Суббота , 4 Декабрь 2021

Априори пример: Что значит Априори? Примеры употребления

Содержание

Что значит Априори? Примеры употребления

Автор Алёна Краева На чтение 5 мин. Опубликовано

Здравствуйте, дорогие мои читатели! Добро пожаловать на блог!

Люди стали часто употреблять в повседневной жизни слово «априори». Хотя оно было введено в обиход известным философом Эммануилом Кантом, можно сказать, не для широкого использования, а в качестве философского термина.

Статья поможет ответить на вопросы «что значит Априори в современном языке» и «значение слова Априори в философии».

Можно посмотреть значение слова Априори в Википедии, но в этой статье я разъясню его научное (философское) значение более простыми словами и приведу примеры употребления его в современном значении.

Из статьи Вы узнаете:
1. Значение слова Априори в философии.
2. Что значит Априори в современном языке?
3. Примеры употребления Априори в повседневной жизни.
4. Употребление слова Априори в дискуссии.

1. Значение слова Априори в философии.

Итак, слово Априо́ри происходит от латинского a priori, что в буквально означает «предшествующий».

Априори – это термин идеалистической философии, который стал широко применяться философами после выхода в свет работы Эммануила Канта «Критика чистого разума». Априорным Кант называл взгляд, который не требовал доказательства опытом, как бы «предшествовал» опыту.

Априори – это знание, независимое от опыта, предшествующее опыту. То есть такое знание, которое не требует доказательства опытом, не может быть ни доказано, ни опровергнуто опытом.

В философии есть понятие — Апостериори, противоположное понятию Априори.

Апостериори это знание, полученное из опыта и подтверждённое опытом (от латинского a posteriori , что буквально означает «последующий»).

Слово Априори связано с познанием человеком окружающего мира. Познание мира — очень интересная, неисчерпаемая и далеко не закрытая еще человечеством тема. Если Вам она интересна, читайте статью Что такое самопознание и как постичь тайны мироздания?

Учение, которое признаёт существование знания априори, называется Априоризм.

Например, невозможно опытным путём доказать существование единого разума, Бога. Это знание не требует доказательств, оно является априорным и открывается некоторым людям бездоказательно.

Многие известные учёные, такие как Энштейн, Менделеев, Ньютон, Кант, Платон пришли к этому априорному знанию не эмпирическим (опытным) путем, а при помощи умозрительного мышления.

Нам часто трудно принять то знание, которое невозможно доказать, пощупать. Но эти учёные имели совершенно другой склад мышления, они могли выйти за рамки законов нашего видимого мира.

Вы наверняка слышали, что законы квантовой физики и квантовой механики, которые описывают не видимый нами микромир, очень загадочны, не укладываются в голове и абсолютно не соответствуют и противоречат законам нашего видимого мира.

Например, микрочастица квант может находиться одновременно в нескольких точках пространства. Если Вы хотите подробнее узнать об этом, читайте статью Что такое квантовая физика простыми словами.

2. Что значит Априори в современном языке?

В современном языке слово Априори имеет некоторую эмоциональную окраску и означает, что какое-либо утверждение является очевидным, общеизвестным, всем понятным.

Синонимами слова Априори можно назвать слова:

  • по умолчанию,
  • общеизвестно,
  • бездоказательно,
  • очевидно,
  • изначально,
  • всем понятно,
  • другие подобные.

3. Примеры употребления Априори в повседневной жизни.

Это слово в современном языке приобрело эмоциональную окраску. Часто во многих интернет изданиях (статьях, новостях, блогах, информационных сайтах) можно встретить такие  фразы:

  • Этот товар априори лучший в своей нише…
  • Эта валюта априори более надёжна, чем все остальные…
  • Ваш сайт априори не попадёт на 1-ю страницу поисковиков в течение нескольких месяцев после его создания…

Одно слово «априори» заменяет собой несколько слов таких стандартных выражений, как «каждому ясно», «вполне очевидно» и другие подобные. При этом выглядит слово в предложении очень стильно и придаёт предложению эмоциональный окрас.

4. Априори – значение слова в разговоре. Употребление слова Априори в дискуссии.

Важный совет: при вступлении в дискуссию, помните, что Ваш оппонент имеет право на своё мнение. И тот взгляд, который кажется Вам априори правильным, для него может оказаться априори неверным.

Поэтому часто в начале дискуссии, собеседники договариваются о понятиях, которые не требуют доказательств и считаются всеми априори верными. Таким образом дискуссия на них не будет распространяться.

Классическим примером такой дискуссии может служить известный диалог Энштейна с профессором. Профессор считал, что существование Бога априори не возможно. А Энштейн придерживался противоположного мнения. В видео в конце статьи — их дискуссия.

5. Резюме.

Итак,  теперь стало понятно, что значит слово Априори в науке (философии) и в повседневном употреблении. Вы можете использовать этот термин, чтобы подчеркнуть свою эрудицию. Но важно не переусердствовать. Некоторые, следуя моде, используют это слово слишком часто. В этом случае оно теряет своё изящество.

До встречи на страницах блога!

Желаю всем вдохновения и уверенности в реализации идей и проектов!

Читайте блог, чтобы узнать, как изменить свою жизнь к лучшему!

Алёна Краева

SMARTБЛОГ

P.S. Поделитесь, пожалуйста, с друзьями в соц сетях информацией, что такое Априори, и подпишитесь на новые статьи! Пишите свои мысли, идеи и вопросы в комментариях.

Видео (3 минуты) Диалог Энштейна с профессором:

Значение слов «априори» и «апостериори»

Латинские слова нередко употребляются образованными людьми в повседневном разговоре, однако важен не только сам факт употребления какого-то заковыристого, несомненно, умного выражения, но и его уместность. Слова «априори» и «апостериори» в разговорной речи услышишь не так часто, а услышав, многие интерпретируют их смысл, как бог на душу положит.  Для того, чтобы не спрашивать собеседника о значении произнесенного им, не выглядеть невеждой в глазах других при собственном неправильном их применении, следует четко представлять значение слов «априори» и «апостериори» в толковом словаре и примеры их употребления в разговоре.

«Априори» и « апостериори» в толковом словаре

Два интересующих нас слова имеют прямо противоположные значения:

  • Что означает слово априори в русском языке? «Априори» – это знание, не зависящее от опыта конкретного человека и изучения фактов, известное заранее. О таком знании человек вполне может сказать: я не знаю, откуда я его получил – оно просто было всегда, есть и, скорее всего, будет еще долгое время.
  • «Апостериори», наоборот, знание, полученное на основании опыта, имеющихся данных и доказательств.

Оба этих термина имеют непосредственное отношение к мировой философии и были введены в языковое обращение трудами Иммануила Канта: перевод фразеологизма «априори» с латинского (a priori) – доопытное знание, значение слова «апостериори» исторически менялось, но суть его в настоящее время сводится к опытному познанию, т.е. знанию, полученному из опыта.

Как следует из пояснений толковых словарей и самого смысла исследуемых слов, «апостериори» – антоним к априори, противоположный по значению оборот. Знания, полученные путем опыта, изучения фактов и доказательств (опытные, фактические знания) также называют апостериорными против априорных, т.е. приобретенных независимо от опыта.

Чем заменить и как писать?

Зная, что обозначает слово априори и противоположное ему по смыслу апостериори, многие задумываются: нельзя ли их в разговоре заменить чем-нибудь попроще? Четких синонимов к этим словам в русском языке не существует, они варьируются по ситуации, но есть выражения, вполне схожие по значению:

  • «априори» по сравнению со своим антонимом является достаточно ходовым оборотом и в ходе беседы обычно подразумевается, что его значение известно каждому из присутствующих. Тем не менее, используемые как синоним к слову априори «заранее», «первоначально» или «не требующее доказательств» в некоторых ситуациях весьма полно передают его смысл;
  • слово же «апостериори» не столь часто употребимо и его вполне, дабы не шокировать собеседника, можно заменить словосочетаниями «опытное знание» или «полученное на основании фактов знание».

Как пишется «априори» или «а приори» – слитно или раздельно? Латинское и русское написание этих слов между собой не схожи.

В латыни пишутся раздельно с частицей «а» — a priori, a posteriori; в русском же написание слитно – априори, апостериори

Априори и апостериори — что значат эти слова на примере?

Примеры часто разъясняют суть тех или иных слов, поскольку мало знать их значение, важно верно передать смысл слова априори в предложении, грамотно «встроить» апостериори в разговор, сообщение, письмо. Определение априори на примере:

  • «дети априори любят своих родителей» – т.е. считается, что дети, независимо от их знаний и опыта, любят своих родителей;
  • следующее предложение со словом априори услышать можно достаточно часто – «знать априори о чем-либо», «судить априори о ком-либо», т.е. непосредственное мышление, не отягощенное опытом и фактами.

Использование противоположного априорному знанию «апостериори» отлично продемонстрирует выражение «Сударь, Ваша речь не убедительна, пожалуйста, говорите апостериори!»: собеседник просит говорящего привести доказательства своим высказываниям. Если имеет место быть несколько неудачных попыток в чем-либо, и уверенность говорящего в положительном результате испаряется с каждой минутой, уместно сказать: «У меня апостериори это не получится», поскольку неудачный опыт состоялся, это уже опытное знание.

Априорные и апостериорные знания в философии — что это?

Выяснив значения слов и понимая теперь их смысл, вернемся к Канту и его философским теориям. Оба термина: априори (a priori) и апостериори (a posteriori) – связанные между собой понятия научно-философских направлений:

  • априоризм – это философское учение, суть которого заключается в том, что начинающий процесс познания чего-либо человек заранее уже обладает некоторыми существовавшими еще до него и до этого момента знаниями, так называемыми «доопытными» знаниями. Априорными формами чувственности по Канту считаются пространство и время. Априори в философии со своей предпосылочностью знания сыграло значительную роль в преодолении одностороннего эмпиризма;
  • апостериоризм основывался на развитии философии и науки: технологии и новые знания, опыты и исследования стали почвой для «обоснованного знания», каким и является апостериори.

На развитие этих философских учений и даже изменение смысла терминов повлияли в свое время Г.В. Лейбниц и Хр. Вольф, разъяснив философской и гражданской общественности, что такое апостериори и какая информация называется априорной. Однако именно благодаря Канту и его «Критике чистого разума», посвященной сущностному происхождению человеческих знаний, всемирно известным стало высказывание:

Хотя все наше познание и начинается с опыта и вместе с опытом, отсюда не следует, что оно целиком происходит из опыта

Заключение

В русском языке встречается немало заимствованных из других языков слов – употребление их должно четко соответствовать смыслу и ситуации. Латинское «априори» редко услышишь в обиходе, а «апостериори» и того реже, но на книжных страницах, особенно в произведениях авторов XVIII-XIX вв., их вполне можно встретить. Надеемся, изучение этой статьи позволит вам в будущем не растеряться, услышав теперь уже знакомые слова, а при случае удачно вставить их в речь, показав тем самым свою образованность и интеллигентность.

Алгоритм Apriori | Data Science

Идём дальше в цикле статей Топ-10 data mining алгоритмов и рассматриваем полезный и интересный алгоритм Apriori (Априори).

Алгоритм Apriori ищет ассоциативные правила и применяется по отношению к базам данных, содержащим огромное количество транзакций.

Что такое ассоциативные правила? Изучение ассоциативных правил – это техника, применяемая в data mining для изучения соотношений и отношений между переменными базы данных.

Как выглядит пример использования алгоритма Apriori? Скажем, у нас есть база данных транзакций супермаркета. Вы можете представить себе базу данных как огромную таблицу, в которой каждая строка – это номер транзакции, а каждый столбик представляет собой отдельные покупки.

Хорошие новости:

Применяя алгоритм Apriori, мы можем определить товары, купленные вместе – то есть установить ассоциативные правила.

Что это дает нам:

Вы можете определить товары, которые часто покупают вместе. Основная задача маркетинга – заставить клиентов покупать больше. Связанные товары называются наборами.

Например:

Вы можете заметить, что чипсы, чипсы с соусом и газировка часто стоят на прилавках рядом. Это называется двухэлементным набором. Когда база данных достаточно большая, будет гораздо сложнее «увидеть» взаимосвязи, в особенности, когда вы имеете дело с трёхэлементными или более крупными наборами. Как раз для этого и создан алгоритм Apriori.

Как же работает алгоритм Apriori? Перед тем, как перейти к сути алгоритма, вам нужно определить 3 параметра:

  1. Во-первых, нужно установить размер набора. Вы хотите определить двухэлементный, трёхэлементный набор или какой-нибудь еще?
  2. Во-вторых, определить поддержку – это число транзакций, входящих в набор, разделенное на общее количество транзакций. Набор, который равен поддержке, является самым часто встречаемым набором.
  3. В-третьих, определить достоверность, то есть условную вероятность определенного товара оказаться в корзине с другими товарами. Пример: чипсы в вашем наборе имеют 67%-ную вероятность оказаться в одной корзине с газировкой.

Простой алгоритм Apriori состоит из трех шагов:

  1. Объединение. Просмотр базы данных и определение частоты вхождения отдельных товаров.
  2. Отсечение. Те наборы, которые удовлетворяют поддержке и достоверности, переходят на следующую итерацию с двухкомпонентными наборами,
  3. Повторение. Предыдущие два шага повторяются для каждой величины набора, пока не будет повторно получен ранее определенный размер.

Требует ли этот метод обучения или он самообучающийся? Apriori обычно рассматривается как самообучающийся алгоритм, поэтому его часто применяют для поиска интересных шаблонов и отношений.

Еще кое-что…

Существует модификация алгоритма Apriori, способная проводить классификацию маркированных данных

Почему именно Apriori?

Он прост, понятен, легкореализуем и имеет множество модификаций.

С другой стороны…

В процессе работы алгоритм может быть довольно ресурсоёмким; вычисления могут занять достаточно много времени.

Где он используется? Существует огромное количество реализаций Apriori. Одни из самых популярных – это ARtool, Weka и Orange.

Псевдокод алгоритма Apriori

Реализация алгоритма Apriori в R

Пакет: arules

Общий вид:

apriori(data, parameter = NULL, appearance = NULL, control = NULL)

Аргументы
  • data
    object of class transactions or any data structure which can be coerced into transactions (e.g., a binary matrix or data.frame).
  • parameter
    object of class APparameter or named list. The default behavior is to mine rules with support 0.1, confidence 0.8, and maxlen 10.
  • appearance
    object of class APappearance or named list. With this argument item appearance can be restricted (implements rule templates). By default all items can appear unrestricted.
  • control
    object of class APcontrol or named list. Controls the algorithmic performance of the mining algorithm (item sorting, etc.)
Пример 1

install.packages(“arules”) library(arules) data(«Adult») ## Mine association rules. rules

install.packages(“arules”)

library(arules)

data(«Adult»)

## Mine association rules.

rules

Пример 2

# загружаем необходимый пакет install.packages(“arules”) library(arules) # для визуализации предлагаем скачать и загрузить пакет для соответствующей визуализации library(«arulesViz») # генерируем данные для примера patterns = random.patterns(nItems = 1000) summary(patterns) trans = random.transactions(nItems = 1000, nTrans = 1000, method = «agrawal», patterns = patterns) image(trans) # создаём правила data(«AdultUCI») Adult = as(AdultUCI, «transactions») rules = apriori(Adult, parameter=list(support=0.01, confidence=0.5)) rules # инспектируем данные напрямую или с использованием графиков inspect(head(sort(rules, by=»lift»),3)) plot(rules) head(quality(rules)) plot(rules, measure=c(«support»,»lift»), shading=»confidence») plot(rules, shading=»order», control=list(main =»Two-key plot»)) # когда у нас очень много ассоциаций, это затрудняем анализ. Потому мы можем обрезать их sel = plot(rules, measure=c(«support»,»lift»), shading=»confidence», interactive=TRUE) subrules = rules[quality(rules)$confidence > 0.8] subrules # вот несколько способов для построения графиков и даже 3D графиков plot(subrules, method=»matrix», measure=»lift») plot(subrules, method=»matrix», measure=»lift», control=list(reorder=TRUE)) plot(subrules, method=»matrix3D», measure=»lift») plot(subrules, method=»matrix3D», measure=»lift», control = list(reorder=TRUE)) plot(subrules, method=»matrix», measure=c(«lift», «confidence»)) plot(subrules, method=»matrix», measure=c(«lift»,»confidence»), control = list(reorder=TRUE)) plot(rules, method=»grouped») plot(rules, method=»grouped», control=list(k=50)) sel = plot(rules, method=»grouped», interactive=TRUE) # Теперь мы можем взять выборку из 30 самых важных правил и проверить их на значимые ассоциации subrules2 = head(sort(rules, by=»lift»), 30) plot(subrules2, method=»graph») plot(subrules2, method=»graph», control=list(type=»items»)) plot(subrules2, method=»paracoord») plot(subrules2, method=»paracoord», control=list(reorder=TRUE)) oneRule = sample(rules, 1) inspect(oneRule)

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

# загружаем необходимый пакет

install.packages(“arules”)

library(arules)

 

# для визуализации предлагаем скачать и загрузить пакет для соответствующей визуализации

library(«arulesViz»)

 

# генерируем данные для примера

 

patterns = random.patterns(nItems = 1000)

summary(patterns)

trans = random.transactions(nItems = 1000, nTrans = 1000, method = «agrawal»,  patterns = patterns)

image(trans)

 

# создаём правила

 

data(«AdultUCI»)

Adult = as(AdultUCI, «transactions»)

rules = apriori(Adult, parameter=list(support=0.01, confidence=0.5))

rules

 

# инспектируем данные напрямую или с использованием графиков

 

inspect(head(sort(rules, by=»lift»),3))

plot(rules)

head(quality(rules))

plot(rules, measure=c(«support»,»lift»), shading=»confidence»)

plot(rules, shading=»order», control=list(main =»Two-key plot»))

 

# когда у нас очень много ассоциаций, это затрудняем анализ. Потому мы можем обрезать их

 

sel = plot(rules, measure=c(«support»,»lift»), shading=»confidence», interactive=TRUE)

subrules = rules[quality(rules)$confidence > 0.8]

subrules

 

# вот несколько способов для построения графиков и даже 3D графиков

 

plot(subrules, method=»matrix», measure=»lift»)

plot(subrules, method=»matrix», measure=»lift», control=list(reorder=TRUE))

plot(subrules, method=»matrix3D», measure=»lift»)

plot(subrules, method=»matrix3D», measure=»lift», control = list(reorder=TRUE))

plot(subrules, method=»matrix», measure=c(«lift», «confidence»))

plot(subrules, method=»matrix», measure=c(«lift»,»confidence»), control = list(reorder=TRUE))

plot(rules, method=»grouped»)

plot(rules, method=»grouped», control=list(k=50))

sel = plot(rules, method=»grouped», interactive=TRUE)

 

# Теперь мы можем взять выборку из 30 самых важных правил и проверить их на значимые ассоциации

 

subrules2 = head(sort(rules, by=»lift»), 30)

plot(subrules2, method=»graph»)

plot(subrules2, method=»graph», control=list(type=»items»))

plot(subrules2, method=»paracoord»)

plot(subrules2, method=»paracoord», control=list(reorder=TRUE))

oneRule = sample(rules, 1)

inspect(oneRule)

Аналогичную, но с несколько иным подходом, реализацию алгоритма Apriori для базы Adult пакета Arules можно найти здесь (там же дано описание функции более подробно). Ещё примеры доступны тут.

Реализация алгоритма Apriori в Python

apriori.py доступен на github.

Дополнительные комментарии:

To run the program with dataset provided and default values for minSupport = 0.15 and minConfidence = 0.6

python apriori.py -f INTEGRATED-DATASET.csv

To run program with dataset

python apriori.py -f INTEGRATED-DATASET.csv -s 0.17 -c 0.68

Best results are obtained for the following values of support and confidence:

Support : Between 0.1 and 0.2

Confidence : Between 0.5 and 0.7

И ещё одна реализация Apriori на Питоне.

новое или хорошо забытое старое / Хабр

Рекомендательные (они же рекомендационные) системы уже около 20 лет используются в e-commerce. Самые успешные примеры мы можем видеть у гигантов Amazon и Taobao. Но как же быть с offline ритейлом? Применимы ли к нему эти существующие рекомендательные системы? И есть ли альтернатива?

Перед командой Datawiz возникла задача: создать подобную рекомендательную систему для offline ритейла. Все, чем мы обладали — данные о клиентах, которыми располагают ритейлеры — различные программы лояльности.

Нестандартное решение нашлось сразу — старый, добрый и проверенный алгоритм Apriori. Хотите узнать как использовать парный анализ по-новому? Добро пожаловать под кат.

Давайте рассмотрим один из примеров проведения парного анализа по данным программы лояльности магазина электроники.

Пример схематичен, не обессудьте.

Итак, Игорь и Саша — постоянные клиенты супермаркета одной сети, они являются участниками программы лояльности и у них есть дисконтные карты этого магазина.

Это их покупки:


Стандартное решение: Если применить классический парный анализ к этим чекам, то алгоритм Apriori проанализирует каждую отдельную покупательскую корзину (каждый отдельный чек). Алгоритм вычислит все возможные пары в каждом чеке; вероятность и частоту покупки этих товаров вместе.

В нашем примере, Apriori обнаружит одну очевидную пару “Телевизор — Переходник”, с высокой вероятностью и частотой покупки. Но так ли это? Всего лишь одна пара?

Наше решение: алгоритм тот же — подход другой. Интересно?

ШАГ 1

Мы объединяем все чеки Игоря в один чек. Также поступаем и с чеками Саши и других клиентов из программы лояльности. Мы получаем количество чеков, равное количеству клиентов, участвующих в программе лояльности.

ШАГ 2

После того, как мы объединили чеки для каждого клиента, применяем к ним алгоритм Apriori. Алгоритм все так же выделяет пару “Телевизор-Переходник”, как часто покупаемую. Но при этом он выдает и другие пары с высокой вероятностью покупки, которые раньше были невидны: “Телевизор-Аудиосистема”, “Переходник-Аудиосистема” и т.д.

ШАГ 3

Определяем временное расстояние между событиями, то есть интервал между покупками найденных нами пар. Это значение будет усредняться. Для пар “Телевизор-Аудиосистема” и “Переходник-Аудиосистема” этот интервал будет 1 год 4 мес.( (1 год + 1 год 8 мес)/2).

Итак, мы обнаружили пары, “разбросанные” во времени (ну или так — распределенные по длительному промежутку времени).

Зачем нам это нужно и “что мы имеем с этого гуся”?:)

Применив алгоритм Apriori к данным по программе лояльности и обнаружив эти “разбросанные” пары, мы можем создать

рекомендательную систему.

Например, каждому новому клиенту, который приобретает Телевизор или Переходник, примерно через 1 год 4 мес. можно делать выгодное предложение по приобретению Аудиосистемы.

На выходе у нас будет таблица с рекомендациями: когда и с каким клиентом связаться, и что ему предложить.

Далее, выбор за инструментом директ-маркетинга: e-mail, sms, телефонный звонок — все средства хороши.

Применение парного анализа данных по программах лояльности для разных типов ритейла:

В

ритейлe электроники

парный анализ по программе лояльности лучше всего проводить не по товарах, а по категориях товаров. Так как происходит постоянное пополнение ассортимента, смена и расширение модельных рядов.

Для ритейла одежды новый метод парного анализа также следует проводить по категориях товаров. Это связано с коротким циклом жизни товара (смена коллекций, брендов и прочая специфика данной индустрии).

В food-ритейле парный анализ по программе лояльности также применим.
Здесь частота покупок очень высокая, но тем легче выявить паттерны (покупательские шаблоны) клиентов. Хотя и пар будет значительно больше.

Пример: клиент основательно “тарится” раз в неделю — в субботу, но посреди недели (вторник-среда) постоянно приходит за йогуртом, булочками и прочими “вкусностями”. Если ритейлер предложит этому клиенту хорошую скидку на йогурты-булочки в субботу, клиент с высокой вероятностью не устоит перед этим предложением, потому что он их и так бы купил. А к среде йогурт благополучно закончится и клиент придет в магазин снова, ведь это привычка:).

К чему это все?

Обнаружение типичных шаблонов покупок и тех пар, которые невозможно обнаружить при помощи классического парного анализа — это источник дополнительной прибыли для компании.

Ну, и чем лучше вы знаете своих клиентов, и чем персонализированнее ваше общение с ними — тем выше лояльность. Ведь именно для этого и существуют программы лояльности, не так ли?

P.S. О парном анализе для ритейла у нас есть статья на Хабре. (Как с помощью алгоритма Apriori мы анализируем покупательские корзины и выявляем парные товары (ключевые и сопутствующие), и каково практическое применение такого анализа при размещении товаров в торговом зале).

Не забудьте также ознакомиться с еще одной нашей статьей “Кластеризация: расскажи мне, что ты покупаешь, и я скажу кто ты”.

Всем добра!

BBC Russian — Ваше мнение

Последнее обновление: понедельник, 24 августа 2009 г., 15:07 GMT 19:07 MCK

МИХАИЛ БЕЛЫЙ

Родился в Ульяновске, на родине вождя мирового пролетариата. Там же закончил журфак. Затем в доказательство, что «утечка мозгов» из регионов — не миф, сам «утек» в столицу. В плотных московских пробках есть особый кайф — в конце концов, где еще можно подумать, никуда не торопясь…

Еще немного и в магазины придется ходить не с авоськой, а с адвокатом.

Однажды мне довелось писать в одной газете о молодой маме, которую в магазине заподозрили в краже. Когда она уже отходила от кассы, к ней подбежал охранник, с ходу обвинил в воровстве и, схватив коляску с ребенком, потащил ее в служебное помещение. Там девушку подвергли тщательному досмотру. Не обнаружив у нее ничего, кроме собственного кричащего чада, покупательницу отпустили. В итоге дело закончилось в суде, который оскорбленная женщина выиграла.

Нажать Ваши письма

Буквально на днях, когда я заходил в супермаркет за покупками, строгий охранник потребовал сдать барсетку в камеру хранения. Пресловутые «камеры хранения» в России, как правило, представляют собой ящички, с трудом закрывающиеся и открывающиеся все одним ключом. В барсетке были деньги, мобильный телефон и документы. Я вежливо попытался объяснить, что все это имущество представляет для меня немалую ценность.

«Ты что думаешь, если в очках, то самый умный, да? Все вы теперь образованные стали, книжки читаете», — зло произнес он и вызвал администратора.

Пышногрудая дама-администратор в юридические аспекты вникать не спешила. «Неужели вам сложно сдать свою сумку?» — спросила она, параллельно толкая в бок тихо чертыхающегося охранника. «Сложно», — честно признался я.

«А если вы у нас что-то украдете?!» — продолжала наступление дама, и в глазах ее сверкнул недобрый огонек. Видимо, ей показалось, что такой человек как я обязательно должен что-то стащить. «Тогда вы сдадите меня в милицию», — продолжал я твердо стоять на своем.

«Да еще поди докажи, что ты что-то своровал», — хмуро и без политесов резюмировала администратор. «А вы приставьте ко мне охранника», — пошутил я, не ожидая, что предложение будет стремительно реализовано. В итоге по магазину я ходил в сопровождении охранника, который, не скрывая злости, наблюдал, как я мучительно выбираю йогурт и читаю описание на пачке бездрожжевого теста. Все эти полчаса супермаркет был практически парализован – и продавцы, и покупатели с интересом наблюдали за происходящим.

Впрочем, и кульминация не заставила себя долго ждать – дурной пример и вправду оказался заразительным. Сухонькая старушка, сообразив, что к чему, с ходу заявила, что «тоже пойдет с молодым человеком». «Свою сумку я вам не отдам. Я только пенсию получила», — выдала бабушка и поспешила ко мне.

В магазины я, наверное, как и многие мои соотечественники, хожу, словно в логово врага. Помимо охранников, которые норовят не пустить в магазин и вывернуть карманы на выходе из него, — это еще на самом деле полбеды. Дело в том, что львиная доля торговых точек грешат тем, что продают откровенно некачественный товар. Например, мне доводилось обнаруживать на прилавках просроченный на неделю кефир, кетчуп с истекшим сроком годности еще год назад, а также пиво, которое надо было выпить как минимум на два месяца раньше.

«Ничего с вами не случится. Мы пили, все нормально», — постарались успокоить меня улыбчивые продавщицы, когда я им демонстрировал просроченный пенный напиток.

Чтобы найти свежую пачку творога, придется перерыть весь прилавок с молочными продуктами, поскольку супермаркеты взяли за правило товар с истекшим или истекающим в самое ближайшее время сроком годности выкладывать на самый верх. Причем речь идет не о ларьках в подворотне, а о вполне солидных с виду магазинах.

Один мой хороший знакомый – юрист общества защиты прав потребителей – рассказывает, что произвол в супермаркетах нарастает едва ли не с каждым днем. Беда в том, говорит он, что люди сами позволяют так обращаться с ними.

«Они приходят в магазин, чтобы потратить деньги, а в итоге их не только нормально не обслужат, а оскорбят, унизят при людях. Самому лично приходилось наблюдать, как вполне цивилизованные граждане открывали сумки и показывали охранникам, что ничего не украли», — не устает сетовать мой знакомый.

Во время очередной стычки с администратором, которая произошла на днях в одном из московских супермаркетов, меня окончательно доконало даже не то, что охранник попытался заглянуть мне в пакет. На мое заявление о том, что после такого отношения в этот супермаркет ни я, ни мои друзья и родные никогда не зайдут, сотрудница магазина лишь хмыкнула: «Вот уж нашли, чем напугать. Ходите на рынок, раз вы такой целеустремленный». Затем на секунду задумалась и поправилась: «Раз вы такой цивилизованный».

Ваши письма

Объявление с витрины: «Вниманию покупателей! Проходить в торговый зал с сумками запрещено!»
Поражает тональность. Ведь можно написать то же самое, в иной манере: «Уважаемые покупатели… Из-за сложностей контроля просим Вас оставлять сумки в ячейках… К вашим услугам охрана… Просим отнестись с пониманием…» Текст, в принципе, иным, дело не в тексте. А в отсутствии желания думать, мотивации к вежливости, что, прежде всего указывает на монополизацию продовольственной торговли в двух-трех руках. А вот в промышленных бутиках — уже по-другому.
Дмитрий Хоботов, Россия

Михаил Белый: Дмитрий, жму вам руку. Во многом солидарен с вами. Действительно, почему нельзя хотя бы вежливо попросить покупателей о чем-либо? Почему до сих пор правило, что «клиент всегда прав», в России воспринимается как экзотика? Очень-очень странно.

Знакомо. Я скандалю, когда не лень, рассказываю, почему меня оскорбляет требование сдать сумку в камеру или заплавить в мешок (последнее это вообще мрак. Прямым текстом говорят: «Надо заплавить, чтобы вы у нас ничего не своровали»)Не действует. Интересно, можно ли на них в суд подать как за оскорбление? Тогда и остальным неповадно будет.
bhmth, Москва

Михаил Белый: На самом деле этот вопрос напрямую связан с правой культурой российских граждан. Ведь люди в большинстве случаев сами показывают охранникам содержимое сумок, выворачивают карманы. И лишь единицы задумываются о том, что это ненормально.

Живу в NY, работаю на кассе в супермаркете. Наш недавний инвенторный подсчёт показал «утечку» в 150 тысяч долларов за последние 9 месяцев!!! Ловим «за руку» двух — трёх человек в неделю. Иногда в корманах и сумках у воров — товара на сотни долларов. Подозреваю, что подобный «статус честности покупателей» приблизительно одинаковый везде. Жаловаться на окружающую действительность в блоге — занятие уважительное, но попытайтесь понять, пожалуйста, почему именно супермаркеты агрессивно воюют с воровством.
🙂
Дмитрий, Нью Йорк, США.

Михаил Белый: Уважаемый Дмитрий! Вы привели любопытные цифры, которые действительно говорят о серьезном размахе воровства. Наверное, «статус честности покупателей» действительно во многом схож вне зависимости от страны. Дмитрий, я отдаю себе отчет в том, что супермаркеты не от хорошей жизни воюют с воровством. Но давайте посмотрим с другой стороны. Я, покупатель, захожу в магазин для того, чтобы потратить здесь СВОИ деньги. Меня же априори считают человеком, который должен что-то украсть — принуждают сдавать сумки в камеры хранения (при этом за сохранность вещей там никто не отвечает), пытаются запаять мои сумки в пакеты. Дмитрий, согласитесь, это неправильно. Ведь супермаркеты могут активно использовать систему видеонаблюдения, никто против этого, думаю, не возражает.

Не повезло человеку с лицом. Вызывает подозрение у охранников. Вообще-то они тоже и люди и им вряд ли хочется совершать лишние телодвижения. Уроды могут встречаться, как и везде, но думаю, что это исключение.
Владимир Домнин, Санкт-Петербург

Михаил Белый: Владимир, во-первых, спасибо за комплимент:)) И дело тут не в уродах, как вы пишите, а в общей системе. Просто так легче — легче обыскать, легче оскорбить, чем создать эффективную цивилизованную систему противодействия воровству. Такую систему, которая бы не унижала покупателей.

Михаил Белый: «Андрей, в свою очередь хотел бы поинтересоваться у вас: а где вы покупаете продукты? Дайте адреса, пожалуйста.»

В супермаркетах рядом с домом. Адресов не дам, а названия — пожалуйста. Патэрсон, Копейка, 2 Перекрестка, Виктория. Нигде не было проблем с охраной. Разве что просили коляску с продуктами далеко не увозить. Я все время хожу с компьютером, так его никогда не просили оставить на хранение. Возле Киевского вокзала и в Уфе в универсамах одевали на сумку с ПК полиэтиленовый чехол. А Вы хоть одно название скажите.
Андрей, Москва

Михаил Белый: Уважаемый Андрей! Очень не хотел бы, чтобы наша дискуссия стала напоминать беседу домохозяек:) Что касается темы, то лично я не хочу, чтобы мою сумку упаковывали в полиэтиленовые чехлы (я пришел ПОКУПАТЬ, а не ВОРОВАТЬ). Что касается названий, то некоторые из них вы уже перечислили. А если вы окажетесь за пределами Москвы — например, в том же Ульяновске, то там в этом плане ситуация еще хуже. Если не верите — можете проверить экспериментальным путем.

Самый большой недостаток России — наличие достаточно большого числа граждан за гроши готовых вымазать её в грязи. Даже если недостатки высосаны из пальца. В любой стране мира при желании можно отыскать кучу негатива.
Роман,

Хоть адрес универсама скажите. Или боитесь, что в суд за клевету подадут? А так статейка больше походит на придуманную по заказу ВВС
страшилку.
Андрей, Москва

Михаил Белый: Андрей, в свою очередь хотел бы поинтересоваться у вас: а где вы покупаете продукты? Дайте адреса, пожалуйста. С удовольствием отоваримся в проверенном месте.

Я из-за необходимости оставлять вещи в ячейке и из-за хамства продавщиц и охранников в супермаркеты не хожу, тем более, что везде полно небольших магазинчиков. Люблю ходить на базар и покупать у бабушек — вот где приятно поторговаться. Но наша городская власть, к сожалению, закроет вскоре все базары для того чтобы люди отоваривались только в торговых центрах, которые принадлежат нашим «слугам народа».
Владимир, Винница, Украина

Михаил Белый: Вы знаете, в походах на рынок действительно есть особая прелесть. Полностью с вами согласен. Вы правы, что в последнее время чиновники вдруг решили всю торговлю перевести в формат супермаркетов и отдельных центров.

Живу сейчас в Германии. Раз в пол-года бываю на Украине. Недавно была в Москве. Разница в обслуживании и отношении к покупателям настолько разительна, что моя дочь отказывается со мной в магазины ходить. Она живет в Украине и привыкла. Говорит, что возмущаться — только себе дороже. В Германии очень сильная система проверки магазинов добровольцами. Они не подвержены коррупции — все фиксируется на камеру.
Наташа,

Раз, в жаркую погоду, мы зашли с товарищем в магазин, и я, взяв мороженку, стал есть. Потом подошел к охраннику, и говорю: «Смотри, олух, я так всю вашу лавку скушаю!» Тот аж побелел от ужаса! Арестовать меня нельзя (явка с повинной), а отпустить тоже: налицо пожирание сетевой собственности. Так и ходил за нами по пятам. Я ему: «Смотри: туалетная бумага, у нас, — дорогая, водка — дорогая, неужели ты думаешь — за десятирублевую мороженку не заплатим?» Нет, он, бросив все, шел тенью, пока мы не расплатились за этикеточку.
Дмитрий Хоботов, Россия

Михаил Белый: Дмитрий, вы от души повеселили своим экспериментом. Что и говорить, уровень сервиса у нас по-прежнему на высоте. И сама ситуация, когда человек приходит в магазин потратить деньги, а его считают потенциальным вором, не может не удивлять!

У нас нет таких проблем с сумками. Все живые люди и входят в положение покупателей. Если мне надо пройти с огромной сумкой, в которой деловые бумаги или ноутбук, подхожу к охраннику и просто объясняю почему не хочу воспользоваться «камерой хранения». Ни разу не отказали в посещении маркета.
Алина, Киев

Эх Миша ,Миша…человечнее надо быть и умнее.Вряд ли кто по своей воле будет вязаться к покупателям . А вот если вас заставить выплачивать украденное покупателем из своего кармана ,конечно будете настаивать оставлять сумки в камере хранения. Тем более ,что запаковать свою барсетку в полиэтиленовый пакет и взять с собой не составляет никакого труда(для незакомплексованных личностей…) Добрее надо быть Миша добрее…
Рашит, Казань

Бедненький Михаил. Опять вас обидели.На этот раз в супермаркете.
У Эрика Берна (а вы как «чистый гуманитарий» ,я думаю знаете ,кто это ) эта игра называется «Ударь меня».
Судя по вашим статьям,играете вы в нее серьезно.Вам бы к хорошему психотерапевту обратиться,глядишь и темы сменятся…
Рашит, Казань

Все верно. С Алиной из Киева не согласен. Представляете, Вы идете по улице, а Вас арестовывают. Аргументы: вдруг вы кого-то хотите убить, или цветов нарвать с городской клумбы, или того пуще — отобрать у ребенка велосипед. Не логично? То же самое и в супермаркете. Человек, пришедший в магазин, идет потратить деньги и не должен ни перед кем оправдываться и распахивать сумки.
Доктор, Россия

Это модное слово «априори»


к вопросу о моде…

АПРИОРИ (лат. a priori — из предыдущего), философский термин для обозначения особого рода изначального знания, извлекаемого из самого интеллекта (разума). Противопоставляется апостериорному (лат. a posteriori — из последующего) знанию, источником которого полагается чувственный опыт. По Канту, априорное знание, в отличие от знания апостериорного, носящего случайный и единичный характер, имеет черты универсальности и необходимости. Так, суждение «7 + 5 = 12» универсально в том смысле, что не имеет исключений, и необходимо в том смысле, что должно быть истинным. Мы видим, что 7 + 5 не может быть ничем иным, как 12. Ни одна из характерных черт априорного знания не присуща знанию, получаемому из чувственного опыта. Например, знание о том, что снег бел, не является неким прозрением, благодаря которому мы постигаем, что снег по цвету может быть только белым. Поэтому мы никогда не можем быть уверены, что у этого правила не существует исключений. Логики эмпиристского направления, такие, как Дж. С. Милль, пытались «развенчать» априорное знание, сводя логическую необходимость к укоренившейся привычке: два атрибута появляются вместе настолько регулярно, что в нашем сознании между идеями того и другого атрибута образуется устойчивая ассоциация. Логические позитивисты признавали существование априорного знания, однако полагали, что оно есть всего лишь обнаружение того, что уже заложено в смысле терминов («12» — всего лишь иная формулировка «7 + 5»), и в нем не содержится никакого нового знания. В дальнейшем развитии «лингвистической философии» областью априорных, доопытных форм стали считаться правила употребления языка вообще. Что касается рационалистов, то они считали априорное постижение формой познания наиболее глубокой и достоверной. Особую позицию занимал И. Кант, считавший априорные формы чувственности и рассудка условиями достоверного знания.

Если новый начальник не сработался с подчиненным

Представьте, что сотрудник долго работает в компании, получает награды и премии, но потом внезапно охладевает к работе. Профессиональное выгорание? В 99,9% случаев причина иная – сменившийся начальник. Новый руководитель может иначе оценивать плоды труда подчиненных, нежели его предшественник, и иначе понимать эффективность. И результаты труда сотрудников, которыми был доволен старый начальник, начальника нового не удовлетворяют. Тщетно подчиненные пытаются возражать, что трудятся добросовестно, – начальник окажется прав априори.

Пример: в крупной иностранной компании много лет работал медицинский представитель. Она была на хорошем счету, но во время ее второго декретного отпуска сменился ее непосредственный начальник. Преемник формально не выражал недовольства ее работой, но взаимопонимания и доверия между начальником и подчиненной не возникло. Торговый представитель резко охладела к работе. В конце концов компания предложила ей уволиться.

Практика показывает, что чаще всего работодатель принимает решение о расторжении трудового договора с сотрудником. Обычно вопрос решается переговорами с сотрудником и увольнением по соглашению сторон с выплатой компенсации. Работника не устраивают отношения с начальником, но на компанию в целом у него обиды нет. Это лучший вариант для всех. Но иногда сотрудник вступает в конфронтацию с работодателем, потому что обижен на своего начальника и хочет доказать его неправоту. И компания начинает искать основания, чтобы уволить сотрудника из-за неисполнения должностных обязанностей. Возникает множество проблем. Например, торговые представители должны посещать торговые точки, а работодатель фиксирует, что они бывают не везде, и увольняет представителей за непосещение тех или иных точек. Но побывал или не побывал работник в конкретном месте еще не доказательство плохой работы, особенно если сотрудник сдал корректный отчет по итогам визитов в торговые точки в том районе, за который он отвечает. Другой пример: компания начинает фиксировать отсутствие сотрудника на работе – опоздание на 15 мин, а потом увольняет за опоздания. Для работодателя перспектива выиграть в суде дело из-за опозданий на четверть часа крайне невелика. Фиксировать надо не опоздание, а негативное влияние на бизнес этого опоздания. Но что серьезного случится из-за 15-минутного опоздания офисного сотрудника?

Компания, начиная придираться к каждой мелочи, создает в коллективе неблагоприятную атмосферу. К тому же тратится много времени и сил на сбор доказательств и судебные разбирательства, которые не ограничиваются одной инстанцией.

В практике я сталкиваюсь с множеством проблемных увольнений, поэтому рекомендую работодателю не доводить до конфликта случаи, когда новый руководитель не может сработаться с подчиненными.

 Что же делать работодателю, если у сотрудника не складываются отношения с новым начальником? Сначала необходимо выяснить, действительно ли человек стал плохо работать. Возможно, его стоит перевести в другой отдел, к другому руководителю. Любой менеджер по персоналу понимает, что не следует разбрасываться ценными кадрами.

Необходимо постоянное общение с сотрудниками. Управление психологическим климатом в коллективе – одна из основных задач менеджеров по персоналу. Когда в компанию приходит новый руководитель, лучше сразу получить отзывы от подчиненных и оценить риск конфликтов на ранних стадиях. Если перед руководителем стоят новые задачи и трений не избежать, надо поговорить с сотрудниками и постараться найти баланс.

В поисках модальной основы

это так, тогда может показаться, что предложение не является и никогда не было верным в реальном мире

. В реальном мире все еще будет верно, что утверждение верно в каком-то

возможных мирах, но не в этом, но это другой вопрос. Таким образом, кажется, что из-за ошибочного характера самой эмпирической информации

всегда существует вероятность того, что

дополнительная эмпирическая информация может опровергнуть априорные предположения, которые ранее считались истинными.Это означает, что если мы настаиваем на том, что «априорное знание» относится к тем

априорных суждениях, которые истинны в реальном мире, тогда априорное знание

действительно подвержено ошибкам. Сразу скажу, что меня этот результат не радует. Вот почему я предлагаю

другое определение «априорное знание». Это определение должно быть очень широким,

, потому что в противном случае мы никогда не смогли бы определить, достигли ли мы априорного знания.

Таким образом, я предполагаю, что любое логически действительное и непротиворечивое априорное предложение

составляет «априорное знание», независимо от того, истинно оно или нет в реальном мире. Когда

определяется таким образом, априорное знание, хотя и очень широкое понятие, эмпирически

невозможно, и мы можем избежать проблемных случаев, когда статус априорного предложения

в реальном мире, кажется, меняется.

Итак, ключевой чертой моей характеристики априори является различие между априорными предложениями

, которые выполняются в реальном мире, и априорными предложениями, которые охватывают

просто неактуальной возможностью. Это различие чрезвычайно важно, если нужно установить правдоподобную характеристику

априорного знания. Без него у нас не было бы средств

для рассмотрения случаев, когда априорное предположение, которое считалось действительным

, позже было бы опровергнуто дополнительной эмпирической информацией.Проблема в том, что если мы определим априорность

просто в терминах реального мира, то либо исходное предложение утратило

свой априорный статус, либо оно не было априори с самого начала. Возможно, самый известный пример

— это случай евклидовой геометрии, которая, согласно Канту, является априорной и необходимой

. Эмпирические результаты в пользу общей теории относительности кажутся фальсифицированными

евклидовой геометрии, но определенно не может быть, чтобы априорный статус евклидовой геометрии

изменился.Либо это всегда было априорным знанием и так и остается, либо

никогда не было. Похоже, что консенсус состоит в том, что он изначально не был априори, или, по крайней мере,

, спорный пятый постулат Евклида5 есть и никогда не был априори. Однако проблема, с которой мы сталкиваемся

, заключается в том, что, возможно, эмпирическая информация, которая фальсифицирует любой из первых четырех постулатов Евклида

, также может появиться, и снова мы должны будем сказать, что

5 Пятый постулат утверждает, что если бы два линии пересекают третью, так что сумма внутренних углов на одной стороне

меньше двух прямых углов, тогда две прямые, если они продолжаются бесконечно, должны пересекаться на стороне

, на которой сумма углов меньше чем два прямых угла.

5

Эпистемология: априори против апостериори; Аналитические и синтетические, необходимые и условные

Неотредактированные записи с практическими заданиями, которые я использую в классе

Версия видео

Изучение эпистемологии может углубить ваше понимание знаний и типов убеждений, которых вы придерживаетесь. В этом уроке мы рассмотрим несколько распространенных способов категоризации ваших убеждений: априорные и апостериорные, аналитические и синтетические, необходимые и необходимые.контингент. Их изучение может углубить вашу эпистемологию, прояснить ваши идеи, помочь вам лучше понять философов и открыть истину.

A Priori vs. A posteriori

Априорные утверждения — это те утверждения, которые можно узнать независимо от опыта. Например, внутренние углы треугольника всегда составляют в сумме 180 градусов. Чтобы узнать это, необязательно измерять все треугольники; это априорное утверждение. Вы можете знать это независимо от (или до) опыта.Вот еще несколько примеров априорных утверждений:

Боб выше Джейн, а Джейн выше Фреда. Итак, Боб выше Фреда.

Все холостяки холосты.

В то время как априорные утверждения кажутся оправданными на основе чистой мысли или разума, апостериорные утверждения оправдываются на основе опыта. Мы можем узнать утверждения апостериори только после опыта. Вот некоторые апостериорные утверждения:

Треугольник синий.

Боб более шести футов ростом.

Лодка тонет.

60% американцев имеют избыточный вес.

На рассмотрение,

«Все вороны — птицы» априори.

«Все вороны черные» — апостериори.

«Зеленый — это цвет» — это априори.

«Трава зеленая» апостериорная.

«Дом — обитель для жизни» — априори.

«Подорванный дом упадет» апостериори.

«2 + 2 = 4» априори.

«2 литра любой жидкости, добавленные к еще 2 квартам любой жидкости, = 4 литра жидкости». Апостериори.

«Если ты что-то знаешь, ты веришь, что это правда» — это априори.

«Я знаю, что Земля — ​​третья планета от Солнца» — апостериори.

Хорошо, давайте сделаем упражнение, чтобы убедиться, что вы понимаете это различие.

Практика 1. Определите следующие утверждения как априорные или апостериорные

  1. Все холостяки не состоят в браке.
  2. Сейчас в Остине, штат Техас, идет дождь.
  3. Если сегодня вторник, то сегодня не четверг.
  4. Большинство людей большую часть времени действуют корыстно.
  5. Вода состоит из водорода и кислорода.
  6. 7 + 5 = 12
  7. Томас Джефферсон когда-то жил, но теперь мертв.
  8. Это ложь, что «А — это Б, а А — не Б.»
  9. Я родился в 1861 году.
  10. Если я родился в 1861 году, а Боб родился в 1841 году, то я родился после Боба.
  11. Бог по определению — существо, которое должно существовать.Следовательно, Бог существует.
  12. Бог ростом около 4 футов сидит за тем деревом.

Ответы: 1. Априори: верно по определению. Мне не нужно исследовать всех холостяков, чтобы узнать это. 2. Апостериорный 3. Априорный 4. Апостериорный (см. Исследования Бэтсона) 5. Апостериорный 6. Априорный (пока) 7. Апостериорный 8. Априорный 9. Апостериорный 10. Априорный 11. Априорный ( см. онтологический аргумент) 12. A posteriori

Некоторые из этих ответов спорны, но я исследую это чуть позже.

Люди иногда путаются, потому что мы узнаем о треугольниках от учителей математики и на уроках математики. То есть мы узнаем о треугольниках на собственном опыте. Поэтому эти люди думают, что математика должна быть апостериорной. Но это путаница между происхождением и методом доказательства. « Что делает что-то a priori, — это не средства, с помощью которых это стало известно впервые, а средства, с помощью которых можно доказать, что это истинно или ложно» (Баггини). Нам может потребоваться опыт, чтобы представить себе концепцию треугольника, но когда у нас есть это понятие, нам не нужно обращаться к опыту, чтобы определить свойства треугольников.Таким образом, априорное знание отличается методом доказательства, а не тем, как мы пришли к нему »(Баггини, 142).

Обсуждение 1: Апостериорные знания основаны на опыте, но что именно они подразумевают под опытом?

Обсуждение 2: Почему геометрические утверждения (треугольники = 180 градусов) априори?

Один из ответов — треугольники не являются настоящими объектами. Они идеализированы в уме. Мы живем в трехмерном мире, но треугольники двухмерны. Если вы посмотрите под микроскопом на любой трехмерный объект, вы увидите, что он вибрирует, движется, шевелится.Но двумерные треугольники в евклидовой геометрии совершенны. Если это верно, то треугольники можно познать, не глядя на эмпирический мир. Мы можем думать о них и знать / выводить их истины, не наблюдая за объектами снаружи.

Чтобы углубить нашу эпистемологию и более тщательно изучить эти моменты, давайте обратимся к следующему различию: аналитическому и синтетическому различию.

Часть II: Аналитическая и синтетическая

Кант ясно объяснил, что аналитические предложения — это те, в которых сказуемое содержится в субъекте.Например, «все бакалавры холосты», потому что сказуемое (single) содержится в предмете (бакалавр). Итак, вы можете рассматривать аналитические утверждения как истинные по определению. Вот еще несколько примеров:

  • Все техасцы — североамериканцы.
  • Все собаки животные.
  • Треугольники имеют три стороны.

Северная Америка входит в определение техасца, животное — в определение собаки, а три стороны — в определении треугольника.

Заметьте, что аналитические утверждения — это не истина о мире, это правда о словах. Холостяк не женат, правда из-за значения холостяка. Необязательно выходить на улицу и смотреть на мир, чтобы знать, что холостяки не женаты. Аналитические предложения — это то, что Юм называет «простым отношением идей».

Синтетические утверждения верны на собственном опыте; сказуемое не содержится в подлежащем.

  • Люди из Техаса обычно более страдают ожирением, чем люди из Колорадо.
  • Моя собака заболела.
  • Треугольник красный.

Итак, научные утверждения — это синтетические утверждения; они рассказывают нам о мире.

Хорошо, давайте попрактикуемся в этом различении, прежде чем исследовать его более глубоко.

Практика 2: Определите следующие утверждения как аналитические или синтетические.

  1. Сейчас в Колорадо идет снег.
  2. Круги — это формы.
  3. Сараи — строения.
  4. Ромашки цветы.
  5. Президент высокий.
  6. Вода кипит при 100 C.
  7. Земля вращается вокруг Солнца.

Ответы: аналитический (2, 3, 4), синтетический (1, 5, 6, 7).

Что касается последнего, обратите внимание, что суждение о «температуре кипения воды выходит за рамки того, что содержится в концепции воды, тогда как суждение о том, что холостяк не женат, не выходит за рамки того, что уже содержится в концепции холостяка» (Баггини, 148).

Вопрос: Все ли априорные утверждения аналитичны?

Поначалу так и кажется.Мы могли бы сказать, что мы знаем все априорные утверждения независимо от опыта, потому что они являются просто аналитическими утверждениями (то есть утверждениями, в которых предикат содержится в субъекте). То есть априорные утверждения априорны просто потому, что они аналитичны. Если вы проанализируете эти два практических занятия, вам покажется, что все априорные утверждения являются аналитическими, а все апостериорные утверждения — синтетическими. Найдите минутку и проверьте это на себе.

Если бы это было правильно, мы могли бы сказать, что априорные и аналитические утверждения в значительной степени совпадают.Единственная разница в том, что априори — это то, почему мы считаем утверждение, а аналитика — это то, как предикат предложения (например, single) связан с подлежащим (например, холостяк). То есть априорные и апостериорные утверждения касаются эпистемологии (то есть, на каком основании мы можем верить утверждениям), в то время как аналитические и синтетические утверждения касаются языка. Я знаю априорные утверждения, просто подумав, но они аналитичны, если простые определения делают их истинными.

Исходя из того, что мы видели до сих пор, все априорные утверждения являются аналитическими, а все апостериорные утверждения являются синтетическими.

Однако этот момент — и различия, которые мы только что узнали — на самом деле довольно противоречивы. Давайте углубимся и запутаемся.

Во-первых, в «Критике чистого разума», я полагаю, Кант ясно показал, что не все априорные утверждения являются аналитическими. Например, Кант считал математическое утверждение, что «2 + 2 = 4» является синтетическим априори. «2 + 2 = 4» является синтетическим, потому что оно говорит нам об эмпирическом мире, а наша интуиция пространства и времени необходима для полного понимания таких математических истин.Это не просто отношения идей. Но это априори, потому что мы можем постичь эту истину, не проверяя ее в мире. Смотрите мои видео о Канте или математическом реализме, чтобы узнать больше об этом. В «Инструментарии философа» Баггини и Фоссл приводят эту диаграмму для различных способов, которыми философы понимают эти термины.

1. «Все пережитые события имеют причины».

а. Декарт: аналитический априорный

г. Юм: синтетический апостериорный

г.Кант: синтетический априори

2. «7 + 5 = 12».

а. Декарт и Юм: аналитический априорный

г. Кант: синтетический априори

3. «Париж — столица Франции».

а. Лейбниц: аналитический априори.

г. Декарт, Юм, Кант: синтетический апостериорный.

* Стр. 143, The Philosopher’s Toolkit (Baggini & Fosl).

Короче говоря, вопрос о том, где мы должны провести грань между априорным и апостериорным и аналитическим и синтетическим, является спорным.Споры бушуют сегодня, и понимание того, что было до сих пор, поможет вам лучше понять как современных, так и старых философов, упомянутых выше. Это также поможет вам лучше оценить некоторые современные попытки свести философию к науке и эмпирическим наблюдениям / утверждениям.

Во-вторых, еще одно возражение исходит от Куайна. Он не верил в априорное знание, потому что все априорные утверждения в принципе могут быть пересмотрены в свете опыта. Вернитесь к практическому заданию 1.Согласны ли вы с ним в том, что все перечисленные априорные утверждения могут быть пересмотрены в свете опыта? Если вы такой материалист, как Куайн, вы можете с ним согласиться.

Вы можете прочитать эссе Куайна «Две догмы эмпиризма» (1951), если вам это нравится. В этом эссе он ставит под сомнение идею сдерживания того, как субъект может содержать предикат в аналитических утверждениях. Я считаю, что он хотел подорвать эти различия, чтобы сделать философию частью науки. Однако даже Куайн признает, что должна быть разница между объяснением значения концепции и подключением к ней новой информации.Но я собираюсь углубиться в этот момент…

Интересно также отметить, что некоторые люди считают, что все знания основаны на эмпирическом опыте. Итак, как они объясняют аналитические предложения вроде 2 + 2 = 4. Что ж, эмпирики вроде Юма просто говорят, что они «просто отношения идей» и могут только сказать нам, как мы используем слова / понятия. Согласно Юму, только синтетические предложения дают нам знание. Конечно, у этого ответа есть серьезные проблемы. Вы можете посмотреть мое видео о Критике Канта или Чистый разум или видео о Числах, чтобы узнать больше.

Хорошо, это некоторые из разногласий. Давайте на мгновение рассмотрим, почему эти различия важны. По словам Баггини и Фосла, «различие a priori / a posteriori связано с тем, требуется ли какая-либо ссылка на опыт для обоснования суждений. Аналитическое / синтетическое различие связано с тем, добавляют ли мыслители что-нибудь к концепциям, когда они формулируют свои суждения, тем самым, возможно, расширяя, а не просто развивая свои знания »(149).Кроме того, грубо говоря, обдумывание этих различий просто углубляет ваше понимание знаний и типов утверждений, которые крутятся в вашей голове.

Часть III: Необходимые и непредвиденные расходы

Необходимая истина не может быть ложной. Отрицание приводит к противоречию. Примеры: стол либо черный, либо не черный. Кошки — млекопитающие. «Просто невозможно, чтобы утверждения, которые обязательно истинны, были ложными, а те, которые обязательно ложны, были правдой» (170, Баггини).

Случайные истины — это истины, которые не являются необходимыми и чья противоположность или противоречие возможны. Условные истины могли быть разными. Примеры: Я съел тако на завтрак. Рак простаты сейчас убивает больше людей, чем 10 лет назад. Собака лежит на кошачьей циновке.

Это могло быть так, что я ел хлопья вместо тако сегодня утром. Возможно, рак простаты уменьшился. Возможно, собака лежала на столе вместо циновки.Поскольку кажется разумным полагать, что это могло быть так, кажется разумным полагать, что они случайны.

Если вы задумаетесь, то, вероятно, увидите, что априорное и аналитическое кажутся тесно связанными с необходимым, тогда как апостериорное и синтетическое кажутся тесно связанными с контингентом. На канале Карнеадс он иллюстрирует это различие следующим образом:

Метафизика

Необходимые и условные

Эпистемология

Априори и апостериори

Язык

Аналитический и синтетический

Группа 1 : Необходимые, априорные и аналитические

Группа 2 : Условные, апостериорные и синтетические

Это хороший ясный способ осмыслить эти различия.Однако, как мы видели в последнем разделе, существует много противоречий. Кант считал, что некоторые утверждения являются синтетическими априори, поэтому не все априорные утверждения являются аналитическими. Куайн и другие также выдвинули много возражений. Прежде чем исследовать их, давайте попрактикуемся, чтобы убедиться, что мы все понимаем.

Практика 3: Определите следующее, если это необходимо или возможно.

  1. Дело не в том, что идет дождь или нет.
  2. Все холостяки не женаты.
  3. Некоторые мужчины страдают ожирением.
  4. Наполеон выиграл это сражение.
  5. Кот на циновке.
  6. Джордж Буш был президентом в 21 веке.

Ответы: 1. Необходимый 2. Необходимый 3. Условный 4. Условный 5. Условный 6. Условный.

Возможно, у вас возникли проблемы с ответом на эти вопросы. Различие между необходимым и условным легко определить, но бывает трудно применить.

Например, если вы жесткий детерминист, вы можете верить, что каждое происходящее событие необходимо.В вашем мировоззрении «нет места удаче или свободе воли» (171, Баггини). Например, # 6 выше необходим; Джордж Буш, должно быть, был президентом; иначе и не могло быть событий. В детерминированной вселенной этот результат был неизбежен. Спиноза — интересный философ, считавший, что все события необходимы. Итак, как жесткий детерминист, вы можете не согласиться с ответами в Практике 3. Вы можете подумать, что все необходимо.

С другой стороны, W.V. Куайн и его смысловой холизм.Он считал, что все случайны, потому что даже такие утверждения, как 2 + 2 = 4, не обязательно верны; Могут появиться новые факты или причины, которые заставят нас пересмотреть наше мнение о том, что 2 + 2 = 4. Ты с ним согласен? Я не знаю, но, может быть, вы знаете? Короче говоря, легко определить условность и необходимость, но довольно сложно прийти к соглашению о том, какие претензии (или события) являются необходимыми, а какие — условными.

Кстати, вы можете многое рассказать о метафизике или мировоззрении человека, основываясь на том, как он думает об этих различиях.Например, некоторые философы очень злятся на меня из-за того, что я согласен с Кантом в том, что синтетическое априорное знание возможно.

Проблемы возникают и в философии религии. В онтологическом аргументе защитники представляют Бога как необходимое существо, потому что он — существо, которое должно существовать. То есть, это часть концепции Бога, что он обязательно существует. Я не буду исследовать это здесь, а просто заявлю, что нам нужно говорить не только о необходимых утверждениях или событиях, но и о необходимых существах. Вы можете посмотреть мое видео «Космологический аргумент от непредвиденных обстоятельств», чтобы узнать больше об этом.

Итак, это простые различия в теории, но есть много споров относительно того, как их применять. Некоторые эпистемологи больше не используют различие аналитическое / синтетическое (начиная с Куайна), хотя оно по-прежнему полезно для изучения старых философов и размышлений о ваших собственных убеждениях. Опять же, я считаю, что полезно глубоко понять эти различия, потому что это поможет нам глубже понять каждого философа и природу наших собственных убеждений.

Вот таблица, которая поможет вам понять различия, которые мы узнали:

Метафизика

Эпистемология

Язык

Необходимо

Не может быть ложным

* Холостяки — неженатые мужчины

А Приори

Знают без опыта

* Холостяки — неженатые мужчины

Аналитический

Верно по определению

* Холостяки — неженатые мужчины

Контингент

Может быть ложным

* Холостяки недовольны

A Posteriori

Знания требуют опыта

* Холостяки недовольны

Синтетика

Верно по опыту

* Холостяки недовольны

На основе канала Youtube Carneades

Конечно, как мы видели, эти различия не всегда совпадают.Например, не все синтетические истины апостериорные. Кант продемонстрировал это. Позже Куайн поставил под сомнение эти ассоциации и по-другому. И так далее.

Вот вопрос, ведущий к более глубокому исследованию; Классифицируйте это высказывание (Интернет-энциклопедия философии)

  • Стандартная метровая планка в Париже составляет один метр в длину.

«Это утверждение кажется известным априори, поскольку рассматриваемая планка определяет длину метра. И все же также кажется, что есть возможные миры, в которых это утверждение было бы ложным (e.g., миры, в которых измерительная планка повреждена или подвергается сильному нагреву) ». Так это априорно и условно? (Интернет-энциклопедия философии).

И последнее: рассмотрим это заявление Крипке:

Вода h3O.

Это утверждение кажется необходимым, но апостериори?

Интересно также отметить, что Куайн — материалист, а Крипке — нет. Влияет ли это на их логические системы или наоборот? Или оба?

Конец.51393

См. Lucidphilosophy.com или курс логики на YouTube

A Priori — Определение, Примеры

Латинский термин a priori относится к знанию, которое исходит из теоретических рассуждений, а не из фактических наблюдений или личного опыта. В самом простом использовании этого термина человек мог предположить, что, если Бобби ходил в детский сад хотя бы шесть дней, он ходил в детский сад больше пяти дней. Однако в своем практическом использовании a priori описывает знание, которое существует без ссылки на какие-либо фактические доказательства или реальность.Чтобы изучить эту концепцию, рассмотрим следующее априорное определение.

Определение априори

Произносится

ey-prahy-ohr-ee

Прилагательное

  1. Существующее в сознании, независимо от соблюдения или опыта.
  2. Относится к тому, что может быть известно через понимание того, как работают определенные вещи, а не на основе наблюдения или опыта.

Происхождение

1645-1655 Латинский (буквально от того, что было до )

История априорного права в западном праве

Априори существует как философская тема с тех пор, как немецкий философ Иммануил Кант исследовал фундаментальные концепции структуры и опыта человеческого разума.Кант рассматривал a priori знания как знания, полученные посредством рассуждений, независимо от фактического наблюдения или опыта. Напротив, a posteriori (буквально от того, что находится после ) относится к знаниям, которые получены или удерживаются путем опыта, наблюдения или другого фактического доказательства.

A priori в законе

Поскольку термин a priori применяется к закону, он относится к дедуктивным рассуждениям или идее, принимаемой как данность. Предположение a priori может быть выдвинуто в юридической жалобе, ходатайстве или даже в суде, поскольку аргументация одной стороны проистекает из чего-то, что произошло в прошлом.

Например:

Наоми подала гражданский иск против своего работодателя, Ampco, утверждая, что ее незаконно уволили с работы. Наоми, проработавшая помощником по административным вопросам в Ampco около пяти лет, начала часто приходить на работу поздно, ее оправдания становились все более и более надуманными.

Однажды Наоми попала в аварию по дороге на работу, и, поскольку ее доставила в больницу скорая помощь, никто не позвонил ее работодателю.Начальник Наоми предположил, a priori , что Наоми просто снова очень поздно, и уволил ее.

В примере Наоми ее работодатель сделал предположение, основанное на ее собственном поведении в прошлом, даже несмотря на то, что он ничего не знал о ситуации, которая фактически заставила ее пропустить работу в тот день. Другие априорных предположений основаны на основных истинах, которых придерживается человек в целом.

Например:

Организация по уходу за землей подала гражданский иск против фермера Боба, утверждая, что использование пестицидов на его территории является причиной гибели рыбы в близлежащем ручье.Заявление основано на обнаружении соседним фермером нескольких мертвых рыб в ручье. Боб отрицает использование пестицидов, убивающих рыбу, или каких-либо пестицидов рядом с ручьем, и указывает, что мертвая рыба, вероятно, плыла вниз по течению и запуталась в бобровой плотине, которая частично перекрывает водный путь на его территории.

Хотя фермер Боб ничего не знает о происхождении рыбы, поскольку он не видел мертвых или умирающих рыб, его утверждение a priori основано на давно известном факте, что вода течет вниз или что объекты в ручье текут с эту воду по назначению.Ввиду отсутствия доказательств того, что рыба была отравлена ​​в том месте, где ручей пересекает собственность фермера Боба, суд вынес решение в пользу фермера Боба.

Соответствующие юридические термины и вопросы

  • Гражданский иск — Иск, возбужденный в суде, когда одно лицо утверждает, что понесло убытки из-за действий другого лица.
  • Дедуктивное рассуждение — Логический процесс достижения вывода, основанный на объединении множества фактов или предпосылок, которые обычно считаются истинными.

Априорное обоснование и знание (Стэнфордская энциклопедия философии / зимнее издание 2018 г.)

A priori оправдание — это некий вид оправдания часто противопоставляется эмпирическим, или апостериори , оправдание. Чтобы понять разницу, рассмотрите следующие пары предложений. В каждом случае первый член пара должна быть примером, в котором, если мы оправданы в поверив этому утверждению, мы априори оправданы в веря в это, а второй член — пример, в котором, если мы оправдано верить в предложение, мы апостериори (то есть эмпирически) оправдано верить в это.Несколько из предположения ложны, но это не значит, что мы не могли быть оправдано верить им до того, как мы получили доказательства того, что они ложный.

  • 1 а. Все холостяки не состоят в браке.
  • б. Все холостяки в США облагаются налогом по другой ставке, чем женатые мужчины.
  • 2а. Все вороны — птицы.
  • г. Все вороны черные.
  • 3а. Все лисицы — женщины.
  • г. Все лисички лукавят.
  • 4а. Зеленый — это цвет.
  • г.Трава зеленая.
  • 5а. Ни один объект не может быть одновременно красным и зеленым.
  • г. Есть спелые помидоры, которые теперь повсюду красные, но все недели назад были зелеными.
  • 6а. Если A выше B , а B выше C , то A выше C .
  • г. Шакил О’Нил выше Коби Брайанта, а Коби Брайант выше Тони Паркера (известных баскетболистов).
  • 7а. Дом — это обитель для жизни.
  • г. Подорванный дом рухнет.
  • 8а. Все рубины красные.
  • би. Все рубины имеют химическую структуру Al 2 O 3 .
  • ii. Топаз бывает синего, оранжевого, желтого или желтовато-коричневого цвета.
  • iii. Вода H 2 O.
  • 9а. 2 + 2 = 4.
  • г. 2 литра любой жидкости, добавленные к еще 2 квартам любой жидкости, = 4 литра жидкости.
  • 10а. Все квадраты — прямоугольники.
  • г. Ни один объект квадратной формы не имеет площади больше, чем общая площадь поверхности Соединенных Штатов.
  • 11а. Если вы что-то знаете, вы в это верите, и это правда.
  • г. Я знаю, что Земля — ​​третья планета от Солнца.
  • 12а. Счастье — это внутреннее добро.
  • г. Счастье рождается из веры в то, что самые важные дела в его жизни идут хорошо.
  • 13а. Неверно наказывать невиновных.
  • г.Люди, которых несправедливо наказывают, часто становятся обиженными.
  • 14а. Мучать людей просто ради удовольствия — неправильно.
  • г. Пытки часто приводят к недостоверным показаниям.

В каждом примере кто-то может получить оправдание в полагая, что первый член пары (или в случае 8, первый четырех членов) способом, который отличается от того, как это возможно чтобы кто-то был оправдан, полагая, что второй член пара. Допустим, что первые члены оправданы а priori ; последние члены, апостериори (или эмпирически) оправдано, если оправдано вообще.

Обоснованное предложение не обязательно должно быть правдой. (9b) неверно, потому что если вы добавьте два литра четыреххлористого углерода на два литра воды. получит менее четырех литров жидкости, потому что молекулы упаковывают вместе таким образом, чтобы уменьшить общий объем. Тем не менее, кто-то незнание таких примеров может быть оправдано верой (9б). (8bii) также неверно; топаз может быть другого цвета, кроме четырех перечисленные. «Все рубины красные» могут показаться вам вроде «Все вороны черные» и заставляют вас поверить что если мы вправе полагать, что все рубины красные, то обоснование должно быть эмпирическим.Но геммологи считают, что рубины должны быть красного цвета, поэтому концептуально требуется, чтобы они были красный. В любом случае предположим, что понятие рубина требует чтобы рубины были красными. Тогда эта концепция была бы гибридом концепция. Обязательно рубин — это красный камень , и что он должно быть красным может быть известно априори . Также рубин обязательно имеет химический состав Al 2 O 3 , и что он должен иметь, чтобы состав можно было узнать только эмпирически.Следовательно, его сущность познаваема частично априори и только частично эмпирически. Таким образом, рубины не будут похожи на топаз, в котором лежащий в основе только химическая структура определяет, является ли какой-то камень топаз, и эту структуру можно узнать только эмпирически. В этом уважение, топаз подобен воде, потому что вода по существу можно узнать только эмпирически.

Точно так же, как мы можем быть эмпирически оправданы верить в ложную предложения (например, 9b), мы также можем быть априори оправдано в полагая ложное предложение.Многие физики считают, что есть действительно случайные события на субатомном уровне, и поэтому верьте этому false, что у каждого события есть причина. Однако Кант мог быть априори оправдано верить в это, поскольку никто тогда не знания физики, которыми мы сейчас обладаем. Вы могли бы изначально быть априори обоснованно полагая, что как бы ни было счастье был произведен, он по сути хорош (12a), или что он всегда неправильно наказывать невиновного человека (13а), а позже думать о контрпримеры к таким утверждениям (например,г., счастье было через страдания других или наказание невиновного, чтобы предотвратить некоторые злые люди от наказания его и многих других невинных людей). Тогда твой первоначальное априорное оправдание будет отвергнуто. Эти примеры показывают, что априорное обоснование ошибочно и оспоримый (т.е. его можно опровергнуть дополнительными доказательствами).

Рассмотрим еще один пример, подтверждающий это. Особые сориты парадокс, связанный с кучей, состоит в общем утверждении, что если вы оторвите одну фасоль от кучи, у вас еще останется куча и частное утверждение, что, скажем, стопка конической формы из десяти тысяч зерен это куча.Эти два помещения шаг за шагом приведут вас к вывод, что одна, а то и никакая фасоль — это куча! Кажется что мы априори оправдано верить как генералу, так и конкретное утверждение, чтобы быть правдой, но по крайней мере одно из них не должно быть правдой (возможно, общее утверждение неверно, или даже не истинно и не ложно) потому что вместе они приводят к абсурдному выводу. Так это еще один основание думать, что априори оправдание ошибочно. (Видеть Соса 1998: 258–59, например о кучах и Билере 1998: 202, где он утверждает, что философские парадоксы показывают, что интуиция подвержен ошибкам.Как это ни парадоксально, вы вправе верить каждому из набор предложений по отдельности, но хотя бы одно из них должно быть false, потому что набор несовместим.)

Почему другие считали это невозможным? Кант сказал, что a априорное знание — это «знание, которое абсолютно независимо от всякого опыта »(Кант 1787: 43). Но требование, чтобы a priori знания (и обоснование) были абсолютно независимый из всех опыт кажется слишком строгим и предполагает, что все знания априори (и оправдание) должны опираться на врожденные идеи.Более правдоподобный требование состоит в том, чтобы a priori знания и обоснование были независимо от всего опыта, кроме того, что необходимо для понимания соответствующие концепции, включенные в соответствующее предложение (см. ниже, раздел 4).

Когда речь идет только о априорном обосновании , а не о знания, Филип Китчер считает, что если есть такая вещь, как все вещи считались априори оправданием , то «a человек вправе игнорировать эмпирическую информацию о типе мир, в котором она обитает »(Kitcher 1983: 30; см. также, 24, 80–87).Хилари Патнэм считает, что если есть такая оправдание, то есть «истины, которые всегда рационально верить »(Putnam 1983: 90). На Китчера понимание априорное обоснование , неопровержимо по эмпирической информации ; на Патнэме, это необратимо у всех . Но поскольку оправдание относится к доказательства, которые у человека есть или должны быть, это возможно для дальнейшего доказательства, либо эмпирические, либо основанные на интуиции или рациональном понимании, к отвергать или подрывать имеющиеся доказательства человека и тем самым уничтожать текущее обоснование и знания этого человека.Ничего в природа априорного обоснования исключает, что возможность. (См. Обсуждение Хартри Филда, сек. 6 ниже, чтобы узнать, почему это эмпирических свидетельств , в частности, можно опровергнуть априори обоснование.)

Не все необходимые истины можно обосновать априори . (8bi) и (8biii) являются необходимыми истинами, которые могут быть оправданы только эмпирически. С другой стороны, некоторые думают, что есть условные истины, которые могут быть оправданы и известны, a priori .Саул Крипке предположил, что «стандартная метрическая палка в Париже — это метра »- такой пример (Kripke 1972: 274–75). Другие возражали, что оправданное a priori — это « длина стержня, обозначенная как метка на подходящей дате и времени — это метр long », и это утверждение обязательно верно. Мы эмпирически знаем, что определенная палка имела такое обозначение, и поэтому производно и эмпирически оправдано верить в особая палка (стандартная метровая палка в Париже), длина которой в соответствующую дату и время — один метр.

Но есть и другие кандидаты на место случайных истин, priori познаваем и оправдан. Гарет Эванс считает, что мы можем быть a priori оправданным верить и знать, что контингент предложение: «Если на самом деле p , то p », и частные экземпляры этого. Подумайте, «если сообщение собственно красный, значит красный ». Это предложение условно потому что сообщение может быть красным в реальном мире, но не красным в некоторых другой возможный мир.Итак, в каком-то других возможных мирах, w 2 , его антецедент может быть верным (поскольку его антецедент — это цвет сообщения в реальном мире, w 1 ) и, следовательно, ложь (потому что сообщение не красный в w 2 и, следовательно, о цвет сообщения в этом мире). Условие, которое обязательно истина не может иметь истинного предшественника и ложного следствия в любой возможный мир. Однако мы можем знать независимо от опыт (то есть априори) что если пост на самом деле красный, значит, красный, потому что это правда в реальном мире.В этом уважать это предложение похоже на выражение «если что-то такое ворона, оно черное », так как это тоже верно в реальный мир, но не обязательно истинный. Но в отличие от этого предложения насчет ворон, «если на самом деле р , то р » может быть заведомо верно априори . Следовательно, это пример условное предложение, которое познаваемо a priori (см. Evans 1979: 83–85, за обсуждение этой темы).

Хотя мы видели, что не все необходимые истины могут быть оправдано, или известно, априори (т.е.g., 8bi и 8biii), есть разница между обязательно истинными предложениями, которые могут быть известно или обосновано, априори. Положения, высказанные (5a) и (6a) кажутся отличными от утверждений, выраженных другие первые члены других пар. Эти другие предложения кажутся быть аналитиком. Предложение является аналитическим тогда и только тогда, когда оно может быть изменен таким образом, чтобы выразить логическую истину путем замены подходящего синонимы соответствующих терминов и выражений в предложении.Таким образом, для Например, «все лисицы — женщины» будет выражать логическое истина формы , если A&B, то A , если мы заменим «Лисица», «лисица», потому что тогда он скажет: если что-то и есть лисица, то это самка. Но без замены синонимы терминов или выражений в (5а) и (6а) дадут логическая правда. Утверждения, выраженные формулами (5а) и (6а), часто являются заявлено, что это синтетических априорных утверждений , потому что они не аналитические (они синтетические), но априори познаваемые и оправдано.

До этого момента я обсуждал, какие предложения может быть обосновано или известно, a priori, и a априорное оправдание ошибочно и несостоятельно. Но что это значит значит сказать, что кто-то априори оправдан в вере предложения, подобные тем, которые выражены каждым из первых предложений в четырнадцать пар, то есть по (1a) — (14a)? Теперь я перейду к этот вопрос.

Стандартный ответ на вопрос о природе a априори обоснование следующее: кто-то а априори оправдано верить в какое-то предложение тогда и только тогда, когда, он оправдан независимо от опыта веры это предложение.Под «опыт». На узком счету, «Опыт» относится к чувственному опыту, то есть к опыты, возникающие в результате использования наших пяти органов чувств: зрения, осязания, слух, запах и вкус. Однако это узкое изложение подразумевает, что обоснование, основанное на интроспекции, проприоцепции (наша кинестетическая чувство положения и движений нашего тела), память и показания будут априори обоснований. Это означает, что если я вправе верить, что Земля является третьей планетой от солнца (11b) это будет пример a priori оправдание, так как оно основано на свидетельствах моей науки учителя или то, что я прочитал в какой-то книге.Также на этом счету опыта, я мог бы быть априори оправданным, полагая: «Сегодня утром я ела хлопья на завтрак», «Мои ноги отдыхают на полу », и« Я чувствую себя уставшим прямо сейчас », поскольку обоснование этих трех предложений на основе памяти, проприоцепции и интроспекции, соответственно, не на любое из пяти чувств. Учитывая эти соображения, возможно, «Независимо от опыта» следует понимать «Независимо от чувственного опыта, самоанализ, проприоцепция, память и свидетельство ». Априори оправдание не зависит от опыта в этом смысле. Но это предложение тоже слишком узкое.

Что, если бы у людей были другие источники опыта, такие как телепатия, ясновидение, эхолокация (как у летучих мышей), электролокация (как у летучих мышей) утконосов), а также способность отличать север от юга и к востоку от запада, даже после того, как его несколько раз повернули с закрытыми глазами (см. пример Труенорта, раздел 10 ниже)? Или что, если Бог существует и открывает вещи для определенных людей? Должны ли убеждения, основанные на божественном откровении и эти другие источники считаются верованиями, основанными на опыте, а не независимо от этого? Можно утверждать, что они должны, потому что любая вера оправдано на основании этого опыта не будет оправдано исключительно на основе понимания лица предложение, которое является объектом ее веры.Любые убеждения, основанные на опыте, отличном от тех, которые связаны с пониманием, должны быть считается основанным на опыте, а не независимо от опыт.

Правдоподобный положительный счет априори оправдания говорит что человек априори оправдано верить некоторым предложение тогда и только тогда, когда это оправдание опирается на исключительно на по ее пониманию суждение, которое является ее целью вера. Тогда апостериорное обоснование будет оправдание , а не , основано исключительно на понимании такое предложение.Никто не может быть оправдан в том, что верит (2b): все вороны черные, не понимая этого предложения, но любой оправдание веры в то, что предложение , а не , оставит только при таком понимании. Оправдание было бы прийти по свидетельству или увидев много черного, а не цветного, вороны. Но кто-то может быть априори оправданным в вере (2а): все вороны — птицы, только на основании понимание (2а). То же самое и со всеми остальными первыми членами четырнадцать примеров.

Возможно, за исключением (5a) (подробнее об этом ниже), опыт того, как устроен мир, не имеет никакого отношения к тому, оправдано верить (1а) — (14а), конечно, при условии, что операторы формы «Все A s — B s» (например, «Все холостяки не женаты», «Все лисицы самки »,« Все вороны — птицы »и т. д.) не подразумевается, что есть любые A s, то есть вместо интерпретируется как условные выражения формы: «Если что-то A , то это B ”, у которых нет «Экзистенциальный импорт» относительно A s.Даже с (5а), мы могли бы быть оправданы, полагая, что никакой объект не может быть красным и зеленым в одно и то же время, если бы у нас был опыт, который люди в фильм Матрица обычно есть, хотя мир ничего похожего на то, что они думают. Даже здесь, какой на самом деле мир кажется, не имеет никакого отношения к тому, оправданно ли мы верить что ни один объект не может быть одновременно красным и зеленым.

Альберт Казулло призывает людей сказать, что лежит в основе и обосновывает список вещей, которые считаются «переживаниями», такие, что априори оправдание должно (в некотором смысле; см. разд.4, ниже) быть независимым от их. Он рекомендует, чтобы мы воспринимали «опыт» как природные добрые термины, такие как «вода», «алюминий», и «лошадь», и эмпирически выяснить, в чем ее суть. (Casullo 2003: 159). Тогда у нас будет способ различать экспериментальный из неэкспериментального ( a priori ) оправдание.

Проблема с естественным объяснением «Опыт» — та же проблема, с которой сталкиваются желающие дать естественный отзыв о «хорошем» или «Право» или множество других терминов.Я назову его . Проблема возможных и нежелательных больших сюрпризов (проблема PUBS для краткости). Проблема в том, что на этом счету мы можем обнаружить эмпирически то, что интуитивно , а не переживания — это переживания, и то, что интуитивно — это переживаний, а не переживаний. Что-то похожее происходит, когда мы эмпирически обнаруживаем, что сущность «Млекопитающее» подразумевает, что киты (которые изначально кажутся рыбы, а не млекопитающие) являются млекопитающими, или что не все камни называются «Нефрит» на самом деле одно и то же, хотя изначально они кажутся.Нет ничего плохого в этих «больших сюрпризы », потому что биология и химия должны определять эмпирически, как лучше всего «вырезать природу на суставов », то есть лучший способ классифицировать явления по к лучшим научным теориям.

Беспокойство заключается в том, что лучшие психологические теории могут классифицировать переживаний таким образом, что интуитивно кажется неэкспериментальные источники обоснования (например, интеллектуальная интуиция или рациональное понимание; см. разд. 5, ниже) окажется не таких источников и чего, интуитивно кажется, что эмпирические источники оправдания не оказываются такими источниками (скажем, чувственный опыт или самоанализ).Это потому, что лучшие психологические теории будут заниматься категоризацией переживаний причинно , то есть в соответствии с их ролью в формировании убеждений и поведения. Этот фокус игнорирует эпистемологическую релевантность переживаний, то есть их отношение к оправданию убеждений. Аналогичные замечания относятся к так называемые неэкспериментальные источники обоснования: потому что лучшие психологические теории могут классифицировать их в соответствии с их причинных ролей, они могут не классифицировать их в соответствии с их эпистемическая релевантность.

Кроме того, если лучшие психологические теории дают натуралистический счет , оправдывающий опытов (как эмпирических, так и priori ), поскольку все, что мы знаем, эти теории подразумевают, что смысл опыт и самоанализ не дают оправдания, и что догадки и догадки делают. Это потому, что свойства обычно одержимый чем-то (скажем, водой) может оказаться не таким необходимые свойства такого рода вещей (например, ясность, без запаха, цвета, утоляющие жажду и т. д.) если срок («Вода»), относящийся к подобным вещам, является естественным добрый срок. Итак, если « оправдывают опыт » — это естественное доброе выражение, мы не можем быть уверены, что кажутся оправданием убеждений, действительно обеспечат, что оправдание, и наоборот. Но кажется, что мы можем быть уверены этот чувственный опыт и самоанализ имели при определенных условиях предоставляют обоснование (даже если они не гарантируют, что соответствующие убеждения объективно вероятны, как это происходит в мир демонов и ситуации типа Матрицы), и это предчувствия и догадки не делать (по крайней мере, когда нет послужного списка, который бы подтвердил их надежность).

«Опыт» не может быть естественным добрым термином, сущность должна быть обнаружена эмпирически, если мы рассматриваем ее в смысл, относящийся к эпистемическому оправданию. Если бы это был естественный вид срок, до эмпирического исследования мы не могли знать, что некоторые вещи не оправдывают, а другие оправдывают, но кажется, что мы можем (хотя те убежденный или даже озадаченный скептическими аргументами, не согласен).

Как отмечалось в предыдущем разделе, мы считаем, что убеждение, которое «Независимо от опыта» основывается исключительно на понимание предложения, которое является его объектом; все остальные на основе опыта.Но люди иногда понимают «Независимо от опыта» означает что-то другое. Некоторые поняли, что это означает «помимо опыта». Но как может ли быть какое-нибудь оправдание помимо опыта? Не люди должны на собственном опыте узнать, что такое холостяки, вороны и знания чтобы иметь право верить (1а), (3а) и (11а)? Эти не являются врожденными идеями, с которыми люди рождаются, даже если есть или врожденных идей. И даже если мы родились с некоторые врожденные способности, скажем, изучать язык и рассуждать, эти способности сами по себе не дают оправдания для веры любое из (1a) — (14a).

Полностью оправдание кажется невозможным. Независимый опыт . Нам нужно различать опыт необходимо для усвоения соответствующих концепций, включенных в (1a) — (14a) и любой дополнительный опыт, необходимый для определения того, предложения, содержащие эти концепции, истинны или ложны. Сказать что человек может иметь оправдание, полагая, что любое из (1а) — (14а) независимо от опыта означает, что они могут быть оправданы независимо от опыта сверх того, что необходимо для приобрести соответствующие концепции, необходимые для понимания этих предложения. Для оправдания веры любое из (1b) — (14b), также верно, что у нее должно быть достаточно опыта для приобретения соответствующих концепций, выраженных в тех предложения. Эти концепции необходимы ей, чтобы понять соответствующие предложения, и она не может обоснованно верить предложение, которое она не понимает. Однако она также должна иметь дополнительного опыта сверх этого для определения является ли соответствующее предложение истинным или ложным, или нужно знать свидетельство человека, имеющего необходимый дополнительный опыт.Этот дополнительный опыт не требуется, чтобы кто-то мог сказать, (1a) — (14a) верны или ложны. Для кого-то быть а априори оправдано верить, что какое-то предложение для нее оправдано отсутствием опыта сверх необходимого для нее усвоить соответствующие концепции, используемые в заявлении о том, что предложение. Иногда это называют видом что априори обоснование зависит только от включения переживать -е годы, то есть переживания, необходимые человеку для того, чтобы понять суть вопроса.

Есть два способа оправдать то, что кто-то предложение, не имея опыта, помимо необходимого для усвоить соответствующие концепции: (1) быть оправданным в вере в предложение на основании вывода (доказательств) из неэкспериментальный источник (например, на основе рациональной интуиции или интуиции) или (2) право принять это предложение без вывода (доказательств) из какого-либо источника.

Предположим, что априори обоснование опирается на результат (свидетельство) из какого-то неопытного источника .Какие доказательства могут что быть? Стандартный ответ: интуиция или рациональное понимание основание априори обоснование. А что такое интуиция, или рациональное понимание? Лоуренс Бонжур считает, что рациональное понимание немедленное, не содержащее выводов схватывание, предчувствие или «Видеть», что какое-то предложение обязательно верно (BonJour 1998: 106). Он продолжает утверждать, что предложение , кажущийся обязательно верным, является основанием a. априори оправдание, поскольку он хочет допустить, чтобы такое оправдание может быть ошибочным и несостоятельным.Так что для BonJour это очевидных рациональных идей, свидетельствующих о том, что априори обоснование, а не рациональные идеи сами (1998: 112–13 и разделы 4.5, 4.6). После публикации В защиту чистого разума (1998) и в ответ на комментарии Пола Богоссяна (2001), BonJour написал, что эти выступления не пропозициональные, то есть они не являются видимостью , что что-то так (BonJour 2001a: 677–78; BonJour 2005a: 100).В этом отношении они не похожи на верования и больше похожи на перцептивные ощущения.

Джордж Билер характеризует рациональную интуицию как интеллектуальную кажется, что какое-то предложение равно , обязательно , или , возможно, , правда (Билер 1998: 207–08). Он контрастирует интуиции с «суждениями, догадками и догадками» (1998: 210–11), здравый смысл, вера и даже склонность к верю (1998: 208–09). В следующем примере показано, как что-то может показаться правдой кому-то, даже если он не в это поверить, и как кто-то может верить в то, что не верит кажется ему верным.

Монти Холл был ведущим игрового шоу «Давайте сделаем Иметь дело». Конкурсанты выбирали одну из трех дверей и позади один из них был большим призом; за остальными какая-то бесполезная шутка приз (скажем, сотня коробок салфетки, чтобы высушить слезы). Монти бы откройте одну из дверей, за которой стоит шутка, а затем спросите участник, хотел ли он придерживаться выбранной им двери или переключитесь на другую закрытую дверь. Можно показать, что вероятность того, что участник выиграет большой приз, если он поменяется составляет 2/3, но только 1/3, если он придерживается.Но многим кажется вероятность его выигрыша равна 1/2 независимо от того, придерживается ли он или переключатели, так как остались только две закрытые двери. Назовите это «Кажущаяся» интуиция. Для некоторых это все еще кажется , что вероятность 1/2 , даже если они не верят , что это , скажем, потому что они на себе доказали, что вероятность выигрыша переключения составляет 2/3 или потому, что доверяют достоверным показаниям тот, у кого есть.Этот пример показывает, что у кого-то может быть интуиция, что предложение истинно, но не верю в это, и наоборот, можно верить некоторому утверждению (а именно, что вероятность равно , а не 1/2) без соответствующей интуиции (см. Russell 2010: 464, для примера Монти Холла). Другой пример из Брайан Уэзерсон показывает, что человек может верить во что-то истинное. даже обязательно верно там, где у нее нет интуиции, что это правда. Она могла бы полагать, основываясь на вычислениях, что 643 × 721 = 463 603, но интуитивно не догадываюсь, что это правда (Weatherson 2003: 3).

Интуиции не являются логическими выводами в том смысле, что они не являются заключением какое-то рассуждение. Как и ощущения, они должны возникать, но в отличие от убеждений, которых не должно быть. Вы можете поверить, что P не считая P , но у вас не может быть интуиции, что P без учета P .

Билер различает рациональную и интеллектуальную интуицию. с одной стороны, и физическая интуиция с другой, говоря, что человек мог иметь физический , но не интеллектуальный , интуиция, что (7b): дом подорванный волей осень (Билер 1992: 102).(Я полагаю, что физическая интуиция предложения о физическом событии, состоянии дел или объекте.) Предположительно, он сказал бы, что у человека может быть интеллектуальный интуиция, что (7а): Дом — это жилище для жизнь. Что делает физическую и интеллектуальную интуицию, интуицию, для Билера, а что их отличает? Ну, интуиции относительно и (7b), и (7a) не являются логическими, встречающимися кажущимися, и оба предположения кажутся очевидными. По словам Билера, что отличает интеллектуальную интуицию от других тем, что интеллектуальная интуиции модальны: предложения, являющиеся их объектами, кажутся возможно или обязательно, правда.(Напомним, что BonJour требует это очевидное рациональное понимание.) Для тех, кто не думает, что интуиции должны иметь в качестве своих объектов предложения о том, что возможно, или обязательно верно, они могут отличить интуицию от догадки в том, что интуиция обязательно является продуктом человеческого понимание предложения, в то время как догадки и догадки — нет.

Должны ли интеллектуальные интуиции быть модальными? Разве не могло показаться, что каждый из (1a) — (14a) верны, но не кажутся обязательно истинными? В сноске даже BonJour допускает возможность бесхитростный человек, не имеющий представления о необходимости, принимающий какое-то предложение, потому что оно кажется в высшей степени очевидным, а не потому, что это кажется обязательно правдой.Согласно BonJour, этот человек иметь интуицию, что предложение истинно, и эта интуиция предоставил бы доказательства, если бы это был ответ на то, что на самом деле «Очевидная необходимость предложения», (BonJour 1998: 114, примечание 23; Рассел 2010: 465). Есть много мыслей философские эксперименты, призванные пробудить интуицию, даже у людей, обладающих концепцией необходимости, некоторые предположение верно, но не обязательно. Сам билер предлагает пример, который я назову Sheep (Bealer 1992: 3–4; несомненно, основываясь на примере Родерика Чисхолма в Чисхолме 1989: 93).В этом примере вы едете по проселочной дороге и видите некоторые животные в соседнем поле, похожие на овец. Тем не мение, это действительно пудели, выведенные и подстриженные, чтобы походить на овец фермер-шутник, которому они принадлежат. На основании наблюдения за этими животными, у вас складывается убеждение, что в поле есть овцы. Как оказывается там — лежат, вне поля зрения, за какой-то большой валуны в дальнем углу поля. Итак, у вас есть оправданная правда вера в то, что в поле есть овцы, оправдана тем, что вы оправданно полагать, что: (а) существа, на которые вы смотрите, являются овцы, (б) если они овцы, то есть овцы в поле, и то, что (c) в поле есть овцы, следует из (a) и (б).Однако большинство людей при рассмотрении этого примера имеют интуиция, что (г) вы не знаете , что в поле. Интуиция не (d *) = обязательно , в этих обстоятельства вы не знаете, что в поле есть овцы, даже если (d *) верно. (Конечно, у некоторых может быть интуиция, что в ситуации, вы, , не могли знать , что в поле, но люди не обязательно должны обладать этой модальной интуицией .) много других примеров из эпистемологии и этики, таких как Овцы в том смысле, что они вызывают некоторую интуицию, что P , а не интуиция, что обязательно , P .

Кроме того, Альберт Казулло утверждал, что если интеллектуальная интуиция отличаются своим модальным статусом, нет гарантии, что эти интуиция не исходит из эмпирического источника (2012b: 237–238). Возможно, Казулло думает, что у кого-то может быть интуиция, что обязательно , вода H 2 O = (8biii) или (что менее вероятно), что обязательно , рубины являются Al 2 O 3 = (8bi), где такая интуиция иметь эмпирический или апостериорный источник .Так что нет гарантировать, что интуиция, понятая таким образом, дает a priori оправдание постольку, поскольку такого рода оправдание должно происходить из какой-то неопытный источник.

Альтернативный способ отличить интеллектуальное от физического интуиция означает, что интеллектуальная интуиция должна основываться исключительно при понимании в то время как физический интуиция не может быть (см. выше, раздел 3). На этот счет, если человеку априори оправдано верить в (1а) — (14а), потому что она понимает, что означают эти предложения. , это понимание лежит в основе ее интуиции , что они верны, и что интуиция — это a priori оправдание ее веры что они верны.В случае физической интуиции, что дом подорвано будет падать, эта интуиция не основана исключительно , если человек понимает, что предложение значит, и поэтому ее интуитивное вера в то, что это правда, не априори оправдано.

Можно подумать, что этот способ характеристики интеллектуального интуиция и, таким образом, априорное оправдание , подразумевает, что только аналитических утверждений можно обосновать априори , где аналитическое предложение — это предложение, которое можно изменить так, чтобы оно выражает логическую истину, заменяя релевантные термины синонимами или выражения (см. выше, п.2). Но в широком смысле такие предложения, как «без объекта может быть красным и зеленым одновременно »верны «В силу их значения», даже если они не аналитические (они синтетические). Вы не можете заменять синонимами соответствующие термины в «ни один объект не может быть красным и зеленым на всем протяжении в то же время »и вывести предложение, имеющее форму некоторой логическая истина, скажем, логическая истина вида A = А . Но чтобы полностью понять суть предложения, вы должны понимать не только используемые концепции, но и их отношение.Так, например, нужно понять, что такое счастье есть и что это значит, чтобы что-то было внутренним добром, и отношения между счастьем и внутренней добродетелью, чтобы полностью Поймите (12а): Счастье — это внутреннее добро. Подобные замечания применительно к (5а) утверждение о том, что ни один объект не является красным и зеленым одновременно, и (6а) утверждение о «выше чем».

Возможно, часть оправдания веры в то, что «ни один объект не может быть красным и зеленым одновременно »- это то, что ни у кого нет смог придумать контрпример к этому, то есть пример, который показывает, что это ложь.Возможно, лучшее объяснение этих неудач — что утверждение обязательно верно, и именно поэтому мы оправданы верить в красно-зеленое предложение. Такого рода оправдание не будет основано на интуиции. Однако Гилберт Харман сказал, что лучшее объяснение нашей неспособности найти контрпример к какому-либо утверждению может быть вызван нашим ограниченным воображения (Харман 2001). Так что кажется проблематичным, есть ли какой-то не интуитивный источник обоснования красно-зеленого предложение.

Харман даже считает, что этому утверждению есть контрпримеры. (Harman 2001), и в этом случае недостатка в контрпримеры и так объяснять нечего. Харман приводит примеры как объект может выглядеть красным под одним углом и зеленый весь под немного другим углом или красный весь к одному глаз, но зеленый по всему другому. Но связь между выглядит красным или зеленым, а красным или зеленым. сложный.Эти примеры не показывают, что объект может быть красный и зеленый одновременно. Возможно, дело в том, чтобы Про эти примеры говорят, что объект ни красный все и зеленых одновременно. Следовательно, это не одновременно красный и зеленый повсюду, и то же самое не противоречить (5а).

Кажется очевидным, что ни один объект не может быть красным и зеленым. в то же время интеллектуальная интуиция, которая обеспечивает какое-то оправдание для веры в это предположение.То есть совместимо с тем, что есть и другие основания верить в это правда.

Самый многообещающий счет априори оправдание в терминах неэкспериментального источника доказательств — это тот, который видит интеллектуальная интуиция, рациональное понимание или кажущееся рациональное понимание, как предоставление соответствующих априорных доказательств источником которого является разум, а не какая-то особая способность интуиции аналогично, скажем, зрению, которое является источником эмпирических данных.Один функция разума включает в себя «видение» того, как доказательства поддерживает вывод , и в дедуктивных рассуждениях «Видя», как выводы следуют из помещение. Та же самая способность проявляется, когда разум «Видит», что какое-то предложение истинно или обязательно истинно, просто в силу того, что человек понимает предложение. Однако это интеллектуальное «видение» не обязательно имеют квалиа, связанные с ним, в отличие от перцептивного видения, которое делает. Кажущееся рациональное понимание не обязательно должно сопровождаться видимости, если «явления» обязательно включают квалиа.Метафора «видения» логических связей или что некоторые утверждения верны, не должны вводить нас в заблуждение что наряду со зрением существует особая, квази-перцептивная способность, осязание, слух и т. д. Разум может «схватить» и «Видеть», не имея аналогов чувства или визуальные ощущения.

В последнее время некоторые философы думали, что человека можно оправдать. верить или принимать предложение без каких-либо доказательств чтобы поддержать его, и так даже если есть нет неопытных источник доказательств для этой веры или принятия.Тимоти Уильямсон утверждал, что некоторые приобретенные навыков могут обосновать свою веру в предложение, которое не имеет доказательств. Например, человек может быть оправдан в полагая, что две отметки на девять дюймов дальше друг от друга, чем передние и задние лапы муравья, хотя теперь он не смотрит на муравей, и поэтому ему не хватает визуальных свидетельств, подтверждающих его убеждение (Уильямсон 2007b: 166–67; цитируется в Casullo 2012c: 312–18). В предложение состоит в том, что это его навык при сравнении длина, а не его доказательства, которые подтверждают его суждение.

Даже если это правда, кажется, что мы можем отличить эмпирически основанные от навыки, основанные на понимании. умение человека в создании сравнения длины основаны на эмпирическом опыте, в то время как его навык на судя, скажем, что в Овцы вы не знаете, что есть овцы в поле основана в его понимании концепции «знания». Так что даже если применение соответствующих навыков может служить оправданием помимо доказательств, но все же позволяет способ отличить a priori от a posteriori (эмпирическое) обоснование при условии интеллектуального мастерства, которое предполагает понимание основано не более чем на «Способствующий» опыт (см. выше, п.4).

Другая точка зрения, отвергающая идею о том, что оправданное убеждение должно быть основан на доказательствах говорит, что все наши убеждения prima facie оправдано, так что все их можно назвать «Разумное неисполнение обязательств», то есть оправданное исключение причин отвергать их (это то, что Гилберт Харман (2001) называет «Общий фундаментализм»). На некоторых счетах г. априорное обоснование , а именно те, которые считают, что a априори обоснование является оправданием, независимым от эмпирических данных , общий фундаментализм будет означать, что все убеждений человека prima facie (или слабо) априори оправдано, поскольку это оправдание будет исходить только из факта что человек им верит, не на основании каких-либо эмпирических данных что их поддерживает .С этой точки зрения и вопреки первоначальной Похоже, на самом деле нет никакой разницы в том, как предложения в начале этого эссе на первый взгляд оправдано, так как все они слабо априори оправдано если их принять. Если некоторые из них все считают менее оправданными, чем другие, это это из-за отношений между ними. Соображения согласованности учитывать все, что считается оправданием, и что расстраивает Первоначально равняется на первый взгляд обоснованию.Далее этот вид подразумевает, что вы можете быть prima facie оправданным верить в чрезвычайно странные утверждения, скажем, в представления о том, что происходит на планете Gliese 581d (Russell 2012: 100), даже хотя у вас нет эмпирических или свидетельских свидетельств, подтверждающих ваше представления об этой чужой планете. (Вы можете, но не обязаны, также верить что глизианцы связываются с вами (но не с другими) через телепатия, потому что ты «избранный».). Поскольку у вас нет доказательств поражения, вы могли бы даже быть всего считается оправданным верить во все эти вещи о Glieseans, несмотря на то, что у вас нет доказательств, подтверждающих ваши убеждения.

Хартри Филд также считает, что вера в определенные утверждения может быть «Разумное неисполнение обязательств», то есть оправданное, но не на доказательная база. Кажется, он думает, что если вера «Разумный дефолт» был достаточным для того, чтобы он составлял a априори оправдано, слишком много убеждений будет считаться априори оправдано. Это потому, что он думает, например, что «Люди обычно говорят правду» по умолчанию разумно, но не априори оправдано. Поэтому он добавляет требование, чтобы априори обоснованное убеждение не может быть эмпирически оспоримый (Field 2000: 119–20; цитируется по Casullo 2012c: 318–20).Но это требование кажется слишком строгим. Предположим, я иметь интуицию, что обязательно, если P , то Q для какие-то конкретные P и Q (скажем, что обязательно, если у человека есть обоснованная истинная вера, у него есть знания). Тогда это возможно для меня быть априори оправдано верить, что условно верно. Однако, если я думаю о возможном примере, где P получает, но Q не получает, что a priori оправдание будет побеждено.Но реальный пример известен эмпирически получить P , который не является Q является возможный пример. (Однажды студентка описала мне такой пример. Она не хотела, чтобы ее мать знала, что она сделала татуировку. Так она бросила прочь квитанцию. Но ее мама нашла квитанцию ​​своего парня без имя на нем в бардачке ее машины и, что хорошо доказательства, пришли к выводу, что она сделала татуировку! У ее мамы была оправданное истинное убеждение, но не знание, что мой ученик получил татуировка.Таким образом, реальные примеры, известные эмпирическим путем, могут победить априори обоснование.

Кроме того, я мог бы быть a priori оправданным, полагая, что заключение некоторого математического доказательства, которое я построил, но это оправдание может быть опровергнуто свидетельством превосходных математики, которые говорят мне, что доказательство неверно. С момента свидетельских показаний является эмпирическим источником, это еще один пример того, как априорное обоснование может быть опровергнуто эмпирическими данными.(Спасибо анонимному рецензенту за то, что он предложил мне этот пример.) ошибочно думать, что априори оправдание не может быть эмпирически доказуемо. Конечно, если Филд позволяет, что a априори обоснование может быть эмпирически опровергнуто, он сталкивается с той же проблемой, что и Харман, при проведении границ a априори оправдание слишком широко.

Последняя попытка представить априорное обоснование не опирается на неэкспериментальные свидетельства утверждает, что мы имеют право принимать определенные предложения без доказательств и это право без оснований (доказательств) — вот что a априори обоснование составляет.Иметь право принять, или верю, некоторая предпосылка состоит в том, что рационально принять или доверять этому, хотя это должно отличаться от того, оправдано в полагая это. Криспин Райт предлагает законы логики и предположение, что я сейчас не посреди о связной и продолжающейся мечте, а не о мозгу в чане и т. д., являются рациональными предпосылками. Это потому, что определенные «когнитивные проекты »(i) не могли осуществляться без предположения, что вещи, (ii) нет никаких доказательств того, что эти предпосылки ложны (даже если никто не считает их истинными), и (iii) ничего будут потеряны, и что-то можно получить, приняв эти предположения (поэтому соображения доминирования рекомендуют принимать их) (см. Jenkins 2006).Конечно, прибыли и убытки не должны быть прагматические достижения и потери (приобретение и потеря счастья, престижа, достижения, богатство и тому подобное). Иначе все это было бы следует, что практически рационально принять предпосылки. Прибыли и убытки должны быть эпистемическими (скажем, иметь дело с правдой, или вероятной правдой, или с доказательствами) для Райта хочет, чтобы рациональное принятие таких предпосылок было ответом скептику.

Но даже если мы согласимся с тем, что прибыли и убытки должны быть эпистемическими, похоже, есть контрпримеры точке зрения Райта.Данный (i) — (iii) выше, Райт должен учитывать мнение, что нет чудеса как рациональная предпосылка науки, потому что (i) наука невозможно было бы продолжить, если бы предполагалось, что некоторые явления могли иметь сверхъестественные причины (тогда зачем продолжать искать естественные причины вместо того, чтобы постулировать какую-то сверхъестественную причину некоторых явлений?), (ii) нет никаких доказательств того, что есть чудеса (люди обманут или обманывают других, по крайней мере, так же хорошее объяснение очевидные чудеса, как предлагал Юм), и (iii) ничего не может быть потеряно, и что-то получилось, сделав это предположение (ученые будут продолжать искать естественные причины и таким образом находить те, которые они иначе не нашли бы, если бы предположили, что может быть сверхъестественные причины).Но даже если в рамках познавательного проекта наука, которую мы вправе признать, что чудес не бывает, она делает Не похоже, что мы имеем право a priori принять это. Любое такое право, казалось бы, основывается на индуктивных основаниях: в прошлом явления можно было объяснить без обращения к Богу или любые другие духовные или нематериальные существа в качестве причин. Так что, наверное, в в будущем они также будут объяснены в натуралистических терминах.

Помимо контрпримеров, некоторые сомневаются в том, что относительная рациональность пресуппозиции (определяется эпистемической ценности последствий его принятия) достаточно, чтобы сделать рационально принять эту предпосылку (Jenkins 2006).Для например, при проведении определенных расследований может быть рациональным относительно какого-либо проекта или типа запроса принять это мир — довольно упорядоченное место, но эпистемически нерационально принять само предположение (возможно, нам следует приостановить суждение об этом, пока мы не пойдем смотреть на мир). Это возражение аналогично стандартное возражение против того, чтобы управлять эгоизмом в практической сфере, в которой критики отмечают, что это может быть в рациональных личных интересах человека принять набор правил (аналог предпосылок Райта) для действия, но не в ее рациональных личных интересах всегда действовать в соответствие какому-либо правилу в этом наборе (аналог его не всегда быть рациональным, чтобы верить в соответствии с теми предпосылки).

Иногда кажется, что Райт не обращается к аргументу доминирования, чтобы доказывает, что принятие предположения является рациональным. Иногда кажется, что ответ Райту будет зависеть от того, это предположение основывается на «более надежных» предпосылках или нет (Wright 2004a: 192; цитируется по Casullo 2012c: 321–22). Но это кажется разрешить предпосылку, основанную на прихоти, которая не опирается ни на какие более надежные предположения могут быть оправданы, и даже априори оправдано.

Таким образом, кажется, что счета априори оправдания которые не считают, что оно основано на доказательствах, представленных неопытный источник рискует пересчитать определенные убеждения или принятие как априори оправдывает то, что интуитивно не кажется. Они рискуют нарисовать круг a. априорное оправдание слишком широко, чтобы включать предложения, которые «Разумный дефолт» (Харман) или являются предпосылками наука (Райт), которая может быть оправдана, но не кажется априори оправдано.Попытка Филда сузить круг упирается в на ложном предположении, а именно, что априори обоснование не может быть опровергнуто эмпирическими доказательствами.

Поскольку правильное понимание интуиции может объяснить, почему мы оправданы в принятии законов логики (и, я бы добавил, индукции и вывод к лучшему объяснению), эти случаи не представляют проблемы рационального интуиционизма. Это правда, что рационально интуиционизм не может объяснить, почему мы a priori оправданы в принимая предложение о том, что сейчас мы не находимся в гуще упорный связный сон или в признании того, что чудес не бывает, но это не проблема.Мы можем быть апостериори оправданными верить в эти вещи, даже если мы не a priori оправдано их принятие.

Теперь я перейду к соображениям, которые, кажется, учитываются при рассмотрении что интеллектуальная интуиция является доказательством утверждений, которые являются их объектами.

Есть четыре аргумента в пользу точки зрения, которую может дать интуиция. свидетельство. Первый аргумент звучит по кругу, потому что он начинается с например, Sheep и утверждает, что это интуитивно очевидно, что интуиция человека не знаю, есть ли на поле овцы это свидетельство , что он не знает.Здесь интуиция второго порядка об очевидном задействован вес интуиции первого порядка. Этот подход продолжается отстаивать апелляцию к интуиции на том основании, что, согласно нашему стандартная практика обоснования интуиции, а также опыта (визуальное, осязательное, слуховое, обонятельное, вкусовое) являются доказательствами. Это затем бросает вызов тем, кто хочет избавиться от интуиции как основного источник доказательств, чтобы сказать, почему это законно, но, скажем, устранение все, кроме визуальных впечатлений, в качестве основных источников доказательств не является (Билер 1996а, б, 1998, 1999).

Аргументы второго типа основываются на идее владения концепциями. (Билер 1999: 255–65). Основная идея заключается в том, что если человек обладает понятием (или, возможно, обладает им при некоем идеальном условий и определенным «определенным» способом (Билер 1999: 256)), затем ее интуитивные суждения о фактических или гипотетических, случаи, когда концепция задействована, будут надежными, то есть для большая часть будет правдой. Например, если человек адекватно усваивает понятие «знание», то, по большей части, ее интуитивные суждения о том, знает ли человек или не знает различные сценарии будут правильными.Владение концепцией гарантирует надежность конкретных случаев интуиции. Человек не обладал бы понятие квадрата, если он часто применял этот термин к кругам и овалов или не применял его к квадратам, стороны которых были больше трех сто футов в длину. В общем, чтобы иметь концепт X , нужно человек должен быть надежным (хотя и не безупречным) в применении термин X только для вещей, которые являются X . (Билер 1996b: 7, 11–12, 18 и 1999: 246 и Peacocke 2000, обе апелляции к понятию обладания, чтобы оправдать доказательную силу рационального интуиции).

Однако, даже если владение концепцией требует надежности, это не показывать, что обладание концепцией гарантирует обоснованность, поскольку надежности нет. Есть много случаев, когда интуитивно надежности недостаточно для обоснования. Знаменитый Кит Лерер Корпус Truetemp — один из них (Lehrer 1990: 163–64; 1996: 32–33), как и в случае BonJour с Норманом (BonJour 1985: 41–45), обладающий надежными способностями ясновидения, но без подтверждения их надежности. На основе своего первого ясновидящего опыта, Норман обнаруживает, что он не может не поверить во что-то (скажем, что президент находится в Нью-Йорке), но интуитивно он не оправдан, и не знает, во что не может не верить.Этот Пример показывает, что одной надежности недостаточно ни для оправдание или знание. Так что нет оснований думать, что даже если владение концепцией гарантирует надежность, оно гарантирует оправдание. Джордж Билер считает, что некая концепция владение (то, что он называет определенным владением) гарантирует необходима надежность , а это, в свою очередь, действительно гарантирует оправдание. (Отсюда его представление называется « модальный релайабилизм ».) Билер считает, что следующее неверно: обязательно, , если ваша вера является результатом надежного механизм (или процесс) создания убеждений, вы вправе придерживаться Это.Однако он считает, что верно следующее: если ваша вера результат обязательно надежный механизм (или процесс), вы оправданы в его удержании. Кроме того, он считает, что некий вид концепции владения обязательно делает наши суждения о применимости понятий к конкретным случаям достоверно.

Третья попытка показать, что интуиция предоставляет доказательства, опирается на то, что мы могли бы назвать внешним источником доказательств . Мы можем полагаться на стандартные пять чувств, чтобы подтвердить надежность некоторых шестого чувства (скажем, эхо-локации), а затем полагаться на это шестое чувство один только смысл дает оправдание.Точно так же предположим, что лучший объяснение моих неудач и неудач других, чтобы найти Контрпример к предложениям, которые кажутся интуитивно очевидными, состоит в том, что эти предложения являются необходимыми истинами. Это может дать мне повод считают, что интуиция, что P , является хорошим доказательством того, что P обязательно верно. В свою очередь, это могло оправдать меня позже полагаясь только на интуицию, чтобы найти оправдание предложение, которое является его объектом.

Четвертый подход предлагает идеальных условий , при которых рациональные идеи или интеллектуальная интуиция предоставляют доказательства (Требование идеальных условий не является уникальным для этого подхода, поскольку Билер 1996b, 1999 и Peacocke 2000 также требуют их защиты. интуиции, основанной на владении понятиями).BonJour утверждает, что a априори обоснование, основанное на рациональной интуиции, или инсайтов, не требует того, что он называет метаоправданием чтобы эта интуиция обеспечивала оправдание, то есть не требуются причины или аргумент, чтобы показать, что убеждения, основанные на этих интуиция скорее всего окажется правдой. В этом отношении интуиция подобна самоанализ и, в отличие от восприятия, предчувствия будущего, и ясновидение (если оно есть). BonJour, кажется, думает, что в принципе верно примерно следующее: ( J ) если S обладает рациональной интуицией или пониманием, которое обязательно p после (i) рассмотрения p с разумной степенью заботы (что включает в себя четкое и тщательное понимание p ), (ii) имея, по крайней мере, «приблизительное понимание концепции логической или метафизической необходимости »(BonJour 1998: 127 и 114), и (iii) S не является ни догматичным, ни предвзятым относительно p (BonJour 1998: sec.5.3, 133–37), то S рациональное понимание того, что p делает p вероятным быть правдой. Здесь (но не где-либо еще) он, кажется, предполагает, что убеждения, которые могут быть правдой, оправданы, поэтому ( J ) подразумевает, что субъекты, отвечающие условиям, указанным в его антецеденты оправданы, полагая, что p . Учитывая BonJour возражения против надежности как достаточных для обоснования, он вероятно, означает, что убеждение, удовлетворяющее условиям (i) — (iii) эпистемически вероятно верно, где такая вероятность не подразумевает объективной вероятности и может присутствовать даже в мирах демонов и матриц.

Однако BonJour не считает, что человек должен быть оправдан. верить ( J ) (или некоторому подобному принципу), чтобы быть оправданным верить в какое-то предложение на основе интуиция, которая на самом деле удовлетворяет условиям (i) — (iii). Похоже, он думает, что если бы ( J ) мог быть оправдано, это будет либо эмпирическим доказательством, либо интуиция. Если это обосновано эмпирически, он считает, что рациональная интуиция тогда не предоставит априорных доказательств .С другой стороны, интуитивное обоснование было бы круглым, поскольку ( J ) предполагается дать условия для интуитивного обоснования. Так что кажется, что нет никакого способа оправдать принцип, утверждающий условия, достаточные для априорного обоснования : попытка при эмпирическом обосновании превратит рациональные интуиции в эмпирические данные и попытка интуитивного обоснования были бы круговой. Итак, если оправдание с помощью рациональной интуиции возможно, оно не может требовать метаобоснования какого-либо принципа, такого как ( Дж ).Тем не менее, согласно BonJour, если ( J ) на самом деле верно и рациональные интуиции удовлетворяют предшествующим условиям, они предоставит априорное обоснование .

Учитывая вышеупомянутое обсуждение «внешнего источника» подход, BonJour, похоже, ошибается, полагая, что эмпирический обоснование ( J ) означало бы, что интуиция в лучшем случае эмпирическое доказательство. Ведь правда ( J ) не зависит от любое оправдание, и это утверждение, когда интуиция предоставить априорное обоснование .Все это эмпирическое обоснование предоставит причины думать ( J ) правдой, а не повод думать, что интуиция не дает априори оправдание. Конечно, если вы думали, что эмпирическое обоснование предполагает априорное обоснование , и такое обоснование предполагает ( J ), не может быть некруглого обоснование ( J ).

8.1 Что такое интуиция?

Если под «интуицией» мы подразумеваем «психическое состояние, в котором какое-то предложение кому-то кажется верным, но не на основании каких-либо вывод », то не будет оснований думать, что интуиция всегда свидетельствует о том, что суждение является ее объект.Мне может показаться очевидным, что я выиграю следующая лотерея или что на Gliese женщин больше, чем мужчин 581d , где это кажущееся не является результатом какого-либо умозаключения. Эта «интуиция» не предоставит доказательств того, что я собираюсь чтобы выиграть или что то, что я думаю о Gliese 581d , правда. Но лучший способ понять «интуицию», если мы ищем для значения, которое подразумевает, что интуиция всегда дает доказательств утверждений, которые являются их объектами, есть означать под «интуицией»: психическое состояние, в котором некоторые предложение кажется кому-то верным, а не на основании каких-либо умозаключений, , но исключительно на основании его понимания, что предложение. (Некоторые философы обращаются к пониманию в их отчеты о априорных оправданиях : Билер во всем своем очерки; BonJour 1998; Jackson 2000; Пикок 2000.)

Но предположим, что есть кто-то с необычной психологией, такой, что всякий раз, когда он понимал определенное случайное предложение, например «На Gliese женщин больше, чем мужчин. 581d », это сразу показалось бы ему верным. Тогда он бы иметь непредвзятую веру в это утверждение, основанное на исключительно , если он понимает это, и поэтому на этом счету иметь интуицию и иметь право верить в то, что это правда.К чтобы ответить на это возражение, нам, возможно, придется вернуться к Bealer и BonJour’s идея, что объекты интуиции должны быть модальными предложениями, но измените его, сказав, что они должны либо быть предложениями форма возможно P , обязательно P , или P при условии, что у этого человека будет интуиция, что обязательно, P если она полностью поняла P , обладал понятием необходимости и тщательно обдумывал, можно ли «Обязательно P » верно.Так что может быть интуиция в Овцы , что наблюдатель не знает, что там овцы в поле, если человек, обладающий этой интуицией имел бы интуицию относительно соответствующего модального предложения, « обязательно, в данных обстоятельствах наблюдатель не знает, что в поле есть овцы », если она полностью понимал немодальную часть этого предложения, обладал понятие необходимости, и внимательно рассмотрел вопрос о том, модальное предложение верно.Однако человек, обладавший понятие необходимости не могло иметь интуицию относительно соответствующее модальное предложение о глиезианах, « обязательно , женщин больше, чем мужчин на Gliese 581d ”просто на основе полного понимания немодальная часть этого предложения и модальное предложение сам.

Альтернативная защита доказательной силы интеллектуального интуиция скажет, что когда человек априори оправдано верить в какое-то предположение, потому что она обладает соответствующими концепции, выраженные в этом предложении.Владеть этими понятиями и понимая суждение, которое их содержит, объясняет почему человек имеет право принять это предложение, даже если оно не заставляет их удерживать его. Понятие владения, или понимание человека со странной психологией, который верит случайные предложения, как только он понимает, что они утверждают может заставить его поверить в эти предположения , но это не объясните, почему он вправе им верить.Строго говоря, принятие человеком какого-либо предложения основано исключительно на ее понимая его , только если это понимание обеих причин и оправдывает ее принятие этого предложения. Следовательно, строго говоря, верования или принятия человека со странной психологией могут не основываться исключительно на его понимании.

8.2 Экспериментальная философия

Новая ветвь философии, получившая название экспериментальной философии (X-phi для коротко) изучил интуитивных суждений людей (часто студентов) при представлении хорошо известных примеров в области эпистемологии и этика.Они спрашивают этих людей (часто из разных этнических, культурных, экономических и образовательных), есть ли у кого-то гипотетический сценарий знает или только верит, что какое-то предположение верно, скажем, в Овцы знает ли человек, или только считает, что в поле есть овцы. В этике они могут предъявить испытуемым кейс и спросить их, ошибочен он или нет неправильно, делать то, что описано. В случае, часто называемом Пересадка , пять ни в чем не повинных людей отчаянно нуждаются в определенные жизненно важные органы, и единственный способ спасти их — это разрезать некоторые невиновного человека и раздать его органы пятерым (трансплантация операция была доведена до совершенства, и наш потенциальный донор идеально подходит всем пятерым).Философы-экспериментаторы спросят своих испытуемых неправильно или нет, разрезать одну, чтобы спасти пять, а затем запишите их интуитивных суждений. В другой случай, который часто называют Троллейбус , сбежавшая тележка идет по рельсам A и направился к пяти невиновным людям, которые оказались в ловушке на этом отслеживать. Все, что может сделать человек S , чтобы избежать этого, — это повернуть троллейбус вниз по рельсовому пути B , где оказался в ловушке один невиновный человек. Если S ничего не делает, пять умрут; если он переключит переключатель через удаленное устройство, то, что на пути B , будет убито.Философы-экспериментаторы спрашивают, было бы это неправильно или нет неправильно, для S переключить переключатель. Они записывают данные, которые они принимают за интуитивно понятных суждений по делам и отмечают различия в ответах, скажем, между разными этническими или экономические группы.

Существует опасность того, что экспериментаторы подразумевают под «Интуиция» и «интуитивное суждение» обращается к широкому, здравому смыслу пониманию этого термина «Интуиция», данная выше (раздел 8.1, первое предложение), не в более узком смысле, который требует, чтобы интуиция основывается исключительно на понимании предложения на выпуск (ср., Bealer 1998: 213 для этого возражения). Если это правда, то люди, которые делают выводы о доказательной силе «Интуиции» на основе этих экспериментов могут быть виновен в разговоре с эпистемологами. Может быть, интуиция изучаются философами-экспериментаторами, не дают доказательств, но интуиция понимается как основанная исключительно на понимании (см. раздел 5 и 8.1, выше).

Некоторые эксперименты, кажется, показывают, что есть различия в «Интуиция» (в некотором смысле) для случаев в обоих эпистемология и этика, которые зависят от различий в человеческих этническое, культурное, экономическое или образовательное происхождение.Так как же мог интуиция является источником свидетельств того, что существует так много несогласие в интуиции и невозможность сбрасывать со счетов некоторые и привилегии другие? Предположим, у нас есть способность видеть облака в небе, но ничего больше, ничего на земле и ничего твердого в небе. Предполагать, также, что люди сообщали, что «видят» разные формы в облака. Разве у нас тогда не было бы оснований думать, что «Небесное зрение» не свидетельствует о формах облака? Конечно, ответ на этот вопрос зависит от того, что лучшее объяснение разногласий.Возможно, разные люди глядя на облака с разных сторон, некоторые испортили «Skyvision», в то время как другие этого не делают, некоторые заинтересованы в облака выглядят определенным образом, в то время как другие не имеют доли или доли в они смотрят по-другому и так далее. Подобные виды необходимо учитывать, когда дело доходит до различных интуиции, наблюдаемые философами-экспериментаторами. Нам нужно знать, что Лучшее объяснение разногласий — до заключения что-нибудь о доказательном статусе интуиции.

Предположим, мы допускаем в качестве аргумента, что экспериментальные философы наблюдали разногласия в интуиции в соответствующих смысле, то есть, когда интуиция понимается как интеллектуальный кажется, основан исключительно на понимании понятий . Прежде чем сделать вывод, что интуиция не может предоставить доказательства, мы должны спросить: почему они не согласны. В так называемых корпусах Truetemp человек может правильно определить температуру окружающей среды, потому что, без его ведома, его мозг получил удар по голове.Более западные люди, чем выходцы из Восточной Азии (корейцы, японцы, китайцы) судят что человек знает , что такое температура. Но разве они сделать разные исходные предположения? Делайте больше западных, чем восточных Азиаты предполагают, что у человека подтверждено его способности правильно сказать температуру? Если так, то фундаментального различие в их интуиции, потому что члены двух групп предметов не буду рассматривать точно так же чехол . Пока мы не выясним, есть ли разные фоновые предположения сделаны, мы должны приостановить суждение о том, что можно сделать из разных отзывов.

Или, возможно, когда интуиция разных групп различается, они могут быть обращаясь к различным концепциям хотя и одинаковым слово (скажем, «знает») читается разные группы, когда они читают экспериментальные сценарии. Дальше, поскольку «интуиция» понимается как отдых исключительно на понимании соответствующей эпистемологии суждения, глубина или степень понимания могут варьироваться в зависимости от людей и культур, и это может объяснить различные интуиции.Эта разница может сохраняться даже тогда, когда испытуемые в первую очередь проверены, чтобы убедиться, что у них есть не менее минимальных компетенция с соответствующим понятием (скажем, знания). До есть основания полагать, что различия в интуиции не результат того, что люди используют разные концепции и не должны на разные уровни понимания концепций, экспериментальные философы должны приостановить суждение о том, правильно ли интуиции понял, может предоставить доказательства.

Решающая роль понимания в обосновании интуиции, когда правильно понято, может заставить думать, что единственные релевантные данные относительно разных интуиций разные интуиции среди профессиональные философы, которые, вероятно, имеют одинаково высокий уровень понимание концепций.Конечно, если были найдены отличия здесь это могло быть потому, что некоторые из этих философов заинтересованность в защите точки зрения, противоречащей здравому смыслу подразумеваемое. С другой стороны, если было обнаружено мало различий, это может быть связано с образованием аспирантов и культурой профессиональная философия. Возможно, аспирантов учат, что некоторые случаи Геттье опровергают обоснованное истинное убеждение знания и, по большей части, студенты с противоположной интуицией не дожить до аспирантуры! Возможно, коллеги человека смотреть свысока на кого-то, кто не разделяет интуиции, или отвергать его. широко распространены в дисциплине.Поскольку есть несколько конкурирующие объяснения разногласий в интуиции (правильно поняли), и один явно не лучше других, мы должен приостановить суждение о доказательной силе интуиции, точно так же, как мы должны отложить суждение о том, койот или собака оставил определенные отпечатки лап в районе, где неизвестно, скорее собака, чем следы лапы койота или наоборот. Корнблит (2010, 2013) утверждал, что мы должны приостановить вынесение приговоров по большинству философские вопросы, учитывая широко распространенные разногласия среди «Эпистемические сверстники» по этим вопросам.Гольдберг (2013) соглашается, но утверждает, что философ, знающий о существовании «Эпистемические сверстники» на противоположной стороне проблемы могут все еще уместно занять позицию относительно ее собственного взгляда как оправданный , потому что такое отношение не означает, что человек считает ее мнение правильным.

Некоторые начальные различия в интуиции (например, из-за различий в экономическом классе) не воспроизводились в более поздних эксперименты. Было обнаружено, что другие различия достигаются только тогда, когда два или более случаев рассматриваются вместе, но не когда рассматриваются раздельно.Некоторые эксперименты подверглись критике за то, что они плохо спроектирован, что не позволяет исследователям определить, было ли это один фактор (возможность ошибки) или другой (практический польза или вред = ставки), на которые приходятся разные суждения. Наблюдались разные результаты в зависимости от того, испытуемых спрашивали: «Знает ли человек или нет знаю », а не« Знает ли человек на самом деле или только полагать?» Но даже если экспериментальный дизайн будет улучшен, и результаты, которые показывают разницу в суждениях между разными группами, повторяется, из этого не следует, что интуиция не свидетельство.Поддерживают ли данные точку зрения, которую подсказывает интуиция доказательства или подтверждение обратного зависит от того, что лучше всего объяснение этих различий есть. (Я в долгу перед Beebe (2012) за обновленную информацию о текущем состоянии экспериментальной философии. Его эссе также вызывает те же возражения и проблемы, которые я обсудить здесь.)

И если собранные данные касаются только интуиции, понимаемой в расплывчатым, здравым смыслом, то сделанные выводы не будут имеет отношение к эпистемологическому утверждению, что интуиция, должным образом понятны , имеют доказательную силу, по крайней мере, когда они интуиции людей с глубоким пониманием актуальных концепции, в которых на этих людей не влияют предубеждения и предрассудки (то есть там, где интуиция возникает при идеальном условия).

8.3 Натурализованная эпистемология

Есть и другие возражения против использования интуиции в философии. что не ставит под сомнение их надежность. Они звонят в сомневаются в их актуальности. Мы видели, что Казулло предлагает лечить «Опыт» как естественный добрый термин, а Хилари Корнблит и Филип Китчер предлагают трактовать такие эпистемологические термины, как «Знание» и «оправдание» таким образом. Корнблит считает, что интуиция может помочь нам найти подходящий объекты или явления исследования, но не более того.Для Например, у нас есть интуиция, что знание — это не мебель, поэтому нам не следует начинать эмпирическое исследование сущность знания, глядя на мебель (Kornblith 1998, 2005, 2006). Китчер в значительной степени полагается на пример: «Кислоты содержат кислород », чтобы сделать вывод, что у нас не может быть a априори знаний, поскольку мы не можем иметь априорных знаний этого предложения (Kitcher 1983: 82–85). Конечно, «Кислота» — это естественный добрый термин, и у нас не может быть priori знание сущности того, к чему термин естественный вид относится.Итак, тот факт, что у нас не может быть a априори знание предложений, содержащих термины естественного рода нет причин думать, что мы не можем иметь априорных знаний, период.

Проблема с этим эмпирическим подходом к философии состоит в том, что термины, которыми интересуется философия, не кажутся естественными термины (Feldman 1999: 176–80). То, что я назвал Проблемой Возможные и нежелательные большие сюрпризы (проблема PUBS, сек. 3, выше) применяется здесь, также, где концепции, которые необходимо исследовать, включают концепции обоснование, доказательства и знания.С естественным добрым термином вроде «Вода», свойства, обычно связанные с ней (прозрачный, без запаха, без цвета, утоляющий жажду и т. д.) исправить ссылку «воды», но не являются существенными свойствами Это. Однако свойства, относящиеся к знаниям, являются частью сущность знания (например, быть оправданным, верить и правда). Подобные замечания относятся и к другим интересным терминам. философам: «причинность», «личный идентичность »,« справедливость »,« быть морально ответственность »,« действовать свободно »и т. д.

8.4 Прагматизм

Другой подход, который обесценивает роль интуиции в философии, особенно в эпистемологии, прагматичен. Идея состоит в том, чтобы сначала определить, каким эпистемическим целям мы хотим, чтобы принципы служили, а затем эмпирически обнаружить, какие эпистемологические принципы, если придерживаться, лучше всего послужит этим целям (Weinberg 2006). Например, ваша цель может заключаться в том, чтобы иметь много истинных убеждений или, наоборот, иметь мало ложные. Или ваша цель может заключаться в том, чтобы иметь убеждения, которые делают вас счастливыми.Вероятно, лучший набор правил, которым нужно следовать, чтобы получить много истинных верования будут отличаться от лучших наборов правила, которым нужно следовать, чтобы избежать ложных убеждений, и вполне вероятно, что эти наборы правил будут отличаться от набора правил, которые вам следует усыновить, если вы заинтересованы в убеждениях, которые заставляют вас счастливый. Разумно думать, что интуиция должна быть апеллировал к определению того, что соответствует эпистемологии цель есть, и она, вероятно, отличается от любой из трех просто считается.Например, Лерер (1986: 6–7) считает, что соответствующая эпистемическая цель для любого предложения, P , a человек думает — это верить P , если и только если, это правда. Необходимо полагаться на интуицию, чтобы определить, что цель создания человек счастлив эпистемически нерелевантен, то есть вера не может быть эпистемически оправдана просто потому, что человек, держащий это, делает его счастливым. Также кажется парадоксально думать, что соответствующая эпистемическая цель состоит в том, чтобы иметь несколько ложных убеждений, поскольку эта цель может быть достигнута путем вера только в очевидные и тривиальные истины, такие как 1 + 1 = 2; что ты существовать; что ваше имя такое-то и такое-то; и так далее.Это так же, как парадоксально думать, что соответствующая эпистемическая цель состоит в том, чтобы иметь много истинных убеждений, поскольку эта цель может быть достигнута путем запоминание всех телефонных номеров людей в телефонной книге. В прагматический подход, который я обрисовал, с самого начала кажется обреченным: он не может не обращаться к интуиции, чтобы определить, что Соответствующая эпистемическая цель есть.

Еще одна проблема, с которой сталкивается прагматический подход, заключается в том, эмпирически обоснованы, полагая, что некоторые эпистемологические принцип, P 1, (скажем, что вы должны верить предложению для которых у вас наиболее подтверждающих случаев) обслуживает соответствующая эпистемическая цель, G 1, (скажем, имеющая много истинных убеждений) зависит от того, ли какой-то другой эпистемический принцип, Q 1, подразумевает, что мы (скажем, принцип, гласящий, что соблюдение эпистемологические принципы, которые вы принимаете, например, P 1, с большей вероятностью привести к истине, если вы проконсультировались с хрустальным шаром и кристаллом мяч говорит, что их соблюдение с большей вероятностью приведет к истине).Но что оправдывает нашу веру в то, что этим другим принципам нравится Q 1 правда? При прагматическом подходе это должно зависеть от служит ли приверженность им соответствующим эпистемическим целям ( G 1 или некоторые другие цели, G 2, G 3 и т. Д.). Хорошо, они либо делают, либо нет, но мы хотим знать, действительно ли мы оправданы, полагая, что они служат соответствующим целям. Что должны определяться третьим набором эпистемических принципов, R 1 (возможно, R 1 говорит, что соблюдение Q 1 вероятность привести к истине зависит от того, читает ли чайные листья говорит, что будет).На каждом этапе мы должны предполагать определенную эпистемологическую принципов, чтобы оценить, ли мы оправданы в полагая , что определенные принципы нижнего уровня служат релевантным эпистемические цели. Мы могли бы остановить этот регресс, если бы могли обращение к эпистемической интуиции для оценки предполагаемых принципов, но прагматический подход не допускает такой апелляции.

8.5 Можно ли проверить точность интуиции?

Другой вид возражения против интуиции как источника a априорное доказательство предполагает, что источник оправдания должен быть возможность калибровки, чтобы определить, является ли он точным (Cummins 1998: 116–18).То, что мы видим в телескоп, оправдывает нас в полагая, что на Луне есть горы, потому что мы просмотрели телескопы в далекие горы на Земле, а затем отправились к ним и обнаружил, что телескопы дают точную картину горы. Но что, возражают, можно проверить интуицией против? Другая интуиция? Но это похоже на проверку хрустального шара против себя.

BonJour утверждает, что многие ошибки, связанные с очевидными рациональными инсайты (интуиции) могут быть исправлены изнутри путем дальнейшего размышления, или апеллируя к согласованности (BonJour 1998: 116–19).Другие ответили, что ни восприятие, ни память (Goldman 2007: 5) также можно проверить, кроме самих себя, но это не мешает этим источникам предоставлять обоснование при определенных обстоятельствах.

В ответ на такой ответ критики основанных на интуиции взглядов на априори обоснование сказали, что как минимум разные типы восприятия можно сравнить друг с другом, например, зрение против прикосновения (Weatherson 2003: 4). Критики интуиции добавляют, что в то время как мы можем различать обстоятельства, в которых, скажем, видение ненадежный (скажем, где условия освещения, или зрение плохое; когда мы в пустыне, где оптические иллюзии происходить; когда у нас галлюцинации и т. д.) от обстоятельств, когда это нет, ничего подобного сделать нельзя, когда речь идет о интуиции.

Однако последнее не кажется правдой. Я могу сказать, когда у меня нет очень твердое понимание некоторой концепции (скажем, остроты), и иногда я знайте, что кто-то думал о какой-то концепции так долго и так же сильно как и я (мой эпистемический ровесник), имеет интуицию, противоположную моей, и Я не могу объяснить его интуицию. В этих обстоятельствах доказательная сила моей интуиции по крайней мере уменьшена и может быть сведено к нулю.

Кто-то может ответить, что это показывает только то, что мы можем знать, при каких условиях интуиция условий ненадежна, но мы не знаем, при каких условиях условия они надежны. Иногда мы можем проверить одно чувство модальность против другого. Но предположим, мы могли бы проверить доску для спиритических сеансов. против хрустального шара, и они всегда соглашались. Это не должно давать нам причина полагать, что любой из них является надежным источником истины. Возможно какой-то агент или сила заставляет два источника согласиться, хотя то, в чем они согласны, ложно; возможно, есть общая причина, по которой объясняет соответствующее соглашение.Предположим, например, что за хороший Через какое-то время оба источника пришли к единому мнению о погоде. на Gliese 581d . Я думаю, нам следует приостановить суждение о точны ли они в своих прогнозах погоды, если у нас нет любой сенсорный ввод, имеющий отношение к проблеме. Итак, соглашение между, скажем, видение и прикосновение могут не оправдать нашу веру в то, что они согласны на. Опять же, это зависит от наилучшего объяснения согласия. будь то соглашение между доской для спиритических сеансов и хрустальным шаром, зрение и осязание, или между интуицией разных людей.

Кроме того, почему мы должны принимать утверждение, что источник оправдания должна быть возможность проверки на надежность? Даже если мы не сможем проверьте, находимся ли мы в The Matrix или в каком-то картезианском демоне мир, кажется, не имеет значения в отношении оправдания. Возможно это потому, что оправдание — это вопрос того, чтобы быть эпистемически отвечает за доказательства (эмпирические или априори ), а не вопрос надежности, хотя какая эпистемическая ответственность составляет — сложный вопрос.Кто-то может даже быть эпистемически ответственны за то, что говорит доска для спиритических сеансов, если она имел «хороший послужной список», то есть если в прошлом убеждения, которые он прописал, в основном подтвердились восприятием и лучшим объяснением всего этого было то, что наши пять чувств и Доска для спиритических сеансов позволила нам понять соответствующие истины.

Наконец, может быть правда, что интуиции не так много. доказательный вес как восприятий. Кажется, что согласованность соображения могут легче преодолеть интуицию, чем они преодолеть восприятие.Человек, изначально обладающий интуицией, что тот, у кого проигрышный билет в крупной лотерее , не знать , что он действительно может оправданно отказаться от этой интуиции на основы некоторой теории познания, которая подразумевает, что человек действительно знает , что у него проигрышный билет. Однако тот, кто видит колибри или шмеля не должен отказываться от своей веры что он видел, как они летают только потому, что он принимает какую-то физическую теорию подразумевает, что эти существа не могут летать, и поэтому он не мог видеть то, что он думает, он видел.

Предположим, ради аргумента, что интуиция правильно поняли и в идеальных условиях имели люди с глубокое понимание соответствующих концепций может оправдать определенные предложения. Но могут ли они оправдать утверждения, которые касаются мир ? Кэрри Дженкинс утверждала, что они могут, поскольку концепции, которые играют роль в априорном обосновании , были сформировано опытом. Она думает, что за знания (не обоснование) наши концепции должны быть обоснованы .Этим она означает, что они должны точно и не случайно представлять Мир. Таким образом, концепция таблицы может быть обоснована для человека в мир, где есть столы, но нет мозгов в чане (BIV) (Jenkins 2008a: 128–29). Чтобы концепция была оправдана для Дженкинса — это для нас респектабельно полагаться на него (по что, я считаю, она означает, что мы были бы эпистемически безупречны полагаясь на него) как «достаточно точное руководство по мир »(Jenkins 2008a: 129).Таким образом, BIV может иметь оправданный, хотя и не обоснованное представление о вещах, существующих во внешнем Мир.

Аргумент Дженкинса в пользу обоснованности наших концепций заключается в том, что наши базовые концепции полезны, но если они не подходят миру (не заземлены), даже если они основаны на сенсорной информации, их полезность была бы чудом. Но так как мы не должны верить в чудеса, эти концепции должны соответствовать миру. Лучшее объяснение полезность наших концепций в том, что они точно представляют особенности мира, которые производят наши сенсорные входы, которые позволяют нам успешно ориентироваться в мире.Она думает, что это не чудеса Аргумент показывает, что разумно думать, что наши концепции (или группы понятий) отражают структуру мира (Дженкинс 2008a: 139). Если у нас есть оправдывают концепций, мы можем изучить их, чтобы увидеть, что они вовлекать, а затем иметь априори оправданий для веры что определенные положения, которые их затрагивают, верны Мир. Итак, по ее мнению, мы (и BIV) могли быть априори оправдано в мышлении, просто на основании изучения наших концепты , что все лисички женские и , что там являются (или, по крайней мере, были) лисицами, и что все холостяки не состоят в браке и , что есть (или, по крайней мере, были) холостяки.Если у нас есть обосновано концепций, мы (но не BIV) можем иметь априори знания, что все эти утверждения верны.

Дженкинс часто обращается к аналогии с картами при обсуждении точность понятий. Точные карты точно отображают местоположение различных вещей в мире и их расположение относительно каждого другое (как они подходят друг другу). Точные концепции представляют, как обстоят дела находятся в мире и как они относятся друг к другу (как они подходят вместе).Но карты не отображают, как обстоят дела с в каждом возможный мир (в каком-то возможном мире Сан-Франциско не юг Сиэтла: подумайте, как геологические плиты, на которых покоятся эти города может радикально измениться со временем), но определенные отношения между концепции представляют, как обстоят дела во всех возможных мирах (в все возможные мировые холостяки не состоят в браке). Допустим, что «Все вороны — птицы» содержат понятия ( все, ворона, птица) , которые заземлены в нашем мире .Но как такое неслучайная точность в этом мире дает повод задуматься что «все вороны — птицы» верно во всех возможных Мир?

Земное заземление, кажется, не в состоянии объяснить, как мы можем иметь a priori обоснование и знание, и отчет Дженкинса из априори обоснований и знаний, которые на ней построены понятие обоснованных концепций приводит к противоречивому результату, заключающемуся в том, что мы может быть априори оправдано верить, и может даже знать, вещи о мире (скажем, что лисицы и холостяки существуют или существовал) просто на основе изучения наших концепций. Это правдоподобнее думать, что у нас есть априори обоснований для веры, что , если кто-то холостяк, он не женат , если какое-то животное — лисица, это самка ) и a posteriori (эмпирическое) обоснование мышления холостяки и лисички. Вместе эти два предложения подразумевают что все холостяки не женаты ( все лисицы женщина ) и , что есть холостяки (лисицы).Но поскольку обоснование этого союза частично основывается на эмпирическая посылка, ее обоснование эмпирическое, а не a априори . Кроме того, мы могли бы знать соответствующие условные выражения a priori, даже если бы мы были BIV , при условии, что мы адекватно понял задействованные концепции. Нам не нужно иметь точных, концепций, соответствующих тому, каков мир на самом деле, чтобы знать соответствующие условия. Мы могли бы иметь концептуальное знание, основанное на соотношении понятий независимо от были ли идеи имплантированы нам некоторыми учеными или суперкомпьютеры (как в фильме Матрица ) или Бог, который показывает, что даже не требует опыта для априори знаний (хотя и совместимо с ними), пусть только имея обоснованных концепций (которые требуют сенсорных входов вызванные вещами в реальном мире).

Кроме того, кажется, что существуют реальные примеры предложений, которые не являются основанный на обоснованных или обоснованных концепциях, что мы можем быть априори оправдано верить и даже знать. Вопреки чему Точка зрения Дженкинса, кажется, подразумевает, что мы можем быть априори оправданы верить и даже знать, что «Призраки бестелесны. духовные существа », даже если у нас нет соответствующего сенсорного опыта что обосновало бы концепции (а именно, призраков, бестелесных, духовный) участвовал в этом предложении.Она позволяет концепции могут быть обоснованы, даже если они не имеют прямого основания, при условии, что они основаны на обоснованных концепциях, но это трудно посмотрите, как «духовное» могло быть устроено таким образом.

Априори Обоснование и знание положений форма «Все A s — B s» кажутся обоснование и знание условных выражений, не имеющих экзистенциального import и имеют форму: « Если что-то A , , затем , это B ”. А априори обоснование и знание предложений, таких как, «В Овцы вы не знаете, что в поле », не подразумевайте, что там есть овцы, поля и т. д. Они лучше всего можно понять как утверждение: «Если бы была ситуация как описанный, вы бы не узнали, что в поле».

Если предложения, которые должны быть объектами a априори обоснование и знание действительно противоречат фактам условные обозначения, то наше оправдание их веры может основываться на эмпирические данные (Williamson 2007b).Мы можем оправдаться в веря и даже зная, что если Земля перестанет вращаться, половина это было бы кипятком и полузамороженным на основе знания о том, что делает предметы горячими и холодными, что солнце горячее, что земля не производит собственного тепла и т. д., то есть на эмпирических основания. С точки зрения, которую мы рассматриваем, мы знаем, что если кто-то холостяк, он не женат по аналогичным эмпирическим причинам, потому что условное следует понимать как контрфактическое условная форма: если X были падежом, то Y будет случай.Это контрфактическое условное истинно тогда и только тогда, когда в ближайшем возможном мире, где антецедент верно, так же как и следствие. Так мы оправдаемся в полагая, что «все холостяки не женаты» на всякий случай обоснованы на эмпирических основаниях , полагая, что в ближайший возможный мир, где кто-то холостяк, он тоже Незамужняя.

Проблема с этой точкой зрения состоит в том, что интуитивно «холостяки — это не женат »кажется верным только в том случае, если это правда во всех возможных мире, а не только в соседних мирах, и то же самое касается, «если мы находятся в ситуации, подобной описанной в Овцы , мы не знай, что в поле есть овцы ».

Широко, хотя и не повсеместно, считается, что знание требует оправданное истинное убеждение. Если это так, то можно понять, что a априори знание как знание, основанное на априори оправдание, то есть как a priori оправдало истинное убеждение, плюс некоторые анти-удачные условия для рассмотрения дел Геттье. Что бы ни было правильный отчет о априори оправдание тогда может быть используется для заполнения реквизитов лицевого счета априори знания.

Главный соперник счетов a priori знает, что требовать a priori обоснование — релайабилизм знания, который считает, что кто-то что-то знает тогда и только тогда, когда у него есть истинное уверенность, которая была надежно произведена, то есть произведена когнитивный механизм, способность или процесс, которые по большей части дает истинные убеждения, и (некоторые добавят), что знание не в конечном итоге побежден другими соображениями (непобежденных победители).Предположительно, специалисты по знаниям сказали бы, что человек знает какое-то суждение a priori , поскольку у него есть истинная вера, его вера в то, что это правда, была произвел исключительно благодаря его пониманию соответствующих концепций вовлечены, это понимание является надежным источником истинных убеждений, и это знание не может быть побеждено непобежденными победителями. Если там проблемы с этой релайабилистской концепцией знания, они аналогично проблемам, с которыми сталкиваются релайабилистские концепции оправдание.

Одна из этих проблем заключается в том, что убеждения человека могут быть сформированы надежный когнитивный механизм без каких-либо подтверждение или свидетельство того, что этот механизм надежен. Позволять Труенорт, будь человеком, который знает, в каком направлении север, а в каком юге, что на восток, а что на запад, даже после того, как его повернули несколько раз с закрытыми глазами. Возможно, у Труенорта есть какой-то внутренний компас вроде те, что встречаются у перелетных птиц. Однако предположим, что Труенорт имеет нет причин думать, что его представления о направлениях компаса неверны. точный; он никогда не получал подтверждения их точности, ни по свидетельствам других, ни по проверке вещей сам.Тем не менее, он уверен, что его представления о том, что есть север и т. д. верны. Предположим также, что у него нет причин думать что у других в его обществе есть или что им не хватает его направленного способность. В общем, предположим, что нет непобежденных победителей Представления Труенорта о том, что есть север, и т. Д. Интуитивно кажется что если он считает, что какое-то направление, на которое он указывает, является северным, он не имеет права верить, и он не знает, что это север, даже если то, во что он верит, правда.Если это проблема релайабилистов около эмпирических обоснований и знаний, это также проблема для релайабилистов априори обоснование и знание.

В чем разница между априорным и апостериорным знанием?

Априорное знание предшествует чувственному опыту (следовательно, «априорное»). Например, еще до того, как действительно выйти в мир и провести эксперименты, можно просто закрыть глаза, подумать и сделать вывод, что 2 + 2 = 4.Не нужно выходить и проверять, где два валуна лежат рядом с двумя другими валунами, а на самом деле есть четыре валуна. Скорее, такое знание известно до любого обращения к физическому миру или нашим пяти чувствам. Возвращаясь к Платону, многие философы таким образом утверждали, что фундаментальные истины, такие как математика, логика, мораль и даже существование Бога, могут быть изначально познаны разумом до любого реального переживания мира. Вместо того чтобы поворачиваться вовне и использовать наши 5 чувств для восприятия внешнего мира, априорное знание обращается внутрь и отражает то, что мы, кажется, уже знаем до любого реального переживания мира.Напротив, a posteriori знания приобретаются только после того, как чувственный опыт уже произошел (то есть, когда чувственный опыт остался позади нас или «после»). Невозможно закрыть глаза, заглянуть внутрь и обнаружить, что «Титаник» затонул 15 апреля 1912 года или что вода состоит из двух частей гидрогена и одной части кислорода. Скорее, такое знание можно получить, только выйдя в мир и используя свои пять чувств для экспериментов и выяснения «фактов» этого вопроса. На протяжении тысячелетий философы дискутировали о том, должно ли априорное или апостериорное знание быть первичным, причем апостериорное знание возглавило научную революцию благодаря таким мыслителям, как Локк и Юм.Однако многие философы (например, Кант) утверждают, что априорное и апостериорное знание должны работать вместе, и любая теория познания, не учитывающая ни одну из сторон уравнения, является неполной. Поскольку в то время как априорное знание без ссылки на реальный опыт склонно к полету воображения, апостериорное знание не может даже сдвинуться с мертвой точки, если у нашего мозга уже нет предварительных категорий, с помощью которых он может обрабатывать наш опыт (например, как мы можем логически мыслить о нашем опыте). чувственный опыт, если мы уже не обладаем базовой логикой с самого начала?).Это действительно сложный вопрос.

синтетических априорных знаний Канта | Стивен Монтесума

Эта статья объяснит, что Кант имеет в виду под синтетическим априорным знанием. Я начну с объяснения различия между суждениями a priori и a posteriori . Затем я объясню различие между аналитическими суждениями и синтетическими суждениями . Я дам объяснение комбинации каждого из этих критериев, проведя различие между аналитическими априорными суждениями, аналитическими апостериорными суждениями, синтетическими апостериорными суждениями и, что наиболее важно, объясню и приведу примеры того, что Кант считает априорными, синтетическими суждениями.

Априорные суждения — это суждения, которые основаны только на разуме. Такие суждения не зависят от какого-либо опыта или знания от органов чувств. Эти суждения применяются со строгой универсальностью и необходимостью. С другой стороны, апостериорные суждения — это суждения, возникающие из опыта. Такие суждения не могут возникать из разума — они должны быть получены из чувственного знания. Суждения, подобные тёплому солнцу, апостериори. Апостериорные суждения не имеют применения универсальности или необходимости, потому что суждения опыта дают конкретные примеры того, как обстоят дела, а не то, что они должны быть определенным образом во всех возможных случаях.

Хотя эти суждения являются взаимоисключающими, следует уточнить, что все знания начинаются с опыта. Априорные суждения причинно коренятся в опыте, но остаются априорными в том смысле, что они не могут быть эпистемически оправданы опытом. Например, хотя суждение 5 + 7 = 12 является априорным суждением, потому что из опыта нет ничего, что могло бы оправдать суждение, это никогда не было бы возможным без опыта развития арифметики в первую очередь. Как только арифметические навыки разовьются, я могу отделить суждения от опыта.

Аналитические суждения — это суждения, предикат которых содержится в субъекте концепции. Примером аналитического суждения может быть «все тела вытянуты». Такое суждение является всего лишь объяснительным , поскольку оно не добавляет новой информации к концепции тел (протяженность — это сущность тел). Синтетические суждения — это суждения, предикат которых не содержится в субъекте понятия. Пример синтетического суждения: «все вороны черные». Такое суждение является усилением , поскольку предикат дает мне новую информацию о концепции вороны, а именно то, что они черные.Комбинация этих суждений дает нам критерии типов знаний.

Все аналитические суждения являются априорными, потому что анализ данной концепции не требует опыта, чтобы я мог проанализировать ее, чтобы получить лучшую ясность этой концепции. Возьмем, к примеру, утверждение: «Все холостяки — неженатые мужчины»; Мне не нужно иметь опыт холостяка в реальном мире, чтобы проанализировать концепцию и понять, что холостяк и неженатый мужчина — это одно и то же. Мне просто нужно знать концепцию, чтобы получить такое разъяснение.Поскольку все аналитические суждения априори, отсюда следует, что никакие аналитические утверждения не являются апостериорными.

Все апостериорные суждения синтетические. Все, что получено из опыта, из органов чувств, является синтетическим. Мне дается новое расширенное знание, когда я, например, чувствую, что тела имеют вес. Я не могу получить никаких новых знаний о том, что такие тела имеют протяженность, поскольку я не могу представить себе тело без протяженности, но я получаю новые знания, обнаруживая, что вес является атрибутом тел.Предыдущий использованный ранее пример с черными воронами является синтетическим, потому что в концепции вороны нет ничего, что предполагало бы, что она черная — скорее, как только я почувствую, что все вороны, которых я видел, черные, это станет новым знанием, добавленным к моей концепции. вороны, что они черные.

Из этого не следует, что все синтетические суждения апостериорные. Есть априорные, синтетические суждения. Это суждения, которые известны только с помощью чистого разума, независимо от опыта, и они усиливаются по отношению к знанию.Большинство математических, геометрических и метафизических суждений, в которых мы можем быть уверены, подпадают под эту комбинацию. 5 + 7 = 12 не является аналитическим, потому что концепции 5, сложения, 7 и суммирования не могут быть проанализированы, и, если у меня будет достаточно времени, дайте мне число 12. Это просто объединение двух чисел. Все треугольники имеют 3 стороны — это аналитическое априорное утверждение, потому что в рамках концепции треугольника иметь три стороны; с другой стороны, сумма внутренних углов каждого треугольника в сумме до 180 градусов является синтетическим априорным утверждением.Оно одновременно строго универсально (так должно быть в каждом случае) и необходимо (иначе невозможно). Два критерия априори (универсальность и необходимость) трудно отличить друг от друга, и вы не можете иметь один без другого. Суждение о суммировании углов треугольника удовлетворяет априорным критериям, но почему оно усиливается? Это дает новое знание моей концепции треугольника, в частности, знания, которые я никогда бы не получил, просто проанализировав саму концепцию треугольника.Я могу проанализировать концепцию треугольника и понять три линии, три точки, трехплоскостную фигуру, но я бы никогда не вывел сумму его углов, не выдвинув совершенно другую концепцию. Путем построения я могу использовать постулаты, чтобы прийти к такому суждению. В этом случае я могу использовать демонстрацию Евклида и начать с продолжения одной из линий треугольника и продолжать оттуда, пока не узнаю, что внутренние углы треугольника равны 180 градусам. Хотя постулаты применяются к конкретному треугольнику, только основные, общие свойства позволяют мне сделать такое суждение (три стороны, три точки и т. Д.), а не конкретный треугольник (треугольник блеклый, изогнутый и т. д.). Другие суждения геометрии, арифметики и метафизики также дают синтетическое априорное знание.

Я объяснил различие между априорными и апостериорными суждениями. Я также объяснил разницу между синтетическими и аналитическими утверждениями и привел комбинации типов знания с помощью примеров и уточнений. Используя доказательство Евклида в качестве примера построения, я показал, что могу познать сумму углов треугольника как синтетическую, априори через постулаты, и дать понимание того, что такое синтетические, априорные суждения.

Апостериори — определение и значение

A posteriori — это суждение или вывод, основанный на опыте или на том, что другие рассказывают нам о своем опыте. Например, я знаю, что сегодня вечером зайдет Солнце, потому что оно всегда заходило. Мое знание a posteriori говорит мне, что солнце снова зайдет. Закат — это вывод, который я сделал из того, что я испытал всю свою жизнь.

Я также знаю, что завтра миллионы людей в Токио будут говорить по-японски.Я никогда не был в Токио; это не мой опыт. Однако я знаю это по свидетельствам других людей. Я приобрел знания, смотря телевизор, слушая радио, читая газеты и слушая других людей.

Следовательно, мое знание a posteriori говорит мне, что Солнце взойдет и что многие жители Токио говорят по-японски.

Априорное против апостериорного

Член апостериори контрастирует с априори .Мы получаем априорных знаний с помощью чистого рассуждения. A priori исходит из нашей интуиции или врожденных идей.

Например, я знаю, что 2 + 2 = 4, из-за чистого рассуждения; другими словами, априори знаний. Сумма не выплачивается, потому что я видел, как это произошло, поэтому я предполагаю, что это повторится снова.

Сумма 2 + 2 = 4 получается потому, что я вычислил числа в уме. Я пришел к такому выводу из-за логики, а не из-за прогноза, основанного на опыте.

Согласно Dictionary.com , апостериорный:

« 1. От частных случаев к общему принципу или закону; основанный на фактических наблюдениях или экспериментальных данных: « апостериорный аргумент , выводящий теорию из свидетельств». 2. Не существует в уме до или независимо от опыта.


«Апостериори» относится к знаниям, которые мы получаем через опыт. Это также относится к знаниям, которые мы получаем из свидетельств других людей, т.е. слушать чужой опыт. «Априори» — это знание, которое мы получаем, анализируя концепции и используя логику. Другими словами, «априори» не зависит от опыта.


Интернет-энциклопедия философии Университета Теннесси Мартина дает следующий комментарий относительно двух латинских терминов:

«В общих чертах, суждение познаваемо a priori , если оно познаваемо независимо от опыта, в то время как суждение познаваемо a posteriori познаваемо на основе опыта.”

«Таким образом, различие между априорными и апостериорными знаниями в целом соответствует различию между эмпирическим и неэмпирическим знанием».

Апостериори — эмпирический

Мы также называем апостериорным знанием эмпирическим знанием . Используя эмпирическое мышление, мы основываем свои знания на опыте или наблюдениях, а не на теории или чистой логике.

Мы рассматриваем естественные науки как апостериори дисциплин.Социальные науки — это также апостериорных дисциплин . Социальные науки включают экономику, политику, географию человека, демографию, социологию, антропологию, юриспруденцию, историю и лингвистику. Юриспруденция — это изучение права.

Логика и математика — это априори дисциплин.


Иммануил Кант (1724–1804), родившийся в Кенигсберге, Пруссия (ныне Калининград, Россия), был, вероятно, самым влиятельным мыслителем эпохи Просвещения.Фактически, сегодня мы видим его как одного из ведущих западных философов всех времен. Его работы оказали глубокое влияние на более поздних и современных философов. Его работы в области теории познания (эпистемологии), этики и особенно эстетики оказали влияние на философов. (Изображение: адаптировано с сайта philosophers.co.uk)


A posteriori — латинский термин, который переводится на английский как «от того, что позади». A priori также является латинским и означает «от предыдущего».’

Мы получаем большую часть наших эмпирических знаний, сочетая непосредственный опыт и то, что нам говорят другие люди.

Ученые используют более сложные и организованные способы получения эмпирических знаний.

Утверждение «Бог существует»

Является ли утверждение «Бог существует» результатом эмпирического знания или чистой логики? Большинство философов скажут, что это вопрос с подвохом, потому что мы можем аргументировать ответ в любом случае.

Если мы предположим, что «Бог существует» из замысла в мире, мы представляем эмпирический аргумент.Я должен испытать «дизайн», чтобы представить аргумент Бога как великого дизайнера. Следовательно, аргумент эмпирический, гласит один аргумент.

Утверждая, что «Бог существует », потому что это имеет логический смысл, я представляю a priori аналитический аргумент. «Это потому, что, согласно Ансельму, существование является логической необходимостью для Бога», — говорится в статье Philosophyzer.wordpress.com .

Видео — априорное / апостериорное

Это видео Philosophy Tube объясняет, что означают «априори» и «апостериори» .Мы получаем априорных знаний, анализируя концепции независимо от опыта. С другой стороны, мы получаем апостериорных знаний через опыт. Это оба метода получения знаний.


.