовые активы без соответствующего повышения цен на товары или услуги.

Большинство этих явления мы как раз и наблюдаем в ходе этого необычного коронакризиса и рецессии мировой экономики.

Эффект Кантильона

Банкир ирландского происхождения Ричард Кантильон, автор «Эссе о природе торговли» (Essai sur la nature du commerce en general) и предшественник Адама Смита, приблизительно в 1730 году открыл причинно-следственный эффект, объясняющий поведение рыночных цен и инфляцию, различая при этом богатство и деньги.

Эффект Кантильона заключается в том, что инфляция возникает постепенно в разных сегментах рынка. Денежная эмиссия центральных банков никогда не приводит к равномерному распределению денег между экономическими субъектами и агентами. У кого-то вновь напечатанные деньги появляются раньше, у кого-то — позже.

Те, кто получил деньги раньше других, получают преимущества и возможности их использования до момента повышения цен из-за прироста денежной массы. К остальным участникам экономических отношений эти новые эмиссионные деньги дойдут уже после того, как цены начнут расти. Поскольку интересы у экономических субъектов и посредников разные, цены поднимаются неравномерно. Эмиссия большого количества дешевых денег не означает, что спрос на все будет увеличиваться синхронно. Одни активы и товары растут в цене быстрее, чем другие.

Именно это явление мы сейчас наблюдаем на мировых финансовых рынках. Там происходит инфляция активов — акции и облигации растут в цене, быстро восстанавливаясь после обвала рынков в первом квартале 2020 года, потому что новые эмиссионные деньги достались в основном финансовым агентам, фондам и банкам. И эйфория, царящая на фондовых площадках, никак не соответствует ужасающему состоянию мировой экономики.

Эти новые деньги либо опять сгорят в огне очередного финансового кризиса, и центробанкам придется срочно «допечатывать» новые десятки триллионов, либо будут перетекать в реальную экономику, не способную пока производить товары и услуги в прежних докоронакризисных объемах, и это начнет вызывать рост цен, переходящий в очевидную и, скорее всего, в неуправляемую инфляцию.

Бифляция

Инфляция неравномерна по всем активам, товарам и услугам и зависит от различий на рынках, а также от того, где вновь созданные деньги и кредит входят в экономику.

Поскольку эффект Кантильона уже проявился на финансовых рынках, можно смело делать предположения, что мир сейчас находится в состоянии бифляции, когда инфляционные и дефляционные процессы идут в мировой экономике одновременно. Как правило, бифляция возникает в том случае, если для оживления стагнирующей экономики применяются монетарные стимулы.

Именно сейчас можно в реальном времени наблюдать, как деньги, добавленные в экономику через кредитование и покупку активов центральными банками, появляются в определенных странах и сегментах экономики, но не на всех рынках одновременно. Процессы начинают растягиваться во времени и в региональных пространствах, что будет искажать восприятие проблемы. Разрушающаяся глобализация, с одной стороны, еще связывает большинство стран и рынков, но рвущиеся товарные и производственные цепочки и сокращающиеся трансграничные потоки капитала вносят хаос в мировые экономические процессы, создавая в одних странах дефляцию, а в других — скрытую пока инфляцию. Инфляция в ряде стран может возникнуть в результате сбоев в цепочке поставок, приводящих к дефициту, при одновременной денежной эмиссии, призванной помочь экономике.

Людвиг фон Мизес, один из столпов австрийской школы экономики и основатель философии либертарианства, подчеркивал, что инфляция обязательно последует, если будет происходить увеличение количества денег, которое не компенсируется соответствующим экономическим ростом и увеличением потребности в деньгах.

Признаком роста инфляционных ожиданий является восходящий тренд в котировках золота, которые обновляют многолетние максимумы из-за экспансионистской политики центральных банков и бегства инвесторов от риска.

Долговой фактор

Но пока существенным фактором сдерживания инфляции является замедление скорости обращения денег, которая имеет тенденцию снижаться по мере роста уровня долга. А долги в мире растут беспрецедентными темпами. Общий размер глобального долга на начало 2020 года составлял $253 трлн (322% глобального ВВП), на долю развитых государств приходилось $180 трлн совокупного долга, у развивающихся — $73 трлн. К концу первого квартала объем долга превысил отметку $257 трлн.

По оценкам The Institute of International Finance, общий долг правительства, компаний и граждан составляет 327% ВВП, в Европе — 388% ВВП, в Китае — 310%, в Японии — 540%.

Такой уровень долга приводит значительному падению скорости движения денег, что резко снижает эффективность денежно-кредитной политики, и продолжается это уже больше десяти лет.

Более высокий уровень долга, особенно долга в непроизводственной сфере, который не генерирует стабильный поток доходов, приводит к дефляции, а не к инфляции в экономике.

Перспективы

Кризис этот нетипичный, и на этот раз все может оказаться иначе, чем в 2008, 1998 или 1987 годах. Пока самые значительные инфляционный риски лежат в области фискальной и монетарной реакции на продолжающийся кризис. Если нынешних беспрецедентных стимулов для выхода мировой экономики окажется недостаточно, вторая, еще более мощная волна кризиса не заставит себя ждать. Реакцией станет новая фискальная и монетарная политика, которая, скорее всего, сведется к прямому печатанию денег, потому что все остальные стимулы будут исчерпаны, что и вызовет «инфляционную спираль».

Увеличение расходов путем роста долга — процесс не бесконечный. Дилемма центробанков — «проблема ликвидности или проблема платежеспособности», по всей вероятности, будет решаться в пользу ликвидности, выкупа долгов и национализации компаний, попавших в катастрофические ситуации. Для этих целей рост денежной массы должен оставаться повышенным, иначе все быстро выйдет из-под контроля.

Таким образом, складывающаяся сейчас ситуация глобальной дефляции в обозримом будущем сменится несинхронными всплесками инфляции, переходящими от региона к региону, а затем и последующими реальными экономическими потрясениями уже глобального характера.

Материалы по теме

Метки: бифляция, дефляция, инфляция, пандемия коронавируса, рецессия, финансовая политика

Кто будет процветать в условиях надвигающейся дефляции?

Корпоративные казначеи по всему миру скоро столкнутся с дефляцией. Неправильно понимаемый почти всеми, оклеветанный правительствами и центральными банками и практически отсутствующий в западном мире на протяжении поколений, дефляция может быть самой сложной средой, в которой могут работать предприятия. Это также среда, которая подчеркивает жизненно важную роль казначеев и менеджеров по финансовым рискам — не только в уменьшении убытков, но и в оказании помощи предприятиям в использовании возможностей, которые могут возникнуть.

Крушение короны 2020 года (так, вероятно, станут известны февраль и март) побило ряд рекордов. Фондовые рынки США падали самыми быстрыми темпами в истории; индекс S&P 500 упал на 30 процентов всего за 22 дня. В тот же период наблюдался самый быстрый рост спредов доходности на кредитных рынках. Центральные банки и правительства закачивали на финансовые рынки триллионы долларов, евро, фунтов стерлингов и юаней, чтобы предотвратить полный системный сбой. Даже в этом случае некоторые уголки кредитных рынков были захвачены и, возможно, никогда не вернутся.

Почему это произошло? Умышленное отключение огромных секторов мировой экономики для предотвращения распространения Covid-19, несомненно, усугубило панику на финансовых и товарных рынках. Но это не привело к аварии. Чтобы понять причину как краха, так и дефляционной среды, за которой, как мы ожидаем, последует, нам нужно вернуться назад и изучить определение дефляции и ее ключевую предпосылку.

Определение дефляции

Жизненно важно понимать разницу между простым снижением (или увеличением) цен и фактической денежной дефляцией (или инфляцией).Первое описывает, что происходит с ценами на корзину потребительских товаров, а денежное определение описывает, что происходит с деньгами и кредитом в экономике.

В 16 веках Николай Коперник и последователи школы Саламанки отметили, что общие цены на товары выросли, поскольку торговцы привозили золото и серебро из Америки в Европу. Это наблюдение привело к «количественной теории денег», которая выдвигает гипотезу о связи между ценами на товары и количеством денег и кредита в экономике.Экономисты до сих пор спорят о точном характере этой связи, но стоит отметить, что термины «дефляция» и «инфляция» были придуманы применительно к денежной / кредитной стороне, а не к цене.

Сегодня обычно считается, что цены в экономике движутся согласованно с общей денежной массой и кредитом, умноженной на «скорость» обращения денег — другими словами, скорость, с которой деньги обращаются для поддержки покупок. Истинное определение «дефляции» — это сокращение общей денежной и кредитной массы в экономике.Потребительские цены и цены производителей обычно падают в периоды дефляции, но они могут падать и по другим причинам, например, из-за перенасыщения производства.

Первичное условие дефляции: выполнено

Поскольку дефляция — это сокращение денег и кредита, из этого логически следует, что дефляция может произойти только после серьезного роста общества при предоставлении кредита и одновременном принятии долга. В письме 1957 года Гамильтон Болтон, эксперт по банковскому кредиту и волновому принципу Эллиотта (модель циклов финансового рынка, основанная на моделях психологии толпы), резюмировал свои наблюдения следующим образом:

«Читая историю больших депрессий в U.С. с 1830 г. меня впечатляли:

  • Все были засчитаны путем дефляции избыточного кредита. Это был единственный общий фактор.
  • Иногда казалось, что ситуация с избытком кредита длилась годы, прежде чем лопнул пузырь.
  • Некоторое внешнее событие, такое как крупная авария, довело дело до критического состояния, но признаки были заметны за много месяцев, а в некоторых случаях и за годы до этого.
  • Ни один из них не был похож на предыдущий, так что публику всегда вводили в заблуждение.
  • Некоторая паника возникла при большом профиците государственного дохода (например, 1837 г.), а некоторая — при большом дефиците государственного бюджета.
  • Кредит является кредитом, не являющимся самоликвидирующимся или самоликвидирующимся.
  • Дефляция не самоликвидирующихся кредитов обычно приводит к большим спадам ».

«Самоликвидация кредита» — это ссуда, которая погашается с процентами в умеренно короткие сроки с использованием финансовой прибыли, полученной в результате производства товаров или услуг, которые дает ссуда.Полная сделка увеличивает стоимость экономики. «Несамоликвидирующийся кредит» — это кредит, не привязанный к производству. Когда финансовые учреждения ссужают деньги потребителям для покупки автомобилей, лодок или домов — или, например, для спекулятивной покупки сертификатов на акции и производных финансовых инструментов — никакая производственная деятельность напрямую не связана с ссудой. Выплата процентов по таким займам должна происходить из других источников дохода, и в совокупности — вопреки распространенному мнению, — такое кредитование увеличивает издержки для экономики, а не стоимость.

За последние несколько десятилетий в ряде развитых стран, включая Соединенные Штаты, наблюдалось замедление темпов экономического роста. В то же время общая стоимость долга в этих странах резко возросла не только в номинальном выражении, но и в процентном отношении к валовому внутреннему продукту (ВВП). Большая часть этого долга была самоликвидирующейся в начале 1980-х годов, но по мере созревания «бычьего» рынка не самоликвидирующиеся долги стали преобладающими.

По данным Института международных финансов (IIF), к концу 2019 года глобальный долг составлял более 255 триллионов долларов.Глобальный долг в процентах от ВВП достиг 322 процентов, что фактически на 40 процентных пунктов выше, чем в начале Великого финансового кризиса в 2008 году. Нефинансовый корпоративный долг, включая как корпоративные облигации в целом, так и не самоликвидирующийся долг , выросла за последнее десятилетие, в основном в форме заимствований для финансирования непродуктивного выкупа акций и выкупа с использованием заемных средств.

На рисунке 1 показана история заимствований в Соединенных Штатах за последнее столетие. Сегодняшний долговой пузырь в процентах от ВВП намного больше, чем пузырь, дефляция которого совпала с Великой депрессией.Отношение долга к ВВП снизилось по сравнению с пиком в 2009 году, так же как оно немного снизилось в конце 1920-х годов, когда финансовый бум временно подстегнул экономику. Однако, поскольку реакция на Covid-19 приведет к резкому падению ВВП, это соотношение будет расти, как и в начале 1930-х годов. После этого, как подсказывает история, разразится полный гнев кредитной дефляции.

Почему центральные банки не могут предотвратить дефляцию

Трудно переоценить степень, в которой психология движет экономикой к дефляции.Когда преобладающее экономическое настроение в стране меняется с оптимизма на пессимизм, кредиторы, должники, инвесторы, производители и потребители меняют свою первичную ориентацию с расширения на сохранение. По мере того как кредиторы становятся более консервативными, они замедляют выдачу кредитов. По мере того как потенциальные должники становятся более консервативными, они занимают меньше или не занимают вообще. По мере того, как инвесторы становятся более консервативными, они вкладывают меньше денег в долговые инвестиции. По мере того как производители становятся более консервативными, они сокращают планы расширения.По мере того, как потребители становятся более консервативными, они больше откладывают и меньше тратят.

Такое поведение снижает скорость обращения денег, что оказывает понижательное давление на цены. Скорость денежного обращения замедляется в течение многих лет, что является классическим предупреждающим знаком о надвигающейся дефляции. Теперь, благодаря блокировке, связанной с вирусами, скорость обращения денег начала падать. По мере того, как распространен пессимизм, можно ожидать, что он упадет еще больше.

Помимо психологических факторов, дефляция имеет также структурную основу.Способность финансовой системы поддерживать растущий уровень кредита зависит от динамичной экономики. Ситуация с высоким уровнем долга становится неприемлемой, когда темпы экономического роста опускаются ниже преобладающей процентной ставки. Поскольку замедление темпов роста экономики снижает способность заемщиков выплатить то, что они должны, кредиторы могут отказаться гарантировать выплату процентов по существующей задолженности, предоставив еще больше кредитов. Когда бремя становится слишком большим, чтобы поддерживать его, увеличивается количество дефолтов. Более того, страх дефолта побуждает кредиторов еще больше сокращать кредитование.

Возникший в результате каскад погашения долга приводит к дефляционному краху. Отчаянно пытаясь собрать наличные для выплаты ссуд, заемщики выводят на рынок все виды активов, включая акции, облигации, товары и недвижимость, в результате чего цены на эти активы резко падают. Цикл заканчивается только после того, как предложение кредита упадет до уровня, при котором оставшиеся кредиторы удовлетворены предоставленным заемщиком обеспечением.

Признание роли психологии в этом цикле жизненно важно для понимания того, почему никакое вмешательство правительства и центральных банков не может предотвратить дефляцию.К сожалению, поскольку общество в целом считает дефляцию экономическим условием, которого мы должны опасаться, центральные банки занимают и печатают деньги, чтобы избежать этого. Это то, что некоторые делают прямо сейчас, используя различные программы — от количественного смягчения до рассылки чеков гражданам по почте. Поступая так, они увеличивают объем денежной базы в своей экономике. Однако ожидаемая нами дефляция будет результатом быстрого сокращения кредита, а не денежной базы. И даже триллионы долларов, которые центральные банки вкладывают в денежную массу, незначительны по сравнению с общей суммой кредита в мировой экономике.

Рассмотрим ситуацию в Соединенных Штатах. В 2008 году денежная база США составляла менее 900 миллиардов долларов. Затем, в ответ на Великую рецессию, ФРС начала печатать огромные суммы денег. Сегодня денежная база США составляет около 3,8 триллиона долларов. Это четырехкратное увеличение примечательно, но сравните его с общим долгом США, который на конец 2018 года был зафиксирован на сайте statista.com на уровне 72 триллионов долларов. Добавьте сюда деривативы, которые являются еще одной формой кредита (я должен вам X долларов, если произойдет Y), и число намного больше.Хотя мы не нашли надежного источника воздействия деривативов только для США, на глобальном уровне общий кредит можно оценить в диапазоне от 1,1 квадриллиона до 1,8 квадриллиона долларов. Квадриллион — другими словами, тысяча триллионов.

Дефляция такой колоссальной суммы долга сокрушит все на своем пути. Федеральная резервная система США и другие центральные банки настолько отчаянно пытаются избежать дефляции, что скупают токсичные ссуды и мусорные облигации. В долгосрочной перспективе эти долги необходимо погашать за счет налоговых поступлений.А в период дефляционной депрессии налоговые поступления также резко падают.

Центральные банки не могут предотвратить дефляцию. Банк Японии и японское правительство потратили десятилетия на вливание денег в экономику этой страны, даже покупая огромное количество акций напрямую — по сути, национализировав фондовый рынок — безрезультатно. Частный долг в процентах от ВВП в Японии все еще снижается по сравнению с пиком почти три десятилетия назад, а потребительские цены остаются на прежнем уровне. Когда огромный кредитный пузырь, на котором мы сейчас находимся, сдуется, размер государственного долга только усугубит экономические проблемы в США.С. и далее.

От выживания к процветанию

Ключ к выживанию в период дефляции — иметь как можно меньше долга. На протяжении многих лет экономисты, предупреждающие о последствиях кредитной экспансии, такие как австрийцы Людвиг фон Мизес и Фридрих Хайек, по большей части игнорировались. Однако долг становится еще большим бременем для предприятий в условиях дефляционной экономики.

Подумайте о сценарии, в котором компания A купила компанию B за 100 миллионов долларов и профинансировала сделку, выпустив долг на 75 миллионов долларов.Дефляционная среда может снизить стоимость бизнеса компании B, скажем, до 50 миллионов долларов. На момент приобретения компания А взяла на себя долг в размере 75 процентов от стоимости актива, который она профинансировала. Теперь тот же долг составляет 150 процентов стоимости актива.

Даже самоликвидирующийся кредит становится обременительным при дефляции. Предположим, компания C занимает деньги, чтобы инвестировать в новую машину для изготовления виджетов. В нормальных экономических условиях ожидаемая прибыль от продажи дополнительных виджетов будет компенсировать добавленный долг, что сделает всю транзакцию жизнеспособной.Однако в дефляционной экономике пессимистические социальные настроения приводят к застою или отрицательному экономическому росту и снижению спроса на виджеты. Инвестиции в новое оборудование, финансируемые за счет долга, не могут окупиться.

Оборот — это тщеславие, а прибыль — здравомыслие, но деньги — это король. Корпоративные казначеи и менеджеры по финансовым рискам должны понимать мудрость этой старинной поговорки. Денежные средства — это не только окончательное средство хеджирования, но и единственное вложение, стоимость которого растет во время дефляции.Поскольку акции, облигации, недвижимость и товары теряют в стоимости, количество денежных средств, необходимых для покупки этих активов, по определению уменьшается. Другими словами, относительная стоимость наличных денег растет.

Большинство людей склонны оценивать стоимость наличных денег по процентной ставке, которую они могут заработать. Краткосрочные процентные ставки в основных валютах, вероятно, останутся близкими к нулю в обозримом будущем. Не обманывайтесь, думая, что это означает, что большие денежные средства — это потраченный впустую актив.Напротив, по мере того, как усиливается тисков дефляции, компания со значительными денежными резервами сможет воспользоваться растущим числом открывающихся возможностей.

Ужесточение кредита и падение цен — естественные побочные продукты нормального делового цикла. Они также указывают на среду, в которой богатые на наличные деньги компании смогут покупать некоторые предприятия и производственные ресурсы по заниженным ценам. Для компаний со значительным долгом дефляция может означать борьбу за выживание.Но те, кто сделал деньги королем, могут использовать ситуацию, чтобы получить еще более сильные конкурентные позиции, когда цикл возобновится и начнется восстановление экономики.


Мюррей Ганн — руководитель отдела глобальных исследований в Elliott Wave International (EWI) и ведущий участник сайта deflation.com. За свою 30-летнюю карьеру он работал менеджером по глобальным облигациям, валютам и акциям, включая длительные должности в Standard Life Investments и Управлении по инвестициям Абу-Даби.До EWI он возглавлял технический анализ в банке HSBC.

Что такое дефляция в экономике? | Разъяснение выплат

Существует несколько способов воздействия дефляции на экономику. Когда поставщики вынуждены снижать свои цены из-за низкого спроса, им иногда даже приходится снижать цены, которые опускаются ниже себестоимости товара. Это означает, что бизнес теряет прибыль. Хотя дефляция может показаться правильным для потребителей, постоянная дефляция может быть очень вредной для производителя.Таким образом, длительные дефляционные периоды обычно вредны для любой экономики. Это не только приводит к общему сокращению доходов бизнеса, но и, в конечном итоге, к снижению заработной платы и возникновению безработицы, поскольку большинство компаний изо всех сил стараются остаться в бизнесе и могут в конечном итоге закрыться.

Снижение заработной платы, сокращение заработной платы и рост уровня безработицы также меняют структуру потребительских расходов. Кроме того, дефляция также вызывает падение цен на акции, поскольку все больше людей склонны продавать свои инвестиции в условиях замедляющейся экономики.Падение цен еще больше препятствует увеличению потребительских расходов, поскольку люди начинают откладывать свои покупки, поскольку ожидают, что в будущем цены будут ниже. В частности, в отношении предметов роскоши потребители пытаются сэкономить деньги, ожидая покупки второстепенных предметов, поскольку они станут дешевле во время дефляции. В конечном итоге дефляционные периоды сокращают расходы людей и замедляют экономический рост (что создает более сильное дефляционное давление в экономике).

Еще один значительный эффект дефляции состоит в том, что она увеличивает реальную стоимость денег, а также долга.Людям, имеющим долги, гораздо труднее выплачивать свои долги. Это означает, что люди и предприятия, как правило, тратят большую часть своего располагаемого дохода на выполнение своих долговых требований. Экономические последствия дефляции зависят от размера личного долга физических и юридических лиц. Люди обычно берут ипотеку, предполагая, что их реальная заработная плата вырастет и произойдет положительная инфляция. Но когда происходит дефляция, это может сбить с толку людей и сократить их расходы намного больше, чем ожидалось, для выполнения своих долговых обязательств.

В периоды дефляции компании получают меньшую прибыль, а потребители — меньшую заработную плату. Это оставляет меньше денег для инвестиций или сбережений. В странах, где долг представляет собой огромную проблему, период дефляции может быть очень разрушительным. Это также может затруднить для правительств снижение отношения долга к ВВП. (В такие времена они обычно начинают ухудшаться).

Дефляция также приводит к увеличению реальных процентных ставок. Поскольку процентные ставки обычно не могут опускаться ниже нуля, это вызывает рост реальных процентов, если имеет место дефляция.Это означает, что люди могут получить больше выгоды от сбережений своих доходов, что означает сокращение расходов и нежелательную жесткую денежно-кредитную политику. Такие условия в экономике могут означать более низкие темпы роста и более высокий уровень безработицы, что может быть очень разрушительным. Это также затрудняет корректировку заработной платы и относительных цен, как это обычно происходит.

Дефляцию очень сложно контролировать, поэтому ее обычно считают намного хуже инфляции. В худшем случае дефляция может вызвать дефляционную спираль, которая в конечном итоге может привести к обвалу валюты страны.Для борьбы с дефляцией применяются различные комбинации различных фискальных и монетарных политик. Снижены процентные ставки и налоги, чтобы стимулировать потребление и увеличить совокупный спрос в экономике. Становится очень трудно изменить инфляционные ожидания людей и вернуть экономику к нормальному экономическому росту.

С другой стороны, правильная дефляция за счет повышения эффективности и низких производственных затрат существенно повысит покупательную способность потребителей при условии, что их доходы не пострадают.Более того, если в одной стране наблюдается дефляция, а в остальных — инфляция, страна улучшит свою международную конкурентоспособность и увеличит экспорт. Это может улучшить их платежный баланс в долгосрочной перспективе. Например, в период дефляции в Японии они смогли увеличить свой экспорт, что существенно компенсировало снижение потребительских расходов. Однако, если во всем регионе или в мире наступит период дефляции, это конкурентное преимущество может не оказаться полезным.

Дефляция может быть вызвана многими положительными причинами, такими как повышение производительности, развитие технологий, новые источники инноваций и ресурсов и т. Д.Это выгодно для общего роста экономики и ее отраслей. Люди также становятся лучше, поскольку их покупательная способность повышается и они могут улучшить свой уровень жизни. Но главная проблема в том, как быстро может произойти дефляция и превратить все положительные моменты в отрицательные.

Дефляция — повод для беспокойства?

С тех пор, как разразился азиатский финансовый кризис и во многих странах Азиатско-Тихоокеанского региона распространилась рецессия, наблюдатели опасались, что экономика США движется к опасной дефляции.Оправдано ли это беспокойство? Снижение цен, ограниченное сырьевыми товарами, недвижимостью или фондовым рынком, не является редкостью и не может серьезно подорвать экономику. Они случались много раз и будут повторяться снова. Напротив, широко распространенная дефляция цен, связанная с падением совокупного спроса, опасна и может способствовать спаду производства и занятости, как это было в начале 1930-х годов. Но сегодня такая дефляция не является реальной проблемой. Похоже, что экономика движется к замедлению, а не к рецессии.Если возникнет угроза рецессии, Федеральная резервная система может отреагировать. Если его отклик будет запоздалым или робким, мы можем даже пережить небольшую рецессию. Такая череда неприятных сюрпризов и плохой политической реакции вряд ли случится, и в противном случае не привела бы к массовому снижению цен. Обвал спроса, достаточно большой, чтобы угрожать опасной дефляцией, — поистине отдаленная возможность.

ОБЗОР ПОЛИТИКИ № 41

Не так давно политики были озабочены тем, чтобы избежать инфляции. Как отмечает U.Уровень безработицы в ЮАР приблизился к 6%, большинство аналитиков предупреждали, что рынки становятся опасно напряженными, и Совет Федеральной резервной системы размышлял, стоит ли нажимать на денежно-кредитные тормоза, чтобы не допустить перегрева экономики. Достигнув экономической нирваны почти стабильности цен наряду с 4,5% безработицы, новое беспокойство вызывает противоположность инфляции: дефляция и ее особые опасности. Эти опасения впервые проявились в связи с финансовым кризисом в Азии, продолжительным падением цен на сырьевые товары, углубляющейся рецессией в Японии и кажущейся приверженностью политиков во всем промышленном мире борьбе с инфляцией и содействию бюджетной консолидации.Этим летом беспокойство усилилось, когда мировые фондовые рынки упали, Россия объявила дефолт, а финансовый кризис, казалось, вот-вот дестабилизирует некоторые страны Латинской Америки.

После того, как в октябре рынки начали развиваться после небольшого смягчения мер со стороны Федеральной резервной системы и некоторых более благоприятных новостей из Азиатско-Тихоокеанского региона, самые серьезные опасения были приглушены. Тем не менее, многие проблемы и неопределенности лета остаются нерешенными, и мало оснований полагать, что неприятные сюрпризы из-за рубежа и финансовых рынков остались позади.Постоянное беспокойство вызывает риск рецессии в экономике США, и этот риск заслуживает пристального внимания политиков. Однако прогнозы опасной дефляции неуместны.

Дефляция и ее последствия

Важным моментом относительно дефляции является то, что некоторые события не так опасны, как другие. Двумя разрушительными эпизодами дефляции в этом столетии были резкое падение общих потребительских цен во время рецессии, последовавшей за Первой мировой войной, и повсеместное снижение цен, которое последовало за коллапсом производства после 1929 года (диаграмма 1).Столь широкое и глубокое снижение цен вызвано не конкурентным ценообразованием в здоровой экономике, а, скорее, резким сокращением совокупного спроса.



В таких эпизодах, как этот, дефляция способствует сокращению спроса и реальной активности, которая его инициировала. Неожиданное снижение цен наносит ущерб заемщикам, увеличивает число банкротств и потерь права выкупа и угрожает платежеспособности банков, которые затем вынуждены ограничивать кредитование. Поскольку ожидание падения цен укрепляется, а процентные ставки не могут адекватно корректироваться, даже покупатели, не зависящие от кредита, сдерживают свои расходы.Благодаря этим каналам 25% -ное падение потребительских цен за четыре года после 1929 года, наряду с еще более резким падением оптовых цен, подпитали нисходящую спираль реальной активности, которая была Великой депрессией.

Умеренная и ожидаемая дефляция была менее разрушительной. На протяжении большей части последней четверти девятнадцатого века, когда производительность быстро росла, а инвестиционные возможности были широкими, общие показатели цен постепенно снижались. Хотя такая хроническая постепенная дефляция и не представляет опасности серьезной общей дефляции, она может поставить под угрозу экономические показатели сегодня.При незначительном росте производительности в сферах обслуживания, которые сейчас доминируют в экономике, цены не могут упасть, если не упадут заработные платы. А для эффективного распределения рабочей силы требуется умеренно повышающаяся средняя заработная плата. Кроме того, для того, чтобы избежать рецессии, могут потребоваться низкие реальные процентные ставки, а этого невозможно достичь при падении цен. К счастью, денежно-кредитная политика может легко избежать хронической дефляции и ее недостатков.

Цены в отдельных секторах падают гораздо чаще, чем общий уровень цен, и такое снижение по секторам менее неприятно для макроэкономики.Дефляция цен на сырьевые товары — обычная реакция на падение мирового спроса или увеличение предложения сырьевых товаров. За последний год снижение сельскохозяйственных цен и цен на нефть и промышленные товары нанесло ущерб отдельным производителям здесь и за рубежом и даже создало макроэкономические проблемы в России, Индонезии, Мексике, Венесуэле и других странах, которые в значительной степени зависят от экспорта таких товаров. В отличие от этого, диверсифицированная экономика США не сильно пострадала, за исключением того, что эти более низкие цены принесли пользу U.С. потребителей.

Дефляция цен на активы — недвижимость и акции — также довольно часты. В Японии с ее печально известной финансовой структурой лопнувший пузырь на рынке акций и недвижимости нанес серьезный ущерб всей банковской системе и уничтожил чистую стоимость многих корпораций. В Соединенных Штатах такие события не представляли серьезного риска для банковской системы с тех пор, как в 1930-х годах были ужесточены правила. Самая большая проблема возникла с кризисом сбережений 1980-х годов, когда пришлось ликвидировать более 700 сберегательных и ссудных учреждений с чистой стоимостью 155 миллиардов долларов.Этот эпизод побудил регулирующие органы ужесточить стандарты банковского капитала в начале 1990-х годов, что, по мнению некоторых аналитиков, способствовало медленному восстановлению после рецессии 1990-91 годов. Сам кризис оказал лишь незначительное влияние на общую доступность кредита и не подорвал экономику в целом, потому что, в отличие от ситуации в Японии, безнадежные ссуды составляли лишь небольшую часть валового внутреннего продукта (ВВП) и не угрожали платежеспособности. крупные банки.

Из этих нескольких категорий дефляции только первая — резкое общее снижение цен, которое сопровождает и усугубляет рецессию — представляет особую опасность для макроэкономики, угрожая нисходящей спиралью активности, которую будет трудно исправить

Перспективы дефляции

С точки зрения арифметики, сегодня мы не далеки от общего падения цен.За последние шесть кварталов индекс цен производителей (ИЦП) на готовую продукцию снизился на 1,1%, а базовый ИЦП, который исключает волатильные компоненты продуктов питания и энергии, практически не рос. Даже индекс потребительских цен (ИПЦ), базовый ИПЦ и дефлятор цен ВВП в более широком смысле — показатели цен, которые включают услуги, где рост производительности медленный, — росли менее чем на 2% в год. Эта виртуальная ценовая стабильность существовала при быстром росте экономики и напряжении на рынках труда. Опыт показывает, что рецессия снижает темпы инфляции, поэтому сегодняшняя рецессия может привести к снижению их уровня ниже нуля.

Однако рецессии привели к значительному снижению инфляции, когда темпы инфляции были высокими, и незначительным изменениям, когда инфляция была низкой изначально (диаграмма 2). Таким образом, типичная рецессия сегодня лишь немного замедлит и без того низкий уровень инфляции ИПЦ. Этот прогноз подтверждается тем, что мы знаем о рынках труда. Отдельные фирмы сокращают заработную плату только тогда, когда сталкиваются с серьезными финансовыми трудностями, угрожающими их существованию. Массовая рецессия, которая поставила под угрозу платежеспособность многих фирм, может соответственно увеличить количество сокращений заработной платы.Тем не менее, даже в Японии, которая переживала длительный спад на протяжении 1990-х годов, средняя заработная плата в обрабатывающей промышленности в прошлом году выросла на 3%. Поскольку затраты на рабочую силу составляют три четверти чистой добавленной стоимости нефинансовых корпораций, это сопротивление снижению заработной платы устанавливает нижний предел общего снижения цен, которого можно было ожидать во всех случаях, кроме самого серьезного экономического спада.


Предкризисный уровень инфляции (%)
Примечания: данные за 1948-71 гг. Представляют собой ИПЦ без продуктов питания, данные за 1971-92 гг. Представляют собой ИПЦ без продуктов питания и энергии.Рецессия 1974 года не учитывается из-за влияния контроля над ценами и его отмены. Из-за этих мер контроля, введенных в августе 1971 года, годовой уровень инфляции между 4 кварталом 1970 года и 2 кварталом 1971 года используется для 1971 года. К тексту

Сегодня этот общий вывод подтверждается другими доказательствами. Во-первых, средняя почасовая оплата труда и расходы на зарплату растут на 4% в год, и это уже снижает норму прибыли. Даже с учетом значительного увеличения производительности, удельные затраты на рабочую силу растут на 2% в год и будут постепенно замедляться во время рецессии.Во-вторых, инфляция цен в прошлом году была остановлена ​​ростом доллара, падением цен на нефть и девальвацией азиатской валюты, что способствовало снижению импортных цен на 5%. Даже если не обратить вспять резкое падение импортных цен, оно вряд ли повторится. Все это говорит о том, что длительный период даже умеренного снижения цен маловероятен. Резкая и разрушительная общая дефляция — поистине отдаленная возможность.

Сегодняшние опасности

На самом деле, не стоит беспокоиться о том, находятся ли Соединенные Штаты на грани дефляции.Задолго до того, как дефляция когда-либо стала серьезной проблемой, страна столкнется с рецессией, которая сама по себе станет катастрофой для мира, уже страдающего от серьезных спадов в Азии и финансовых рисков во всех странах с формирующимся рынком. Правильный вопрос: каковы перспективы рецессии и готовы ли политики быстро и агрессивно реагировать на любую такую ​​угрозу?

В середине 1998 г. рецессия казалась маловероятной. Ожидалось, что экономика замедлится до примерно трендовых темпов роста с 2% до 2.5% в год, и вопрос о том, придется ли ФРС повышать ставки, был несомненным. Затем российский дефолт увеличил шансы распространения азиатского кризиса на Латинскую Америку, важный рынок для экспорта США. Перспективы экономики Японии ухудшились, поскольку ее лидеры потерпели неудачу в своих попытках преодолеть банковский кризис и провести более экспансионистскую фискальную политику. А на финансовом фронте банки и другие финансовые институты показали большие убытки в рискованных портфелях, а фондовые рынки в основных индустриальных странах резко упали в первой половине октября.В этот момент опасения по поводу рецессии стали более распространенными не только потому, что казалось, что иностранные экономики будут еще больше ослабевать, но и потому, что многие наблюдатели полагали, что рынки должны сигнализировать о плохих временах, или о том, что большое падение цен на акции или финансовые проблемы банков могут ослабляют экономику США, усиливая нисходящее давление из-за рубежа.

Хотя рост цен на акции после начала октября ослабил эти опасения, чувствительность рынков к новым событиям не дает никаких гарантий, что они больше не упадут в сегодняшних условиях.Поэтому стоит изучить вероятные связи между рынками и реальной экономикой. Прямые последствия падения рынка будут связаны с увеличением стоимости капитала для фирм и уменьшением благосостояния потребителей. Поскольку стоимость собственного капитала является лишь одним из многих факторов, определяющих инвестиции в бизнес, и поскольку она может быть компенсирована более низкой стоимостью по займам, основное внимание уделяется влиянию богатства на потребительские расходы.

Обычно цитируемая историческая связь между общим богатством и потреблением может объяснить два процентных пункта из трех процентных пунктов снижения уровня личных сбережений, которое произошло между 1995 и летом 1998 года — около 120 миллиардов долларов дополнительных потребительских расходов.Согласно этому расчету, падение рынка, которое свело на нет достижения последних трех лет — снижение примерно в два раза больше, чем падение рынка с июльского максимума до октябрьского минимума, — приведет к сокращению расходов на такую ​​же сумму, или примерно на 1,5% ВВП. . Но это сильно завышенная оценка, потому что прогнозируемые потери потребления не учитывают того, кто владеет запасами. Исторически сложилось так, что владение акциями было настолько сконцентрировано среди богатых людей, что взлеты и падения на рынке влияли только на расходы нескольких людей.Несмотря на распространение пенсионных счетов, вкладываемых в акции, сегодня доля собственности немного менее сконцентрирована. Это говорит о том, что бычий рынок не вызвал недавнего снижения нормы личных сбережений, и изменение этих рыночных прибылей не вызовет сопоставимого снижения личного потребления.

Растущие премии за риск являются еще одной потенциальной связью финансовых проблем с экономикой США. После дефолта по российскому долгу и краха системы управления долгосрочным капиталом бегство к качеству на финансовых рынках ускорилось, что привело к удвоению процентной премии между мусорными облигациями и казначейскими облигациями и расширению разброса ставок по коммерческим векселям по сравнению с казначейскими векселями.Эти спреды сузились по мере ослабления пессимизма. Но если финансовые проблемы возникнут снова, они могут еще больше сократить объем кредитов, которые банки и другие источники будут предоставлять фирмам. Быстрый ответ ФРС на уже появившиеся проблемы — его спонсорство в спасении долгосрочного управления капиталом и три небольших снижения ставок, которые он уже сделал, — показывает, что он обеспокоен этими рисками.

Остальные части загадки перспективы перемешаны. За последние четыре квартала реальный ВВП вырос в 3 раза.6%, несмотря на резкое сокращение торгового баланса, в результате которого ВВП сократился на 1,3%. Скорее всего, в следующем году сальдо торгового баланса снизится меньше. Огромное ухудшение экспорта в Азиатско-Тихоокеанский регион стабилизировалось за последние несколько месяцев, и импорт должен расти менее быстрыми темпами перед лицом замедляющейся экономики. Потребительские расходы, конечно, не будут расти так быстро, как раньше, но они должны идти в ногу с умеренно растущими доходами. Даже если допустить некоторую мягкость в инвестициях в бизнес и жилищное строительство в следующем году, это приведет к замедлению экономического роста, но не к спаду, если только все сюрпризы не пойдут на обратную сторону, и политика не отреагирует.

Ответ политики

Наряду с этой оценкой наиболее вероятного пути развития экономики, важно признать, что неопределенность возросла, и большие негативные шоки для экономики не будут чем-то таким удивительным. Наиболее очевидные риски заключаются в том, что валютный кризис в Бразилии может усугубить ее рецессию и нанести ущерб всем латиноамериканским экономикам, и что быстрый спад в экономике Японии продолжится в 1999 году. Поскольку финансовая система стран с формирующимся рынком все еще остается хрупкой, проблемы могут возникать и по другим причинам. направления.В этой нестабильной среде возникают вопросы о том, насколько быстро и решительно страны отреагируют на новые признаки проблем.

США, Европа и Япония представляют 70% мирового ВВП. В Японии планы бюджетного стимулирования и восстановления банковской системы были мучительно медленными и все еще могли быть неадекватными. В Соединенных Штатах поведение президента и неустанное преследование Кеннета Старра, а теперь и процесс импичмента поляризовали политический процесс.Если в следующем году потребуются фискальные стимулы, их получение будет отложено и скомпрометировано из-за жестких пристрастий. В Европе власти могут медленно реагировать на угрозу рецессии из-за валютного союза с его финансовыми правилами и нового центрального банка. Даже если левоцентристские правительства, недавно пришедшие к власти во Франции, Италии и Германии, более охотно, чем их предшественники, будут нарушать эти правила, новая среда все равно может задержать их. И еще предстоит увидеть, насколько агрессивно новый Евробанк будет использовать оперативную денежно-кредитную политику.Европейская денежно-кредитная политика, до сих пор возглавляемая Бундесбанком, всегда была терпимой к высокой безработице и была сосредоточена на борьбе с инфляцией и поддержании сильной немецкой марки. Есть риск, что Евробанк попытается показать, что его приоритеты столь же консервативны.

Денежно-кредитная политика США

К счастью, Федеральная резервная система не сталкивается ни с одной из этих проблем. Он заслуживает похвалы за то, что осторожно управляет нынешним длительным экономическим ростом.Однако теперь он сталкивается с различными рисками, которые могут потребовать масштабных и быстрых действий для обеспечения ликвидности, снижения затрат по займам и предотвращения любого накопления негативных ожиданий. Поскольку ставка по федеральным фондам все еще находится на уровне 4,75%, есть много возможностей для таких действий, если они понадобятся.

Два соображения могут усложнить работу ФРС, если в следующем году экономика будет давать сбои. Во-первых, некоторые наблюдатели полагают, что недостаточная денежно-кредитная сдержанность привела фондовый рынок к неустойчивому уровню и что агрессивное смягчение мер усугубит излишки финансового рынка.Быстрое восстановление рынка после снижения ставок ФРС этой осенью усугубит эти опасения. Если бы они этому препятствовали, ФРС могла бы снизить риски, повысив маржинальные требования при покупке акций. Некоторые утверждали, что современные производные финансовые инструменты сделают повышение маржинальных требований неэффективным. По мнению других, их повышение было бы излишним, что могло бы обрушить рынок. Правда, скорее всего, где-то посередине. Вызывает недоумение то, что Алан Гринспен никогда не решал повышать требуемую маржу, одновременно выражая озабоченность по поводу иррационального изобилия рынка в прошлом.

Более вероятным препятствием на пути решительного смягчения является желание избежать новой вспышки инфляции. Показательно, что этим летом члены Комитета по открытому рынку беспокоились об инфляции, в то время как некоторые бизнес-лидеры и финансовые лидеры беспокоились о дефляции. Если экономика США продолжит расти, скромный подъем по сравнению с недавним почти нулевым уровнем инфляции не будет удивительным. Но умеренный положительный уровень инфляции не является проблемой и действительно помогает поддерживать высокий уровень занятости.Если когда-нибудь возникнет более серьезная опасность инфляции, самое время с ней справиться. В современном мире главным приоритетом должно быть обеспечение продолжения роста.

Будет ли коронавирус вызывать дефляцию или инфляцию? : Planet Money: NPR

СИЛВИ ДУГЛИС, ПОДПИСКА: Это ДЕНЬГИ ПЛАНЕТЫ от NPR.

ДЖЕЙКОБ ГОЛДШТЕЙН, ВЕДУЩИЙ:

Роберт Смит, вы знаете, где я вырос.

РОБЕРТ СМИТ, ВЕДУЩИЙ:

Сан-Диего.

ГОЛЬДШТЕЙН: Мы говорили об этом — Сан-Диего — пригород Сан-Диего. И, знаете, люди всегда говорят, что я из Сан-Диего, ну да ладно, Сан-Диего — идеальная погода.

СМИТ: Я был там — середина 70-х, солнечно.

ГОЛДШТЕЙН: И когда это происходит, ты как бы забываешь, что погода — это вообще вещь. Знаешь, тебе не жарко; тебе не холодно. Вы просто думаете о любых других проблемах в вашей жизни и как бы вообще забываете о погоде.

СМИТ: Как и следовало ожидать, на самом деле речь идет не о погоде. Это метафора …

ГОЛЬДШТЕЙН: Это метафора.

СМИТ: … За то, что происходило в экономике США десятилетиями. В США за последние 35 лет или около того мы почти забыли о двух огромных экономических проблемах. У нас не было дефляции, когда экономика остывает, а цены и заработная плата падают годами, и у нас не было высокой инфляции, когда экономика перегревается, а цены растут и растут.

ГОЛЬДШТЕЙН: Да. Очевидно, что некоторые вещи стали намного дороже — здравоохранение, обучение в колледже. Также подешевели некоторые вещи — мобильные телефоны, компьютеры, телевизоры. Но в среднем цены в США росли примерно на 1%, 2%, 3% в год, год за годом, десятилетие за десятилетием. У нас была прекрасная погода в пригороде Сан-Диего с низкими стабильными ценами.

СМИТ: Это мило. У дефляции и высокой инфляции есть такие скучные экономические названия, но постоянное резкое изменение цен на вещи травмирует всех нас, пытающихся жить нормальной жизнью.

ГОЛЬДШТЕЙН: Дефляция ужасна для тех из нас, кто в долгах. Это делает погашение этих долгов все труднее и труднее. Инфляция ужасна для людей, скажем, пенсионеров, живущих на фиксированный доход. Им становится все труднее и труднее просто выжить.

СМИТ: Представьте себе все, о чем вы беспокоитесь сейчас — меня уволят с работы; как я могу позволить себе дом, машину или детей? — и добавьте к этому беспокойство, сколько все будет стоить в следующем году?

ГОЛЬДШТЕЙН: Эти проблемы, дефляция и высокая инфляция, не возникают из ниоткуда.Они случаются в моменты, когда в экономике происходят большие, драматические потрясения, например, прямо сейчас.

(ЗВУК ПЕСНИ ДЖЕЙМСА ДРИСКОЛЛА И СКИННИ УИЛЬЯМСА «ДЕШЕВАЯ КОЖАНАЯ КУРТКА»)

ГОЛДШТЕЙН: Здравствуйте, и добро пожаловать в PLANET MONEY. Я Джейкоб Гольдштейн.

СМИТ: А я Роберт Смит. Сейчас все так нестабильно, так нестабильно — десятки миллионов людей остались без работы, правительство закачивает в экономику триллионы долларов. Но экономистов беспокоят как инфляция, так и дефляция.Их беспокоит, что если один нас не поймает, то поймёт другой.

ГОЛЬДШТЕЙН: Сегодня в сериале, почему дефляция и высокая инфляция — это действительно плохо, и какие признаки мы должны наблюдать, чтобы увидеть, не навредит ли нам одно или другое.

(ЗВУК ПЕСНИ ДЖЕЙМСА ДРИСКОЛЛА И СКИННИ УИЛЬЯМСА «ДЕШЕВАЯ КОЖАНАЯ КУРТКА»)

ГОЛДШТЕЙН: Вот как будет проходить шоу. Сначала мы расскажем вам историю об инфляции. Затем мы поговорим о дефляции.Затем мы поговорим о том, где мы сейчас находимся и как думать о будущем.

СМИТ: Прежде всего, история инфляции. Когда экономисты беспокоятся об инфляции в Соединенных Штатах, их беспокоит что-то вроде того, что произошло здесь в 1970-х годах. Мы хотели найти кого-то, кто мог бы объяснить экономику такой инфляции и пережить ее.

ГОЛЬДШТЕЙН: Могу я спросить — вы были — я не знаю — взрослым в то время, да? Я не хочу придавать этому особое значение.

АЛАН БЛАЙНДЕР: Я был взрослым.

ГОЛЬДШТЕЙН: Я имею в виду, что тогда вы были экономистом.

СМИТ: Мне нравится, как ты стараешься просто не спросить его, сколько ему лет. Он продал. Мне больно слышать. Просто спросите его, сколько ему лет.

ГОЛДШТЕЙН: Это Алан Блиндер. Он был аспирантом по экономике в конце 1960-х годов, когда в США начала расти инфляция

.

СМИТ: Правительство тратило много денег на социальные программы и на войну во Вьетнаме.А безработица была низкой, поэтому обычные люди тоже тратили много денег.

БЛАЙНДЕР: И когда расходы слишком велики по сравнению с производительностью экономики, вы, как правило, получаете инфляцию, и мы это сделали. Итак …

ГОЛДШТЕЙН: Так что задержись здесь на секунду. Это просто прекрасный момент из учебника. Когда расходы слишком велики относительно способности экономики производить товары, возникает инфляция. Почему?

BLINDER: О, потому что люди изо всех сил пытаются получить ограниченное количество товаров, и они готовы повышать цены.Есть старое клише о том, что инфляция заключается в том, что слишком много денег преследует слишком мало товаров, и в данном случае это в основном верно. Слишком большой спрос преследует слишком мало предложения.

СМИТ: Слишком большой спрос преследует слишком маленькое предложение. Обычно мы говорим о спросе и предложении на конкретные товары. Никто не хочет авокадо, поэтому цена снижается. Или засуха и авокадо не хватает, поэтому цена растет. Но то, о чем здесь говорит Блиндер, — это спрос и предложение всего на свете.И так же, как когда спрос на авокадо превышает предложение, цена на авокадо растет. Когда спрос на все — совокупный спрос, как его еще называют — превышает предложение всего, цена всего растет.

ГОЛЬДШТЕЙН: А к началу 70-х цены растут на 6% в год, и люди в ярости. Становится настолько плохо, что президент Соединенных Штатов выступает в прямом эфире по телевидению и заявляет, что компании будут незаконными повышать зарплату своим работникам или повышать цены в течение следующих 90 дней.

СМИТ: Но цены продолжали расти. Это было особенно плохо, если вы жили на фиксированный доход, получая одинаковую сумму денег каждый месяц. Если вы на пенсии, скажем, имеете пенсию. Когда цены поднимаются на 6%, вы внезапно покупаете на 6% меньше товаров. Ваш доход остается прежним, но вы становитесь беднее с каждым днем.

ГОЛЬДШТЕЙН: У работающих людей в целом, в среднем, их заработная плата росла до уровня инфляции, но на самом деле это не так.

СМИТ: Потому что, когда вы получаете прибавку, когда вы видите, что ваша зарплата выросла, вы не думаете: «О, это слишком много денег, чтобы погонять за недостатком товаров и совокупным спросом — бла, бла, бла».Нет. Ты думаешь, я так хорошо выполняю свою работу. Я убиваю это.

ГОЛЬДШТЕЙН: Я полностью это заслужил.

СМИТ: Но потом вы идете в продуктовый магазин и видите, что цены там выросли, и думаете: «Боже, меня здесь убивают».

BLINDER: Люди верили, и я думаю, они бы до сих пор поверили, если бы у нас была какая-то инфляция, о которой можно было бы говорить сегодня, что у них отнимают их десерты.

СМИТ: Примерно в это же время Алан Блиндер, ныне молодой профессор Принстона, покупает свой первый дом.Это может показаться случайным и отвлеченным, но это не потому, что инфляция делает странные вещи, и первый дом Блиндера — прекрасный тому пример.

БЛАЙНДЕР: Дом был небольшим ранчо. Это было, вероятно, около 1100 квадратных футов, но с красивым задним двором.

ГОЛЬДШТЕЙН: И более или менее, сколько это стоило?

БЛАЙНДЕР: Это я точно помню. Это стоило 43000 долларов.

ГОЛЬДШТЕЙН: Блиндер занимает деньги на покупку дома. Он получает ипотеку. Процентная ставка составляет около 5%.Его зарплата составляет около 200 долларов в месяц. А затем, сразу после того, как он покупает этот дом, инфляция снова начинает расти. Эмбарго с Ближнего Востока приводит к росту цен на нефть. К 1974 г. уровень инфляции составляет 11%.

СМИТ: Год за годом цены сильно растут. И для большинства людей, включая Алана Блиндера в его новом доме, также растет заработная плата.

ГОЛЬДШТЕЙН: И ваша зарплата растет. А что происходит с ежемесячным платежом по ипотеке?

БЛАЙНДЕР: Это прочно, как скала.Это не меняется ни на грош.

ГОЛЬДШТЕЙН: Это то же самое. Это как 200 баксов в месяц, месяц за месяцем.

БЛАЙНДЕР: Как бы там ни было.

ГОЛЬДШТЕЙН: Итак, в вашем случае инфляция пошла вам на пользу.

БЛАЙНДЕР: Было.

ГОЛЬДШТЕЙН: Итак, кто здесь проигравший?

ЗАГЛУШКА: Кредиторы.

ГОЛЬДШТЕЙН: Типа, люди, которые одолжили вам деньги на покупку дома и сказали …

ШТОРКА: Ага.

ГОЛЬДШТЕЙН: … Вы можете вернуть его под 5% годовых.

БЛАЙНДЕР: Верно. Был банк, который получал 5% годовых, и это выглядело все хуже и хуже для банка.

ГОЛДШТЕЙН: Ага.

BLINDER: Когда инфляция поднялась до 10%, 12%, они хотели бы выйти из этой ипотеки.

СМИТ: Это говорит о том, что так разрушительно в инфляции. Каждый раз, когда вы заключаете с кем-то контракт — я заплачу вам за этот дом или куплю вашу продукцию в следующем году — вы соглашаетесь на оплату.И инфляция начинает терять ценность этой сделки.

ГОЛЬДШТЕЙН: И завинчивание направлено, верно? Люди, которые должны деньги, такие как, скажем, Алан Блиндер с его выплатой по ипотеке, которая остается неизменной каждый месяц, пока его зарплата растет, эти люди — победители. Они становятся богаче из-за инфляции, потому что деньги, которые они платят, стоят меньше, чем они были на момент заключения сделки. Люди, которым причитаются деньги, такие как банки или пенсионеры, получающие ежемесячный пенсионный чек, проигрывают, верно? Они получают все менее ценные деньги.

СМИТ: В конце 1970-х инфляция взлетела еще выше. Теперь Америка во вселенной с высокой инфляцией. Цены растут, поэтому люди получают прибавки, а компании повышают цены, чтобы заплатить за это повышение. И все начинают ожидать, что так будет продолжаться вечно. Мы живем в мире инфляции. Теперь он запекся.

ГОЛЬДШТЕЙН: Очевидно, мы в конце концов вышли из Inflation World. Мы там больше не живем. Но то, что нам нужно было сделать, чтобы выбраться из этого положения, было действительно жестоким.

СМИТ: Помните, что Алан Блиндер сказал, что это фундаментальный двигатель инфляции?

БЛАЙНДЕР: Слишком большой спрос преследует слишком мало предложения.

СМИТ: Таким образом, решение состоит в том, чтобы снизить спрос, заставить людей покупать меньше товаров. Федеральная резервная система повысила процентные ставки, сделав заимствование денег очень дорогим. И это сработало. Люди перестали занимать деньги и перестали покупать вещи. Это также означало, что США впали в рецессию. Миллионы людей потеряли работу.Это отстой.

ГОЛЬДШТЕЙН: Но инфляция упала до 3% и с тех пор остается низкой.

СМИТ: Хорошо, я достаточно боюсь инфляции, а еще больше боюсь лекарства.

(ЗВУК ПЕСНИ УИЛЛА БЕРРИДЖА, «ПОЦЕЛУЙ»)

ГОЛЬДШТЕЙН: После перерыва дефляция — точно так же, как инфляция, но наоборот, а может и хуже.

(ЗВУК ПЕСНИ УИЛЛА БЕРРИДЖА, «ПОЦЕЛУЙ»)

СМИТ: Можно подумать, что дефляция — это полная противоположность инфляции.

ГОЛЬДШТЕЙН: Вы более или менее правы.

СМИТ: Но у него другой набор экономических и, смею сказать, психологических проблем.

ГОЛЬДШТЕЙН: В Соединенных Штатах дефляции не было уже почти сто лет. Этого не происходило со времен Великой депрессии. Но нам не нужно возвращаться к Великой депрессии, чтобы говорить о дефляции. На самом деле есть действительно интересный пример дефляции, которая произошла гораздо позже.Произошло это в Японии.

ТАКАТОШИ ИТО: Говорит Ито — Такатоши Ито. Спасибо за звонок.

СМИТ: Такатоши Ито — профессор Колумбийского университета. Он говорит, что проблема началась в 1997 году, когда в Японии был банковский кризис. Банки прекратили кредитование. Это означало, что компании не могли получить деньги, поэтому они начали увольнять людей, а люди перестали покупать вещи.

ГОЛЬДШТЕЙН: Вы знаете, это что-то вроде противоположности того, что произошло в США в конце 60-х, когда началась инфляция, верно? Это было тогда, когда люди покупали больше товаров — больший спрос — приводил к росту цен.В Японии в конце 90-х люди стали покупать меньше товаров — падение спроса — привело к падению цен.

СМИТ: Итак, как вы это видите? Например, если вы — если вы в Японии и смотрите по сторонам, видите ли вы знаки с надписью 5%, 10%, 15%? Вы видите отчаявшихся продавцов на улице, раздающих купоны?

ITO: Это не такой острый кризис. Это было более постепенное удушение.

СМИТ: Удушье?

ITO: Ага. У нас есть выражение по-японски, что ты задыхаешься хлопчатобумажным шарфом.

СМИТ: Задыхайтесь хлопковым шарфом — в экономике медленно кончается кислород.

ГОЛЬДШТЕЙН: Резкого падения цен не было. Это было где-то полпроцента в год. Но это продолжалось год за годом. И люди начали просто ожидать, предполагать, что цены будут продолжать падать. И это ожидание было одной из причин того, что цены продолжали падать.

СМИТ: Да, японские компании ожидали, что цены будут продолжать падать. И они думали, что если мы сейчас инвестируем много денег в разработку нового продукта или строительство нового завода, цена, по которой мы можем продавать, со временем будет становиться все ниже и ниже.Зачем вообще беспокоиться? Поэтому они начали перемещать заводы в другие страны и меньше инвестировать в Японию.

ГОЛЬДШТЕЙН: Обычные люди ожидали падения цен и думали, а зачем покупать сейчас? В будущем вещи будут дешевле. Вся экономика Японии просто застряла. Зачем беспокоиться? Заработная плата и цены из года в год стагнируют.

СМИТ: Это было похоже на причудливое мировое зеркало Америки 70-х. Помните, как Алан Блиндер получил ипотеку и купил дом до того, как началась инфляция, и вел себя как бандит? Подумайте о людях в Японии, которые занимали деньги на покупку домов до того, как началась дефляция.

ITO: Итак, цены на жилье падают, но вы должны делать те же платежи банкам. Тогда вы в некотором смысле облажались.

ГОЛДШТЕЙН: Вы облажались.

ITO: Ага.

ГОЛЬДШТЕЙН: Потому что ваша зарплата тоже падает, верно?

ITO: Ага. И тогда ваш дом будет стоить намного меньше, чем когда вы его купили, так что вы как бы привязаны к долгам.

ГОЛДШТЕЙН: Звучит плохо.

ITO: Плохо звучит. Это было плохо.

ГОЛЬДШТЕЙН: Есть способ бороться с дефляцией. Неудивительно, что это противоположно тому, как вы боретесь с инфляцией. Вы понижаете процентные ставки. Вы создаете больше денег и надеетесь, что люди потратят эти деньги на повышение цен.

СМИТ: И с годами центральный банк Японии просто сходит с ума, пытаясь всеми этими безумными вещами втолкнуть деньги в систему. Но отчасти проблема, и здесь на помощь приходит психология, состоит в том, что люди в Японии ожидают, что цены будут снижаться каждый год, поэтому их трудно избавить от чувства, что они никогда не должны платить за что-то больше.

ГОЛЬДШТЕЙН: Когда мы спросили об этом Ито, он рассказал нам историю об этой известной сети ресторанов.

ITO: Ага. Итак, один — это якитори …

ГОЛЬДШТЕЙН: Хорошо.

ИТО: … Цепочка — цепочка якитори.

ГОЛЬДШТЕЙН: Итак, якитори, по сути, похоже на жареное мясо на палочке.

ITO: Ага, курица-гриль. Цены подняли, кажется, два года назад.

СМИТ: И, Джейкоб, я видел рекламу этого ресторана.Они славятся своим дешевым пивом …

ГОЛЬДШТЕЙН: Я здесь.

СМИТ: … И все эти дешевые куски мяса.

GOLDSTEIN: Также в.

СМИТ: Вкусно. Но они не поднимали цены годами, и они хотели платить своим рабочим немного больше, поэтому они подумали, что мы можем повысить цены всего на несколько иен.

ITO: Ага. Таким образом, магазин повысил цену на вертел с 280 до 298 иен.

ГОЛДШТЕЙН: Это похоже — что в долларах примерно равно 2 долларам.80.

ITO: два доллара, 80 центов, до 2,98 доллара.

СМИТ: Значит, на 18 центов больше.

ITO: Еще восемнадцать центов.

СМИТ: И люди взорвались. Цены не растут. Цены только снижаются. Люди перестали приходить в ресторан. Продажи упали всего на 18 центов. В какой-то момент акции компании упали на 50%.

ГОЛДШТЕЙН: В конце концов, может быть, неохотно, люди наконец согласились заплатить на 18 центов больше за курицу на палочке.

ITO: Итак, потребовался год, целый год, чтобы клиенты начали возвращаться.И они терпели и придерживались более высоких цен. Так что это — я не знаю — счастливая история. Я не знаю.

ГОЛЬДШТЕЙН: (Смех) Да, да. Я собираюсь рассказать счастливую историю, Роберт. Это история о том, как Япония пытается выбраться из дефляции, верно? И, по сути, в последние несколько лет страна, наконец, с трудом выбралась из дефляции. Цены росли, я не знаю, на полпроцента в год. Но очевидно, что люди все еще ожидают, что цены останутся прежними или упадут.

СМИТ: Не знаю. Я не хочу придавать этому слишком много радости. Дефляция была долгой и пугающей, и она запутала умы людей. Точно так же, как в Америке, где мы застряли в инфляционном мышлении, ожидая роста цен, в Японии они застряли в дефляционном мире. Они жили там годы за годом. Это был мир, в котором компании, которая просто хотела повысить зарплату сотрудников, пришлось чуть не умереть, чтобы поднять цену на мясную палочку на 18 центов.

(ЗВУК ПЕСНИ ДЖЕЙМСА ДЖОРДЖА «ТВОЙ»)

СМИТ: Итак, теперь мы сталкиваемся с настоящим моментом.

ГОЛДШТЕЙН: На что это похоже? Как будто ты там сидишь. Настоящий момент сидит лицом к вам.

СМИТ: Прямо напротив, в шести футах от меня. Мы живем в мире рецессии COVID. Пойдем ли мы с дверью № 1 — полной американской инфляцией 1970-х годов — или с дверью № 2 — с дефляцией в Японии 1990-х годов? Или, как бы неправдоподобно это ни казалось, дверь No.3 — мы возвращаемся в утопический мир стабильных цен, которым мы наслаждались 35 лет.

ГОЛДШТЕЙН: Через какую дверь мы пойдем? Как мы узнаем, что происходит? Мы позвонили Сьюзен Шадлер.

СМИТ: Она экономист, которая недавно написала эту статью в Barron’s, которую мы нашли действительно проницательной.

ГОЛЬДШТЕЙН: Вас сейчас беспокоят как дефляция, так и инфляция?

СЬЮЗАН ШЕДЛЕР: Да, конечно. Кажется, это должно быть невозможно.

СМИТ: Чтобы было ясно, она не говорит, что они произойдут в одно и то же время, но все же …

ГОЛЬДШТЕЙН: Вы говорите мне, что нам следует беспокоиться об инфляции. ОК, может быть. Или — хорошо, вы говорите мне, что нам следует беспокоиться о дефляции. ОК, может быть. Но как могло случиться так, что мы должны беспокоиться об обоих?

SCHADLER: Что ж, верно. Точно.

ГОЛЬДШТЕЙН: Конечно, нам стоит беспокоиться только об одном.

SCHADLER: Верно. Ага. Так что для того, чтобы я в своей голове — чтобы ответить на этот вопрос и почему я беспокоюсь об обоих, мне нужно отступить.

СМИТ: Шадлер говорит, что это помогает думать о рецессии COVID как с точки зрения спроса, так и предложения. Когда разразилась пандемия, предприятия и рестораны закрылись, и это было так называемым шоком предложения — сокращением предложения татуировок, маргариты, Ford F-150 и всего остального.

ГОЛЬДШТЕЙН: Но было также то, что экономисты называют шоком спроса. Десятки миллионов человек потеряли работу. Еще миллионы боялись потерять работу. Вдобавок все боялись выходить на улицу.Так внезапно люди стали тратить гораздо меньше денег — гораздо меньше спроса.

SCHADLER: Итак, мы получили раз-два шока спроса и предложения.

ГОЛЬДШТЕЙН: И вот где мы сейчас находимся — верно? — Я имею в виду, в некоторой степени.

SCHADLER: Вот где мы сейчас находимся.

ГОЛЬДШТЕЙН: Хорошо.

SCHADLER: Да.

СМИТ: И что произойдет дальше, будет ли у нас высокая инфляция или дефляция, или нет, зависит от того, как восстановятся и спрос, и предложение.Вы можете рассказать разные истории о том, как могло пройти это выздоровление. Одна история ведет к дефляции, другая — к инфляции. Итак, начнем с истории дефляции.

SCHADLER: История дефляции — фирмы и предприятия начинают производить больше товаров и услуг, но спроса на них просто нет.

ГОЛЬДШТЕЙН: Миллионы людей по-прежнему безработные, покупая меньше вещей. Магазины открыты, но мало людей заходят внутрь. И даже люди, у которых есть работа, все еще напуганы.

SCHADLER: Вот тогда вы начинаете видеть естественную реакцию рынка: цены начинают падать из-за недостаточного спроса на товары, которые сейчас производятся.

СМИТ: А это классическая вещь, которая вам не нужна. Мне кажется, что большинство макроэкономистов больше боятся дефляции, чем инфляции.

ШАДЛЕР: Да.

ГОЛЬДШТЕЙН: И вы думаете, что это может случиться?

SCHADLER: О, я думаю, это вполне возможно.Ага.

СМИТ: Хорошо. А как насчет инфляции?

ГОЛЬДШТЕЙН: Расскажите мне историю о том, как мы получим относительно высокую инфляцию в США в недалеком будущем. Как разворачивается эта история?

SCHADLER: Таким образом, люди начинают чувствовать себя свободнее, выходя на улицу и покупая вещи. Они тратят деньги, потому что не тратили три, четыре или пять месяцев, и у них есть отложенный спрос. И они говорят: да, я имею в виду, мне нужно выйти и освежить свой гардероб. И компании начинают думать: ну, значит, здесь мы поправимся.И они начинают инвестировать, но предложение по-прежнему ограничено. В Техасе сейчас COVID. Собираются ли они там закрывать какие-то заводы?

СМИТ: Да.

SCHADLER: Если они это сделают — меньше товаров.

СМИТ: Да.

SCHADLER: Будет ли больше вспышек COVID среди мясоперерабатывающих предприятий?

СМИТ: Даже количество открытых мест будет ограничено. Рестораны должны будут разложить свои столы и обслуживать меньше посетителей.В парикмахерских, находящихся на социальной дистанции, некоторые стулья придется оставить пустыми. Если спрос вернется, люди будут требовать обедов в ресторанах и стрижек, которые сейчас найти труднее.

ГОЛДШТЕЙН: Если заграничные заводы снова закроют, поставки всех видов оборудования начнут сокращаться.

СМИТ: В то же время Конгресс и Федеральная резервная система продолжают вкладывать в экономику триллионы дополнительных долларов, чтобы побудить людей продолжать тратить, чтобы поддерживать спрос.

ГОЛДШТЕЙН: Так что, даже если спрос вернется на уровень февраля, мы не будем производить достаточно продукции, чтобы удовлетворить весь этот спрос.

SCHADLER: Верно.

ГОЛЬДШТЕЙН: И каков будет эффект от этого?

SCHADLER: Инфляция.

ГОЛЬДШТЕЙН: Инфляция.

SCHADLER: Значит, цены вырастут.

ГОЛЬДШТЕЙН: Хорошо.

SCHADLER: Это сценарий инфляции.

СМИТ: Итак, сейчас захватывающий момент.В экономике так много поломок, что наше будущее зависит от того, какой из них поправится в первую очередь. Если спрос вырастет раньше, чем предложение, вы получите инфляцию. И если предложение будет невысоким, а спроса нет, мы можем получить дефляцию. И если мы извлекли один урок из Японии или Соединенных Штатов 1970-х годов, так это то, что после того, как инфляция или дефляция установятся, очень трудно выйти из этого.

ГОЛЬДШТЕЙН: И все же тот факт, тот факт, что изменения цен имеют тенденцию к инерции, что все, что происходит, имеет тенденцию происходить — это то, что мы действительно имеем сейчас в нашу пользу — эти 35 или около того лет стабильной погоды в Сан-Диего цены у нас были, то инфляция от 1 до 3%, о которой мы говорили в начале шоу.Это научило нас ожидать, что это будет продолжаться. И вы знаете, что в течение следующих, скажем, нескольких месяцев или года у нас могут быть резкие колебания цен в ту или иную сторону. Но тот факт, что большинство людей в США не могут вспомнить, что такое дефляция или высокая инфляция; тот факт, что в результате люди просто предполагают, что у нас будет низкая стабильная инфляция — этого может быть достаточно, чтобы помочь нам справиться с трудностями.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

ГОЛЬДШТЕЙН: Если вы сейчас думаете про себя, то что я на самом деле…

СМИТ: Не позволяйте этому останавливаться. Я хочу больше. Ну давай же.

ГОЛЬДШТЕЙН: Еще — у меня для вас есть еще кое-что. Мы сделали шоу в 2015 году. Оно называлось «Великая инфляция». Все дело было в инфляции и председателе ФРС Пола Волкере, который положил ей конец.

СМИТ: Как всегда, мы любим получать ваши электронные письма. Мы [email protected] Мы также на Facebook, Instagram, Twitter и TikTok — все @PlanetMoney. Также ищу нашего следующего стажера — он платный, и вы можете работать из дома.Это работа мечты. Если вам интересно, перейдите на npr.org/internships.

ГОЛЬДШТЕЙН: Сегодняшнее шоу продюсировал Дариан Вудс. Алекс Голдмарк — наш курирующий продюсер, а Брайант Урштадт редактирует шоу.

СМИТ: Я Роберт Смит.

ГОЛЬДШТЕЙН: Я Джейкоб Гольдштейн.

СМИТ: Это NPR. Спасибо за внимание.

Авторские права © 2020 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Федеральный резервный банк Сан-Франциско

Йенс Х.Э. Кристенсен, Джеймс М. Гэмбл IV и Саймон Чжу

Пандемия, вызванная COVID-19, представляет собой беспрецедентный негативный шок для мировой экономики, который может серьезно снизить экономическую активность в ближайшем будущем. Может ли кризис оказать существенное понижательное давление на инфляцию цен? Один из способов оценки потенциального риска для прогнозов инфляции — это анализ цен на стандартные и индексированные на инфляцию государственные облигации. Вероятность снижения уровня цен — или дефляции — в четырех основных странах в течение следующего года указывает на то, что предполагаемый риск остается невысоким, несмотря на недавние экономические потрясения.


Быстрое распространение коронавирусной болезни 2019 (COVID-19) и массивные меры изоляции, которые политики и чиновники здравоохранения по всему миру приняли для борьбы с ней, представляют собой беспрецедентный негативный шок для глобального спроса и предложения. Что касается спроса, то социальная деятельность, такая как обеды вне дома, путешествия и туризм, почти полностью прекратилась, а потребительские расходы в целом существенно снизились. Что касается предложения, остановка производства, начавшаяся в Китае в начале этого года, распространилась на другие страны, даже несмотря на то, что активность в Китае снова возросла.Это серьезно нарушило глобальные цепочки поставок.

Обычно такие ограничения спроса и предложения оказывали бы компенсирующее воздействие на инфляцию цен. Однако строгость и публичное применение приказов о социальном дистанцировании и убежище на месте предполагает, что ограничения на спрос будут преобладать. Это уже отражается в таких вещах, как резкое падение мировых цен на нефть. В этой связи Ледук и Лю (2020) утверждают, что эффекты неопределенности от коронавирусного шока могут снизить совокупный спрос настолько, чтобы снизить U.S. уровень инфляции на целых 2 процентных пункта. Возникающее в результате понижательное давление на цены может подорвать цели основных центральных банков по всему миру в отношении стабильности цен.

В этом письме мы обращаем внимание на риск значительного снижения инфляции по сравнению с текущим уровнем. В частности, мы оцениваем риск дефляции — то есть вероятность отрицательной инфляции или чистого снижения уровня цен — в течение следующего года. Хотя рост инфляции также возможен, мы сосредотачиваемся на риске дефляции, поскольку он представляет собой особую проблему для доверия к денежно-кредитной политике в контексте и без того продолжительной низкой инфляции во многих ведущих странах.Для оценки этого риска мы используем модели кривой доходности номинальной и реальной доходности государственных облигаций четырех основных стран: Канады, Франции, Японии и США. Эти модели также позволяют нам оценить премию, которую инвесторы придают этому риску. Наши результаты показывают, что риск дефляции остается незначительным во всех четырех странах, несмотря на недавние глобальные экономические потрясения. Более того, даже оцененный риск дефляции, который измеряет отвращение инвесторов к дефляционным результатам, практически не изменился, только в Японии поднялся с уже высокого уровня.В целом, эти результаты показывают, что предполагаемые шансы дефляции в ведущих экономиках в результате кризиса, вызванного коронавирусом, в настоящее время невысоки.

Инфляция потребительских цен в четырех основных странах

Чтобы получить глобальную оценку того, как пандемия может повлиять на динамику инфляции, мы изучаем данные по четырем крупным экономикам: Канаде, Франции, Японии и США. На диаграмме 1 показано изменение соответствующих индексов потребительских цен (ИПЦ) в годовом исчислении с 2000 года.Мы используем эти индексы цен для корректировки выплат по индексированным на инфляцию облигациям, которые мы рассмотрим позже в этом анализе, и для измерения инфляции цен, наиболее актуальной для потребителей. Для Канады и Японии это индексы цен, на которые ориентируется центральный банк при определении денежно-кредитной политики, в то время как для Франции и США это не так.

Рисунок 1
Международная панель инфляции ИПЦ

Примечание. Синяя заливка указывает на глобальный финансовый кризис.

Мы отмечаем, что инфляция ИПЦ резко упала во всех четырех странах с середины 2008 г. по 2009 г. (синяя заливка) во время мирового финансового кризиса и так и не вернулась полностью до докризисного уровня, за исключением Японии, где инфляция оставалась близкой к нулю в течение всего периода. 20-летний период.Таким образом, инфляция ИПЦ во всех четырех странах уже была относительно низкой в ​​течение последнего десятилетия, задолго до начала кризиса с коронавирусом.

Быстрое ухудшение экономической активности после распространения COVID-19 имеет некоторые сходства с экономическим спадом во время мирового финансового кризиса. Таким образом, уместно спросить, каковы риски ухудшения прогнозов инфляции в текущей ситуации: будет ли какое-либо падение инфляции ИПЦ в настоящее время напоминать размер и скорость снижения, испытанного во время глобального финансового кризиса?

Учитывая отставание в сборе и представлении макроэкономических данных, таких как ИПЦ, и беспрецедентный характер экономических потрясений, вызванных текущей пандемией, исторические данные об инфляции ИПЦ на Рисунке 1 вряд ли будут информативными о текущем состоянии экономики до тех пор, пока через много месяцев.Вместо этого мы обратимся к данным финансовых рынков, которые имеют несколько заметных преимуществ на этом раннем этапе кризиса. Во-первых, финансовые данные доступны в режиме реального времени и пересмотру не подлежат. Что еще более важно, они отражают дальновидные ожидания большой и разнообразной группы инвесторов и участников финансового рынка.

Модели кривой доходности номинальной и реальной урожайности

Мы рассматриваем цены обычных облигаций с фиксированным купоном, по которым выплачивается номинальная процентная ставка, и так называемых облигаций с индексом инфляции.Последние платят реальную процентную ставку, потому что их денежные потоки корректируются с изменением ИПЦ и, следовательно, они сохраняют свою покупательную способность. Оба типа ценных бумаг выпущены и гарантированы национальными правительствами Канады, Франции, Японии и США и, следовательно, несут минимальный кредитный риск.

Разница между номинальной и реальной доходностью с одинаковым сроком погашения известна как инфляция безубыточности (BEI). Этот рыночный показатель компенсации инфляции широко используется для оценки инфляционных ожиданий участников финансового рынка.Однако есть две потенциальные проблемы с использованием BEI для этой цели. Во-первых, BEI содержит надбавку за риск инфляции, которая требуется инвесторам, чтобы не допустить неопределенности будущей инфляции. Эта премия встроена в номинальную доходность, которая не обеспечивает защиты от инфляции. Во-вторых, существует потенциальная разница в рыночной ликвидности между стандартными облигациями с фиксированным купоном и индексированными на инфляцию облигациями. Последние, как правило, имеют меньшие объемы торгов, более широкие спреды между покупателями и покупателями и меньшие размеры сделок.Следовательно, цены индексированных на инфляцию облигаций могут включать премию за ликвидность, которую инвесторы требуют для принятия риска ликвидности. Это увеличивает доходность облигаций, индексированных по инфляции, и снижает BEI, что усложняет то, насколько хорошо они отражают инфляционные ожидания. Эмпирическая проблема заключается в том, что ни премия за риск инфляции, ни премия за ликвидность не наблюдаются напрямую, и поэтому их необходимо оценивать.

В случае Канады, Франции и США мы корректируем как премию за риск инфляции, так и любые премии за ликвидность в ценах индексированных инфляционных облигаций, используя модель номинальной и реальной доходности, разработанную Андреасеном, Кристенсеном и Ридделлом ( 2018).Для Японии мы используем модель номинальной и реальной доходности Christensen and Spiegel (2019), которая корректирует величину защиты от дефляции, предлагаемую японскими индексированными на инфляцию облигациями, выпущенными с 2013 года, и премией за риск инфляции; однако модель не учитывает премии за ликвидность из-за необычной структуры сроков погашения японских облигаций, индексированных по инфляции. Christensen и Spiegel (2019) обнаружили, что корректировка стоимости этой защиты от дефляции особенно актуальна в контексте очень низкой инфляции в Японии, в то время как Andreasen et al.(2018) обнаружили, что это не играет роли для данных по США. Аналогичный результат справедлив и для наших данных по Франции, в то время как для Канады этот вопрос не имеет значения, поскольку канадские облигации с индексом инфляции не защищают от дефляции. Чтобы скорректировать эти различия, мы учитываем это усиление дефляции только в оценке модели, основанной на данных по Японии. Кроме того, как и в работе Christensen and Spiegel (2019), наша японская модель включает полугодовые 10-летние прогнозы инфляции ИПЦ для получения более реалистичной динамики инфляции.

Для всех четырех оценок модели мы используем данные на конец месяца до марта 2020 года. Подразумеваемая моделью динамика инфляции позволяет нам оценить как риск дефляции на любом соответствующем горизонте, так и премию, которую инвесторы приписывают этому риску.

Риск дефляции

Чтобы оценить риск снижения прогноза инфляции, мы фокусируемся на вероятности чистого снижения уровня цен в следующем году; кажется, что это подходящий период времени, который следует учитывать в свете ожидаемой продолжительности наиболее интенсивной фазы распространения COVID-19.На рисунке 2 показаны наши оценки вероятности дефляции в течение одного года для всех четырех стран.

Рисунок 2
Оценка вероятности дефляции в течение одного года

Результаты показывают, что инфляция потребительских цен вряд ли снизится до отрицательного значения в течение следующего года, учитывая, что оценочная вероятность близка к нулю, за исключением Японии, для которой существует лишь умеренный риск — 11%. Таким образом, эти результаты предполагают, что текущие экономические потрясения могут проявиться иначе с точки зрения ожидаемой динамики инфляции, чем это имело место во время мирового финансового кризиса.

Как отмечалось ранее, индексированные на инфляцию облигации во Франции и США обеспечивают защиту от дефляции, выплачивая первоначальную номинальную основную сумму при наступлении срока погашения, если чистая дефляция произошла с момента выпуска облигации. То же самое и с индексированными на инфляцию облигациями, выпущенными правительством Японии с 2013 года, в то время как канадские индексированные по инфляции облигации не обеспечивают такой защиты.

Один из способов проиллюстрировать важность цены защиты от дефляции, даже в таких странах, как Канада, где она не применяется по контракту, — это сравнение доходности облигаций, которые не обеспечивают защиту, с доходностью облигаций, которые ее применяют.В частности, мы рассчитываем пятилетнюю купонную доходность облигации, индексированной на инфляцию, без защиты от дефляции. Затем мы сравниваем его с пятилетней доходностью по номинальному купону недавно выпущенной облигации, индексированной на инфляцию, которая обеспечивает защиту от дефляции и для ценообразования которой существенны соображения дефляции.

На рисунке 3 мы показываем итоговые пятилетние премии за риск дефляции, рассчитанные как номинальную стоимость пятилетних спредов доходности для всех четырех стран, начиная с 2005 года. Для Канады и Соединенных Штатов эти ряды данных являются плоскими и близкими. до нуля.Таким образом, риск дефляции в этих двух странах практически не требует надбавки. Французские сериалы показывают умеренную тенденцию к росту, которая предшествовала кризису с коронавирусом, и умеренный рост с момента его начала. Только в Японии наблюдается заметный скачок этого показателя риска по сравнению с уже повышенными уровнями, связанными с почти нулевым уровнем инфляции.

Рисунок 3
Премия за пятилетний риск дефляции

Мы подчеркиваем, что эти показатели отражают настроения инвесторов и их неприятие дефляционных результатов, которые лишь частично коррелируют с фактическим риском таких результатов, рассмотренным на Рисунке 2, на горизонте в один год.Таким образом, даже с точки зрения настроений, инвесторы за пределами Японии, похоже, не слишком обеспокоены значительными рисками ухудшения прогнозов инфляции в текущей неопределенной ситуации.

Заключение

В этом письме мы оцениваем риск ухудшения прогноза инфляции, вызванный беспрецедентным негативным экономическим шоком после быстрого распространения COVID-19. Анализ прогнозной информации по номинальной и реальной доходности государственных облигаций показывает, что предполагаемый риск полного снижения уровня цен или дефляции в течение следующих 12 месяцев практически не изменился в четырех исследуемых нами странах.Более того, премия, которую инвесторы приписывают к дефляционным результатам, продемонстрировала в лучшем случае лишь умеренный рост, за исключением Японии, где эта премия уже была повышена благодаря почти нулевой инфляции. В целом, эти результаты показывают, что предполагаемые риски существенного снижения инфляции в ближайшем будущем ограничены, несмотря на экономический застой, вызванный коронавирусом.

Jens H.E. Кристенсен — научный консультант Департамента экономических исследований Федерального резервного банка Сан-Франциско.

Джеймс М. Гэмбл IV — научный сотрудник Департамента экономических исследований Федерального резервного банка Сан-Франциско.

Саймон Чжу — научный сотрудник Департамента экономических исследований Федерального резервного банка Сан-Франциско.

Список литературы

Андреасен, Мартин М., Йенс Х.Э. Кристенсен и Саймон Ридделл. 2018. «Премия за ликвидность TIPS». Рабочий документ ФРБ Сан-Франциско за 2017-11 гг.

Кристенсен, Йенс Х.Э. и Марк М.Spiegel. 2019. «Оценка абэномики: данные по индексированным на инфляцию облигациям правительства Японии». Рабочий документ ФРБ Сан-Франциско за 2019-15 гг.

Leduc, Sylvain and Zheng Liu, 2020. «Канал неопределенности коронавируса». Экономическое письмо FRBSF 2020-07 (30 марта).

Инфляция против дефляции: как это влияет на ваши финансы

Инфляция возникает при повышении цен на товары и услуги, а дефляция — при понижении цен.Продолжительные периоды значительной инфляции или дефляции могут оказать значительное влияние на экономику и поведение инвесторов, предприятий и потребителей. Государственные политики и простые люди пристально следят за показателями цен, чтобы помочь им принимать решения, которые сохранят здоровье экономики в целом и отдельных личных финансов.

Финансовый консультант может показать вам, как подготовиться как к инфляции, так и к дефляции.

Наиболее широко используемый показатель инфляции в США.S. — это индекс потребительских цен (ИПЦ), который ежемесячно рассчитывается Бюро статистики труда (BLS). BLS изучает, как цены, уплачиваемые городскими потребителями за корзину товаров и услуг, меняются с течением времени. ИПЦ разбивается по регионам, а также предоставляется по стране в целом. ИПЦ также сообщает о ценах на определенные покупки, такие как бензин, продукты питания и коммунальные услуги.

Влияние инфляции и дефляции

Инфляция и дефляция связаны с экономическими циклами.Во время экономических спадов спрос обычно падает, поэтому цены падают, что приводит к дефляции. Заработная плата и занятость также имеют тенденцию к снижению под давлением дефляции по мере замедления экономической активности. Процентные ставки могут упасть, поскольку заемщики избегают брать ссуд.

Когда экономика растет высокими темпами, спрос на товары и услуги увеличивается, что приводит к повышению цен, что означает инфляцию. Со временем инфляция снижает покупательную способность денег. В период инфляции доллар стоит меньше из года в год, потому что на него будет меньше покупаться.Заработная плата также имеет тенденцию расти во время инфляции, поэтому рабочие зарабатывают больше. Заимствования имеют тенденцию к увеличению, поскольку долги могут быть выплачены в будущем в долларах, которые стоят меньше.

В марте 2020 года США пережили период быстрой дефляции, поскольку пандемия COVID и связанные с ней закрытия предприятий, увольнения, блокировки и снижение экономической активности толкнули экономику в рецессию. Но год спустя, тем не менее, инфляция, измеряемая по ИПЦ, сильно вернулась, и ожидалось, что экономика вступит в период устойчивого роста и роста цен.

Реакция инвесторов на инфляцию и дефляцию

В периоды высокой инфляции процентные ставки часто повышаются. Однако инвесторы могут ограничить вкладывание денег в облигации, депозитные сертификаты, счета денежного рынка и банковские сберегательные счета. Это потому, что эти инструменты обычно приносят доход ниже инфляции, поэтому стоимость портфеля со временем снижается. Вместо этого инвесторы в периоды инфляции ищут защиты от снижения стоимости денег в:

  • Акции — Исторически доходность акций превышала инфляцию.
  • Казначейские ценные бумаги с защитой от инфляции (TIPS) — это государственные облигации США, по которым при погашении инвесторам будет выплачена либо первоначальная основная сумма, либо основная сумма плюс инфляция. Вы можете купить их индивидуально или в фонде.
  • Инвестиционные фонды в сфере недвижимости (REIT) — это публично торгуемые ценные бумаги, которые представляют собственность на недвижимость. Цены на недвижимость растут вместе с инфляцией, поэтому REIT часто являются частью стратегий хеджирования инфляции.
  • Сырьевые товары и драгоценные металлы — Золото, в частности, используется в качестве хеджирования инфляции.

Во время дефляции в обращении больше денег, чем существует спрос на товары и услуги, что толкает цены вниз. Во время дефляции люди могут откладывать покупки в надежде на то, что в будущем они смогут покупать товары по более низкой цене, чем они стоят сейчас. Это может привести к дальнейшему снижению цен, заработной платы и занятости, создавая дефляционную спираль.

Когда инвесторы хеджируются от дефляции, их портфели, как правило, включают меньше акций и твердых активов, таких как недвижимость.Вместо этого они с большей вероятностью вложат свои деньги в финансовые инструменты, в том числе:

  • Облигации — Процентные ставки обычно снижаются во время дефляций, поэтому по корпоративным или государственным облигациям с фиксированной ставкой, по которым выплачивается текущая рыночная процентная ставка, в будущем будут выплачиваться проценты выше рыночных.
  • Счета с процентным доходом — Инвесторы также с большей вероятностью будут хранить наличные на сберегательных счетах и ​​счетах денежного рынка, ожидая, что их доллары будут покупать больше в будущем, если дефляция продолжится.

Управление инфляцией и дефляцией

Федеральная резервная система стремится контролировать инфляцию и дефляцию с помощью денежно-кредитной политики. ФРС нацелена на долгосрочную инфляцию на уровне 2%, поскольку считает, что это будет способствовать максимальной занятости, не вызывая безудержного роста цен. Руководители ФРС преследуют эту цель, продавая ценные бумаги Казначейства США при низкой инфляции, чтобы увеличить денежную массу. Это также может снизить резервную ставку, которую банки платят за заемные деньги, что, как правило, снижает другие процентные ставки и удешевляет заимствование денег для домов, автомобилей и других целей.

Когда инфляция высока, ФРС может повысить процентные ставки, чтобы сделать заимствование денег более дорогим. Это имеет тенденцию ослаблять заимствования и спрос и ослаблять давление с целью повышения цен.

Итог

Инфляция и дефляция — это макроэкономические тенденции, которые могут существенно повлиять на отдельных потребителей, предприятия и инвесторов. Во время устойчиво высокой инфляции цены и заработная плата растут, а инвестиции в денежные средства и фиксированный доход могут потерять покупательную способность, поскольку доходность не успевает за инфляцией.Во время дефляции цены и занятость могут снижаться вместе с заработной платой. Инвесторы, хеджирующиеся от дефляции, обычно делают упор на инвестиции с фиксированным доходом, такие как облигации, а также на процентные счета.

Советы по финансовому планированию
  • Хеджирование инвестиционного портфеля от инфляции или дефляции требует точного чтения экономических прогнозов и выбора баланса инвестиционных активов, который принесет наилучшую доходность в ожидаемых условиях.Бесплатный инструмент SmartAsset подберет вам финансовых консультантов, которые помогут с этой работой в вашем районе за пять минут. Если вы готовы к сотрудничеству с местными консультантами, которые помогут вам в достижении ваших финансовых целей, начните прямо сейчас.
  • Если ваши инвестиции не приносят доход, равный или превышающий уровень инфляции, вероятно, у вас проблемы. Вот бесплатный и простой в использовании калькулятор инфляции, который поможет вам узнать исторические уровни инфляции.

Фото: © iStock.com / Fokusiert, © iStock.com / PeopleImages, © iStock.com / EtiAmmos

Марк Хенрикс Марк Хенрикс занимается личными финансами, инвестированием, выходом на пенсию, предпринимательством и другими темами более 30 лет. Его авторская подпись внештатного сотрудника появилась на CNBC.com и в The Wall Street Journal, The New York Times, The Washington Post, Kiplinger’s Personal Finance и других ведущих изданиях. Марк написал книги, в том числе «Не просто жизнь: полное руководство по созданию бизнеса, который даст вам жизнь.Его любимые репортажи — это те репортажи, которые помогают обычным людям увеличить свое личное богатство и удовлетворение жизнью. Выпускник программы журналистики Техасского университета, он живет в Остине, штат Техас. В свободное время он любит читать, заниматься волонтерством, выступать в дуэте с акустической музыкой, каякингом, альпинизмом в дикой природе и соревнованиями по триатлону.

Что такое дефляция — определение, причины и последствия

Вспомните свою первую работу. Вы помните, за что платили?

Многие люди легко запоминают ответ: какой бы ни была в то время минимальная заработная плата в местном масштабе.

В зависимости от того, сколько времени прошло после того первого набега на рабочую силу, вы, вероятно, продвинулись в своей карьере так, что больше не получаете минимальную зарплату или близкую к ней. Тем не менее миллионы рабочих сегодня получают минимальную заработную плату. И есть очень большая вероятность, что заработная плата выше — а может быть, и значительно — чем ваша в то время.

Дефляция: редкое, но проблемное экономическое положение

Это упрощенная иллюстрация концепции инфляции, скорости, с которой цены растут с течением времени.Помимо заработной платы, существует множество повседневных примеров инфляции, от цен на продукты и бензин до стоимости вашей подписки на Netflix. Мы принимаем тот факт, что со временем все становится дороже.

Но это не всегда так. Некоторые экономические условия, хотя и редко, вызывают отрицательную инфляцию, широко известную как дефляция.

Согласно данным отчета Bloomberg за май 2020 года, Соединенные Штаты — и, возможно, глобальная экономика в целом — выглядели так, как будто они могут двигаться в этом направлении после пандемии COVID-19.Согласно индексу потребительских цен (ИПЦ), потребительские цены упали на 0,8% с марта по апрель 2020 года. Цены производителей (цены, уплачиваемые производственным предприятиям США) упали на 1,3%, что является самым резким падением с 2009 года.

Эти падения цен оказались аномальными. Действительно, когда экономика оправилась от первоначального шока, вызванного пандемией, и необходимых заказов на домоседы, цены росли самыми быстрыми темпами за последние годы, что вызвало опасения по поводу всплеска инфляции после COVID.

Тем не менее, эти страшные месяцы начала пандемии подчеркнули то, что экономисты знали очень давно: постоянное и повсеместное падение цен на товары и услуги, как правило, является плохой новостью для экономики.

Почему потребители и предприятия должны беспокоиться о падении цен или отрицательном уровне инфляции? Потому что более низкие счета за продукты не имеют значения, когда вы оплачиваете их с помощью временного пособия по безработице или чрезвычайных сбережений.

Дефляция не является обычным явлением экономического цикла, для которого характерны чередующиеся периоды роста и сокращения на фоне постоянно растущих цен. Скорее дефляция является признаком того, что что-то серьезно не в порядке с экономикой.А дефляцию исправить непросто.

Дефляция почти всегда происходит на фоне высокого уровня безработицы, падения прибылей бизнеса и падения цен на активы. Обычно это усугубляет оба состояния, создавая порочный круг, который компенсирует временное повышение покупательной способности (реальной стоимости товаров), наносит дополнительный ущерб экономике и продлевает восстановление.

Большинство исторических примеров дефляции предшествовали или имели место во время экономических депрессий или длительных периодов экономического недомогания, таких как «потерянное десятилетие», которое произошло после экономического краха в Японии в 1990-х и начале 2000-х годов.В течение потерянного для Японии десятилетия цены на товары неуклонно падали, а показатели экономической активности оставались неизменными.

Это разительный контраст с дезинфляцией, похожим по звучанию, но совершенно другим состоянием, при котором уровень инфляции снижается с течением времени, не достигая нуля и не становясь отрицательным.


Каковы причины дефляции?

Дефляция может быть вызвана рядом факторов, все из которых связаны со сдвигом кривой спроса и предложения. На уровни цен на все товары и услуги сильно влияют изменения спроса и предложения.Если спрос падает по сравнению с предложением, совокупный спрос падает, и цены соответственно падают.

Аналогичным образом, изменение совокупного спроса на национальную или единую рыночную валюту (например, доллар США или евро) играет важную роль в установлении цен на товары и услуги страны.

Хотя существует множество причин, по которым может иметь место дефляция, следующие причины, по-видимому, играют наибольшую роль:

1. Изменение структуры рынка капитала

Когда много разных компаний продают одни и те же товары или услуги, они обычно снижают свои цены как средство конкуренции.Часто структура капитала экономики меняется, и компании получают более легкий доступ к рынкам долгового и акционерного капитала, которые они могут использовать для финансирования новых предприятий или повышения производительности.

Существует несколько причин, по которым компаниям может быть легче привлечь капитал, например, снижение процентных ставок, изменение банковской политики или изменение неприятия риска инвесторами. Однако после того, как они использовали этот новый капитал для повышения производительности, предприятиям приходится снижать цены, чтобы отразить увеличение предложения продуктов, что может привести к дефляции.

2. Повышение производительности

Инновационные решения и новые процессы помогают повысить эффективность, что в конечном итоге приводит к снижению цен. Хотя некоторые инновации влияют только на производительность определенных отраслей, другие могут иметь глубокое влияние на всю экономику.

Например, после распада Советского Союза в 1991 году многие страны, образовавшиеся в результате этого, изо всех сил пытались вернуться на правильный путь. Чтобы заработать на жизнь, многие граждане были готовы работать по очень низким ценам, и, как сказал У.Компании S. передали работу этим странам на аутсорсинг, они смогли значительно сократить свои операционные расходы и повысить производительность.

Это неизбежно увеличивало предложение товаров при одновременном снижении их стоимости, что привело к периоду дефляции ближе к концу 20 века.

3. Уменьшение предложения валюты

Предложение валюты обычно сокращается из-за действий, предпринимаемых центральными банками, часто с явной целью сдерживания инфляции. Например, когда впервые была создана Федеральная резервная система, она значительно сократила U.С. денежная масса. К сожалению, сокращение предложения валюты может выйти из-под контроля. Например, первые шаги ФРС вызвали серьезную дефляцию в начале 1910-х годов.

Точно так же расходы в кредит — это факт современной экономики. Когда кредиторы прекращают выдачу ссуд, потребители и предприятия тратят меньше, вынуждая продавцов снижать цены, чтобы восстановить продажи. Вот почему сегодня одним из главных приоритетов Федеральной резервной системы является обеспечение бесперебойного функционирования кредитных рынков.

4. Меры строгой экономии

Дефляция может быть результатом сокращения государственных, деловых или потребительских расходов, что означает, что сокращение государственных расходов может привести к периодам значительной дефляции. Например, когда Испания ввела меры жесткой экономии в 2010 году, существовавшая ранее дефляция начала выходить из-под контроля в этой стране.

На сегодняшний день Испания и другие «периферийные» европейские страны, сильно пострадавшие от кризиса суверенного долга начала 2010-х годов, борются со стагнацией цен, высоким уровнем безработицы и устойчиво медленными темпами экономического роста.

5. Дефляционная спираль (постоянная дефляция)

Как только дефляция поднимет свою уродливую голову, будет очень трудно получить контроль над экономикой. Хотя фактическая механика постоянного дефляции сложна, суть в том, что истинная дефляция является самоусиливающейся.

Когда потребители и предприятия сокращают расходы, прибыль бизнеса уменьшается, что вынуждает их снижать заработную плату и сокращать инвестиции. Это сокращает расходы в других секторах, поскольку у других предприятий и наемных работников становится меньше денег для траты.

Если не считать массивного денежно-кредитного стимула, который может слишком сильно повернуть маятник в другом направлении и вызвать безудержную инфляцию — чего центральные банки пытаются избежать любой ценой — нет простого выхода из этого цикла.


Эффекты дефляции

Дефляция похожа на ужасный шторм: повреждения часто бывают сильными, и на их восстановление требуется гораздо больше времени, чем у самого шторма. К сожалению, некоторые страны так и не оправятся от ущерба, нанесенного дефляцией. Гонконгу, например, еще предстоит полностью оправиться от дефляционных эффектов, охвативших азиатскую экономику в 2002 году.

Дефляция может иметь любое из следующих воздействий на экономику:

1. Снижение коммерческих доходов

Компании должны значительно снизить цены на свою продукцию, чтобы оставаться конкурентоспособными. По мере того, как они снижают цены, их доходы начинают падать. Доходы бизнеса часто падают и восстанавливаются, но дефляционные циклы имеют тенденцию повторяться многократно.

К сожалению, это означает, что предприятиям необходимо все больше снижать цены, поскольку период дефляции продолжается.Хотя эти предприятия работают с повышенной производственной эффективностью, их рентабельность в конечном итоге снижается, поскольку экономия от материальных затрат компенсируется снижением доходов.

2. Уменьшение заработной платы и увольнения

Когда доходы начинают падать, компаниям необходимо найти способы сократить свои расходы, чтобы достичь своей чистой прибыли. Они могут сократить эти сокращения, сократив заработную плату и сократив должности. Понятно, что это обостряет цикл дефляции, поскольку большему количеству потенциальных потребителей остается меньше тратить.

3. Изменения в расходах клиентов

Связь между дефляцией и потребительскими расходами сложна и часто трудно предсказать. Когда экономика переживает период дефляции, клиенты часто пользуются преимуществами значительно более низких цен, в результате чего.

Первоначально потребительские расходы могут сильно возрасти. Однако, как только предприятия начинают искать способы увеличить свою прибыль, потребители, потерявшие работу или получившие сокращение заработной платы, также должны начать сокращать свои расходы.Конечно, когда они сокращают свои расходы, цикл дефляции ухудшается.

4. Уменьшение доли инвестиций

Когда экономика переживает серию дефляции, инвесторы склонны рассматривать денежные резервы как одно из своих лучших вложений. Инвесторы наблюдают, как их деньги растут, просто удерживая их.

Кроме того, доходность инвесторов от инвестиций с более низким уровнем риска часто значительно снижается, поскольку центральные банки пытаются бороться с дефляцией за счет снижения процентных ставок, что, в свою очередь, уменьшает количество денег, которые они могут потратить.

Между тем, многие другие инвестиции могут принести отрицательный доход или стать очень нестабильными, потому что инвесторы напуганы, а компании не сообщают о прибыли. Когда инвесторы отказываются от акций, фондовый рынок неизбежно падает.

5. Сниженный кредит

Когда дефляция поднимается вверх, финансовые кредиторы быстро начинают перекрывать многие из своих кредитных операций по разным причинам. Во-первых, когда стоимость таких активов, как дома, снижается, клиенты не могут обеспечить свой долг тем же залогом.В случае, если заемщик не сможет выполнить свои долговые обязательства, кредиторы не смогут полностью вернуть свои инвестиции путем обращения взыскания или конфискации имущества.

Кроме того, кредиторы понимают, что финансовое положение заемщиков с большей вероятностью изменится, когда работодатели начнут сокращать их рабочую силу. Центральные банки могут попытаться снизить процентные ставки, чтобы побудить клиентов брать взаймы и тратить больше, но многие клиенты по-прежнему не имеют права на получение ссуд.


Исторические примеры дефляции

Хотя дефляция — редкое явление в экономике, это явление повторялось несколько раз на протяжении всей истории.Это одни из самых примечательных инцидентов.

1. Конец XIX века: последствия промышленной революции

В конце 19 века производители воспользовались преимуществами новой технологии, которая позволила им повысить свою производительность. В результате предложение товаров в экономике существенно увеличилось, и, как следствие, цены на эти товары снизились. Хотя повышение уровня производительности после промышленной революции было положительным событием для экономики, оно также привело к периоду дефляции.

2. Начало 20 века: депрессия 1920-1921 годов

Примерно за восемь лет до начала Великой депрессии США пережили более короткую депрессию, восстанавливаясь после Первой мировой войны и пандемии гриппа 1918-19 гг., Унесшей жизни миллионов людей во всем мире.

За это время 1 миллион военнослужащих вернулся к гражданской жизни, и работодатели наняли несколько вернувшихся солдат с более низкой заработной платой. Рынок труда был уже очень напряженным до того, как они вернулись, и из-за увеличения штата профсоюзы потеряли большую часть своей переговорной силы и были не в состоянии требовать повышения заработной платы, что привело к сокращению расходов.

3. Начало 20 века: Великая депрессия

Великая депрессия была самым тяжелым в финансовом отношении временем в истории Америки. В этот темный период безработица резко выросла, фондовый рынок рухнул, а потребители потеряли большую часть своих сбережений.

Сотрудники в высокопроизводительных отраслях, таких как сельское хозяйство и горнодобывающая промышленность, производили большие суммы, но не получали должной оплаты. В результате у них было меньше денег, которые они могли тратить, и они были не в состоянии позволить себе товары первой необходимости, несмотря на то, насколько продавцы были вынуждены снизить цены.

4. Начало 21 века: европейский долговой кризис

Кризис суверенного долга в Европе достиг апогея в 2011 году и вызвал ряд осложнений для мировой экономики, которые проявляются по сей день. В ответ на растущую обеспокоенность держателей облигаций по поводу того, что они не смогут выплатить свои долги, правительства нескольких европейских стран приняли меры жесткой экономии, которые значительно снизили ВВП, такие как сокращение государственной помощи нуждающимся семьям.

Между тем банки ужесточили кредитование, что привело к сокращению денежной массы в этих странах.Повсеместная дефляция была предсказуемым результатом, и, хотя худшее из кризиса прошло, европейская экономика остается слабой.


Инструменты политики для устранения дефляции: как Федеральная резервная система и другие центральные банки борются с падением цен

Возможно уменьшить влияние дефляции. Но это требует дисциплинированного подхода, потому что дефляция не устраняется сама собой.

До Великой депрессии экономическое сообщество считало, что дефляция — это временное состояние, которое проходит без вмешательства правительства или центрального банка.Однако опыт Великой депрессии, самого серьезного экономического спада в истории США, убедил экономистов и любителей денежно-кредитной политики в обратном.

Однако сделать вывод о том, что что-то нужно сделать, было несложно. Во время Великой депрессии правительство провалило многочисленные попытки вмешательства. Ученые расходятся во мнениях относительно причин этих неудач и даже того, в какой степени конкретная политика может считаться успехом или неудачей, отчасти из-за более современных политических разногласий.

Например, левоцентристские экономисты определенно не разделяют правую позицию Института Гувера о том, что терпимость администрации Рузвельта к массовым забастовкам рабочих в начале 1930-х годов задержала рост заработной платы на долгие годы после этого. Но если предположение Института Гувера верно, политика Рузвельта в поддержку трудящихся вполне могла усугубить дефляционную спираль.

Сегодня центральные банки являются наиболее важными силами в борьбе с дефляцией (и инфляцией) из-за их полномочий по контролю за национальными денежными предложениями.Например, во время глобального финансового кризиса конца 2000-х годов и его длительных последствий Федеральная резервная система («ФРС») провела несколько раундов количественного смягчения в попытке предотвратить дефляцию.

Хотя чрезмерное увеличение денежной массы страны может вызвать чрезмерную инфляцию, умеренное увеличение денежной базы страны является эффективным средством борьбы с дефляцией, по крайней мере, теоретически.

Усилия центральных банков по борьбе с дефляцией не всегда эффективны.Их самый большой недостаток заключается в том, что они могут снижать процентные ставки только до тех пор, пока они не приблизятся к 0%. Технически центральные банки могут устанавливать ставки ниже 0%, но Федеральная резервная система продемонстрировала крайнее нежелание создавать этот прецедент.

Другие инструменты центрального банка, такие как покупка индивидуальных корпоративных облигаций, могут порадовать фондовые рынки, но их влияние на дефляцию менее очевидно. Несмотря на годы исследований, до сих пор не существует четкого и надежного способа борьбы с дефляцией.


Заключительное слово

Дефляция — это не только теоретическая проблема.Как мы видели, это имеет ощутимые и зачастую разрушительные последствия для экономики.

Фактически, бывший председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке сделал борьбу с дефляцией одним из важнейших приоритетов своего пребывания в должности, что совпало с пиком мирового финансового кризиса конца 2000-х и последовавшим за ним длительным периодом экономической стагнации.

Бернанке и ФРС в значительной степени преуспели в своих усилиях, хотя инфляция оставалась низкой по историческим меркам на протяжении большей части 2010-х годов и снова упала на фоне беспрецедентного экономического шока, вызванного пандемией COVID-19.

Конечно, любое празднование достижения ФРС эпохи Бернанке сейчас кажется преждевременным перед лицом пандемии коронавируса и ее экономических последствий.

Еще слишком рано говорить с уверенностью, что произойдет с тем необычным моментом, в котором мы оказались сегодня. Триллионы экономических стимулов вполне могут спровоцировать период высокой инфляции и вызвать целый ряд новых финансовых проблем.

Или дефляционная собака, которая не лаяла после мирового финансового кризиса, может наконец проснуться в 2020-х годах и установить валютный режим, непохожий на все, что американцы испытывали на памяти живых.

.